Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№93 Шимми или Потерянный мир

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Пятница, 25 Август 2017 15:03

 

 

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

МАГАЗИН

 

Дорога

В коробке было темно и тесно. Ужасно хотелось пошевелить лапами! Он немножко боялся темноты, но придумал, как перехитрить этот страх. Нужно крепко-крепко зажмуриться и представить, что играешь в прятки. Когда играешь в прятки – это весело и совсем не страшно. Скорей бы приехать! Он стал считать до пяти. Потому что он уже умел считать до пяти. Потом решил о чём-нибудь подумать. Думать оказалось интереснее, чем считать.

На фабрике сказали, что он – плюшевый мишка. И что все сшитые игрушки повезут в магазин. Но как узнать – где этот магазин? Далеко или близко?  Мишка совсем недавно родился и кроме фабрики нигде не бывал. Поэтому он мерял расстояние временем. Если ехать пять минут – это близко. А если целый день – это далеко.

А самое главное – из  магазина Мишку заберут в семью, где его будут любить. Что такое любить – Мишка не знал, но чувствовал, что это что-то очень хорошее. Детей  мишка тоже никогда не видел. Он надеялся, что они похожи на людей. Мишка размечтался и не заметил, как уснул. А когда спишь – ехать совсем близко.  Машина остановилась, и мишку в коробке куда-то понесли.

 

Начало новой жизни

Неожиданно мишку ослепил яркий свет. Вокруг всё было такое красивое, разноцветное! Громко играла музыка. «Вот какой этот магазин!» – догадался мишка. Ему тут всё нравилось. Над ним склонилась продавщица и вытащила мишку из коробки.

– Какой хорошенький! В красных штанишках! – воскликнула девушка и стала что-то рассматривать на мишкиной лапе. К ней был пришит кусочек тряпочки – Мишка знал, что она называются «бирка», такие бирки  пришивают всем игрушкам на фабрике. – Ой, Люсь, смотри, что тут написано!

К ней подбежала вторая продавщица Люся, стала тоже читать:

– ШИММИ. Это что, его так зовут? Не, погоди, тут ещё что-то мелкими буквами написано. ШИММИ – Швейное Изделие Медведь. Мягкая Игрушка, – девушки рассмеялись:

_ Ой, я умираю с этих швейных фабрик! Тут купила ребёнку футболку, на бирке было написано – «Фуфайка ясельная». Слушай, давай его так и назовём – Шимми.

Мишке своё имя понравилось. Он стал повторять его про себя много раз – шимми-шимми-шимми-шимми. Получалось  миши-миши-миши-миши.

Его упражнения прервал возглас продавщицы:

– Люся, Люся, смотри! У него одного уха нет!

– И правда! На фабрике забыли ухо пришить! Что будем делать? Возвращать на фабрику?

Мишке совсем не хотелось ехать в тесной тёмной коробке обратно на фабрику. И он изо всех сил постарался улыбнуться продавщице Люсе.

– А он как живой!– воскликнула Люся,– не надо на фабрику! Давай поставим его на видное место – может, кто и купит!

И Мишку посадили высоко на полку. Теперь ему было всё хорошо видно. Много-много людей медленно ходили взад-вперёд и озирались по сторонам. А вокруг них бегали, прыгали, скакали и крутились люди совсем маленького размера.

– Наверное, это и есть дети! – подумал мишка,– они вроде похожи на людей, только веселые и прыгучие.

Дети мишке очень понравились. Они немного отвлекли его от мыслей, что он какой-то не такой, как надо. Продавщица сказала, что у него нет уха. Мишка пощупал голову, нашёл ухо, даже почесал его и задумался: «Как они могли не заметить мое ухо?»

Панда

Рядом с мишкой Шимми на полке сидело очень милое, но странное существо, похожее на медвежонка.  Сам белый, а лапы и уши черные. Шимми не терпелось с ним познакомиться. А чёрно–белый медвежонок задрал нос и не выражал никакого желания знакомиться. Но как только прозвенел звонок, и все люди покинули магазин – он повернулся к Мишке, оглядел его с ног до головы и сказал:

– Ну, привет!

Потом Шимми узнал, что пока магазин работает – нельзя шевелиться и разговаривать. А вот когда все люди уходят –  игрушки начинают жить своей жизнью. Шимми обрадовался и с любопытством спросил:

– А ты кто? Случайно, не медведь?

– Я?! Я-то как раз медведь! Но не простой, как некоторые, а китайский! Меня Панда зовут.

– Очень приятно!– сказал Мишка Шимми,– А что значит китайский?

– Деревня! Это значит, что я из Китая. Страна такая.

Про такую страну Мишка никогда не слышал. Ему представился огромный Кит, на котором все катаются, как на горке.

– А расскажи мне про Китай!– попросил Шимми.

Панда ещё выше задрала свой чёрный носик.

– Ну что рассказывать… Китай – это такая большая-большая страна, в которой живут панды. А ещё там живут китайцы.

– Что, Китай даже больше нашего магазина?– удивился Шимми.

Панда хмыкнула и посмотрела на мишкину голову:

– А ты чего без уха?

Мишка осторожно дотронулся лапкой до своего единственного уха:

– Так вот же оно, ухо! Продавщицы тоже не заметили. Говорят, на фабрике забыли пришить.

Панда нахмурилась, сбегала куда-то и вернулась с каким-то блестящим предметом:

– На-ка, посмотрись в зеркало! – и, заметив растерянное выражение мишкиной мордочки, добавила, – Это ТЫ, если что!

Шимми никогда прежде не видел зеркало. На него смотрел симпатичный медвежонок в красных штанишках. В штанишках был маленький кармашек, о существовании которого Шимми даже не знал. Он попробовал в него залезть, но кармашек был намного меньше мишкиной лапки.

– Ты куда смотришь?– не выдержала Панда,– ты на уши смотри!

Шимми заметил круглое оттопыренное ушко и потрогал его.

– Вот! – робко сказал он.

– Вот! – подтвердила Панда,– И где твоё второе ухо?

– Второе?– растерялся Шимми,– А что, их должно быть два?

Он уже умел считать до пяти.

– Темнота! А сколько ещё?! Два, конечно!

– У всех-у всех?– засомневался Шимми,– У МЕНЯ же одно!

– Вот только у тебя одного – одно ухо. А у всех остальных, у всех нормальных – два!

– Значит, я не такой, как все?

– Ну а я о чём!

– А это плохо? – тихо спросил Шимми.

Панда махнула на мишку лапой и побежала по полкам к другим игрушкам – рассказывать про чуднОго мишку Шимми с одним ухом. Все начали с любопытством смотреть на мишку, кто-то показывал пальцем, кто-то лапой, кто-то хихикал.

А Шимми стоял и думал, думал, думал: «Разве это так важно – сколько у тебя ушей? Есть в жизни вещи и поважнее»!

Шимми находит друга

– Гав–гав! Ты, что ли, новенький? – услышал Шимми задорный голосок и обернулся. Перед ним подпрыгивал, как на пружинках, маленький лохматый пёсик. Коротенький хвостик весело вилял из стороны в сторону,– Давай знакомиться! Я Фоксик! Будешь моим другом? Я тебя со всеми познакомлю, всё покажу! Я здесь старожил.

Шимми недоверчиво посмотрел на его задорную мордочку:

– Но ты же совсем не старый!?!

– Какой ты смешной! – засмеялся Фоксик, – Это выражение такое СТАРОЖИЛ – значит, я очень давно здесь живу.

Шимми улыбнулся:

– Ну, так бы и сказал, что ты – ДАВНОЖИЛ!.

И друзья отправились на экскурсию по магазину.

– Вот в этом отделе живут Хомячки-повторюшки. Привет, Хомяки! Как делишки?

– Привет, Хомяки! Как делишки? – ответили Хомячки.

Мишка удивился:

– Мы разве похожи на хомяков?

– Я же тебе говорю – они повторюшки. Всё за всеми повторяют. И при этом считают себя самыми умными!  Ну, ты мне скажи – много ли надо ума, чтобы повторять за другими?

Мишке стало любопытно:

– А можно я тоже что-нибудь им скажу?

– А можно я тоже что-нибудь им скажу? – ответили Хомячки.

Шимми и Фоксик рассмеялись и пошли дальше.

– Знаешь, как мы дразним этих Хомячков? Повторюшки дяди-хрюшки-и по имени Индюшки!  А они обижаются. Ну, никакого чувства юмора!

Фоксик познакомил Шимми с велосипедами, конструкторами, куклами, динозаврами, зайцами и прочим игрушечным народом.

В отделе радиоуправляемых машинок они встретили синий Джип. Он стоял на проходе, всем мешал и чуть не плакал.

– Эй, Джипик, что случилось? – спросил Фоксик.

– У меня сломался пульт управления, и теперь я не знаю – где право, а где лево!   Там были стрелочки…

– Я тоже не знаю, где право и лево! – озадачился Шимми.

– Тебе-то легче всех! У тебя левого ушка нет. Так? Значит, та сторона, где есть ушко – правая!  –  объяснил  Фоксик, который всё знал.

Шимми потрогал ушко и улыбнулся:

– Это даже хорошо, что у меня одно ушко!  Теперь я не перепутаю – где право, а где лево. 

 В отделе красок и кисточек было шумно.

– Не хочу я ни с кем смешиваться! – возмущалась Красная Краска.– Я хочу быть сама собой! Эти противные Жёлтые и Синие краски так и лезут со мной смешаться – «Давай станем Оранжевой, давай станем Фиолетовой!»

– Девочки, не ссорьтесь!– призвал к порядку Фоксик.

Шимми задумался:

– А разве не скучно всю жизнь прожить Красной Краской? И ни разу не попробовать себя Оранжевой или Фиолетовой?

Красная Краска уставилась на Шимми:

– Вот у тебя красные штанишки. Ты разве хотел бы, чтобы они были фиолетовыми?

Шимми почесал ушко:

– Не знаю. Мне всё равно, какого цвета у меня штанишки.

От возмущения Красная Краска стала ещё красней:

 – Бежим отсюда! – крикнул Фоксик Мишке. – А то нас тут сейчас перепачкают!

И Шимми с Фоксиком, смеясь, убежали из отдела красок и кисточек. А краски тут же помирились и дружно возмущались словами Шимми:

– Подумать только! Ему всё равно, какого цвета у него штанишки!  

 

Зебра

А недавно рядом с Шимми поселилась Зебра. Она была очень красивая, но грустная. И всё время тяжело вздыхала. Шимми стеснялся спросить Зебру, почему она так вздыхает. Но Зебра заговорила сама:

– Эй, Шимми, скажи честно – у меня очень кривые полоски?

Шимми удивился и на всякий случай посмотрел на Зебру повнимательней:

– Не, всё ровно.

– А ты разве не видишь, что полоски неодинаковые?  В смысле, разные – слева и справа.

Шимми уже знал, где лево и право, но ничего такого у Зебры не заметил.

– А должны быть одинаковые?– спросил он на всякий случай.

Зебра обиженно отвернулась:

– Ну вот, и ты заметил!

– Да нет! У тебя всё очень красиво!

– Правда?! – Зебра улыбнулась.

– Конечно, ты очень красивая! И не думай ты про свои полоски!

Зебра растерялась:

– А о чём мне тогда думать?

– Да обо всём, о чём хочешь!

Зебра задумалась:

– А если я не хочу думать о полосках, а всё равно думаю?!

Мишка совсем запутался. Он не знал, как помочь Зебре. И вдруг придумал:

– А ты думай о том, какие у тебя КРАСИВЫЕ полоски!

Зебра обрадовалась и стала ещё красивей. И Шимми подумал, что есть, наверное, такие зебры, и не только зебры, – которым нужно всё время говорить, какие они красивые. Теперь Шимми каждый день начинал так:

– Доброе утро, Зебра! Какая ты сегодня красивая!

Зебра счастливо улыбалась и больше никогда не вздыхала.

Война, война

– Война! Война! – кричала запыхавшаяся Панда, – Ты за кого?

Шимми опешил:

– Я не за кого. Я – против.

– Ты против кого?

– Я против войны.  А что за война такая?

– Как, ты не знаешь?! Простые игрушки объявили войну электронным. Они стащили у них все батарейки, и теперь те без батареек..

– Погоди! – перебил Шимми Панду, – кто ОНИ, какие батарейки? Расскажи всё по порядку!

– Да какой уж тут порядок! Все просто с ума сошли! Пойдём, может, у тебя получится их помирить! – продолжала тараторить Панда,– Ты же не такой как все, тебя послушаются!

Она схватила Шимми за лапку и потащила за собой.

В отделе электронных игрушек Шимми увидел печальную картину. На полу образовалась настоящая пробка из электронных машинок. Они не двигались, потому что из них были вынуты батарейки. Куклы и роботы, которые умели разговаривать, так и застыли с открытыми ртами. Летающие вертолётики, феи и рыбы  беспомощно валялись – кто на полу, кто на столах.

– Кто всё это сделал? – спросил Шимми.

– Это всё Большой Резиновый Мяч! – услышал он знакомый голос друга Фоксика.– Этот Большой Резиновый Мяч всем завидовал. Больше всего он завидовал роботам. И так сильно он им завидовал, что просто не знал, куда девать свою злость, чтобы  не лопнуть. Вот и подговорил он всех простых игрушек объявить войну электронным. Давайте, говорит, отнимем у них батарейки! Посмотрим, что они смогут сами, без своих батареек!

– Пойдём скорее к этому Большому Резиновому Мячу! – решительно сказал Шимми, – С ним нужно поговорить.

Большой Резиновый Мяч праздновал свою победу. Увидев Фоксика, он завопил:

– Во, ещё один недобитый с батареками!

Шимми загородил собой друга и вдруг погладил Большой Резиновый Мяч лапкой.

– Ты такой большой, такой круглый, такой гладкий! Наверное, ты умеешь высоко прыгать?

Большой Резиновый Мяч неожиданно застеснялся:

– Ну да, это я умею.

– Наверное, ты можешь укатиться далеко–далеко, если захочешь?

– Да я хоть до Луны могу укатиться, если до нее дорога будет ровная!

– Наверное, дети любят с тобой играть – и дома, и во дворе, и в речке…

– И в озере, и в море…– завороженно продолжил Большой Резиновый Мяч.

– А роботы ничего этого не умеют! Ты их пожалеть должен, а не воевать с ними!

Большая улыбка приклеилась к Большому Резиновому Мячу:

– И правда, чего это я?! Их пожалеть надо, а не воевать с ними! – повторил он за Шимми.

Когда Мишка с Фоксиком вернулись к себе, Панда спросила у Шимми:

– Как тебе удалось утихомирить этого злого драчуна–забияку? Какую хитрость ты применил?

– Никакой хитрости! Он не злой! Он хороший, просто он забыл об этом.

 

Девочка Аня

Это случилось перед самым закрытием магазина. Шимми вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. На него смотрела девочка. Она была чудесная, как принцесса из сказки. Круглые розовые щёчки украшались ямочками, а крутые кудряшки спускались на белоснежную шубку.

– Мам, купи мне этого мишку!

Шимми затаил дыхание и не верил своей удаче. Неужели его сейчас заберут в семью? Он представил, как эта милая девочка, эта принцесса из сказки, которую он уже почти полюбил, прячет его под свою белоснежную шубку и приносит домой, где пахнет сладкими булочками…

– Мам, ну купи мне этого мишку! – теребила девочка маму, которая в это время разговаривала по телефону.

Мама бросила строгий взгляд на Шимми и поморщилась.

– Аня, а ЭТО тебе ещё зачем? У тебя дома мало мишек? И в сто раз лучше, чем это… недоразумение без уха! Я тебе обещала новую Барби – так пойдём покупать, мне некогда!

– Мамочка, посмотри, он такой бедный!

– Нам бедные не нужны! – рассердилась мама.

Продавщица Люся  заступилась за Мишку:

– Зря Вы так! Мишка симпатичный, и девочка хочет!

– Это я буду решать, чего она хочет!

И мама увела плачущую девочку Аню. А Шимми подумал: «Может быть, она когда-нибудь вернётся?».

 

Неваляшка

На соседней полке стояла Неваляшка. Она все видела и слышала, и теперь косилась на Шимми своими огромными круглыми глазами. С трудом дождавшись закрытия магазина, она позвала Шимми:

– Мишка! Шимми! Ты как?

– Нормально! – пробурчал Шимми. Он не хотел, чтобы его жалели.

– Ты, наверное, думаешь – почему именно Я? Почему именно МНЕ забыли пришить одно ухо?

Мишка удивился:

– А ты что, умеешь мысли читать?

Раньше он считал, что все неваляшки немножко глуповаты. Круглые глазищи и рот до ушей. Раскачиваются туда-сюда и позвякивают.

– Многие считают нас глупыми – только потому, что мы всегда улыбаемся и никогда не отчаиваемся, – сказала Неваляшка. И Шимми стало стыдно, как будто она и вправду подслушала его мысли. – Нас роняют, а мы поднимаемся, роняют – а мы поднимаемся. Знаешь в чем секрет?

Шимми призадумался:

– Наверное, у вас внутри какой-то секретный механизм?

Неваляшка засмеялась и зазвенела как колокольчик:

– У нас вся жизнь такая – мы падаем и поднимаемся, падаем и поднимаемся! Мы привыкли так жить, и это даже весело! Главное – не падать духом!

Неваляшка начала туда-сюда раскачиваться и в такт позвякивать. И Шимми отчетливо услышал в этом звоне: «Всё-будет-хо-ро-шо-всё-будет-хо-ро-шо!»

Шимми тогда и представить не мог, какие сюрпризы готовит ему судьба, и как часто он будет вспоминать Неваляшку – чтобы найти в себе этот «секретный механизм». 

Сон

Накануне того самого дня, изменившего всю мишкину жизнь, ему приснился странный сон. Он увидел огромную бескрайнюю долину из гор, вершины которых  как будто срезаны идеально ровно гигантском ножом. Эти вершины, выложенные камнем, были похожи на площади в сто километров. В трещинах гор бурлили водопады, высотой с небоскребы. В скалах угадывались развалины древних замков. А гладкие озёра отражали в себе этот мир, перевёрнутый вверх ногами.

Шимми стоял на вершине – а вокруг не было ни одной живой души! Он никогда не видел ничего подобного в своей коротенькой жизни, но почему-то знал, что это – горы, это – водопад, это – озеро. И понимал, что это какое-то особенное место. Шимми почувствовал, что сейчас должно произойти что-то очень важное. Стал подниматься ветер и … в  это мгновенье его разбудил звонок – открылся магазин.

 

Ночное происшествие

Из книжного отдела к ним переселили картонную куклу Катю. У Кати было много красивых бумажных платьев, чтобы девочки могли Катю наряжать. Катя была ужасно образованной, потому что наслушалась умных книг. Она рассказала Шимми, что про мишек написано много книжек. И среди них есть даже знаменитости. Например, Винни–Пух или мишка Паддингтон.  Шимми уже мечтал с ними познакомиться!  А в другой книжке написано про мишку, которому оторвали лапу, но потом  всё хорошо закончилось. Шимми так увлёкся этими историями, что дал себе слово при случае обязательно научиться читать. Тогда он сможет прочитать все на свете книжки про мишек!

 В этот вечер Картонная кукла Катя разложила свои бумажные платья и стала их примерять. Фоксик фыркнул:

– Фу! Уж эти девчонки! Им бы только наряжаться!

– И вовсе нет! – заступилась за Катю Зебра. – Катя работает куклой для платьев. Вот она и репетирует.

И тут что-то произошло. Никто не понял – что. Но Катя упала на пол, а её красивые бумажные платья стали вдруг мятыми бумажками в зубах большой рыжей кошки. Эта кошка жила в магазине в отделе велосипедов.  Днём её кормили добрые продавщицы. А ночью кошка выходила на охоту. И зачем ей понадобились Катины платья? Наверное, они шуршали как мышка. Кошка стала играть с платьями. На глазах испуганной Кати платья мялись и рвались, мялись и рвались. Катя бесстрашно бросилась на кошку. И с Катей в один миг могло бы произойти то же самое, что с её платьями!

Раздумывать было некогда! Шимми поднял лапки и прыгнул с полки прямо на спину кошки. Кошка удивлённо мяукнула, выпустила из зубов платья и схватила Шимми за его единственное ухо. Шимми хотел что-то сказать, сделал попытку вырваться. Но не тут-то было! В кошке проснулся настоящий охотник – она вдруг почувствовала себя тигром или… на худой конец, рысью. Не выпуская мишкино ухо из своих острых зубов, кошка стала трепать Шимми и так, и сяк. Фоксик  рявкнул и бросился другу на помощь. Но, увидев грозного пёсика, кошка ещё крепче вцепилась в мишкино ухо. Большими прыжками  она перескочила с полки на полку и быстро убежала, волоча Шимми за собой.

Все ошарашенно молчали, пока не заговорила Панда:

– Какой же глупый этот Шимми! У него ведь всего одно ухо! Это ухо беречь надо, а не бросаться кошке прямо в пасть! И было бы ради чего! Ради каких-то бумажных платьев какой-то картонной куклы!

– И вовсе не ради платьев, – заметила Зебра. – А ради Кати.

Катя тихо сказала:

– Я ведь кукла для платьев! Без этих платьев я никому не нужна.

– Что теперь будет с нашим  Шимми? –  спросил Фоксик и сморщил нос, боясь услышать ответ на свой вопрос.

– Нет, все-таки этот Шимми ненормальный! – не успокаивалась Панда.

– Хотела бы я жить в мире, где все такие ненормальные! – подумала Зебра.

 

Неожиданная находка

Шимми  очнулся от холода. Болели бока, и чесалось ухо. Он огляделся. Вокруг всё было незнакомым. Огромный зал был заполнен ящиками и коробками. Коробки стояли друг на друге, как небоскрёбы,  до самого потолка. Шимми  почувствовал себя таким маленьким, будто его уменьшили в десять раз.

– Наверное, это и есть склад, где хранятся все игрушки,– подумал Шимми,– Как я сюда попал?

Тут Шимми вспомнил про кошку и почесал ухо. Сейчас никакой кошки нигде не было видно. Вообще, в зале никого не было, ни одной живой души! И Шимми впервые в жизни стало одиноко. Как-то Панда ему сказала, что чувствует себя одинокой. Шимми тогда очень удивился – как можно быть одиноким, когда вокруг столько игрушечного народа!  Дружи – с кем хочешь! Шимми ещё раз огляделся по сторонам. Вот здесь дружить точно не с кем!

Он встал, отряхнулся и вдруг заметил, что кармашек на его штанишках почти оторвался. Теперь в него свободно пролезала лапка. Шимми нащупал в кармашке что-то мягкое и пушистое.  И… он не поверил своим глазам! Это было его ушко, его второе ушко! Наверное, на фабрике кто-то всё-таки заметил, что мишке забыли пришить одно ухо. И положили его в кармашек. Наверное, они подумали, что кто-нибудь когда-нибудь пришьёт ему второе ушко. Кто-нибудь, кто его полюбит.

От этих мыслей Шимми сразу согрелся.  Огромные синие тени от коробок напоминали чудовищ, и Шимми зажмурился. Он стал мечтать, как будет жить в семье – и ему пришьют второе ушко, и он станет таким же, как все, и на него не будут показывать ни пальцем, ни лапой. Он будет спать в обнимку со своим дитячьим другом и потихоньку подглядывать его сны…  Чтобы поскорее уснуть, он вспомнил Зебру и стал считать её полоски. Шимми умел считать до пяти. Поэтому на пятой полоске он уснул, крепко сжимая в лапке свое мягкое пушистое ушко.

 

Мышкино горе

Проснулся Шимми от жалобного писка. Было раннее утро. Шимми догадался  об этом по теням от коробок. Огромные синие чудовища растаяли и превратились в маленькие бледно-голубые лужицы.

В дальнем углу кто-то то ли пищал, то ли плакал. Шимми подошёл и увидел маленькую серую мышку. Она дрожала и плакала. Увидев Шимми, она испугалась и хотела убежать, но он ласково спросил:

– Что с тобой? Кто тебя обидел?

Мышка зашмыгала розовым носиком и рассказала про свою беду.

– Понимаешь, вчера у меня родилось одиннадцать мышат. Здесь на складе так холодно, а мышат так много, что я не могу их всех согреть. Мои детки мёрзнут и плачут! И я боюсь, что они совсем замёрзнут и заболеют. Бедные, бедные мои малышки!

Шимми стало так жалко бедных мышат! И тут ему в голову пришла идея. Он разжал лапку и протянул мышке свое второе ушко, найденное вчера в кармашке штанишек.

– Вот, смотри, оно тёплое!

Мышка перестала всхлипывать и воскликнула:

– О, так это шикарное одеяло для моих деток! – Она схватила мишкино ушко своими цепкими лапками. – А какое оно мягкое и пушистое!  Я смогу им укрыть  всех моих одиннадцать мышат!

Мышка так обрадовалась, что даже забыла сказать Шимми спасибо. Она торопилась поскорее согреть своих деток.

Шимми опять остался один. Лапка, которая всю ночь сжимала ушко, немного затекла и покалывала неприятными мурашками. Шимми слегка пошевелил ей, и вдруг непривычно защипало в глазах. Шимми никогда ещё в жизни не плакал. Он удивился:

– Неужели я плачу? Какие глупости! Подумаешь, немножко покалывает в лапке! Когда меня кошка таскала за ухо – было гораздо больнее!

Шимми так не хотелось признаваться самому себе, почему он плакал на самом деле!

Степаныч

И вот начался рабочий день. На склад пришли уборщицы с вёдрами и швабрами. Мимо коробок прохаживались важные охранники. Пока Шимми раздумывал – спрятаться или выйти к людям – над ним склонилось круглое лицо уборщицы.

– Смотри-ка ты, плюшевый мишка! Какой хорошенький! Кто же тебя тут бросил? – уборщица отряхнула Шимми от соринок. – И ухо оторвали… какие жестокие дети!

– Что это ты там нашла?– строго спросил мужской голос. Шимми увидел охранника в форме. У него было доброе лицо и большие белые усы, – Ну-ка дай сюда! – он стал разглядывать Шимми со всех сторон. – Ухо – не беда, можно и пришить что-нибудь!

– Точно, Степаныч! Внуку отнеси! Он же вроде болеет у тебя.

– Да–а… – вздохнул Степаныч, – Температура высокая.  А что, и вправду, – отнесу Стёпке! Будет подарочек от деда.

Степаныч вынул из кармана пакет и аккуратно посадил в него Мишку. На пакете было написано:

«ВОЗЬМИ С СОБОЙ В ДОРОГУ  ХОРОШЕЕ НАСТРОЕНИЕ!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

МЕСТО, ГДЕ ИСПОЛНЯЮТСЯ ЖЕЛАНИЯ

Телефонные разговоры

Весь день, пока Степаныч работал, Шимми просидел в пакете. Степаныч смотрел в телевизор, по которому было видно всё, что происходит в магазине. Ещё Степаныч пил чёрный-пречёрный чай вприкуску с большими кусками сахара и разговаривал по телефону. Один раз он говорил со Стёпкой.

– Здорово, малОй! – сказал Степаныч, – Я к тебе сегодня с подарочком приду! А вот не скажу – пусть будет сюрприз! Ты всё рисуешь? А мама разрешила? Ну, смотри! Вот ведь художник выискался!

Степаныч сказал это так, как будто был не очень доволен, что Стёпка рисует. А Шимми как раз обрадовался. Он почему-то подумал, что мальчик, который любит рисовать, захочет дружить с мишкой.

Шимми всё не мог дождаться, когда же они пойдут домой, к Стёпке. Наконец, Степаныч стал собираться, собрал со стола одноразовые стаканчики и другой мусор, бросил всё в пакет, взял Шимми и вышел на улицу.  

Шимми с любопытством выглянул из пакета. Они шли по длинному узкому двору, который окружали стены домов. Из окон доносилась весёлая музыка. Степаныч направлялся к большим зелёным бакам, вокруг которых был  разбросан мусор, и бегали худые грязные собаки. В этот момент у Степаныча зазвонил телефон.

– Да, да, хорошо! Обязательно куплю!  Что? Плохо тебя слышу! – кричал Степаныч в трубку и, не прерывая разговор, опустил пакет в мусорный бак.

Это был пакет, в котором сидел Шимми. А пакет с мусором Степаныч повесил на руку и поспешил дальше.  Он просто отвлёкся на телефон и ошибся. Просто перепутал пакеты. Если бы ему в тот момент не позвонили – вся жизнь Шимми сложилась бы иначе.

В мусорном баке

Шимми ничего не понял. Рядом лежала ёлка – вернее, то, что от неё осталось: сухая палка с обсыпавшимися иголками и блестящими обрывками новогодней гирлянды. Ёлка немного кололась. Шимми высунулся из пакета и поискал глазами Степаныча. Вместо Степаныча он увидел груду мусора. Чего тут только не было! Остатки еды, порванный сапог, чёрная закопчёная сковородка, совсем новенькая сумка, пластиковые бутылки…

– Привет, а где я? – робко спросил  Шимми, сам не зная у кого, и поправился, – Где мы? Где Степаныч?

– Тю-тю твой Степаныч! Выбросил тебя, как и всех нас тут  – выбросили! – сказал порванный сапог. 

– Он не мог! Он, наверное, случайно! – Шимми вспомнил пакет с мусором и догадался, что Степаныч просто перепутал пакеты. От этой мысли ему стало немножко легче.

– Ага! – ухмыльнулась закопчёная сковородка. – Ну, если тебе легче, что ты СЛУЧАЙНО оказался в мусорном баке – пожалуйста!

Тут зашевелились пакеты, и из-под них вылезла маленькая лохматая Обезьянка – детская игрушка.

– Ну, наконец-то, – сказала она, уставившись на Шимми, – вижу приличное общество. А то один мусор кругом!

– Это мы-то мусор? – возмутилась новенькая сумочка, – а сама тут что делаешь?

– Ох! – тяжело вздохнула Обезьянка, – меня точно не случайно выбросили! Так прямо в лицо и сказали – Старая совсем стала и пыль собираю.

– А зачем ты её собираешь? Заняться, что ли,  нечем? – спросил порванный сапог.

– Да я не знаю! Это у людей выражение такое. Ничего я…

В этот момент произошло что-то непонятное и страшное. Все прижались к стенкам бака. Но это оказались просто бродячие собаки. Они забрались в мусорный бак, чтобы поискать что-нибудь съедобное. Собаки были дружелюбные, и кроме еды их ничего не интересовало. Порывшись, они нашли то, что искали, и быстро убежали.

– Эх, ребята, выбирайтесь отсюда, кто может! – сказала пластиковая бутылка. Завтра утром приедет мусоровоз, и тогда вам конец! Всех перемешают и отвезут на свалку.

Шимми представил, как его будут перемешивать, и поёжился.

– А ты-то – откуда всё знаешь? – недоверчиво спросила сковородка.

– Из прошлой жизни помню. Нас же перерабатывают и делают из нас новые пластиковые бутылки.

– А это не страшно? – спросил Шимми.

– Не, работа у нас такая.

– Давайте спать уже! – цыкнула на них ёлка.–  Утро вечера мудренее.

Ночью пошёл дождь. Обезьянка перебралась к Шимми в пакет, они согрелись и уснули. «Возьми с собой в дорогу хорошое настроение!» – шептал пакет.

«Пшик-пшик!» – говорили капли дождя, ударяясь о шуршащий пакет.

Спасение

– У меня есть план, как отсюда выбраться! – прошептала Обезьянка Шимми вместо слов «с добрым утром!».  Встанем на ёлку повыше, а я залезу тебе на плечи. У меня очень цепкие руки! Я сяду на бортик и вытяну тебя. А потом спрыгнем – тут не так высоко.

Шимми план понравился. Мысль о мусоровозе не давала ему покоя. Так и сделали. Ёлка поднатужилась и подняла ветку повыше, Шимми вскарабкался на ёлку, обезьянка забралась на его плечи. Она крепко ухватилась за бортик бака, подтянулась и … быстро спрыгнула на асфальт. Шимми не успел опомниться, как услышал голосок удаляющийся обезьянки:

– Извини! В мусорном баке – каждый сам за себя!

Шимми второй раз в жизни захотелось плакать, но он ущипнул себя за единственное ушко.

– Да–а–а… – многозначительно сказала сковородка, – Мне сразу не понравилась эта кривляка!

Шимми стал размышлять – что значит «каждый сам за себя», но в этот момент раздался рёв мотора, гул и лязганье. Это приехал мусоровоз. Огромные железные клещи стали прихватывать стенки мусорного бака.

И вот в это мгновение, в самый  последний момент – произошло чудо! Шимми потом узнает точно, что чудо всегда случается в последний момент.

 В это мгновение  какое-то существо буквально на лету хватает Шимми за ушко, и они выпрыгивают из мусорного бака прямо перед носом железных клещей. И оказываются на травке возле детской площадки.  А существо оказывается  собакой. Бродячей собакой охотничьей породы ирландский сеттер. Но об этом Шимми узнал уже потом.

Шимми принимают в стаю бродячих собак

У них даже имена были похожи – Шелли и Шимми. Собаку звали Шелли. Несмотря на свалявшуюся темно-рыжую шерсть и худые бока с выступающими рёбрами, она была потрясающе красивой! Умные карие глаза на худой морде, висячие кудрявые уши – Шимми полюбил Шелли с первого взгляда. Ещё бы – ведь она спасла ему жизнь! Шимми никто никогда не спасал жизнь, поэтому он совсем не знал, что нужно говорить в таких случаях. «Спасибо» – говорят после обеда, когда выходят из-за стола. Лезть обниматься – как-то неприлично. Поэтому Шимми сказал:

– Ты вовремя подоспела!  А то бы меня перемешали!

– А я вижу – торчит одно ушко из мусорного бака! Ненавижу эти мусоровозы! Столько еды увозят! Не бойся, я тебя не брошу! Пропадешь ты в городе один! – собака очень нежно взяла Шимми за ушко, и они пошли «домой», как сказала Шелли.

Шелли была бродячей собакой и жила в стае. В стае, как объяснила Шелли – легче выжить. В стае есть вожак, который следит за порядком.

– Не бойся, у нас добрый вожак, он разрешит взять тебя в нашу стаю! – постаралась успокоить его Шелли, как будто главная мечта его жизни была попасть в стаю бродячих собак.

 Уже неделю стая жила в подвале дома. По подвалу шли трубы с горячей водой, поэтому здесь всегда было тепло. С таким жилищем редко когда повезёт. Надолго ли это? Ведь в любой момент люди могут выгнать собак из подвала.

Вожак стаи был огромный чёрный пёс, похожий больше на медведя, чем на собаку. Звали его Черныш.

– Это со мной! – сказала Шелли, показывая на Шимми. – Его чуть мусоровоз не забрал. Он хороший и есть не просит.

Черныш обнюхал Шимми, лизнул то место, где должно было быть ушко:

– А ухо в каких боях забыл?

– Это не я, это мне на фабрике забыли пришить! – сжавшись, тихо ответил Шимми. Он  всё-таки немного побаивался грозного вожака.

– А, ну да! Люди всегда забывают самое главное. Живи! Зла от тебя не будет, а на улице один совсем пропадёшь.

 

История Шелли

Наступила ночь. Все собаки уснули. Шимми положил голову на мягкую шёрстку Шелли и тоже пытался уснуть. Перед глазами мелькали то Степаныч, то обезьянка, то порванный сапог. А в единственном ухе гудел мусоровоз. Шимми тряхнул головой и разбудил Шелли. Она лизнула мишкино ухо и спросила:

– Не спится на новом месте?

Шимми опять залюбовался Шелли и вслух подумал:

– А как ты стала бродячей собакой? Ты такая красивая! У тебя был хозяин?

Шелли вздохнула и рассказала Шимми свою историю.

Жила Шелли со своим хозяином в далёком северном городке. Хозяин был очень добрый и так любил Шелли, что даже брал её с собой на работу. Они и внешне были похожи – хозяин был длинный, худой, с рыжей–рыжей бородой. Его звали Антон. Антон был математиком, но сам писал стихи, поэтому и свою собаку назвал Шелли в честь какого-то английского поэта. Антон даже читал ей стихи этого поэта. Но Шелли они не очень понравились. Сам Антон писал гораздо лучше, понятнее –  например, про дождь, и что не хочется в такую погоду ничего делать. Однажды хозяин на неделю уехал в командировку в город Санкт–Петербург, а Шелли выгуливала его соседка Света. Вернулся Антон сам не свой. Всё время что-то смотрел в своем телефоне, вздыхал и слушал грустные песни. Шелли сразу догадалась, что он влюбился. И вот в один ужасный день он начал собирать чемодан. Потом сел на него, подозвал Шелли и сказал ей: «Дружище, прости меня! Я уезжаю в Питер (потом Шелли узнала, что Питер и Санкт–Петербург – это одно и то же). Мне предложили работу. Но тебя с собой не могу взять. Понимаешь, сам не знаю пока, где буду жить. С собакой меня никуда не возьмут. Вот устроюсь и потом тебя заберу. А ты пока поживешь у соседки Светы. Она хорошая». Он пошмыгал носом и отвел глаза. Тут ему позвонили по телефону. Он так быстро что-то говорил, что Шелли не всё поняла, но одну фразу запомнила точно. Он сказал: «Я всё равно буду тебя ждать! Я буду ждать тебя каждое воскресенье в шесть часов вечера в том самом месте, где исполняются желания!». Шелли всё запомнила – слово в слово. И Антон уехал в город Санкт–Петербург. А у Шелли созрел план. Она теперь знала, как  найти хозяина. Он ведь каждое воскресенье в городе Санкт–Петербурге в шесть часов вечера будет в месте, где исполняются желания. Шелли даже не думала, как она будет искать это место. Она решила действовать, а там видно будет! И в один прекрасный день, когда соседка Света, выгуливая Шелли в парке, отвязала её с поводка, Шелли сбежала, чтобы найти своего хозяина. Ей не хотелось вспоминать, как она прошла эти две тысячи километров. Она шла полгода. Шла по железной дороге, по шпалам. У вокзалов она добывала еду, иногда её кормили добрые люди.

– Как же ты знала дорогу, куда идти? – Шимми был поражён рассказом Шелли, ему хотелось задать ей так много вопросов, что он спросил первое, что пришло в голову.

– Сама не знаю. Вот ты любишь кого-нибудь?

– Да, наверное,… одну девочку, – неожиданно для себя ответил Шимми.

– Тогда ты поймёшь. Когда любишь – знаешь куда идти.

– И что теперь? Ты узнала – где это место, где исполняются желания?

– Ох, их оказалось в Петербурге так много! В стае узнали мою историю. И по собачьей почте рассказали всем бродячим собакам. Теперь я знаю эти места во всём городе. Я уже была на львином мостике. Знаешь, есть такой мостик в городе – его держат львы. Нужно раскинуть в стороны руки, дотронуться до лап льва и загадать желание. Я просидела там весь вечер, но хозяин так и не пришёл. Еще я была у памятника зайчику. Он сидит на столбике, который прямо в речке стоит. И все бросают  ему монетки. Так смешно! Кто попадет монеткой – у того желание исполнится. Там столько монеток валяется – неужели все желания исполняются? Завтра опять воскресенье. Ты пойдешь со мной? Мой хозяин очень хороший, он и тебя возьмёт к себе жить! – Шелли лизнула Шимми и мечтательно улыбнулась.

– Конечно, Шелли! Я пойду с тобой. Может, завтра повезет?

И они уснули, улыбаясь во сне. Шелли снился хозяин, а Шимми – девочка Аня.

 

Добрая собака Гаврюша

Утром Шелли сказала, что сегодня они пойдут к памятнику доброй собаке Гаврюше. Шимми не терпелось узнать, что такого нужно в жизни сделать, чтобы тебе поставили памятник.

Памятник Гаврюше стоял на улице Правды. Шимми задумался:

– Интересно, а нет ли поблизости улицы Вранья?

Шелли улыбнулась:

– Так враньё – на то и враньё, что в нём тебе никто не признается! Поэтому такой улицы и быть не может.

Гаврюша сидела во дворике, рядом на площадке играли дети. Шимми показалось, что Гаврюша совсем не похожа на настоящую собаку – по крайней мере, он таких собак в жизни не встречал. Они поздоровались с Гаврюшей, и Шелли стала её спрашивать – не приходил ли сюда такой длинный худой человек с рыжей–рыжей бородой. Гаврюша покачала головой. 

– Ну, значит, сегодня придет! – сказала Шелли и добавила, – Наверное.

Шимми было очень интересно узнать, почему Гаврюша – памятник, и стал её обо всём расспрашивать. Оказалось, что Гаврюшу сделал скульптор, который подобрал на улице собаку и в честь неё сделал скульптуру.

– Интересно, а вдруг и меня кто-нибудь подберёт на улице и сделает мой памятник? – спросил Шимми.

– Это не всем так везёт! – хвастливо заявила Гаврюша. – Сейчас я, конечно, сижу тут, рядом с детской площадкой. А вот раньше я сидела в самом центре Петербурга, и ко мне приезжали люди даже из других городов. Дело в том, что я исполняю желания!

Шимми с сомнением посмотрел на хвастушку Гаврюшу.

– Правда, правда! Все знают, что если положить руку на мою голову и загадать желание – оно обязательно сбудется. Сколько рук мне на голову клали – тысячи, тысячи! К вечеру голова раскалывается. Я же не железная!

Тут Гаврюша лукавила. Она была сделана как раз из железа. Но Шимми этого не знал. Пока Шелли оглядывалась по сторонам в ожидании хозяина, Шимми слушал Гаврюшины истории.

– Меня поэтому и переселили на окраину. Жители соседних домов не могли уже терпеть эти толпы народа, которые приходили ко мне за исполнением желаний. Эти жители стали везде жаловаться, что им покоя никакого нет из-за меня.

– А что же люди загадывали, какие желания? Или это секрет? – полюбопытствовал Шимми.

– Какой там секрет! Они свои желания прямо на стенах домов писали!

– И что писали?

– А это смотря кто. Молоденькие девушки хотят, чтоб их полюбил какой-нибудь молодой человек – Петя, Вася, Дима, Никита… Я даже все имена не могу запомнить. Но больше всего загадывали желания взрослые люди.

– Взрослые люди? – засмеялся Шимми, – а им-то зачем загадывать? Они же взрослые, сами всё могут сделать!

– Ну, не скажи! Некоторые просили, чтобы я вылечил их родных от болезней. А чаще всего хотели разбогатеть. Прямо так и просили – сделай, добрая собака Гаврюша, так, чтобы у меня было много-много денег!

– А много-много зачем? – удивился Шимми.

– Глупый ты ещё! Им, людям, виднее, зачем.

Прошло уже много времени после шести часов вечера, но хозяин Шелли так и не пришёл. Темнело. Шелли становилась всё грустнее и грустнее.

– Наверное, пора уже домой? – спросила она Шимми в надежде, что он будет её отговаривать.

Шимми не знал, что говорят в таких случаях. Он понимал, что нужно как-то утешить Шелли, но не умел этого делать, поэтому сказал:

– Давай ещё посидим, погода хорошая!

Утешить Шелли решила добрая собака Гаврюша:

– Не расстраивайся! Когда твой хозяин придет и загадает желание – найти свою любимую собаку Шелли – я обязательно исполню его желание!

– А ты, и вправду, исполняешь желания? – спросил Шимми.

Гаврюша задумалась:

– Понимаешь, если человек чего-то очень сильно хочет, желание и так исполнится. Но если честно – ни один из них не пришел и не сказал мне: «Спасибо тебе, Гаврюша, за то, что ты исполнила моё желание!»

– Может, просто люди такие неблагодарные? – спросила Шелли.

Гаврюша задумалась:

– Хотелось бы так думать!

Шимми удивился:

– Тебе хотелось бы думать, что люди неблагодарные?!

– Не в этом смысле. Просто тогда получается, что я и вправду исполняю желания!

Стало уже совсем темно, заморосил дождик. Друзья попрощались с Гаврюшей. Шелли нежно взяла мишку за ушко, но он сказал:

– Подожди одну минуточку!

Шимми подбежал к доброй собаке Гаврюше, положил лапу на её голову и что-то тихо–тихо зашептал. Так тихо, что никто ничего не услышал.

 

Двор дУхов

В следующее воскресенье друзья направились во Двор Духов. Есть в Петербурге Васильевский остров. На этом острове есть маленький-премаленький дворик, может быть, самый маленький дворик на свете. Если взрослый человек раскинет в стороны руки – они упрутся в стены домов. Вот какой маленький этот дворик! И никто толком не знает, где этот дворик и как туда попасть. Но тот, кто там окажется – должен высоко–высоко поднять голову, посмотреть на маленький кусочек неба, зажатый со всех сторон стенами домов, и загадать желание. И тогда это желание обязательно сбудется.

Об этом рассказала Шелли, пока они добирались до Васильевского острова.

– Как же мы тогда все там поместимся? – спросил Шимми.

– Кто все? – не поняла Шелли.

– Ну как же? Ты, я, твой хозяин и та, с кем он хочет встретиться.

Шелли мотнула головой и тряхнула ушами. Она любила действовать, а не задумываться о том, что и как будет, если…

– Там посмотрим!

Во дворик они так и не попали. Проход был через подъезд. А там стояла толстая тётенька с намотанным на голову полотенцем. Увидев собаку, она стала махать на Шелли руками и кричать:

– Кыш! Брысь отсюда! Ходят тут всякие!

Шелли решила караулить хозяина у подъезда – все равно мимо неё не пройдёт.

– Какая неграмотная тётенька! – задумался Шимми, – Даже я знаю, что «кыш» говорят птицам, а «брысь» – кошкам. Но чтобы сказать такое собаке породы ирландский сеттер!

Это воскресенье опять оказалось неудачным.

Авария

По утрам все собаки уходили в город на поиски пищи и возвращались только к вечеру. Шимми весь день оставался в подвале один. Частенько он вспоминал свой магазин – там было весело, светло, играла музыка, люди были добрые, и весь мир казался большим праздником. Он думал про Фоксика – взяли его в семью, или он так и стоит на полке? Жалел Зебру, которой теперь, наверное, никто не говорит, какая она красивая. И Зебра опять вздыхает, думая про свои полоски.  Вспоминал  картонную куклу Катю – много ли осталось у нее платьев после нападения кошки? Сердечко его непривычно сжималось,  и что-то щекоталось в животике. Шимми ещё не знал, как называется это чувство. Если бы он был взрослым человеком, то наверняка сказал бы, что он СКУЧАЕТ по своим  друзьям, по магазину, где ему было хорошо.

В этот день его воспоминания прервало чрезвычайное происшествие. Труба, которая проходила по всему подвалу, внезапно превратилась в фонтан. Из неё забила сильная струя воды, которая стала стремительно заливать подвал. Через пять минут весь мелкий мусор уже плавал по подвалу, как кораблики по морю. Начиналось настоящее наводнение!

Шимми забился в самый далёкий угол, где лежали доски. Он забрался повыше и с ужасом ждал, когда вода доберётся и до него. Шимми не знал, умеет ли он плавать. Он никогда не пробовал. Постепенно вода накрыла доски, и Шимми почувствовал, что его лапки промокли. Чтобы побороть страх, он зажмурился крепко-крепко и вспомнил слова Неваляшки: «Главное – не падать духом!» Только Шимми подумал об этом, как в подвал прибежали рабочие в оранжевых жилетках и остановили фонтан. Потом они долго откачивали из подвала воду. А Шимми, мокрый и продрогший, боялся теперь только одного – что он чихнёт, и его заметят рабочие.

Когда собаки вернулись в сырой подвал, Шимми рассказал им о наводнении. Он чувствовал себя почти героем! Шелли долго его вылизывала, грела своей теплой шёрсткой и сказала, что больше никогда не оставит Шимми одного в подвале.

Кафе «Бродячая собака»

На следующий день Шелли отправилась на поиски пищи вместе с Шимми.

– Сейчас я покажу тебе кафе, которое назвали в честь меня…в честь нас, бродячих собак! – с гордостью сказала Шелли, – Оно так и называется – кафе «Бродячая собака».

Шимми решил, что она шутит и засмеялся. Но Шелли рассказала, что этому кафе уже сто лет. И там собираются поэты, художники, артисты. А они люди чуднЫе, чего только не придумают!

Шимми видел кафе в магазине. Это такие столики, за которыми люди едят. Он представил, что они тоже сидят за столиком, и Шелли ест из тарелки вилкой и ножом. Он рассмеялся. Шелли как будто прочитала его мысли:

– Ты же не думаешь, что мы пойдём в кафе как люди? Просто у меня там есть знакомый повар. От этих поэтов и художников – знаешь, сколько еды остаётся! И мой знакомый повар всю эту еду мне даром отдаёт. Говорит: «Дай, Джим, на счастье лапу мне!».

– Он думает, что тебя зовут Джим?

– Нет, он как раз знает, что меня зовут Шелли, он мой ошейник разглядывал, а там моё имя написано. Да я не обижаюсь, все равно лапу даю. Еда у них такая вкусная!

Кафе «Бродячая собака» находилось в подвале. Из маленьких половинок окошек, которые как будто вырастали из тротуара, доносилась такая красивая музыка, что Шимми затаил дыхание. Он слышал много музыки в магазине, но ЭТА музыка была совсем другой. Она уносила его в какой-то волшебный мир, в котором всё было прекрасно, и от этого немножко грустно.

– Шелли, посади меня, пожалуйста, на окошко! Я хочу посмотреть и послушать музыку. У нас в магазине я никогда не слышал такой музыки! – попросил Шимми.

Шелли посадила Шимми на окно, а сама побежала к другому выходу, где была кухня. Там её ждал знакомый повар с вкусной едой.

Из кафе вышел человек в черном распахнутом пальто и встал рядом с Шимми. Он так увлечённо пытался кому-то позвонить, что не заметил на окне мишку. Шимми слышал из телефона короткие гудки. Тут человек не выдержал и закричал этому кому-то в телефон:

– Ну, возьми же, наконец, трубку! Мы можем просто поговорить?!

В руках он мял носовой платок, и Шимми стало его жалко. Шимми с удовольствием поговорил бы с ним, но понимал, что это невозможно. Человек в чёрном пальто развернулся и вдруг заметил мишку. Шимми увидел добрые грустные глаза на небритом лице.

– О! Уронили мишку на пол, оторвали мишке ухо! – проговорил он, как будто читал стихотворение,  – Бедолага! Тебя тоже бросили?! – спросил он у Шимми, – Пойдём со мной!

Он взял Шимми в охапку, засунул за пазуху и застегнул пальто. И пошёл, слегка пошатываясь. Он хотел положить носовой платок в карман, но промахнулся. И носовой платок – белый в синюю клеточку – остался лежать на асфальте.  

Художник

Человек в чёрном пальто оказался художником. Шимми сразу об этом догадался – везде висели, стояли и лежали картины, а посередине комнаты стоял деревянный ящик на трёх ножках. В ящичке лежали тюбики с красками.

Художник хотел посадить Шимми на диван, но остановился:

– Какой ты, однако, грязный! – заметил он и понёс Шимми в ванную.

Шимми ещё никогда в жизни не купался, если не считать наводнения в подвале. Вернее сказать, его никто никогда не мыл. Да и, вообще, никто о нём не заботился. Оказалось, что это приятно. Шампунь пах мятными конфетками – такие конфетки жевала продавщица Люся. Потом художник сушил Шимми феном, который щекотал шёрстку теплым воздухом. Наконец, он завернул Шимми в пушистое полотенце и заговорил с ним. Как будто догадался, что Шимми всё понимает:

– Знаешь, когда я был маленьким, у меня был такой же плюшевый мишка. Его Егоркой звали. Мне его на день рожденья подарили, на пять лет. У меня день рождения восьмого декабря. А у него – седьмого декабря, в этот день родители купили его в магазине. И я всегда день рожденья Егорки отмечал и ждал не меньше своего. Так что было у нас в семье два дня рожденья подряд. Ты представляешь, я до сих пор каждый год седьмого декабря своего Егорку вспоминаю, хотя взрослый дядька уже! Только, чур, я тебе это по секрету рассказываю! – засмеялся художник  и посадил Шимми на диван.

Шимми было так приятно почувствовать себя чистым, пахнущим мятными конфетками, в пушистом полотенце на мягком диване! Он не заметил, как уснул. Его последней мыслью было – как там Шелли, наверное, волнуется, куда он подевался.

 

Кактус

Проснулся Шимми от громкого шёпота. Кто-то его звал:

– Эй! Мишка!

Шимми огляделся, но никого не увидел. Художник спал прямо в кресле, укрывшись пледом. За окном было темно.

– Эй, я здесь! – голос доносился с подоконника. На нём в глиняном горшке стоял большой кактус.

Шимми забрался на подоконник:

– Это ты меня звал?

Кактус обрадовался:

– Я, я! Спаси меня скорее! Умираю от жажды! Вот, тут лейка с водой. Полей меня, пожалуйста!

Шимми наклонил лейку, и сухая земля в горшке стала наполняться пузырьками воды.

– Фух! Спасибо! – вздохнул Кактус, – Понимаешь, раньше меня поливала девушка, которая тут жила. А теперь она не приходит, и художник про меня совсем забыл. Ты теперь будешь с нами жить? Откуда ты, расскажи, а то мне совсем скучно.

И Шимми рассказал Кактусу свою историю. Он не хотел, чтобы его жалели, поэтому старался рассказывать посмешнее. Но, видимо, это у него не совсем получилось, потому что Кактус несколько раз всхлипнул, слушая Шимми.

– Какой же ты невезучий! – произнёс Кактус, когда Шимми закончил рассказ.

– Ты что, наоборот!  Я ужасно везучий! – удивился Шимми словам Кактуса.

– Ну, конечно!  Ухо тебе пришить забыли! А попасть вместо семьи в мусорный бак – это надо быть супер-везучим! – усмехнулся Кактус.

– Если бы я был невезучим, меня бы мусоровоз перемешал, а меня в последний момент спасли! – возразил Шимми.

– Ну, если так рассуждать, то все на свете везучие! Потому что могло быть ещё хуже. Вот я, например. Я твердый и  колючий. А в душе я мягкий и пушистый. Но этого никто не знает. Видишь, мне тоже не повезло с внешностью!  Давай, короче, дружить. Будешь меня  поливать и рассказывать истории.

Кактус продолжал без умолку болтать, потому что, как он сказал – «сто лет ни с кем не разговаривал». А Шимми неудержимо захотелось спать. И ему опять приснился этот странный сон. Про удивительное место неземной красоты. Про огромные долины гор с водопадами высотой с небоскрёбы. И озёра-зеркала, в которых этот мир отражался вверх ногами.

Друг

Ранним утром кто-то начал скрестись в окно. Художник жил на первом этаже. Шимми проснулся, выглянул в окно и не поверил своим глазам! На него смотрела Шелли, весело высунув язык и виляя хвостом. Она стояла на задних лапах, а передними старалась достать до подоконника. Окно было закрыто на щеколду, но форточка была открыта.

– Ты как меня нашла? – спросил Шимми не очень громко, но Шелли его поняла.

– С помощью носового платка!

– Носового платка? Какого платка? – не понял Шимми.

– Человек, который тебя унёс, выронил свой носовой платок. Я взяла след. Я всё-таки охотничья собака, не забывай – улыбнулась Шелли, – Ты постарайся открыть окно, а я пока пойду поищу – на что бы забраться повыше.

Шелли убежала в поисках «чего-то, на что бы забраться повыше», а Шимми стал пробовать поднять щеколду, чтобы открыть окно.

– Ты ненормальный? – услышал он голос Кактуса, – Захотел опять в подвал к бродячим собакам?! Только вот повезло – попал в приличный дом: тепло, сухо, светло! Лежи себе целый день на диване и радуйся жизни!

Шимми посмотрел на Кактус и замотал головой:

– Не, я так не могу! Шелли мне жизнь спасла! Она меня по всему городу искала!

– Подумаешь! Погуляла собачка лишний раз по улице! А чем ей ещё заниматься? Ты лучше о себе подумай!

– Нет, ты не понимаешь! Так друзья не поступают! Нам нужно хозяина Шелли найти, – начал объяснять Шимми, но Кактус перебил:

– Много ты понимаешь, как поступают! Ты ещё в сказки веришь? Да забыл уже давно этот хозяин про свою собачку!

Шимми испуганно посмотрел на Кактус и глянул в окно – не слышала ли этих слов Шелли. Но она ещё не вернулась.

– Ты не знаешь, он хороший хозяин и любит Шелли. Просто ему нужно было уехать.

– Ага, у них всегда такие отговорочки! – с издёвкой сказал Кактус, – Ну, допустим,  даже если собака встретит своего хозяина – ТЫ-то ему зачем? Ты ему никто!

Шимми поёжился – слово какое-то страшное – НИКТО. Он не никто. Он не хотел быть никто.

А Кактус продолжал уговаривать Шимми:

–  А потом, глядишь, женится наш художник, родится у них ребёнок, будет с тобой играть!

Шимми тем временем продолжал попытки открыть щеколду. Наконец, он поддел её лапкой, и окно открылось. Прибежала Шелли с коробкой в зубах. С коробки Шелли доставала лапами до окна. Она подпрыгнула, схватила Шимми за ушко и вытащила на улицу.

Шимми обернулся и помахал Кактусу лапой:

– Прощай, Кактус! И, пожалуйста, верь в сказки!

Кактус грустно посмотрел им вслед и подумал: «А как было бы хорошо! Скоро под окном расцветёт сирень. Она такая необыкновенная! Мы бы с тобой любовались сиренью и грелись на солнышке!»

 

Счастливые грифоны

В это воскресенье Шелли и Шимми направились к  сфинксам. По дороге Шелли рассказывала:

– Это настоящие сфинксы из Древнего Египта – им три с половиной тысячи лет! Их привезли из Египта, и теперь они лежат на набережной реки Невы.

– А кто такие Сфинксы? Животные или люди? – спросил Шимми.

– Сфинксы – это такие как бы сказочные существа. У них тело льва, а лицо человеческое. Они охраняли в Древнем Египте вход во дворец фараона – царя по-нашему,  – объяснила Шелли, которая уже всё знала про Петербург.

– Ага, я догадываюсь! И эти Сфинксы теперь исполняют желания?! – спросил Шимми.

– Нет. Эти сфинксы как раз несчастья приносят. Ну, так говорят. А вот рядом со сфинксами, на каменной скамейке, сидят два грифона, которые этих сфинксов охраняют. Вот они и исполняют желания. Их даже называют – счастливые грифоны. У них львиная морда и крылья орла. Ну, вот и они! – сказала Шелли и остановилась на набережной у реки Невы перед огромными каменными изваяниями.

Вокруг сфинксов толпилось много людей, которые громко и быстро разговаривали на непонятном языке. Шелли и Шимми решили переждать это нашествие в сторонке.  К грифонам стояла очередь. Шимми один раз видел такую большую очередь в магазине на распродаже прошлогодних тетрадок. Люди по одному подходили к грифону, одной рукой гладили его по голове, другой держались за правый зуб, при этом смотрели на сфинкса и шевелили губами – видимо, своё желание загадывали. Это было так смешно, что Шимми не выдержал и рассмеялся. Когда очередь к грифонам закончилась, и все желания были загаданы, все быстренько сели в автобус и уехали. А Шелли и Шимми подошли к грифонам и поздоровались.

Грифоны были симпатичные и разговорчивые. Особенно тот, который слева. Шелли спросила его, не видел ли он тут человека, который приходит по воскресеньям к шести часам вечера. Грифон оживился – наконец-то можно просто поболтать, а не выслушивать чужие желания:

– Да, был тут один. Именно по воскресеньям и приходил. Долго ходил,  десять воскресений подряд. И в одиннадцатое воскресенье она всё-таки пришла. Девушка, которую он ждал. Они смеялись, кидали в Неву монетки. А потом ушли, держась за руки как дети.

– А у него была рыжая-рыжая борода? – тихо спросила Шелли.

– Не, вроде не было. Эй, – крикнул он своему грифону–близнецу справа, – вроде не было у него бороды?

– Не, не было! – подтвердил второй грифон.

Шелли облегченно вздохнула:

 – Значит, это был не он, не мой хозяин.

Грифоны переглянулись. Шимми понял почему – ведь бороду хозяин мог сбрить! Но почему-то никто не захотел сказать об этом Шелли.

Грифоны продолжили переговариваться:

– Слышь, скоро закат!

– Ага!

Шимми заинтересовался:

– А что будет на закате?

– На закате нельзя смотреть на сфинксов! На закате они меняют выражение лица. Сейчас они такие спокойные, будто даже слегка улыбаются. А на закате их лица становятся злобными. И тому, кто это увидит – не будет покоя. Вот мы и стараемся наших гостей как-то отвлечь в это время.

Шимми поднял голову, чтобы посмотреть на сфинксов, но тут же покосился на небо. Солнце ещё светило, но было уже совсем низко у горизонта.

Шелли озиралась по сторонам, выглядывая хозяина. А Шимми захотелось поговорить с дружелюбным грифоном.

– Уважаемый Грифон, скажите, пожалуйста, к вам приходят поблагодарить вас за исполненные желания? – спросил Шимми, нисколько не сомневаясь, что такие серьёзные существа, как грифоны, обязательно их исполняют.

– Что ты! Никогда, – ответил грифон.

– Так значит, вы не исполняете желания? – удивился Шимми.

– Мы-то исполняем!  Но у людей слишком много желаний. Когда одно желание исполняется, они тут же про него забывают. И начинают желать что-нибудь другое. А если все желания исполнятся сразу – им станет скучно жить! – философствовал грифон.

– Похоже, людям вообще скучно жить! – поддержал второй грифон, – И желания у них скучные.

 В этот момент небо потемнело, солнце закатилось за крыши домов, и Шимми на всякий случай крепко зажмурился – чтобы случайно не посмотреть в лицо Сфинксу.

 

Несправедливость

Следующим утром все вдруг поняли, что пришла весна. Солнышко было особенно радостным и тёплым. В воздухе всё журчало, звенело, переливалось и чирикало. Шелли и Шимми вышли на детскую площадку погреться на солнышке. По лесенкам и горкам лазили два малыша. Их мамочки увлеченно болтали о том, какие подгузники лучше, как приучать детей к горшку и как заставить ребёнка есть то, что полезно, а не то, что он хочет.

Шелли рассказывала Шимми планы на следующее воскресенье. Оказывается, на речке Фонтанке есть памятник птичке Чижику-Пыжику. Про него и песенка есть: «Чижик-Пыжик, где ты был? На Фонтанке ножки мыл…». Чижик-Пыжик тоже исполняет желания. Для этого нужно бросить ему монетку. После грифонов Чижик–Пыжик показался Шимми несерьёзным, и он высказал своё сомнение Шелли:

– Да вряд ли этот Чижик-Пыжик исполняет желания!  Подумаешь, птичка, любая кошка его сцапает.

– Шимми, мы же не желания пойдём загадывать, а искать моего хозяина. Это ведь тоже считается местом, где исполняются…

В этот миг произошло нечто, Шимми не сразу понял что – так быстро это произошло. Малыш, взобравшийся на лесенку, зацепился ногой за перекладину и молча висел вниз головой, рискуя вот-вот упасть. Мамочки так увлеклись своим разговором, что ничего не замечали. В одну секунду Шелли подскочила к ребенку, аккуратно сняла его с лестницы и поставила на землю. А перепуганный малыш, наконец, завопил. Мама малыша, увидев орущего ребёнка и рядом с ним большую собаку, решила, что это собака что-то сделала её малышу. Она подбежала, схватила одной рукой ребёнка, а другой рукой подняла с земли большой острый камень и бросила его в Шелли. Камень попал Шелли в лапу. Шелли от неожиданности упала, а женщина взяла в руки второй камень, но на этот раз промахнулась.

– Пошла вон, гадина! – закричала женщина, – Убью!

Но Шелли уже пришла в себя и, сильно хромая, побежала, по дороге прихватив испуганного Шимми.

Забежав за угол дома, Шелли остановилась. Шимми увидел её раненую лапу – она была в крови.

– Как же? За что она тебя? Ты же спасла её ребенка! – наконец, пришёл в себя Шимми.

– Всё правильно! – сказала Шелли, – Она защищала своего ребёнка.

Шелли отдышалась и принялась вылизывать рану.

– Так ты же, наоборот, спасла его! – возразил Шимми.

– Но она же этого не видела! Она решила, что я могу причинить зло её ребенку. Любая мать защищает своего ребёнка! –  повторила она эти слова как заклинание.

Шимми смотрел на Шелли и не понимал. Вместо того, чтобы возмущаться этой злой женщиной, Шелли её защищает!

– Но ведь это несправедливо! – возмутился Шимми.

Шелли, закончив вылизывать лапу, вздохнула и сказала:

– Пойдем потихоньку домой! Пока лапа совсем не разболелась. Да, это несправедливо. Так бывает.

 

Облава

Лапа у Шелли с каждым днем болела все больше. Видимо, в рану попала грязь. Шелли уже не могла самостоятельно добывать себе пищу. И Черныш, вожак стаи, каждый день приносил ей еду. Шимми ухаживал за Шелли как мог. Как-то вечером, когда начинало темнеть, он выбрался из подвала в поисках подорожника. Черныш рассказывал, что, если к ране прикладывать  лист подорожника, то рана быстро заживёт. Шимми узнал, что подорожник растет около дороги, поэтому он так и называется. Но попробуй-ка найти подорожник в таком большом городе, как Петербург!  Кругом был асфальт, а на редких газонах пробивалась обычная зелёная травка. Ничего похожего на подорожник нигде не наблюдалось. Через полчаса поисков Шимми вдруг понял, что заблудился. Улочки были незнакомые. Арки, ведущие во дворы, были закрыты воротами. Навстречу ему попались две старушки. Они стояли прямо посередине тротуара и беседовали. Шимми не знал, как проскочить мимо незамеченным, поэтому решил притаиться за деревом. И нечаянно услышал их разговор:

– Слыхала, на Подьяческую  бригада выехала – бродячих собак отлавливают? – спросила старушка.

– Ну, слава богу, а то житья от них нет! – обрадовалась вторая старушка.

– А мне жалко собак этих. Люди повыбрасывают их на улицу, чем они виноваты?

– Может, и не виноваты. А заразу разносят. Ещё, глядишь, кого покусают. Слыхала, на той неделе на детской площадке собака ребенка покусала? Чуть не загрызла до смерти, хорошо мать подоспела, камнями ее отпугнула.

У Шимми  даже лапки взмокли от такого вранья! Но больше всего его взволновали слова старушки о ловцах собак.

«Нужно что-то делать, нужно что-то придумать!» – думал Шимми и тут увидел, как старушка показывает руками:

– Так вот же, за углом направо первая арка! Там у них в подвале гнездо. Вот туда прямо сейчас фургон свернул. Пойдем, посмотрим!

Старушки поковыляли, чтобы посмотреть, как ловят бродячих собак. Шимми пошел за ними. Завернув за угол, он и сам узнал свой двор.

У входа в подвал стоял человек в огромных сапогах, в руке он держал длинную палку с крюком на конце. Шимми незаметно проскользнул мимо него. В подвале было несколько человек в таких же огромных сапогах. Подвал был почти пустой, собак не было, – видимо, успели убежать. Только в углу лежала Шелли, которая не могла убежать из-за больной лапы. А рядом с ней стоял, оскалив зубы, Черныш. Шимми стал незаметно пробираться поближе к Шелли. В этот момент человек присел недалеко от Шелли и стал с ней разговаривать:

– Собачка, не бойся, пойдем со мной!

В одной руке он держал палку, в другой – большой мешок. Шимми бросился к Шелли. Она, как обычно, схватила его за ушко – и в это мгновение, не успев опомнится, они оказались в мешке. Шимми прижался к Шелли и прошептал:

– Не бойся! Может, они хорошие! Они же люди!

Мешок погрузили в фургон, и Шимми услышал, как мужчины  разговаривали:

– А этих куда?

– Этих в приют.

Фургон тронулся и они поехали.

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПЛАТО ПУТОРАНА

 

Приют для бездомных животных

Так Шимми и Шелли попали в приют для бездомных животных. Он находился загородом, почти в лесу. Их поместили в клетку, где было много-много собак. Шелли сказала, что их тридцать или сорок. Клетка была небольшая, поэтому собаки лежали почти друг на друге.

Всех собак осматривал собачий врач – ветеринар. Когда у Шелли попытались забрать Шимми, она зарычала.

– Всё-всё, не нужна мне твоя игрушка!  Это мишка твоего хозяина, наверное? – спросила ветеринар и стала лечить Шелли лапу. Шелли терпела, хотя ей было больно. – Какая умная псина! Красавица! – сказала ветеринар, забинтовывая Шелли лапу.

Как же они удивились, когда вернулись в клетку! Там был Черныш!

– Ты почему не убежал? – спросила у него Шелли.

– Не мог же я тебя бросить! Я вожак стаи, я отвечаю за свою стаю,– сказал Черныш.

В это время дверь клетки открылась – собакам принесли корм. Оголодавшая Шелли тоже подошла к мискам с кормом, но на пути ее встал большой серый пёс, похожий на волка. Он зарычал:

– А тебе пока не положено! Ты новенькая.

Шелли удивилась:

– А разве новеньких не кормят?

– У нас тут такой закон. Новенькие отдают свой корм старожилам. Такие правила. Я тут вожак, меня зовут Волк. И я тут решаю, кто будет есть, а кто нет.

К Волку подошёл  Черныш, оскалил зубы и грозно зарычал. Все собаки расступились и отползли подальше – было понятно, что сейчас будет драка.

Дрались не на жизнь, а на смерть. Черныш был сильнее, но Волк поворотливей и злее. К счастью, на шум прибежал  работник приюта, который приносил корм. Он вылил на дерущихся собак ведро воды, а потом привязал Волка и Черныша в разных углах клетки. Черныш сказал собакам:

– Ешьте, и ничего не бойтесь!

Собаки с уважением посмотрели на Черныша, как на своего вожака, и набросились на еду.

Шимми с восхищением смотрел на Черныша и думал – как здорово, когда есть кто-то, кто может тебя защитить!

 

Волонтёры

После драки Волк притих и больше свои правила в клетке не устанавливал. Жизнь в неволе была не очень радостной, но зато у Шелли стала заживать лапа.

Собак выпускали на прогулку только по воскресеньям, когда приезжали волонтеры. Об этом им рассказала болонка, которая спала рядом с Шелли.

– А кто такие волонтёры? – спросил Шимми.

– Волонтёры – это такие люди, которые делают доброе дело не за деньги. А просто так, потому что они хотят кому-то помочь. Некоторые приезжают, чтобы убирать клетки, другие по воскресеньям выгуливают собак, – с умным видом рассказала болонка.

При слове «воскресенье» Шелли загрустила, и Шимми понял, что она подумала о хозяине.

Болонка ещё много рассказывала, она жила тут второй год:

– Считайте, вам крупно повезло! Сейчас у нас в приюте хороший работник – иногда даже может подойти и погладить. А вот в прошлом году был очень злой человек.  Бывает, собака – особенно, новенькая, – завоет от тоски, заскулит. А он от собачьего воя сам не свой становился – схватит палку и пойдёт бить всех собак подряд. Однажды кто-то из волонтёров это случайно увидел, и его сразу уволили.

В это воскресенье волонтёров было три человека. Высокий молчаливый  человек с кудрявой бородой по имени Фёдор и парень с девушкой, которых называли «студенты». Шимми не знал, кто такие студенты, но этот вид людей ему понравился. Студенты были веселые, все время улыбались и ласково разговаривали с собаками. Шимми даже сначала немного расстроился, что выгуливать Шелли стал Фёдор, а не студенты. Он долго разглядывал Шелли, внимательно изучил ошейник, где было написано её имя. Пока Шелли бегала на длинном поводке по лужайке, Шимми сидел на пеньке и дышал свежим сосновым воздухом. Он никогда раньше не был в лесу. И никогда не видел таких больших сосен с гладкими стволами, которые верхушками упирались в самое небо. Увлекшись созерцанием природы, Шимми не сразу услышал разговор Фёдора с работником приюта.

– Очень породистая, не сомневайтесь! Всем командам обучена, спокойная. Только с плюшевым мишкой не расстаётся. Может, память о ребёнке хозяина?  А, может, принимает игрушку за своего щенка. Так бывает, когда у собаки щенка забирают, – говорил работник приюта Фёдору.

Шимми был возмущён услышанным. Неужели люди считают собак такими глупыми? Неужели собака может перепутать плюшевого мишку со своим щенком?

– Ну, тогда не будем их разлучать! – улыбнулся Фёдор.

Разлучать? – заволновался Шимми. Что они задумали?

Оказалось, что Фёдор решил взять Шелли себе в дом. Шимми не успел подумать – хорошо это или плохо – как его и Шелли посадили на заднее сиденье машины.  И они поехали жить к Фёдору.

Фёдор

Фёдор жил в новом доме на тринадцатом этаже. Лифт ещё не работал. Правда, Шимми, не совсем понял, что такое лифт. Они долго поднимались по лестнице. Фёдор оказался не таким молчаливым, как показалось Шимми в приюте. По дороге он разговаривал с Шелли, как с человеком. Шимми узнал, что Фёдор – настоящий путешественник. Вдвоём со своим другом он объездил уже полмира –  поднимался на вершины гор, опускался на дно океана, пробирался сквозь джунгли и умирал от жажды в пустыне. У Шимми даже слегка голова закружилась от этих историй! Про джунгли, пустыни и даже Северный Полюс  Шимми слышал из рассказов картонной куклы Кати, которая знала обо всём на свете от умных книжек. Ещё тогда Шимми мечтал, что тоже станет путешественником. Правда, он не знал, может ли мечтать о путешествиях плюшевый мишка.

Когда они зашли к Фёдору в квартиру, их встретил огромный чёрный кот. Увидев Шелли, он выгнул спину и зашипел.

Фёдор рассмеялся, погладил кота за ухом и сказал:

– Знакомься, Эльбрус! Это Шелли, она теперь будет жить с нами. Да вы подружитесь!

Шимми коту не представили. Но Шимми был только рад. С недавнего времени он немного побаивался котов. Никогда не знаешь, что у них на уме!

Кот Эльбрус

Фёдор сразу стал обустраивать для Шелли место. Если коты спят и гуляют, где им вздумается, то у собаки должно быть в доме свое место. Люди даже такую команду для собак придумали – «место!». Фёдор приспособил для Шелли шкаф в прихожей –  разобрал нижнюю полку и постелил специальный коврик. У Шелли теперь было даже не место, а целый свой домик. Шимми считал его и своим местом, потому что он всегда был вместе с Шелли. Кот Эльбрус страшно возмущался, что у собаки есть свое место в ЕГО доме. Да, многие коты считают дом хозяина своим домом. А хозяину «позволяют» в нём жить, потому что он их кормит и гладит за ушком. Эльбрус решил устроить хозяину голодовку в знак протеста. Прямо вот так сел у миски с кормом – смотрит на неё и не ест. Чтобы Фёдор обратил на этот факт внимание, он даже громко мяукнул несколько раз. А когда Фёдор обратил внимание и стал уговаривать кота поесть – тот гордо сел к миске с кормом спиной. Фёдор обо всём догадался, засмеялся и сказал:

– Эльбрус, не ревнуй! Ты же знаешь, что ты мой самый любимый кот на свете!

Он взвалил кота себе на плечо и стал с ним ходить по комнате. Эльбрус любил так «гулять» на плече у Фёдора. Кот безвольно свесил лапы и, прижимаясь к уху хозяина, урчал как трактор.

– Что значить «не ревнуй»? – спросил шёпотом Шимми у Шелли, он никогда не слышал этого слова.

– Ну, например, Эльбрус любит своего хозяина. Вдруг появляюсь я. Хозяин начинает заботиться обо мне. А Эльбрус думает, что хозяин теперь его разлюбил. Вот он и обижается на хозяина, а на меня злится. В таком случае люди говорят, что Эльбрус ко мне ревнует. Понял?

– Ой, как всё сложно! Разве хозяин не может и кота любить, и собаку?–  запутался Шимми.

– Конечно, может! Но попробуй объяснить это коту! – усмехнулась Шелли.

– Хорошо, попробую, – пробормотал Шимми.

Фёдор подолгу гулял с Шелли в парке. У них была большая компания хозяев с собаками. Когда они уходили, кот Эльбрус оказывался очень славным парнем. Они с Шимми даже подружились. Кот с гордостью рассказал Шимми, что его назвали Эльбрус в честь самой высокой горы в нашей стране. Фёдор был на этой горе. Вообще, Фёдор – настоящий путешественник. Когда он уезжает, Эльбрус переселяется жить к маме Фёдора. Ему нравится у мамы – она даёт ему не кошачий корм из магазина, а настоящую еду – рыбку, сосиски, сметанку и даже блинчики специально для Эльбруса печёт. А ещё мама Фёдора – учительница русского языка, поэтому Эльбрус знает много умных слов и теперь считает себя интеллигентным котом.

– Каким-каким? – переспросил Шимми.

– Интеллигентным. Значит, умным и воспитанным. Вот я тебя хоть раз спросил, почему у тебя только одно ухо?

– Нет, – попытался вспомнить Шимми, – Вот сейчас спрашиваешь.

– Я и сейчас не спрашиваю. Я спрашиваю, спрашивал ли я про ухо. Это совсем другой вопрос! – возмутился Эльбрус.

Видимо, кот был, действительно, очень умный – он совершенно сбил с толку Шимми:   

– Мне на фабрике забыли одно ушко пришить. А потом положили…

– Меня совсем не интересует, почему у тебя одно ухо! – перебил Эльбрус, – А если даже интересует, то я сделаю вид, что не интересует. Ну, чтоб тебя не обидеть. Видишь, какой я интеллигентный кот! Кстати, а почему тебе забыли пришить одно ухо?

Порванная карта

Фёдор готовился к новому  путешествию. На его столе лежала большая карта, на которой он все время что-то чертил и записывал. И вот однажды эта карта каким-то образом оказалась на месте Шелли. Карта была в клочья порвана и помята. Фёдор пришел с работы и, не раздеваясь, вывел Шелли гулять. А когда они вернулись – это и обнаружилось. Шимми точно знал, что Шелли этого не делала. Понятно, что это – дело лап, когтей и зубов кота Эльбруса. И зачем он сделал эту подлость – тоже было понятно. Кот ревновал и хотел показать хозяину, на кого тот его променял. Шимми считал, что Эльбрус поступил подло – ведь Фёдор подумал, что это сделала Шелли. Фёдор взял остатки карты, скрутил трубочкой и несильно стукнул Шелли по носу:

– Фу! Фу! Нельзя! Нельзя брать со стола мои вещи! Нельзя их грызть!

Фёдор не делал Шелли больно, он её воспитывал. Но это было так обидно!

Эльбрус даже не пытался скрыть свою радость, наблюдая за этой сценой. А Шимми стало стыдно  – ведь он уже считал кота своим другом! Хуже нет – иметь друзей, которые между собой враждуют! Что в таких случаях нужно делать? Помирить их? Встать на чью-то сторону? Шимми был на стороне правды. А кот Эльбрус был не прав. И никакая любовь к хозяину его не оправдывала.

Шимми прижался к Шелли:

– Шелли, не расстраивайся! Хозяин скоро поймет, что это не ты сделала.

– Моего хозяина зовут Антон, ты же знаешь. Хозяин – это не тот, который кормит, а тот – которого любишь.

– Ты хочешь опять искать Антона? – спросил Шимми с опаской. Он, конечно, очень хотел, чтобы Шелли нашла своего хозяина. Но, честно говоря, уже не очень верил, что это возможно. Отправляться с Шелли снова бродяжничать… Шимми поёжился. И представить, что они с Шелли расстанутся – тоже не мог.

– Он не спускает меня с поводка, – ответила Шелли. И тебя не могу бросить.

Когда вечером Фёдор и Шелли ушли гулять, Шимми решил поговорить с Эльбрусом. Но не знал, как начать разговор. Эльбрус, видимо, чувствовал свою вину и демонстративно не смотрел на Шимми. Он увлеченно играл со своей любимой резиновой мышкой. Мышка всё время визгливо пищала в зубах кота. И голос Шимми был еле слышен на фоне этого писка:

– Эльбрус, а ты знаешь, что Шелли прошла две тысячи километров, чтобы найти своего хозяина?

Эльбрус перестал играть с мышкой и уставился на Шимми:

– У неё есть свой хозяин?

И Шимми рассказал историю Шелли. Эльбрус внимательно слушал и иногда тяжело вздыхал. Но ничего не сказал. Молча залез на шкаф, свернулся калачиком и уткнулся носом в стенку. А Шимми взобрался на окно и стал ждать Шелли. За окном дети бегали за мячиком. Мячик был один, а детей много. Они отнимали мячик друг у друга и били по нему ногами. «Странно, – подумал Шимми, – неужели родители не могут купить своим детям мячики? Чтобы у каждого был свой, и они не ссорились?»

Когда Шелли пришла с прогулки, то остановилась, как вкопанная, перед своей подстилкой. Шимми посмотрел и увидел, что на её месте лежала…резиновая мышка Эльбруса. Любимая игрушка кота – самое дорогое, что у него было. Это был его подарок Шелли! Шимми и Шелли одновременно с удивлением посмотрели на Эльбруса. Кот виновато вздохнул и заурчал.

 

Мама Фёдора

Утром пришла мама Фёдора. Она была совсем не похожа на маму взрослого Фёдора с бородой – веселая, худая, в джинсах и кроссовках. Она пришла, чтобы забрать кота Эльбруса. Оказалось, что Фёдор собирается в новое путешествие уже через два дня.

– Подумай всё-таки! Может, я и собаку заберу? Красивая какая! – сказала мама, погладила Шелли по спине и заметила Шимми, – Ой, какой смешной мишка! Это её игрушка?

– Да, какая-то странная история. Она не расстаётся с этим мишкой. Придётся их вместе брать! Знаешь, чего мне всегда не хватало в походах – собаки!

– Может, ты и прав, – согласилась мама, – и погладила Шимми, – И ухо оторвали бедняге. Боевой товарищ!

Потом Фёдор с мамой стали пить чай с пирожками. Из их разговора Шимми узнал много нового. Мама очень переживала за Фёдора, что путешествие может быть опасным. Туда не ходят поезда, не ездят машины и не летают самолёты. Там вообще не живут люди. И если что случись… тут мама начала шмыгать носом. Фёдор её всячески успокаивал. Говорил, что поедет не один, а с Серёгой и собакой. И что у него большой опыт выживания:

– Если хочешь, приходи завтра! Мы с Серегой будем смотреть фильм про эти места, сама всё увидишь. Это просто другая планета!

Пока Фёдор с мамой пили чай, кот Эльбрус медленно подошёл к Шелли и потерся о её бок. А Шелли лизнула его в нос.

– Мам, смотри, я же говорил, что они подружатся! – воскликнул Фёдор.

– Как здорово, когда твои друзья подружились!» – подумал Шимми.

Плато Путорана

И вот наступил день, когда Шимми сделал открытие, что у него есть тайна. К Фёдору пришла мама и его друг Серёга. Серёга был так похож на Фёдора, как будто они братья. Он тут же стал что-то подключать к компьютеру. Все уселись смотреть фильм про те места, куда они собирались поехать. Шимми теперь знал, что их с Шелли берут с собой, поэтому тоже с любопытством уставился на экран.

И  тут он увидел …огромную бескрайнюю долину из гор, вершины которых  как будто срезаны идеально ровно гигантском ножом. Эти вершины, выложенные камнем, были похожи на площади в сто километров. В трещинах гор бурлили водопады, высотой с небоскребы. В скалах угадывались развалины древних замков. А гладкие озёра отражали в себе этот мир, перевёрнутый вверх ногами. Это был его сон! Шимми ущипнул себя за ушко. Именно этот пейзаж видел Шимми в своих странных снах!

– Это плато Путорана. – услышал он будто издалека голос Фёдора, – и теперь Шимми старался не пропустить ни одного слова, – Его называют – неведомый затерянный мир. По размеру – как вся Великобритания. Мало кто из людей знает про эту горную северную страну, но ещё меньше кто там бывал. Попасть туда можно только на вертолёте.

– Это что-то невероятное! – сказала мама, – сколько лет живу – первый раз слышу о плато Путорана. Это где? Фёдор, а плато – это горы?

– Нет, плато – это равнина, которая находится на высоте гор. А «Путорана» переводится с местного языка как «озёра с крутыми берегами». Там двадцать пять тысяч озер! Находится плато Путорана на севере Сибири. Там никто не живет.

На экране бескрайняя равнина вдруг оборвалась, и взгляд упёрся прямо в небо. А далеко–далеко внизу как будто разбросали зеркала-озёра. И невозможно найти границу между реальным миром и отражением этого мира.

– Видите? – воскликнул Серёга, – вот поэтому плато Путорана называют ещё – Край падающего горизонта.

Шимми уже знал, что горизонт – это линия между землей и небом. А здесь горизонт падал? Он сидел, боясь дышать. У Шимми было ощущение, что он там когда-то был. Что он всё это видел и знает. Да, он видел это во сне. Мурашки поползли по его плюшевому затылку.

– Смотрите, а вот замёрзший водопад! Ничего себе, сосулька размером с пятнадцатиэтажный дом! – закричал Серёга, – А вы знаете, какие легенды ходят про плато Путорана? Та-та-та-там! – шутливо-устрашающе пропел он, –  Будто в древности была цивилизация, которая достигла гораздо большего развития, чем наша. Говорят даже, что они прилетели из Космоса. И после большой мировой войны случилась катастрофа. Так вот, по легенде, – этот древний народ сохранил самое ценное и построил под плато Путорана целые подземные города.

– Замечательная сказка! – улыбнулась мама,–  И ночью эти путоранцы выходят погулять и посмотреть на звёзды.

– А Вы зря смеётесь! – сказал Серёга. – Местные люди называют их «сирти». Они, действительно, выходят по ночам и немного напоминают людей. Так рассказывают местные жители, которые живут рядом с Плато Путорана.

– Да ну вас! – сказала мама Фёдора.– Ерунда какая! Взрослые люди, а верите сказкам.

– Мам, это просто легенда! Мы же не на поиски сирти едем! Просто к слову пришлось.

Они стали шутить и смеяться. А Шимми долго не мог уснуть и думал: «Неужели я увижу плато Путорана своими глазами? Какая тайна скрывается между этим загадочным местом и моими странными снами?»  Он чувствовал, что не может рассказать о своей тайне никому, даже Шелли.

Ночью Шимми приснился удивительный сон. Он опять видел плато Путорана, но не как обычно. На плато была ночь. Чёрное небо было так близко к земле, что, казалось, – протяни лапу, и можно потрогать звёзды. Но было что-то странное во всём этом. Шимми понял – в ущелье он увидел детей, взбирающихся на скалу. Шимми пошёл им навстречу. И чем ближе он к ним подходил, тем ясней ему становилось – это не дети! «Сирти!» – догадался Шимми. Он только собирался с ними заговорить, как его разбудила Шелли. Она скулила и подрагивала во сне. Шимми положил ей на голову лапу, и она проснулась. Он только открыл рот, чтобы рассказать ей о своём сне, как Шелли его опередила:

– Шимми, ты не представляешь, кто мне сейчас приснился – сирти! Ну, те, которые живут под плато Путорана.

Шимми рассмеялся:

– Не поверишь, мне тоже! Это какой-то знак? Что всё это значит?!

Теперь рассмеялась Шелли:

– Это значит только одно – что мы с тобой на ночь насмотрелись кино и наслушались разговоров про плато Путорана и этих подземных сирти!

 И всего-то? – удивился и даже немного расстроился Шимми.

– Ну, да. Я когда по помойкам весь день еду добывала, мне потом по ночам, знаешь, какие кошмары про мусорные баки снились!

 

Вокзал

Весь следующий день Фёдор собирался. Вся комната была завалена: надувная лодка, палатка, ружье, подзорная труба, топор, ножики, котелки, банки с консервами и куча других вещей, необходимых в походе. Шимми, уставший от этой кутерьмы, уснул где-то между котелком и резиновыми сапогами. Шелли перенесла Шимми на свое место, чтобы его случайно не запихнули в рюкзак вместе с консервами.

Ранним утром они отправились на вокзал. Фёдор засунул Шимми в карман огромного рюкзака так, что мордочка и лапки смешно высовывались  из-за спины Фёдора. Шелли, которую Фёдор вёл на поводке, время от времени поглядывала на Шимми. Настроение у неё было неважное. Ведь её увозили из города, где она надеялась найти своего хозяина!

Шимми первый раз оказался на вокзале. Куча людей с чемоданами и сумками потоками передвигались в разные стороны. Красавцы-поезда хвастливо поблёскивали. Одни – проглатывали в себя эту кучу людей. Другие – наоборот, выплёвывали. Стоял гул, который всё время прерывался вежливым женским голосом. Голос рассказывал, какой поезд приехал, а какой отправляется. То ли от всей этой кутерьмы, то ли от того, что рюкзак Фёдора сильно покачивало, у Шимми слегка закружилась голова, и он по привычке зажмурился. Когда Шимми открыл глаза – оказалось, что он уже в поезде – рюкзак Фёдора стоял на полу, а он сидел на столике у окна. Из окна он увидел Фёдора и Шелли, которые с вещами стояли на перроне и кого-то ждали. Наверное, Серёгу ждут – догадался Шимми. И, правда, к ним подбежал Серёга, и они с Фёдором пошли в поезд. Шелли осталась на перроне сторожить вещи.

И тут произошло такое! Шимми не поверил своим глазам! Мимо Шелли проходил высокий человек с рыжей-рыжей бородой. Шелли сделала стойку и бросилась за ним огромными прыжками. Человек  остановился  и закричал: «Шелли! Не может быть!» Шелли поставила свои лапы ему на плечи и вылизывала, вылизывала рыжую бороду. А человек смеялся, обнимал её и снова смеялся. «Не может быть! – подумал Шимми,– Ведь это хозяин Шелли, Антон!». В этот момент поезд тронулся. Фёдор и Серёга только успели закинуть вещи в поезд. Их долго не было. Видимо, они тоже наблюдали за Шелли. Потом Фёдор заглянул в купе и, не замечая Шимми, забрал рюкзак. «Это не наш вагон!» – сказал он Серёге и вышел.

 

Поезд

Ошеломлённый последними событиями, Шимми сидел на столике у окна в пустом купе. Он не мог так быстро понять и осмыслить происшедшее. Тем временем, в купе зашла женщина с большими сумками. Она подняла полку и поставила туда свои вещи, стряхнула со столика мусор, взяла Шимми и понесла куда-то.

– Возьмите, кто-то оставил! – сказала она девушке в синей форме с золотыми пуговицами, – И чай, пожалуйста, принесите в третье купе. Желательно с лимоном.

– Ага! – сказала девушка в синей форме. Она взяла у женщины Шимми и бросила его на полку, застеленную одеялом. Потом посмотрелась в зеркальце, подкрасила помадой губы и вышла из купе.

Шимми никогда не испытывал два таких разных чувства сразу. Если бы его кто-нибудь спросил тогда – ты рад или расстроен? – он бы не знал, что ответить. С одной стороны – он был рад за Шелли. Это невероятно, но она нашла своего хозяина! С другой стороны, Шимми понимал, что больше никогда её не увидит. И это непоправимо. «Шелли, моя дорогая Шелли, неужели я никогда тебя не увижу?!» – шептал Шимми и теребил своё ушко, потому что очень щипало в глазах. А Фёдор…Фёдор просто забыл о его существовании! Или решил, что Шимми, как всегда, вместе с Шелли? Да-да, скорее всего, он так и решил. Не мог же он бросить его одного в поезде! Одного в поезде, среди чужих людей!

И ещё было одно чувство. Шимми не знал, как его назвать. От него хотелось и полететь, и заплакать, и зажмуриться. Шимми думал о плато Путорана. Ещё вчера он был уверен, что его сны не случайны – он едет туда, в страну своих снов! А теперь получается, что всё это ничего не значит? Он никогда не попадет на плато Путорана и не разгадает свою тайну?!

Поезд набирал скорость. В стуке колёс Шимми отчетливо услышал: «Всё-будет-хо-ро-шо-всё–будет-хо-ро-шо!». Хотелось ответить им: «Не утешайте меня! Не обманывайте меня!». Но Шимми понимал, что колёса не услышат и не поймут. Они продолжали без остановки своё «всё-будет-хо-ро-шо». И Шимми заткнул единственное ухо лапой. Бывают минуты, когда хочется пострадать, чтобы никто не мешал.

 

 

 

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ

ПОЛЕ ЧУДЕС

 

Леночка

Девушка в синей форме с золотыми пуговицами оказалась проводницей. Она была главной в вагоне. Выдавала пассажирам бельё, разносила по купе чай в стеклянных стаканах с железными  узорчатыми подстаканниками. Её все звали Леночкой. Видимо, было в ней что-то такое, что хотелось её называть именно Леночкой. Про Шимми она забыла, а он так утомился от ожидания и неизвестности, что задремал. Поздно вечером Леночка, наконец, закончила свои хлопоты. Она со вздохом облегчения сняла туфли на высоком каблуке, взяла толстый потрёпанный журнал с кроссвордами и прилегла на полку, застеленную одеялом. И тут она заметила Шимми, так как легла прямо на него. Шимми проснулся и стал её разглядывать вблизи. У Леночки было круглое румяное лицо, носик уточкой и большие голубые глаза с густо накрашенными ресницами. Она тоже разглядывали Шимми. Потрогала место, где должно быть ухо, покачала головой:

– И что мне с тобой делать? Хорошенький! Бедненький!

В этот момент булькнул её телефон. Леночка что-то прочитала в нём, и тут такое началось! Она вскрикнула, засмеялась, стала подпрыгивать и подбрасывать Шимми в воздух. Потом бросилась его целовать и приговаривать:

– Это ты, Мишенька, принёс мне удачу! Какое счастье! Меня пригласили на Поле чудес! Представляешь, Мишенька?! Я поеду на Поле чудес! Ты мой талисман!

Шимми растерялся и застеснялся. Во-первых, его ещё никто никогда не целовал. Это было приятно, но он понимал, что целуют не совсем его, а просто от радости. Во-вторых, ему было очень любопытно, что это за Поле чудес. Картонная кукла Катя рассказывала им сказку про Буратино. Но Леночка – взрослый человек, проводница поезда. Неужели она, как Буратино, поверила коту Базилио и лисе Алисе? И еще одно не давало ему покоя. Кто такой талисман и почему Леночка его так назвала?

Леночка никак не могла успокоиться и тараторила, прижимая Шимми к груди:

– Всё, Мишенька! Раз ты приносишь мне удачу, будешь всегда со мной! У всех знаменитых людей есть талисманы. А я скоро тоже стану знаменитой! Все девчонки от зависти лопнут! А этот малахольный ещё локти кусать будет, когда меня по телевизору увидит – всю такую красивую, в красном платье. Это просто чудо, что мне тебя подбросили!

Из её не совсем понятной речи, Шимми понял главное – Леночка решила, что он приносит ей удачу. Шимми заволновался. Это такое ответственное дело – приносить удачу! Справится ли он? И что для этого нужно делать? Как жаль, что рядом не было Шелли!  Иногда так нужно, чтобы рядом был кто-то, с кем можно посоветоваться!

Павлик Морозов

После долгих ночных размышлений Шимми пришёл к выводу, что талисман – это тот, кто приносит удачу, кого таскают везде с собой и время от времени целуют. Размышления Шимми прерывались остановками поезда на станциях. Ему так понравились эти остановки! Обрывался стук колёс, что-то громко фыркало и пыхтело. Потом окна заливало светом фонарей, и где-то далеко и гулко загадочный женский голос из ниоткуда объявлял о прибытии их поезда. Леночка на каждой станции выбегала из купе. Она открывала двери, провожала старых пассажиров и встречала новых. Шимми наблюдал за ней из окна и гордился Леночкой – у неё такая важная и нужная работа!

На станции Глазов стоянка была всего две минуты. К вагону подбежал дядечка, поставил чемодан и начал долго искать билет. Поезд уже свистнул, что пора отправляться. Леночка махнула флажком, и дядечка запрыгнул на ступеньку. Поезд тронулся, а чемодан остался на перроне. Дядечка завопил на весь вагон: «Мой чемодан! Остановите поезд!» Леночка сказала, что она не имеет права останавливать поезд из-за чемодана. И что чемодан привезут следующим поездом. Дядечка пришел к ним в купе, а Леночка звонила на станцию и договаривалась о чемодане. Дядечка долго охал, кряхтел, вытирал платком лоб, щёки и шею.

– Да там особо ценного ничего не было. Только вот подарок внуку, железная дорога! Я ж на день рожденья к внуку еду! Он на вокзал придёт меня встречать, а у меня и подарка нет! Ой, беда, беда! – и тут его взгляд остановился на Шимми. Он оглянулся на Леночку – та разговаривала по телефону, отвернувшись.  Он взял Шимми в руки, стал разглядывать. Заметив, что Леночка повернулась, вздрогнул: Ой, а это у вас что за мишка? Это ваш или так просто?

Леночка отобрала Шимми у дядечки, прижала к себе:

– Это мой Мишенька!

Дядечка ехидно осмотрел Леночку с ног до головы:

– Вы ещё в игрушки играете? Слушайте, будьте человеком, продайте мне мишку! А вы на эти деньги себе потом нового купите. Этот вон, без уха к тому же. Ну, это ладно, скажу Павлику – порода такая! Ну что, по рукам?

Леночка испуганно смотрела на дядечку и бормотала:

– Нет-нет, не могу! Не обижайтесь! Не могу быть человеком, не могу по рукам! Это мой талисман!

Дядечка совсем поник:

– Ладно, каждый по-своему с ума сходит. У вас попить есть что-нибудь?

– Чаю могу сделать! – обрадовалась Леночка, – Чёрный, зелёный, с лимоном, без лимона, с сахаром, без сахара!

Дядечка попил чаю и немного успокоился, стал рассказывать Леночке про внука Павлика:

– Представляете, моим детям совершенно наплевать на моё мнение! Просил назвать внука в честь деда. Так нет – назвали ребёнка Павликом! Ну не нравится мне это имя, могли бы хоть это учесть. У меня ассоциации…

Шимми не знал, что такое ассоциации, но это слово вызывало уважение. Ему представилось что-то величественное и возвышенное. Стало жалко дядечку – у него ассоциации, а с этим никто не посчитался.

– Нормальное имя, мне нравится, – сказала Леночка, зевнув. – А какие у вас ассоциации?

 – В нашем городе Глазове есть памятник Павлику Морозову, представляете? Два метра! Но к нему цветы никто не приносит. Даже примета есть – если жених с невестой к нему подойдут – счастья не будет.

– А кто этот Павлик – вампир какой-то?

Дядечка вытаращил на Леночку глаза, как будто увидел  живого крокодила на детском утреннике:

– Вы что, правда, не знаете, кто такой Павлик Морозов?

Леночка покачала головой, ещё раз зевнула и посмотрела в окно. Дядечка начал возмущаться, что молодежь пошла тёмная и необразованная. А потом стал рассказывать про Павлика Морозова. Шимми не всё понял, но главное уловил. Этот мальчик Павлик раньше считался героем. Он был такой честный, что наябедничал на своего папу в милицию или ещё куда-то там. Папа что-то на работе неправильно делал. В итоге папу посадили в тюрьму, а Павлика стали считать героем. Дядечка сказал, что теперь каждая собака знает, что он никакой не герой, а предатель. Потому что предавать своего отца –  какой бы он ни был – это последнее дело в жизни. А памятник в их городе Глазове так и стоит. Он и на митинг против памятника ходил, да бесполезно. Теперь опять говорят, что этот Павлик  Морозов, вроде, неплохой парень был.

– Ужас! – сказала впечатлительная Леночка, – Я бы так не смогла! Родного отца в тюрьму!

– Такие времена были, такие времена, – сказал дядечка и пошел в свое купе.

Шимми с облегчением вздохнул и с благодарностью взглянул на Леночку. Хоть она и не была такой образованной и не знала про Павлика  Морозова, но Шимми за деньги не продала.

Под стук колес хорошо спалось. В этот остаток ночи Шимми увидел во сне девочку Аню. Как будто она сидела у окна поезда и пела грустную песню про одноухого мишку. Шимми её звал, звал, но Аня его не слышала из-за стука колёс.

Зомби

Скоро поезд прибыл на конечную станцию в город Екатеринбург. Все пассажиры покинули вагоны. Шимми сидел на столике у окна и вдруг увидел на перроне Фёдора и Серёгу. Их почти не было видно за большущими рюкзаками. У Шимми что-то защекотало в животике. Он представил, как они с этими рюкзаками ходят по стране его снов –  по плато Путорана. И почувствовал непреодолимую несправедливость судьбы. Шимми не совсем понимал, что такое судьба, но почему-то пришло в голову именно это слово. Потом Шимми совсем загрустил, потому что вспомнил Шелли. Но тут же стал себя стыдить. Хорош друг! Он должен радоваться, что она нашла своего любимого хозяина, а не распускать нюни. Шимми как-то от Фоксика слышал это выражение – распускать нюни. Оно и придумано для смеха, наверное. Скажешь кому-нибудь – «Не распускай нюни!» – и все засмеются.

Поезд недолго стоял пустым. Вскоре он стал наполняться новыми пассажирами. И они поехали назад, домой, в Петербург. Шимми смотрел в окно и удивлялся. Мимо городов и посёлков поезд проезжал очень быстро – даже не успеешь ничего рассмотреть. А потом часами едешь, едешь – за окном леса, поля, горы. И нигде нет людей. Такая большая земля, и так мало на ней людей!

Леночка бегала по вагону – устраивала новых пассажиров, разносила чай и белье. Шимми смотрел в окно и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. На него смотрел худенький бледный мальчик. Его звали Веня, потому что на крики «Веня, ты где опять делся?», он исчез. Но вскоре Веня снова появился в дверях купе. Он долго смотрел на Шимми, щурился,  что-то пришёптывал и так же неожиданно исчез. Потом ходил туда-сюда мимо купе и поглядывал на Шимми. Вдруг он быстро забежал в купе, схватил Шимми, спрятал его под футболку и выскочил в коридор. Шимми ничего не видел под футболкой, но услышал, как Веню уговаривают лечь поспать. Веня накрылся одеялом с головой, достал из-под футболки Шимми и прошептал:

– Мишка, будем с тобой играть в зомби? Ты будешь зомби, а я тебя буду приручать!

Шимми не знал, кто такие зомби, но в этот момент ему захотелось в купе к Леночке.

–Таак! – услышал он зловещий голос мамы Вени, которая сорвала с него одеяло, и Шимми ослепил свет. Мама смотрела на Шимми, строго сдвинув брови. – Это что такое? Ты где это взял?

Веня мгновенно заплакал, стал говорить, что мишка валялся в коридоре, на полу.

– Не ври!  Говори, где взял? – крикнула мама. – Не скажешь правду – неделю не будешь смотреть мультики про своих зомби!

– У проводницы на столе был. Ей зачем, она же не маленькая! – ныл Веня.

– Сколько тебе говорить – нельзя брать чужое! Кто берёт чужое – это вор. А воров сажают в тюрьму. Ты хочешь в тюрьму?!

– Нееет! – завопил Веня.

Шимми вдруг стало жалко мальчика Веню.

– Вот сам иди и верни проводнице! А я не собираюсь за тебя краснеть! – сказала мама и забралась на верхнюю полку с красивым журналом.

Веня вышел с Шимми в пустой коридор вагона, вытер слезы и огляделся. По коридору гулял ветер – были открыты верхние окна. Веня явно что-то задумал.

– Это ты, зомби, виноват! – зло прошептал он, глядя на Шимми.

Веня взобрался на откидной стульчик и стал тянуть к открытому окну руку, в которой был Шимми.

Шимми понял, что сейчас его выбросят из поезда, и крепко зажмурился.

 

Кроссворды

Леночка сидела в купе и решала кроссворды. Когда Леночка заполняла клеточки буквами, и получались нужные слова –  душа её наполнялась покоем, а мысли приходили в порядок. У неё хорошо получалось решать кроссворды. Именно поэтому Леночка и мечтала попасть на игру «Поле чудес» – чтобы выиграть главный приз.

– Крупное хищное животное с длинной шерстью и толстыми ногами. Та–ак. Семь букв, первая М. Ага, МЕДВЕДЬ! – Леночка хлопнула себя по лбу и вскрикнула, – Медведь! – она быстро обежала взглядом по купе и поняла, что плюшевого мишки нигде нет.

Леночка выскочила из купе ровно в ту минуту, когда мальчик Веня забирался на откидной стульчик. В два прыжка она настигла его, схватила Шимми, который одной лапой уже висел за окном, и сняла Веню со стульчика.

– Ты что, с ума сошёл?! – закричала она от испуга.

В коридор вышла мама Вени и стала возмущаться, что проводница кричит на её ребенка. Леночка ничего не сказала и ушла к себе. А из коридора донёсся крик Вени:

– Мамочка, тётя хотела меня в окно выбросить!

Шимми долго не мог прийти в себя. Он всё думал про мальчика Веню и его маму. Он всегда считал, что все дети хорошие. А Веня… Нет, он правильно всегда думал. Все дети хорошие. А вот взрослые бывают разные. Когда же, в какой момент хорошие дети превращаются в разных взрослых? Постепенно или в один день? Поговорить было не с кем, и Шимми решил смотреть в окно и ни о чем не думать. Но и это у него не получилось, потому что Леночка принялась его целовать и плакать. Тут объявили город Вологду, и она побежала выполнять свою важную работу.

 

Кукла-отличница

Леночка жила в комнате в коммуналке. Шимми узнал, что коммуналкой называются такие большие квартиры, где живут вместе много разных семей. У них одна на всех кухня и один туалет. Чтобы помыться, Леночка занимала в ванную очередь. Комнатка у Леночки была небольшая, но уютная. На комоде стояла фотография в рамочке. На ней был молодой человек в кепке. Шимми подумал, что это, наверное, и есть «этот малахольный», который должен кусать локти, увидев Леночку по телевизору в красном платье. Кто такой «малахольный», Шимми не знал, но решил, что, видимо, чего-то у него мало, чего-то не хватает, чтобы оценить Леночкину красоту без красного платья и телевизора. Рядом с фотографией сидела большая кукла с косичками. На ней была школьная форма с белым фартучком. Куклу звали Света. В первый же день, когда Леночка ушла, они познакомились. Кукла Света очень обрадовалась Шимми, потому что поговорить ей было не с кем. Теперь кукла Света не закрывала рта, рассказывая Шимми свои истории.

  Всем детям, когда они идут в первый раз в первый класс, родители дарят ранец, пенал, парту или, на худой конец, велосипед. Леночке родители подарили куклу в школьной форме. И сказали, что кукла эта – отличница, и что Леночка тоже должна стать отличницей. Но у Леночки не получалось быть похожей на куклу. Первую четверть она пребывала в раздумье над тем, что она видела в Букваре. Особенно не могла понять Леночка, что означает надпись «НА-ШИ ВО-ЛЫ». Ну никак не могла понять, пока мама ей не объяснила, что ВО-ЛЫ –  это такие быки, хотя не совсем быки. Тогда Леночка перестала понимать, чьи же они. Кто считает, что они НАШИ? Ни у Леночки, ни у её знакомых – ни у кого не было волов! Вторую четверть Леночку мучила загадка: «ЛУ-ША У-ЛА».  Кто такая Луша и почему она ушла? И куда? И почему это так важно, чтобы об этом сообщать в Букваре? В третьей четверти родителей Леночки вызвали в школу и сказали, что Леночке нужно учиться в школе для умственно отсталых детей. Родители не считали свою Леночку умственно отсталой, поэтому решили, что она чем-то больна. Нужно просто ее вылечить! Всю третью четверть Леночка не училась, потому что сдавала всякие анализы и ходила по разным докторам. Они качали головой, цокали языком – но не находили у Леночки никаких болезней. В четвертой четверти за Леночку взялся дедушка. Он придумывал для Леночки  кроссворды с картинками. С дедушкой было весело и интересно, и Леночка за месяц научилась читать и писать. Отличницей она не стала, но во второй класс её перевели.

Кукла Света считала, что в этом есть и её заслуга. Когда дедушка садился с Леночкой заниматься,  кукла Света сидела с ними рядом и вдохновляла своим примером – таращила в Букварь голубые глаза с длинными ресницами, ни на что не отвлекаясь. Леночка всюду ходила со своей любимой куклой. А когда Леночка выросла и пришло время расставаться с игрушками – куклу Свету она оставила и посадила на видное место.

Кукла Света совершенно не интересовалась, откуда Шимми  и почему оказался у Леночки дома. Это было первое существо, которое не спросило у Шимми, почему у него одно ушко. Наверное, она была так занята своими переживаниями, что не замечала никого вокруг, кроме себя и Леночки. Только один раз кукла Света замолчала на пять минут, задумчиво посмотрела на Шимми и спросила:

– Всё-таки интересно, почему Леночка берёт на Поле чудес тебя? Почему Я не могу быть талисманом? Ведь я научила её читать!

 

Шимми мечтает стать артистом

Всё свободное время Леночка смотрела телевизор. Правда, в последние дни у Леночки свободного времени стало меньше, потому что ей нужно было готовиться к поездке на Поле чудес. Но даже когда она уходила, телевизор всё равно работал. К вечеру у Шимми слегка кружилась голова. По телевизору много стреляли и всё время о чем-то спорили, громко перекрикивая друг друга. К счастью, Леночка любила смотреть мультики. Шимми был в восторге! В некоторых мультиках героями были игрушки. Они двигались и разговаривали. Больше всего Шимми полюбил Чебурашку. Даже мечтал с ним подружиться.

– Как же людям удалось подсмотреть, когда мы живём своей жизнью? Ведь игрушкам нельзя при людях шевелиться и разговаривать? – спросил Шимми у куклы Светы, которая всё знала, потому что видела много умных передач по телевизору.

Кукла Света засмеялась:

– Ты что, с Луны свалился? Это же артисты, они играют свои роли. Роли им придумывает сценарист.

– Кто-то? – переспросил Шимми, – Сценарист – это такой волшебник?

– Ну, какой же ты смешной! Сценарист придумывает историю. Режиссер из этой истории делает фильм. А герои этой истории – артисты. Они изображают то, что написал сценарист и придумал режиссёр.

Шимми задумался и мечтательно улыбнулся:

– А я бы мог стать артистом в мультике?

Кукла Света прищурилась:

– В артисты – кого попало – не берут! Это талант нужно иметь. У тебя есть?

– Что? – уточнил Шимми, потому что не знал, что такое талант и где его можно найти.

– Талант у тебя есть?

Шимми задумчиво почесал ушко. Врать он не умел:

– Нет у меня таланта. Было только ушко в кармашке.

– Ушко не в кармашке, а на голове бывает. Ага! – кукла Света наконец-то заметила, что у Шимми одно ухо – с тобой всё понятно. Талант – это когда у тебя получается то, что у других не получается. Они стараются, мучаются – но всё напрасно!  А у кого есть талант – приходят и  – бац! – у них все само получается лучше всех.

Шимми с сомнением слушал куклу Свету. Это только в сказках – бац! – и все само получается.

– А если что-то не получается, можно этому научиться, наверное? – спросил Шимми.

Но кукла Света продолжала тараторить:

– Вот, например, у меня есть талант. Я пою.

– Никогда не слышал, – заинтересовался Шимми, – Спой что-нибудь!

– Ты что! Я про себя пою, а не вслух. Куклам нельзя петь вслух.

– А почему ты тогда решила, что у тебя талант? – удивился Шимми.

– Ах так? Ты мне не веришь?! – обиделась кукла Света и отвернулась.

В эту ночь Шимми приснилось, как он стал артистом в мультике. Героями были Фоксик, Зебра, Панда и даже порванный сапог. Но у Шимми была главная роль. И как будто этот мультик увидели по телевизору девочка Аня и её мама.

– Это случайно, не тот бедный мишка с одним ухом из магазина? – спросила мама Аню, – Как жаль, что мы его тогда не купили!

 

Красное платье

А Леночка вовсю готовилась к поездке на Поле Чудес. Оставалось три дня до отъезда в Москву. Кукла Света уже рассказала Шимми, что Поле чудес – это передача по телевизору, где нужно отгадывать буквы, передавать приветы и получать подарки. Но дарить тоже нужно. Над этим вопросом и мучилась Леночка. Что может подарить передаче Поле чудес проводница поезда? Когда к ней пришла её подружка Ксюша, Леночка её так и спросила:

– Ну что, что может подарить ведущему Поля чудес проводница поезда?

– Ты сама  себе и ответила! – сказала умная подружка Ксюша, – Конечно, форму проводника поезда!

Шимми считал подружку Ксюшу умной, потому что она была в очках и не красила губы яркой помадой.

Леночка обрадовалась и бросилась обнимать Ксюшу.

– А теперь главный момент – я сейчас тебе покажусь в своем супер платье! – и Леночка пошла переодеваться.

Её долго не было, а когда она зашла в комнату – красного платья на ней не было, но зато красными были глаза и нос.

– Ты чего? Где твое супер-платье? – удивилась Ксюша.

Леночка села на диван и разрыдалась. Оказалось, что Леночка поправилась, и в платье не влезала. Это была трагедия. Так говорила Леночка. Шимми уже знал это слово. Это когда кино или спектакль с несчастливым концом, и все плачут. Шимми представил, как вся передача Поле чудес рыдают над Леночкиным платьем.

– У тебя два пути, – сурово сказала Ксюша, – или худеть, или покупать новое платье.

– Но а… – всхлипнула Леночка.

– Но за три дня ты не похудеешь, даже если вообще откажешься от еды! – перебила Ксюша, – так что иди, умывайся – и в магазин!

Оставшиеся дни Леночка ходила по магазинам в поисках платья. Оказалось, это не так просто – найти красное платье, которое было бы супер-платьем.

Наконец, Леночка пришла из магазина довольная и с большими пакетами. Вскоре подошла и подружка Ксюша, чтобы посмотреть на платье. Леночка была очень хороша. Шимми удивился, как платье может изменить человека.

– Шикарно! – сказала подружка Ксюша, – Только оно, не сказать, что красное. Скорее, бордовое!

Всю ночь Леночка проплакала. А рано утром засунула Шимми в рюкзачок, застегнула молнию, и они отправились в Москву, на передачу Поле чудес.

 

Поле чудес

Всю дорогу Шимми просидел в закрытом рюкзачке. И в поезде, и в дороге на телестудию, и на собрании,  когда ведущий рассказывал, как нужно себя вести на съёмке. И только, когда он услышал голос: «Третья тройка в студию!» – Леночка достала Шимми из рюкзачка и три раза поцеловала.

Игра «Поле чудес» заключалась в том, чтобы крутить барабан и отгадывать букву. Ведущий  – веселый дядя с грустными голубыми глазами и большущими белыми усами – объявил задание: кого, по поверьям, нужно первого запустить в новый дом? Леночка была третьей в этой тройке игроков. Она не выпускала Шимми из рук. В зале было много людей, а свет так слепил глаза, что Шимми зажмурился. Первым оказался фермер из Псковской области. У него была настоящая страусиная ферма. Перед тем, как крутить барабан, он стал рассказывать о себе, а потом объявил:

– Подарок в студию!

В студию вывели огромную диковинную птицу с длинной шеей, длинными ногами, красным клювом и глазами навыкате. Шимми догадался, что это и есть чёрный африканский страус, про которого рассказывал фермер. Зал ахнул. Страус огляделся, увидел на столике пироги, караваи и огурчики, которые надарили ведущему игроки, и начал их быстро пожирать. Зал стал смеяться и аплодировать. Фермер покраснел и бросился к страусу. От всего этого шума и света страус испугался и стал с огромной скоростью носиться по студии, снося всё на своем пути  и оставляя на полу чёрные лепёшки. Люди с первых рядов начали убегать. Кто-то лёг на пол и закрыл голову руками. Ведущий всё время кричал: «Успокойтесь! Всё это вырежут!», но никто его не слушал. Наконец, прибежали какие-то люди и с трудом увели страуса, Ведущий вытер пот со лба и сурово спросил фермера:

– Вы назовёте букву?

– Твёрдый знак, – сказал взмыленный фермер, и лицо его покрылось красными пятнами.

По залу раздался смешок и вздох облегчения. Следующими по очереди крутить барабан были Славик и Любаша. Они так представились. Они приехали из далекого края – Дальнего Востока. На самом краю нашей большой страны, на берегу Японского моря есть такая бухта Витязь. Там почти никто не живёт. Славик работает там водолазом – достаёт со дна моря гребешки и трепанги. Так как в зале никто не знал, что это такое, Славик объяснил, что это очень вкусные и полезные морепродукты. Он махнул рукой – и в студию принесли огромные стеклянные банки с этими гребешками и трепангами. Шимми удивился – а для кого же Славик достаёт с морского дна эти морепродукты, если никто даже не знает, какие они на вкус. Любаша была медсестрой, и они со Славиком только поженились.

– Поездка на Поле чудес – это наше свадебное путешествие! – сказала Любаша, – я первый раз в Москве, на игре Поле чудес, которую я обожаю! Передаю привет мамочке, – она помахала рукой, – нашему классу сорок четвёртой школы и Сергею Михайловичу!

Ведущий поднял брови от изумления:

– У Вас свадебное путешествие на Поле чудес? Как это мило! Мы хотим вас поздравить! Подарки в студию!

В студию вынесли стиральную машинку. Любаша взвизгнула, поцеловала Славика и захлопала в ладоши.

– И как мы её потащим домой? – буркнул под нос Славик, но Любаша дёрнула его за рукав.

– Крутите барабан! – сказал ведущий, когда утихли аплодисменты.

Любаша взялась за ручку, но не крутанула барабан, а покраснела и робко сказала ведущему:

– У меня было две мечты в жизни! Потрогать Ваши усы и посмотреть Эрмитаж!

Ведущий опешил, погладил усы:

– Пожалуйста, трогайте, очень рад!

Любаша подбежала, дотронулась одним пальцем до усов, вернулась на свое место и только собиралась крутануть барабан, как ведущий поднял указательный палец:

– Поле чудес – волшебная передача, исполняющая мечты! Мы дарим вам поездку в Петербург, в Эрмитаж! Пусть ваш медовый месяц запомнится вам навсегда!

Шимми знал, что Эрмитаж – это огромный музей–дворец, главный музей страны. А вот слова ведущего о медовом месяце не выходили у него из головы. Шимми задумался – как месяц может быть медовым? Месяц, конечно, желтый, иногда прямо медового цвета. Но он же не из меда сделан, это Шимми знал точно. А если это название цвета – медовой, то всё равно Шимми не понимал, почему этот месяц принадлежит Славику и Любаше. Неужели Поле чудес такая волшебная передача, что может даже месяц подарить?

Пока Шимми размышлял о медовом месяце, Любаша уже крутанула барабан и готовилась сказать букву. Зал затих. Она вопросительно посмотрела на Славика, но тот легонько толкнул ее в бок: «Давай сама!».

– Буква «и», – сказала Любаша, и по залу прошёл гул разочарования.

– Ты что имела в виду? – ехидно шепнул Славик.

– Да ну тебя! Сам бы говорил! – буркнула Любаша.

– Нет такой буквы! – сказал ведущий и посмотрел на Леночку, – Как Вас зовут? Расскажите о себе!

Леночка ещё крепче прижала к себе Шимми. Она рассказала, что работает проводницей в поезде и подарила ведущему форму проводника. Ведущий попросил разрешения примерить потом, а сейчас только накинул на плечи пиджак под аплодисменты зала.

– А что это у Вас в руках? – спросил ведущий, глядя на Шимми.

– Это мой талисман! – гордо сказала Леночка, – Он приносит мне удачу! – и подняла Шимми повыше, чтобы все увидели.

– А почему у него только одно ухо? Это авторский дизайн? – пошутил ведущий, и зал засмеялся.

Шимми не знал, кто такой Дизайн, но понял, что смеются над ним. Ему стало так неловко, что он хотел по привычке зажмуриться, но подумал, что это неудобно – ведь все на него смотрят.

– Нет, кто-то оставил его в поезде. А когда я взяла его в руки, мне именно в этот момент пришла смс-ка, что меня приглашают на Поле чудес!

Зал зааплодировал, а ведущий воскликнул:

– Значит, Вам непременно сегодня повезёт! Крутите барабан!

Леночка крутанула барабан, и он остановился так, что стрелочка показывала на изображение ключей.

– Сектор, ключ от машины! – объявил ведущий под завывание зала.

В студию вынесли две шкатулки. В одной лежали ключи от новенькой машины, которая сверкала прямо здесь, в студии. В другой шкатулке тоже лежали ключи, но они к этой машине не подходили. Леночке предстояло выбрать шкатулку, в которой лежали ключи именно от машины в студии. Леночка прижала к себе Шимми, три раза его поцеловала, посадила на барабан и пошла выбирать шкатулку. И ключ подошёл! Машина открылась! Что тут началось! Леночка прыгала от счастья, зал гудел. Шимми так обрадовался, что он не подвёл Леночку! Он справился со своей задачей приносить удачу! А дальше произошло то, что Шимми не сразу понял. Под бурные аплодисменты Леночка с ключами от машины покинула студию, а Шимми остался сидеть на краю барабана.

– Крутите барабан! – сказал ведущий страусиному фермеру.

Фермер со всей силой крутанул барабан, и Шимми упал на пол. Но никто этого не заметил.

– Кошка! – сказал фермер.

– И Вы угадали! – воскликнул ведущий, – Но зачем Вы сказали сразу всё слово? У Вас совсем мало очков!

– А ну его! – махнул рукой фермер. Он, видно, ещё не пришёл в себя после выходки невоспитанного страуса.

Съёмку приостановили. Шимми продолжал лежать на полу, разглядывая лакированные туфли Славика. Тут он увидел, как над ним склонилась Любаша. Она взяла Шимми, оглянулась по сторонам, засунула его в свою сумочку и стала теребить Славика за рукав:

– Смотри, что у меня! Эта везучая проводница слиняла, а талисман свой бросила. А зачем он ей уже! У неё теперь машина. А нам так очень пригодится! Всё должно быть по справедливости!

– Ты что? А вдруг она вернётся за ним? – испугался Славик.

– Прям! Она от радости, небось, и своё имя не вспомнит. Нечего бросать свой талисман где попало! – ответила Любаша и наглухо застегнула сумку.

Шимми опять оказался в темноте. Он был уверен, что Леночка сейчас вернётся и обязательно будет его искать. Но что мог сделать плюшевый мишка, спрятанный в сумочку!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЯТАЯ ЧАСТЬ

ЭРМИТАЖ

 

Славик и Любаша

Прямо из студии Любаша и Славик поехали на вокзал, на поезд в Санкт–Петербург. Передача «Поле чудес» исполнила мечту Любаши посмотреть Эрмитаж.

В поезде Шимми, наконец, вынули из сумочки и посадили на столик у окна. У Шимми теперь было время всех рассмотреть. Славик был похож на белого медведя – огромный, чуть сутулый, с длинными руками, а волосы, брови, ресницы – всё белое. Любаша – маленькая, пухленькая, с тоненьким хвостиком на макушке, еле доставала Славику до плеча.

«Неужели я буду теперь жить в далёкой бухте Витязь?» – думал Шимми, и что-то неприятно заскреблось в животике. Он уже как-то привык к Петербургу и считал его своим родным городом. Он полюбил эти маленькие пыльные дворики, каменные набережные и необычные памятники, исполняющие желания. Здесь его магазин, здесь он встретил Шелли, здесь живёт девочка Аня. Да, Шимми не мог забыть эту кудрявую девочку в белоснежной шубке! Он видел её всего несколько минут, но каждый день вспоминал  – то её ямочки на щеках, то звонкий голосок, то голубые глаза, наполненные до краёв слезами, когда мама уводила её из отдела мягких игрушек.

Славик и Любаша всю дорогу молчали. Шимми даже удивился – исполнилась мечта Любаши, она едет в Эрмитаж! Она должна плясать от радости – а сидит хмурая, кусает и кривит губы, делает вид, что ей очень интересно, что за окном. А за окном маленькие лесочки и поля, иногда мелькают станции – ничего особенного. Славик уткнулся в телефон и все время нажимал на кнопочки. Иногда довольно шептал: «Йес!» Так молча и доехали до Петербурга, молча сели в автобус и молча доехали до Эрмитажа. В Эрмитажном дворике, перед входом в музей, Славик и Любаша сели на скамейку. Любаша сняла туфли, а Славик достал из сумки бутерброды. Любаша сурово посмотрела на Славика и сказала:

– Ну что, доволен? Из-за тебя проиграли.

Славик поперхнулся, закашлялся и возмущённо ответил:

– Чего?! Это я, что ли, сказал «и-и-и»? Какая муха тебя укусила? Верблюду понятно, что это была кошка!

У Шимми в голове всё спуталось от этого зоопарка – верблюд, кошка и муха в придачу. Теперь он догадался, что Славик и Любаша не разговаривали друг с другом из-за того, что проиграли на Поле чудес. Хотя как посмотреть! Им и подарки подарили, и мечту попасть в Эрмитаж – исполнили. Но Любаша разозлилась не на шутку:

– Если верблюду было сразу понятно, тогда почему верблюд сам не назвал букву?

– Хотел тебе приятное сделать. Ты же приветы передать хотела. Кстати, я не верблюд!

Любаша резко засунула ноги в туфли и встала со скамейки:

– Сделал приятное? Молодец! Да ты просто решил спихнуть всю ответственность на меня, слабую женщину! Так мужчины не поступают! Ещё и попрекает!

Славик стал оправдываться:

– Это же ты попрекаешь, я и слова не сказал. Зато – вот, в Эрмитаж приехали! Ты ж мечтала!

– Я мечтала, что выйду замуж за нормального парня! Вот сам в свой Эрмитаж и иди!

Любаша схватила свою сумочку, развернулась и почти побежала из Эрмитажного дворика. Славик долго смотрел ей вслед, потом вздохнул и доел бутерброд. Шимми выглядывал из сумки и почувствовал на себе взгляд Славика. Славик взял Шимми и пробурчал:

– Ещё и чужой талисман стащила! – и положил Шимми на скамейку. Потом встал и пошел  из Эрмитажного дворика вслед за Любашей. Шимми остался лежать на скамейке. Прав был счастливый грифон. Он так и говорил – как только желания исполняются, про них тут же забывают и начинают желать что-то новое, – подумал Шимми.

 

Эрмитажные коты

Так Шимми опять остался один. Он лежал на скамейке Эрмитажного дворика и наблюдал, как мимо него туда-сюда ходили люди. Никто не обращал на него никакого внимания. Припекало солнышко. Шимми, устав думать про Славика с Любашей, незаметно уснул. Проснулся он от того, что его куда-то тащили. Шимми сначала подумал, что видит сон, как рыжая кошка утащила его из магазина. Он хотел ущипнуть себя за ушко, но оно, действительно, было в зубах кошки! Только не рыжей, а серой с полосками. И не в магазине, а в Эрмитажном дворике.  «Дежавю», – подумал Шимми. Он слышал это словечко от Фёдора. Так называют то чувство, будто что-то подобное уже когда-то было.

 Кошка быстро бежала, и перед глазами Шимми мелькали лабиринты  коридоров, закутков и лестниц. Наконец, она остановилась и выпустила Шимми из зубов. Шимми оказался в подвале. Но совсем не в таком, где он жил со стаей бродячих собак. Этот подвал был светлый, чистый и теплый. Вдоль стены стоял длинный ряд мисочек. Подвал этот населяли кошки. Они лежали, сидели и бродили по подвалу как у себя дома. Шимми попал в настоящее царство кошек! Серая кошка с полосками хвастливо спросила большого чёрного кота, который к ней подошёл:

– Рубенс, смотри, как тебе моя добыча?

Черный кот прищурился:

– Матильда, а что Тихон скажет? Ты тут служишь, чтоб крыс ловить, а не тащить со двора что попало.

Матильда испуганно зыркнула по сторонам.

– Я не что попало! – сказал Шимми. – Разрешите представиться, Шимми, плюшевый медведь.

Кошки рассмеялись.

– Разрешите представиться! – передразнил чёрный кот Рубенс, – служители Эрмитажа, специалисты по очистке музейных подвалов от крыс. В народе нас называют эрмиками.

– Эрмики? Вы не шутите? – удивился Шимми, – Вы, правда, работает в Эрмитаже?

– У нас и паспорт есть. И медицинская карточка. Всё, как у людей! – с гордостью сказал Рубенс.

– И вы каждый день ловите тут крыс? – спросил Шимми и с опаской осмотрелся по сторонам.

Рубенс фыркнул:

– Да их тут уже давно нет. Они чуют наш запах и больше сюда носа не показывают. В большом кошачьем подвале живёт шестьдесят кошек. Вот раньше, в восемнадцатом веке – тогда да, нашим коллегам приходилось пахать. А теперь наша работа непыльная – просто тут жить. Нас за это и лечат, и кормят. Ой, уже одиннадцать, на завтрак опоздаю!

Рубенса как ветром сдуло. Шимми увидел, что кошки выстроились в ряд около мисок, как солдаты на параде. В подвал пришла женщина и стала раскладывать по мискам корм. Шимми на всякий случай спрятался за трубу. Коты поели и разлеглись вверх животами. Женщина подходила к каждому и гладила их – кого за ушком, кого по животику. Учащий гул заполнил подвал. «Как тут мило!» – была последняя мысль Шимми от созерцания этой картины. Потому что в следующую секунду он испытал только боль и ужас. Его ухо оказалось в зубах Матильды, а за лапы сильно тянул тощий рыжий кот.

– Это моё! – шипела Матильда, – не отдам!

Тощий рыжий кот продолжать тянуть Шимми в свою сторону. Шимми испугался, что сейчас лишится своего единственного уха, и крикнул:

– Друзья, пожалуйста, не ссорьтесь! Не рвите меня на части! Я буду дружить со всеми!

Вокруг стали собираться кошки. На шум приковылял  большой старый кот, серый с белыми пятнышками.

– Тихон! – раздался шепот, и кошки  расступились. Матильда и рыжий тощий кот выпустили Шимми из зубов.

Тихон подошел и внимательно посмотрел на Шимми. Потом замахнулся лапой на тощего рыжего кота – тот боязливо пригнул голову.

– Что за кавардак вы тут устроили? А ещё музейные работники! Кому-то в подворотню захотелось? – тихо, но строго спросил Тихон. Он был совсем без зубов, поэтому его язык время от времени  вываливался изо рта.

Матильда стала оправдываться:

– Это моя добыча! А этот рыжий Ван Гог совсем совесть потерял, отнимает…

– Ша! – прервал её Тихон.

Он осторожно взял Шимми за многострадальное ухо и понес его куда-то по коридорам и лестницам.

Тихон

Тихон остановился в закутке под лестницей, аккуратно посадил Шимми на пол и с трудом отдышался. Шимми с интересом разглядывал Тихона, которого все так боялись. Он немного поколебался и решился спросить:

– Тихон, а почему Вас все слушаются?

Тихон высунул язык, как будто дразнился. Но Шимми понял –  это от того, что у Тихона совсем не было зубов.

– Я служу в Эрмитаже дольше всех – уже двенадцать лет. И я тут главный. Учу их уму-разуму. Меня даже на юбилейный календарь фотографировали. На парадной лестнице, куда простых смертных котов не пускают.

– Так вы вожак стаи? Я жил в стае бродячих собак, и там вожак был самый большой и сильный пёс, а Вы… – Шимми замялся, подбирая слова, чтобы не обидеть Тихона.

Тихон усмехнулся:

– Не стесняйся, говори как есть! А я старый и больной?

Шимми понял, что задал бестактный вопрос и зажмурился:

– Я не хотел…

– Да брось! – перебил Тихон, – Что есть – то есть. Я понял твой вопрос. Понимаешь, собаки – примитивные животные. У них кто сильнее – тот и прав. А коты – существа возвышенные. Есть сила – поважнее силы лап и зубов.

– Сила духа? – попытался угадать Шимми.

– Про духов – ничего не знаю. Не люблю я эти разговоры. Просто меня уважают и всё. Я сюда приполз со сломанным позвоночником – под машину попал. Мне сделали операцию, выхаживали. Должен же я добрых людей отблагодарить? Вот и навожу тут порядок, чтобы все хорошо работали. Ты мне скажи, что с тобой-то делать? Ты как тут оказался?

И Шимми рассказал Тихону свою историю. Рассказ получился таким долгим, что на улице уже стало смеркаться. Тихон оказался очень благодарным слушателем. Он не перебивал, только качал головой и иногда высовывал язык. Когда Шимми закончил, Тихон сказал:

– Да, тебе тоже пришлось хлебнуть! Знаешь, тебе к людям нужно, в семью с детками. Я-то как собак этого боюсь. Меня один раз отдали «в хорошие руки» – так я им такую жизнь устроил – мигом меня в мой любимый Эрмитаж вернули. А ты игрушка, другое дело!

Шимми не знал, хочет он в семью или нет. Он уже не был тем наивным плюшевым мишкой, которого только что сшили на фабрике. Он уже знал, что и семьи, и люди, и дети бывают разными. Была только одна девочка, при мысли о которой у него сжималось сердечко.

– У меня есть план! – прервал его размышления Тихон, – Проберусь потихоньку в Египетский зал и там тебя оставлю на виду. В Египетском зале работает одна сердобольная смотрительница – она точно тебя в хорошую семью пристроит.

– А кто такая смотрительница? И почему она работает, если у неё сердце болит? И что такое Египетский зал? – Шимми засыпал Тихона вопросами.

Тихон заулыбался – и язык опять вывалился изо рта:

– По порядку. Египетский зал – это зал Эрмитажа, где всё про Древний Египет – мумии, всякие божества и древние предметы. В общем, там не так скучно, как в зале с одними картинами. Смотрители – это тётеньки и бабушки, которые сидят в зале и смотрят, чтобы никто не безобразничал в музее. А сердобольным называют человека, у которого за другого сердце болит. В общем, жутко добрая эта смотрительница, котов жалеет – из дома колбаску приносит, угощает. Вот сейчас музей закроют, и я тебя отнесу в Египетский зал. А утром смотрительница придет на работу, увидит тебя и заберет. Наверняка у неё дома внуки имеются. И Шимми с Тихоном стали дожидаться закрытия Эрмитажа.

 

 

Ночь в Египетском зале

– Пожалуй, не брошу тебя одного! Бррр… Страшноватенько тебе там будет! Придется с тобой провести ночку в египетском зале, – сказал Тихон, когда все посетители и смотрители покинули Эрмитаж, – Или ты любишь ужастики?

– Нет-нет, не люблю я ужастики! – поторопился сообщить Шимми, вспомнив один ужастик, который он видел у Леночки по телевизору. Он тогда в самый страшный момент зажмурился и до конца фильма глаза не открывал. А кукла Света мужественно досмотрела всё до конца.

Пробраться в египетский зал оказалось нелёгким делом, но Тихон знал, как обойти сигнализацию. Шимми попал в огромный зал со стеклянными витринами и скульптурами.

– И что тут такого страшного? – удивился Шимми.

– Пойдем, покажу! – прошептал Тихон и подвёл Шимми к большому стеклянному футляру. Там лежал иссохший мертвец – скелет, обтянутый почерневшей кожей. Голова его была немного повернута набок. Он чуть закусил верхнюю губу. Шимми захотел зажмуриться от страха, но любопытство пересилило:

– Кто этот мертвец? Почему он тут лежит? Он настоящий или это скульптура?

Тихон усмехнулся:

– Я тут экскурсоводов наслушался, но, может, чего-то напутаю. Этот жрец умер три тысячи лет назад. Его зовут Па-ди-иста.

– А кто такой жрец? Он был обжорой?

Тихон хихикнул:

– Жрец в древнем мире – это особый человек, служитель Бога. Древние  египтяне боялись гнева богов, думали, что боги видят все их поступки – и хорошие, и плохие. А жрец был как бы связной между людьми и богами. Понимаешь?

Шимми задумался:

– Нет, не понимаю. Если он умер три тысячи лет назад в Древнем Египте, что он делает здесь, в Эрмитаже?

– А, так это мумия! Древние египтяне умели умерших так сохранять – в виде мумии. Они же верили в загробную жизнь. Считали, что если сделать мумию – то этого человека ждет бессмертие.

От всех этих разговоров Шимми стало не по себе, он прижался к Тихону и тихо сказал:

– По-моему, этот жрец не в восторге от того, что здесь лежит. Посмотри, как он злобно ухмыляется. Может, пойдём от него подальше?

И они пошли дальше по залу. Шимми остановился около огромной каменной скульптуры и стал разглядывать – вроде как женщина, а голова львицы. Он посмотрел на Тихона:

– Но это, надеюсь, скульптура? На грифонов чем-то похоже.

– Тише! – зашептал Тихон, – ещё обидишь богиню таким сравнением! Это Сохмет, богиня войны и солнца. Говорят, что однажды она задумала уничтожить весь род человеческий, выпив его кровь. Тогда боги дали ей выпить пива, подкрашенного в красный цвет. Сохмет выпила, запьянела и забыла о своем…  Ой! Что это?

Тихон и Шимми не верили своим глазам и от ужаса не могли пошевелиться. На коленях богини Сохмет стали проступать капельки красноватой жидкости. Постепенно капельки образовали целую кровавую лужицу. Оцепеневший Шимми пришёл в себя от того, что Тихон огрел его лапой с криком: «Бежим отсюда!».

Добежав до конца зала, они встали отдышаться:

– Это я рассердил богиню Сохмет своими словами про грифонов? – спросил Шимми.

– Не, я только собирался тебе рассказать. Смотрители говорят, что раз в году в полнолуние на коленях богини Сохмет появляется кровь. Кто-то говорит, что это бывает перед плохими событиями.

– Как это может быть? Ведь она каменная! – удивился Шимми.

– Это тайна. В древнем Египте много тайн. Ой, да я вижу, ты утомился! – сказал Тихон, увидев, как Шимми украдкой зевнул, – Пойдем где-нибудь тут устроимся поспать, завтра у тебя трудный день!

Режиссёр Ефим Борисович

Шимми проснулся от того, что кто-то тряс его за лапы. Он с трудом разлепил глаза и увидел всклокоченного Тихона.

– Ну, наконец-то проснулся! Здорово ты ночью перепугался, спал как убитый. Давай скорей прощаться, мне пора отсюда линять!

– Спасибо тебе, Тихон! – грустно сказал Шимми. Он так устал все время прощаться с теми, к кому только начал привыкать!

– Да ладно, удачи тебе! – подмигнул Тихон. Он взял Шимми и положил его прямо на стул, где сидят смотрители, – Здесь тебя точно заметят!

Шимми остался один и стал ждать открытия музея. Вскоре в зал зашла  смотрительница – видимо, та сердобольная, про которую рассказывал Тихон. Она положила на стул свою сумочку и в эту минуту заметила Шимми. Удивлённо подняла брови, долго копалась в сумочке, достала оттуда очки и принялась его разглядывать. Потом взяла Шимми и пошла в соседний зал к другой смотрительнице:

– Валь, смотри, какой плюшевый мишка! Кто-то из посетителей оставил. Куда его?

– Подожди, может, сегодня за ним вернутся! Если не придут – возьми себе, выкидывать-то жалко! – сказала вторая смотрительница.

– Куда мне? Ты же знаешь, внуков у меня нет, одни кошки в доме.

В это время зал стал заполняться посетителями, и смотрительница пошла на свое рабочее место. Она так и сидела с Шимми в руках. Встала только один раз, когда кто-то попытался сделать селфи с мумией жреца Па-ди-иста. Оказывается, от вспышки фотоаппарата мумия может испортиться, и фотографировать в египетском зале категорически запрещено. Шимми с интересом наблюдал за посетителями. Днем египетский зал уже не казался таким страшным, как ночью.

Неожиданно зал наполнился детскими голосами – это школьники пришли на экскурсию. Они бегали по залу, толкались и показывали пальцами на мумию. Когда к ним подошла экскурсовод, они облепили её и стали внимательно слушать. Ещё бы! Она так интересно и понятно рассказывала, что Шимми сам заслушался. Экскурсоводом была молоденькая симпатичная девушка с длинными чёрными волосами и в круглых очках. Её звали Диана. Шимми так увлекся её рассказом, что не сразу заметил странного мужчину, который также с большим интересом слушал лекцию экскурсовода. Он был небольшого роста, совершенно лысый, с кучерявой бородкой и тоже в круглых очках. Но странность его, конечно, не в том, что он лысый и с кучерявой бородкой –  а в том, КАК он слушал. Как будто исподтишка, стараясь не показываться на глаза. Его странное поведение, видимо, насторожило и смотрительницу. Подозрительно щурясь, она внимательно наблюдала за мужчиной. Когда экскурсовод Диана предложила детям пройти в следующий зал, мужчина испуганно спрятался за статую богини Сохмет и вышел оттуда только тогда, когда Диана с детьми ушли в соседний зал. Тут уже смотрительница не выдержала  – подошла к нему и спросила в упор:

– Мужчина, от кого вы тут прячетесь?

Странный мужчина покраснел, как ребёнок, которого уличили в том, что он съел банку варенья перед обедом. Потом прижал руки к груди и сказал:

– Не волнуйтесь, я сейчас всё объясню! Понимаю, что всё это выглядит по-дурацки со стороны. Сейчас… – он достал из портфеля какую-то маленькую книжечку и протянул её смотрительнице, – Я режиссёр, работаю на киностудии «Ленфильм», меня зовут Ефим Борисович.

Смотрительница внимательно изучила книжечку, потом придирчиво оглядела Ефима Борисовича с ног до головы и сказала:

– Очень приятно! Только не понятно – если вы режиссёр, почему вы тут всё выглядываете и прячетесь? У нас съёмки запрещены.

Ефим Борисович от  волнения стал усиленно протирать свои круглые очки:

– Я всё, всё объясню. Понимаете, неудобно об этом даже и говорить. Дело в том, что Диана – моя дочь.

– Дианочка ваша дочь? – недоверчиво переспросила смотрительница. – Так что ж вы к ней не подошли?

– В том-то и дело, что не хочет она со мной общаться. Я очень виноват перед ней. Понимаете, когда Диана была маленькой, мне предложили работу в Америке. Интересную и важную работу. От такого не отказываются! Потом так получилось, что я в Америке задержался. А когда вернулся – Диана стала совсем взрослой.  Она мне не простила, что я бросил её маленькой. Понимаете, а я не бросал, просто обстоятельства так сложились!  Я всё время думал о ней, посылал подарки. И вот теперь иногда прихожу в Эрмитаж, чтобы посмотреть на неё хоть издалека. Скучаю. Так что вот, я не грабитель и не сумасшедший. Просто отец-неудачник.

Смотрительница зашмыгала носом и смахнула слезу со щеки, чуть не уронив при этом Шимми:

– Надо же как! Она поймет со временем, поймёт и простит, вот увидите!

Тут взгляд Ефима Борисовича застыл на Шимми. Ефим Борисович наклонился над ним, глаза загорелись, а рот расплылся в улыбке:

– Скажите, пожалуйста, это ваш мишка? – и протянул к Шимми руки. Увидев реакцию смотрительницы, он засмеялся, – Вижу на вашем лице крупными буквами: «Он всё-таки сумасшедший!». Сейчас объясню, объясню. Мы собираемся снимать фильм, и по сценарию нужен плюшевый мишка. Можно посмотреть? Смотрительница очнулась:

– Ах, вот что! Да за ради бога, берите! А я не знала, куда его девать. Кто-то из посетителей оставил, – она протянула Шимми Ефиму Борисовичу.

Тот стал рассматривать Шимми со всех сторон и восклицать:

– Хороший, хороший! То, что нужно! А мы и по магазинам, и по знакомым искали – всё не то: то толстые, то худые! И все, знаете, с таким туповатым выражением лица, то есть, морды! А этот – с биографией, с душой. Тот самый персонаж!

– Ну и славно! Так бы, не пойми где, валялся, а у вас в артистах будет. Вы меня извините, мне работать надо, – сказала смотрительница и пошла сидеть на своем смотрительском стуле.

Ефим Борисович положил Шимми в портфель и понёс его на киностудию. Шимми не мог поверить в такой поворот событий. Он будет артистом? Ему дадут роль в настоящем кино? И так бывает, что мечты сбываются? Или опять какая-нибудь рыжая кошка или другая нелепая случайность вытащит его из портфеля режиссёра и выбросит на улицу, в подвал или в мусорный бак?

 

 

 

 

 

ШЕСТАЯ ЧАСТЬ

ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА

 

Киностудия

Шимми благополучно добрался до киностудии в портфеле режиссёра. Когда Ефим Борисович его оттуда достал, на Шимми уставилась крупная черноглазая женщина с короткой стрижкой под мальчика.

– Тамара, смотри, кого я нашёл! – торжественно сказал Ефим Борисович.

Тамара расплылась в улыбке и захлопала в ладоши, как ребёнок:

– Фима, ты гений! Какое чудо! – она принялась рассматривать Шимми со всех сторон, и от неё пахнуло мятными конфетками, – Какая прелесть! Ну, значит – всё, можно начинать съёмки?

Она схватила Шимми, осмотрела со всех сторон и куда-то понесла. Шимми оказался в большой комнате, где было много удивительных кукол. Мальчик с девочкой, русалки, лебеди, леший, богатыри, драконы и даже Кощей Бессмертный. «Наверное, это все артисты, как и я», – подумал Шимми. Ему так захотелось со всеми познакомиться! Как будто прочитав его мысли, перед ним, как из-под земли, возник смешной карлик:

– Вот ты какой, плюшевый мишка Мишутка! Ты где прохлаждался? Из-за тебя съёмки не начинали!

Шимми растерялся, почесал ухо:

– Здравствуйте! Меня зовут Шимми. Я случайно сюда попал и совсем не знаю свою роль. Я вообще ничего ещё не знаю.

– Понятно, – сказал карлик и протянул Шимми руку, – Карлик Гмур! Я тебе всё расскажу, покажу. У меня главная роль.

– Ой, это у кого это тут главная роль? Держите меня за ноги! – раздался насмешливый голосок. Шимми увидел куклу-мальчика. Вид у мальчика был боевой. Он подбежал к Шимми, – Не слушай этого вруна! Я Иван, и весь фильм – про меня. Как я спасал свою сеструху Алёнку. А этот карлик Гмур – гнусный тип!

– Я не гнусный, у меня роль такая… сложная. Не то, что у Ивана-дурака – скачи себе и бегай! А мне сложный персонаж нужно изображать, – возразил карлик Гмур.

– Кто тут дурак? – Иван начал тузить карлика Гмура, но к ним подбежала хорошенькая кукла-девочка с длинной косой и стала их разнимать. Шимми понял, что это и есть та сестра Алёнка, которую должен спасти Иван.

– А ты и есть мой любимый плюшевый мишка, из-за которого мы с Ванькой поссорились? – спросила Алёнка, улыбаясь Шимми.

Шимми посмотрел на Алёнку и удивился:

– Я не знаю, о чём будет фильм. Но ты такая маленькая, меньше меня! Как я могу быть твоей игрушкой?

Алёнка рассмеялась:

– Понятно, тебе не читали сценарий!  Понимаешь, мы – куклы-артисты. Мы будем играть в анимации, ну, в мультике, одним словом. А будут и настоящие люди. Вот Иван и я – мы стали такими маленькими, когда попали в сказочный мир. А в настоящем мире наши роли будут играть настоящие дети. Но у них совсем маленькие роли, потому что почти все действие происходит в волшебном, сказочном мире.

– Значит, я буду играть с настоящими детьми? – догадался Шимми. А когда мне будут читать сценарий?

– Не совсем тебе, но ты тоже послушаешь, – встрял в разговор карлик Гмур, – Завтра! Завтра придут настоящие, – он выразительно посмотрел на Ивана, – НАСТОЯЩИЕ дети Иван и Алёнка, им помреж будет рассказывать сценарий.

– Кто-кто? – переспросил Шимми.

Карлик Гмур, который с удовольствием взялся опекать Шимми, стал подробно объяснять:

–  Помреж – это помощник режиссёра. Если взять начала этих слов – получится помреж. Ты её видел – её зовут Тамара. Кстати, она влюблена в Ефима Борисовича.

– Фу, какой ты сплетник! – возмутилась Алёнка, – Откуда ты знаешь?

– Мы, гмуры – очень древний и мудрый народ! – хихикнул карлик Гмур.

– Входишь в роль? Ну-ну.. – сказал Иван, – Шимми, никого не слушай! Эти киношники – сумасшедший народ. Давайте уже спать, завтра придётся целый день сидеть по струнке, слушать сценарий.

Шимми заснул на удивление быстро, не пришлось даже считать полоски Зебры. Он очень хотел, чтобы поскорее наступило завтра.

Иван и Алёнка

Утром на киностудию пришли девочка Алёна и мальчик Иван с родителями. Они были так похожи на кукол Ивана и Алёнки! Вернее, наоборот, – куклы Ивана и Алёнки были копиями с детей. Теперь Шимми понял замысел режиссёра. В реальной жизни их роли будут играть реальные дети, а в сказочной – куклы-копии.

Детей с родителями встречала помреж Тамара. Она стала всех знакомить. Оказалось, что и в жизни  девочку зовут Алёна, а мальчика – Иван.

– Это совпадение? – засмеялись родители.

– Что вы!  Это концепция Ефима Борисовича. Он гений! – воскликнула Тамара.

Шимми не знал, что такое концепция, но догадался, что Ефим Борисович для чего-то специально так задумал.

– Алёнушка, познакомься со своей любимой игрушкой! По сценарию это будет твой плюшевый мишка Мишутка,  – сказала Тамара и передала Шимми девочке. Алёна прижала к себе Шимми и поцеловала его в носик:

– Какой миленький! А где его второе ушко?

– Похоже, этот мишка прожил бурную жизнь! – улыбнулась Тамара и посмотрела на родителей, – Ну что, вы готовы? Читать весь сценарий мы с вами сейчас не будем. Я буду рассказывать о фильме, а вы можете задавать мне вопросы, если что-то непонятно. Договорились? – Ребята закивали, –  Вот и прекрасно! Усаживайтесь поудобнее!

Алёнка прижала к себе Шимми и приготовилась слушать.

– Фильм называется «Алатырь-камень», – начала Тамара.

Алатырь-камень

–– Действие происходит перед самым Новым годом, – стала рассказывать Тамара, – Семья приезжает на дачу, чтобы встретить Новый год. Мама, папа и двое детей: Иван двенадцати лет и шестилетняя Алёнка. Пока родители разгружают машину, девочка играет в сугробах со своим любимым плюшевым мишкой.

Все посмотрели на Шимми. Он застеснялся и ещё сильнее прижался к Алёнке. Или она прижала его к себе, Шимми не понял.

– Но! – продолжала Тамара, – её брат Иван начинает дразниться и отнимать мишку. Дети ссорятся, и Иван забрасывает мишку далеко за забор. Алёнка плачет. Из следующей сцены мы узнаем, что папа – учёный, который занимается историей древних славян. Он заходит в свой кабинет и застаёт сына за чтением его записей. Иван смеётся над тем, что прочитал – про погибшую Атлантиду и про то, что славяне ведут свой род от атлантов. Иван ссорится с отцом, обижает его, говорит, что эти сказочки и истории сейчас никому не нужны. А, главное – денег на этом не заработаешь. И жалуется отцу, что только у него одного в классе нет айфона.

– А у меня есть!  – хвастливо выкрикнул Иван и показал Тамаре свой телефон.

Шимми, к сожалению, не мог задать вопрос. А то бы он спросил – почему Иван назвал свой телефон айфоном и что в нём особенного, что из-за этого нужно обижать папу.

Тамара усмехнулась и спросила:

– Можно продолжать?

Мама Алёнки подняла руку:

– А не могли бы вы поподробнее рассказать детям про Атлантиду?

– Ой, мы так до ночи будем тут сидеть! – махнула рукой Тамара, – Ну, если коротко, – Атлантида – это мифический остров-материк, который якобы существовал давным-давно в Атлантическом океане, соединяя… ну, чтобы было понятнее, Америку с Европой. И во время землетрясения этот остров-материк был поглощён морем буквально за один день.

– А я видел передачу, – выкрикнул Иван, – там говорили, что Атлантида погибла от столкновения с кометой. И ещё от этой кометы Земля отодвинулась от Солнца!

– Ну вот, – улыбнулась Тамара, - я же говорю – до ночи будем тут сидеть! Давайте я по сценарию продолжу. Короче, Иван довёл папу до сердечного приступа, и мама решила наказать сына. Родители уходят к соседям по даче встречать Новый год, а детей оставляют дома. Иван смотрит телевизор  и зовёт сестру, но… оказывается, что Алёнки в доме нет. Он идёт на улицу и с трудом находит замерзшую сестру у самого леса. В её руках плюшевый мишка, она сопротивляется и кричит, что она Снегурочка. Иван приводит Алёнку домой и сажает греться у печки. А сам разливает бутылку лимонада в два бокала, хочет дать один сестре, оборачивается… и вместо Алёнки видит на полу только лужицу. Внезапно перед Иваном  появляется карлик, который призывает срочно собрать с пола эту воду. Мальчик собирает воду в бутылку из-под лимонада. Карлик объясняет, что Алёнку заколдовал Кощей Бессмертный, и только Иван может её спасти. Карлик из древнего племени гмуров даёт мальчику волшебную горошину, и они оказываются в сказочном мире. Здесь великаны-богатыри и лешие, Девы судьбы, которые плетут нити человеческих жизней и  русалки…

– А русалки будут с хвостом? – перебила Алёнка, – а то я видела кукол-русалок, они просто красивые девочки с длинными волосами.

– Да, – кивнула Тамара, – их можно отличить от людей только по отпечаткам ног. У русалок следы не человеческие, а гусиные перепончатые лапы. Ну, продолжим. Карлик Гмур рассказал Ивану, как расколдовать Алёнку. Нужно добыть лебединую сорочку, полить её водой от растаявшей Алёнки и окропить живой и мёртвой водой. Родник с живой и мёртвой водой находится под Алатырь-камнем, который есть центр всей земли. Сторожит этот камень Змей Горыныч.

– Ясненько! – сказал Иван. А со змеем Горынычем я буду сражаться?

– А как же! – улыбнулась Тамара. И помогли Ивану в этой борьбе три вещи: меч-кладенец, который ему сковали в подземном племени гмуров, лазерная указка, которая завалялась у него в кармане и его занятия в секции ушу.

– Круто! – обрадовался Иван, – Я как раз ушу в том году занимался! Так я  расколдовал Алёнку?

– Расколдовал, да не совсем Алёнка получилась, – сказал Тамара.

Шимми посмотрел на Алёнку – она чуть не плакала:

– Так не бывает!  В сказках всегда хороший конец!

Тамара рассмеялась:

– Ты совершенно права! Но это ещё не конец. Карлик Гмур, который во всём помогал Ивану, – обманул его. Он подменил воду из лужицы от растаявшей Алёнки, простой речной водой. И Иван оживил не сестру, а русалку!

– Какой же он подлый! – воскликнула Алёнка, – А я думала, он хороший!

Шимми тоже так думал. Карлик Гмур показался ему симпатичным.

– Дело в том, что карлик Гмур спасал свой народ. Кощей Бессмертный сказал, что сотрет с лица земли племя гмуров, если ему не достанут девочку по имени Алёнушка возрастом до семи лет, у которой есть брат Иванушка, – рассказала Тамара и, заметив хмурое выражение на лице Алёнки, добавила, – Алёнка, не переживай, всё хорошо закончится! Иван спасёт сестру, и дома они окажутся раньше, чем родители вернутся из гостей.

Мама Алёнки опять подняла руку. Шимми подумал, что в школе она, наверняка,  была отличницей.

– Тамара, а можно глупый вопрос? Почему у вас кукла ведьма – молодая красивая девушка? В сказках обычно это страшные старухи!

– Отвечу словами самой ведьмы, потому что Иван у неё то же самое спросил, – сказала Тамара, – «Да что же они за ведьмы, если не могут сделать себя молодыми и красивыми?!»

Карлик Гмур

В эту ночь Шимми долго не мог уснуть. Всё думал о русалках, гмурах и загадочной Атлантиде. Ещё Шимми думал о своей роли. Она, конечно, совсем маленькая. Но, если бы Алёнка не пошла искать своего плюшевого мишку, не случилось бы всей этой истории!  Значит, его роль была, хоть и маленькой, но важной. Помреж Тамара говорила девочке Алёне, что её роль не большая, но судьбоносная. Шимми не знал этого слова, но понял – это что-то важное, что определяет судьбу. Что такое судьба – Шимми понимал, но не смог бы объяснить словами. Нужно будет поговорить с Девами Судьбы. Они-то точно должны знать, что такое судьба! Шимми искренне верил, что роль артиста – такая же настоящая жизнь, как и жизнь самого артиста. Видимо, не он один так считал, потому что проснулся Шимми от жаркого спора в кукольной комнате.

– Не надо мне зубы заговаривать! – кричал кукольный Иван, – Предатель – он и в Африке предатель!

– А ты считаешь, что я должен был предать свой народ? – возражал карлик Гмур.

– Значит, тебе нужно было мне честно обо всём рассказать! – сказал Иван.

– Ха-ха-ха! – вступила в спор Ведьма, – Иван, а что бы ты ему тогда предложил? Отдать Алёнку Кощею? Других вариантов не было.

– Ну, знаешь, – возмутился Иван, – варианты всегда есть.

– А вот и не всегда! – сказала Ведьма и посмотрела Шимми, – А ты что думаешь?

Шимми растерялся. Он не знал ответа. Ему казалось, что правы все. Разве так бывает?! Ведьма будто прочитала его мысли:

– Так бывает – нужно выбрать. Одно из двух. Это самое трудное дело – выбрать. Особенно, когда не из чего выбирать.

– Слушай, Ведьма, ты меня не путай! Ты специально меня запутала! Гмур – предатель, и никаких вариантов! Пусть он ко мне даже не приближается, а то я ему ноги переломаю! – рассердился Иван.

Шимми подошёл к Ивану и погладил его по голове:

– Ваня, ты прав, ТЕБЯ Гмур предал. А свой народ не предал. Он так выбрал. Думаешь, ему было легко?

Карлик Гмур подбежал к Шимми и пожал лапу:

– Шимми, ты человек! В смысле, спасибо тебе! Ты один меня понимаешь.

После этого спора Шимми и карлик Гмур подружились. А когда Шимми рассказал ему свою историю, карлик Гмур задумался:

– Вот бы такой сценарий написать – про твои приключения и про наш фильм!

 

Девы Судьбы

Съёмки откладывались, потому что ждали снега. Для первых сцен на даче нужны сугробы. Шимми со всеми подружился, только Кощея Бессмертного побаивался и обходил стороной.  Алёнка подружилась с русалками. Они целыми днями танцевали, веселились и шушукались. Их колокольчатый смех будил Кощея, и тот бросал на них злобные взгляды. Иван всё время ссорился с карликом Гмуром и приставал к Змею Горынычу – размахивал мечом и предлагал порепетировать. Змей отмахивался – мол, чешую раньше времени попортишь.  Только Девы Судьбы хранили спокойствие. Они молча вязали белую ажурную шаль и ни с кем не разговаривали. Однажды Шимми решился к ним подойти.

– Уважаемые Девы! – обратился он, ужасно стесняясь, – Вы всё знаете о судьбе! Что это такое?

Девы улыбнулись и переглянулись:

– Никто не может знать, что такое судьба! Никто не должен знать! – сказала первая Дева.

– Судьба движет всеми и управляет всем! – сказала вторая Дева.

– Судьба – это клубок случайностей, которые не случайны! – сказала третья Дева.

Шимми совсем запутался:

– Да–а–а…, наверное, моей плюшевой голове это не понять. Но у меня есть пример. В смысле, вопрос, который не даёт мне покоя.

– Спрашивай! – сказали Девы хором.

И Шимми рассказал Девам про свои сны о плато Путорана. Девы покачали головами и переглянулись.

– В жизни много необъяснимого. Это грустно, – сказала первая Дева.

– В жизни должна быть тайна. Иначе грустно, – сказала вторая Дева.

– Возможно, во снах ты попадаешь в параллельные миры, – сказала третья Дева.

– В какие-какие? – переспросил Шимми, боясь, что не сможет повторить это слово.

– Ты когда-нибудь ездил на поезде? – спросила третья Дева, и Шимми кивнул, – Ты видел рельсы? – Шимми кивнул, – Эти две рельсы – левая и правая – могут когда-нибудь встретиться, пересечься?

Шимми замотал головой:

– Как же тогда колеса поезда по ним поедут? Тогда будет авария!

– Вот! – сказала третья Дева. Потому что эти рельсы параллельные. Так же и миры. Они никогда не могут встретиться, пересечься. Иначе будет авария. Поэтому мы про них ничего не знаем и не узнаем никогда.

– А что тут параллельного в моих снах? Ведь плато Путорана существует в нашем мире. Только где я мог его видеть? – не успокаивался Шимми.

– В жизни много необъяснимого! – повторила первая Дева.

– В жизни должна быть тайна! – повторила вторая Дева.

 

 

 

Телевизор

Прогноз погоды обещал снегопад – так сказала помреж Тамара. Карлик Гмур слышал, что съёмки на даче будут через пару дней.

– Я заберу мишку домой, приведу его в порядок перед съёмкой! – сказала Тамара Ефиму Борисовичу и положила его в свою маленькую сумочку.

Дома у Тамары все стены были увешаны плакатами и фотографиями Ефима Борисовича. Пока Тамара ужинала и смотрела по телевизору новости, Шимми разглядывал плакаты и афиши и загордился, что будет сниматься у такого знаменитого режиссёра. Потом Тамара мыла Шимми шампунем, сушила феном и щекотно причёсывала щеточкой. Посадив его на диван, Тамара сама пошла в ванную. Шимми от скуки поглядывал в телевизор, и вдруг увидел там такое, что ущипнул себя за ушко с мыслью – не попал ли он опять в какой-то параллельный мир? В этой передаче говорили … про него и про девочку Аню. Ведущая передачи сказала:

– Неделю назад мы рассказывали вам о девочке Ане, которая прислала нам на телевидение письмо. Аня увидела в передаче «Поле чудес» плюшевого мишку с одним ушком. Её мама не купила ей этого мишку в магазине, но Аня никак не может его забыть. Аня очень надеется – вдруг взрослой тёте, которая выиграла машину, мишка не нужен, вдруг она захочет подарить этого мишку девочке. Оказалось, что Аня тяжело заболела. Спасти её жизнь может только дорогая операция в Германии. Но у родителей Ани нет таких денег.

Шимми увидел маму Ани, она плакала:

– Понимаете, я так жалею, что не купила тогда этого бедного мишку! Ещё сказала – «Нам бедные не нужны»!  Судьба наказала меня – теперь мы такие же бедные и никому не нужны!

Ведущая продолжала:

– Мы решили провести журналистское расследование. Оказалось, – это невероятная история. Вот что нам удалось узнать про судьбу бедного плюшевого мишки с одним ушком. Мы попытались восстановить цепочку событий. После рекламы смотрите – зигзаги судьбы плюшевого мишки!

Шимми еле дождался, когда кончится реклама. Происходящее на экране телевизора показалось ему более невероятным, чем сценарий фильма «Алатырь-камень». Вот бы сейчас вышла из душа Тамара и увидела эту передачу! Она бы сразу догадалась отдать Шимми бедной девочке Ане! Но Тамара не выходила, а передача продолжалась. На экране появился Степаныч:

– Я работаю охранником в магазине детских игрушек. Этого мишку я нашёл на складе и хотел подарить внуку, – Степаныч волнуется и вытирает платком лоб, – но бес попутал, как говорится, вот. Перепутал пакеты –  с мусором понёс домой, а пакет с мишкой выбросил на помойку, старая моя голова.

На экране – мама Фёдора:

– Мой сын взял из приюта бродячую собаку, ирландского сеттера, – она показывает фотографию Шелли и Шимми, – собака не расставалась с этим плюшевым мишкой. И когда мой сын отправился в экспедицию…   знаете, он путешественник. Да, он взял с собой собаку, ну и мишку тоже. Я же говорю, собака не расставалась со своей игрушкой. Но, вы не поверите, – на вокзале собака встретила своего хозяина! А где теперь плюшевый мишка, мы не знаем.

– Зато мы знаем, куда потом попал наш мишка! – сказала ведущая, – К проводнице поезда! Той самой, что выиграла на «Поле чудес» машину. Она потеряла мишку на съёмках передачи. Тут следы плюшевого мишки теряются. Если кто-нибудь видел этого мишку с одним ушком – пишите нам в редакцию! А теперь о самом главном. После нашего первого  репортажа о девочке Ане – тысячи людей перевели деньги на её лечение!

На экране появляется Аня. Шимми узнал её по голубым глазам. У Ани не стало кудрей до плеч – голова её была побрита. Ямочки на щеках тоже куда-то подевались. Аня улыбалась, и у Шимми защемило сердечко.

– Сейчас операция уже позади, и Анечка возвращается домой. Это вы подарили ей жизнь! А теперь мы покажем…

В эту минуту Тамара, вышедшая из душа, выключила телевизор. Шимми смотрел в потухший экран, не в состоянии шевельнуться. Он ещё долго будет думать о том, что видел и слышал. Но сейчас одна мысль сверлила его плюшевую головку: «Нужно срочно что-то делать! Мне нужно срочно попасть к моей девочке Ане! Но как?»   

Съёмки

Рано утром за Тамарой и Шимми приехала машина, и они отправились загород на съёмки. В дачном посёлке уже собралось много машин и людей. Все они что-то делали, бегали туда-сюда и перекрикивались. Здоровенный мужчина с  огромной камерой смотрел в разные стороны и отдавал приказания. Шимми вспомнил, что рассказывала Тамара Ивану и Алёнке о съёмках, и догадался, что это оператор. Дети Иван и Алёна тоже были на месте. У Шимми разбегались глаза. Ефим Борисович сидел в кресле и что-то записывал. Вся суета продолжалась бесконечно долго, как показалось Шимми. После вчерашней передачи он всё время думал про девочку Аню. И съёмки фильма, которых он так ждал, теперь потеряли для него былое значение. Всё потеряло значение по сравнению с девочкой Аней!

Тамара отдала Шимми в руки Алёнке со словами: «Ничего не забыла?». Алёнка помотала головой и прижала к себе Шимми так сильно, что ему стало немножко больно. Видимо, она волновалась.

Наконец, Ефим Борисович крикнул в громкоговоритель: «Тишина!», и весь гул мгновенно затих.

– Внимание! Приготовились! – скомандовал Ефим Борисович, и оператор стал готовить свою камеру.

У Тамары в руках оказалась дощечка, на которой было что-то написано. Эту дощечку называли хлопушкой. Тамара хлопнула этой хлопушкой прямо перед камерой, и Ефим Борисович крикнул: «Начали!».

Иван, Алёнка с Шимми в руках и актеры, играющие роли родителей, заехали на во двор дачного участка и вышли из машины. Аленка стала играть с Шимми, как будто он топает по сугробам. Шимми как мог, помогал ей. Если было бы можно, он бы сам потопал гораздо лучше, чем это получалось у Алёнки! Тут подбежал Иван и отнял у неё Шимми. Она стала прыгать, пытаясь достать мишку. Но Иван держал Шимми высоко, потом показал язык  и начал дразниться:

– Не достанешь, не достанешь своего дурацкого мишку!

– Сам дурак! Отдай! – отвечала Алёнка.

– Стоп! – закричал Ефим Борисович. Оператор выключил камеру. Ефим Борисович подошёл к Алёне и сел перед ней на корточки:

– Алёнушка! Ты должна говорить Ивану не «сам дурак», а «сам Иван-дурак». Ты забыла текст?

– Какая разница? – спросила Алёнушка, надувшись. – Всё равно слово плохое. Мне мама не разрешает такие слова говорить.

– Правильно! – улыбнулся Ефим Борисович, – ты его не плохим словом обзываешь, а упоминаешь героя русских народных сказок – Ивана-дурака. Понимаешь? Мы же знаем, что Иван-дурак в сказках оказывается самым умным и добрым. Его и называют дураком, потому что он не умеет хитрить, обманывать, наживаться на чужом горе. Понимаешь? 

– Ага! – сказала Алёнка.

Тамара опять хлопнула хлопушкой со словами «дубль два», а Ефим Борисович дал команду «Начали!». Тамара рассказывала ребятам, что дубль в кино – это когда повторно снимается одна и та же сцена. Теперь Аленка сказала всё правильно. Но когда они с Иваном отнимали друг у друга Шимми, Иван случайно попал его лапой Алёнке в глаз. И Аленка заплакала. Ефим Борисович крикнул «Стоп!» и пошёл утешать девочку. Алёнкина мама тоже подбежала, начала вытирать дочке слёзы с сердитым выражением лица. Шимми не понял на кого она сердится – на Ивана, на дочку, или на Шимми. Но он всё равно почувствовал себя виноватым. Ефим Борисович объявил небольшой перерыв, а потом начали снимать третий дубль. На этот раз всё начиналось гладко. Но когда Иван швырнул Шимми за забор, то подбросил его так высоко, что Шимми зацепился за ветку дерева – да так и остался там висеть. Съёмку остановили, потому что Шимми на ветке попадал в кадр. А по сценарию Алёнка должна была отправиться на поиски мишки и заблудиться в лесу. Сначала Шимми пытались сбить с дерева палками. Шимми на всякий случай зажмурился. Это не очень-то приятно, когда тебя сбивают с дерева палкой! Но, на его счастье, они всё время промазывали. Тогда Иван вызвался залезть на дерево. Его мама хотела ему запретить, но Иван махнул на маму рукой и ловко залез на дерево.

Четвёртый дубль остановили после того, как Алёнка сказала Ивану:

– Ты ничего не понимаешь! Мишутка живой, он всё чувствует, он мой лучший друг!

Она сказала это так, как будто читала стишок на утреннике. А по сценарию должна была заплакать. Но Алёнке совсем не хотелось плакать. Она хотела есть. Ефим Борисович вздохнул и объявил перерыв на обед.

В перерыве Ефим Борисович долго разговаривал с Алёнкой.

– Ты представь, как ты любишь своего плюшевого мишку! Ты веришь, что игрушки живые?

– Я уже не маленькая! Я в этом году в школу пойду. Я и в деда Мороза не верю. Я знаю, что это артисты переодеваются! – с гордостью ответила Алёнка.

Ефим Борисович вздохнул и почесал лысину:

– Тогда представь, что это не игрушка, а твой лучший друг. И ему сделали больно. У тебя есть друг?

– А давайте, я ей опять в глаз дам, тут же заплачет! – предложил Иван.

Ефим Борисович с трудом сдержал улыбку:

– Вань, главное правило в кино – чтоб ни одно живое существо во время съёмок не пострадало! А если серьёзно – это очень важно, чтобы зритель почувствовал, как Алёнка любит своего мишку. Только тогда он поверит, что девочка одна ночью пошла в лес его искать.

После всех разговоров снимали пятый дубль. Но до места с Алёнкиными слезами не дошли, потому что, как сказал оператор, «ушёл свет». Шимми не понял, куда он ушёл. Было ещё светло. Но если съёмки будут продолжаться в таком же темпе, то скоро, действительно, стемнеет. Шестой дубль опять был неудачным, потому что Алёнка – вместо того, чтобы сказать: «Мишутка живой, он всё чувствует, он мой лучший друг!» – просто замолчала. К девочке подошла Тамара и погладила её по голове:

– Алён, а когда тебе бывает грустно? Тебе бывает так грустно, что хочется заплакать?

Алёнка задумалась:

– Бывает. Когда мама уходит на работу и оставляет меня с няней. Мама работает до самой ночи. Иногда няня меня укладывает спать. А я всё равно не сплю, жду маму.

Аленка зашмыгала носом. Тамара обняла девочку, и та разревелась. Ефим Борисович быстро крикнул: «Начали!». Этот дубль удался. Алёнка так расплакалась, что её долго не могли успокоить. И только огромная коробка шоколадок в виде разных зверюшек остановила  Алёнкины слезы и вызвала восторг у остальных участников съёмочной группы. Оставшиеся сцены с Шимми в лесу и в доме сняли без приключений. Уезжали уже поздно вечером. Шимми так устал и переволновался за Аленку, что проспал всю дорогу до киностудии. Ему снилась девочка Аня, которая превратилась в русалку, а Шимми её расколдовал.

 

План

На следующий день Шимми рассказал карлику Гмуру о передаче про девочку Аню.

– Ну, дела! – присвистнул Гмур, – Ты становишься знаменитым до выхода фильма на экраны!

– Это ерунда! – отмахнулся Шимми, – Я переживаю за Аню. Я ведь тоже не могу забыть её с того самого дня в магазине. Но я даже представить себе не мог, что она помнит о моём существовании!

– Это потому что она заболела. И сердце её от боли стало совсем мягким, – глубокомысленно произнёс Гмур.

Шимми внимательно посмотрел на карлика Гмура и подумал, что, наверное, и вправду, гмуры – древний и мудрый народ.

– Гмур, ты же мудрый! Помоги! Мне и Ане. Как мне попасть к ней? – спросил Шимми.

Гмур задумался и начал рассуждать вслух:

– Чтобы попасть к девочке Ане, нужно попасться на глаза кому-то, кто видел передачу про тебя и Аню. Понимаешь? Кому-то, кто точно видел эту передачу и кому до всего есть дело!

– Что значит – до всего есть дело? – уточнил Шимми.

– Ну, понимаешь, есть люди, которые неравнодушные. Они переживают за других и любят помогать. О! Я знаю такого человека! – воскликнул Гмур, – Это баба Зина! Она работает на киностудии в Бюро пропусков. Во-первых, она смотрит все передачи по телевизору. А, во-вторых, она такая добрая! Я не удивлюсь, если она перевела свою последнюю пенсию на лечение твоей девочки Ани!

Шимми так обрадовался, что обнял карлика Гмура. Иван подозрительно на них посмотрел. Гмур приложил палец к губам:

– Тише! План такой. Сегодня ночью пойдешь вниз, на первый этаж, где Бюро пропусков. Я тебе нарисую карту. Главное, чтобы тебя увидела баба Зина. А теперь соблюдаем осторожность, Иван  на нас странно косится.

Волшебная сила искусства

Поздно вечером, как только все люди покинули киностудию, карлик Гмур растолкал задремавшего Шимми:

– Пора!

Друзья огляделись по сторонам. Все куклы спали. Гмур подмигнул, и они покинули комнату кукол. В коридоре Гмур развернул лист, на котором была нарисована карта. Он стал показывать Шимми, как добраться до бабы Зины.

– Я могу тебя проводить самую малость. А дальше ты сам. Мне же ещё сниматься! Это ты уже отстрелялся, а у меня главная роль!

Карлик Гмур проводил Шимми до лестницы на второй этаж:

– Ну что? Давай прощаться!

Друзья обнялись и пожелали друг другу удачи. Шимми начал спускаться с лестницы, но остановился, глядя на уходящего карлика:

– Гмур! – робко окликнул его Шимми. Карлик вернулся и вопросительно посмотрел. – Гмур, ты же такой мудрый, всё знаешь! Ответь мне на последний вопрос!

– Конечно! – улыбнулся Гмур, – Давай сядем на ступеньку.

– Скажи, почему так? Девочка Аня сильно заболела, и ей понадобилось много денег на лечение. Но никто ей не помогал. А когда показали по телевизору про неё и меня,  всю эту историю... Ну, ты понял. Вот. Почему только после передачи по телевизору люди стали помогать? – спросил Шимми.

Карлик Гмур почесал нос, покрутил нижнюю губу и посвистел. Потом сказал:

– Ну, во-первых, по телевизору про горе девочки Ани узнало сразу много людей. Но не это главное. Каждый день показывают по телевизору…ну, сам понимаешь. А главное – это волшебная сила искусства!

– Волшебная сила искусства? – удивился Шимми. А это при чём?

– А вот послушай одну историю, и тебе будет понятно, – начал карлик Гмур. Жил-был в Париже один художник. Каждое утро он шёл к себе в мастерскую мимо слепого нищего, который просил милостыню. Но его шляпа всегда была пуста. Никто не бросал в неё монет! Тогда художник взял холст и написал красивую картину с розами. Розы были так прекрасны! А внизу подписал: «Розы зацветут, а я не увижу!». И поставил эту картину рядом со слепым нищим. На следующее утро его шляпа была полна монет!

– Да, – сказал Шимми. И они помолчали. – Я всё понял. Спасибо тебе за всё!

 

Урна

Шимми спустился на второй этаж и начал плутать по коридорам. Сначала он следил за картой, но когда вместо лестницы на первый этаж он упёрся в тупик, – понял, что заблудился. К утру Шимми, наконец, спустился на первый этаж. В это время киностудия начала наполняться людьми. Он спрятался под лестницей. Там-то и нашла его уборщица. Она сгребла Шимми в совок, как какой-то мусор. А потом вынесла и выбросила в урну, которая стояла на улице перед самым входом в киностудию. В эту минуту Шимми во всей полноте ощутил, что такое отчаяние.

Постепенно у входа в киностудию стали собираться дети с родителями. Из их разговоров Шимми понял, что они пришли на кастинг. Он уже знал, что кастинг – это когда актеров отбирают на роль. Или, наоборот, не отбирают. Одним словом, выбирают. Видно, для какого-то фильма нужны дети, и вот сейчас на киностудии их будут смотреть, слушать и выбирать. Мамы детей очень переживали. Дети носились как угорелые, визжали и толкались. Рядом с урной стояла полная девочка и уплетала конфеты. Судя по количеству фантиков, выброшенных в урну, девочке давно нужно было бы вызвать доктора. Но она держалась. Рядом с ней стояла мама и всё время твердила:

– Повторяй за мной! Скажи-ка, дядя, ведь недаром, Москва, спалённая пожаром…

А девочка с набитым ртом отвечала:

– Щас, прожую! – и засовывала в рот новую конфету.

Шимми с интересом следил за девочкой – что она будет делать, когда у неё закончатся конфеты. И не заметил опасности с другой стороны. Веснушчатый мальчишка стал бить по урне палкой и увидел Шимми.

– Ух-ты, чё я нашёл! – радостно закричал он и вытащил Шимми.

В это мгновенье Шимми ощутил удар – кто-то вырвал его из рук мальчика и опять бросил в урну.

– Платон! Ещё не хватало по помойкам грязь собирать! – услышал Шимми сердитый голос и догадался, что это мама веснушчатого Платона.

Шимми стало обидно. Никто ещё не называл его грязью. Он решил спрятаться от всяких мальчиков и их мам – нашёл упаковку из-под мороженого и накрылся ей с головой. Вскоре шум и гам прекратился – детей вызвали на кастинг.

Только он решил в тишине обдумать, что же делать дальше, как в урну упала непотушенная сигарета. Шимми успел отскочить в сторону, но загорелась бумажка из-под мороженого. Шимми видел по телевизору, как пожарники тушат огонь. Он нырнул на дно урны, где валялась бутылка с недопитой водой. Самым трудным – оказалось открутить крышку. Тем более, когда у тебя не руки, а лапы, и черный дым ест глаза. Но опасность придает сил и сноровки.  Главное – не поддаваться панике! Шимми открутил крышку и залил пожар. Огонь ещё пошипел, не желая сдаваться, и потух. Шимми с гордостью посмотрел на лапы – их немного опалил огонь, они стали черными и шершавыми. Но это были лапы настоящего пожарника!  Девочка Аня наверняка бы гордилась им!

Уставший Шимми–пожарник уснул. Разбудил его голос, который показался ужасно знакомым. Шимми высунулся из-под горы не успевших сгореть фантиков и увидел Тамару. Она разговаривала по телефону, стоя прямо рядом с урной.

– Фима, но почему? Нам же было хорошо вместе?  – спрашивала она кого-то в телефон. Потом долго молча слушала и положила телефон в карман. Что-то странным показалось Шимми. Он высунулся ещё больше и увидел, что Тамара плакала. Она доставала из сумочки салфетки, вытирала ими слёзы и бросала в урну. На пятой салфетке она заметила Шимми. Лицо её разгладилось, она посмотрела на него, как на родного, схватила и прижала к себе:

– Боже, Мишутка! Ты как здесь оказался? Что за люди! Будешь жить у меня! Будем ещё вместе с тобой Оскара получать!

Тамара стала оттирать Шимми от сажи салфетками, которые она не успела потратить на утирание слёз. Шимми не был знакомом с Оскаром, но жить у Тамары было намного приятнее, чем в урне. А там он обязательно что-нибудь придумает! Тамара положила Шимми в свою маленькую сумочку, и они отправились на автобусную остановку.

 

Встреча в автобусе

Сумочка у Тамары была такой маленькой, что Шимми высовывался из неё наполовину и с любопытством наблюдал за происходящим вокруг. Когда к остановке подошёл автобус, толпа людей бросилась в открывшуюся дверь. Шимми вцепился в сумочку лапами, чтобы не выпасть. Тамара с трудом пробралась в заднюю часть автобуса, и только тогда Шимми успокоился и с интересом слушал, как объявляют остановки. Он так радовался, что Тамара вытащила его из урны, что ничего не видел вокруг. Неожиданно он заметил на себе чей-то взгляд. Он повернул голову и увидел…   это невероятно, так не бывает!  В нескольких сантиметрах от него стояла и улыбалась Шелли!

– Шелли! – только и смог прошептать Шимми, потерявший дар речи от неожиданности и восторга.

Шелли лизнула его в нос:

– Шимми, миленький, как я по тебе скучала! Ты как? Ты прости, что я тогда… Я дёрнулась, а поезд уже поехал.

– Что ты, я так рад за тебя! Ты нашла своего хозяина Антона?

Тут Тамара засобиралась к выходу. Шимми с отчаянием посмотрел на Шелли. И в это мгновенье Шелли привычным жестом нежно схватила Шимми за ушко и вытащила его из сумочки. Объявили автобусную остановку. Тамара вышла, и двери автобуса закрылись. А Шимми остался с Шелли. Что теперь будет?! Хозяин Антон читал книжку и ничего не замечал. Но на следующей остановке Антон стал убирать книжку в рюкзак и тут-то заметил, что у Шелли в зубах – плюшевый мишка. Он удивлённо воскликнул:

– Шелли, это что такое?

Он хотел отобрать у собаки Шимми, но Шелли ещё крепче вцепилась в мишкино ушко. Тогда Антон подошёл к кондукторше автобуса и только хотел задать ей вопрос, но что-то его остановило.  Кондукторша уставилась на Шелли круглыми глазами с таким выражением лица, как будто нашла огромный клад на старом чердаке заброшенного дома.

– Шелли!!! – выдохнула она.

– Вы знаете мою собаку? – удивился Антон.

– Ну, кто же не знает вашу собаку?! Её же по телевизору показывали! Так вы нашли мишку? А как Анечка себя чувствует?

Антон совсем растерялся:

– Ничего не понимаю! Бред какой-то! Анечка, телевизор, мишка…  И при чём тут моя собака?

– Так Вы ничего не знаете?! – оживилась кондукторша, – садитесь, я вам сейчас всё расскажу!

– Так нам выходить нужно… – пробормотал Антон.

– Ничего страшного! Ради такого дела можете кружок сделать. Послушайте, это важно, речь идёт о здоровье ребёнка! – сказала кондукторша голосом, не терпящим возражений.

Антон послушно сел, и она рассказала ему про передачу – про Шелли и приют для бездомных собак, про Шимми и девочку Аню. Антон слушал и иногда вскрикивал «надо же!» или «с ума сойти!».  А Шимми  не покидало чувство нереальности. Бывает такое ощущение – как будто всё происходит не с тобой, а ты наблюдаешь только со стороны.

Антон пообещал кондукторше, что обязательно узнает на телевидении адрес девочки Ани и отправит ей Шимми в целости и сохранности. Кондукторша даже взяла у Антона номер его телефона.

– Смотрите, я на вас надеюсь! Позвоню и проверю! – сурово сказала она.

Антон поклялся своей любимой собакой Шелли, что прямо завтра этим и займётся.

 

Друзья

Дома Антон отмыл Шимми от сажи и сел за компьютер – смотреть запись передачи про девочку Аню. А Шимми и Шелли могли теперь вдоволь наговориться. Что значит старые друзья! Они понимали друг друга с полуслова! Обоих не покидало ощущение, что они не расставались ни на минуту. Хотя много событий разделяло их встречу. Шимми рассказывал о своих приключениях, а Шелли слушала, затаив дыхание. Шимми вдруг понял – так слушать могут только те, кому ты дорог. Рассказывая свою историю Кактусу, коту Тихону или карлику Гмуру, он видел в глазах только любопытство и вежливое сочувствие. Шелли же сопереживала ему, как будто всё это происходило с ней самой. У Шимми стало так тепло в животике! Он спросил:

– Мы же будем с тобой иногда видеться?

– Мой хозяин умный. Он догадается. Сейчас, вон передачу про нас посмотрит и поймёт, что мы друзья! – уверенно сказала Шелли.

Потом Шелли стала рассказывать. Оказалось, Антон вскоре после отъезда вернулся домой в свой городок – специально, чтобы забрать с собой Шелли. А Шелли в это время бежала по шпалам в Петербург. Шимми грустно вздохнул:

– Ох, как обидно!

– Я сама виновата! – ответила Шелли. Значит, я недостаточно верила своему хозяину. Я была слишком нетерпелива и решила, что он никогда не вернётся. Значит, так судьбе было угодно!

– Да, иначе бы мы не встретились! И меня бы перемешал мусоровоз, – заметил Шимми.

– Как любит говорить мой хозяин – всё хорошо, что хорошо кончается!

– Слушай! – сказал Шимми, оглядывая комнату, – А не похоже, что здесь живёт девушка. Антон встретил её у памятника, где исполняются желания?

Шелли вздохнула:

– Как видишь, нет. Может, они тоже разминулись?

Друзья проговорили всю ночь. А утром их разбудил бодрый голос Антона:

– Ну что, друзья! Пойдём в гости к девочке Ане?

Аня

Оказалось, что Аня жила совсем неподалёку от дома Антона. Они пошли пешком вдоль канала Грибоедова. По дороге Антон зашел в магазин и купил яблоки и апельсины. Шимми восседал в красивом подарочном пакете. Когда Антон нажал на звонок, у Шимми замерло сердце, и он зажмурился. Дверь открыла мама Ани. Шимми сразу её узнал. Антон поздоровался и сказал, что принёс  Анечке плюшевого мишку. Мама вздохнула:

– Спасибо, конечно! Но к нам после передачи со всего мира теперь присылают плюшевых мишек! Со всей России, и даже из Германии, Америки и Японии. У нас дома уже триста шестьдесят пять плюшевых мишек! Скоро придётся специально для них квартиру снимать!

Антон растерялся:

– Но у нас ведь тот самый…

В эту минуту в прихожую вышла девочка Аня. Увидев Шелли, она бросилась к ней, стала гладить и обнимать.

– Мамочка, мамочка, посмотри! Это же Шелли! Это она была вместе с моим мишкой!

Антон достал Шимми из пакета и протянул девочке:

– Вот он!

Он собирался ещё что-то сказать, но его голос утонул в радостных возгласах Ани. Она смеялась, целовала Шимми и кричала: «Это он! Это мой мишка!». У Шимми закружилась голова. Анина мама хотела пригласить  Антона зайти в комнату, но в этот момент в дверь позвонили. Это был курьер. Он вручил маме Ани маленький пакетик и ушел.

– Тут, надеюсь, не плюшевый мишка? – пошутила мама и вскрыла пакетик. – Что это?

Она достала письмо и стала вслух читать:

– «Дорогая Анечка! Мы узнали о твоей беде и очень хотим, чтобы ты поскорее поправилась!  А ещё мы узнали того одноухого плюшевого мишку, которого ты ищешь. Это наша фабрика сшила твоего мишку. Но одна работница забыла пришить ему одно ушко. И мы решили прислать тебе это ушко, чтобы ты смогла сама его пришить. Мы верим, что ты скоро найдёшь своего мишку, потому что вокруг много добрых людей!», – мама замолчала, – А, тут ещё подпись: «Швейная фабрика». И бирка. На ней написано: «ШИММИ – Швейное Изделие Медведь Мягкая Игрушка».

Мама достала из пакетика плюшевое ушко. Девочка Аня запрыгала от радости:

– Ура! Шимми! Какое хорошее имя! Я его так и назову! И ушко сама пришью!

Мама погладила Аню по голове:

– Хорошо, хорошо! Только не сегодня. Тебе пора отдохнуть.

Антон сразу стал собираться уходить. Шимми и Шелли переглянулись, и Антон как будто перехватил этот взгляд. На прощание он спросил у мамы Ани:

– А можно мы с Шелли будем иногда приходить в гости? Ведь мы и живём рядом!

– Конечно, будем дружить домами! – обрадовалась мама.

На прощание Аня обняла Шелли. Шелли лизнула Аню в нос, а Шимми в ушко.

В эту ночь Шимми спал с девочкой Аней в обнимку. На ней была пижама с розовыми слониками. А Шимми лежал на мягкой подушке с сиреневыми цветами. Это была лучшая ночь в его жизни.

Счастье

Шимми снилось  плато Путорана. На фоне огромного водопада, на бескрайней равнине, упирающейся в небо, он увидел своих старых знакомых. Они стояли молча и неподвижно, с безмятежной улыбкой – будто ждали, что сейчас их будут фотографировать. Шимми понял, что все смотрят на него, на фотографа. И с ужасом подумал, что у него нет фотоаппарата. На переднем плане стояла Леночка с «этим малахольным», слева от них – режиссёр Ефим Борисович. С двух сторон его обнимали дочь Диана и помреж Тамара. Там были и Черныш со студентами, и Славик с Любашей, и Шелли с Антоном, который держал за руку длинноволосую девушку. С другого края стояли, крепко держась за руки, кукольный Иван и карлик Гмур. На заднем плане выглядывал  художник из «Бродячей собаки» в обнимку с милой девушкой. Рядом с кустом сирени стоял кактус.

Шимми вдруг понял! Плато Путорана – это не затерянный мир. Это потерянный мир. Потерянный мир, где встретились все, кто потерял друг друга.

Он проснулся от лёгкого укола в голове. Это девочка Аня пришивала ему второе ушко. Иголка кололась – то немножко больно, то щекотно. Но с каждым уколом Шимми заполняло что-то непонятное и непривычное, что-то большое и горячее. Он не знал, как назвать это чувство.

Никто никогда не говорил ему, каким словом оно называется. Никто никогда не рассказывал ему, что есть такое слово. И слово это – счастье.

Конец

:

 

 

 

 

 

 

  

 

Прочитано 462 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: « №92 Ларец навьих чар №94 ЛЕСНАЯ ШКОЛА »

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина