Дорогие друзья! Вот и наступил 2020 год. Пусть он принесёт в каждый дом как можно больше радости, добра и сказочного волшебства.

Ведь сказка – это настоящее чудо, которое дарят писатели своим маленьким и большим читателям.

Творческого вдохновения и новых книг всем нашим авторам, чтобы чудеса никогда не заканчивались!

С Новым годом и Рождеством!

Подготовила Ната Иванова

Людмила Колесова

АНТОШКА ЗАВИРАКА В ТЕРЕМЕ ДЕДА МОРОЗА

Что бы Антошка ни рассказывал, обязательно приврёт. От этого его рассказы становились намного интереснее, прямо таки захватывающими. Но друзья не ценили его дара, и кличка «Завирака» накрепко приклеилась к нему, стала прямо-таки его фамилией. И хоть с тех пор прошло немало времени и Антошка отучился привирать, друзья по-прежнему ему не верили и обзывали Завиракой. Но однажды в конце декабря вот что получилось.

Катался Антошка с друзьями на лыжах в лесу. Вдруг лыжи перестали его слушаться и сами собой понеслись вперёд, да так быстро, что Антошка зажмурился. А лыжи всё несутся, сами собой ёлки да сосны то с одного бока, то с другого объезжают. Антошка то один глаз приоткроет, то другим подглядывает, но остановиться не может. Пытался он палки воткнуть, да всё вроде как мимо сугробов. То ли сугробы такие рыхлые, как воздух, то ли он промахивался ─ ну, ничего не понять. Наконец съехал он с пригорка, да не съехал, а слетел как с трамплина! И вдруг в какую-то ямку угодил и носом в снег ткнулся.

Смахнул Антошка снег с лица, огляделся – ни друзей, ни лыжни не видно, и лыжи - пополам. А знакомый лес как будто принарядился, каким-то сказочным стал: деревья в инее сверкают, словно в бриллиантовых уборах, ели в белоснежные шубы кутаются, а за ними что-то блестит, да так, что глаза режет. Заглянул Антошка за ели и ахнул: стоит посреди леса терем! Обледенелые стены всеми цветами радуги переливаются. Крыши сводчатые, окна стрельчатые, стёкла узорчатые, а кружевные ставни ледяными еловыми шишками украшены.

Вдруг с морозным скрипом распахнулась дверь, и на богатом крыльце появилась Снегурочка с белой собакой. Антошка даже рот открыл от восхищения. Перед ним была самая красивая Снегурочка из всех, что довелось ему увидеть. Бесспорно и несомненно, самая-самая настоящая.

- Здравствуй, свет наш Антоша, гость ты наш долгожданный, - ласково молвила Снегурочка хрустальным голоском.

- Здра-авствуй, Снегурочка, - протянул опешивший Антошка. – Откуда ты меня знаешь? И почему я "долгожданный"?

- Милости просим в наш терем, там всё и расскажу, - пригласила Снегурочка. - Не бойся моего пса. Он добрый, умный и умеет разговаривать.

Белый пёс, кудрявый, словно снежный ком, протянул Антошке лапу и бодро отрапортовал:

- Меня зовут Снежок.

- Ой, - Антошка даже поскользнулся на обледенелой ступеньке, но вовремя ухватился за резные перила и, стараясь спрятать удивление, пожал мохнатую лапу. – Привет, Снежок.

- Добро пожаловать, Антоша, - Снежок распахнул дверь.

Вошёл Антошка и с любопытством огляделся в сверкающих хоромах. Сводчатые потолки колонны затейливые поддерживают, пол и лавки узорчатыми коврами устланы. И всё-то причудливо украшенное да инеем сверкает. Красиво, как в сказке, только холодновато малость. Антошка поэтому только шапку снял.

А Снегурочка быстренько скинула и пушистую шубку, и шапку, перед зеркалом в резной раме золотую косу поправила, своё чудесное платье взглядом окинула. Ну, как обычная девчонка. Антошка тем временем тоже вихры свои рыжие пригладил.

И пригласила Снегурочка Антошку к столу.

- Так вот, Антоша,- начала она свой рассказ, сев на лавку напротив него, а пёс тихонько подле Снегурочки пристроился, - погадали мы со Снежком на серебряном блюдечке с наливным яблочком и узнали, что только Антон по прозвищу Завирака сможет помочь в нашей беде. И явится он к нам через три дня и три ночи, то есть сегодня. Тебя ведь Завиракой прозвали?

- Да уж, прозвали, - покраснел Антошка, - Но я давно не завираю. А вот кликуха эта…

- Что-что? – Снегурочка захлопала длинными ресницами.

- Ну, то есть кличка эта, ко мне она так и приклеилась. Уж вроде фамилии стала, - вздохнул Антошка. Под взглядом небесно-голубых Снегурочкиных глаз ему сейчас очень хотелось провалиться и куда-нибудь поглубже.

- Да не расстраивайся ты так, - улыбнулась Снегурочка. – Мы-то знаем, что на самом деле ты не Завирака вовсе, а необыкновенный выдумщик, находчивый и добрый. И обязательно придумаешь, как нам в беде помочь. Так нам наливное яблочко на серебряном блюдечке предсказало.

- Ну, попробую, - пожал плечами вконец смущённый Антошка. – А какая у вас беда-то стряслась?

- Большая беда, - вздохнула Снегурочка. - Дед Мороз как с весны уснул, так до сих пор и не просыпается. Уж и зима встала, скоро Новый год. Только какой же Новый год без Деда Мороза!

- Без Деда Мороза?! – Антошкины вихры снова затопорщились, и сам он с лавки приподнялся. – Да это же никуда не годится! Такое нельзя допустить! Это всё равно, что… песня без мелодии… сказка без чудес… зима без снега! Просто невозможно представить!

Снегурочка и Снежок переглянулись.

- Какой знато-ок! - молвил пёс и радостно фыркнул.

- Не зря мы его три дня ждали, - кивнула ему Снегурочка.

- Непр-ременно поможет! – тявкнул Снежок и от радости повернулся вокруг себя волчком, так что чуть с лавки не упал.

- Но чем же я могу помочь?

- Как бы знать! – развёл мохнатыми лапами Снежок.

- Вот этого-то мы и не знаем. А ты сам подумай. Мы тем временем самовар поставим. - Сняла Снегурочка с заиндевелой полки самовар. Там их целая дюжина стояла, словно пузатые матрешки, от огромных до крохотных. Пёс в самовар снежку положил, и стали они приговаривать:

- Чудо-чудо-самовар! Поскорее закипай, чай душистый наливай.

Чай в чудо-самоваре вмиг и вскипел, земляничный, ароматный.

- Чудеса-а! – только и воскликнул Антошка. – А другие самовары у вас тоже волшебные?

- А как же! Попей-ка, Антошечка, с мороза чайку. Чай согревает и думать помогает.

Попил Антошка душистого горячего чая, и тут же у него мысли появились.

- А вы пытались, - спрашивает он, - Деда Мороза разбудить?

- А как же!

- И как вы его будили?

- Уж как мы его только не будили! – вздохнула Снегурочка.

- И гавкали, и рявкали, и за одеяло тянули, - пояснил Снежок.

- Ну, что ты такое говоришь, Снежок! – всплеснула Снегурочка рукой. – Антоша подумает, будто и я гавкала да рявкала.

- Нет, Снегурочка Деда Мороза, конечно, тоже будила, - великодушно поправился Снежок. – Но разве она со мной в этом деле сравнится!

- Я и звала его, и за плечо трясла, и водой брызгала.

- Да-а, - только и сказал на это Антошка и задумался.

Пёс со Снегурочкой молча сидели и дышать боялись, чтоб не помешать Антошке думать. Наконец, взлохматил Антошка вихры и спросил:

- А помните ли вы тот день, - когда Дед Мороз уснул?

- Как не помнить! – обрадовалась Снегурочка. – В тот день на пригорке проснулся ручей и зазвенел на весь лес о том, что идёт весна. Услышал его Дед Мороз и лёг, как обычно, в свою снеговую постель до будущей зимы. Так до сих пор и спит в опочивальне.

- И я кое-что пр-рипоминаю, - вдруг зарычал Снежок. – С утра припожаловала к нам от Бабы Яги её кошка Чернявка. Не было меня дома, а то б я её и близко к терему не подпустил. Вер-рнулся я из лесу, а в тере-реме нечистым её духом пахнет.

- Чернявка пожаловалась, что Баба Яга сильно захворала, - оправдывалась перед Снежком Снегурочка, - и просила прислать ей мороженого.

- Больной – мороженое? – хмыкнул Антошка и прищурил один глаз. – Что-то здесь нечисто.

- Я так ср-разу и сказал, - проворчал пёс.

- Пока я в погреб за мороженым ходила, - продолжала Снегурочка, - пили Дед Мороз и Чернявка чай с черничным вареньем, что Баба Яга прислала.

- Кто-нибудь пробовал то черничное варенье?

- Вот ещё! – фыркнул Снежок. – Станем мы к гостинцам от Бабы Яги притрагиваться! Вот оно, так на полке и стоит.

- Понюхай, Снежок, чем оно пахнет.

Пёс сунул нос в банку и чуть не упал. Подхватили его под белы лапы, вытащили на крыльцо свежим воздухом подышать, а Снежок всё равно в себя не приходит. Лежит ни жив, ни мёртв. Антошка припал ухом к его меховой грудке – дышит.

- Ну вот, и он уснул, - расстроилась Снегурочка.

- Не горюй, - попытался успокоить её Антошка. - Он не ел варенье, а всего лишь понюхал. Так что разбудим.

- Может, по щекам его похлопать? – Снегурочка наклонилась над Снежком, её косичка соскользнула с плеча и попала кончиком прямо в собачий нос. Пёс ка-а-ак чих-нёт! От его чиха Антошка и Снегурочка кубарем разлетелись в разные стороны и… уснули. Антошка храпел на нижней ступеньке, а Снегурочка дремала, прижавшись к резному столбу.

Первым очухался Снежок. Не открывая глаз, он пролепетал заплетающимся языком:

- Кто-то, кажется, хотел надавать мне по щекам. Я не возражаю.

В ответ не последовало никакого действия. Только откуда-то снизу раздавался Антошкин храп. Пёс приоткрыл глаза, насколько мог, сел, покачиваясь, и огляделся.

- Вот так дела! Я, кажется, остался один, и без Снегурочки, и даже без нашего помощника! Гав! Не бывать этому!

От этой страшной мысли пёс окончательно пришёл в себя и принялся метаться между Снегурочкой и Антошкой, оглушительно лаять им в уши, лизать лица и теребить за полы одежды. Наконец они оба проснулись.

- Сон-травою оно пахнет, - крикнул Снежок.

- Что пахнет? – не поняла Снегурочка спросонья.

- Варенье пахнет сон-травой, - пояснил пёс.

- Конечно, сон-травой, - Снегурочка зевнула. – Нисколько не сомневаюсь.

- Сон-трава – это сила, - Антошка протёр глаза, всё ещё сидя на ступеньке. – Теперь понятно, - тряхнул он кудрями, стряхивая остатки дрёмы, – поел Дед Мороз варенья с сон-травой и спит беспробудным сном. Чем же его разбудить?

- Это знает только Баба Яга, - развела руками Снегурочка.

Антошка решительно поднялся, отряхиваясь.

- Придётся ей ответ держать.

- Так она и скажет! Вот в чём пр-роблема! – прорычал пёс.

- Надо её как-то разговорить, - придумал Антошка.

- Но как?

- Там видно будет. Буду действовать по обстановке. Как к ней добраться?

Снегурочка со Снежком переглянулись. Пёс одобрительно покивал кудрявой головой, словно говоря: "Вот как надо действовать".

- Что ж, отправляйся, Антоша, к Бабе Яге да постарайся разузнать как-нибудь, - согласилась Снегурочка. – Только будь осторожен. Снежок тебя довезёт и, случись что, поможет.

Запрягли Антошке в ледяные сани тройку белоснежных коней. Снежок сел на облучок, взялся за вожжи, гавкнул, тявкнул, и заржали в ответ кони, понесли по заснеженному лесу, только гривы кудрявые развевались на ветру. Вмиг домчали они до избушки на курьих ножках.

Заслышав серебряные колокольцы, высунула Баба Яга свой длиннющий нос из-за ветхой двери.

- Чу, русским духом пахнет. Иван-царевич или Иванушка-дурачок пожаловал?

- Антошка-завирака.

- Ох! Такого у меня еще не бывало, - растерянно заморгала Баба Яга.

- Ну, так распахни дверь пошире – и будет, - гаркнул подбоченившийся Антошка так, что сам себя испугался. А Баба Яга аж присела.

«В самом деле, распахну. А то пока избушка повернётся к лесу передом, а к нему задом, совсем развалится», – прикинула Баба Яга и впустила непрошеного гостя.

Окинул Антошка хоромину взглядом – ох, и неуютная избушка у Бабы Яги! Вся в щелях, насквозь светится. Стол кособок, лавка хромонога. На закопчённой печи чёрная кошка спит, лапы свесив, и ухом не ведёт. Понятно, сон-варенья объелась. За трубой на паутине жирный паук затаился. А в тёмном углу за метлою мышь шуршит.

- Тебя кто прислал, Антошка-завирака? – проскрипела старуха.

- Дед Мороз, - выпалил тот, не моргнув и глазом в интересах дела.

- Ай! – подпрыгнула Баба Яга, чуть лапоть не потеряв. – Как же он проснулся?

- А ты думала, от твоей сон-травы он круглый год спать будет? – строго сощурился Антошка. - Вот ты и проговорилась, бабушка!

- Ай-яй-яй, сплоховала! – Баба Яга прикрыла концом передника свой болтливый рот, но уж поздно.

- Говори, зачем ты его усыпила, а то прикажу твоей развалюшке к лесу передом повернуться – враз по брёвнышку рассыплется.

- Пожалей, не лишай крова, касатик! Всё скажу, – заломила Баба Яга костлявые руки. - Заморозил меня Дед Мороз: то вьюгой дунет, то пургою. Избушку мою ветхую насквозь продувает. Застудилась я вся, спина, вишь, не разгибается. Вот и прислала ему сон-варенья. Авось, мне зимовать легче будет. Так-то вот.

- Как же ты можешь детей под Новый год без Деда Мороза, а значит, без праздника и без подарков оставлять?

- А мне-то что! Мне – что новый, что старый год – одна тоска дремучая. Одна я тут, одинёшенька, гостей никаких. И твой Дед Мороз меня подарками обносит.

- Эх, бабушка, как же тебе не стыдно, в твои-то годы! – погрозил ей пальцем Антошка. - Вместо того чтоб избушку починить, гостей привечать, на Деда Мороза руку подняла!

- Так сама ж я чинить не умею, - развела Баба Яга костлявыми руками. – Иван-царевичи перевелись, а с Иванушки-дурачка и спрос невелик.

- Ладно, законопачу тебе избушку, если поможешь мох отыскать.

Обрадовалась Баба Яга, схватила свою метлу, выскочила из избушки, словно молодая.

Размела она снежок, далеко не отходя, а там мху – видимо-невидимо. Надёргал его Антошка, просушил на печке да законопатил им всю избушку. Ни одной щёлочки не оставил.

- Что, теплее тебе, бабушка, стало?

- Теплее, милай.

- Ну, так говори теперь, чем Деда Мороза разбудить.

- Э, чего захотел! – хитренько отвечает ему Баба Яга, подбоченясь. - Он проснётся, морозу напустит – к утру печь так остынет, что мне, старой, и носу из-под одеялышка не высунуть. Вот бы ты со мною жил да печь растапливал, пока я утренние сны досматриваю. Останешься у меня – пошлю Деду Морозу живой воды, пусть уж просыпается.

- Да что ты придумала! Неинтересно мне твою печку растапливать!

- Ну и пусть твой Мороз дрыхнет до будущей зимы, - отвернулась Баба Яга, насупив косматые брови.

Подумал Антошка, подумал, взлохматив кудри, и говорит:

- Вот что, сделаю-ка я тебе чудо-самоварное отопление. И днем, и ночью, и утром будет тебя греть и не остывать.

- Ну, коли сделаешь.… А греть-то хорошо будет?

- А как же! Не то, что твоя печь. Ишь, накоптила. Только вот, - Антошка почесал в вихрах, - медные трубы понадобятся.

- А, этого добра мы у Кощея позаимствуем, - подмигнула Баба Яга Антошке, явно обрадовавшись.

Из своей причёски, то есть из седой пряди, что из-под платка торчала, выдернула она волосину, три раза вокруг когтистого пальца обмотала и что-то над ней пошептала, поплевала, снова пошептала. Наконец, опять Антошке подмигнула:

- Щас пришлёт.

"Ну, прямо сотовый телефон", - удивился про себя Антошка.

Ждать Кощея Антошка не стал, а слетал тем временем со Снежком на тройке в терем Деда Мороза и вернулся с большущим чудо-самоваром. Глядь – а у избушки на курьих ножках целый склад металлолома - такую огромную гору труб Кощей натащил.

Поставил Антошка чудо-самовар в углу у печки. Тут и Снежку дело нашлось. Трижды опоясали они с Антошкой избушку медными трубами. Присоединили один конец к носику, а другой вставили в отверстие на крышке самовара. Набили самовар снегом, растопили его, приговаривая: "Чудо-чудо-самовар, поскорее закипай да избу обогревай!" И побежал кипяток по медным трубам. Сделалось в избушке жарко, как в бане. А Снежок всё снег чугунками в избушку носит, Антошка его в самовар подкладывает, чтоб все трубы кипятком заполнить.

- Ну что, бабушка, тепло тебе?

- Жарко, милок, как летом. Никакой мороз ноне не страшен, - расплылась старуха в беззубой улыбке. Достала она из-за печки кувшинчик. - Вот тебе, светик, живая вода. Окропи ею Мороза – враз пробудится. А, может, останешься, Антошечка? Понравился ты мне. Внучком мне будешь. Пирогов напеку, блинов настряпаю. А?

- Ну, уж нет, бабуля. Только не это, - пятясь к двери, отвечал Антошка. - Если чем помочь – зови. Помогу, чем смогу. Ремонт отопления… профилактический осмотр или ещё чего… Прощай, бабуля!

Антошка вихрем слетел с гнилой ступеньки и прыгнул в сани. Снежок проворно вожжи расправил, гавкнул, тявкнул, и заржали в ответ кони, понесли по заснеженному лесу, только гривы кудрявые взвились на ветру.

- До встречи, касатик! – кричала вслед Баба Яга и махала платком. Как стихли колокольцы, утёрла Баба Яга слезу и, тяжко вздохнув, прошамкала:

- А как в хозяйстве бы пригодился…

Снегурочка встречала тройку на крыльце. Издали увидела она, что Антошка, вскочив в санях, одной рукой над головой кувшинчик держит, а другой весело размахивает. Всё поняла Снегурочка и весело засмеялась. Снежок соскочил с облучка и с разбегу лизнул Снегурочку в щёку.

- Уж какой Антоша пр-ридумщик! Вр-раз Бабу Ягу разговорил, уговорил да живой воды добыл!

Остался Снежок распрягать и поить усталых лошадей, а Снегурочка с Антошкой в опочивальню поспешили.

Здесь под тончайшим пологом из снежинок стояла большая резная кровать. На снеговой перине под снеговым одеялом спал Дед Мороз беспробудным волшебным сном. Рядом на высоком стуле висел его расшитый снежинками кафтан. Красная шуба с нарядным кушаком да меховая шапка аккуратно лежали на сундуке, Снегурочкой почищенные да приготовленные. Белые валенки у кровати ожидали хозяина. Только хозяину-то они могли и не понадобиться, потому как не мог он сам проснуться.

Побрызгали Антошка и Снегурочка Деда Мороза живой водой, и он вздохнул да слегка пошевелился. Побрызгали они в другой раз - Дед Мороз заморгал глазами, передёрнул седыми усами. В третий раз окропили они Деда Мороза, и наконец он протёр глаза, открыл их и потянулся. Увидал он Снегурочку да как вскочит на кровати.

- Неужто проспал?

Бросилась к нему Снегурочка, заливаясь от счастья слезами.

- Нет, не проспал ещё, дедушка. Но если б не Антошка Завирака, не видать бы нам Нового года.

Тут и Снежок прибежал и давай лизать Деда Мороза и в белые усы, и в румяные щёки, и в пушистую бороду, и в красный нос. Принялись пёс и Снегурочка наперебой рассказывать, как Баба Яга его усыпила, а Антошка Завирака из беды его выручил, как он при этом Бабу Ягу обхитрил да задобрил. Слушал Дед Мороз, на Антошку поглядывал да качал головой. Антошка же попросил Деда Мороза на Бабу Ягу зла не держать, хоть изредка навещать да подарками побаловать. Обещал Дед Мороз так и сделать. А затем сказал басом бархатным:

- Ну, детки мои, пора мне одеться да первый подарок подарить. И быстрей к детям по нашему расписанию.

- Наше расписание, дедушка, с завтрашнего дня начинается, - успокоила его Снегурочка. - Завтра нам надо посетить тридцать три школы, тридцать детских садиков и три детские больницы. Я уж все подарки приготовила. А сегодня мы можем отдохнуть.

- Ну, так накрывай, внученька, на стол. Сегодня у нас праздник в честь нашего гостя, - сказал Дед Мороз и подмигнул Антошке.

Принарядился Дед Мороз, вышел к столу, а Снегурочка со Снежком уж скатерть-самобранку расстелили. Ах, каких только угощений не было на том столе! Антошка Завирака там был, всё ел и всё пил и самый-самый первый подарок получил.

Подарил ему Дед Мороз чудо-лыжи. Вихрем вынесли они Антошку на лесную полянку, где его друзья искали.

- Антошка-а-а! – надрывались они на весь лес, пугая белок.

- Э-гей! Вот он я, ребята!

- Ура! Нашёлся, - Антошкин лучший друг Серёжка бросился к нему с объятиями.

- Где ты был? – обступили его и остальные ребята. - Мы весь лес обыскали, охрипли, кричамши.

- Ох, ребят, не поверите…

- Ну, говори, - наседали на него друзья.

- Был я в ледяном тереме у Деда Мороза и в избушке у самой Бабы Яги, - признался Антошка упавшим голосом, заранее зная, что ему не поверят.

И тут разразилась буря, буря возмущений.

- Что-о-о? – закричал Серёжка.

- Издеваешься?! – послышалось со всех сторон.

- За кого ты нас держишь?! – ткнул Антошку в грудь задира Кочанов.

- Да нет, ребят, правду говорю. Дед Мороз в беду попал. Баба Яга усыпила его. Не мог же я Снегурочку …

Возмущения сменились насмешками, колючими, как иголки.

- Во даёт!

- Опять завирает!

- Ага, нашёл дураков сказки твои слушать!

Кто крутил пальцем у виска, а кто такую рожицу скорчил, будто перед ними сумасшедший.

- Честно, честно, - лепетал Антошка, виновато моргая. – Вот, посмотрите, Деда Мороза подарок, - показал он на лыжи.

- Ну и Завирака ты, Антошка! Неисправимый!

- Не то слово ─ бессовестный!

- Не ожидал от тебя такого! – нахмурился Серёжка.

- Кончай, Антоха, сказки рассказывать, не то поколотим, - наседал на него крупный Кочанов, выпятив широкую грудь.

- А попробуйте! – выкрикнул в досаде Антошка. – Если догоните!

И, ударив палками о снег, припустил на лыжах. Только его и видели.

- Во… даёт… - пробормотал Кочанов, почёсывая под шапкой.

Остальные молча смотрели вслед исчезающему вдали Антошке, раскрыв как по команде рты.

Утром ребята окружили Антошку, как только тот вошёл перед первым уроком в кабинет немецкого языка. Он принял стойку, словно готовясь к драке. Отложив журнал, учительница насторожилась и хотела было одёрнуть забияк. Но Кочанов миролюбиво положил Антошке руку на плечо.

- Ну, давай, Антош, рассказывай про Деда Мороза.

- И про Бабу Ягу, - добавил Серёжка.

И Антошка поведал о своих приключениях в лесу.

Прозвенел звонок, но учительница не стала прерывать Антошку, чтобы начать урок. Ей, как и ребятам, было интересно дослушать его рассказ до конца. А после уроков она записала его слово в слово. Благодаря ней и вы узнали о приключениях Антошки по кличке Завирака.

Кстати сказать, с тех пор Антошку больше не дразнили Завиракой. 

13АНТОШКА ЗАВИРАКА В ТЕРЕМЕ ДЕДА МОРОЗА

 

Лидия Огурцова

КАК АРТЁМКА С ДЕДОМ МОРОЗОМ ПОДАРКИ РАЗДАВАЛИ

Новый год в семье второклассника Артёма отмечали вкусными угощениями, подарками и забавными шутками. Накануне праздника бабушка готовила в духовке индейку и пекла настоящий пирог с яблоками. Пирога хватало и папе с мамой, и дяде Лёше с тётей Наташей, и двоюродной сестрёнке Алисе, и Чернышу — норовистому бабушкиному коту.

         Рядом с домом Артёма тоже шла подготовка к  новогоднему торжеству. В сквере нарядили пышную ёлку, развесили лампочки и украсили аллею ледяными фигурами.

Перед праздником начали происходить странности. Сначала позвонил дядя Лёша и, извиняясь, сказал, что они с тётей Наташей и Алисой встретят Новый год в Африке.

Потом бабушка заявила, что приглашена в гости к подруге детства, которую она нашла через Интернет совсем недавно, и та никак (ну, никак!) не хотела встречать Новый год без неё.

Дальше папа грустным голосом сообщил, что его срочно отправляют в командировку — спасать заблудившихся альпинистов.

А когда вернувшаяся с работы мама жалобно сказала, что ей поставили внеочередное дежурство в больнице именно в новогоднюю ночь, Артём понял, что праздновать он будет наедине с котом.

—  Я много раз тебе позвоню, —  виновато сказала мама, поцеловав Артёмку куда-то в ухо.

—  Выше нос, Тёма! – потрепал его по голове папа. —  Будущие МЧСники никогда не сдаются!

 Папа работал в службе спасения и надеялся, что и его сын продолжит выбранную отцом профессию.

—  Пирог на столе, салат в холодильнике, —  захлопотала перед уходом бабушка.

—  И главное, Тёмушка, не позволяй коту своевольничать! —  добавила она, обнимая внука.

Черныш был кот с характером — это Артём знал давно. И, как назло, из-за него всё пошло не так. Сначала кот перевернул цветочный горшок с фиалками. Затем стянул со стола папины наушники и, вцепившись зубами, потащил их под кровать.

В этот момент в дверь позвонили. На пороге стоял сосед Валерка с кульком конфет и хлопушкой. Артёмка, собравшийся впустить друга, лишь слегка приоткрыл дверь — и Черныш, как угорелый, выскочил на лестницу.

На улице было темно. У подъезда смеющаяся компания рассаживалась по машинам. Артём поёжился, застегнул куртку и осмотрелся.

Чёрная кошачья тень скользила по дороге к скверу. Мальчик бросился следом.

В сквере звучала негромкая музыка. Редкие прохожие спешили по домам к уютным новогодним столам и весёлым телепередачам. Свет от наряженной ёлки отражался в статуях ледового городка.

Подсвеченный снизу цветными лампами ледяной дворец с ледяной пушкой и ядрами изо льда выглядел загадочным. Неподалёку размещались две ледяные птицы, которые, расправив крылья, смотрели друг на друга.

Артём прошёлся между ледяными скульптурами. Особенно понравился ему Снеговик. Он сидел на облучке саней рядом с ледяным Зайцем и правил упряжкой оленей.

Тёма стянул с головы шапку, надел её на Снеговика и запел дразнилку:

— Чучело-мяучело

Шапку нахлобучило!

Тут ему привиделось, что Снеговик блеснул глазами и слегка улыбнулся.

«Показалось!», —  успокоил себя Артём.

Он бросил снежком в ледяного Зайца, потрогал рога оленей и уселся в сани.

Сани были просто чудо! Настоящие новогодние. Резные бортики  украшали ледяные снежинки. Артёмка откинулся на спинку сидения — и в тот же миг почувствовал, как олени зашевелились, сани дрогнули и медленно поехали.

—  Эй, олени! Стойте!

         Откуда-то сбоку выскочил Черныш и прыгнул Снеговику на плечо.

Сани плавно поднимались вверх, и Артём со страхом заметил, что они летят.

         Рукам и голове стало холодно. Шапка осталась на Снеговике, который правил оленями. Тёма накинул капюшон и осмотрелся. Город исчезал где-то сбоку, внизу мелькали заснеженные верхушки деревьев. На небе, как большое золотое блюдо, светила луна.

         Через какое-то время сани начали снижаться и подъехали к Большому Терему, который венчали три купола-шатра, украшенные тремя звёздами.

Олени остановились.

В лесу было студёно. Артём выпрыгнул из саней и пошёл следом за Снеговиком.

На лавочке у входа в терем сидел Дед Мороз и тёр колено. Полы его нарядной шубы свешивались в снег.

—  Ревматизм замучил… —  пожаловался Дед Снеговику.

Тут хозяин заметил мальчика, поправил очки и внимательно  на него посмотрел.

—  Внучка Снегурочка на врача поступила учиться, —  будто оправдываясь, сказал он. —  На ветеринара. Зверей лечить будет: ежат, лисят… Экзамены у неё. Я один остался. Как без Снегурочки подарки развезти? Хоть ты мне помоги, Артёмка. Ты ведь тоже в новогоднюю ночь один остался?

 «Откуда хозяин терема знает моё имя?»

— Так поможешь с подарками? —  допытывался Дед Мороз.

— Помогу, — кивнул Тёма.

Куль с  новогодними подарками погрузили в ледяной короб позади саней. Дед Мороз по-хозяйски погладил мешок.

—  Не смотри, что он маленький. Мешок мой волшебный. В нём подарки никогда не заканчиваются.

Мороз Иванович принёс из терема посох, запахнул шубу и уселся в сани рядом с мальчиком.

Упряжка рванула с места и полетела по воздуху. Полная луна освещала небесную дорогу. Артём оглянулся. Из-под копыт оленя летела серебряная пыль, которая тут же превращалась в резные снежинки. 

Город вынырнул неожиданно, растекаясь и помигивая разноцветными огнями. Дед Мороз развязал мешок.

—  Доставай подарок.

Артём сунул руку внутрь бездонного мешка и вытащил завёрнутую в красную фольгу куклу. Дед Мороз показал вниз на одиноко стоящий дом на окраине города.

—  Теперь бросай! Этот подарок для Маши.

—  Для Маши, —  повторил Артёмка и отпустил куклу вниз.

Дальше стало легче. Артём опускал руку в мешок, называл имя девочки или мальчика, вынимал подарок и отправлял его хозяину.

         Он так увлёкся, что не заметил, как у саней появилась зловещая фигура в ступе с метлой наперевес.

—  Баба Яга! —  испугался мальчик. —  Настоящая!

Ступа поравнялась с санями, и на Артёма уставилась пара недобрых глаз.

—  Непорядочек! —  скрипучим голосом проговорила Яга. —   Инструкцию нарушаете, дедушка. Мальчишку придётся забрать!

—  Ишь, чего захотела, ворчунья старая! —  усмехнулся Мороз Иванович.

         —  Что хочу, то и ворчу! —  огрызнулась Баба Яга.

Она заложила два пальца в рот, собираясь засвистеть: позвать Змея Горыныча на подмогу, — но передумала.

 —  Я нынче злая, —  пожаловалась она. —  Мне тут хулиганы всю избушку исписали. Вот, полюбуйся, Иваныч.

Баба Яга протянула Деду Морозу распечатанную на принтере фотографию избушки на курьих ножках. На двери дома Яги был нарисован «смайлик», под ним красовалась надпись:

Бабка Ёжка, костяная ножка,

Волосы торчком, нос крючком!

На ступе летает, ничего не знает,

Книжек не читает.

—  Я книжек не читаю? Да я в библиотеку хожу! —  возмутилась Баба Яга.  

Дед Мороз достал из мешка подарочный пакет с баллончиком краски.

—  Это тебе, Ягуша. Покрасишь дверь — лучше новой будет!

—  Подарки я люблю, —  подобрела Баба Яга. — Ладно уж, летите. И мальчишка пусть с тобой остаётся — это мой подарок тебе, Мороз. На праздник.

Ступа Бабы Яги взвизгнула и понеслась в сторону леса, а Тёма с Дедом Морозом на оленьей упряжке помчались дальше.

«Раздавать подарки — не такое уж и лёгкое занятие», —  подумал Артём, когда олени повернули к его дому.

Сделав круг над сквером, сани начали снижаться. Снова был виден ледяной дворец, пушка с ледяными ядрами, скульптуры. Олени остановились рядом с дворцовыми воротами и замерли.

Дед Мороз протянул мешок:

— Забирай свой подарок.

Артём наклонился и увидел большую коробку, обёрнутую красной фольгой. Рядом с коробкой сидел кот.

— Черныш!

—  Мяу!

Кот лизнул его нос.

От неожиданности Артёмка закрыл глаза, а, когда открыл, Дед Мороз, сани и ледяные фигуры —  исчезли. 

Артём лежал на диване в своей комнате, рядом мурлыкал Черныш, а в дверь кто-то настойчиво стучал.

На пороге стоял сосед Валерка с кульком конфет и хлопушкой.

—  С Новым годом! —  засмеялся Валерка, разглядывая друга. —  Ты что, спал?

—  Так это был сон! —  Тёма стукнул себя по лбу. —  Конечно! Ледяные сани, олени, Баба Яга…

Он перевёл взгляд на ёлку и замолчал. Под ней, на самом видном месте лежал завёрнутый в красную фольгу подарок. Тот самый — из волшебного мешка Деда Мороза.

13КАК АРТЁМКА С ДЕДОМ МОРОЗОМ ПОДАРКИ РАЗДАВАЛИ

 

Евгения Шапиро

КАК МАША СНЕГУРОЧКОЙ БЫЛА

Маша приехала с родителями в дом отдыха, чтобы встретить Новый год. Родители отдыхали, а она вышла погулять.

Солнце пряталось за верхушки сосен, и снег окрашивался в розовый цвет. Девочка стояла под соснами, когда подул ветер и вместе со снежинками на неё посыпались заледеневшие зелёные иголки.

Маша засмеялась: необычный снегопад предвещал ночь чудес. Сегодня она встретит Деда Мороза. В театре его играет артист, а настоящий Дед Мороз приходит на праздник к каждому ребёнку — тридцать первого декабря в полночь. Дома Машу всегда отправляли спать раньше, до его появления, а сегодня ночью они приглашены на праздник: ёлку в зале уже нарядили.

Маша поспешила к родителям готовиться к празднику. Они поужинали, и прилегли на часок поспать. Маше снилось, как она в белом платье, украшенным зелёными иголками, танцевала со снежинками. А потом они ей запели: "Пора вставать, пора". И куда-то исчезли, а вместо них над Машей склонилась мама со словами, что скоро Новый год встречать. И тут время побежало быстро-быстро. Папа торопил:

– Девочки, опоздаем. Дед Мороз раньше нас придёт. А тебе, Маша, ещё платье снежинки надеть надо.

– Снежинкой я уже была, – отозвалась Маша.– Снегурочкой бы стать... Все её ждут, зовут, вокруг неё танцуют. Ей веселее всех на празднике. А стихи о ёлке да о зиме и я бы рассказала.

Папа взглянул на маму, которая прихорашивалась перед зеркалом, и добавил:

– Снегурочку ждать тоже не придётся.

Маша надела платье снежинки и подошла к окну. Снег заметал дорогу. Маша заволновалась: проедет ли Дед Мороз по заснеженной дороге? Ёлка ждала всех в большом зале, из дома выходить не надо, но Маша потихоньку надела шубу и выскочила к дороге.

Вокруг лишь свистел ветер и вздыхал опадающий снег. Вдруг раздался звон колокольчиков. Маша ожидала, что из-за поворота покажется тройка лошадей, но вместо тройки стремительно подъехала большая белая машина. Из неё вышел высокий пожилой мужчина в синей с серебряными узорами длинной шубе, посмотрел на часы, погладил бороду, на которую сразу налетели снежинки, потоптался на месте, направился ко входу в здание. Но передумал, снова вернулся и заходил туда-сюда вокруг машины.

Папа выскочил из дома за Машей, стал ругать, что та убежала ночью в лес.

Мужчина у машины услышал их разговор, заметил девочку, запорошенную снегом. Решительно подошёл к ним и с волнением сказал:

– Не могли бы вы меня выручить, – он позвал их к машине и приоткрыл дверцу. – Вот.

Маша с папой заглянули в осветившейся салон машины. На заднем сиденье спала девочка, укрытая белой в звёздочках шубкой. Маша тихонько ахнула:

– Снегурочка...

Мужчина улыбнулся:

– Узнала?

Папа посочувствовал:

– Совсем утомился ребёнок.

Незнакомец рассказал:

– Мы с ней Новый год первый раз в Анадыре на Чукотке встречали. Городок небольшой: от края до края минут за сорок дойти можно, но сугробы под метр намело. Не один же Анадырь праздновал, а и Камчатка. Еле справились. А потом с трудом успевали по городам нестись с подарками. Внучка держалась сколько могла. В Оренбурге успела даже к мальчику Лёве, тот только родился. Села в машину и... заснула. На руках в самолёт перенёс. Волшебный транспорт: вмиг в Москву прибыли – за это время не выспишься.

Мужчина развёл руками:

– И что теперь делать?

– Вы настоящие? И везде сами бываете?– не удержалась от вопроса Маша.

– Везде не успеваем, – ответил мужчина, но Маша уже не сомневалась, что это и есть настоящий Дед Мороз.

В это время с переднего сиденья донеслось покашливание. Маша не заметила, что в машине кто-то ещё есть, и от неожиданности вздрогнула. К ней повернулся Снеговик. Если Дед Морозом мог кто-то переодеться, то Снеговик был точно настоящий: глаза чёрные, как угольки, нос большой и красный, шляпа чёрная, куртка белая, от него веяло холодом.

– Дети на празднике ждут Снегурочку, – напомнил Снеговик.

Дедушка прищурился, в глазах мелькнула хитринка, на Машу посмотрел и сказал:

– Жалко сон прогонять. Вот если бы девочка какая-нибудь согласилась на один вечер заменить внучку... Ну, всё, пора будить.

Взял Снегурочку за плечо, но Маша его остановила:

– Стойте! Пусть она поспит. Мне так хочется Снегурочкой побыть. Я и стихи, и песни знаю о зиме.

Дед Мороз обрадовался:

– Спасибо. Надо спешить уже.

Снеговик уточнил:

– Мне идти помогать или здесь остаться?

– Снегурочку будешь охранять.

Папа помог снять Маше коричневую шубу и накрыл ею Снегурочку, пока Дед Мороз надевал на Машу белую в сверкающих звёздочках шубку. Все пошли в зал, где вокруг наряженной ёлки в хороводе собрались дети.

Первым к ним подошёл Дед Мороз. А Маша вдруг застеснялась, за папу спряталась и лишь выглядывала из-под папиной руки. Но когда все позвали:

– Снегурочка! – на раздумья времени не осталось.

Маша выбежала к ёлке. Дед Мороз взял её руку, чтобы девочка не робела. Маша в шубке Снегурочки всех с Новым годом поздравлять стала. Голос дрожал. Маша посмотрела вокруг – ей улыбались радостные лица, и она вспомнила все стихи и песни, что к празднику выучила. Потом Маша из огромного мешка стала подарки доставать и детям раздавать. Только когда мешок опустел, девочка перевела дыхание.

Вдруг один мальчик заплакал, закричал:

– Снегурочка не настоящая. Подарок без снежинки. А настоящая – мне всегда снежинку дарила, та не таяла. А сегодня снежинки нет.

Дети сразу во всём сомневаться начали. Если Снегурочка не настоящая, то Дед Мороз настоящий или нет?

А другой мальчик спросил:

– А конфеты настоящие?

Все разом зашуршали, раскрывая подарки. Но тут Дед Мороз вывел к ёлке девочку, у которой над верхней губой уже усы шоколадные нарисовались, но та не могла оторваться от большой шоколадки, только покивала, мол, настоящие конфеты.

Маша испугалась. Не за себя, а за Деда Мороза. Неужели его подвела? Ведь ему тогда никто верить не станет.

Но тут раздалось знакомое покашливание. Сквозь толпу ребят протолкался Снеговик, подошёл к мальчику, что плакал, наклонился, и все увидели, как он поднял с пола снежинку. Поднял её высоко, чтобы все видели и сказал:

– Ты сам её уронил. Эта снежинка?

Слёзы вмиг пересохли, мальчик засмеялся, к снежинке потянулся.

А уж как Маша обрадовалась. Но раз появился Снеговик, значит, Снегурочка тоже здесь? Оглянулась, а та без шубки своей, в платье снежинки танцует с детьми в хороводе. Маша за руку Снегурочку взяла, к ёлке вывела:

– Моя подруга, Снегурочка.

А та, смеётся:

– Снежинка я.

Детям ещё веселее стало: то ли две Снегурочки, то ли две Снежинки с ними. Родители долго не могли уговорить идти детей спать.

А когда родители всех детей разобрали, Маша отдала Снегурочке белую шубку. Дед Мороз спросил:

– Маша, понравился тебе праздник? Весело было?

Маша так устала, что сказала тихо:

– Ох, как здорово подарки всем дарить. Только веселиться – сил не осталось.

– А ты отдохнула, Снегурочка?

Весёлая Снегурочка вдруг посерьёзнела:

– Дедушка, я ведь тебя не поздравила. Всех поздравляла, а тебе подарка не припасла – не догадалась даже. А для тебя это и есть самый главный праздник в году.

Дед Мороз заулыбался:

– Дети рады – вот и подарок мне.

Тут и Маша сообразила, что дома в Новый год её одну подарок под ёлкой ждёт. Но теперь в Новый год Маша станет им тоже сюрпризы готовить, и о дедушке с бабушкой не забудет.  Новый год – это праздник для всех.

 

Нина Павлова

МАРФА И НОВЫЙ ГОД

Свинья Марфа приоткрыла один глаз. За стенами свинарника визгливо завывал ветер, в окно стучались редкие снежинки. Внутри было тепло и уютно. Марфа зевнула и посмотрела на отрывной календарь. «Двадцать четвертое декабря», - утверждали жирные черные цифры на белой страничке.

Марфа мечтательно улыбнулась: осталась всего неделя до Нового года. Агриппина Витаминовна, небось, на днях будет елку наряжать, готовить место для ее подарков.

Подарков! Марфа скинула с себя пуховое одеяло и резко села. Батюшки! Про подарки-то она забыла! Неделя всего осталась, а желание Деду Морозу не нахрюкано. И когда все успеть?! Она с силой потерла лоб копытцем. И чего же такого пожелать? Шапка есть: вон на крючке аж две висят. Шарфов тоже пять штук. Хотя когда у тебя за стенкой живут такие овцы, как Дуся и Муся, шарфов много не бывает. Вон, на прошлой неделе аж две штуки измельчили. Хулиганки! Марфа сердито хрюкнула и продолжила осмотр. Подушка, коврик, одеяло, миски новые, портрет бабушки на стене. И чего же у нее нет?

Марфа задумчиво нахмурилась. Да полно всего, если так разобраться: скафандра и ракеты, например. С прошлого года в космос охота. Только разве ракета в мешке у Деда Мороза поместится? А от скафандра без ракеты толку нет. Да и холодно зимой в космосе-то. Зимой надо на диване лежать, книжки с картинками смотреть.

«Книжки!» – Марфа сердито фыркнула. Где их взять, книжки-то? Библиотека за прудом. В обход по снегу час шлепать, а по льду неудобно: копытца разъезжаются. Хоть ледокол вызывай! Марфа обиженно шмыгнула пяточком: что же это выходит, если ты свинья, и у тебя нет ледокола, то ты уже и почитать не можешь. Хотя…

Марфа распахнула форточку и высунула пяточок на улицу.

«Ледокол! Хочу на Новый год ледокол, - хрюкнула она изо всех сил и добавила: - Маленький свинячий ледокол для одной свиньи. Как раз, чтобы в мешок влез».

Она снова залезла под одеяло и закрыла глаза: желание загадано, теперь можно и вздремнуть.

Дверь тихонько скрипнула, в свинарник просунулась голова овцы Дуси. Дуся внимательно осмотрела стены и остановила взгляд на перекидном календаре.

***

Марфа открыла глаза и сладко потянулась. Смеркалось. Она щелкнула выключателем и по привычке окинула взглядом стены. Две шапки на крючке, портрет бабушки, четыре шарфа, календарь. «Тридцать первое декабря», - утверждали жирные черные буквы на белом листке. Марфа скользнула взглядом по календарю и снова откинулась на подушке. «Ну вот, тридцать первое декабря. Подарок уже придумала, а ведь до Нового года еще целая не… Что?!». Марфа вскочила на ноги и подбежала к календарю. Что-что-что?! Как?! Когда же это?! Двадцать четвертое декабря ведь как сегодня было! А что же Агриппина Витаминовна? Она–то что не идет, на праздник не зовет? Совсем в своих салатах закопалась?

Марфа накинула шапку и шарф и выскочила из свинарника. Во дворе завывал ветер, снег сыпал как из ведра.

Она бегом пересекла двор и вбежала в дом. В доме было тихо. Тихо и темно. Марфа щелкнула выключателем и протяжно хрюкнула. Агриппина Витаминовна не отзывалась.

Марфа прошла в комнату и изумленно взвизгнула: что такое, а елка где?! Где подаркособиратель?! Куда теперь прикажете ледокол класть?! Кроме огромного колючего цветка алоэ на подоконнике никакой зелени в комнате!

Опять все самой делать придется! На ночь глядя за елкой тащиться!

Марфа решительным шагом вышла в коридор и распахнула дверь чулана: а вот и она - лесная красавица! Стоит стройная и зеленая за пирамидой из коробок. Марфа ударила копытцем по торчащей из-за коробок ветке. На пол белыми снежинками посыпалась пыль. Марфа чихнула, ухватила пыльную ветку зубами и изо всех сил потянула на себя.

Бах! С верха пирамиды шмякнулась пузатая картонная коробка. Елка радостно раскинула верхние ветки в разные стороны. Коробка тихонько крякнула и лопнула ровно посередине. На пол посыпались вещи: один красный носок с фиолетовой пяткой и три фиолетовых с красными, штук пять разноцветных шелковых платков, три разные варежки на левую руку, изрядно измятый картонный колпак в зеленый горошек, потертые деревянные бусы и кокошник. Марфа неодобрительно покачала головой: «А еще говорит, что это у меня свинарник».

Она снова вцепилась зубами в елку. Дзинь! На ворох вещей приземлилась зеленая коробка с красной карандашной надписью.

«Елочные игрушки!»- изо всех своих карандашных сил возмущалась надпись. Марфа сделала шаг в сторону. Что ни говори, а в жизни полно ситуаций, когда лучше не оставлять отпечатки копытцев.

Елка легкомысленно покачала освобожденной хвоей и снова протянула Марфе боковую ветку.

Марфа осторожно потянула за ветку и покосилась на венчающую пирамиду круглую жестяную банку. «Эмаль голубая», - гласила покрытая голубыми подтеками надпись. Марфа зло прищурилась: «Только попробуй, упади, я тебе…», и резко дернула ветку.

«Бум! Плюх!» - насмешливо ответила отважная банка.

***

Марфа водрузила на верхушку голубой картонный колпак в зеленый горошек, сделала шаг назад и с видом художника наклонила голову на бок. Что ни говори, а голубые носки, платки, варежки и бусы смотрятся не хуже елочных игрушек, особенно битых, которыми Агрипина Витаминовна невесть зачем заполнила всю коробку. Марфа подперла нижние ветки голубым кокошником и обтерла копытца о шторы. Краска, правда, еще пачкается, но это ерунда.

Словом, елка вышла что надо. И ничего страшного, что на самом деле это не елка, а цветок алоэ. Зато он в горшке на подоконнике стоит, а не на полу, а под подоконник вполне влезет одноместный свинячий ледокол. Марфа покосилась в коридор на растянувшеюся на полу елку с круглой жестяной банкой на ветке: да, и зачем нам голубые ели? Мы что, на Красной площади, что ли живем?

Марфа довольно хрюкнула и направилась к выходу. У дверей она обернулась. Батюшки! Окно-то забыла открыть! А ледокол это вам не кукла какая-нибудь, он в форточку не пролезет.

***

-Марфа! Ты спишь? – позвала Агрипина Витаминовна громким шепотом, усаживаясь на солому. – Я тут у тебя посижу, пока дом не прогреется. Ты просто не представляешь себе, что случилось, пока я ездила в город за новыми елочными игрушками. В нашем доме побывала какая-то банда: переворошили весь чулан, зачем-то покрасили елку в голубой цвет, да еще и окна распахнули, так что там теперь как на улице. Эх, придется теперь за елкой в лес ехать, где я сейчас новую искусственную найду.

Агриппина Витаминовна остановила взгляд на отрывном календаре:

-А что это у тебя «31 декабря», сегодня же только двадцать четвертое. Небось, Дуся или Муся страницы сжевали. Ну, ничего, я тебе завтра свой принесу.

-Марфа! – еще раз позвала шепотом Агриппина Витаминовна, но Марфа не отвечала. Она во сне плыла по руду в ледоколе, маленьком свинячьем ледоколе на одну свинью.

 

Любовь Шубная

ТИГРЫ ОТ ДЕДА МОРОЗА

Письмо Деду Морозу в этом году мы с Пашкой написали чуть ли не летом. А чего тянуть! Прошлый раз с подарками до самого Нового года не могли определиться – всё спорили, спорили, что заказать. В итоге у Деда Мороза, наверное, и времени-то не осталось, чтобы наш заказ выполнить. Вместо машинок на пульте управления принёс нам по новой шапке. «Умные» часы не считаются, потому что их родители под ёлку положили.

– Давай попросим что-то такое, чего ни у кого нет, – предложил на этот раз брат.

Мы долго думали, думали и решили: – Тигра!

– Садись, пиши! – сказал Пашка.

«Здравствуй, Дедушка Мороз! Принеси нам, пожалуйста, тигра!» – постарался как можно красивее вывести я.

– Переписывай! – скомандовал Пашка.

– Чего это ради?! – возмутился я.

– А того, – прищурил левый глаз Пашка. – Ты когда-нибудь тигра видел? Во-первых, Дед Мороз его не донесёт. Значит, слово «принеси» не подходит… «Пришли»… Не-а, тоже не то – на почте не примут. Пиши «подари» – пусть он сам придумывает, как подарок доставить... А вообще-то, тигр чей будет – мой или твой?

– Наш, – растерялся я.

– На-а-ш, – передразнил меня Пашка. – А вдруг захочется одновременно с ним поиграть? А охранять он как сразу двоих будет? Давай каждому по тигру заказывать. Пиши: «Мы с братом близнецы. Подари нам тигеров. Два штуки».

– Тигров, – поправил я.

Мы нашли чистый конверт, вложили в него своё послание.

– А может, давай два письма напишем? – предложил я.

– Ещё чего! – возмутился Пашка. – Адрес у нас один? Один. Подарки одинаковые. Чьё-нибудь письмо затеряется, и будет у нас один подарок на двоих. А так – письмо одно, но написано ж чётко – два штуки. Подписывай конверт.

С адресом отправителя сложностей не было – его мы знаем. А вот адрес получателя…

– Ты что, не знаешь, где Дед Мороз живёт? – удивился Пашка.

– Не знаю, – растерялся я. – А ты?

– И я, – погрустнел брат. – Давай в интернете посмотрим… Ура! Тут даже индекс есть! Пиши: Вологодская область, город Великий Устюг, дом Деда Мороза. И индекс. Старательней циферки обводи!

– Как думаешь, дойдёт? – всё ещё сомневался я.

– А куда оно теперь денется! – запрыгал на диване Пашка.

Я дописал индекс и присоединился к нему. Прыгали мы долго и громко.

– Это что за светопреставление?! – пришла на шум бабушка.

– Тигров заказали! Скоро будут тигры! – запели мы.

– Ничего не поняла. Тише, тише, тише! Ну-ка успокойтесь, – согнала нас с дивана бабуля. – Каких тигров? Кому заказали?

– Дедушке Морозу, Дедушке Морозу! – запрыгали вокруг неё мы с Пашкой.

– Так ещё до зимы далеко, – удивилась бабушка.

– Далеко, но зато надёжно, – заважничал Пашка. – Сами нас учили не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Вот мы и сделали заранее. Чтоб наверняка. Тем более что от Африки до Великого Устюга ого-го сколько километров! А потом ещё до нас.

– Ну ладно, – улыбнулась бабушка. – Я завтра на почту иду, могу ваше письмо отправить.

– Нет, нет, нет! – запротестовали мы с Пашкой. – Сами отправим!

– Так вам же до почты вон какой крюк делать придётся! – удивилась бабушка.

– Ничего! Ради такого дела мы готовы вообще три раза вокруг села обежать!

Новый год мы ждали как никогда. Особенно я. Привязался к нам пацан странный – всё пытался нас поодиночке отловить и щелбанов нашлёпать. Чаще всего мне доставалось. А был бы тигр, он бы меня десятой дорогой обходил!

И вот до конца декабря осталось всего несколько дней. Школу украсили гирляндами и фонариками, дома тоже ёлку поставили.

– Слушай, Пашка, а чем мы будем тигров кормить? – спросил я однажды.

– Ну-у-у… – развёл руками Пашка. – Что сами едим, то им станем давать.

– А если им макароны или картошка не понравятся? Они же хищники, к мясу привыкли…

– Хищники, но домашние. Как кошки. Привыкнут и к макаронам, и к картошке, и к супу с фрикадельками, – успокоил меня брат.

– А спать они где будут?

– На ковриках около наших кроватей. Я уже в сарае парочку присмотрел, – зашептал Пашка. – Ближе к Новому году в комнату затащим.

– А в школу мы их с собой брать будем?

– Будем, только по очереди. Одного в школе, вернее, за школой спрятать легче. Я уже всё продумал.

Тридцать первого мы постарались все дела закончить засветло: и маме помогли картошки начистить на винегрет, и паласы пропылесосили, и всю обувь в порядок привели. Взрослые накрыли стол в зале. Рядом с ёлкой. Мы с Пашкой готовились к встрече с тиграми и время от времени метались по дому, выглядывали во все окна во двор и на улицу. Свой адрес-то мы Деду Морозу написали, а где подарки оставить, не указали.

– А может, он вообще постучится и скажет: «Забирайте!» – предположил я.

– Может, и постучится, – согласился Пашка. – А может, как в мультике, проедет мимо на оленях, бросит подарки на ходу. Ко всему надо быть готовыми.

– На ходу? Тигров? – засомневался я, но Пашка сделал такие страшные глаза, что я молча пошёл за ним в детскую.

И тут мы услышали бабушкин голос:

– Ой, что это? Что это у нас в палисаднике лежит? Не иначе как Дед Мороз оставил!

Мы выглянули в окно, увидели огромную коробку и ринулись в прихожку обуваться.

– Шапки! Шапки наденьте! – кричала вслед бабушка, но нам было не до шапок.

Коробка была заклеена широким скотчем, а под ним виднелся какой-то конверт.

– Наверное, инструкция по содержанию тигров! – обрадовались мы и потащили коробку в дом.

Сначала хотели открыть её в зале, а потом подумали, что мама и бабушка тигров испугаются.

– Несём к себе в комнату, – заявил Пашка.

Он взял нож и стал осторожно вырезать боковую часть коробки – там скотча меньше всего было. Показался плотный синий свёрток. Тигры за это время ни разу не рыкнули.

– Наверное, устали в дороге, – сказал я.

– Ещё бы, – вздохнул Пашка. – От Африки до нашего села, наверное, миллион километров…

Мы с трудом вытащили из коробки и открыли первый пакет. Там оказался огромный тигр. Игрушечный…

– Это, наверное, чтобы настоящему было чем играться, – решили мы. Попробовали вытянуть второй пакет, но ничего у нас не получилось. Пришлось вырезать другую боковину у коробки. С этой стороны нас тоже ждала игрушка.

Конечно, мы расстроились. Чуть ли не до слёз. А потом Пашка подумал, подумал и сказал:

– Ну и ладно. Эти даже лучше. А то от хищников не знаешь чего ждать…

Я срезал с упаковки конверт с письмом на красочном бланке: «Дорогие Паша и Петя, поздравляю вас с Новым годом! Желаю вам крепкого здоровья и успехов в учёбе. Надеюсь, тигры станут вашими добрыми друзьями. Дед Мороз».

Мы с братом аккуратно распрямили подарки, а потом почитали домашним вслух письмо от Деда Мороза и посадили тигров под ёлку – пусть все полосатой красотой любуются!

 

Владимир Нестеренко

УЗОРЫ НА СТЕКЛАХ

Бабушка Насти прожила большую, интересную жизнь. Она помнит, как настоящие волшебства случаются вовсе не в теперешний Новый год, а в старый Новый год. Она и подружка ходили по дворам и пели старинные песни-колядки. Угощали стряпней и конфетами. Выйдут, бывало, от сердитых и скупых людей после колядования, а навстречу пес лохматый и человеческим голосом лает:

«Отдай то, что в правом кармане!»

А в нем лежат шаньги и конфеты. Пес чует вкусненькое, злобно рычит, клыки скалит. Живьем слопает. Как не отдашь.

- Бабушка, это старые истории,- говорит Настя,- я их знаю. Они выдуманы, мне бы новые сказочные.

- Ты поверь в волшебство старого Нового года, да загляни в окно накануне, если увидишь узоры на стеклах, то попадешь в сказочную страну.

Минуточку, не иначе как бабушка сговорилась с папой. Вчера она услышала, как мама убеждала папу заменить в своем кабинете старую раму на новую, незамерзающую.

-Как ты не понимаешь, что я любуюсь узорами на стеклах. Посмотри, какой художник – мороз! Он изобразил непроходимые джунгли, тропические леса! Стоит только разыграться воображению…

- И там появятся экзотические звери,-   с усмешкой закончила мама мысль папы.

- Именно! Если хочешь увидеть зверей, присмотрись внимательно, и вон под пальмой лежит не-то лев, не-то кентавр, от которого притаившийся в лианах человек с дубиной, того и гляди драпанет. Но я думаю – это фотография новейшей планеты Ялмезы, что в нашей галактике. Космические импульсы нашли идеальную среду – отпотевшие стекла и в морозы наносят изображение фауны и флоры нашей соседки.

У Насти ушки на макушке, папа у неё голова, слов на ветер не бросает. Всё запомнила, всё поняла, но промолчала, что разговор показался занятным, особенно после бабушкиных слов. Ладно, случится дома одна, вот уж рассмотрит узоры на стеклах! Фантазии не занимать, первая в классе выдумщица. Но вот беда, пока выдумывает что-нибудь, прослушает объяснение урока. Надо самой дома разбираться с уроками. Настя вздыхает от неприятных промашек.

Назавтра Настя осталась дома одна, как раз под старый Новый год. Мороз трещал, и папино окно замуровало такими узорами, что ахнешь. Настя прошла на цыпочках в кабинет, уставилась пристальным взглядом в дебри. Её почему-то всегда интересовали пещеры. В ледяном городке, что у Дома культуры, самое интересное место – пещера Деда Мороза. То широкая, то узкая, то с лазом на животе. И только успела подумать, узоры на стекле расступились, а перед девочкой открылась зияющей пастью пещера. Она стремительно разрасталась, в ней то вспыхивал, то пропадал таинственный огонек. Он манил к себе, отражаясь в ледяных сводах гирляндами огней. Настя от удивления разинула рот. Вдруг прямо в комнату свесилась хрустальная лестница. Девочка смело поднялась по ней и очутилась в пещере с калейдоскопом бликов и пошла к огоньку не оглядываясь, но почувствовала жуткий холод, как на улице.

«И чего я не оделась по-зимнему»,- подумала Настя. И тут же на ней оказались шуба, шапка, унтайки и варежки.

«Мамочка, да тут   дело волшебное, желания исполняются!»

«Да, и бесконечно много!»- услышала Настя металлический голос робота.

«Ну, дела! Кому расскажи – не поверят. Вот если бы Кеша со мной оказался…- Настя испуганно закрыла себе рот рукой, но слово не воробей, вылетит, не поймаешь: Кеша стоял рядом в шортах, в футболке и в тапках на босу ногу.

- Где это мы?- очумело озираясь по сторонам, спросил он.

-В пещере на другой планете,- шепотом ответила Настя,- видишь вся заледенелая, а ты вырядился, как на пляж, что ж пуховик не надел?

- А я знал?- возмутился Кеша, стуча зубами от дикого холода, но тут же очутился в своей аляске, в оленьих сапожках и в собольей шапке.

- Что это, что это?- еще больше перепугался Кеша.

- Ладно, не трусь, пошли за огоньком, может, что-то интересное увидим.

Что именно она собиралась увидеть, Настя не знала, и друзья долго шли за огоньком по ледяной пещере. Первому надоело Кеше, и он сказал:

-Никакого интереса тут нет. В нашем ледяном городке при выходе из пещеры хоть по сосульке сладкой от Деда Мороза дают, а тут не дождешься и глотка горячего кофе с молоком.

В ту же секунду у друзей в руках оказались стаканчики с одним глотком кофе. Оба не растерялись и выпили.

Кеша сквасил кислую мину от столь малой порции.

-Провалиться мне на этом месте, если я не выпр...- вскричал Кеша, но он не договорил и действительно провалился неизвестно куда. Рядом зияла круглая яма, а Кеши видно не было.

-Не бросать же друга в беде!- воскликнула Настя,- хочу следом за ним,- и тут же провалилась.

-Ну и чудеса,- сказал Кеша, стоя в ледяном лифте.

-Кеша, осторожнее со словами, нам лучше молчать и ничего не желать, а то никогда домой…

Настя хотела сказать: домой не попадем, но из опасения, что это сбудется, проглотила последние слова. Однако она тут же почувствовала, что ей сделалось всё нипочем, то есть, все желания испарились. Кешу не хотелось видеть и слышать, маму с папой тоже, двойки в дневнике  не волновали, пятерки не радовали, вместо сладкой булочки с горячим молоком она свободно съест черствый заплесневелый сухарь и запьет водой из лужи. Она развалилась на дне провала, закинула ногу на ногу, лицо приняло такое глупое выражение, что Кеша не на шутку встревожился за здоровье подружки.

-Как это ничего не желать, я например, хочу выбраться из этого провала и тебя вытащить.

И друзья снова оказались в пещере, впереди горел тот же огонек.

-Теперь-то что будем делать?

- Не знаю, пошли дальше,- и они пустились против обыкновения с такой легкостью и прытью, как никогда не ходили марафонцы-олимпийцы. Сверкающая белизна пещеры им скоро наскучила, и Кеша сказал:

- Этак нас, как говорит мой дед, занесет к черту на кулички!

И они оказались в таких непролазных ледяных дебрях под названием «чертовы кулички», что и протиснуться меж стволов невозможно. Да они сами не знали, куда же ещё протискиваться и стояли, словно кони на привязи.

- Это твоё «самое интересненькое», как говорит Нина Семеновна про сказки Пушкина? - спросил с издевкой Кеша,- больно нужно торчать среди льдин. Вот если бы на теплых морских волнах покачаться, поплавать – другое дело.

И ребята тот час как были в зимних одеждах, так и шлепнулись в море. Шуба и аляска тут же намокли, обувь тоже, и Кеша, захлебываясь закричал:

-Тону!- и стал погружаться в волны.

-Кеша, ну ты даешь, надо кричать: не утонуть бы!- успела вымолвить Настя, и, помня поговорку: сам погибай, а товарища выручай, бойко поплыла на помощь к другу. Но Кешу, как пробку, вытолкнула на поверхность какая-то сила, он отфыркался и помчался саженками к берегу, за ним Настя. Выбравшись на берег, оба сбросили тяжелые одежды, благо, что на них светило сразу же два оранжевых солнца, похожих на цветущие одуванчики.

Ребята в изнеможении вытянулись на горячем песочке.

- Ну, с меня хватит. Приключений нахватался по горло, как двоек, - изрек Кеша.

Настя едва успела согласиться с другом, как случилось невероятное: двоек друзья нахватали гораздо больше, особенно по поведению, чем оказалось по счету приключений на новой планете, и чтобы как-то подравняться на них напали звероподобные пираты, выскочившие с яхты. Друзья в ужасе бросились бежать по пустынному берегу и юркнули в какой-то ангар. Там жили огромные тараканы, выше их роста. Ещё не лучше! Великаны уставились на пришельцев, шевеля длинными, как пики, усами, готовые пронзить их и засушить вместо экспоната, как делали натуралисты с жуками. Быстрота ног вновь спасла друзей. Едва они уселись под скалу отдышаться, как налетели крылатые рептилии, намереваясь склевать пришельцев, но оба так пронзительно засвистели, что рептилии сбились в кучу и стали ломать друг другу крылья. Воспользовавшись воздушной свалкой врагов, друзья кинулись дальше и наскочили на скопище удавов. Кеша впопыхах наступил на хвост одному из них, ухватился за Настю, удав взмахнул хвостищем, и оба полетели, как птицы по воздуху, шлепнулись под откос, покатились, кувыркаясь, очутились в пещере.

В ней по-прежнему было холодно, а теплая, но мокрая одежда осталась на берегу моря.   Друзья, сделавшись едва не двухметрового роста, принялись продавать дрожжи.

- Нет уж, хватит,- сказала Настя,- пора домой!

Домой, так домой. Огонек ярко сверкнул, и друзья…

Впрочем, не будем торопиться, а посмотрим, что же в это время творилось в квартире у Насти. Мама хорошо знала, как папа не любит сумерки в своем кабинете из-за замерзшего окна. Как водится, она привыкла в семье мерить на свой аршин, то есть, быть хозяйкой, и в качестве старо-новогоднего подарка папе, решила поменять прежнюю оконную раму на незамерзающую, светоносную. Живенько наняла мастеров, и те в считанные минуты заменили старье, унесли раму в гараж. Потом, таинственно улыбаясь, мама созвонилась с папой,   вместе выбрали дочери подарки и заторопились их вручить. Но что такое, девочки нигде нет! На зов не откликается. Шалунишка, как всегда спряталась! Осмотрели все углы, шифоньер, заглянули под кровать – нет дочки. Позвонили другу Кеше. Родители ответили, что Кеша, видимо, с Настей убежали в ледяной городок, но что-то их долго нет. Уж не случилось ли что?

Действительно, мама вспомнила: Настя под ногами не крутилась, когда меняли окно. Вот досада. Да не досада, а беда! Пропал ребенок и когда – под старый Новый год, шутка ли, в волшебные времена! Мама в отчаянии зажмурила глаза, папа тоже и машинально прошел в свой кабинет. Открыл глаза, увидел новое окно без узоров на стеклах и все понял.

-Мамочка, что же ты наделала?! Я уверен, Настя сейчас бродит где-то на далекой планете, а вернуться назад ей просто невозможно: узоров-то на стекле нет. Адрес потерян!

Мамочка в отчаянии заломила руки: а что если вся эта фантазия – явь! И она никогда больше не увидит свою дочку!

-Что же делать?

- Немедленно ставить старую раму на место.

И они бросились в гараж, принесли старую раму, с грехом пополам водрузили её на место, уселись на стулья и стали ждать, когда мороз разрисует стекло узорами.

Адрес действительно был потерян. Потому Настя и Кеша очутились не в комнате, а в подъезде соседнего дома с заледенелым окном.

- Кеша,- тихо сказала Настя, оглядывая себя с ног до головы. Рост её был обычный, девичий, на ней та же комнатная одежда, в которой ступила на хрустальную лестницу. - Ты никому не говори ни во дворе, ни в классе, что с нами приключилось, особенно про желания и то, что в волшебной пещере выпросили всего лишь по глотку кофе! Засмеют до смерти и обзовут недотепами.13а

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 309 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (3)

С удовольствием прочла подборку! Спасибо Авторам!!

  Вложения
  1. Людмила Кравченко

Присоединяюсь к поздравлениям! Какой праздник без сказок? Спасибо авторам за путешествие в НОВОГОДИЮ!

  Вложения

Поздравляю всех-всех-всех с 2020!
Пусть у каждого в волшебную новогоднюю ночь будет своя волшебная пещера с загаданными и готовыми исполниться...

Поздравляю всех-всех-всех с 2020!
Пусть у каждого в волшебную новогоднюю ночь будет своя волшебная пещера с загаданными и готовыми исполниться желаниями.
В "Марфе..." в последней строчке видимо потерялась одна буква - "плыла по руду". Под Новый год где только не плавают!

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением