Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Наши встречи. Сахалин, Городец, С.- Петербург 14.06.18

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 14 Июнь 2018
Наши встречи. Сахалин, Городец, С.- Петербург 14.06.18

№86 ПРО ВАНЮ, ЦАРЕЙ И ГРИШАНЮ

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Среда, 23 Август 2017 15:57
Оцените материал
(0 голосов)

    

ПРО ВАНЮ, ЦАРЕЙ И ГРИШАНЮ

     Семья Вани была небольшая – отец, мать да он. Деревня, где они жили, тоже была маленькой. Около двадцати изб со всякими хозяйственными постройками и огородами располагались на высоком берегу вдоль полноводной речки. У отца Вани были «золотые руки». Всё он мог сделать. С весны до осени, конечно, были работы на земле. Пахота, посев, уход за посевами и сбор урожая, покос, заготовка сена и дров занимали всё время с раннего утра до вечерней темноты.  Зимой отец немного занимался поделкой всякой нужной утвари из лозы и бересты. Ценилось же особо деревенскими мужиками, да и в столице его умение мастерить хомуты для лошадей. В городе жил кожевенных дел мастер, который отпускал отцу в счёт будущей доли от продажи хомутов выделанную им кожу.  Хомуты делались на заказ. Заказчик передавал отцу мерки, снятые с шеи лошади и индивидуально под каждую лошадь хомут мастерился. В тёплой пристройке к избе постоянно пахло кожами, деревом, пенькой. При слабом свете днём от небольшого окна или ночью от потрескивающей лучины отец мастерил, а Ваня помогал чем мог, вникая в тонкости проделываемой работы.

     Но больше всего Ваня любил рыбалку. Хотя это было очень редко – всё время было занято помощью в работах отца или в заботах матери, хлопотавшей по избе, обихаживающей скотину и огород. За лето только несколько раз выкраивались часы на закате солнца, когда отец и кто-либо из соседей направлялись к реке с бреднем. Ваня сопровождал их, неся на плече деревянный шест и холщёвый мешок. Мужики делали несколько заходов с бреднем в небольших заводях реки, а Ваня с усердием «ботал» шестом по воде, предотвращая уход рыбы в свободное от сетки  пространство. Потом из сети вынималось живое серебро плотвичек, окуней, краснопёрок, ярко блестевшее в руках рыбаков и тускневшее в заготовленном для улова мешке.

     Короче, текла обычная деревенская жизнь со своими трудностями и радостями.

Гришаня

Однажды утром в избе раздался многоголосый писк. Это наседка высидела десяток цыплят. Жёлтые живые комочки беспорядочно перемещались по дну большой корзины, куда были помещены заботливыми  руками  матери Вани. Казалось бы, произошло обычное событие для деревни – вылупились цыплята, но это событие очень повлияло на жизнь Вани. Среди цыплят один стал особо выделяться. Он быстрее рос, его окраска стала приобретать странный вид, отдавая всеми цветами радуги. Когда наседка выгуливала свой выводок на дворе, она с удивлением глядела на это пёстрое создание, которое постоянно махало своими крылышками, как бы пытаясь взлететь. Это был очень необычный петушок.

     Как-то  Ваня сидел на крылечке и смотрел как цыплята клюют насыпанное зерно. Вдруг, этот пёстрый петушок подбежал к крыльцу, замахал крылышками и оказался на коленке у Вани. Ваня с любопытством осматривал смельчака. Не удержавшись, он осторожно погладил пёрышки на его спине. Вдруг цыплёнок открыл клюв и у Вани в ушах писклявым голосом зазвучали слова: «Привет, Иван. Давай знакомиться. Я хочу быть твоим другом и помощником». Ваня очумело завертел головой, пытаясь понять кто и где это ему говорит.

- Вань, да ты не вертись. Это я, петух.

- Быть не может! – Машинально выпалил Ваня.

- Может, может. В жизни много чего случается.

- Как же так? Ты волшебный, что ли?

- Не совсем волшебный, но чуточку есть. Так будем с тобой дружить?

- Конечно. А как тебя звать?

- Выбирай любое имя: Петя, Гриша, Проша, Кузьма, Гордей, Захар, Егор…

- Стоп. Мне нравится Гриша. Буду называть тебя Гришаней.

- Гришаня так Гришаня, если тебе этого хочется. Только ещё раз хочу  сказать, что я не волшебный. Просто я могу узнавать, что будет происходить в ближайшем будущем. Могу разговаривать со всякими птицами и зверями. Могу даже знать их мысли, если они не очень далеко от меня.  Ещё я могу становиться больших или совсем маленьких размеров и умею летать.  А вот когда я тебе что-то говорю, то этого больше никто не слышит.

- Здорово!

- Но только у меня есть одно условие. Мы всегда должны быть вместе. Я могу стать совсем маленьким и уместиться у тебя, например, в кармане рубашки. Вот смотри…

     Гришаня на глазах начал уменьшаться в размерах и стал не больше чем напёрсток, каким мать Вани пользовалась при шитье.

- Здорово! Давай я посажу тебя в карман, а то надо идти работать.

     С появлением Гришани в жизни на первый взгляд ничего не изменилось. Только мать сокрушалась: «Куда девался этот пёстренький цыплёнок? Наверное, коршун утащил. Проглядела наседка». Но потом Ваня стал понимать какую пользу приносит его новый друг. Началось всё с того, что в один из дней отец собрался по каким-то делам съездить в соседнюю деревню. Гришаня же, узнав про это, сказал Ване, чтобы он отговорил отца от поездки или задержал его выезд, а то будет беда. Ване было поручено запрячь лошадь для поездки. Пришлось, чтобы задержать отца, спрятать вожжи, без которых, конечно, на телеге в путь не отправишься. Иван ходил с сосредоточенным видом по двору и пожимал плечами.

- Ты чего, Ваня, маешься? – Недоумевал отец.

- Да вот, батя, куда-то вожжи запропастились.

- Так на телеге же лежали.

- Нет их там. Вот и ищу. Прямо наваждение какое-то. – Лукавил Ваня.

     Стали искать вместе. Обшарили весь двор, конюшню, сарай. Результата не было. Вдруг, на улице потемнело, засверкали молнии, поднялся ураганный ветер, хлынул ливень. Отец с Иваном, мгновенно промокнув, укрылись с лошадью в конюшне. Ветер дул с такой силой, что, казалось, крыша  вот-вот слетит. Буря так же неожиданно кончилась, как и началась. Гришаня пропищал из кармана рубашки: «Ну и намочил же дождь! Отдавай отцу вожжи, пусть едет». Иван незаметно вытащил вожжи из потайного места.

- Вот же они! Чудеса да и только.

- Давай запрягать коня. Я уж очень задержался.

     Отец выехал за ворота.

- Не закрывай ворота. Он скоро вернётся. – Посоветовал Гришаня другу.

     Действительно, вскоре отец вернулся.  Выяснилось, что на выезде из деревни, где вдоль дороги росли многолетние тополиные деревья, ураган всех их сломал. Дорога была завалена  толстыми стволами. Если бы отец не задержался с поездкой, то его бы там и придавило.

     Много ещё было всяких случаев, когда Гришаня советовал, что надо сделать, и эти советы помогали. Но однажды случилось непоправимое. Отец отправил Ваню в соседнюю деревню отвезти  заказанный хомут. Ваня верхом с хомутом за плечами осторожно направился по скользкой дороге, уже запорошенной ноябрьским снежком. Добирался он что-то долго, да и обратный путь был не быстрым. Вернулся уже затемно. В избе никого не было. Гришаня как-то уныло молчал и не отвечал на вопросы. Наутро соседи принесли ужасную весть. Оказывается, один из мужиков поехал в  дальнюю деревню, куда местные наведывались очень редко. Отец, узнав про это,  попросил захватить и их с матерью – что-то там им понадобилось. Чтобы сократить путь, они переезжали речку не по мосту, а воспользовались зимней дорогой, которая пересекала речку, когда она замерзала. В это время лёд уже сковал речную гладь, но, как оказалось, был не прочным. Вот переезжавшие реку и провалились. Никто не смог выбраться. Остался Иван в свои одиннадцать лет сиротой. Жил, правда, в столице брат матери, Егор. Дошли до него слухи о случившемся. Приехал он в деревню. Сходили они с Ваней к реке, где утонули родители, постояли, сняв шапки. Тогда и предложил дядя Егор, чтобы Ваня перебрался к нему. Своих детей не было, а Ваня был бы за сына. Согласился Иван. После отъезда дяди Егора раздал он семейное имущество и живность по соседям и, как только случилась возможность присоединиться к обозу, направлявшемуся в город, заколотил окна и дверь родного дома. С тяжёлым сердцем Ваня оставлял место, где он родился и жил столько лет. Что его ждёт на новом месте? Гришаня возражал против этой поездки, советовал поехать попозже, но Ваня не послушался. Не мог он быть один в опустевшей избе.

Стая

        Иван находился в санях. Рядом был узелок с его нехитрыми пожитками, а за пазухой, в тепле притаился Гришаня, крайне обиженный за то, что друг не послушался его совета.  Обоз из четырёх розвальней медленно продвигался по зимнику – заснеженному ледяному панцирю реки. Ехали в город на ярмарку. Везли  всякое: липовые ложки, туеса жёлто-белой березовой коры, резные братины, лапти, сита, деревянные лопаты, мётлы и банные веники – в общем, разнообразные изделия. Деревня издавна славилась своими мастерами. Вот община и снарядила очередной обоз с товаром, который, обычно, хорошо раскупался. В каждых санях находилось по двое. Сани, где были Ваня и возница Тимофей возглавляли неспешно двигающуюся вереницу. Иван, облачённый в  полушубок, треух и валенки, полулежал на пахучей сенной охапке рядом с Тимофеем и  из уюта овчины сонно наблюдал за медленным движением окружающей природы. Левая, возвышенная сторона берега не такой уж широкой реки была укрыта склонившимися лапами заснеженного ельника. Справа на полого разостланном  снежном ковре полей были островки кустарника с редкими пятнами алых кистей калины под белыми нахлобучками. Окружающая тишина чутко отзывалась шелестом полозьев обоза и редким фырканьем лошадей. Выехали утром затемно. До вечера надо было успеть добраться до постоялого двора, а там, завтра рукой подать и до города. Взошедшее солнце искрило снег, лошади выдыхали тёплый мутноватый пар.

- Слышь, Тимофей, а рыба сейчас под нами в воде спит?

- Эк, паря, спросил. Это сейчас медведь спит. А рыбёшка-то пропитание ищет. Разве что ленивый карась в пруду в ил зарылся.

- А ты на медведя ходил?

- Нет, не случалось. Вот Прокловы у нас, мужики, те по зиме завсегда зверем промышляют. И на медведя ходили. Рассказывали. Они каждого зверя повадки знают, места, как и что. А я до этого промысла не охоч. Я больше руками что мастерить.

- Говорят, что у нас здесь много всякого зверья, а вот я кроме белок никого и не видел.

- Так тебе зверь прямо и покажется. Вот приглядись на реку то. Вон следы русака, скакал тут. А это, как цепочка – рыжая прошла. Так что зверей не мало. И случаи всякие бывают. Однажды, годов пять назад, слава Богу, не со мной, но случай был. Наблюдал. Аккурат после Введения Богородицы наладил я повозку, чтобы заготовленные дрова вывезти из леса. Снега почти еще не было, только река встала. Ну нагрузился я и по просеке выехал на берег. Там наверху, по крутояру до деревни версты три, ну может чуть боле,  и сначала под гору, удобно. Так вот, выехал, остановился перед обрывом и решил самокрутку засмолить. Гляжу, а на той стороне реки по полю кто-то бежит. Пригляделся – сохатый, а

за ним три волка. Снежная пыль так и вихрится. Гонят его прямо к реке. Он на берег то выскочил, а по льду, я думаю, бежать забоялся. Свернул вдоль берега – прямо по кустам, только треск стоял. Вдруг навстречу ему из других  кустов выскакивают еще два серых. Лосина – на лёд реки, больше деваться некуда. Побежал, копыта скользят. Лёд провалился, ведь ещё не окрепший, и зверь по брюхо в воде. Один волчара прямо вспрыгнул ему на спину и за горло. Лёд трещит, кровушка хлещет.  Вытащили они его на берег. Хоть и не очень крупный сохатый был, но не менее шести пудов, так вытащили же. Мокрые вокруг стоят, отряхиваются. Больше не стал смотреть, поехал от греха. Вот я и думаю, что звери свой ум имеют. Ведь надо было сохатого гнать туда, где его два волка, схоронившись, поджидали. Ведь надо было всё это придумать наперёд. Да, ум то у них есть.

     Когда солнце было в своей наивысшей точке, обоз остановился. Запрыгали, задвигались, разминая ноги. Поставили сани в ряд, задали лошадям овса в торбах. Разводить костёр не стали, надо поспешать до темна.  Из замотанного в холстину короба вынули чугунок с варёной картошкой, хлеб. Картофелины не замёрзли. Коченеющими от мороза пальцами, дыша на них, снимали кожуру, сразу откусывая желтоватую мякоть. Запили из баклажки холодным, с льдинками квасом.

     Дав лошадям передохнуть, тронулись дальше. Ближе к вечеру, но ещё было светло, лошади, вдруг, начали беспокоиться, резко вскидывать головы, наполняя воздух тревожным ржанием.

- Господи, никак учуяли.

- Что, Тимофей?

- Кажись, волки. Надо же мне было поминать их!

     В подтверждение слов Тимофея раздался протяжный вой, еще один, ещё.

- Худо дело, паря. Стая. А до постоялого двора не менее пяти вёрст.

     Лошади, не дожидаясь понукания возниц, убыстрили шаг. Впереди с левого лесистого берега в сгущавшихся сумерках начали выкатываться силуэты волков, сразу же рассыпавшиеся дугой перед обозом.

- Один, два … - Считал Тимофей вслух. – Тут их дюжина. – Обернувшись, заорал:

- Мужики, давайте паклю! Надо жечь.

     Лошади с санями остановились, сгрудились друг к другу. Были вынуты палки с намотанной на них просмолённой паклей. Волки приближались размеренными длинными прыжками. Мужики возились с огнём. Вдруг лошадь с санями, где сидел Иван, понесла. Тимофей, стоявший на снегу, не успел ухватить вожжи.

- Прыгай! – Закричал он Ивану.

      Ваня, скатился с саней в снег. Оставшиеся лошади вставали на дыбы, мужики с трудом удерживали их, повиснув на сбруе. Убежавшая лошадь понеслась через реку к пологому берегу. Волки убыстрили свой бег и почти единой массой погнались ей наперерез. Лошадь сильно вильнула, сани наклонились на бок, видимо, вожжи захлестнули ноги  или подбило оглоблей, она уткнулась мордой в снег. Прикончить её для волков стало минутным делом.

     Пакля на факелах наконец-то запылала трескучим огнем, лошади, почти галопом понесли сани вперёд. Преследования не было. Постепенно бег взмыленных лошадей устало замедлился. Вскоре впереди замерцали  огоньки постоялого двора. Тимофей, пристроившийся рядом с Ваней уже в других санях, перекрестившись, со вздохом произнёс: - Коня – то потеряли. Без него будет тяжко.

- А как же сани с товаром? – Спросил Иван.

-А, это завтра выручим. – Махнул рукой Тимофей.

     Когда укладывались на ночлег в большой избе, Гришаня с укором сказал Ване: «Говорил же, чтобы не ехал сегодня. Хорошо, что всё обошлось».

     Наутро обоз вернулся к месту вчерашнего происшествия. Картина была ужасной. Около  перевёрнутых саней обглоданный скелет лошади на истоптанном волчьими лапами кровяном снегу. Перегрузили товар по другим саням, а эти сани пока оставили – на обратном пути налегке подберут их.

     До города добрались без приключений. Обоз направился на рыночную площадь, а Ваня зашагал к дому дяди Егора.

У дяди Егора

     Дядя Егор служил главным конюхом на царской конюшне или конюшим – так называлось место, которое он занимал в иерархии царских придворных. Жил он недалеко от царского дворца в Казённой слободе. Надо сказать, что недолюбливали Егора царские приближённые, так как был он крестьянского происхождения, мужик, одним словом. Царь же ценил Егора, потому что во всём государстве нельзя было сыскать человека, знавшего такой же толк в лошадях. Пристроил дядя Егор Ивана на царскую конюшню. Надо сказать, что конюшня состояла из двух зданий. В одном содержались самые дорогие лошади – на которых царь любил выезжать верхом и которые запрягались в царскую карету при выездах царского двора. Там был десяток лошадей и Егор не подпускал к ним никого, сам выполняя всю необходимую работу. Вторая часть конюшни содержала около тридцати лошадей. Это были лошади царской охраны и те, которые использовались для различных хозяйственных нужд царского двора. Там за лошадями следил Пашка, парень лет восемнадцати. Ему в помощь и был определён Иван. Пашке почему-то Иван не понравился. Взвалил он на Ивана всю трудную работу. Ему в обязанность вменялось чистить стойла и менять лошадям подстилки, мыть и чистить лошадей, водить их на кузницу для смены подков, следить, чтобы была исправна упряжь. Пашка же только задавал лошадям корм и выпускал их выгуливаться на большущий двор конюшни. В остальное время он придирался к Ване то потому, что валялось несколько соломинок в коридоре между стойлами, то ему казалось, что у одного из жеребцов грива не так тщательно расчёсана, то ещё что-нибудь. Но после одного события придирки прекратились.

     Однажды, выводил Пашка выгуливать коня. Это был конь с крутым нравом, на котором ездил царский воевода. Только воеводу он слушался беспрекословно. При общении с остальными показывал свой  норов. Ваня уже успел от него настрадаться – то пытается укусить, то лягнуть, так что глаз да глаз  нужен, когда находишься рядом с этим жеребцом. Так вот, выводил Пашка этого коня во двор, практически повиснув на уздечке и упираясь в землю ногами, чтобы усмирить рвение животного. Но вдруг конь встал на дыбы. Пашка завис в воздухе и выпустил уздечку из рук.   Конь галопом понёсся по двору и, чудеса, перескочил через окружавший забор. Пашка запричитал: «Вот беда. Загубит меня теперь воевода. Там же поля и леса. Где я этого коня разыщу?».

- Ваня, поможем Пашке? – Вдруг подал голос Гришаня.

- Как помочь? Не догоним ведь.

- Сейчас догоним. Садись на меня верхом.

     С этими словами Гришаня выпорхнул из кармана, где он отсиживался, и стал увеличиваться в размерах. Вот он почти сравнялся с размерами лошади, сел на землю и распушил крыло, приглашая Ваню забраться на него. Ваня залез на петуха и обхватил руками за шею. Петух тяжело разогнался по двору и, замахав крыльями поднялся в воздух. Он летел как ветер. У Вани захватило дух. Позади остался конюшенный двор, под ними замелькали перелески. Вот впереди показался сбежавший конь. Почувствовав, что над ним нависла какая-то тень, он стал метаться из стороны в сторону и выскочил на большой луг. Тут Гришаня резко снизился и пару раз долбанул его легонько клювом по холке. Жеребец остановился и затем опустился на траву. Гришаня с Ваней на спине кружил над беглецом.

- Всё Вань, больше он никуда не побежит. Понял, что это бесполезно. Сейчас я спущусь и ты перебирайся к нему на спину. Будем возвращаться.

     Гришаня опустил Ваню на землю и опять превратился в крошечного петушка. Он оказался прав. Конь безропотно позволил Ване оседлать себя и, повинуясь его управлению, направился лёгкой рысью обратно к конюшне. Пашка встретил их у ворот с вытаращенными от удивления глазами.

- Ваня, что за птицу ты оседлал? Откуда такая здоровая, как гигантский петух, взялась?

- Да так, пролетала какая-то. Уклончиво ответил Иван.

     Больше Пашка не придирался к Ване, но какое-то неудовольствие, вызванное непониманием того случая с конём, затаил в себе. И вскоре это вылилось наружу. Однажды с дядей Егором произошла беда.  Не уберёг он любимого царского скакуна. Была холодная погода, а государю приспичило погоняться в охотничьем азарте за зайцами по полям. Загнал он несколько зайчишек, но и любимый конь был весь в мыле, когда царь прискакал к конюшне. Как Егор не укрывал его попонами, как ни поил тёплым пойлом, захворал конь и через пару дней протянул ноги. Царь был в гневе. Он посчитал Егора виноватым и сослал его с женой на дальнюю границу государства в село Раздольное, где держали лошадиный табун, из которого отбирали лучших лошадей для царской конюшни. А Пашка нашептал новому главному конюху, что Иван ленивый и не выполняет нужной работы. Пришлось Ивану уйти с конюшни, где он и жил последнее время, так как дядю Егора услали, а в его доме поселился новый хозяин.

Корона

     Дядя Егор в своё время познакомил Ивана со старшим царским поваром. Они не то чтобы дружили, но старший повар иногда захаживал к Егору. Когда старший повар узнал о беде Егора и положении Вани, он сразу решил взять его к себе и пристроить в поварята. Жена  у старшего повара давно преставилась и жили они в небольшой халупе вдвоём с дочкой Оксанкой – тоже, как и Ваня, одиннадцати лет отроду. Трудилась Оксанка при кухне посудомойкой, а вокруг только одни взрослые. Подумал старший повар, что хорошо, когда будет общение с ровесником. Жил Ваня в семье старшего повара, усердно перенимал у него секреты поварской работы и уже делал кое-какие успехи в кулинарии. С Оксанкой они подружились и Ваня даже показал ей под строгим секретом Гришаню. Оксанка умела хранить доверенную ей тайну и держала рот на замке. Жизнь шла своим чередом до одного события.

     Праздновали именины царя. Царь Любомир был ещё молод. Двадцать пять годков для царей детский возраст. Может царь и не был очень опытен во всех государственных делах, но был очень строг. Подчинённые, будь то придворные или простой люд, побаивались и, как это положено, почитали властителя.  После подношения подарков и хвалебных речей уселись за стол. Народу было не много – только приближённые,  всего человек двадцать. Старший советник – не то француз, не то немец был человеком тучным с маленькой стриженной бородкой, полоской усиков и был знаменит своими интригами и сплетнями. Воевода - высокий суровый мужик с лицом, изрезанным шрамами и прихрамывающий на одну ногу. Глава сыска – коренастый с лопатной бородой и глубоко посаженными глазами. От него все придворные старались держаться подальше. Стряпчий – неопределённого возраста с вечно  лоснящимися на локтях рукавами кафтана и свитками бумаг с приказами и судебными делами подмышкой. Интендант – бойкий розовощёкий мужчина, сыплющий налево и направо стихотворными прибаутками. Казначей – описать не представляется возможность. Единственным его признаком была худоба, а так пройдёшь – не заметишь. Царский лекарь – сгорбленный старичок, от которого постоянно исходил запах валерьянки, смешанный с какими-то другими  запахами. Остальные присутствующие были рангом пониже и сидели от царя подальше.

     Стол ломился от снеди: солёные и маринованные огурчики, грибки, помидоры; квашеная капустка; икорка чёрная и красная; мочёные яблочки и брусничка; холодные языки и колбасы; буженина и ветчина; селёдочка разного посола – словом, всего вдоволь. Под медовуху застолье закружилось. Первой сменой блюд были холодные стерлядь и осетрина – рыбины, нарезанные ломтиками, возлежали, гордо приподняв острые морды и раздвоенные хвосты. Второй сменой блюд были пельмени с наваристым бульоном, парившие из глиняных горшочков. Третьей сменой блюд были утки, запечённые с яблоками, поблескивающие коричневатыми глянцевыми боками. Четвёртой сменой блюд была наваристая ароматная царская тройная уха на щуках, окунях и судаке. После ухи царь дал пример вольности – снял и кинул на спинку стоящего сзади трона мантию, освободил голову от короны и бережно отнёс это произведение искусства на сидение трона. Все последовали примеру царя – разоблачились, сняли кафтаны, оставшись в шёлковых рубахах. Пятая смена блюд в дальнейшем вспоминалась уже туманно. Старший царский повар и поварёнок внесли и поставили на стол два серебряных подноса, на которых вальяжно развалились солидного размера румяные поросята, начинённые гречневой кашей с луком. Однако, все запомнили то веселье, когда поварёнок, обходя вокруг государя, за что-то зацепился и неуклюже грохнулся прямо на ступени трона.

- Царь то здесь, а ты пустому трону поклоны бьёшь. – Хохотал государь, поддержанный смехом и гомоном присутствующих.

      Ваня встал со ступеней, зачарованно глядя на блиставшую огнями драгоценных камней корону.

- Небось, охота примерить? – Продолжал, захлёбываясь смехом царь.

- Меняет поварской колпак на корону! – Вторила публика.

     Шестую смену блюд уже никто толком и не помнил.

     Проснувшись поздно утром, к полудню, царь потребовал к себе в опочивальню квасу. Отпив несколько глотков ядрёного игристого напитка, он откинулся на подушки и, прикрыв веки, полежал ещё с полчаса.

- Эй, кто там, умываться, одеваться.

     Поплескавшись над тазом прохладной  колодезной водой, государь был облачён в кожаные штаны, такую же куртку, высокие сапоги. Наряд завершала зелёная шляпа с пером. Сегодня предстояла охота. Царь проследовал в тронный зал. На столе лежали остатки вчерашней трапезы. Царь  не велел никогда убирать стол к утру после ужина. Нравилось ему пройти вдоль вчерашнего стола, выудить из миски какой-нибудь оставшийся грибок или кусочек мясца, посмаковать. Была у государя такая странность. Обглодав поросячье рёбрышко и вытерев руки о скатерть, он осмотрелся. Сквозь кисею штор пробивалось неяркое осеннее солнце, освещая узоры ковра, подлокотник трона с мантией ….. А где же корона? Царь затопал ногами. Вбежали камердинер и постельничий.

- Кто посмел трогать корону? Я вчера её возложил на трон!

- Не можем знать, государь. После вчерашней трапезы сюда никто не заходил.

- Как так, где корона?

     Камердинер и постельничий упали на колени: - Не ведаем, государь.

- Посмотрите в покоях, в тронном сундуке.

Слуги сорвались с места, а, вернувшись, развели руками.

- Сыскного ко мне и старшего советника! – Грозно рявкнул государь.

Вбежали начальник сыска и старший советник, вытянулись перед царём, теребя в руках охотничьи шляпы.

- Корона царская пропала! Что во дворце происходит! Ворьё завелось! – Рокотал царь. – Что молчите как истуканы?

- Так вчера же здесь была. – Прошептал сыскной.

- Была, была. Была да сплыла. Найти, разыскать, принести! – Неистовствовал царь.

     Сыскной стрелой выскочил из тронного зала.

- Слышь ты, советник. Как это могло случиться?

- Надо, государь, подумать. – С сильным акцентом промолвил советник. – Народ вчера на трапезе был весь проверенный. Посторонние сюда зайти не могли – охрана надёжна.

- Так что, она сама по себе исчезла?

- Знаешь, государь, есть одна мыслишка. Вчера здесь поварёнок перед троном упал. Я видел, как он на корону смотрел – глаза прямо алчно так и горели. Мог как-то вернуться под шумок, когда расходились. Вот он и взял, наверное.

- Зачем поварёнку корона?

- А зачем она кому-нибудь другому?

- Ты прав. Это большая ценность. Стоила ещё моему отцу сумасшедших денег.

- Вот, государь, для продажи и взял.

- Привести сюда поварёнка!

     Неожиданно вбежал сыскной. В его руках была корона.

- Нашли, государь, нашли.

- Где?

- В поварской. Посудомойка Оксанка полезла за чем-то на печку, а там холщёвый мешочек. А в нём корона. Сразу принесла мне.

- Так привести сюда поварёнка. Долго ждать?

- Нет его, государь.

- Как так нет?

- Он с интендантом и старшим поваром с самого раннего утра уехали провизию закупать, на ярмарку.

- Сбежал! Догнать, вернуть, заковать! – Вопил царь.

     Осенняя ярмарка была расцвечена разнообразием собранного урожая. На возах и лотках красовалось разноцветие жёлтых, золотистых, зелёных, красных яблок. Огромные тыквы выставляли напоказ свои крутые бока. Над  мешками из рогожи возвышались горки белого и темно-розового картофеля. Капустные кочаны выглядывали белками среза кочерыжек. Радовали глаз связки лука и чеснока. Воздух был наполнен пряными запахами укропа, исходящего из дубовых бочонков с засолом огурцов и помидоров. Гам кур, гусей и уток, выглядывавших из плетёных корзин и садков, смешивался с гулом покупателей и призывными выкликами торгующих. Сновали лоточники с выпечкой и леденцами. В общем,  атмосфера радости природных даров и томительного предчувствия ублажения желудка.

     Рядом с телегой стояли интендант, старший повар и Ваня - поварёнок.

- Нет, тощие у тебя куры. – Сомнительно качая головой, вещал старший повар продавцу куриц.

- Какие же они тощие! – Горячился хозяин кур. - Посмотри – нагулянные. А яйца какие несут!

- Нам яиц от них не надо – суп с лапшой царю отрада. – Комментировал интендант.

- Действительно. К царскому столу из них хорошую лапшу не сваришь. – Продолжал старший повар. - Ну-ка, Ваня, у тебя руки потоньше. Пощупай вживую, каково мясо. – Обратился он к поварёнку.

     Ваня просунул обе руки через прутья клети и с трудом ухватил  одну из замахавших крыльями кур.

- Жестковато мясо будет. Старая курица-то. – Авторитетно заключил он.

- Да ты что! – Возмутился продавец.

- Нет, как хочешь, продавец, мы не купим их, конец. – Заключил интендант.

     Покупатели стали поднимать с земли и перекидывать через плечи мешки с каким-то товаром, собираясь уходить.

- Да подождите, скину Вам цену. – Засуетился хозяин кур.

- Сколько скинешь? – Поинтересовался главный повар.

- На пятак скину.

- Ну, это не разговор. Скидывай на гривну, тогда, может, и возьмём.

- Так я сейчас на пятак объявлю, раскупят всё враз.

- За пятак уж не возьмём – кур крупнее мы найдём. Снизь на гривну – ясно просим. Снизишь, так возьмём кур восемь. – Живо вмешался интендант.

- Если восемь, то берите. Скидываю по гривне себе в убыток.

     Денежки интендантом были отсчитаны. Восемь кур отловили, связали попарно за ноги. Ходили от ярмарки к телегам раз десять. Снеди всякой было закуплено – не меряно. Наконец, всё было разложено по телегам.

- Ну и много же провизии нужно. – Заключил Ваня, оглядывая мешки, бочонки и корзины.

- Так это ж не каждую неделю закупаем. А на ярмарке сейчас цены хорошие. – Пояснил старший повар. – Мне редко закупать есть возможность. Готовки во дворце много. А интендант иногда за дёшево такое закупит, что не сообразишь, как к столу и приготовить. Правильно я говорю, интендант?

- Чтоб царя не разорить, надо бережливым быть. – Сходу ответил интендант.

- Ладно, ребята, теперь можно и перекусить. Вчера трапезу готовили, так и нам кое-что перепало. Располагайтесь. – Пригласил старший повар.

- Пузо часто кушать просит, голодовки не выносит. – Бодро проговорил интендант, усаживаясь у телеги.

     Ели сосредоточенно и молча. К концу перекуса Ваня, посмотрев на дорогу, с удивлением произнёс: - Кажись, кто-то из наших, из дворцовых скачет. Пылища аж тучей.

     Действительно, по дороге мчалась тарантайка, а за ней четвёрка всадников.

- Так это братия сыскного, вон он в тарантайке и сидит. Что ли догоняют кого? – С недоумением произнёс старший повар.

     Подскакав к телегам, всадники спешились.  Глава сыска соскочил на землю и бросился к сидящим за едой.

- Вот ты и попался! – Сопел сыскной, хватая Ваню за шиворот. – По царскому повелению – тебя под стражу. Ведите вора. – Приказал он своим людям.

     Старший повар всполошился: - Что он натворил? Почему вор?

- Поднял руку на царское добро, на государеву регалию! – Шумел сыскной, отволакивая упиравшегося поварёнка.

     Поварёнка затолкнули в тарантайку и кавалькада поскакала вспять.

- Да, дела. – Только и произнёс старший повар.

- Все под богом ходим мы от сумы и до тюрьмы. – Философски прокомментировал интендант.

- Да парнишка-то честный. Что-то здесь не так. Да и я что теперь делать буду? Мы же с ним только вдвоём на всех и готовили. Он уже много чего умел приготавливать сам, смышлёный.

     Во дворец, тем временем, доставили вора. Привели к царю.

- Как же ты посмел даже дотронуться до царской короны? – Вопрошал государь.

- Не дотрагивался я и не брал её. – Перепугано отвечал Ваня, стоя на коленях перед царём.

- Так всё сводится к тому, что злоумышленник это ты.

- Не крал я ничего, государь.

- В острог его, а там разберёмся.

     Провиант с ярмарки был доставлен, разгружен. Пора было готовить обед. Камердинер изложил царский заказ.

- Слава богу, после вчерашней трапезы государь запросил не многого. – Обрадовался старший повар.

     Работа закипела. Пришлось даже помогать Оксанке и одному из слуг, который сервировал царский стол. Обед был доставлен в царские покои вовремя. Сидя в поварской, отдыхали. Оксанка рассказывала о событиях.

 - Ну, полезла я на печку-то, посмотреть подсохли ли полотенца. А там какой-то мешочек, вроде раньше его и не было. Пощупала – что-то твёрдое в нем. Открыла посмотреть. Темновато там, но что-то вроде блестит. Спустилась с печи, господи, а в нём корона, видать царская. Ну и страху натерпелась! Побежала сразу к сыскному, отдала. А теперь говорят, что Ваня это её умыкнул. Враки, не мог он это сделать.

- Скажи, а ты в поварскую когда пришла? – Спросил слуга.

- Да я и не уходила. Вчера мыть посуды было много. Только и таскали её из покоев. Так что закончила, когда все разошлись. А ночевать и осталась здесь, на лавке и спала.

- А никто больше не заходил в поварскую?

- Да нет, вот отец с Ваней зашли утром перед отъездом –харчи взять. Да, забыла. Было ещё темно, я спала. Послышался какой-то звук. Я глаза открыла и спросила кто тут. По голосу был старший советник. Он мне сказал, что проверяет всё ли в порядке и ушёл.

- Странно, что старший советник что-то проверяет. Никогда не было такого. Это дело сыскного. – Недоумённо произнёс старший повар.

     В поварскую вошёл интендант: - Дайте что перекусить, ног иначе не сносить. Столько нынче разных дел – как бы я не похудел. – Похлебав каши, интендант продолжил: - Царь, ребята,  как на зло, поручает это, то. У портного платье взять, к ювелиру же, опять. Что- то он там смастерил – срочность, прямо нету сил. В лавке холст уже готов, а сапожник, нету слов, хочет туфли передать – дело важное опять. Мне б помощника какого – не донесть всё, право слово. Да, ещё же и скорняк. Нет, ребята, трудно так.

- Оксанка, помоги интенданту то. – Попросил старший повар. – С посудой разберёшься позднее.

     Интендант с Оксанкой обошли сапожника, портного, лавку, скорняка, нагрузившись коробками и тюком материи. Последним был ювелир. Пожилой мужчина вынул  золотую цепочку с нанизанными на неё драгоценными камнями, уложил в сафьяновую коробочку. Пожаловался: - Что-то из дворца за последнее время много заказов. Вот с этой цепочкой повозиться пришлось. Но ничего, получилось, как царь хотел. Приятно работать с настоящими камнями. А то вот замучил старший советник. Целый год его заказы выполнял. А работа не интересная – надо было гранить стекляшки под драгоценные камни. Но ничего, справился. Где стекляшки, а где другие дешевые камушки нужных цветов подобрал.

- А зачем ему это. – Поинтересовалась Оксанка.

- Не знаю. Думаю, жена его пыль в глаза пустить хочет. То ему надо было сделать пять больших рубинов, то, не помню уж сколько сапфиров. Затем заказывал изумруды, опалы.

Причём приносил точный чертёжик под размеры, сколько граней надо сделать. Но поначалу брал заготовки у меня, чтобы цвет точно выбрать, наверное, с женой советовался. Не удивлюсь, если закажет теперь из всего этого добра какие-нибудь ожерелья, или ещё что. Чужеземца не понять.

     Вечером Оксанка перемыла посуду, а затем  носилась между кухней и поварской, выполняя указания отца. Когда всё завершилось и они отдыхали,  завела разговор.

- А что эта самая царская корона очень богатая?

- Говорят, что царю-батюшке она стоила дорого. Заморские мастера её делали.

- Она золотая?

- Наверное. Я на царе её много раз видел. Украшена вся драгоценными каменьями, прямо аж переливается разными цветами.

     Отец куда-то вышел. Вдруг перед Оксанкой что-то пролетело и опустилось ей на ладошку. Это был Гришаня – всё такой же маленький.

- Ты как здесь очутился?

- Очень просто. Прилетел. У Вани плохи дела. Но я знаю, что ты была у Ювелира. Не догадываешься кто брал корону?

- Нет, не догадываюсь.

- Это сделал старший советник. Не сомневайся, это он сделал. Я знаю. Попробуй уговорить сыскного, чтобы он пригласил к царю ювелира для осмотра короны.

- Он меня и слушать не станет.

- Тогда попробуй через отца.

     Вернулся старший повар, а Гришаня живо юркнул в карман фартучка Оксанки.

- Батя, я, кажется, поняла, кто корону брал и зачем.

- Да ты что. И кто же, ты думаешь?

- Пока назвать не могу - надо всё проверить. Ты можешь поговорить потихоньку с сыскным?

- Не очень хочется. Но если это поможет  поварёнка вызволить, то переговорю. О чём?

- Пусть сыскной испросит разрешение у царя пригласить ювелира и показать ему корону. Я думаю, что после этого всё прояснится.

     Сыскной выслушал старшего повара. Ему самому не верилось, что поварёнок смог на такое решиться. Но такая уж должность сыскного – верь не верь, а виновный должен быть.

     Царь после просьбы сыскного велел привести к нему в покои ювелира. Ювелир явился бледнее полотна – может новая цепочка царю не понравились, терялся в догадках. Царь снял с головы корону и велел ювелиру внимательно рассмотреть её. Ювелир с благоговением взял в руки этот прекрасный предмет, с удовольствием его созерцая. Но через минуту его лицо стало ещё белее – ни кровинки.

- Государь, не гневайся, выслушай. – Произнёс ювелир заикаясь.

- Ну что? Говори прямо.

- Камушки то здесь не настоящие. Я их делал. – В страхе, почти шёпотом выдавил из себя ювелир.

- Как это так?

- Подменили тебе камни, государь.

     Рассказал тут ювелир, как он почти целый год выполнял заказы старшего советника.

- Ах, собака! – Побагровел царь. – Сыскной, быстро к нему. Придирчиво всё досмотреть и допросить с пристрастием!

     Сыскной вернулся, неся в руке маленький мешочек.

 - Сознался твой старший советник во всём. Вот они камушки, целы. Собирался их купцам продать. Чужеземец, оказывается, вор.

- В кандалы его и в темницу. На каменный пол бросить, без подстилки. Пусть всю жизнь с камнями и проводит. Очень их хотел. Кто это воровство распознал?

- Да есть тут девчонка - посудомойка, государь, на кухне.

- Привести её ко мне.

     Привели Оксанку к царю.

- Что хочешь за то, что вора помогла раскрыть?

- Спасибо царь, ничего мне не надо. Ты поварёнка-то из острога вели выпустить.

- Совсем об этом мальчишке забыл. Одарить его новой рубахой, штанами и сапогами хромовыми, да отправить учиться какому-нибудь нужному делу. Пусть все знают, что государь справедлив.

     Оксанка подумала, что если бы не Гришаня, то ещё неизвестно как бы для Ивана дело обернулось.

Валенки

     Велел царь Ивану учиться какому-либо делу, значит так и быть. Был дан наказ старосте Ремесленной слободы позаботиться о мастеровом обучении Ивана. Пришёл Иван в слободу. Принял его писарь, поскольку староста в отъезде был. Определил тот Ивана на постой в ремесленную избу, а насчет обучения сказал, чтобы шёл он через два дня в деревню Луговую и искал избу Архипа. Тому будет сообщено. Узнал Иван в слободе как добраться до Луговой. Оказалось, что до этой деревни вёрст сорок с гаком – за день и не одолеешь такой путь. Два дня Ваня изучал слободу – что где и как. Жили и работали здесь разные мастера: гончары, кузнецы, плотники, оружейники, пекари, скорняки и ещё разных

дел специалисты. Через два дня, как велено, собрался Иван в путь. Царский подарок – сапоги через плечо повесил, на другом плече палка с узелком, в котором нехитрые пожитки и ломоть хлеба. Шёл Ваня просёлками через поля. Вечерело, когда он подошёл к лесу. Надо было подумать о ночлеге. Наломал Ваня всяких мелких веточек, лапника и устроил себе подстилку под большим дубом. Только начал укладываться, как появились два бородатых мужика. У каждого за поясом был топор.

- Парень, показывай сам, что у тебя есть. Всё равно отберём. - Прокричал один из них.

- У меня и нет ничего. – Испуганно ответил Иван.

- Как ничего? Вон сапоги хромовые стоят и узелок чем-то набит. Ну-ка посмотрим, что там держишь. Вот рубаха и штаны совсем не ношенные. Хлеба кусок. Хотел утаить от нас?

     Вдруг глаза разбойников округлились. Перед ними возник петух, который увеличивался и увеличивался в размерах. Вот он стал в два раза выше их роста. Разбойники стояли, как завороженные, не двигаясь. Гришаня легонько повёл своим крылом, как бы сметая мужиков с земли. Они кубарем откатились, вскочили на ноги и с криком бросились наутёк.

- Спасибо тебе, Гришаня. Я уже не знал что и делать. Перепугался здорово. – Поблагодарил Ваня петуха.

- Давай спать. Не вернутся эти бандиты. Долго ещё будут бежать отсюда.

     Наутро, подкрепившись хлебом и испив родниковой воды, путники двинулись дальше.

Но вдруг Гришаня предложил Ване: «Давай мы убыстрим наше путешествие. Мне надо размяться. А то сижу всё время у тебя в кармане и лапы с крыльями слабеть стали. Полетим?». Ваня не возражал. Гришаня вырос до размеров лошади, Иван взгромоздился к нему на спину и они поднялись над лесом. Летели не так уж и долго, распугивая встречавшихся на пути ворон и галок. Вот, наконец, и деревня. Приземлились на околице Луговой. У детей, игравших на улице, Иван узнал где дом Архипа.

     Калитка была открыта. Прямо перед Ваней был двор, вымощенный тёсом. Напротив, через двор росли  раскидистые яблони с маленькими зелёными плодами на ветках.  Вокруг никого. Только чёрно-белая кошка у сеней намывала гостей, водя лапой по морде. Тишина.  Дверь избы заскрипела. На крыльцо вышел дядька в белой рубахе, серых штанах, заправленных в сапоги. Оглянув двор, увидел стоящего в калитке Ивана.

- Это тебя что ль, парень, прислали ремеслу учиться?  И, не дожидаясь ответа: « Спать пока будешь на сеновале. Тепло на дворе и сено осталось. Заходи в дом, перекуси. Скоро и работать начнём. Как звать то?».

- Иван.

- Меня величай Архипом.

     Пройдя сени, вошли в жилую часть. На кухне вокруг печи суетились две женщины. Поставили на стол глиняную крынку, кружку. Запивая пахучий хлеб прохладным молоком, Иван пытался понять какому ремеслу его прислали учиться.

- Пора работать. – Сурово сказал Архип.

     Все вышли на улицу. С правой стороны двора оказался большой навес, также над  полом из досок. Там стояла телега и большущий деревянный стол, несколько лавок. Навес примыкал к зданию с двумя входами. Открыв одну из широких дверей этого сарая, Архип зашёл внутрь помещения. Чего только там не было. Стояли грабли, вилы, лопаты. На стенах висели хомуты, упряжь, лучковая пила. На полках были всякие столярные приспособления. Лестница вела наверх.

- Там сеновал, где спать будешь. Потом посмотришь. – Буркнул Архип. - Давайте, несём эти два короба.

     Вдоль стены стояли в два этажа несколько плетёных коробов. Один взяли Архип с Ваней. Следом за ними женщины выносили второй. Короб не был тяжёлым. Прошли во двор и поставили короба с края. Открывая короб, Архип назидательно говорил: - Сегодня будем катать белые пимы. Нам они, конечно, ни к чему – маркие очень. А вот барышни из города фасон держат. Им беленькие подавай. Хорошо к зиме продаются.

- Пимы, это валенки? – Наморщив лоб, переспросил Иван.

- Да. – Односложно ответил Архип.

     Ваня заглянул в короб. Там белела овечья шерсть. Теперь стало ясно, какому ремеслу будут учить. Архип наклонился и, кряхтя, стянул с себя сапоги, размотал портянки.

- Разувайся . За работу. – Скомандовал он Ивану.

     Женщины, уже тоже босые, начали вынимать из короба шерсть и разбрасывать её на деревянном настиле, вырывая клочками. Архип с учеником взялись за второй короб. Скоро настил покрылся слоем белизны. По этой белизне стали ходить, ногами утаптывая её. Периодически брали в руки охапку шерсти и опять разбрасывали её клочками.

- Вот эта белая растрёпа должна стать мягкой, нежной как пух. – Учил Архип.

     Топтались по этой растрёпе больше часа. Наконец, Архип, помяв шерсть в руках, решил, что  работа сделана. Шерсть опять сложили в короба. Но короба уже не закрывали. Шерсти стало как бы больше. Она возвышалась шапками белой пены. Отнесли короба под навес. Архип вытащил из сарая одну за другой две лавки, на которых вертикально были закреплены большие деревянные гребни, как гигантские расчёски для волос. Он взял в горсть немного шерсти и продолжил обучение: - Видишь, здесь попадается всякая грязь, катышки, соломинки. Вот короткие волосья. Всё это надо вычесать. Ну это дело бабье, а нам надо стирку приготовить.

      На каменке стоял большой медный чан. Архип заставил Ваню натаскать в него воды из бочки, что на улице. Сам развёл в каменке огонь. Убедившись, что дрова занялись, показал ученику, что надо бросить в воду – небольшой кусок мыла и горку высыпанного из туеска купороса. Вернулись под навес. Архип счёл, что для двух валенок начёса уже хватит.  Разложили начёс на четыре кучки и ходили по ним, превращая их в пласты шерсти. Закончив, уложили пласты на стол.

- Сейчас будет самое главное, раскладка. – Поучал Архип. Надо пласт положить первым слоем, вот так. Затем кладём па него  эту тряпичку. Это вот здесь нога и будет. Делаем из другого пласта второй слой. Вот будет вроде чулка.

- А чего он такой большой? Валенок-то должен быть меньше.

- Э, не суетись. Ужмётся он при стирке, скукожится сильно. Дальше закатываем этот чулок вот в такой валок. Начинаем валку насухо. Видел как бабы тесто скалкой катают? Вот так же и мы будем делать валянье. Вот так, вот так. Плотными слои должны стать. На, валяй, как показал. А я другим пимом займусь.

     Валять пришлось Ване не менее двух часов. Наконец, Архип оторвался от своего валика, ощупал валик ученика: - Что ж, полувалок готов и мой тоже. Пора нам полдничать. Пошли в дом.

      Пополдничав простоквашей с хлебом, немного отдохнули.

- Бери полувалки и айда в баню стирать. – Позёвывая, распорядился учитель.

     В бане было жарко и мокро. Архип кинул в чан с чуть пузырящейся водой оба полувалка.

- Пусть стираются. Здесь жарко, пойдем на волю. – Сказал Архип, выходя в предбанник.

     Посидели на воздухе. Через какое-то время учитель произнёс: - Пойдём за полувалками, пора.

     Большими деревянными щипцами Архип вынул полувалки из чана, положил на доску-поднос. Полувалки уменьшились по длине и диаметру рулонов не менее чем в два раза. Принесли на стол, под навес.

- Теперь будем валять в мокрую. Смотри, вот  доска. Пока полувалок горячий, валяешь ей, вот так. А когда остынет - руками.

     Валяли в мокрую около часа. Затем опять несли стирать. После снова валяли в мокрую.

Наконец, Архип посчитал процесс законченным: - Сейчас будем делать растяжку. Вот смотри, это колодка. Учитель поставил на стол что-то вроде деревянной ноги, набранной из нескольких частей. Развернул рулон чулка, который по размерам оказался в несколько раз меньше, чем когда делали его раскладку. По тряпице разъединил верх чулка, начал натягивать его на колодку.

- Вот так, парень. Теперь берём эту колотушку и обиваем ею пим. Надо, чтобы волос плотно был на казанке и без всяких морщинок, аккурат по форме.

     Ваня с усердием стал обивать валенок по форме. Архип принялся за второй. Было интересно как влажная плотная шерстяная масса приобретала форму обуви. Учитель придирчиво посматривал на работу ученика, делал замечания. В итоге, процесс обивания был завершён. Понесли формы с валенками в избу. Учитель открыл заслонку печи, убедился, что печь протоплена нормально.

- Теперь будем сушить пимы. Как раз на ночь и оставим.

     Поставив колодки с валенками на толстую доску, Архип аккуратно поместил доску на шесток и продвинул её в печь, ровно посередине пода. Закрыл печь заслонкой. Пошли под навес, убрали в сарай короба с чёсаной шерстью. На сегодня работа была завершена. Вечеряли засветло варёной рассыпчатой картошкой и квашеной капустой. Затем долго сидели за самоваром, отдуваясь горячим чаем. Баранки хрустели во рту, а кусочки сахара, откалываемые щипчиками, были чудо как сладки в прикуску. Иван сразу отпросился спать. Накрошил пару баранок Гришане и уснул мгновенно, как убитый.

     Утром Архип кое-как его растолкал: - Вставай, пора.

     Подкрепились жидкой пшённой кашей. Архип взял длинную кочергу и аккуратно выдвинул из печи доску с валенками. Понесли их под навес, Учитель продемонстрировал искусство вынимания  валенка из колодки. Валенки были красивыми, плотными и мягкими. Иван долго крутил валенок в руках, удивляясь как из шерсти получилась такая обувь.

- Парень, пимы ещё не готовы.

- Как так? – Изумился ученик.

     Архип молча ушёл в сарай и вынес оттуда два серых камешка: - Сейчас будем делать глажку. Смотри, вот тут чуток щетинится, здесь залохматилось. Надо этим камешком аккуратно заглаживать. Вот так, легонько. Очень сильно не давить.

     Иван взял камень – это был гладкий кусок пемзы. Долго гладили пемзой валенки. Действительно, обувь стала гладкой-гладкой. Архип удовлетворённо посмотрел на изделия и опять молча пошёл в сарай. Вынес оттуда большие металлические ножницы. Взял валенок, прищурился и начал равнять край голенища. То же проделал со вторым валенком. Обработал пемзой сделанные срезы.

- Вот, почти закончили.

- Опять не всё?

- Видишь, у них чуть рыжеватый цвет.

      Ваня пригляделся. Действительно, был чуть уловимый желтоватый оттенок.

- Надо, чтобы была чистая белизна. Сейчас поставим на солнышко, оно отбелит.

     Он подошёл к краю двора. Там были воткнуты в землю несколько толстых высоких кольев. Надел валенки на колья.

- Пусть жарятся, дождя сегодня не будет. Что ж, парень, первый урок ты прошёл. Дальше только опыт работы. Так что иди обратно в столицу. Скажешь старосте слободы, что я доволен. Мастер из тебя может выйти. А там пусть они решают. Прощевай, парень.

     Ваня забрал свои вещички, в избе ему дали немного разной снеди в дорогу и он вышел за околицу.

- Может опять полетим? – Предложил Гришаня.

- Давай, если тебе не трудно.

- А что, Вань, тебе понравилось делать валенки?

- Честно говоря, не очень. Но чем-то зарабатывать на жизнь надо.

     Долетели они быстро. Сделали только одну остановку, чтобы отдохнуть и перекусить,  в том самом месте у дуба. Когда Ваня вошёл в город, то сразу направился к старосте в слободу. На этот раз староста был на месте.

- Эта канцелярская крыса, писарь, послал тебя обучаться катанию валенок! – Гремел на всю ремесленную избу староста. - Да ты знаешь, что у нас в каждой деревне по несколько мастеров валенки катают!

     Ваня присмирел, не понимая, что происходит.

- Ладно. Ты тут ни при чём. А вот писарь появится, я задам ему взбучку. Будешь учиться на кузнеца. Кузнецы очень нужны в царстве. Доходит до смешного – бывает лошадь подковать некому. Оставим разговор до завтра - соображу куда тебя направить.

Кузница

     На следующий день староста определился с учёбой Ивана.

- Останешься тут, в слободе. В ремесленной избе нормально устроен? Питаешься в артели?

- Устроился нормально, но в артели ещё не состою – практически здесь и не жил.

- Хорошо. Проходить учёбу будешь у мастера Евграфа. Сначала на коваля, а затем на кузнеца. Как выйдешь отсюда, поворачивай направо и через три улицы спросишь где находится кузнец Евграф. Ступай с богом.

     Кузницу Евграфа Иван нашёл быстро. Большой широкоплечий мужик с окладистой бородой долго расспрашивал Ивана кто он и откуда, как здесь оказался.

- Для начала, парень, будешь учиться делу коваля. С лошадьми обходиться умеешь?

- Да, была у нас дома лошадь.

- Хорошо. Пойдём к ковальному станку.

     Во дворе было строение с широкими воротами. Внутри стоял знакомый для Ивана запах соломы и конского навоза. В углу в закутке сидел парень лет двадцати и что-то мастерил.

- Эй, Фёдор, подь сюда. Вот это Иван. Будешь обучать его делу. Всё расскажешь, покажешь. Обучи, чтобы он работал также споро, как и ты сам. Думаю, месячишка - другого времени хватит.

     Иван припомнил, что он видел Фёдора. Тот тоже обитал в ремесленной избе. Началось обучение новому делу. Как подкову подобрать, как снять её с копыта, как зачистить копыто, как произвести прибивку подковы. Лошадей приводили подковывать в основном смирных и проблем обращения с животными практически не было.  Проблемы возникли в другом месте.

     Ваня вступил в артель, которая сообща питалась. В казённой избе работала повариха, готовившая обитавшим там работникам утреннюю и вечернюю трапезы. Поскольку Иван ещё учился и заработка не было, он был принят в артель в долг. Потом должен был долг отдать. Рядом с койкой Ивана стояла койка Глеба. Этот парень лет на пять был старше Ивана и работал в пекарне. Вышло так, что с самого начала их отношения не сложились.  Не понравились они друг другу. Иван понимал почему Глеб был ему неприятен. Как только в избе укладывались спать и гасились лампы, Глеб начинал ворочаться, чем-то шуршать и из-под одеяла отчётливо доносилось чавканье. Не то, чтобы Ивану это мешало уснуть, а просто было неприятно. Однажды Гришаня потихоньку разведал что находилось в котомке Глеба под кроватью. Там среди всяких вещей были булки. Лопал Глеб хлебушек втихаря под одеялом. Но это ещё что. Однажды Иван сидел на койке и потихоньку общался с Гришаней – рассказывал ему о том, что произошло за день. Неожиданно сзади подкрался Глеб.

- Ты с кем это Ваня здесь разговариваешь? – С подозрением ехидно спросил он.

- Не разговариваю я ни с кем. – Вынужден был соврать Иван.

- Так, значит, ты молитвы читаешь или колдуешь.

- Отстань. Чего привязался?

-Ага, не нравится. Выходит ты колдун. Сидишь тут и наколдовываешь, чтобы кому-то плохо было. Против меня колдуешь? Я давно заметил, что ты какую-то напасть на меня нагнать хочешь.

- Слушай, Глеб. Отойди и не говори глупости.

- Так ты меня ещё и глупым обзываешь! Пойдём, выйдем из избы, поговорим по настоящему.

- Пойдём

     Они вышли из избы и завернули за угол на безлюдные задворки.

- О чём ты хотел поговорить? – Спокойно спросил Иван?

- А вот о чём!

     Глеб выкинул вперёд руку с кулаком, ударив Ивана в поддых. Иван согнулся. Но тут из-за пазухи выскочил Гришаня, мгновенно увеличился до размеров обычного петуха, наскочил на обидчика и начал хлестать ему по морде крыльями. Глеб оторопел от такой неожиданности, а затем с воплем кинулся прочь. Войдя в избу, Иван увидел, что койка Глеба пуста. Он перебрался в дальний угол избы на свободную койку. Но на этом история не закончилась. Глеб был теперь в полной уверенности, что Иван является колдуном и может превращаться в петуха или ещё в каких животных. Он начал нашёптывать людям о том, что Ваня знается с нечистой силой. Но на эти его наветы никто не реагировал. А тут  ещё поймали его в пекарне на воровстве булок. Присудили Глебке тридцать ударов розгами за воровство. После этого позора он сбежал куда-то.

     Иван два месяца овладевал мастерством коваля. Наконец, Федор доложил кузнецу Евграфу что Ваня обучен и в ковальне на двоих  работы нет. Определил Евграф Ивана в кузницу, но уже не учеником, а подмастерьем, поскольку тот уже поработал с железным изделием и молоток в руках уверенно держать стал. А подмастерью  полагалась хоть и не очень большая, но оплата. Правда, работа предстояла потяжелее предыдущей.

     Началось знакомство с наковальней, горном, пробойниками, клещами и другими вещами, используемыми кузнецом в работе. Поначалу, облачившись в фартук и варежки, Ваня качал ручку мехов, раздувая в нужный момент жар в горне; подавал инструмент; держал клещами раскалённую заготовку при её ковке. Помимо Евграфа здесь трудился ещё один кузнец. Так что Ване приходилось делать вспомогательную работу для двоих. Через три месяца Иван выковал самостоятельно первую подкову. Евграф придирчиво осмотрел изделие и не нашёл в нём изъяна. Так Иван стал полноправным кузнецом. Доложил Евграф старосте, что обучение подмастерья закончено. И тут произошёл неожиданный поворот в судьбе Ивана. Вызвал староста новоиспечённого кузнеца. И огласил ему государево повеление.

- Тебе, Иван предписано отправиться в село Раздольное и работать в кузнице. Тамошний кузнец отдал Богу душу. А у села держится большой табун лошадей, да и крестьянских работ там много. Без кузнеца никак. Подмастерье там есть, но за кузнеца не справится.

- Так Раздольное это село, куда мой дядя был направлен?

- Ты о бывшем старшем конюхе Егоре? Да, он там и дело хорошо наладил. Во дворце им довольны. Так что через два дня туда повезут овёс, вот с этим обозом и отправляйся.

- Простите великодушно, но я перед артелью ещё долг имею за харчи.

- Получишь у казначея слободы денежку. Хватит и рассчитаться  с артелью и на первое время на новом месте.

Раздольное

     По прибытию Ивана в Раздольное дядя Егор и его жена Татьяна встретили его радушно.

- Будешь жить у нас. Изба, слава Богу, большая. Места всем шестерым хватит.

- Откуда же шестеро, дядя Егор?

- Да, ты же не знаешь. Во-первых взяли мы к себе сиротку Анюту. Такая смышленая девчушка. Она стала нашей дочкой. Потом живут мои помощники по лошадям Прохор и Савва. Это парни твоего возраста – поладите. А ты будешь шестым.

     Приехал Иван аккурат в начало масленичной недели. Три дня осматривал и осваивал новое хозяйство – кузницу. Была она, конечно, меньше, чем в городе, но всё необходимое для работы было. Подмастерьем был Леонид – мужик лет тридцати. Понял Иван почему Леонид не мог быть кузнецом. Была у него хромота и не мог тяжёлую работу выполнять. Хотя и подмастерьем не всегда легко было. Выковали они вместе на пробу головку топора. Хорошо получилось. Звенело лезвие как маленький колокол.     В четверг утром ели блины. Егор, Татьяна, Иван, Аня, Прохор и Савва сидели за большим деревянным столом.  На столе в большой тарелке высилась стопочка блинов. Рядом была миска, заполненная рассыпчатым творогом. Брали тёплый блин, насыпали на него творог, сворачивали в трубку и ели, придерживая снизу раскрытую ладонь, чтобы творог не просыпался. Запивали молоком. Аня  успевала не только есть, но и строить ребятам всяческие гримасы. Но и дождалась – поднял руку Егор, как будто хотел дать затрещину. Присмирела егоза Анюта, только глазки зыркали в разные стороны.

     Егор закончил еду и произнёс: - Сёдня положено гулять. Разгуляй нынче, четвёртый масленичный день. Так что, ребята, одевайтесь и  айда на улицу. Мы позже тоже выйдем.

     Все стали из-за стола, степенно сказав спасибо. Савва и Прохор, весело переглядываясь и, сделав приглашающий жест Ивану, направились к дверям. Все оделись в полушубки, валенки. Анюта повязала на голову платок, мальчишки напялили ушанки. На улице уже светило солнце, отражая свои слепящие лучи от искрящегося снежного покрова. Был лёгкий морозец.

- Куда пойдём? – Спросил Ваня.

- Сегодня много что будет интересного. – Сказал Савва. Наперво пойдём на кулачки смотреть. Скоро должны начаться.

- А что такое кулачки? – Полюбопытствовала Аня.

- А это когда дерутся  между собой. – Вмешался Прохор. Такое это развлечение. Сговорились драться между заречными и подлесными. Это те, кто живёт на Заречной и Подлесной улицах. Они у нас в посёлке самые большие. Каждая улица выставляет по пять бойцов. Будут драться стенка на стенку.

     Спустились по снежной тропке к реке. Там на луговом пространстве был утоптан снег и несколько десятков парней и девчат отплясывали под звуки гармошек. Народ подходил с нескольких сторон. Многие присоединялись к пляшущим. Вдруг гармошки прервали свои залихвацкие мотивы и по толпе пронеслось: «идут, идут». Все головы обратились на неширокое пространство реки, по которой к полю гуськом приближалось десятка три людей с той стороны села. В толпе слышались возгласы: «наши идут; заречные покажут; держись, подлесные». Через несколько мгновений все головы повернулись в другую сторону – там к лугу спускались подлесные. Гармошки заиграли вновь, опять пошла пляска. Скоро подошедшие команды смещались с этой толпой. Приветствия, объятия шутки. Гармошки снова враз замолкли. Стал образовываться широкий круг. На середину круга вышел мужик с окладистой бородой и поднял руку, призывая к тишине.

- С Разгуляем Вас всех! Прошу помнить правила кулачков. Не бойцы не встревают, лежачего не бить, лежачий в драку не идёт, кровяну мазку не бьют, ногами не махать. Бойцы готовы?

     Бойцы с одной и другой стороны побросали на снег шубы и шапки, сняли рубахи, расправляя плечи на морозце. Савва пояснял Ивану: « Слева вон, заречные. Самый высокий среди них – Дылда. Силища! Говорят, быка кулаком может с ног сбить. А у подлесных главный – вон в середине чернявый. Сказывают, подковы гнуть может».

     Между тем в центре круга выстроились две шеренги по пять человек лицом друг к другу. Мужик, выполнявший, видимо, роль судьи, быстро прошёл перед смотрящими друг на друга бойцами, отбежал немного в сторону и крикнул: «пошли». Толпа зашумела, шеренги бойцов, согнувших в локтях руки, двинулись навстречу друг другу.

     Замелькали кулаки, бойцы то и дело отскакивали то в одну, то в другую сторону, уклоняясь от ударов. Совсем скоро с каждой из сторон было свалено на снег по три бойца, ушедших к зрителям и натягивающих рубахи и тулупы. В кругу противостояли две пары. Дылда с чернявым и ёще два крепких парня. Вскоре заречный парень свалил подлесного и чуть отошёл от дерущихся Дылды и чернявого.

- А почему он не идёт на помощь Дылде? – Спросила Аня.

- Потому что двое на одного не дерутся. – Пояснил Прохор.

     Из хода поединка становилось ясно, что чернявый дерётся ловчее. Дылда с высоты своего роста часто впустую молотил воздух, не попадая в уворачивающегося противника. Чернявый  же успешно снизу колотил соперника под микитки. Вот Дылда покачнулся, но устоял на месте. Вдруг чернявый изловчился и, как-то подскочив, ударил Дылду по лицу. Видно было, что потекла кровь – разбил нос. Сразу же подбежал мужик – судья и встал между дерущимися. Дылда вынужден был уйти из круга. Чернявый начал сходиться с оставшимся в кругу заречным парнем. Тот был явно слабее и минут через пять он оказался на снегу. Судья поднял руки и выкрикнул: - Кулачки были честными. Верх за подлесными.

     Толпа зашумела, одобряя справедливость поединка. Невпопад зазвучали гармошки и народ группками стал расходиться. Основная масса пошла вверх к селу.

- Сейчас будут катания. – Проинформировал Прохор.

- Что за катания? – Поинтересовался Иван.

- Кататься будут в санях по улицам. Пойдём быстрее, а то места не будет.

     Наверху, дойдя до перекрёстка улиц, увидели вереницу с десяток саней. Некоторые были запряжены в тройку, в которых было по одной или две лошади. На передних санях было необычное сооружение – короткий столб с закреплённым на нём колесом от телеги. На это колесо забрался гармонист и раздвинул меха гармоники, заиграв и запев частушки. Все лошади и сани были украшены лентами, звенели бубенцы. В сани набивались молодые девчата и парни, детвора.     Вчетвером забрались в одни из саней. Скоро во всех санях была куча-мала. Процессия, медленно разгоняясь, двинулась. Взрослые, степенно шествующие по краям улиц, улыбались, приветственно махали руками. Музыка, смех, частушки. Вереница саней переехала мост через реку – на заречную сторону села. На улицах в сани летели снежки, детвора пыталась бежать рядом с санями, скользя и падая. Весело проехали всю заречную часть, вернулись на другую сторону. Промчались, кружа по улицам, к лесу. Там около опушки остановились. К опушке от посёлка шёл народ.

-  Савва, а что здесь будет?

- Крепость будем брать. Смотри, Вань, вон там. Всю неделю делали, даже снег привозили. Пошли туда, а то в команду не попадём.

     Действительно, у кромки леса было сооружение, напоминавшее крепостную стену. Подойдя ближе, увидели, что это снежная стена, чуть загнутая по сторонам, и выше человеческого роста. С внутренней стороны стены маячили головы.

- Оборона уже собралась. - Прокомментировал Прохор. - Вон они на приступок уже забрались.

- Слушай, Прохор. – Откликнулся Савва. – Смотри, стена то блестит. Это они вчера вечером, наверное, водой её полили. Лёд образовался – на стену не заберёшься.

- Ничего, расковыряем. – Ответил Прохор. Иван, пошли  крепость брать. А ты малая – Обратился он к Анюте – будешь снежки подносить.

     Человек тридцать парней и девчат собрались метрах в двадцати от крепости. Рядом лежали, сложенные в кучки снежки, заготовленные заранее. Один из парней, видимо заводила этой игры, делал напутствие: «Кидать прицельно, зря снежок не тратить. Ребята вперёд, девчонки сзади. Надо умудриться ледяную корку разбивать, а так на стену не взберёшься, скользко».

     Из толпы зрителей закричали: «Начинайте, вперед!». Заводила дал знак и нападавшие, со снежками, прижатыми руками к полушубкам бросились к крепости. Метров за пять до стены в них полетел град снежков. Остановились, снаряды на снег и, защищаясь одной рукой от снарядов оборонявшихся, стали прицеливаться и пуляться снежками. Прохор с Саввой, несмотря на серьёзный обстрел, вплотную приблизились к стене и стали руками долбить углубление на уровне глаз. Но вскоре под интенсивным обстрелом вынуждены были отступить. Малолетки подносили снаряды из запаса. Двое других ребят опять кинулись к стене и продолжили работу, начатую Саввой и Прохором. Откатились назад и они. Третья попытка уже показала некоторый результат этой работы. Один из парней подставил спину, другой, встав на неё, переступил в сделанное углубление и распластался на стене, поддерживаемый выпрямившимся напарником. Уцепился руками за край стены и попробовал забраться, но был сброшен обороной. В это время ещё две пары парней начали проделывать аналогичную работу. Отпор защитников явно слабел. Вот уже один из парней перелез через стену, за ним другой, третий. Начали отваливаться куски стены – крепость разрушалась. Иван вместе с нападавшими стал перелезать через снежные глыбы. Вдруг, к своему удивлению он почувствовал, что Гришаня выбрался из тепла полушубка.

Принял дружок нормальные петушиные размеры, взобрался на плечо Ивану и пронзительно закукарекал. Иван остановился.

- Ты что, Гришаня, вылез?

- Так интересно, а то сижу в твоём тулупе. Скучно.

     Взятие крепости завершилось. Нападавшие и оборонявшиеся с удивлением смотрели на незнакомого парня с орущим петухом на плече.

- Ой, петушок! – Восторженно воскликнула Аня.

- Откуда он взялся? – Поинтересовался Савва.

- Вернёмся в дом, расскажу. – Только это и осталось произнести Ивану.

     Участники битвы, зрители направились к центру села, начали потихоньку расходиться по улицам к своим домам. Уставшие, разгорячённые ребята тоже не спеша пошли к дому, обсуждая произошедшие за сегодня события и поглядывая на петуха, сидевшего на плече Вани. Дома Татьяна хлопотала над запоздавшим обедом. Иван  без утайки рассказал всем про Гришаню.

- Что же, всякие чудеса в мире случаются. – Задумчиво произнёс Егор.

- Ой, как интересно! У нас волшебный петушок. – Затараторила Анюта.

- Вот что, Иван, пускай твой Гришаня нормально живёт в избе а не прячется в темноте по карманам. – Предложил Егор.

     На том и порешили. Всегда так было, что если о чём-то знают двое, то рано или поздно об этом будут знать многие. Толи Анюта о чём-то по секрету подружкам поведала, толи кто из парней ненароком проговорился, но вскоре по селу поползли слухи. Мол, у конюха Егора есть волшебный петух. Говорит этот петух человеческим языком и творит всякие чудеса. А главное, что если клюнет он овсяное зёрнышко, то превращается это зёрнышко в золотую монету. Стали сельчане косо смотреть на обитателей дома конюха. Тем, кто не верил этим слухам напоминали, что взялся ниоткуда разноцветный петух горластый при взятии снежной крепости. Да так и сидел на плече мальчишки до самого дома.

     Прослышали про это лихие люди и решили выкрасть петуха, делающего деньги. Однажды, когда из дома конюха все ушли, проникли в дом воровато три злоумышленника. А войти в дом было легко. Никто в селе двери не закрывал – не принято это было. Вошли бесшумной поступью и крадучись стали осматриваться. На лавке в кухне дремал петух. Набросились на него сразу, запихали в холщёвый мешок и дали дёру из дома. Вышли на улицу и спокойно идут, а у одного через плечо мешок перекинут. Не местные были эти люди и не хотели своей суетой привлекать внимания. А Гришаня в это время проделал клювом дырку в мешке, сделался маленьким и незаметно  вывалился из мешка. Сразу же он начал расти до огромных размеров. Остолбеневшие прохожие наблюдали, как по улице с воплями бежали три мужика, а за ними нёсся неимоверно большой петух, клевавший беглецов и рвавший их одежду – аж клочья летели. Эта погоня продолжалась до пруда за околицей. Нырнули в воду злоумышленники. Петух остановился переводя дух, а затем повернул назад. Не спеша  под  изумлёнными взглядами сельчан он вернулся к дому и вдруг пропал. Это Гришаня сделался снова маленьким и шмыгнул в открытую дверь. После этого случая всё село уже верило в волшебного петуха, живущего у конюха.

     Много было всяких пересудов о петухе. Хорошо ли, что в селе обитает такое непонятное существо? Этот вопрос снялся сам собой после произошедшего вскоре случая. В одно июньское утро Иван завтракал. Работы в кузнице  предстояло много и надо было хорошо подкрепиться. Припозднился он сегодня. Уже и коров сельчан на выпас выгнали и дядя Егор с Прохором и Саввой уехали к своим лошадям, Татьяна на дворе  затеяла стирку. Только Аня досматривала последние сны на лежанке, да Иван заканчивал трапезу. Вдруг за окошками раздался цокот копыт. В избу вбежал встревоженный Прохор.

- Вань, народ надо срочно собирать!

- А что случилось?

- Прибежал к нам заплаканный пастушонок. Рассказал, что какие-то люди коров десять отделили от стада и погнали прочь. А его огрели крепко кнутом, чтобы не мешал. Надо отбивать коров у этих бандитов.

- Так кого сейчас соберёшь? По домам только бабы да детишки остались. Все мужики кто где работают. Давай, мы поступим по-иному. Скачи обратно к Егору и Савве  и начните погоню за угнанным стадом. А я попробую с Гришаней догнать.

    Ускакал Прохор, а Иван разыскал в избе петушка и рассказал ему о случившемся и о своём плане. Вышли они на улицу, Гришаня превратился в великана, Иван забрался к нему на спину и они полетели. Вот и выгон, где пасли коров. Пастушонок  упал на траву от страха, увидев спустившегося с неба огромного петуха с парнем на спине.

- Куда угнали коров? – Не слезая на землю прокричал Иван.

- В..в..он т..т..туда. - Заикаясь и размазывая по лицу слёзы, показал пастушонок.

     Гришаня с Иваном устремились в указанном направлении. Летели они над просёлком, извивающимся между тучными лугами с уже заколосившейся травой. Вот они обогнали троих всадников – это скакали Егор с парнями. Через какое-то время впереди показалось облако пыли. Не угнанные ли это коровы? Так и есть, в пыли растянулась вереница коров. В голове вереницы были два всадника на лошадях, замыкали шествие коров двое пеших. Гришаня пролетел над коровами, снизился и когтями сорвал шапку с одного из всадников. Лошади испугались спускающейся огромной птицы и понесли. Всадники кое-как удерживались в сёдлах. Коровы тоже испугались и начали разбегаться в разные стороны. Шедшие за ними мужики в растерянности топтались на месте, не зная, что предпринять. Затем они тоже бросились в разные стороны, приминая луговую траву. Тут подоспел Егор с парнями.

- Ловите этих мужиков, кричал Иван с высоты парящего над лугом Гришани.

     Мужиков одного за другим быстро поймали, скрутили им руки и посадили на дороге. Сторожить их остались Иван с Гришаней, а остальные стали сгонять в одно место разбежавшихся коров. Ускакавших воров было уже не догнать. Перекинули через лошадей связанных злоумышленников и погнали коров назад к селу.

     Сельчане после случившегося закончили всякие пересуды о петухе, поняв, что вреда от него нет, а может быть польза. Пойманных воров отправили на суд в столицу.

     Случай с коровами привёл к новому происшествию. Когда воров привезли в столицу, то сыскной и стряпчий устроили пристрастное разбирательство воровства. Угонщиков коров посадили в острог, свершив над ними положенный суд. Но в процессе дознания обстоятельств угона коров выяснилось, что там происходило что-то необычное. Всплыл факт наличия какого-то петуха огромных размеров. Конечно, ворам не поверили. Сочли, что от страха это им показалось. Но на всякий случай так, для порядка сыскной послал в Раздольное соглядателя. Тот ходил по селу, слушал в оба уха о чём народ говорит. Выяснил, что действительно есть такой петух, который может превращаться в огромную птицу. Поговаривают также, что он зёрна в золотые монеты превращать может. Живёт этот петух в доме конюха Егора, а присматривает за ним и дружбу с ним водит молодой кузнец Иван. Так, по крайней мере, соглядатель понял из тех разговоров сельчан, какие им были услышаны. Доложил он об этом сыскному в присутствии стряпчего. Те глубоко задумались. Непорядок в государстве. Как так, какой-то петух помогает ловить преступников, может золотые монеты из зёрен делать.

     Пришлось сообщать обо всём этом царю. Тот внимательно выслушал сыскного, немного подумал и повелел доставить в столицу петуха и Ивана. И вот поскакал отряд царских стражников во главе с сыскным в Раздольное. Ввалились в избу, когда обитатели вечеряли.

- А, старые знакомые Егор и Иван. – Войдя в избу и  увидев сидящих за столом, воскликнул сыскной.

- Здрав будешь. – Вежливо приветствовал его Егор, поднимаясь из-за стола.

- Не времени разговоры разговаривать. Вы утаили от царя одушевлённый предмет, с помощью которого делаете монеты. Это незаконно. – Продолжал сыскной.

- Побойся Бога, о чём ты говоришь?

- Я говорю о петухе, который у вас проживает. Где он?

- Петух, так вон он, под лавкой. Только никаких монет мы не делаем.

- Ладно, разберёмся. Приказано царём доставить к нему этого петуха вместе с Иваном. Иван, ты головой отвечаешь за то, чтобы этот петух не сбежал по дороге, а целым и невредимым предстал пред царские очи. С тем и убыли царские посланцы, забрав с собой Гришаню и Ивана.

Царские трудности

      Царь сидел и думал тяжёлую думу. Уже ночь начинала таять блекнущими звёздами, а он так и не смог заснуть. Как бы не играли гусляры, какие бы яства не выставляли пред ним, ничто не могло отвлечь его от тяжких мыслей. Царь был молод. Только три года как надели на него царскую корону после кончины старика отца. Эти три года были почти спокойными. Но вот что-то стало ухудшаться в государстве. Пустела казна, так как не было в неё поступлений.  Тут и соседи оживились. Нет нет, да и устроят на границе какую-либо пакость. То деревеньку к своим рукам приберут, то часть строевого леса захватят и рубить его начнут, то ещё что-нибудь. А тут лазутчики донесли, что вообще одно сопредельное государство войско готовит,  чтобы напасть и завоевать страну.

- Уже не усну. – Подумал царь. – Надо как-то развеяться.

     Но тут в царские покои осторожно вошёл сыскной.

- Извини, государь. Доложили мне, что ты не спишь, бодрствуешь.  Хочу отчитаться о поручении, которое ты дал.

- Давай, выкладывай.

- Привезли мы того петуха из Раздольного о котором поведал соглядатель. Когда будешь разбираться с этим петухом и Иваном? Они тут во дворце.

- Да сейчас и ведите сюда

     Ввели Ивана. На его плече сидел петух.

- Здравствуй, Иван. После той истории с короной я тебя не видел. Больше года прошло. Подрос ты. Докладывали мне, что успешно обучился ремеслу. Так как же ты мог утаить от меня петуха, который монеты делает?

- Неправда это, государь. Не делает он никаких монет.

- Тогда рассказывай всё по порядку что за петух, откуда он взялся, что про него из того что говорят правда, а что нет.

     Рассказал Иван царю всё как было и в каких приключениях Гришаня участвовал.

- Что же, я тогда уже, когда с короной события были, понял, что ты честный парень. И хорошо, что ты сейчас правдиво всё рассказал. А может твой петух сейчас сделаться маленьким, а затем совсем большим?

     Не успел царь договорить, как Гришаня соскочил на пол и уменьшился до едва различимого размера. Затем он начал расти, да стал таким, что почти упёрся головой в сводчатый потолок, заняв собой почти половину пространства царских покоев. Вот он опять уменьшился до нормального размера, захлопал крыльями и взлетел на плечо Ивана.

- Здорово! – Воскликнул изумлённый царь.

- Это ещё не всё, государь. Петух может определять что в будущем с человеком будет – хорошее или плохое что. Конечно, не на годы вперёд, но до первого плохого случая или поступка.

- Хорошо, я понял.

     Но тут же сник, погрузившись в мучившие его думы.

- Государь, извини, а что ты такой грустный и не спишь ночью?

- Не спится. Думаешь, простое это дело всё государство на своих плечах держать?

- Не знаю, не пробовал. Так что, проблемы какие есть?

- Есть проблемы. Понимаешь, с некоторых пор государство стало приходить в упадок. Казна пустеет. Дело дошло до того, что не могу содержать армию. Воинам платить не чем. А вооружение у них вообще никуда. Провёл я недавно смотр своему войску. Стоят все какие-то обтрёпанные, сабли ржавчиной изъедены, пик у большинства нет – поломаны. Боевых топоров представлено наполовину – по избам дрова ими колют. Кони тощие. Пашут на боевых скакунах или на извозе используют почём зря. Одним словом, беда. Придёт вражина, разве с таким войском отпор дашь? Да и вообще – иногда в карете по дороге еду, а народ по обочинам шапку ломит, так смотреть не приятно – тоже все оборванные. - Разоткровенничался вдруг государь.

- Ну а что твои подчинённые говорят, свита твоя?

- Разводят руками. Говорят, что совсем народ обеднел, нечем им платить подать. Потому казна и не наполняется.

- А кто за подати отвечает?

- Губернские главы. Они должны за податью следить, а затем сдавать её государеву казначею. У меня восемь губерний.

- А твои губернские главы тоже оборванные ходят?

- Нет, как можно. Они же представляют царя в народе. Все они солидные, заслуженные. Вот даже я им землю отвёл недалеко от моего дворца. Построили все себе там жильё. Теперь нет надобности мне, если что, посылать за ними гонцов. Все у меня под рукой. Посмотри вот в окно.

     В лучах уже восходящего солнца, не так далеко от дворца, на пригорке красовалось поселение. Дюжина теремов блестела окнами и резными маковками башен.

- Красота?

- Да, красиво. Только что они все здесь делают?

- Губерниями своими руководят, дела решают.

- Что, каждый день по своим губерниям разъезжаются?

- Нет необходимости. У них  наместники там сидят. Всё исполняют, что надо.

- А ты давно в какой-нибудь губернии сам был?

- Зачем? Там государевы люди за всем смотрят.

- Конечно, не царское это дело, наверное. А давай съездим в какую- либо ближайшую губернию. Может и поймём что, отчего государство беднеет.

-  Давай. Ты, парень, я смотрю смышлёный. Может, что и подскажешь.

     Велел царь закладывать карету. Вышли на крыльцо, а там уж толпа губернаторов стоит и все царские придворные, поклоны бьют. Ждут, дескать, какие указания от царя-батюшки поступят.

- Идите, занимайтесь делами. Мне никто сейчас не нужен. Воевода с охраной – за мной. – Промолвил царь.

     Ехали долго. До центра ближайшей губернии было вёрст двадцать. Кавалькада из кареты и девяти конных стражей, включая воеводу, пылила по дороге, проходившей через поля с уже убранными рожью, овсом, пшеницей. В одном месте недалеко от дороги у скирды соломы возились три мужика. Карета остановилась.

- Пойди, позови их сюда. – Приказал царь воеводе.

   Подошли перепуганные крестьяне, застыли в поклоне.

- Что мужики, как поживаете?

- Слава богу, царь-батюшка, ещё живы.

- Хорош ли нынче урожай?

- Грех жаловаться. Урожай знатный.

- Значит, будете в достатке.

- Эх, царь батюшка, достатка не ждём, прости Господи.

- Что так? Вот ты, с бородой, говори. Говори прямо и не таясь.

- Так откуда достатку то взяться? Вот при Вашем покойном батюшке, царство ему небесное, мы платили подать в полденежки с души за каждые полгода. А сейчас должны платить одну денежку и ещё четверть. Недоимки с нас накопилось – за всю жизнь не расплатимся. Живём впроголодь. Перебиваемся с картошки на воду. Скотины и той почти не осталось. Приходится резать, за долги отдавать.

-  Кто Вам такую плату назначил – денежка и четверть?

- Как кто? Наместник. Говорит, царская воля это. Не суди нас, государь, но погибаем мы с такой подати.

     Царь с недоумением смотрел на мужиков.

- Идите с Богом, работайте. – И, обращаясь к Ивану, произнёс: - Что же это делается в государстве? Поехали к местному наместнику.

   Центром губернии была большая деревня, дворов на двести. Посредине  высились высокие хоромы. Карета подкатила к большому  крыльцу с резными колоннами. Тотчас же на крыльцо выскочил наместник. Грохнулся на колени со словами: - Счастье то какое! Государь-батюшка пожаловал.

- Встань, встань. – Промолвил царь. Докладывай, как идёт сбор подати для казны.

     Наместник поднялся с колен. Его глаза встревожено бегали из стороны в сторону. Весь напружинясь, произнёс: - Стараемся, государь.

- Ну и каковы старания?

- В этот раз собрано и отправлено губернатору по полденежки с четвертью с каждой души, как положено.

- А кем это так положено?

- Как, государь? Губернатор объявил, что таков был царский указ.

- Хорошо. А почему ты, собачья твоя душа, с людишек требуешь подать по денежке с четвертью а не полденежки с четвертью?

     Наместник грохнулся опять на колени, запричитал: «Не вели казнить, государь! Семья большая, расходов много. Опять же твои люди из дворца наведываются. То это им дай, то другое. Вот полденежки себе я и оставлял. Богом молю – не губи».

- Взять его, чтобы другим не повадно было. – Приказал царь воеводе. – Поехали обратно, во дворец.

     На обратной дороге царь сидел мрачнее тучи.

- Ну что, государь? – Спросил Иван. – Понял, что творится в государстве у тебя?

- Кажется, начал понимать.

- Да тут всё просто. Наместник себе оставляет полденежки с души. Губернатор, затем, оставляет у себя тоже не меньше, чем полденежки. Так что в казну попадает самое большее четверть денежки с души. А если люди  такую подать платить уже не могут, то в казну приходит и меньше чем четверть денежки. Разоряют людей и воруют у тебя, государь.

- Ах, паразиты, государство грабят, народ в нищету ввели.

- Сам виноват, государь. Доверился. Когда контроля нет, и начинается беспредел.

- Я же думал, что они честные, не щадя живота государству служат.

- А вот когда они хоромы у дворца твоего строили, ты не задумывался, откуда у них деньги? Может, раньше честными и были. А от соблазна не устояли. Спроса то с них серьёзного не было.

- Ах канальи! Ну я Вам устрою! А может это в одной только губернии так?

- Государь, ты же не ребёнок. Если бы было только в одной губернии, то, может, казна бы и не очень почувствовала это. А ты ведь говоришь, что казна почти пуста.

- Да, верно.

- Гони ты государь этих своих губернаторов и наместников в шею и накажи принародно. Ведь действуют они от твоего царского имени. Подбери себе хватких мужиков из простолюдинов и окажи им царское доверие. Но проверяй, а то при том, как ты государством управляешь, любой честный станет или вором или нищим.

- Ладно, будешь ты мне тут указывать! Впрочем, твоя правда. Мне много о чём подумать надо.  Иди, Иван, опять в казённую слободу. Устраивайся там с жильём. Староста скажет тебе, что делать дальше.

  На следующий день вызвал царь казначея.

- Объясни мне, денежная твоя душа, почему казна у нас пустая.

- Всё просто, государь. Денег приходит  меньше, чем государству требуется.

- Почему так?

- Губернии, говорят, обнищали, платить нечем.

- Докладывай, поскольку платят с души наши губернии.

- Большинство платит десятую часть денежки. Редко кто платит по четверть денежки.

- Подожди, а почему при моём покойном отце казна была полная?

- Не казни, государь, но тогда все губернии исправно платили по половине денежки на душу.

- Так почему платить меньше стали?

- Я же сказал, государь. Губернаторы разводят руками, поскольку платить нечем.

- Что же ты молчал всё это время?

- Так ты, государь, и не спрашивал.

- Принеси мне сёйчас же твою книгу поступления денег от губерний, чтобы я мог понять кто сколько платит в казну.

     Вернулся вскоре казначей с толстенной книгой.

- Пиши мне на отдельном листе сколько какая губерния за последние полгода платила подати. И рассчитай, сколько это приходится на одну душу взрослого человека с каждой губернии.

     Почти до вечера возился казначей с цифрами. Не пил, не ел. Наконец, дал царю листок со своими записями. Посмотрел царь на цифры, подсчитанные казначеем, и опять задумался. Все губернии платили меньше половины денежки с человека. Призвал писаря и стал диктовать царский указ: «Повелеваю с сего дня сего года упразднить должности губернаторов всех губерний государства. Бывшим губернаторам в пятидневный срок освободить хоромы, в коих они проживали, и отбыть со всеми своими домочадцами из столицы». Далее он приказал доставить завтра к нему наместников из всех губерний и Ивана с его петухом.

     Назавтра, после дневной трапезы у царя были собраны казначей, стряпчий, сыскной, воевода, писарь и Иван, на плече которого сидел Гришаня.

- Собрал я вас вот с какой целью. – Молвил государь. – Вы уже знаете, что все губернаторы проворовались. Я их выгнал. Больше губернаторов не будет. Останутся наместники в губерниях, которые должны честно нести службу за царское жалованье и собирать справедливо установленную подать. Все наместники прибыли во дворец?

- Так точно, государь. – Доложил сыскной.

- Будем вызывать сюда каждого, чтобы он дал присягу государю честно исполнять царскую волю и не притеснять людишек губернии. А тебе, Иван, такой наказ. Пусть твой петух внимательно смотрит и слушает, а потом скажет кто из присягающих честен, а кто лукавит и присягу нарушит.

     Стали по очереди вызывать наместников под царские очи. Государь каждому впенял, что брал неверные подати, вольно или невольно обирали вместе с губернатором народ. Говорил о том, что готов поверить, если наместник честно всё расскажет,  раскается и присягнёт, что впредь будет честно выполнять царскую волю, оглашал какое жалованье будет положено за службу. Каждый наместник падал на колени перед царём и держал ответ. Кто каялся в том, что не был честен, кто сваливал всё на приказы губернатора. Но все клялись царю в верности и присягали, что в дальнейшем будет строго выполнять то, что предписывается государем, а народ губернии не будет притесняться. После того, как каждый уходил в ожидании царского решения, государь обращал свой взор на Гришаню. Гришаня вещал своё предсказание – кто, действительно, будет честно исполнять царскую волю, а кто лукавит или по какой-то причине сможет нарушить данную присягу. Оказалось, что таких, кому нельзя верить, было трое из восьмерых.

- Пятерым объявить о том, что они оставлены наместниками. - Огласил решение государь. – Казначей, дашь им наставление по сбору подати. А троим пока ничего не объявлять. Задержать их в столице. Пусть, мол, ждут царского решения. А сыскному, стряпчему и воеводе срочно поехать по этим губерниям, подобрать и представить мне новых наместников. Всё, все свободны кроме Ивана.

     Придворные вышли.

Новый старший советник

- Иван, хотел я обсудить с тобой один вопрос. Ты грамоту знаешь? – Начал разговор царь.

- Да, дядя Егор выучил меня и читать, и писать.

- Это которого я из старших конюхов разжаловал?

- Да, он.

- Хороший конюх. Но только так уж вышло с ним. Молодец, что тебя грамоте обучил. Вот, что, Иван. Хочу я тебя назначить своим старшим советником.

- Ты что, государь. Какой же из меня советник!

-  А ты не перебивай царя и слушай. После той истории с короной, как засадил я в острог бывшего старшего советника  иностранца, я никого в советники не брал – не было кому-либо веры. А вот к тебе я пригляделся и понимаю, что ты честен. Ты мне также открыл глаза на губернаторов. Опять же у тебя есть петух, который нам  помощь оказывает. Вот и ремесло быстро освоил, значит, хорошо соображаешь. Короче, нечего отказываться. Назначаю тебя царским старшим советником. С жалованьем не обижу. Кроме того, занимай на выбор любой дом, из тех, что бывшие губернаторы освобождают.

- Государь, зачем мне одному такие хоромы? Впрочем, если разрешишь там поселить тоже старшего повара с дочкой, то я соглашусь. Во-первых одному в доме быть тоскливо, а во-вторых жил я у них некоторое время раньше. Живут они в старой развалюхе. Пусть поживут и в хорошем доме.

- Я твоего согласия быть старшим советником и не спрашиваю, а повелеваю тебе быть в этой должности при царе.  Относительно старшего повара и дочки нет никаких возражений. Твой будет дом – тебе и решать кому там жить.

     По случаю принятия решений, которые должны будут обеспечить хорошие поступления в казну, царь решил устроить охоту. Трава в лугах уже пожелтела, жёлто-багряные листья деревьев шуршащим под ногами ковром укрыли  лесные поляны. Самое время для верховой охоты на волка наступило. У царя была большая псарня. Дюжина гончих собак разных мастей. Псарь, мужик средних лет до умопомрачения любил собак. Он на псарне фактически и жил. Его питомцы были всегда ухожены и в отличной физической форме благодаря правильному кормлению и надлежащему выгулу. В день охоты свита собралась у парадного крыльца. Царь повелел подготовить шестёрку псов, которые переминались с ноги на ногу, сдерживаемые поводками. Егерь доложил государю о том, что всё готово к охоте. Загонщики на месте. Нескольких волков вчера видели у мелколесья возле излучины реки. Зверь уже далеко не уходит. Жмётся ближе  к человеческому жилью, где можно устроить разбой в овчарне или перехватить отошедшее от двора животное. Царь подал знак и вся верховая кавалькада тронулась в путь. Замыкала процессию тарантайка  с провиантом. Новоиспечённый старший советник Иван был также среди этой процессии. Гришаня, как почти всегда, сидел за пазухой. Перед выездом Иван спросил у него будет ли охота удачной. Получив от петуха утвердительный ответ, Ваня стал спокоен – ведь теперь он должен советовать царю как поступать в тех или иных случаях. Выехали на поля. Егерь поднёс к губам охотничий рог и затрубил. Через какое-то время вдалеке в разных местах отозвались один горн, а затем ещё один. Гончие, услышав звуки горнов, заволновались, стали нервно натягивать поводки, удерживаемые рукой псаря. Псарь соскочил с лошади и отстегнул поводки у трёх собак. Вдалеке послышался свист и глухой шум – это начали работать загонщики. Егерь указал рукой, куда надо двигаться. Всадники направили лошадей неспешной рысью в указанном направлении. Вдруг, не так далеко справа от охотников из кустов выскочил волк и, озираясь, широкими прыжками стал пересекать луговину, направляясь к перелеску. Псарь закричал «апорт!» и тройка гончих кинулась за волком.  Всадники прибавили темп рыси. Волк, направлявшийся к перелеску, вдруг изменил направление и понёсся к простору поля. Видимо, спугнули загонщики. Псарь остановил коня, освободил от поводков вторую тройку собак. Волк удалялся от охотников и они пустили лошадей в галоп. Вот хищник и преследующие его собаки скрылись за холмом. Послышался приглушённый лай.

- Это Гроза, догнала она волка! – На ходу прокричал псарь.

     Когда охотники оказались на вершине холма, они увидели, что волк отбивается от трёх нападающих на него собак. Ещё три гончие быстро приближаются к этой битве. Подскакавшие к полю боя увидели круговорот тел с вылетающими клочьями шерсти. Егерь, держа в руках кнут, прямо с коня прыгнул на спину волка. Захлестнул пасть волка кнутом, как удилами. Подоспели воевода и псарь с верёвками, скрутили хищнику ноги, накинули и затянули петлю на морде. Волк лежал на боку и свирепо обводил глазом окруживших его людей. Иван впервые присутствовал на охоте. Ему было не по себе от вида поверженного на землю сильного хищника. С одной стороны было жаль вольного зверя, а с другой стороны он вспомнил жуткий случай с волками, когда ехал в обозе из деревни в город. Ваня отвернулся и отошёл к своей лошади. Что делать, такая охота – царская забава. Нравится или не нравится, но ты в свите и должен в забаве участвовать.

Война

     Утром Ивана разбудил тревожный  набат большого колокола. Люди кто в чём сбегались на площадь перед дворцом. У царских ворот на привязи стоял взмыленный конь. Иван прошёл в царские покои. Там уже собрались почти все приближённые.

- Господа царёва служба! – Начал государь. – Только что гонец принёс весть о том, что на наше царство с юга напало войско соседнего государства. Уже давно лазутчики доводили до нас всякие слухи о том, что царь Владислав ищет удобный момент для захвата части наших плодородных земель. Вот это и случилось. Надо дать отпор супостату. Хочу держать совет. Как нам действовать?

- Государь! - Выступил вперёд стряпчий. - Надо собрать большое войско и быстро прогнать неприятеля.

- Воевода, а ты чего молчишь? – Сурово спросил царь.

- Не понравятся тебе речи мои, государь. – С тревогой в голосе начал воевода. – Сам знаешь, в каком состоянии сейчас  наше вооружение и воины. Разгромит нас царь Владислав, если мы в открытую, лоб в лоб решим наступать на его войско. Можешь наказать меня за эти речи, но это правда. Надо оборонять нашу землю, чтобы враг дальше не смог пройти.

     Царь в гневе застучал посохом об пол и велел всем присутствующим высказать свой совет. Все, опасаясь, высказывались уклончиво и невозможно было понять, что предлагают они. Иван в это время о чём-то шептался с Гришаней. Дошла очередь и до Ивана.

- Что, советник, как поступать? – Обратился к нему государь.

- Я поддерживаю воеводу. Надо занимать оборону и не допускать неприятеля дальше в наши пределы. В это время надо заняться оснащением оружием наших воинов, благо деньги в казну стали поступать в нужном количестве. Кроме того, предлагаю направить посольство в западное княжество к княгине Евдокие  и говорить о союзе. Мы знаем, что Владислав глядит в сторону земель этого княжества тоже. Пора объединять силы для совместной борьбы.

     Царь долго сидел в раздумье и, наконец, озвучил решение: « Повелеваю воеводе организовать оборону, чтобы враг больше ни на шаг не продвинулся  в наши земли. Интенданту обеспечить снабжение войска оружием, амуницией, провиантом в нужном количестве. Ты же, воевода, лишнего с интенданта не требуй. Казначею без проволочек выдавать деньги на вооружение войска. Расходы царского двора ограничить только провиантом. Никаких балов, охот, построек и прочего не проводить. Старшему советнику возглавить посольство к княгине Евдокие. Стряпчему участвовать в посольстве и готовить проект совместной грамоты для подписания. Всё, все свободны. Советнику и стряпчему остаться.»

     Обсуждали посольство – с чем к княгине Евдокее ехать, что предлагать, какие дары с собой брать. Наметили что должно быть записано в грамоте о союзе, как с Евдокией разговор вести. В качестве дара решили преподнести скакуна – трёхлетку из табуна, что был на попечении у конюха Егора. Сразу же послали нарочного в Раздольное к Егору с предписанием срочно доставить скакуна.

Посольство

     Через день посольство отправилось в путь.  В карете, запряжённой четвёркой лошадей, размещались Иван и стряпчий. На козлах сидела пара возниц, на запятках кареты стоял конюх, в обязанности которого входило наблюдение за скакуном, бежавшим  за каретой на длинной привязи. Сопровождали карету четыре конных стражника двигавшихся парами перед каретой и за скакуном. Такое солидное посольство показывало важность миссии, которую предстояло выполнить. На третьи  сутки пути подъехали к заставе княжества.

- Стой! Что за люди и куда держите путь? – Преградили дорогу трое вооружённых воинов.

- Посольство царя Любомира к княгине Евдокие с государственной надобностью. – Высунувшись из окна кареты, прокричал Иван.

     Воины с почтением обошли вокруг кареты, осмотрев её.

- Поезжайте, уважаемое посольство, мы пошлём гонца во дворец с упреждающим  сообщением о вашем прибытии.

     Посольство проследовало дальше. Где-то через час пути их обогнал всадник, скакавший во весь опор. Видимо, это и был гонец с заставы. К вечеру впереди показались стены и башни большого замка. Ворота замка были закрыты, но при приближении кареты с послами они открылись, пропуская прибывших во внутрь. Оказалось, что их ждали. Приблизился облачённый в богатые одежды и восседавший на белоснежном коне вельможа.

- Приветствуем вас, высокое посольство, в цитадели её величества княгини Евдокии. Я, секретарь её            величества сопровожу вас в отведённые покои. – Высокопарно произнёс вельможа. – Вы сможете там отдохнуть и переночевать, а назавтра утром княгиня примет вас.

- Сердечно благодарим. – В свою очередь ответил Иван. – Посольство из советника и стряпчего его величества царя Любомира удовлетворено приглашением к отдыху. Просим передать княгине дар нашего царя – жеребца, одного из лучших в царском табуне.

     Конюх освободил привязь и передал её подбежавшему к карете служителю. Процессия во главе с секретарём княгини двинулась к замку.

     Наутро послы были проведены в княжеские покои. В большом зале на троне восседала княгиня. По обе стороны от трона вдоль стен в креслах располагалось десятка два приближённых.

- Посольство его величества царя Любомира. – Громогласно провозгласил секретарь княгини, вошедший в зал впереди Ивана и стряпчего.

     Иван подошёл к трону и поцеловал руку княгине. Он был поражён её красотой. В смущении, запинаясь он передал слова приветствия от своего государя и пожелания процветания княжеству.

- Мы благодарим царя Любомира за присланный подарок и переданные слова. – Произнесла княгиня. – Нам приятно видеть послом такого юного советника. Изложите цель вашего посольства.

- Ваше превосходительство княгиня! – Начал Иван. В нашем государстве случилась беда. Захватывает земли войско царя Владислава. Нам одним противостоять ему трудно. Наше воинство сегодня не готово дать достойный отпор. Необходимо время. Но этого времени нет. Как мы знаем, Владислав имеет планы нападения и на ваше княжество. Поэтому царь Любомир высказал надежду на создание союза с вами против захватчика, о чём он и просит, направив посольство.

- Предложение царя Любомира понятно. – Отвечала княгиня. – Но у нас возникает вопрос какой смысл нашего союза с государством, которое не может защитить себя? Предлагается нашему войску защищать вас?

- Что вы, ваше превосходительство! Царь Любомир просит помочь с вооружением и амуницией нашего войска. Может быть, вы согласитесь дать нам вооружение в долг. Со своей стороны наше государство, богатое плодородными землями, может поставлять разный провиант или как плату за оружие, или за более дешёвую цену. Царь Любомир надеется, что такой союз охладил бы и пыл царя Владислава относительно планов захвата вашего княжества.

- Что же, надо подумать. – Ответила княгиня. – Обсудите это с моими министрами и представьте проект грамоты о союзе. На этом сегодня аудиенция закончена.

     Три дня и три ночи Иван и стряпчий обсуждали с министрами княгини условия договора. Определили сколько и какого оружия, кольчуг, шлемов, щитов нужно войску Любомира. Договорились какие продукты и в каком количестве будут поставляться в княжество. Согласились, что княжество за продукты платить не будет и поставляться они будут в течение нескольких лет как плата за оружие. Иван часто советовался с Гришаней – не делает ли он промаха, будет ли согласен царь о таких условиях союза. Наконец, стряпчий написал все согласованные условия на союзной грамоте. Министры прочитали её и дали согласие на представление этого проекта княгине. Княгиня после ознакомления с грамотой назначила повторную аудиенцию посольству.

- Я ознакомилась  с подготовленной грамотой и одобряю её. – Сказала она на встрече с посольством. – Передайте царю Любомиру, что при его согласии я готова подписать грамоту и выполнять изложенные в ней условия союза. Если Любомир тоже будет согласен подписать эту грамоту, то мы договоримся об месте встречи и подпишем её. Только у меня есть одно условие. Ваше воинство не должно дальше, чем сейчас уже произошло, пустить во внутрь страны  войско Владислава. Если это произойдёт, то смысла в союзе не будет.

     День и ночь без остановки на отдых посольство спешно возвращалось назад. Царь ознакомился с грамотой и согласился с изложенными условиями союза. Но как быть с условием княгини? Воины с трудом сдерживали продвижение войска неприятеля и в любой момент оборона могла быть прорвана. Царь спешно собрал совет придворных. Иван до совета успел поговорить с Гришаней и у них возник план. Заседание совета проходило в атмосфере секретности. Никто из его участников, выйдя с заседания, никому ничего не рассказывал. Только вот старший советник Иван срочно выехал в направлении  наступления неприятельского войска.

Плен

      Неприятель наступал очень грамотно. Он накапливал силы в каком-либо одном месте и наносил там удар. Затем, перебрасывал силы в другое место для удара. Защитникам было трудно держать оборону, поскольку они не знали в каком месте враг начнёт наступать и не могли там собрать силы. Но вскоре начало происходить следующее. Только неприятель соберёт где-нибудь силы и перейдёт в наступление, тотчас над этим войском откуда-то с неба как туча нависает здоровенный петух, орущий громовым скрипящим голосом: «ку-ка-ре-ку». Он нагонял такой страх, что воины в панике бежали назад и никакие приказы не могли заставить их опять пойти в этом месте в наступление. Прошёл среди войска слух, что сам дьявол в образе петуха помогает обороняющимся. Когда командиры собирали войско в другом месте, то там опять повторялся кошмар появления петуха и наступление прекращалось. Вот в этом и состоял план, придуманный Ваней и Гришаней. Гришаня, приняв маленькие размеры, постоянно летал над неприятелем и узнавал, где собирается войско для наступления. Узнав это, он в момент наступления и пугал воинов неприятеля. Этот план позволил прервать дальнейшее завоевание неприятелем территории царства. Правда и Гришаня пострадал. В последнее его появление над неприятелем кто-то с испуга выпустил стрелу в петуха. Вонзилась стрела в Гришаню. И после бегства воинов опустился петух на землю. Не мог он уменьшить своих размеров, пока в нём была стрела. Хорошо, что Иван был недалеко от того места и всё видел. Выдернул он стрелу из Гришани. Гришаня клювом сорвал какую-то травку, приложил её к ране и сразу начал уменьшаться в размерах. Иван остановился в ближайшей деревне, чтобы  раненый петух выздоравливал на вольном воздухе. Гришаня, приняв обычные петушиные размеры, днём грелся на солнышке а на ночь забирался на сеновал, что во дворе у хозяина избы, в которой Иван был на постое. В аромате сушёного разнотравья Гришане крепко спалось.

     Тем временем в стане врага развивались события. Царь Владислав негодовал по поводу прекращения завоевания территории царства Любомира. Он убеждал воинов, что петух это никакой не дьявол и с ним можно справиться. Но его убеждения не действовали.  А узнал он об этом петухе от бывшего старшего советника царя Любомира, который подменил камни в короне царя.  Этот бывший советник сбежал из тюрьмы, когда Владислав начал войну и переметнулся к нему, нанялся в услужение. Подсказал он Владиславу план как избавить войско от страха перед петухом – надо захватить в плен Ивана. И вот несколько лазутчиков проникли ночью в дом, где безмятежно спал Иван. Скрутили они его, в рот сунули кляп и затолкали в мешок. Крадучись вышли с ношей из деревни, а там у них в укромном месте дожидались лошади. Кинули Ивана на солому в каком-то сарае. Утром сам Владислав пришёл к похищенному. Велел развязать его и вынуть изо рта кляп.

- Ты что ли старший советник Любомира?

- Я. – Сквозь зубы ответил Иван.

- А ты не ерепенься, молод ещё. Лучше расскажи нам где твой петух необычный.

- Какой такой необычный петух? У царя Любомира большой птичий двор, но там все петухи обычные.

- Ты не придуривайся! Знаешь, о каком петухе тебя спрашивают.

- Если бы знал, то и ответил бы, может быть.

- Значит, не хочешь по-хорошему?

- Не понимаю о чём спрашиваете.

- Сейчас поймёшь! Эй, плётку сюда.

     Вошёл высокий детина с плёткой в руках. Владислав велел ему немного поучить пленника. Тот раз десять ударил свистящим кожаным хлыстом по Ивану. Иван терпел побои, сжав зубы. Поняв, что плетью ничего не добиться, Владислав велел не давать Ивану ни есть ни пить. Иван опять остался один запертым в этом сарае. Он с трудом поднялся и стал обследовать помещение. Это было крепкое сооружение из брёвен. Под  потолком выше чем два человеческих роста было несколько прорезей, через которые проникал дневной свет. Массивная дверь снаружи была заперта на засов. Ваня понял, что отсюда самому выбраться не получится. Но он был уверен, что какой-нибудь выход из его ситуации найдётся. Сутки Ваня пробыл в заточении. На следующий день дверь открылась и вошли двое вооружённых воинов.

- Поднимайся, парень, поведём тебя на допрос к царю.

     Выйдя из темницы, Иван зажмурился от яркого дневного света. Они находились, видимо, в каком-то небольшом хуторе. Из места его заточения вела к каким-то строениям длинная тропинка через огород, засаженный с одной стороны подсолнухами, а с другой разными овощами. Сзади за забором темнел лес.

- Но, но! Нечего оглядываться. Шагай вперёд! – Пробурчал один из воинов.

     Ваня пошёл по тропинке, сзади вплотную шли его конвоиры. Впереди на овощных грядках работали двое крестьян. Наклонившись над какими-то растениями, занимались прополкой. Когда пленник с сопровождением поравнялись с ними, они прекратили работу  и исподлобья смотрели на идущих. Вдруг Иван услышал за своей спиной какую-то возню. Он оглянулся. Крестьяне боролись с воинами. Ваня что было силы ударил по голове одного воина, затем другого. Втроём они связали потерявших сознание мужчин снятыми с них ремнями и оттащили с тропинки в подсолнухи. Не сговариваясь, бросились бегом  к сараю, перелезли через плетень и углубились в лес. Долго бежали по лесу, наконец, остановились перевести дыхание.

- Как вы решили меня освободить? – Тяжело дыша, спросил Иван.

- Натерпелись мы от этих захватчиков. Собирались бежать в войско Любомира. А тут видим, что ведут пленного, да ещё совсем мальчишку. Ну и решили освободить. Теперь надо пробираться к нашим. – Поведал один из крестьян.

- Спасибо вам. – Поблагодарил Иван. – Я знаю как можно будет пройти, чтобы не наткнуться на людей Владислава.

     Действительно, они благополучно вышли к той деревне, откуда Ваню выкрали. Тем временем, Гришаня, узнав об исчезновении Ивана, сначала очень разволновался. Он не мог знать куда его друг исчез. Но вскоре пришла уверенность, что с Ваней будет всё в порядке. Гришаня знал это наверняка. И какова была радость, когда Иван появился в деревне. А побег Ивана из стана противника ещё больше укрепил мнение воинов Владислава, что Любомиру помогает сам дьявол. Таким образом, Владислав пока вынужден был довольствоваться тем, что успел захватить. План Гришани и Ивана сработал и они возвратились в столицу.

Княгиня и бумага

     Но Владислав не мог успокоиться и всё чаще стали появляться сведения о том, что он интенсивно готовится к нападению на княжество Евдокии. Любомир послал гонцов к княгине с сообщением о том, что её условие выполнено и враг больше не движется в глубь страны. Одновременно он спрашивал о том где и когда они могут встретиться для подписания союзной грамоты. Гонцы привезли ответ. Княгиня собирается через десять дней прибыть к Любомиру. Царский двор начал готовиться к встрече. По этому случаю царь отменил режим экономии и повелел срочно приготовить гостевые покои для княгини, а также припасти различные яства, организовать грандиозный бал и фейерверк.

     Княгиня прибыла в золочённой карете, везомой шестёркой белых лошадей. Сопровождали её ещё три кареты с придворными и эскорт в тридцать воинов. Гостила Евдокия у Любомира три дня. В торжественной обстановке был подписан договор о союзе и в честь этого были даны праздничный обед и грандиозный бал. Любомир был поражён. Его напрочь сразили красота и ум княгини.  Это была обаятельная и рассудительная правительница. Она была одного возраста с Любомиром, но ему казалось, что она намного мудрее и опытнее в государственных делах. Он боялся признаться себе, что без ума влюбился в Евдокию. Ещё он был удивлён одной вещью. Листами бумаги, на которых были написаны два экземпляра грамоты. Княгиня привезла тексты грамот на белоснежных листах, приятных на ощупь. Чернила при подписании грамот совсем не расплывались на такой бумаге, перо скользило по ней легко. Это были не те листы грязно-серой бумаги, которыми пользовались писари у Любомира.

     За три дня были обсуждены все вопросы выполнения договора. Любомиру совсем не хотелось, чтобы княгиня возвращалась домой. Они подолгу беседовали на разные темы, но Любомир не решался расспрашивать о личной жизни Евдокии, тем более признаться, что он влюблён в неё. Накануне её отъезда царь выразил восхищение мастерством её людей, которые делали бумагу для грамот. Оказалось, что производство такой бумаги обычное дело и княгиня уверила, что если кого-нибудь толкового к ним царь пришлёт, то ему всё без утайки покажут.

     После отбытия Евдокии царь призвал к себе старшего советника.

- Иван, я поручаю тебе ответственное дело.

- Слушаю, государь.

- Ты хорошо рассмотрел бумагу, на которой были написаны грамоты о союзе?

- Да, государь, очень хорошая бумага.

- Так вот, собирайся и езжай в княжество учиться как такую бумагу делать.

- Государь, послал бы кого из мастеровых. Это будет лучше, если ты хочешь, чтобы такая бумага у нас делалась.

- Ты меня учить будешь кого посылать? Не выслушал до конца и туда же с советами.

- Извини, государь.

- А ещё у меня к тебе будет тайное поручение. Выяснишь, не собирается ли замуж за кого Евдокия. Не обручена ли с кем или, может, кому уже слово дала. Ты понял всю секретность и важность твоей задачи?

- Понял, государь.

- Тогда собирайся и отправляйся в путь.

     Сделал Иван для себя открытие, что влюбился царь в княгиню. И, конечно, за искусством делания бумаги он бы кого-нибудь другого послал, а вот поручение насчёт Евдокии очень деликатное.

     По прибытии  в княжество и с одобрения княгини Ивана отвезли в небольшой городок, где делали бумагу. Он приступил к обучению. Оказалось, что для производства бумаги по всему княжеству собиралось разное тряпьё. Специальные люди собирали старую рваную одежду, прохудившиеся мешки, ветхие одеяла и пледы, всякие старые полотенца и коврики, вообще тряпьё не пригодное к употреблению и не  нужное его владельцам. Получение бумаги требовало много воды и бумажная мастерская стояла на берегу речки, где была сделана запруда и несколько каналов, отводящих речную воду для разных нужд бумажного производства. Первым делом собранное тряпьё замачивалось и стиралось в больших чанах, через которые постоянно текла речная вода. Дальше постиранное тряпьё везлось в тележках на водяную мельницу, жернова которой превращали мокрое тряпьё в рыхлую кашицу. Эту кашицу по желобам сливали в большие деревянные бочки, в которых её перемешивали и отбеливали, засыпая туда порции порошка древесной золы  и добавляя скипидар, получаемый из хвойной живицы. Подготовленная кашица заливалась в прямоугольные деревянные баки, где и начинался процесс делания бумаги. Работник брал рамку с натянутой сеткой и зачерпывал ей из бака кашицу, держа строго горизонтально. Излишняя кашица с водой стекала обратно в бак, а на сетке оставалось необходимое количество. Затем поверх слоя кашицы расстилалась ткань. Ткань с налипшим не неё слоем кашицы отделялась от сетки и расстилалась под прессом, с помощью которого слой кашицы на ткани уплотнялся и выжималась уже не нужная вода. Далее происходило отделение ткани от слоя кашицы, превратившегося во влажный лист бумаги. Ивану выполнение этого разделения бумаги и ткани давалось с трудом. Специальный инструмент, который применялся для этого, не слушался в его руках. Но после двадцатой попытки Ваня приноровился. Отделяемая им бумага уже не рвалась и не сморщивалась. Бумажные листы развешивались на верёвках для окончательной просушки, чем и завершалось изготовление бумаги.  Иван досконально освоил весь процесс и уже знал как его можно организовать по возвращении. Только его мучил  вопрос где это производство организовывать. Нужно так много воды и необходимы сооружения, распределяющие эту воду.

      К сожалению, это не был единственный вопрос, мучавший Ивана. Ведь не выполнил тайного поручения царя. Хотя предпринял действия для этого. Он просил Гришаню сделаться совсем маленьким и летать во дворец, слушая там что говорят о княгине. Все две недели, пока Иван учился мастерству бумагоделания, Гришаня летал во дворец, но ничего интересного там так и не услышал. Помог случай. В последний день пребывания Вани в княжестве в городок, где делали бумагу, прибыл интендант княгини. Он отбирал для дворца партию самой лучшей бумаги. Остановился интендант на ночлег там же где жил Иван – в доме старшего мастерового бумажной мастерской. Вечером за ужином собрались мастеровой с женой, интендант и Иван. Оказалось, что интендант был дальним родственником княгини. Поэтому он и занимал такую высокую должность в княжестве. Познакомились и завязалась беседа.

- Что, научились бумагу изготавливать? – Спросил Интендант у Ивана.

- Да, будем такую же бумагу делать и у нас.

- А у нас сейчас большие изменения будут.

- Какие?

- Княгиня велела ещё одну мельницу строить для перетирки тряпья и увеличить изготовление бумаги. Здесь один человек предложил торговать бумагой с другими странами. Выгодное это дело будет для княжества.

- Это кто предложил? Жених княгини? – Ляпнул Иван с умыслом.

- Какой такой жених?

- Слышал я, что княгиня собралась замуж выходить.

- Враки всё это. Я уж точно знаю. Сколько кавалеров ни сватались к ней, всем от ворот поворот был сделан. Так что нет у княгини никакого жениха.

Сражение

     Таким образом, выполнил Ваня тайное задание царя, разузнал, что было нужно. Возвратившись, доложил обо всём. Приободрился царь, засверкали глаза. Стал он искать повод, чтобы встретиться с княгиней. Однако, начались неприятные события. Владислав всё же напал на княжество. Прибыли из княжества гонцы с этой вестью. Выполняя договор, Любомир собрал войско на помощь Евдокие. В княжестве его должны были вооружить перед тем как вступать в бой вместе с войском Евдокии. И опять с этим войском Любомир направил своего старшего советника.

- Попробуй подсобить княжеству, так как ты сделал здесь – сдержал наступление Владислава. И вообще назначаю тебя командующим нашим войском. – Такой задачей проводил  Любомир Ивана.

- Постараюсь сделать всё, что смогу, государь. – Отвечал Ваня.

     Иван вместе с войском прибыл в княжество. Войско Любомира вооружили быстро и вот они двинулись в поход вслед за воинами Евдокии.  Через день перехода навстречу войску прискакали  три всадника с депешей от предводителя княжеского войска и вручили её советнику Любомира.  В депеше говорилось, что случился перебежчик из воинов Владислава. Он рассказал о войске, состоящем из молодых воинов, не участвовавших в войне против Любомира. Владислав, зная о союзе между двумя странами, предположил, что опять могло быть использование в войне того проклятого петуха, так напугавшего его воинов. Поэтому войско и состоит из воинов, не напуганных петухом. Кроме того, Владислав придумал применить новое оружие. Была изобретена копьеметательная машина, которая, выпуская копья на большие расстояния и высоту, способна поразить этого дьявольского петуха. Изготовлено десять таких орудий. Понял Иван, что Гришаню можно будет выпускать только как разведчика.

     Наконец, войско, возглавляемое Иваном, прибыло на позиции воинов Евдокии. Предводитель княжеского войска – пожилой воевода рассказал Ивану, что серьёзных боёв пока не было, а так, отдельные стычки. Владислав чего-то ожидает.

- А вы что ожидаете и не наступаете? – Удивлённо спросил Иван.

- Во-первых мы ещё не разведали расположение войск Владислава. А во-вторых есть ещё одна причина, о которой ты узнаешь позже.

- Ну если вторая причина и секретная, то разведать расположение войск я помогу.

- Как ты это сделаешь? Нашим лазутчикам не удаётся проникнуть к неприятелю.

- А вот это уже мой секрет, о котором ты тоже узнаешь позже.

     Иван переговорил с Гришаней и тот вылетел на разведку. Долго не было петуха. Наконец, он вернулся и стал рассказывать. Армия неприятеля была большой. Размещалась она в долине между невысокими холмами, стоящими друг от друга вёрсты за две. На флангах располагались конные отряды. В средней части в глубину до версты размещены были пешие воины. Ещё среди воинских палаток Гришаня видел с десяток каких-то непонятных  орудий. Сзади расположения лагеря воинов размещалось множество всяких повозок, телег и среди них был огромный шатёр, над которым развевался флаг.

- Ваня, давай поступим как в прошлый раз. Я приму гигантские размеры и все эти горе –воины разбегутся.   – Предложил петух.

- Гришаня, а ты забыл как в тебя попала стрела и что потом было?

- Так это же случайность.

- Здесь случайности не будет. Непонятные орудия, которые ты видел, специально сделаны, чтобы поразить тебя. Так что сиди спокойно у меня в кармане. – Подытожил Иван.

     Рассказал Ваня расстановку сил врага княжескому воеводе.

- Так быстро всё это узнал? И все эти сведения верные? Как же тебе удалось?

- Есть у меня один лазутчик, который умеет летать. – Загадочно пояснил Иван. – Я тебе свой секрет открыл. А какова твоя секретная причина, что вы не начинаете наступление?

- А вот он секрет! Посмотри на дорогу. Видишь процессию?

     Действительно, по дороге двигалась процессия. Иван вгляделся. Во главе процессии был всадник. Иван не мог разглядеть его лица, но конь под всадником был ему знаком. Это был жеребец, которого Любомир подарил Евдокие.

- Это княгиня?               

- Да, парень, она. Теперь дело пойдёт. Думаю, что завтра начнём наступление.

     Через несколько часов Иван был приглашён к княгине на собранный ею совет. Помимо княгини и воеводы в просторном шатре располагались командиры конных и пеших отрядов. Княгиня спросила у Ивана о численности возглавляемых им  воинов и поблагодарила о добытых сведениях по расположению войска врага. Далее Евдокия объявила о завтрашнем наступлении и поставила перед каждым отрядом задачу его действий и его место в общем наступлении. Ивану она поставила задачу организовать засаду на опушке леса у левого холма. Распорядилась она также выдать воинам Ивана по тройному запасу стрел. Задуманный княгиней ход боя мог привести к попытке конницы врага обойти наступающих именно с этого фланга. Вот эту конницу отряд Ивана и должен или уничтожить, или повернуть вспять.

     Утро наступления выдалось туманным и Ивану, занявшему с цепью своих воинов заданное княгиней пространство кромки леса, густая мгла мешала видеть проходившее движение отрядов по долине. Но вскоре туман начал рассеиваться и в лучах восходящего солнца стали видны отряды, уже занявшие свои позиции. Вот прозвучал призывный звук трубы и долина пришла в движение. Большим клином, на острие которого была конница, войско устремилось в сторону врага.  Навстречу нападавшим двинулись шеренги пехотинцев неприятеля. Два войска встретились и над долиной повис гул из криков, звона оружия, ржания коней. На солнце сверкала сталь мечей, наконечников копий, шлемов воинов. Но что это? Ряды наступавших раздробились, образовав отдельные кучки. Войско Владислава стало теснить воинов княжества. В этот момент из леса, что у правого холма выскочила конница. Впереди на белоснежном скакуне с развевающимся чёрным плащом на плечах нёсся воин, высоко подняв в руке меч.  Конница врезалась в скопление сражающихся воинов. И вот уже войско Владислава стало отходить к своему лагерю. Но силы неприятеля не иссякли. Как и предполагала Евдокия, из-за левого холма показался конный отряд с целью зайти в тыл войску княгини. Тут свою задачу воины Ивана и выполнили. Рой стрел летел на неприятеля. Одну за одной стрелой каждый лучник прицельно выпускал в всадников. Кони падали, теряли поражённых седоков. Вскоре остатки отряда повернули вспять. А на основном поле боя враг уже тоже бежал. Наконец, победный звук трубы возвестил об окончании сражения. Иван со своим отрядом направился к захваченному лагерю неприятеля. Вдруг Ваня увидел белого скакуна, на котором, припав к его шее, безвольно полулежал воин со свисающим с плеч чёрным плащом. Иван подбежал к лошади и обомлел. Воином была княгиня. Ваня с помощью одного из воинов осторожно снял Евдокию с коня и уложил на траву. Княгиня тяжело дышала, одежда на её плече была в крови. Иван велел воину скакать на коне княгини за лекарем и подмогой. Положив под голову княгини снятую с себя накидку, Ваня ждал помощи. Больше ничего он сделать не мог. Теперь он понял, что за воин вёл конницу в наступление. Вскоре показалась повозка в сопровождении нескольких всадников. Евдокею уложили на повозку и повезли в лагерь.

     Около шатра княгини собрались все приближённые и ждали, что скажет главный лекарь. Выйдя из шатра лекарь известил, что у княгини несколько ран и большая потеря крови. Но он надеется на лучшее. Иван послал гонца к Любомиру с вестью о случившемся и о победе над Владиславом. Также он попросил, прислать придворного лекаря, который знает секреты излечения ран разными травами. Сам же он спросил у Гришани относительно выздоровления княжны. Гришаня после долгого раздумья ответил, что всё в итоге  будет хорошо. Пока княгиню решили в столицу не перевозить – лекарь настаивал, что ей нужен абсолютный покой и дорога может вызвать  ухудшение. Через день в лагерь на взмыленных лошадях прискакали Любомир и с ним придворный лекарь. Придворный лекарь, осмотрев княжну, согласился с лечением, которое применялось, и дополнительно рекомендовал прикладывать на раны отвары из привезённых трав. Она была без сознания. Любомир сутками просиживал у изголовья Евдокии, помогая ухаживать за ней. Иван уже стал волноваться за здоровье царя – так он был измождён и подавлен. Но однажды утром княгиня открыла глаза и сама попросила пить. С этого дня дело пошло на поправку. Любомир тоже ожил, повеселел. Он рассказывал княгине всякие древние сказания, которых знал множество и уходил от её лежанки, когда Евдокия уставала и засыпала. Через некоторое время княгиня настолько окрепла, что начала разговаривать и её решено было с осторожностью перевезти в замок. Любомир сопровождал процессию.

- Как вы не смогли уберечь свою госпожу! – Выговаривал он воеводе в дороге.

- Государь, она же никого не желает слушать. Приставляешь к ней охрану, она всегда отправляет прочь охранников со всякими там мелкими поручениями. Перед битвой с войском Владислава я уговаривал её не участвовать в сражении, а наблюдать за всем издалека. Так нет же. Заявила, что сама поведёт конницу в атаку, если трудно битва будет складываться. С государыней не поспоришь!

- Да суровая у вас княгиня.

- Но смела и умна. Как она план битвы разработала. Всё предусмотрела.

- А как мой Иван командовал нашим отрядом? Не подкачал?

- Что вы, государь, выполнил всё как задумала княгиня.

Яйца серебристых чаек

     После переезда в замок лекари осмотрели княгиню – не повлияла ли дорога на процесс выздоровления. Евдокия пожаловалась, что она не чувствует своих ног. Действительно, лекари убедились, что ноги её неподвижны и больная не реагирует на их укалывание иглой. Лекари долго обсуждали состояние княгини, но так и не пришли к решению – как лечить дальше.

- Что же ты мне сказал, что с княгиней всё будет хорошо? – С досадой укорял Иван Гришаню.

- Будет всё хорошо, если для этого приложить усилия.

- Какие усилия, о чём ты говоришь?

- Княгиню вылечит яйцо серебристой чайки. Надо выварить  полынь в родниковой воде. Затем  этот настой остудить, влить в него яйцо серебристой чайки и хорошо перемешать. Выдержать это снадобье сутки и затем натереть им ноги. Так надо сделать три раза день за днём. И на четвёртый день княгиня сможет ходить.

- Так где же взять это яйцо серебристой чайки, да ещё три штуки?

- В том то и дело, что их надо добыть.

- Слушай, Гришаня, говори толком, а не загадками! - Не выдержал Иван.

- Никакой загадки нет. В Холодном море есть скалистый остров. Остров этот можно узнать по огромной скале, которая имеет три острых вершины, как трезубец царя морей Нептуна. Там на этой скале и гнездятся серебристые чайки.  Около этой скалы на морском берегу обитают тюлени. Добыть яйца серебристой чайки невозможно без согласия вожака стада тюленей. Это столетний тюлень с одним огромным клыком. Второй клык он давно потерял, защищая стадо от непрошенных гостей. Ему и дали имя Длинный Клык.  Подойти к нему  нельзя без подарка – какой-нибудь большой рыбины. А уж получить разрешение чтобы взять яйца серебристой чайки можно только для очень благого дела.

     Рассказал Иван про серебристую чайку и моржа Любомиру. Тот решил попытать счастья и отправиться в путь. Как его не отговаривали, царь был решителен.

- Люба мне княгиня. Жизни нет без неё. И не перечьте мне. Снаряжать срочно ладью для плавания в Холодное море!

- Государь, отправь ты кого-нибудь из подданных, хоть меня. – Увещевал его Иван.

- Нет, быть по тому, как я сказал. Ты мне опять перечишь?

     Иван понял, что отговаривать царя от этого похода бессмысленно. За три дня собрали экспедицию. Двухмачтовая ладья с прямыми парусами имела также  шестнадцать гребных мест – по восемь с каждого борта. Груза она могла нести до десяти тысяч пудов. Загрузили судно всякой провизией, запасами воды, которых хватило бы дней на сто пути для  тридцати человек, отправившихся в плавание. Путь начался по Великой реке, нёсшей свои неспешные воды в Холодное море. В самом устье реки на выходе в море путников ждало приключение. Неожиданно перед ними оказался корабль с чёрным флагом на мачте. Это были пираты. Они быстро приближались к ладье и их злой умысел не вызывал сомнений. У спутников Любомира, конечно, были луки со стрелами, но это не могло помешать сближению кораблей, так как пираты надёжно укрывались за высокими бортами своего судна. Пираты явно шли на абордаж и это событие неуклонно приближалось. В этот момент положение опять спас Гришаня. Иван выпустил его, и петух, взлетев над пиратским кораблём, принял гигантские размеры. Он угрожающе навис над судном, рвя клювом и когтями пиратские паруса. Все пираты от страха пали ниц на палубе. Но и многие из спутников Любомира, которые не знали о существовании этого петуха,  похолодели от страха. Ветер отнёс ладью от пиратов и Гришаня благополучно вернулся к Ивану, уменьшившись в размерах. После выхода из устья реки условия плавания резко изменились. Холодное море встретило их сурово. Большие волны раскачивали ладью, ветер срывал с гребней волн водяные брызги, кидая их на мореплавателей. Так шли они три дня и три ночи. Наконец ветер стих и море начало успокаиваться. На горизонте показалась скала в виде трезубца. Тут Иван вспомнил, что надо добыть подарок старому моржу. Закинули сеть в воду и выловили рыбину больших размеров, так что к острову подплыли не с пустыми руками.

     В солнечных лучах над островом кружились какие-то серебристые блёстки. Подплыв ближе, спутники увидели, что это блестит на солнце оперенье множества летающих птиц. Наверное, эти птицы и есть серебристые чайки. Остров встретил плеском волн, накатывавшихся на камни, пронзительным криком чаек и громким рёвом сотен моржей, лежавших под солнцем на каменистом берегу. На большом валуне, настороженно вглядываясь на приближавшуюся ладью, возвышался над своими сородичами огромных размеров морж. Да, это был вожак. Часть команды из ладьи высадилась на берег, что повлекло за собой сильное волнение стада моржей.

- Эй, люди! – Послышался скрипучий голос, принадлежавший вожаку. – Пусть сюда подойдёт кто-нибудь один, а остальные покинут берег.

     Любомир приказал всем вернуться на ладью и остался один на берегу. Он держал на плече рыбину, выловленную в подарок моржу.

- Вот так. Теперь ты можешь подойти ко мне. – Обратился морж к Любомиру. – Зачем вы пожаловали на наш остров?

- Уважаемый Длинный Клык! – Начал Любомир. – Прежде всего возьми от нас в дар эту рыбину.

- Хорошо. Положи её у валуна и продолжай.

- Я царь государства, которое лежит далеко отсюда на Великой реке, текущей к Холодному морю. Нас сюда привела беда. Девушка, которую я полюбил, была ранена и теперь не может ходить. Я хочу попросить у тебя три яйца серебристой чайки, чтобы вылечить ноги моей любимой.

- Я так и думал, что привлекли тебя сюда яйца серебристых чаек. Все, кто редко, но прибывают сюда, хотят получить эти яйца.

- Так что же ты мне ответишь, Длинный Клык?

- Вот что. Ты должен выдержать испытание. Сейчас возвращайся к своим людям, а завтра утром с первыми лучами солнца подходи ко мне. Не забудь взять с собой меч и холщёвый мешок.  Они тебе пригодятся. Хочу тебя также предупредить, чтобы ты не сделал ошибки.

- Какой?

- Знаю, что у вас есть петушок, который вам иногда помогает. Так вот, если ты воспользуешься во время испытания помощью этого петушка, то это будет значить, что испытание ты не выдержал. А теперь иди. До завтра.

     Царь, вернувшись на ладью позвал к себе Ивана.

- Вань, такое дело. Разговаривал я с Длинным Клыком. Он знает про твоего петуха. Объясни мне, как это может быть.

- Не знаю, государь.

- Так выясни! Ведь твой петух рассказал про яйца серебристых чаек.

     Поскольку Гришаня, как всегда, был в кармане у Вани и слышал этот разговор, то Ивану не надо было повторять петуху вопрос. Он склонил голову и стал внимательно слушать о чём ему тот поведал. Оказалось, что все существа, которые обладают волшебным умением понимать друг друга, могут мысленно общаться между собой, правда на не очень больших расстояниях.

- Так вот, когда мы подплывали к острову, я мысленно пообщался с Длинным Клыком, рассказав почему наша ладья здесь появилась.

- Понятно. Теперь рассказывай откуда ты знал про яйца серебристых чаек.

- Это просто. Слышал я про те яйца и лечение ими от белых сов, которые прилетали зимовать в наши края. Летом они гнездятся на этом скалистом острове.

     Пересказал царю Ваня то, что поведал ему Гришаня.

- Теперь петух пусть расскажет что за испытание для меня Длинный Клык придумал.

- Не может он этого знать. – Пересказал Иван ответ петуха.

- Это почему?

- Ни с кем Длинный Клык об этом не разговаривал. Если такой разговор будет, то Гришаня будет знать про это.

     Следующим утром, как только расцвело, Любомир стал собираться на берег.

- Государь, Гришаня знает, что за испытание тебе приготовлено. – Подошёл Иван к царю.

- Какое?

- Морж разговаривал с хищными птицами поморниками, чтобы они всячески мешали тебе добраться до гнёзд с яйцами серебристых чаек. Значит он тебе задаст испытание лезть по скалам к гнёздам.

     Любомир высадился на берег и подошёл к камню, на котором восседал Длинный Клык.

- Ну что, готов к испытанию? – Спросил морж.

- Да, готов.

- Тогда слушай. Добыть яйца серебристых чаек достоин лишь тот, кому они нужны для благой цели и кто смел и настойчив для достижения этой цели. Цель у тебя благая, но тебе надо доказать свою решимость достичь её. Ты должен взобраться вон на ту скалу, чтобы почти у самой её вершины взять по одному яйцу из трёх разных гнёзд. Яйца надо взять из тех гнёзд, с которых серебристые чайки улетят сами. Твой успех в твоих руках. Действуй !

     Любомир направился к скале. Скала была очень крутой. Цепляясь руками за камни и осторожно нащупывая подошвами сапог опору, он медленно начал подниматься вверх по скале. Шаг за шагом Любомир упорно карабкался вверх. Вдруг он почувствовал сильный удар в спину и прижался к скале, с трудом удерживая равновесие. Удары наносились один за одним. Это несколько поморников по очереди подлетали и били своими мощными крыльями. Наконец, нападения прекратились. Царь продолжил свой путь. Однако, через некоторое время атаки возобновились. Крылья били уже беспорядочно по спине, голове, рукам и ногам. Казалось, ещё немного и падение неизбежно. Любомир до боли в пальцах вцепился левой рукой в каменный выступ, а правой исхитрился вынуть из ножен меч. Взмах мечом и с одного из крыльев полетели вниз обрубки перьев. Поморников как ветром сдуло от скалы. Любомир подумал, что Длинный Клык подсказал ему защиту от нападения, посоветовав взять меч. Вот, наконец, почти у самой вершины возникла большая ровная горизонтальная площадка. Здесь находилось несколько десятков гнёзд серебристых чаек. Но в каждом из них находились птицы. Они не улетали. Любомир в недоумении замер. Он не знал что делать. Ведь морж сказал ему, что брать надо яйца только из тех гнёзд с которых серебристые чайки слетят сами. Решил, что надо ждать. Через какое-то время из трёх гнёзд одна за другой слетели чайки. Любомир начал осторожно пробираться к этим гнёздам. Чайки, сидевшие в гнёздах, кричали, широко открывая свои клювы, но не улетали. В покинутых трёх гнёздах находилось по одному яйцу, которые Любомир и взял, положив осторожно в холщёвый мешочек. Яйца были большими, почти с кулак и необычными – скорлупа постоянно меняла свой цвет от чисто белого до серебристо-серого. Спуск со скалы был не менее сложен, чем подъём. Мешочек с яйцами серебристых чаек был закреплён за пояс и свободно свисал сбоку. Если бы поморники налетели теперь, то они могли бы разбить яйца. Но поморников больше не было. Любомир спокойно спустился со скалы. Руки его были  в кровавых ссадинах, но крепко держали мешочек с бесценной добычей.

- Что же, ты выдержал испытание. – Приветствовал его Длинный Клык. – Ты сам проделал сложный путь, проявив настойчивость и смелость. Отправляйся теперь в свои края и вылечивай полюбившуюся тебе девушку.

     Любомир поблагодарил моржа за представленную возможность добыть яйца серебристых чаек и вернулся на ладью, отплывшую вскоре от скалистого острова. Мешочек с яйцами серебристых чаек поместили в дубовый сундук, к которому была приставлена круглосуточная охрана. Все мечтали поскорей преодолеть Холодное море и вернуться домой. Но судьба приготовила им новое испытание. В одну из ночей произошёл сильнейший шторм. Ладью швыряло как щепку по разбушевавшемуся морю. Струи дождя и волны норовили всё смыть с судна. Поломались обе мачты и были унесены прочь. Несколько человек пропали в водной стихии. Вдруг раздался страшный удар и треск ломаемой обшивки судна. Ладью перестало раскачивать и в свете вспышек молний путники поняли, что их выбросило на камни какого-то острова.

     К утру море успокоилось и стало видно, что половина корпуса судна на воде а половина лежит на камнях с пробитым днищем. На ладье не досчитались пятерых человек, смытых во время бури. Большая часть провианта также пропала, но дубовый сундук был на месте. Царь с трепетом открыл его и убедился, что все три яйца серебристых чаек целы и продолжают менять свою окраску. Обследовали остров. Он был небольшим и представлял собой каменистое плато, покрытое мхами и низкорослой травой. Подсчитали сохранившиеся запасы еды и пресной воды – их хватило бы максимум на пять дней. Починить ладью или сделать из неё какое-нибудь плавательное средство для продолжения перехода по Холодному морю не представлялось возможным. Ситуация казалась безвыходной. Неужели придётся полагаться на волю случая, что мимо будет проплывать какой - либо корабль? Одна мысль об этом вызвала у Любомира  ярость. Он нервно ходил вдоль берега, пытаясь успокоиться. Тут к нему подошёл Иван.

- Государь, похоже, есть выход из нашего положения.

- Какой? Говори. – Оживился Любомир.

- Гришаня предлагает долететь до нашего царства и направить оттуда помощь.

- Но как долго он туда будет лететь и как долго будут к нам плыть с помощью!

- Согласись, государь, что другого, более хорошего варианта нет.

- Опять же, если он долетит, то как объяснит наше положение и куда надо направить помощь? Ведь только ты один можешь понимать его, а другим он ничего не сможет сказать.

- Государь, ты так расстроен, что простые мысли тебе не приходят в голову.  Мы  дадим Гришане написанное послание. Это наш единственный шанс!

- Да, это наш единственный вариант, если сработает. Спроси у него за сколько он может долететь до дома.

- Говорит, что главное пролететь над холодным морем, а дальше легче. Понадобится ему дня три.

     Бумаги не нашлось. На кусочке доски нацарапали послание. Гришаня увеличился до нормальных размеров. Проделали на дощечке с посланием дырочку и с помощью шнурка надели послание и личную печатку царя на шею петуха. Гришаня улетел. Послание было для воеводы. Сказано было, чтобы срочно снаряжали помощь и плыли в Холодное море, а путь укажет петух. Оставалось только ждать. На наземной части ладьи соорудили укрытие, где можно было спрятаться от дождя и ветра. Продукты экономили. Питьевая вода кончилась быстро, так что пришлось собирать дождевую воду во всякие ёмкости, даже в воинские шлемы. Прошло шесть дней. На седьмой день съели последние крохи провизии. Помощи не было. Восьмой и девятый дни пили только дождевую воду, стараясь меньше двигаться и больше спать. Наконец, на десятый день ожидания вдали показались мачты двух ладей. Петух привёл спасителей! Воевода возглавлял две команды по восемнадцать человек на каждой ладье. Судна были загружены большими запасами продуктов и воды. В составе команд был также главный лекарь. Потерпевшие крушение были распределены по прибывшим ладьям, накормлены, обогреты. На следующий день царь дал команду к отплытию. Гришаня рассказал Ивану, что с большим трудом за такое время долетел до столицы государства. Хорошо ещё, что воевода не был в отъезде и быстро снарядил  помощь.

Самозванец

     В то время, как Любомир добывал яйца серебристых чаек, в княжестве происходили события, приведшие к волнениям жителей. Объявился дальний родственник Евдокии. Это был двоюродный брат покойной матери княгини – купец Пантелей, торговавший всякой всячиной. Так вот, появившись в княжестве он заявил о своём праве на престол князя, поскольку Евдокия, по его мнению, при данном состоянии здоровья не может управлять государством. Более того, Пантелей заручился в этом поддержкой нескольких министров княжества. Министр казначейства, министр двора и секретарь княгини поддержали самозванца, так как он пообещал им золотые горы после прихода к власти. Заговорщики начали действовать. Прежде всего, казначейство перестало выплачивать денежки людям на государевых должностях. Воины, управители в городах и деревнях, казённые рабочие, писари, слуги - все, кто состоял на государевой службе, не стали получать положенные им деньги. Причину казначейство объясняло отсутствием денег в казне. А отсутствие денег объясняли тем, что княжна всё растратила на войну и помощь царству Любомира. Государевы люди начали открыто роптать и подстрекать народ к бунту. Заговорщики тем временем стали распространять слухи, что Евдокия смертельно больна. Начали говорить о том, что нужен новый правитель государства, а Пантелей как раз тот человек, имеющий родственные связи с княгиней. Так что княжеский трон может занять по праву. Верные Евдокее министры и прежде всего воевода стали опасаться за жизнь правительницы, так как заговорщики могли пойти на любое преступление. Однажды толпа людей окружила дворец и стала требовать смещение Евдокии и возведение на трон Пантелея. Эти люди были пьяны и буйны – их одурачили своими речами и напоили вином заговорщики. Той же ночью воевода с верной ему большой дружиной воинов тайно вывезли княгиню из замка. Путь их лежал в царство Любомира. Верные княгине люди остались и в замке. Уже несколько дней до этого к княгине не подпускались придворные, близкие к заговорщикам. Поэтому исчезновение княгини для всех оставалось тайной кроме очень близкого её окружения. Однако, через несколько дней выяснилось, что пропал воевода. Срочно были собраны все министры на совет. Решили, что воевода совершил государственную измену, бежав с дружиной воинов. Об этом необходимо было сообщить княгине. Тут и выяснилось, что княгини в замке нет. Заговорщики решили было снарядить погоню, но время было упущено.

Выздоровление княгини

     Во дворце Любомира княгиню встретили радушно. Туда доходили слухи о той смуте, которая возникла в княжестве. Стряпчий велел срочно послать гонцов навстречу царю, который должен возвращаться из плавания по Холодному морю, чтобы сообщить о произошедшем. Все надеялись, что отправленная помощь вовремя прибыла к потерпевшим крушение. Но царь точно направит свой путь к замку Евдокии, а не к себе домой. Этого нельзя было допустить. Срочно снарядили и отправили  два ялика по Великой реке и два конных отряда по обеим её берегам. Гонцы подоспели вовремя. Любомир уже собирался высаживаться с ладьи на берег, чтобы продолжить путь к княгине. Уже посланы были люди добыть лошадей. Конечно, продолжилось плавание на ладьях домой и царь нетерпеливо подгонял гребцов, не давая им отдыха. Вскоре Любомир и Евдокия встретились. Оба были рады встрече, которая одновременно  была омрачена событиями, произошедшими в княжестве.

     На следующий день лекарь приступил к процедуре лечения княжны с помощью яиц серебристой чайки. Случилось чудо. На четвёртый день княгиня поднялась на ноги и робко пошла. Через неделю она уже бойко ходила. А ещё через неделю она резво взобралась на коня и, пришпоривая скакуна, с удовольствием пронеслась по окрестным лугам.  Полное выздоровление состоялось! Княгиня и царь стали совершать ежедневные верховые прогулки, наслаждаясь природой и обществом друг друга. В одну из таких прогулок Любомир признался Евдокие в любви и попросил стать его женой. Евдокия не ответила отказом, но состоялся примечательный разговор.

- Любомир, я благодарна тебе за твою заботу. Ты рисковал своей жизнью, отправляясь в Холодное море, чтобы добыть яйца серебристой чайки. Я ценю твою любовь ко мне. Хочу тебе признаться, что я тоже люблю тебя. Но …  - Смутилась Евдокия.

 - Какие но? Почему но? – Недоумевал Любомир.

- Видишь ли, я не могу быть полностью счастлива, когда мой народ в беде. Ты ведь знаешь, что в княжестве происходит?

- Да, оттуда приходят люди и рассказывают, что Пантелей притесняет народ, что люди нищают и мучаются.

- Вот видишь, как там плохо. Разве я могу сейчас думать о своём счастье? Я тебе не отказываю и обещаю стать твоей женой, когда в княжестве всё наладится. 

     Любомир понимал, что сидеть и ждать, когда в княжестве всё наладится – дело безнадёжное. Надо что-то предпринимать. Пригласил он старшего советника.

- Ваня, ты знаешь о том, что сейчас в княжестве делается?

- Да, государь.

- Что ты по этому поводу думаешь?

- Думаю, что княжество приходит в упадок. Но это не вина Евдокии, а её беда. Правильно сделал воевода, что вывез её сюда. Неизвестно, была бы она жива, если бы осталась там.

- Да, но она чувствует себя несчастной. Что можно сделать?

- Я не знаю. Пойти войной на Пантелея – не вариант. Погибнут ни в чём неповинные люди. Да и Евдокия этого не одобрит.

- Поговори со своим петухом. Может быть, что-нибудь подскажет.

     Долго шептались Иван и Гришаня. Наконец старший советник, немного подумав, начал рассказывать о некой идее.

- Государь, Гришаня поведал о варианте, который, как мне кажется, стоит попробовать.

- Не томи, говори скорей!

- Дело в том, что в далёкой горной южной стране живёт один маг и волшебник. Имя ему Нима. Этот человек обладает уникальными способностями. В том числе он может воздействовать на большие количества людей. Но такое воздействие должно быть осуществлено с благородной целью, оказывающей положительное действие на людей.  Известно несколько случаев, когда Нима приводил в действие события, влиявшие на судьбы стран и народов.

- Откуда это известно?

- Гришане о Ниме рассказали ласточки, зимующие в этой далёкой горной южной стране. Но путь туда долог и труден. Надо преодолеть знойную пустыню и несколько высочайших горных хребтов прежде чем попасть в долину Изобилия, где Нима живёт.  Оказаться там  ещё полдела. Главное – убедить мага в том о чём будет просьба.

- А как найти правильную дорогу в эту страну и долину Изобилия?

- Гришаня всё разузнает у ласточек. Они сейчас здесь. Учат своих птенцов летать.

- В любом случае начинаем готовиться к экспедиции.

Мудрец Нима

     Через пять дней экспедиция была подготовлена. Кроме царя и старшего советника в ней было двенадцать испытанных храбрых и выносливых воинов. Караван в тридцать нагруженных поклажей лошадей запылил по дороге в далёкую южную страну. Тридцать дней пути по полям и лесам прошёл без приключений. Дальше начались степи, в которых стала ощущаться жара, но путники спокойно преодолевали версту за верстой. На сороковой день пути на них пахнуло жаром приближавшейся пустыни. У встретившихся кочевников обменяли тридцать лошадей на пятнадцать верблюдов. И вот еще через двое суток продолжили путь по песчаным барханам под палящим солнцем пустыни. По ночам донимал холод, а днём изматывала жара. В один из дней, когда солнце уже начинало клониться к горизонту, путники увидели движущихся к ним всадников на верблюдах. Это было воспринято как готовящееся нападение. Действительно, вооружённые люди окружили караван Любомира.

Но, к удивлению, начался разговор. Высокий бородатый человек спросил кто такие и куда направляются. Получив ответ, что путники движутся в долину Изобилия к магу Ниме, бородач уважительно предложил помощь. Он посоветовал немного изменить маршрут и отдохнуть в оазисе, который располагается не так далеко. После недолгих колебаний Любомир согласился. Не успело солнце зайти за горизонт, как путешественники оказались среди прохлады зелёных деревьев и кустарников, у которых располагались небольшие шатры, лежали монотонно жующие верблюды. Бородач оказался главой племени, остановившегося в оазисе на несколько дней. Гостей накормили и завязалась неспешная беседа между главой племени и Любомиром. Наутро после хорошего отдыха путники распрощались с гостеприимными кочевниками и отправились дальше к цели экспедиции. Через два дня на горизонте показались белые снеговые вершины гор. В селении у подножия горного хребта Экспедиция обменяла верблюдов на небольших лошадок, незаменимых при переходах по горным тропам. Местные жители указали им путь через перевалы в долину Изобилия. Если в пустыне мучила жара, то при преодолении перевалов путников окутывал холод пронзительного ветра со снегом. Но они упорно двигались по узкой горной тропе, то поднимаясь на гребни, то спускаясь вниз. Наконец, с очередного хребта им открылся вид на зеленеющую долину, окружённую скалистыми массивами. Это была долгожданная долина Изобилия.

     Остановились лагерем на самом краю долины. После непродолжительного отдыха Любомир с Иваном отправились искать жилище Нимы. Это оказалось простой задачей. Каждый встречный знал где живёт мудрец. Жилище мага оказалось простенькой небольшой хижиной, сложенной из камня, в окружении плодоносящих деревьев и буйства разнообразных цветов. Он вышел к посетителям. Это был немолодой загорелый мужчина с копной седых волос, обрамлявших улыбчивое лицо располагающего к себе человека. Пригласил пришедших присесть на каменные скамейки, стоящие у хижины. Любомир начал разговор.

- Уважаемый Нима, я Любомир - царь государства, которое располагается далеко на север от твоего дома. Мы проделали долгий путь к тебе, мудрец, чтобы получить совет по важному для нас вопросу. Дело в том, что соседняя с нами страна неправедным путём получила правителя, который стал угнетать народ и государство начало приходить в упадок. Что надо делать и как поступать, чтобы эта страна опять начала процветать?

- Всё ли ты мне поведал, уважаемый царь? Твой интерес только в заботе о чужой стране?

- Нет, Нима. Я влюблён в законную правительницу этой страны, которая отстранена от власти. И наше счастье не может состояться пока её народ терпит бедствие.

- Хорошо, что ты всё честно рассказал. Мне надо думать. А что ты не представил своего спутника?

- Это мой старший советник, Иван.

- Что это у советника в кармане вроде шевелится?

- Это не совсем обычный петушок. Он мой друг. – Отвечал Иван.

- А покажи-ка мне этого петушка.

- Вот он, такой маленький, но может вырасти до любых размеров. – Вынимая Гришаню из кармана, проговорил Ваня.

- Хорошо. Оставьте его у меня до завтрашнего утра. Не бойтесь, ничего с ним не случиться. А завтра утром приходите за моим ответом. - Задумчиво произнёс Нима, рассматривая перемещённого на его ладонь Гришаню.

     Петушок спокойно сидел в ладони мага, не выражая ни малейшего беспокойства. Следующим утром Любомир и Иван подошли к хижине Нимы. Около неё Гришаня нормальных петушиных размеров клевал какие-то зёрнышки. Увидев Ваню, с радостью подбежал к нему. В дверях появился Нима.

- Доброе утро Любомир и Иван

- Доброе утро, Нима.

- Хочу вам сказать, что вы плохо заботитесь о вашем петушке. Он у вас обладает уникальными свойствами, а вы его почти постоянно держите в кармане, уменьшенного до размеров какого-нибудь жука. Это плохо сказывается на его состоянии и возможностях. Он должен содержаться в нормальных размерах, а быть ему маленьким или большим изредка можно, если такая необходимость возникает.

- Спасибо, Нима. – Ответил Иван. – Мы этого не знали. Так и будем поступать.

- Теперь о вашем вопросе относительно приходящего в упадок княжества. Ваш петушок много мне рассказал и о княжестве, и о вашей стране, и о Евдокее. После обдумывания я пришёл к решению, что вам надо помочь. Ваша просьба не основывается на каких-либо плохих тайных планах или намерениях.

- Благодарю тебя Нима! – Воскликнул Любомир.

- Так я ещё ничего не сказал, кроме того, что согласен помочь. А вот как помочь, я ещё окончательно не выбрал. Можно помочь советом и можно помочь действием.

- Любую помощь мы воспримем с благодарностью. – Поклонился мудрецу царь.

- Склоняюсь я к тому, чтобы помочь действием. Но для этого мне надо находиться в княжестве.  Я никогда не был в северных странах. Не знаю образа жизни и обычаев народа, живущего там. Мне надо более основательно подумать и ещё пообщаться с вашим петушком. Так что давайте отложим окончательный разговор на завтра.

     Возвращаясь в лагерь, Любомир был несколько огорчён, так как мудрец не сказал ещё своего решения. Иван успокаивал его. Он убеждал царя, что решение уже принято, но пока не ясно в какой форме помощь будет оказана.

     На следующее утро воины, охранявшие лагерь Любомира, были удивлены появлением седовласого мужчины с петухом на плече. Он попросил пригласить царя. Любомир вышел из палатки и вежливо предложил Ниме разделить с ним трапезу. Нима с извинениями отказался. Тогда Любомир повелел позвать Ивана и они втроём разместились в тени под полотняным навесом. Гришаня также прилёг недалеко от них.

- Уважаемые Любомир, Иван. – Начал разговор мудрец. – Я окончательно обдумал ситуацию и считаю, что моя помощь сможет принести ожидаемый вами результат только если я посещу страну, о которой идёт речь. Поэтому я принял решение направиться с вами в ваши края.

- Мы очень благодарны вам! – С нескрываемой радостью воскликнул Любомир. – Что нам сейчас нужно предпринять, чтобы отправиться с вами в обратный путь?

- Прежде всего, я  хочу познакомиться с вашими людьми и с оснащением вашего отряда. Можно ли это сделать?

     Нима вместе с Любомиром и Иваном обошёл весь лагерь. Он поговорил с каждым человеком, расспрашивая о его здоровье, настроении и условиях службы у Любомира. Также он внимательно осмотрел всё снаряжение отряда, запасы продовольствия, лошадей. После осмотра они опять разместились под навесом.

- Я хочу сказать следующее. – Продолжил прерванный разговор Нима. – Ваши люди крайне устали и им требуется восстановление. Правда дело несколько облегчается тем, что предстоит путь домой и это ваших людей вдохновляет. Но, тем не менее, я помогу вашим людям восстановиться. Как я знаю, вы были в пути шестьдесят дней.

- Шестьдесят два дня. – Уточнил Иван.

- Так вот, те запасы провизии, которые вы сейчас делаете, не совсем правильны для такого перехода. Вы не знаете особенностей местных продуктов. Я вам скажу чем и в каких количествах надо запасаться исходя из многовекового опыта наших странников и кочевников. Также надо кое-что приобрести для экипировки людей.

- Да, мы выполним всё, что вы скажете. – Заверил Любомир.

     Пять дней Нима приносил в лагерь разные настои трав и просил всех пить их перед трапезами. Он проверял названные им продукты, которые закупались в путь. Внимательно контролировал состояние всей амуниции. Наконец, на шестой день мудрец подтвердил, что всё готово к началу похода. И, действительно, было видно, что люди бодры, запасы тщательно упакованы. Осталось только свернуть оборудование лагеря. На седьмой день начался поход. Как ни странно, но горы и пустыню преодолели нормально.   Не было проблем обмена горных лошадок на верблюдов и верблюдов на ездовых лошадей. Но в степях их ожидала неприятность. На них напал отряд лихих людей. Завязался бой. Двое воинов Любомира погибли. Спас ситуацию Гришаня, превратившийся опять в огромного петуха и нагнавший страх на нападавших. Нима очень переживал это событие. В разговоре с Любомиром он пояснил, что не смог защитить отряд при таком внезапном нападении, хотя должен быть предвидеть такую возможность. Гибель людей тяжким грузом легла на него. Как бы то ни было, но на обратный путь экспедиция потратила времени меньше - всего пятьдесят пять дней.

     Путники, конечно, не знали что в это время происходило в государстве. А там развивались следующие события. Пантелей видел, что его правление вызывает в народе недовольство. Менять он ничего не хотел, так как он очень любил власть и деньги. Став самозваным правителем, он упивался властью над людьми и постоянно умножал своё богатство, обирая княжество. Но он не был глупцом и понимал, что так долго продолжаться не может. Найдутся люди, которые взбунтуются и поведут за собой народ. И придумал он, как ему казалось, хитрый ход. Решил он предложить княгине вернуться в княжество и разделить с ним власть. Народ её любил и это могло быть прикрытием от всяких неприятностей для него. Конечно, реальную власть он Евдокие не отдаст и даже не даст кусочек власти. Но присутствие княгини в стране и создание иллюзии её власти  должно сохранить завоёванное им положение. Направил он к Евдокие посольство. Согласилась она этих посланников принять. Но  предложение, переданное от Пантелея, она с гневом отвергла и наказала передать ему, что придёт час, когда его власть падёт.  После этой неудачи Пантелей задумал другой способ заполучить княгиню – выкрасть её. Лазутчики доложили, что княгиня часто одна совершает конные прогулки. Это могло быть удобным случаем умыкнуть её из царства Любомира. Послал Пантелей туда тайный отряд, чтобы караулили момент и выкрали Евдокию. Несколько дней пять конных воинов прятались недалеко от дворца Любомира и высматривали княгиню. Наконец, однажды она выехала из ворот и направила коня вдоль ближайшего леса. Это был удобный случай для захватчиков. Под покровом густой листвы они приблизились к наезднице и напали на неё. Спеленав её руки и ноги, положили поперёк коня и пришпорили лошадей, чтобы быстрей увезти пленницу. Но тут наперерез им из леса выскочил отряд конников. Завязалась борьба. Силы были не равны – похитителей было в три раза меньше. В итоге их самих взяли в плен. А объяснялось чудесное освобождение княгини тем, что похитители были замечены несколько дней назад и воевода организовал тайное наблюдение за ними. Вот этот отряд, следивший за похитителями, и подоспел вовремя. Такие вот события происходили в государстве покуда Любомир был в пути.

     Встретили возвращение отряда Любомира с большой радостью. Сто семнадцать дней о них не было никакой весточки. Евдокия призналась Любомиру, что очень волновалась за него всё это время. Царь представил своему двору Ниму с самыми лестными характеристиками о его мудрости и способностях. Отдохнув в течение  суток в царском замке, Нима попросил царя и княгиню о встрече относительно его миссии.

- Я должен отправиться в княжество, чтобы выполнить то, о чём вы просили. – Начал излагать свой план действий мудрец.

- Но это очень опасно. – Запротестовала Евдокия.

- Не находясь в вашей стране, княгиня, я не смогу помочь вам. – Возразил Нима. – Мой план заключается в том, что сначала я похожу по княжеству, встречаясь с разными людьми. А когда молва обо мне достигнет дворца, я начну воздействовать на самозванца Пантелея.

      Нима ушёл, неся лишь небольшую котомку на плече. Он ходил по деревням и городкам, общаясь с людьми. Одним  помогал советом, других вылечивал от хвори. Люди тянулись к нему, делясь скудной пищей и предоставляя ночлег. Многие обращались с просьбой предсказать судьбу. В предсказаниях судьбы он людям мягко отказывал, говоря лишь, что их государство возродится и будет более могучим, чем ранее. В это время царь Владислав, не успокоившийся после своих поражений, понял, что княжество так ослабло, что можно завоевать его голыми руками. Вот и двинул он на захват страны своё войско. Но странное дело. Завоеватели встретили упорное сопротивление. Владислав не мог понять, что происходит. Почти безоружные воины княжества, полуголодные крестьяне и ремесленники с  великим ожесточением противостояли хорошо оснащённому войску. Разведка доложила, что ополчение, осуществляющее оборону княжества, возглавил какой-то седовласый старик не из здешних мест. Удивлялся этому и Пантелей. Он уже готовился бежать из княжества, понимая, что войну проиграет. И вот такой поворот событий. Приободрился Пантелей. Он уже давно слышал об этом седовласом старике, ходившем по княжеству, но не придавал этому значения. Приказал самозванец доставить к нему старика. Конечно, силой бы этого никто не сделал, но Нима сам захотел встретиться с Пантелеем, узнав о его приказе. Нима один и без оружия пришёл в замок. Пантелей с удивлением рассматривал смельчака.

- Кто ты таков и откуда взялся? – Начал дознание Пантелей.

- Я человек и прибыл из дальней страны.

- Что тебе в княжестве нужно?

- Я хочу, чтобы народ страны жил счастливо и благополучно.

- Какое тебе дело до нашего народа?

- Любой народ имеет право на нормальную жизнь и я не могу быть спокоен, когда он притесняется.

- Так, значит, это я народ притесняю?

- Да, ты. При Евдокие народ жил счастливо и государство было сильным.

- За такие слова я заточу тебя в кандалы и брошу в темницу.

- Ничего ты со мной не сделаешь, так как твое время прошло. Ни я, ни народ страны не боятся тебя. Самое лучшее, что ты сейчас сможешь сделать, это исчезнуть из княжества со своими приспешниками, если такие есть.

     Пантелей понял, что дальше угрожать не имело смысла и, действительно, самое благоразумное сейчас – бежать из страны. Под покровом ночи он, как тень, выскользнул из замка и больше никто его не видел. Соратники Пантелея тоже втихаря все разбежались кто куда. Нима послал весточку Евдокие, что Пантелей бежал. Княгиня вернулась в страну с триумфом. Народ восторженно встречал её. Любомир направил в помощь ополчению Нимы несколько отрядов и войско Владислава было отброшено за границы княжества. После разгрома захватчика Евдокия, Любомир и Нима встретились, чтобы обменяться планами по восстановлению нормальной жизни в княжестве.

- Первое, что надо сделать, это накормить народ. – Высказал свои мысли Нима.

- Мы поможем княжеству продуктами и разными товарами. – Пообещал Любомир.

- Дальше я знаю, что делать. – Озабоченно продолжила Евдокия. - Я восстановлю все те порядки, которые ранее были при мне. Но у меня есть проблема. Мне надо искать замену министрам, поддержавшим самозванца и сбежавшим из страны, и в первую очередь мне необходимо найти  хорошего старшего советника.

- Я думаю, что надо просить уважаемого Ниму побыть какое-то время старшим советником, пока жизнь в стране полностью не наладится. – Предложил Любомир.

- Я, конечно, благодарю за такое предложение. Но, думаю, что вы поймёте мой отказ. Мне надо возвращаться в мои края, где люди меня ждут. – Отвечал Нима. - Вашу просьбу я выполнил и теперь в ваших руках благополучие страны. А относительно старшего советника, то я предлагаю вам, государь, отдать княгине Ивана. Этот парень сможет принести пользу княжеству.

- Действительно, Любомир, согласись с предложением Нима. – Попросила Евдокия.

- Хорошо, так и поступим. Я всё объясню Ивану. – Заверил Любомир.

     Вскоре провожали Ниму домой. Он попросил хорошего коня и немного провизии. Хотели дать ему в сопровождение отряд воинов с запасами на весь срок пути, но Нима отказался. Он сказал, что всегда найдёт пищу и кров – в мире так много добрых людей. А лихих людей он не боится, так как у него им нечего взять. Распрощались с Нимой дружески, сердечно поблагодарив его за всё, что он сделал.

Из Раздольного в страну зверей и лесов

     Новая служба Ивану была знакома. Обязанности старшего советника у Евдокии были такими же, как и у Любомира. Иван с Гришаней много ездили по княжеству, изучая обстановку и привозили княжне много дельных советов о том, что в государстве надо улучшать. Советника княгини с петухом на плече везде принимали радушно и ничего не скрывали от него. Прошло время и жизнь государства заметно наладилась. Тогда Любомир и возобновил разговор с Евдокеей о женитьбе. В этот раз княгиня дала согласие.

Сыграли пышную свадьбу. Подданные Любомира и Евдокии радовались такому союзу двух правителей. Вскоре после женитьбы царь и княгиня задумали объединить два государства в одно и править вместе как царь и царица.  И решили они для нового государства построить  и новую столицу. Вскоре на высоком берегу Великой реки начал расти новый белокаменный город с кремлём и царским замком. А Иван вдруг затосковал по сельской жизни. Хорошо, конечно, быть при царе и царице, но всё чаще ему по ночам стали снится просторы лугов, леса и сельские избы. Запросился он у правителей отпустить его из царского замка на вольную природу. Подумали Любомир с Евдокеей и с благословением отпустили Ивана. Поселились Иван с Гришаней в Раздольном – там, где дядя Егор проживал. Построил Иван добротный дом и стал работать на кузнице. Гришаня же с большим усердием  охранял табун лошадей, за которым ухаживал дядя Егор. Лучшего сторожа нельзя было сыскать.

     Прошло около года. Однажды Иван почувствовал, что чего-то ему не хватает в жизни. Подумав, понял, что не хватает ему приключений. Когда он служил в Любомира, то происходили всякие события, приключались разные истории с его участием. Поделился он своими мыслями с Гришаней. Петушок согласился с ним, что жизнь стала спокойна, но скучновата.

- Что бы такое нам придумать, чтобы в жизни произошло что-то новое? – Как-то озадачил Ваня Гришаню.

- Есть одна идея. – Не долго думая поделился петушок. - Давай попутешествуем в страну зверей и лесов.

- Что это за страна такая? – Удивился Ваня.

- Есть такая страна. – Таинственно ответил Гришаня. – И если ты хочешь, мы её можем посетить.

- Ты уверен, что это интересно?

- Думаю, что да.

- И как мы туда попадём?

- Это уже моя задача.

- Хорошо, только надо дядю Егора предупредить, что мы уезжаем, и выполнить несколько заказов, что в кузнице.

     Иван утряс все дела по кузнице, оставив там хозяйничать двух своих помощников, и навестил дядю Егора, огорчив его сообщением, что Гришаня какое-то время охранять табун не будет.

- Уезжаете, что ли? – Поинтересовался дядя Егор.

- Вроде того. – Неопределённо произнёс Иван.

- Надолго?

- Как получится. – Уклончиво ответил Ваня.

- Что-то ты, мой друг, темнишь. Ну да ладно, не буду больше с расспросами приставать.

     Сообщил Ваня петушку, что все вопросы закрыты и он готов к путешествию.

- Гришаня, что с собой надо брать в дорогу?

- Ничего не надо.

- Когда отправимся?

- Сегодня вечером, как стемнеет и полетим.

     Они летели в темноте. Луна выхватывала из неё только своё отражение в редко проплывавших внизу речках и озёрах. Наверное, Гришаня ориентировался в этой обстановке по звёздам. Полёт был долгим. От монотонных взмахов крыльев петуха Ивана тянуло в сон. Начало рассветать. Можно было уже различить отдельные верхушки деревьев. Внезапно они желтовато заискрились – это взошло солнце. Гришаня начал снижаться и опустился на широкую лесную поляну. Трава была Ивану по колено и мокрой от росы. Под пологом деревьев ещё таился полумрак.

- Мы что, прилетели? – Разминая ноги, спросил Ваня.

- Да, Иван. Сейчас пойдём представляться царю страны зверей и лесов, чтобы не вышло каких-либо недоразумений. Не любит государь Михаил тех, кто прибывает в его владения и не считает нужным сообщить об этом ему.

     Немного прошли по лесу и перед ними возникли две огромных кошки. Эти две рыси подозрительно смотрели на пришельцев.

- Кто такие? – Сурово спросила одна из кошек.

- Путешественники. Идём к царю Михаилу. – Спокойно ответил Гришаня.

- Что вам от государя надо?

- А вот это совсем не ваше дело. Также спокойно отрезал петух, сидя у Ивана на плече.

- Ты, птица, не груби нам. Мы несём государеву охрану и должны знать кто идёт и зачем.

- Успокойтесь. – Вмешался Иван. – Мы действительно из далёкой страны и идём к царю, чтобы засвидетельствовать ему своё уважение.

- Тогда проходите.

     Впереди показался огромный дуб, вокруг которого были какие-то шалаши из веток, покрытые почерневшей листвой. Прямо под дубом на большом бревне сидел медведь, обсасывающий большой кусок пчелиных сот, зажатый в лапе. Вокруг него суетились три лисицы, прислуживающие ему.

- Это что там за явление с петухом. – Громовым голосом спросил медведь.

- Ваше высочество, мы путешественники и пришли к вам за позволением немного пожить в вашем царстве. – Не растерялся Иван.

- Не ваше высочество, а ваше величество – так надо меня величать. – Поправил Ивана царь Михаил. - Если с добром пришли, то живите. Идите вон к малому пруду. Там есть высокое сухое место. Стройте себе шалаш и живите. Спросите у лося где бобрам нарезать веток. Они вам их и притащат. Потом как-нибудь заходите ко мне, поболтаем.

- Спасибо, ваше величество. – Поблагодарил Иван.

     Лося нашли быстро – шумно обгладывал листву молодых осин в перелеске. Пошли вместе с ним к бобрам. У запруды, сооружённой на ручье, отдыхали два бобра. Бобры приняли заказ от лося на нарезку веток и неспешно направились выполнять работу. Лось повёл путешественников к месту, где надлежало построить шалаш. Это было хорошее место с видом на пруд. Вскоре бобры натаскали тонких жердей и веток и вместе с Иваном принялись строить шалаш. Шалаш вышел просторным. Бобры соорудили Ивану что-то вроде кровати, а из  жердей смастерили подобия стола и табурета.

     Тем времени по звериному царству распространился слух, что в гости к царю пожаловал человек с собственным петухом. Потянулись зверюшки к шалашу Ивана. Всем хотелось с человеком познакомиться. Конечно, не с пустыми лапами шли. С десяток белок  принесли берестяной короб, полный лесных орехов. Семейство зайцев подарило букет каких-то пахучих трав. Ёжики решили порадовать Ивана лесными яблоками. Еноты притащили связку сушёной рыбы, а горделивый олень принёс баклажку с квасом, который он сам приготовил. Кроты поднесли разные сладкие корешки. Куница кое-как донесла корзину, полную ароматной лесной земляники. Словом, каждый лесной обитатель спешил выразить своё расположение Ивану и пригласить его с петухом к себе в гости. Иван был ошеломлён таким радушным приёмом, но отблагодарить зверей ему было нечем. На следующий день пошёл Иван к Михаилу. Принял его царь зверей.

- Как устроился, Ваня? - Задал царь обычный вопрос.

- Нормально, ваше величество. Только хочу задать один вопрос. Звери приняли меня очень радушно. Что я могу такое полезное сделать для зверей Вашего государства?

- Надо подумать. А что ты умеешь?

- Много чего могу, но не знаю что с пользой сделать здесь.

- Слушай, Ваня, есть одна мысль, но я сомневаюсь справишься ли ты с этим делом.

- Говорите, попробую.

- Наша страна разделена на две части рекой. Река хоть и не широкая, но с очень сильным течением. Чтобы перейти через неё – целая проблема. Некоторые звери на другом берегу никогда не были. Пробовали бобры наладить какую-нибудь переправу, но всё бесполезно. Вода смывает любое сооружение. Может быть, ты что придумаешь. Прекрасно было бы соединить надёжной переправой ту левобережную часть страны с этой правобережной частью.

- Хорошо, я посмотрю.

     Иван пошёл к реке. Действительно, она была не очень широкая но достаточно бурная. Её воды  текли с гор и где-то далеко в другой стране вливались в другую широкую полноводную реку. Чтобы осмотреть берега понадобилось бы несколько дней. Поэтому Гришаня предложил пролететь вдоль русла для осмотра. Иван согласился и они полетели. Сначала долетели до гор, откуда водопадом река спускалась в долину, а потом вниз по течению до окончания  лесов страны. В одном месте вода очень бурлила, но река была уже, чем во всех остальных местах, а берега были высокими и обрывистыми У Ивана возникла смелая идея. А что если построить в этом месте подвесной мост? Здесь по обоим берегам росли высокие коренастые дубы, широко раскинув свои кроны. Между ними и можно было бы натянуть конструкцию подвесного моста. Два дня Иван чертил палочкой на песке возле шалаша какие-то конструкции. На третий день пошёл к Михаилу.

- Государь, я берусь построить мост. Но мне нужна помощь.

- Что за мост ты придумал и какая помощь нужна?

- Ты, наверное, знаешь место на самой стремнине реки, где по обоим сторонам её растут большие дубы?

- Да, это самое опасное место на реке.

- Так вот, я придумал как построить подвесной мост между этими дубами. Но мне необходимо сплести четыре  каната толщиной в мою руку, чтобы перекинуть их между берегами. Есть один вопрос. Канаты предлагаю плести из липового лыка. Они будут прочными и лёгкими.  Но для этого придётся завалить около ста лип. Ты, государь, должен определить возможно ли пожертвовать столько деревьев, чтобы делать мост.

- А какие деревья будут нужны – молодые или старые?

- Нужны будут деревья среднего возраста. Их кора больше всего подходит.

- Это хорошо. Старые деревья жалко. Их  цветы пчёлы больше всего любят и мёд очень ароматен.  Молодые липки тоже нельзя валить, так как это будущее леса. Я рассмотрю твою идею.

     Через несколько дней Михаил вызвал Ивана.

- Мы пересчитали все липы в лесу и решили, что если завалить сто средних лип в разных местах, то это допустимо. Я дам указание бобрам в каких местах и сколько лип валить. Что ещё тебе понадобится?

- Для начала мне надо помочь драть лыко и плести канаты. Что будет нужно ещё, я скажу позже.

- Я дам указание, чтобы все белки с этого берега реки помогали тебе.

     Работа по строительству моста началась. Бобры подгрызали нужные липы, с упавших деревьев сгрызали ветки и тащили стволы деревьев к месту, где будет мост. Иван показал белкам как сдирать со стволов липовое лыко. Белки быстро это освоили и на берегу реки начала расти куча полос лыка источавших резкий запах свежесодранной коры. Иван  плёл  из лыка канаты. Через несколько дней было сплетено четыре каната нужной длины. Надо было переносить концы канатов на другую стороны реки. За это взялся Гришаня, заявив, что сделает перенос быстро. Он увеличился в размерах, вызвав замешательство у зверюшек, находившихся на берегу. Затем гигантский петух взял конец одного каната в клюв, взмахнул крыльями и полетел к другому берегу. Но здесь случилось непредвиденное. Канат провис, коснулся поверхности бурлящего потока воды, который начал увлекать канат вниз по течению. Рывок был таким сильным, что Гришаня чудом не свалился в воду. Конечно, конец каната он выпустил из клюва и, если бы Ваня не успел обмотать канат вокруг пня, его бы река унесла. Стало понятно, что надо действовать иначе. Вторую попытку начали с того, что канат придерживали, не давая ему провиснуть. Гришаня   успешно перенёс конец каната  на противоположную  сторону реки и обмотал его вокруг дуба. Затем петух перенёс Ивана к этому дубу и Ваня надёжно закрепил канат в нужном месте. Таким образом натянули ещё три каната. В результате четыре каната образовали своеобразный коридор – два сверху и два снизу на расстоянии вытянутой руки Ивана. Дальше надо было делать настил моста. Бобры нагрызли из поваленных лип брёвнышки длиной по ширине моста. Иван накатывал такое брёвнышко на два нижних каната и закреплял его верёвками, также сплетёнными из лыка. После того, как настил моста был готов от берега до берега, Ваня начал соединять верёвками верхний и нижний канаты. Сделает шаг по настилу и соединяет вертикально канаты с одной и другой стороны. Ещё шаг и ещё соединение и так по всей длине моста. Мост был готов. Прошёлся Иван с петухом на плече несколько раз по мосту с одного берега на другой – надёжный мост, хоть и раскачивается немного из стороны в сторону.  Послали за царём Михаилом, чтобы тот принял работу и разрешил зверям мостом пользоваться. Прибыл Михаил.

- Так, Иван, выглядит мост симпатично. Давай его испытывать.

- Я уже испытал. Прошёлся пот нему несколько раз. Всё нормально. Можете и вы пройтись, выдержит и вас мост.

- Иван, ты же не глупый. Какой вес у тебя и сколько я вешу. Ты подумал? А если подо мной он рухнет, то лес лишится правителя. Так дело не пойдёт.

- Так кто же тогда испытывать будет?

- Пустим на мост лося. Он такого же веса, как и я, а может и побольше.

- А если под лосем мост рухнет? Не жалко будет?

- Так ты же сказал, что мост крепкий, выдержит. Чего же боишься?

- Я и не боюсь.

- Позвать сюда лося!

     Пришёл лось. Спокойно выслушал приказание царя и осторожно ступил на настил моста. Шаг, ещё шаг, ещё. Лось аккуратно переставлял ноги, двигаясь к противоположному берегу. Вот путь и преодолён. Сохатый встал на другом берегу, гордо подняв голову. Михаил повелел немедленно собрать всех  лесных зверей с обоих берегов. Сороки и сойки разнесли по стране это указание царя. Собралось население лесного царства, разместившись по новым берегам реки. Царь Михаил начал речь: «Уважаемые подданные, я собрал вас за тем, чтобы объявить о великом событии нашего царства. У нас построен мост, соединивший оба берега реки. Теперь каждый из вас может беспрепятственно и без риска переходить из одной части страны в другую. Но я для вашей же пользы устанавливаю правила перехода. На мосту одновременно может находиться по одной персоне, если эта персона размером больше зайца. Если персона размером больше белки, но не больше зайца, то на мосту может находиться одновременно не более пяти персон и все они должны двигаться в одном направлении. Одновременное встречное движение по мосту запрещается. Если персона не больше белки, то одновременно может двигаться в одном направлении не более десяти персон. На всяких наших меньших братьев, таких как муравьи, гусеницы, улитки и тому подобных эти правила не распространяются, но двигаться они должны только по самым краям настила. Вот эти правила я ввожу. Следить за исполнением этих правил я поручаю выдрам. Семейство выдр должно нести круглосуточное дежурство по одной персоне с каждой стороны моста и руководить передвижением по мосту. А сейчас я торжественно открою движение».

     После такой длительной речи царь Михаил под одобрительные возгласы своих подчинённых важно перешёл с одного берега на другой и вернулся обратно. Тотчас после этого с одной и другой сторон моста появилось по выдре и движение по мосту началось. Вечером Михаил пригласил Ивана и Гришаню на ужин. Подавали разные лесные ягоды, орехи и, конечно же, пахучий мёд.

Барс Справедливый, волки и кабаны

     Следующее утро началось тревожно. Над лесом стоял гомон сорок и соек: «Чужестранец пришёл, чужестранец пришёл…». Действительно, по лесу прямиком к месту обитания царя Михаила двигался большой горный козёл с загнутыми рогами и развевающейся длинной бородой. Две придворных  рыси преградили чужестранцу дорогу.

-  Ты откуда и зачем?

- Я из страны гор. У меня важная информация для царя Михаила.

- Что же, проходи.

     Михаил вышел из своего шалаша, потягиваясь и с подозрением глядя на пришельца.

- Привет, козёл. Что тебя заставило забрести в наше царство?

- Здравствуйте, ваше высочество.

- Не ваше высочество, а ваше величество. – Поправил Михаил.

- Ваше величество, я принёс вам важное сообщение.

- Что же, говори.

- Ты знаешь барса, правителя нашей страны, по прозвищу Барс Справедливый?

- Я с ним не знаком, но слышал, что он правит страной гор.

- Раньше он был нормальным правителем, заботился о своих подданных, справедливо всё решал. Но после того, как ты выгнал из лесного царства волков и кабанов,  начал меняться в плохую сторону.

- Да, выгнал я из нашего царства волков и кабанов. Волки начали устраивать беспредел. Задирали зверюшек, разоряли их жилища. В общем вели себя в последнее время как разбойники. А кабаны изрыли все леса, не разбираясь где это можно делать, а где нет. И все попытки образумить их не принесли результатов. Вот Большой Совет Зверей и попросил меня выдворить их из нашего царства. А при чём здесь правитель страны гор?

- Дело в том, что выгнанные тобой звери попросили  принять их в стране гор. Правитель разрешил. После этого и началось. Волки и кабаны вошли в доверие к нему и стали его приближёнными. Если раньше все очень важные и спорные вопросы государства решались, как и у вас, на Большом Совете Зверей, то сейчас все вопросы правитель решает только с волками и кабанами. Остальные звери притесняются. Ему дали негласное прозвище Барс Послушный.

- Так что же ты от меня хочешь? Чтобы я разрешил этим разбойникам волкам и кабанам вернуться в наше царство?

- Нет, речь идёт не об этом. Волки и кабаны убедили правителя, что он великий  и что он имеет полное право и возможность управлять не только страной гор, но и царством зверей и лесов. Так что он имеет планы скоро захватить твою страну и сместить тебя.

- Вот наглец! Спасибо, что предупредил. Будем готовиться. А ты найди себе удобное место для жилья и оставайся у нас.

     Призвал к себе Михаил Ивана с петухом на совет. Рассказал Ивану с чем козёл пожаловал.

- А какие ещё звери живут в стране гор? – Спросил Иван.

- Много там зверей живёт. Такие же, как и у нас. Например, олени, лисы, белки, бурундуки – население почти такое, как и в нашем царстве. Только живут в горах и долинах между гор.

- А давай я посещу эту страну и переговорю с правителем. Может он и передумает захватывать лесное царство.

- Что ты, Иван. Это опасно. Раньше я слышал, что правитель был добряком. Хотел с ним познакомиться. Но теперь, после рассказа козла я не знаю что и думать.

- Съедят они меня, что ли?

- Уж и не знаю.

- Ладно, посоветуюсь с моим петухом.

- Я тебя Иван позвал, чтобы вместе подумать как защититься от нападения, а ты будешь советоваться с петухом идти тебе в страну гор или нет!

- Так я и хочу туда попасть, чтобы попытаться защитить вас от нападения.

- Хорошо, советуйся со своим петухом.

     Иван и Гришаня долго о чём-то шептались. Похоже, даже поспорили. В итоге Ваня сказал Михаилу, что они всё же приняли решение попробовать посетить страну гор и поговорить с Барсом Справедливым или, как его сейчас кличут, с Барсом Послушным. Михаил порекомендовал им переговорить с козлом, чтобы выяснить  место пребывания правителя и как туда попасть. У козла Иван выяснил, что правитель живёт в пещере на горном хребте, соединяющем две самые высокие вершины, а охраняют его жилище горные орлы. Решили путешествие не откладывать и следующим же утром  Гришаня с Иваном на спине вылетел в страну гор. Гришаня уверенно летел не сбавляя скорости. Через полдня полёта впереди показались две высоких горы, окружённые множеством гор поменьше. Это была страна гор. Увидели, что над горным хребтом величественно парят в воздухе три орла, делая круг за кругом над одним и тем же местом. Решили, что там и обитает правитель.  Орлы же, увидев приближающуюся птицу огромных размеров, в страхе разлетелись в разные стороны. Приземлившись у входа в пещеру, Гришаня принял нормальные размеры и уселся на плечо Ивана. Пещера продолжалась тёмным коридором, по которому Ване пришлось идти на ощупь. Коридор резко повернул и впереди показался свет. Иван вошёл в большое пространство, которое освещалось дневным светом через несколько проломов в потолке. У одной из стен возлежал большой барс. Два павлина опереньем распущенных хвостов обмахивали барса, видимо отгоняя назойливых мух.

- Кто и как посмел сюда войти! – Зарычал правитель, увидав Ивана.

- А разве сюда нельзя? - Слукавил Иван.

- Там же стервятники охраняют вход. Разорвут на клочки каждого, кто является без спроса.

- Не видели мы никаких стервятников. – Продолжал лукавить Иван.

- Никому веры нет. Каждый предать может. А что вам надо и откуда вы такие? И вообще, знаете куда вы забрели?

- Мы пришли к правителю страны гор. Сами мы из страны зверей и лесов. Слышали мы, что ты собираешься напасть на нашу страну.

- Кто вам сказал?

- Земля слухами полнится.

- А если даже и так, то что из этого?

- Мы хотели только сказать, что ты сделаешь большую ошибку, напав на страну зверей и лесов. Ты долгие годы успешно управлял страной гор. Но как только ты принял стаю волков и кабанов, изгнанных из нашей страны, твоё правление резко изменилось. Ты застлал свои глаза лестью этих разбойников, перестал заботиться о своих подданных и начал делать только то, что нашёптывают тебе эти льстецы. Вот и напасть на страну зверей и лесов они тебя уговорили. Нашей страны ты завоевать не сможешь, а твой позор приведёт к тому, что звери выберут нового правителя. Раньше у тебя была доброе прозвище Барс Справедливый, а теперь тебя уже за глаза называют Барсом Послушным.

     Задумался правитель. Долго он находился в задумчивости. Неожиданно громовым голосом повелел позвать вожака волчьей стаи. Сорвалась, висевшая под потолком летучая мышь и вылетела на улицу через пролом. Через какое-то время вошёл огромный волк.

- Слушай, вожак, я принял решение не участвовать в нападении на страну зверей и лесов.  Это моё твёрдое решение. – Сказал волку правитель.

- Как же так? Только вчера ты был согласен и на завтра мы наметили начало похода. Что случилось?

- Ничего не случилось. Просто нам незачем завоёвывать эту страну.

- Тебя надоумил переменить решение вот этот человек с петухом на плече? Так я его сейчас в порошок сотру.

- Не трогать! И вообще завтра же волки и кабаны должны покинуть страну гор.  Это моё повеление.

- Хорошо, мы уйдём, но ты, правитель, ещё пожалеешь об этом, а страна зверей и лесов будет наказана.

     Волк злобно посмотрел на Ивана и вышел.

- Спасибо тебе, человек, что ты вовремя удержал меня от дальнейших неправильных поступков. Я был как в тумане, окутанный лестью этих пришельцев, изгнанных из вашей страны. Но хочу предупредить тебя, что они не оставят осуществление плана захвата страны зверей и лесов.

- Правитель, это был наш долг удержать тебя от неверных действий. А с этой сворой волков и кабанов мы как-нибудь справимся.

- Хорошо, ступайте. У меня сейчас будет много дел по наведению порядка и справедливости в стране. И опасайтесь этого коварного волка – он может вас подстерегать.

     Иван вышел из пещеры. В небе опять кружили сторожевые орлы. Один из них спустился и предупредил Ваню, что внизу за скалой притаился волк и, видимо, поджидает его. Иван сказал, чтобы орлы не боялись большой птицы, которая сейчас здесь появится. Гришаня увеличился в размерах и они с Иваном полетели обратно в страну зверей и лесов. Снизу послышался испуганный вой вожака волков.

     Они опустились на землю прямо на поляне, где обитал царь Михаил. Иван сразу начал с ним разговор.

- Ваше величество, дела не так хороши, как мы ожидали. Хотя Барс Справедливый и отказался от планов захвата твоей страны, но изгнанные тобой волки и кабаны попытаются сделать это. Конечно, их силы намного меньше, чем они планировали, когда хотели привлечь к захвату зверей страны гор, но тем не менее опасность очень велика.

- Понятно, Иван. Нам нужно выстраивать оборону. Срочно созываю Большой Совет Зверей.

     Сороки и сойки разнесли по стране указ о созыве Большого Совета Зверей. Вот на поляне стали собираться звери. Это были по одному представителю от каждого рода. Один заяц, одна белка, один олень … и так представители двадцати основных родов, населявших страну, собрались на поляне. Царь Михаил рассказал собравшимся о той угрозе, которая нависла над страной. Звери зашумели. Ведь хороших идей по обороне страны не было. Кто мог противостоять агрессивным волкам и кабанам? Только медведи, рыси, лоси да олени. Вот, пожалуй, и всё войско. Тут слово взял Иван.

- Уважаемые звери! Хочу вам предложить план как избавиться от захватчиков. Надо всем жителям страны перейти из левобережной части в правобережную.

- Что такое, что мы слышим. Оставить добровольно часть страны? – Загомонили звери.

- Успокойтесь и выслушайте меня до конца. Надо на той стороне оставить только пару самых быстроногих оленей. Задача этих оленей в том, чтобы заманить захватчиков на мост через реку.

     Звери поняли замысел Ивана и одобрительно зашумели. К концу дня  из левобережной частим страны все звери перебрались на правый берег, только не так далеко от моста осталось два могучих оленя.  На следующее утро сороки и сойки принесли на правый берег весть, что стаи волков и кабанов вторглись в страну. Но захватчики были в недоумении. На их пути не попадалось ни одного зверя. Страна как будто вымерла. Стаи замедлили своё движение, как вдруг заметили двух мирно пасущихся оленей. Волчий вожак увлёк обе стаи за оленями. Но олени были быстры. Расстояние между ними и стаями не сокращалось. Вот олени один за другим выскочили на мост и пробежали по нему. У моста показались преследующие их стаи. Иван дал команду бобрам приготовиться. И как только возглавлявший захватчиков вожак оказался на середине моста, бобры начали перегрызать канаты. Мост мгновенно рухнул и волки с кабанами попадали в речные буруны. Их понесло течением, переворачивая и захлёстывая водой.

- Молодцы ребята! Сделали прекрасно своё дело. – Поблагодарил Михаил оленей и бобров.

- Я думаю, что теперь у захватчиков отбита охота покушаться на вашу страну и я поздравляю вас  с победой над силами зла. – Обращаясь ко всем зверям, сказал Иван.

- Поможешь нам  восстановить мост? – Спросил Михаил Ивана.

- Конечно.

     Мост восстановили за несколько дней. После того, как звери успокоились от пережитого потрясения, Иван задумался о возвращении домой.

- Слушай, Гришаня, почему так устроен мир, что не всегда все спокойно живут? Это и у людей и у зверей. Почему не жить всем в постоянном согласии?

- Я думаю, что есть нормальные люди и звери, а есть такие, которые хотят что-то иметь за счёт других, которые хотят власти над другими.

- Ты хочешь сказать, что они  по разному относятся к жизни?

- Да, но, к счастью, нормальных гораздо больше.

- Я с тобой согласен. Гришаня, давай возвращаться домой. Я соскучился по родине.

- Давай. Я тоже хочу оказаться сейчас в Раздольном.

Прочитано 128 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Наталия Волкова: Вдохновляет жизнь...

14.06.2018
Наталия Волкова: "Вдохновляет жизнь..."

Подготовил Рустам Карапетьян На днях Красноярск в рамках ежегодной программы "Лето с книг...

Десерт-Акция. Проза

Галине Лебедевой - 80 лет

14 Июнь 2018
Галине Лебедевой - 80 лет

Писательнице Галине Владимировне Лебедевой в этом году исполнилось бы 80 лет. Наверное, нет в ...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика