Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Наши встречи. Сахалин, Городец, С.- Петербург 14.06.18

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 14 Июнь 2018
Наши встречи. Сахалин, Городец, С.- Петербург 14.06.18

№96 Волшебный класс. Участок травозмейников

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Пятница, 25 Август 2017 15:16
Оцените материал
(0 голосов)

Волшебный класс. Участок травозмейников

сказочная повесть

1. Началось всё так

Как-то раз в августе к директору одной школы пришёл человек. Был он высокого роста, с густыми усами и бородой. На вид настоящий большой учёный. Он представился Иваном Ивановичем Ивановым и сказал, что хочет поработать учителем. Директор школы, которого звали Василием Петровичем, очень обрадовался, настолько, что лысоватый лоб его засиял.

- Да-да! – завосклицал он. – Это просто прекрасно! Скоро учебный год, а мне как раз не хватает учителей! Какие предметы Вы, Иван Иванович, можете вести?

- Волшебные. Я же волшебник, - получил он ответ.

- Это хорошо, - перестал сиять директорский лоб, впрочем, сам директор совершенно не смутился, директоров школ вообще сложно смутить. – Но, видите ли, в чём дело, уважаемый Иван Иванович, у нас самая обыкновенная школа. Может быть, Вам лучше поискать волшебную школу?

- Зачем?! – удивился Иван Иванович. – Ведь если я буду у вас преподавать, ваша школа и будет волшебной.

- Наверно, так, - почесал нос директор. – Но это может не понравиться родителям. Они ведь отдавали детей в обычную школу.

- Да, но когда они отдавали детей в вашу школу, возможно, они не знали, что есть ещё и волшебные предметы, - предположил Иван Иванович.

- Вполне допускаю такое, - кивнул директор. – Я и сам впервые слышу о таких предметах. И волшебник сидит передо мной первый раз.

- Вот видите! – с энтузиазмом воскликнул Иван Иванович. – Значит, надо спросить, не хотят ли они, чтобы их дети изучали такие предметы. Возможно, некоторые и согласятся.

- Хорошо, я сообщу родителям о Вашем предложении. Но я им должен буду объяснить, что это за такие волшебные предметы. Будьте добры, расскажите мне о них.

- С превеликим удовольствием! – выразил готовность Иван Иванович.

Рассказ длился целый час. Директор слушал с огромным интересом и поражался. Он даже перенёс педсовет и попросил своего секретаря не отвлекать его. «Вот, оказывается, как может быть! – то и дело изумлялся он про себя. – Никогда бы не догадался! Невероятно! А я-то думал, что всё это сказки!»

Когда повествование о волшебных предметах закончилось, директор сказал:

- Теперь мне всё понятно, благодарю Вас, Иван Иванович! Я обязательно расскажу об этом родительскому комитету. Мне, кажется, что кто-нибудь точно захочет, чтобы его дети изучали такие интереснейшие предметы. Подготовьте, пожалуйста, волшебную учебную программу и приходите через неделю.

- Обязательно приду! Думаю, недели мне вполне хватит! – разулыбался Иван Иванович и поднялся на ноги.

- Рад буду увидеть Вас вновь! – опять засиял лоб директора, а сам он почему-то слегка замялся: - Э… А не могли бы Вы… Э…

- Показать что-нибудь волшебное? – подмигнул Иван Иванович.

- Ну… - промычал директор. – Очень интересно… Видите ли, я ещё ни разу…

- Конечно-конечно! До встречи через неделю, Василий Петрович! – рассмеялся Иван Иванович и исчез, словно растворился в воздухе.

Директор обомлел и позвал своего секретаря:

- Людмила Сергеевна! Людмила Сергеевна!

- Да, Василий Петрович! Слушаю Вас! – зашла в кабинет секретарь.

- Вы видели, как уходил этот человек?

- Да. Только что он прошёл мимо меня. А что случилось? Он что-то забыл? Догнать?

- Нет-нет, ничего не случилось… - промокнул лоб платком директор. – Принесите мне холодной воды, пожалуйста…

- Сию минуту, Василий Петрович!

Выпив стакан минералки, директор успокоился и сказал секретарю:

- Вот что, Людмила Сергеевна, соберите-ка на завтра родительский комитет школы.

- По какому вопросу, Василий Петрович?

- По вопросу текущего ремонта школы. Ну, и я там ещё кое-что хочу с ними обсудить.

На следующий день с утра директор съездил к большому городскому начальнику. Вернулся он очень довольный, напевая себе под нос весёлую детскую песенку: «А ты? А я? Скажи, зачем ты ходишь в школу?». Потом состоялось заседание родительского комитета. А сразу после него директор вызвал к себе завуча школы.

- Лариса Матвеевна, в нашей школе будет открыт Волшебный класс! – радостно сообщил он.

- Но, Василий Петрович, у нас же нет волшебной программы! И учителей волшебства тоже нет! – развела руками завуч, а очки её строго блеснули, почти у всех завучей очень строгие очки.

- Через несколько дней всё будет, Лариса Матвеевна! Даже и не беспокойтесь!

Но завуч, была очень опытной и осторожной, поэтому продолжала беспокоиться:

- Школа переполнена! У нас нет ни одной свободной классной комнаты!

- Вот увидите, она появится!

- А из каких детей мы соберём этот класс?

- Из тех, кто не хочет учить обычные предметы. Мы направим в него всех двоечников и второгодников! Поняли идейку?! – ликовал директор.

- Но они же тогда выйдут из школы без аттестата! Чем они будут заниматься в жизни? Их же никуда не возьмут на работу!

- Они получат аттестаты волшебников! Это сейчас очень редкая профессия. Однако я абсолютно уверен, она скоро войдёт в моду.

- Но как их можно собрать в один класс?! Ведь все они разного возраста! – продолжала и продолжала недоумевать завуч.

- Это неважно, - махнул рукой директор. – И не волнуйтесь Вы так, Лариса Матвеевна! Утром я ездил к заведующему городским отделом образования. Он разрешил нам этот эксперимент! Оказывается, там, на верху, - директор понизил голос и указал пальцем на потолок. – Всё понимают и полностью поддерживают. Поскольку видят в этом хорошее дело. Родительскому комитету я тоже всё объяснил. Они были в полном восторге! Так что готовьте список учеников Волшебного класса.

После таких слов завучу, несмотря на опыт, осторожность и строгие очки, пришлось согласиться:

- Хорошо, Василий Петрович. Я всё поняла и всё сделаю.

- Вот и славно, Лариса Матвеевна! – хлопнул в ладоши директор.

Завуч ушла, а он подумал: «Лишь бы этот волшебник никуда не запропастился! Лишь бы не сорвалось!»

Всю неделю до назначенной встречи с Иваном Ивановичем директор сильно переживал. Однако волшебник явился без опозданий и принёс волшебную программу. Директор же ему сообщил, что Волшебный класс уже почти сформирован.

Иван Иванович был приятно удивлён.

- Вы, наверно, собрали в него самых лучших учеников школы? – спросил он.

- Не совсем так, но где-то Вы правы, - неопределённо улыбнулся директор. – Мы, видите ли, собрали этот класс из тех, кто не очень хочет учить обычные школьные предметы. Мне показалось это правильным. Если они не хотят заниматься по обычной программе, то волшебная, думаю, им должна вполне понравиться.

- О! В этом Вы можете совершенно не сомневаться, Василий Петрович! – уверил директора Иван Иванович с радостным взглядом.

- Но, должен Вам признаться, у нас есть одна серьёзная проблема, - опустил глаза директор, наморщив нос и лоб. – Понимаете ли, у нас нет лишней классной комнаты. Школа очень перегружена. Рядом построили несколько высотных жилых домов, а новую школу обещают открыть только к следующему учебному году.

- Ну, это сущие пустяки, а не проблема! – усмехнулся Иван Иванович. – Можете об этом совершенно не переживать. Я же Вам кое-что рассказывал.

- Вот на это-то я как раз и рассчитываю! – потёр ладони друг о друга директор.

- Мне нужна только нарисованная дверь. Нарисуйте её, где вам удобно, а классную комнату я за ней организую.

- Вот как?! Сейчас же дам такое распоряжение учителю рисования! – поднял трубку директор.

Дверь в волшебную классную комнату решили изобразить на другой двери. За ней находился склад, где школьный завхоз хранил хозяйственный инвентарь. Ивану Ивановичу эта идея очень понравилась.

- Замечательно! Дело в том, что все хозяйственные вещи имеют скрытую волшебную силу. Ученикам не надо будет далеко бегать за учебными пособиями, - заметил он.

- Что ж, тогда, уважаемый Иван Иванович, все вопросы решены! Ждём Вас на перекличке!

Директор школы и учитель волшебных предметов пожали друг другу руки и расстались довольные ходом дела.

2. Мешочки

 

У Зины Корабликовой не было родителей. Нет, они не умерли и не сдали её в детский дом. Они всё время были на работе, даже в выходные и праздничные дни. В общем, когда Зина просыпалась, мамы и папы дома уже не было, а когда засыпала, то их ещё не было.

Зато у неё имелась бабушка. Мамина мама. Она была на пенсии и жила недалеко. В соседнем доме. И весь день Зина проводила с ней. Бабушка говорила, что мама и папа должны развязаться с какой-то ипотекой. Поэтому они так много и работают. А чтобы Зина не забывала, как выглядят родители, она показывала ей их на фотографиях.

- А кто это такая ипотека? – спросила как-то раз Зина.

- Это такое чудовище, которое очень любит есть деньги! – сделала большие глаза бабушка и клацнула зубами.

Зина не испугалась. Бабушка совсем не была страшной и любила пошутить. Зине это очень нравилось. А ещё бабушка была не старой и модно одевалась. И с ней можно было поговорить о чём угодно.

- А как оно завязало маму и папу?

- Как удав! И душит, и душит, спасу нет!

- А как с ней можно развязаться?

- Дать ей столько денег, чтобы она подавилась!

- И скоро мама с папой заработают столько денег?

- Не скоро, - вздохнула бабушка. – Ты уже школу к тому времени окончишь. Да ещё кризис этот мешает. Уж скорее бы он прекратился.

- А это кто такой? И как он мешает?

- Это такой острый нож. Так и режет деньги. Так и режет их на мелкие кусочки.

- А зачем?! – расширились глаза Зины, они у неё были круглые и серо-зелёные.

- Он их ненавидит, - опять вздохнула бабушка.

- Да… - вздохнула Зина точно так же, как бабушка. – Лучше бы он эту змею-ипотеку ненавидел. И её зарезал. А когда он прекратится? Тоже когда я школу окончу?

- Погоди! – вдруг всполошилась бабушка. – Насчёт школы! Мне же надо успеть тебя туда записать! Чуть не забыла! А то придётся потом за три остановки в другую ездить. В общем, ты посиди дома, а я сбегаю. Запишу тебя. Вот, держи планшет, посмотри пока фотографии. Там новые есть. А я быстро. И дверь никому не открывай!

Бабушка убежала, а Зина уселась с планшетом на диван и принялась разглядывать новые фотографии родителей. Мама у неё была молодой и очень красивой. Она выглядела, как настоящая артистка из кино. Даже получше. Папа тоже был молодой и очень красивый. Он напоминал Зине большую собаку, которую они с бабушкой встречали на прогулках в парке. Пёс этот был с блестящей шерстью, бородатый и с весёлыми глазами.

И тут планшет загудел и завибрировал. Кто-то звонил. Зина приняла вызов. Фотографии на экране закрыла голова мальчика, хорошо подстриженная и аккуратно причёсанная. Это объявился Колька. У него была вкусная фамилия. Печенькин. Он жил в соседнем подъезде. Раньше Зина ходила с ним в одну группу детского сада. Лицо Кольки было серьёзным и важным.

- Привет, Зинка! Твоя Татьяша уже записала тебя в школу? – поинтересовался он.

- Нет ещё, она только что побежала записывать.

- А меня уже! В первый «А»! – гордо объявил Колька и для пущей важности нахмурился. – А ты теперь в другой класс попадёшь. Моя Татьяша сказала, что меня последним в этот «А» записали. Удивлялась, куда твоя Татьяша подевалась?

- Моя чуть не забыла…

Бабушки Зины и Кольки давно дружили между собой. Ещё с того времени, когда вместе работали. Называли они друг друга Татьяшами, потому что у них было одно и то же имя – Татьяна. Только отчества разные. У Зининой – Владимировна, а у Колькиной – Александровна. Отличались они ещё и внешне. Первая была стройная, с короткой причёской и совсем не седая, потому что красилась в яркий каштановый цвет. Вторая – невысокая и полная, с собранными в пучок серебряными волосами.

- Ну ладно, запишет куда-нибудь, - сказал Колька и сообщил: - А мы с моей сейчас идём за формой, рюкзаком и учебниками на «Школьный базар». Ну, и другими вещами. Ручки там всякие, тетради, карандаши. Общим, пока!

- Пока…

Зина расстроилась. Она тоже хотела на «Школьный базар». Покупать форму и всё необходимое к школе. «А вдруг всё раскупят, и мне ничего не достанется!» – чуть не плакала Зина. Она, конечно, не была плаксой, как некоторые девочки, но тут такое дело…

- Всё! Записала! Успела в первый «А»! – влетела в квартиру бабушка. – Хотели в «Б» записать! Не вышло! У меня этот номер не пройдёт! Собирайся, идём на «Школьный базар»! Накупим тебе всего!

На базаре они встретились с Колькой и его бабушкой. Купили всё, что требовалось. Зина была вне себя от радости. Колька тоже, но виду не показывал, степенно вышагивая с новеньким рюкзаком за плечами. Чего тут скакать от радости?! Что надо было, то и купили! Школа – дело серьёзное. Это не детский сад какой-нибудь, где ничего не нужно.

И вдруг Зина услышала громкий крик:

- Подходите! Подходите! Подходите!  Здесь предметы для изучения волшебных предметов! Подходите!

Она обернулась и увидела недалеко от них небольшой лоток. Рядом с ним подпрыгивал и играл на маленькой гармошке невысокий человек, одетый в клоунскую одежду. Нос у него был приклеен, глаза обведены краской, а голова взрывалась рыжим париком. Это он выкрикивал про предметы для изучения волшебных предметов.

- Ба, пойдём! Посмотрим! – дернула свою Татьяшу Зина.

- Ну, так и быть, пошли! - согласилась та, пребывая в прекраснейшем настроении, потому что приобрела к школе для внучки всё за один раз. – Татьяш, - сказала она Колькиной бабушке, – пошли, купим им по волшебной палочке! Это сейчас модно!

- Пошли! – засмеялась Колькина Татьяша.

Она тоже была очень довольна походом на «Школьный базар».

Однако в лотке не оказалось ни волшебных палочек, ни остроконечных шляп, ни таинственных мантий. В нём вообще ничего не было. Столько крика, игры на гармошке и пустота! Странно, конечно.

- И что же вы здесь продаёте? – спросила у клоуна Колькина Татьяша, сделав глаза колючими.

- Совершенно ничего! – заявил клоун и запустил руку в карман своих широченных штанов. – Мы здесь только дарим! Только дарим! Вот, берите скорее! – и, вынув два тёмно-синих бархатных мешочка, он протянул их Зине и Кольке.

Подарки были небольшими. В них не поместилась бы даже обычная школьная тетрадь. Зато завязывались они красивыми золотыми веревочками, завитыми спиралью. И на каждом имелись золотые выпуклые буквы. На одном было написано «Волшебный класс» и дальше – «Зинаида Корабликова». На другом – тоже «Волшебный класс» и потом – «Николай Печенькин».

- Ой! А как Вы узнали, что нас так зовут?! – удивилась Зина, рассмотрев своё имя; бабушка давным-давно научила её читать и писать. – Вы же нас только что увидели!

- Это не я, это они сами узнали и написали! – подмигнул ей клоун. – Они такие! Как только попадут кому в руки, сразу пишут имя своего хозяина. И так навсегда. Буквы нельзя стереть. Мешочки не меняют хозяев. А со временем бархат станет вашего любимого цвета. А ещё эти мешочки нельзя потерять. Они всегда найдутся. В них есть всё, что нужно для изучения волшебных предметов.

Колька после этих слов сразу сунул руку в свой мешочек.

- Там ничего нет! Он пустой! – возмутился он.

- Когда будет надо, там всё появится, - подмигнул и ему клоун.

- Эй, рыжий! Нам учитель сказал, что у тебя есть какие-то бесплатные мешки! – выкрикнул подошедший к лотку толстый мальчишка. – Гони-ка нам парочку!

С ним был другой мальчишка, повыше и долговязый. На вид им было лет по двенадцать.

- «Учитель» надо говорить с большой буквы, - поправил их клоун и протянул им точно такие же мешочки, как Зине и Кольке: - Держите! И будьте их достойны!

- А ты откуда узнал, с какой буквы он сказал?! Юморист! – захихикал долговязый мальчишка.

- Это сразу слышно, - не растерялся клоун. – Успехов Вам!

Подростки взяли мешочки и, загоготав, пошли по своим делам, покручивая у висков пальцами. За ними к лотку подошли юноша и девушка, похожие на старшеклассников. Они тоже попросили у клоуна мешочки. И сразу их получили. Прочитав то, что было написано золотыми буквами, молодые люди рассмеялись. А Зина и Колька с Татьяшами пошли дальше.

- Действительно, откуда он узнал, как зовут наших внуков? – задумалась вслух Зинина Татьяша по дороге домой.

- Фокус! – ответила Колькина Татьяша. – Он же циркач. А они все фокусники. Они ещё и не такое умеют! Ты лучше скажи, как там твои ипотечники?

- Как обычно… Даже в школу ребёнка проводить не смогут. Замотались совсем. На трёх работах каждый.

- А мои собираются. Но перекличка за мной. Вы с Зинулей придёте?

- Конечно, надо же убедиться, что мы в «А» попали.  А то ведь они и переиграть могут. Знаю я их!

- Это точно! Глаз да глаз за всем нужен! Но зато купили всё за один раз. Теперь забот меньше!

3. Перекличка

 

Тридцатого августа Татьяши повели Зину и Кольку на перекличку в школу. Они подошли к классному руководителю первого «А», очень серьёзной учительнице в возрасте. И тут их поджидала неприятность. Ни Зины, ни Кольки в списке первого «А» не оказалось. Учительница отправила Татьяш к завучу школы Ларисе Матвеевне.

- Произошла ошибка, - сказала им завуч. – Когда вы приходили записывать своих детей, в классе «А» уже не было свободных мест. Дело в том, наш секретарь забыла внести в новый список детей, которых записали до вас в старый список. Сначала тот первый список потерялся, а потом нашелся. И всё пришлось изменять. Приносим свои искренние извинения! Такая суматоха в этом году! Школа переполнена из-за новых домов.

- Но тогда запишите нас в «Б»! – в один голос попросили Татьяши.

- Не могу. Ни в «Б», ни в «В». Даже в «Г» не могу. Там уже тоже все места заняты. Мы даже по пять-шесть учеников сверх нормы в каждый класс записали. Больше нельзя – в классных комнатах не хватит площади для дополнительных парт. Прошу ещё раз у вас прощения, но помочь ничем не могу, - развела руками завуч. – Попробуйте записаться в соседнюю школу. Там точно места есть. Мы им звонили.

- Совсем-совсем никак?! – готовы были расплакаться Татьяши. – Они же ещё такие маленькие за три остановки ездить! Лариса Матвеевна, ну помогите хоть чем-нибудь! Что ж мы зря форму вашей школы покупали?!

Завуч приподняла свои строгие очки и с сочувствием посмотрела на Зину с Колькой, а потом, словно сжалившись, вздохнула:

- Есть у нас один вариант. Но не знаю, понравится ли он Вам.

- Понравится-понравится! – сразу отозвались Татьяши – им очень и очень не хотелось возить внуков за три остановки, а потом и забирать.

- В общем, есть у нас ещё один класс, - как-то таинственно произнесла завуч. – Но… В общем, это экспериментальный класс. В нём пока есть свободные места. Там стоит его классный руководитель, - показала пальцем себе за плечо Лариса Матвеевна. – Его зовут Иван Иванович. Поговорите с ним, если хотите. Может, вам это и подойдёт…

Татьяши посмотрели, куда направляла их завуч. Там, чуть в стороне от других классов, стоял высокий мужчина в новом тёмно-сером костюме с галстуком. С пышными усами и бородой, он больше напоминал настоящего профессора, чем учителя обычной городской школы. Рядом с ним вертелись ученики разного возраста.

- Здравствуйте, уважаемый Иван Иванович! Нам завуч сказала, что Вы принимаете первоклассников в экспериментальный класс! – подбежали к нему Татьяши.

- Да! С большим удовольствием принимаю! – ответил красивым мужским голосом учитель.

- А в чём будет заключаться этот Ваш эксперимент? – не откладывая, поинтересовалась Колькина Татьяша.

- Ученики будут обучаться волшебным предметам, - получила она ответ.

- А, понятно-понятно! – заморгала, улыбаясь, Зинина Татьяша, ей очень понравился хорошо сидящий костюм и ухоженная борода учителя экспериментального класса. – Это чтобы детям было интереснее учиться. Новый подход такой!

- Совершенно верно! Именно так! Абсолютно новый подход! – закивал Иван Иванович. – Если дети не хотят учить обыкновенные предметы, надо преподавать им волшебные. Я полностью в этом убеждён.

- А если хотят? – сощурила глаза Колькина Татьяша.

- Необычные дети, о которых Вы говорите, должны учиться в обычных классах, - не замешкался с ответом учитель. – А обычные – в волшебных. Я как раз специалист по обычным детям.

- А какие учебники и пособия понадобятся для обучения в Вашем Волшебном классе? – продолжила расспрос Колькина Татьяша. – А то мы уже накупили всего для обычной программы.

- Не переживайте! Все необходимые учебные пособия ученики будут получать прямо в классе, - успокоил её учитель. – Сразу же, как только они им понадобятся. Согласитесь, это очень удобно! Ребятам не надо будет носить с собой учебники и тетради в рюкзаках.

- Ясно-ясно! Эксперимент на полной государственной поддержке! – снова заморгала и заулыбалась Зинина Татьяша и сказала: – Что ж, делать нечего. Записывайте! Зинаида Корабликова, - а потом со вздохом всё-таки спросила: - Это будет класс «Д»? Да?

- Ну что Вы! Это будет Волшебный класс! – горячо возразил учитель и сделал запись в блокноте. – Он так даже в официальных документах называется! Никаких «Д»! Именно Волшебный класс!

- Скажите, Иван Иванович, а какой у Вас педагогический опыт? – осторожно поинтересовалась Колькина Татьяша.

- За свою долгую жизнь я обучил уже несколько сотен человек, Татьяна Александровна. И все они стали очень неплохими волшебниками. Так что, думаю, без ложной скромности, опыт у меня вполне приличный.

- А откуда Вы узнали, как меня зовут?! – невольно расширились глаза Колькиной Татьяши.

- Я же говорю. Опыт. Приличный опыт, - загадочно улыбнулся учитель.

- Ну чего ты?! – прошептала Зинина Татьяша. – Хочешь ребенка каждый день в автобусе мучить и сама маяться?! Записывай уже!

- Хорошо, - вздохнула Колькина Татьяша. – Так и быть. Записывайте и моего внука в Ваш экспериментальный класс. Его зовут Николай Печенькин.

- Николай Печенькин, - пробормотал учитель, делая ещё одну запись в своём блокноте. – Готово! Жду Зину Корабликову и Колю Печенькина первого сентября на крыльце школы!

- Им совсем ничего не надо брать с собой? – спросили Татьяши.

- Только бархатные мешочки с их именами. Они обязательны для всех учеников Волшебного класса. Другого ничего не нужно, - ответил учитель. – Можете положить в них телефоны, конфеты и фрукты. И даже игрушки. Что угодно можете в них положить.

- Это те, которые клоун подарил?! – удивились Татьяши.

- Да, именно о них я и говорю! – кивнул учитель.

По дороге домой Татьяши что-то оживлённо обсуждали. Внуки молча плелись за ними. Колька расстроился из-за того, что ему не придётся носить свой рюкзак. Как же тогда все увидят, что он школьник?! Зина тоже печалилась. Она очень хотела учиться по тем красивым учебникам, которые бабушка купила на «Школьном базаре». Но учебники можно было почитать и дома. Поэтому Зина печалилась совсем немного.

- Никак не пойму! Ну как можно ходить в школу без рюкзака?! – не выдержал вскоре Колька, как обычно нахмурив брови. – Что это за учёба тогда такая?!

- Да, и учебники с тетрадями, и ручки не пригодятся. И карандаши, и альбомы, и ластики, и пеналы, - перечислила свои потери Зина. – Хорошо хоть форму оставили…

Форму?! И Колька обрадовался. Как же он забыл?! Уж по форме-то все точно поймут, что он учится в школе! Увидят форму и мешочек в руке и сразу подумают, учитель послал этого ученика по какому-то очень важному делу. Вот так! Но… Рюкзак всё равно было жалко. В нём столько всяких отделений и кармашков! Что угодно можно было бы таскать с собой. Это не мешочек какой-нибудь!

- А тебе понравился наш учитель? – спросила Зина.

- У нас будет учитель мужчина. Это хорошо. У всех женщины, а у нас мужчина. Он там один был, - ответил Колька. – И слышала? У него «вполне приличный опыт».

- Это да… - согласилась Зина. – А как ты думаешь, он будет учить нас настоящим волшебным предметам? Или это просто игра такая? Как бабуля сказала, для интереса.

- Думаю, для интереса.

- Я тоже так думаю, - опять согласилась Зина, но ей совсем не хотелось так думать.

- Для волшебных предметов нужна волшебная палочка. А они только в кино или в книжках бывают, - сказал Колька.

- Думаешь, волшебства вовсе не бывает? А как же фокусники? – спросила Зина.

- Моя Татьяша говорит, что они всех дурят. Натренируются или как-то подстраивают всё.

- Жаль, я хотела бы учиться в настоящем Волшебном классе… - вздохнула Зина.

- И я хотел бы. А ты бы что наколдовала, если бы научилась?

- Чтобы папа с мамой заработали столько денег, чтобы ипотека подавилась. Это такое чудовище, которое очень любит есть деньги. Если она подавится, то с ней можно развязаться. А ещё, чтобы кризис кончился и перестал резать деньги на мелкие кусочки. Он их ненавидит и поэтому режет, а мелкими кусочками ипотека не подавится. А ты бы что наколдовал?

- Не знаю, но я бы точно что-нибудь придумал, - пожал плечами Колька.

- А как ты думаешь, зачем учитель сказал, чтобы мы принесли бархатные мешочки? – спросила Зина.

- Может, это часть формы Волшебного класса. Ну, чтобы мы от других учеников школы отличались.

- А ты положишь в мешочек какую-нибудь игрушку?

- Что я детсадовец?! – фыркнул Колька. – Я положу туда телефон и перочинный ножичек. Мне его папа подарил. Заграничный. В нём шесть лезвий! Ну, и фонарик ещё засуну. На всякий случай.

- И я не буду брать игрушки в школу. Только телефон положу.

Когда они дошли до своего дома, Татьяши остановились и продолжали что-то активно обсуждать. А Зина и Колька встретили Витьку Линейкина, мальчика с растрёпанными русыми волосами. Раньше он тоже ходил с ними в одну группу в детском саду.

- А я буду экспериментатором! Мама записала меня в самый настоящий экспериментальный класс! Прямо на перекличке! – с ходу похвастался Витька. – Называется «Волшебный класс»! Не то что эти обыкновенные А-Б-В-Г. Нам там будут преподавать настоящие волшебные предметы! И мне даже рюкзак не нужен. Нам будут всё, что нужно, прямо в школе выдавать.

- Подумаешь! Нас с Зинкой, между прочим, тоже в Волшебный записали, - важно ответил Колька, сдвинув брови.

- А почему я вас на перекличке не видел? – смутился Витька.

Он думал, что только ему так повезло, и сильно гордился, что будет один со всего двора учиться в экспериментальном классе. Мама сказала ему: «Ты будешь настоящим экспериментатором! Теперь тебе и рюкзак не понадобится. И остальное покупать не надо. А то у меня совсем времени нет по магазинам бегать». Про рюкзак Витьке, конечно, не очень понравилось, а вот про экспериментатора очень. А тут на тебе! Ещё два экспериментатора, и оба из его двора!

- А мы потом пришли. Нас сначала в ашники записали, - ответила Зина. – А у тебя уже есть бархатный мешочек?

- Есть. Сегодня на перекличке и выдали, - достал из кармана мешочек Витька. – Здесь мое имя золотыми буквами написано!

- А нам ещё вчера такие подарили! – поспешил сообщить Колька. – И тоже с нашими именами.

- Ба, а Линейкина тоже в Волшебный класс записали! – крикнула Зина.

Татьяши понимающе переглянулись.

- Ну, Наталью-то понять можно, - вздохнула Колькина Татьяша. – Крутится как белка в колесе. Времени и денег ни на что не хватает. Вчера жаловалась, что ещё ничего к школе не купила. Для неё этот экспериментальный класс действительно волшебный. Такая экономия вышла.

- Да, тяжело одной двух ребятишек поднимать, - согласилась Зинина Татьяша.

- А вот мы с тобой, кажется, поспешили. Надо было до директора школы дойти. Что-то мне как-то не по себе с этим экспериментальным классом, - нахмурилась Колькина Татьяша.

- Ладно, сделали, как сделали, - махнула рукой Зинина Татьяша. – Этот Иван Иванович мне очень понравился. Так солидно выглядит! И мужчина в школе – редкость. Да ещё в младших классах. Я такого и не припомню даже.

- Посмотрим-посмотрим. Если что, я своего в обычный класс переведу. Потом они уже не смогут отказать.

- Хорошо, Татьяш, пойду домой. Дел много. Завтра последний день перед школой. Там один фартучек разгладить целая история. Красивый, правда. Но такой сложный выдумали. Не то что у тебя. Рубашка да брючки.

И они направились каждая к своему подъезду вместе с внуками. Витька же остался во дворе. Сначала он собирался поиграть с ребятами в футбол, а потом забрать из детского сада младшую сестру Дашку. Это являлось его обязанностью.

У него вообще было много семейных обязанностей. Мама говорила: «Ты же мужчина. Хозяин в доме, и моя опора». Витька при этом думал: «Хозяином в доме и опорой должен быть отец». Но он знал, что у них так не будет, потому что отец ушёл. И теперь у него другая жена.

4. Первый волшебный урок

 

За полчаса до начала занятий около школы собралось нарядное детско-родительское столпотворение, украшенное сотнями и сотнями букетов. Играла музыка, и звучала песня о первом звонке. Директор школы, сияя лбом, поздравил учеников с началом нового учебного года и объявил этот самый «первый звонок». Какой-то старшеклассник взял на руки первоклашку и зазвенел при помощи неё большим колокольчиком.

Иван Иванович встретил Зину и Кольку, как и обещал, на крыльце школы. С ними был ещё и Витька. Он пришёл один. Его мама никак не могла пропустить какую-то важную встречу на работе.

Букеты от обеих Татьяш и родителей Кольки Иван Иванович передал невысокому молодому человеку в жилетке с бабочкой. Папа и мама Кольки после этого сразу побежали на работу. Витька же пришёл без букета. Мама, конечно, дала ему денег на него, но он решил сэкономить.

- Это мой ассистент, Аркадий Аркадьевич Аркадьев, - представил Иван Иванович молодого человека, нагруженного букетами. – Учителю Волшебного класса обязательно полагается ассистент.

- А где остальные дети? – спросила Колькина Татьяша, скосив глаза на ассистента в бабочке. – Пора бы. Другие классы, вон, уже в сборе.

- Почти все ученики уже в классе. Осталась только одна девочка, её тоже скоро приведут. Я провожу в класс по трое, чтобы не толпились и не терялись, - ответил учитель.

Зинина Татьяша со значением посмотрела на Колькину. «Видишь, он всё предусматривает и делает правильно. Дети же ещё маленькие, могут отстать и заблудиться. Школа-то большая. И народу сколько! Очень толковый учитель этот Иван Иванович! Ты видела? Ему даже ассистент полагается!» – говорили её глаза. «Да ладно тебе… Это я так… Для порядка спросила…» – ответила ей смущённым взглядом подруга.

- Ну что ж, молодые люди, будьте любезны, следуйте за мной! – улыбнулся Зине, Кольке и Витьке Иван Иванович. – А Вы, Татьяна Александровна и Татьяна Владимировна, можете зайти за ними часика через полтора. Сегодня мы не долго, – и обратился к ассистенту, у которого уже почему-то не было в руках букетов: – Аркадий Аркадьевич! Поджидайте последнюю ученицу, я скоро за ней вернусь!

Татьяши дружно достали из сумочек платочки и, промокнув ими глаза и носы, помахали внукам вслед.

Склад, на двери которого нарисовали другую дверь, находился на первом этаже. В небольшом закутке, невидимом из коридора. Для того чтобы его найти, надо было действительно хорошо знать школу. На нарисованной двери было написано большими красивыми буквами «Волшебный класс».

- Дорогу запомнили? – спросил Иван Иванович, остановившись у склада, ребята кивнули. – А сейчас я научу вас, как попадать в волшебную классную комнату. Первое. У вас обязательно с собой должен быть мешочек. Даже директор школы и завуч не могут в неё зайти, потому что у них нет мешочков. Второе. Если эту дверь толкнуть внутрь, вы окажетесь на складе. Там хранятся всякие необходимые в хозяйстве школы вещи. Лампочки, раздвижные лестницы, мел, тряпки, швабры и многое другое. Третье. Если её потянуть на себя, вы зайдёте в наш Волшебный класс. Всем понятно? – ребята опять кивнули. – Если так, то кто хочет попробовать?

- Я! – первым успел вызваться Колька.

Через несколько секунд он скрылся за дверью. Вторым попробовал Витька, и у него тоже всё получилось. Зина же так разволновалась, что нечаянно не потянула дверь, а толкнула. Свет на складе сразу же загорелся, и она увидела много больших и маленьких картонных коробок на широких полках вдоль стен. На полу стояли новенькие вёдра, швабры, щётки и веники.

- Ой! Я ошиблась… – покраснела Зина.

- Ничего страшного! Бывает! Попробуй ещё раз, - подбодрил её учитель и почесал за ухом: – У меня тоже с первого раза не получилось. Дверь на двери – дело запутанное. Но как-нибудь привыкнем.

- А почему склад не закрыт на замок?! – удивилась Зина.

- Он закрыт. На целых три замка. Но у тебя есть мешочек. Когда он у тебя с собой, то ты можешь пройти куда угодно. И замки тебе не помеха. Любая дверь перед тобой откроется, - ответил Иван Иванович. – А теперь потяни дверь на себя. А мне пора идти за последней ученицей. Она скоро будет на крыльце. Давай, смелее!

Со второй попытки у Зины всё получилось, и она вошла в класс. Там, как это обычно и бывает, если отсутствует учитель, царил шум-гам-тарарам. И почти никто не сидел на месте.

- О! Ещё одна первоклашка! – крикнул кто-то.

Зина осмотрелась и увидела, что ребята в классе собрались разного возраста. И все старше её. Это было удивительно. Она стала искать взглядом Кольку и Витьку и вскоре нашла. Мальчики стояли в ближнем углу у двери и не решались пройти и занять место за партами.

- А почему здесь только старшие ребята? – подошла к ним Зина.

- Не знаю. Никто не говорит. Видишь, все бесятся, - ответил Колька.

- Я здесь кое-кого знаю, - сообщил Витька. – Вон, Вовка Ручкин из соседнего двора. Он остался на второй год в третьем классе за двойки. А вон та, с длинной косой на задней парте, – это Катька Ёжикова. Тоже второгодница, но она болела весь прошлый год. Оставили в десятом. Она в нашем доме живёт. А рядом с ней сидит Сашка Должиков. У них эта, пацаны говорят, любовь. Их даже дразнят: «Тили-тили тесто, жених и невеста!» А так он из одиннадцатого класса. Они с Катькой раньше в одном классе учились.

- Я их помню, они на базаре тоже к клоуну подходили, - сказала Зина.

Ёжикова и Должиков сидели за партой в дальнем углу и о чём-то говорили, не обращая ни на кого внимания. Были в классе и те подростки, которые брали мешочки у клоуна на «Школьном базаре». Толстый и долговязый. Они носились между рядами парт и с воплями кидали друг в друга мешочки.

Учеников в помещении было человек пятнадцать. И ни одного первоклассника, кроме Зины, Витьки и Кольки. Представляло же оно собой самый обычный школьный класс с огромными окнами. За ними росли какие-то деревья.

- Ну, вот и последняя наша ученица! – послышался голос Ивана Ивановича.

В дверях показалась маленькая девочка с косичками, свёрнутыми каральками. В них были заплетены широкие ленты, завязанные в огромные банты. Голова девочки из-за этого казалась большой-большой. Она тоже явно была первоклассницей.

- Прошу всех рассесться по местам, - призвал ребят учитель, зайдя следом за ней.

Ученики притихли, но загромыхали и заскрежетали партами. Иван Иванович поморщился, но улыбнулся при этом. Зина села с Колькой за первую парту у окна. Витька с незнакомой девочкой – за вторую за ними.

Иван Иванович поздравил ребят с началом нового учебного года и сказал:

- Итак, с первым заданием вы все справились отлично. Заходить в класс научились быстро. И это превосходно! Люблю иметь дело с талантливыми людьми! Теперь вам надо научиться пользоваться вашими мешочками. Это будет более сложная задача…

- А можно вопрос? – поднял руку Саша Должиков, он был одет в форму для старшеклассников и очень красиво подстрижен.

- Конечно! – кивнул Иван Иванович. – Слушаю тебя, Александр!

- Это всё серьёзно?

- Что именно?

- Я должен был идти в одиннадцатый класс, а оказался здесь вместе с первоклашками и другими, кто младше меня.

- А разве ты владеешь волшебными предметами лучше тех, кто младше тебя? Вы здесь в этом смысле – все первоклассники. И никакой разницы между вами нет, - ответил учитель.

- То есть я окончу школу первоклассником?! Куда же я тогда с таким образованием пойду?

Несколько человек загоготали, но учитель поднял руку ладонью к ним, и они мгновенно затихли, после чего он ответил:

- Уверяю тебя, что и один год обучения волшебным предметам позволит тебе найти вполне неплохую работу.

- Это какую же?

- Ты сможешь устроиться работать волшебником. Волшебников сейчас очень не хватает, - совершенно серьёзно ответил Иван Иванович. – Именно поэтому я и решил организовать их подготовку. Предвижу следующий твой вопрос. Достаточно ли для этого одного года обучения? Уверен, что вполне.

- Но остальные, которые младше, будут дольше учиться. Значит, они узнают больше меня к окончанию школы. И будут лучше меня, - не согласился с учителем Должиков.

- Пока они будут учиться здесь, ты многому научишься на работе и накопишь большой опыт, которого у них не будет. А это в нашем деле намного важнее, чем просто знания.

- А чем занимаются волшебники? Что это за работа такая? –  спросил Должиков.

- На Земле накопилось много проблем, в решении которых могут помочь волшебники. Это и изменения погоды, и природные катастрофы, и разные аварии, и преступность, и многое-многое другое. И везде могут помочь волшебники. Также можно работать в цирке или заниматься организацией праздников и больших уличных представлений. Всего и не перечесть. В общем, это очень интересная, увлекательная и, в то же время, серьёзная и ответственная работа. А иногда она бывает ещё и весёлой.

- А можно последний вопрос? Как Вы, Иван Иванович, стали волшебником?

- Я стал волшебником по семейной традиции. Все мои предки были волшебниками, - ответил учитель. – А теперь всё-таки продолжим наше занятие. Сейчас вы будете учиться пользоваться своими мешочками. Положите их перед собой и развяжите.

Ребята сделали то, что было сказано, но не все.

- А мой не развязывается! – воскликнул толстый подросток.

- И мой! – выкрикнул его долговязый товарищ.

- Тебя зовут Юрий Синичкин, - посмотрел учитель на толстяка, а затем на долговязого: - А тебя – Сергей Липкин. А теперь прочитайте, что написано на мешочках, которые вы держите в руках. Поняли, в чём дело? Мешочки никогда не развяжутся, если они в чужих руках.

- Они их перепутали, когда бегали и кидались, - прошептал Колька Зине на ухо.

- А если их ножичком? – спросил толстый Синичкин.

- Попробуйте, - улыбнулся Иван Иванович. – У кого-нибудь есть с собой ножик?

- У меня! – достал из мешочка свой перочинный ножик Колька.

- Дай его, пожалуйста, Синичкину, - попросил учитель. –  Давай, Юра, попробуй!

Как ни пыхтел Синичкин, пытаясь срезать завязку с мешочка своего товарища Липкина, ничего у него не получилось. Лезвие скользило по верёвочке, но не касалось её. И у Липкина с мешочком Синичкина тоже ничего не получилось.

- Убедились? – улыбнулся в густые усы учитель. – А теперь обменяйтесь и всё-таки развяжите каждый свой. Итак, как же ими пользоваться? Очень просто, на первый взгляд. Представьте то, что Вы хотели бы из них достать, и достаньте.

И началось. В классе залетали птицы. Забегали котята. Затявкали щенки. Зашуршали фантики конфет и обёртки печенья и шоколадных батончиков. А Синичкин вообще уплетал палочку горячего шашлыка, пахнущего дымком.

Колька выпустил крошечного щенка спаниеля с ушами до пола. Он давно мечтал о таком. Витька вынул мандарин и принялся его чистить. Мандарины он любил больше всего на свете. Соседка его, которую звали Леночка Белочкина, они успели познакомиться шёпотом, извлекла из своего мешочка букетик ландышей. Зина ненадолго задумалась, а потом достала золотое колечко с красивым зелёным камешком. Она видела такое у мамы на фотографии.

- Отлично! Превосходно! Всё справились блестяще! – воскликнул Иван Иванович и дал следующее задание: – А теперь спрячьте обратно то, что достали, - прервавшись на секунду, он снова улыбнулся в усы: – Или то, что от него осталось.

  Не двигающиеся предметы и мусор от сладкого и фруктов убрали сразу. За котятами и щенками пришлось побегать. А вот с птицами вышла заминка. Они расселись на гардинах и щебетали, вовсе не собираясь возвращаться в мешочки.

- Ну что? Никак? – спросил учитель. – Это не очень хорошо. Даже, можно сказать, тревожно. Потому что до тех пор, пока в мешочек не вернуть то, что из него взяли или то, что от этого осталось, ничего нового из него достать не удастся. Уж так он устроен.

- А если ничего не осталось? – спросил кто-то.

- Значит, ничего возвращать и не надо. И новое можно доставать, - ответил учитель. – Но в любом случае класть в него свои вещи и доставать их обратно будет можно. Вместительность его не ограничена. В нём может поместиться хоть слон. А если надо, даже целое стадо слонов.

- А как отправить в него слона? – спросил вихрастый мальчишка лет десяти. – Он же такой большой. Его не поднять, а мешочек на него не натянуть.

- Сейчас, Владимир Ручкин, ты всё поймешь, - кивнул Иван Иванович и достал из кармана мешочек алого цвета и небольшую сверкающую палочку со змеиной головкой на одном конце. – Это мой, а это волшебная палочка. С её помощью в мешочек можно поместить всё, что захочется. Смотрите внимательно, сейчас я отправлю в свой мешочек вот это, - учитель направил палочку на классную доску, а потом показал ею на мешочек, доска тотчас исчезла. – Всё! Это, как вы видели, не сложно. А теперь я верну её. Для этого мне волшебная палочка не нужна. Я просто скажу про себя следующее: «Классная доска Волшебного класса, вернись на своё место!», – учитель помолчал пару секунд, и доска действительно появилась там же, где и была раньше. – Итак, когда в мешочек нельзя что-то положить рукой, используется волшебная палочка. А доставать из него что угодно можно и без волшебной палочки.

Класс загудел, и послышались вопросы:

- А как же с птицами? Как их переловить? У нас же нет волшебных палочек! Значит, наши мешочки больше работать не будут? И мы ничего не сможем из них достать нового?

На что Синичкин захихикал, поглаживая себя по животу:

- Надо было доставать что-нибудь вкусненькое! Умные люди так и сделали!

- Да, пока у вас нет волшебных палочек, вы, к сожалению, не сможете их вернуть, - ответил учитель. – Поэтому птицы пока поживут здесь. До тех пор, пока у вас не появятся свои волшебные палочки, и те, кто этих непослушниц выпустил, не отправят их в свои мешочки. Мой ассистент Аркадий Аркадьевич будет давать им корм.

Класс опять загудел:

- А когда у нас появятся свои волшебные палочки?!

- Чтобы они у вас появились, надо кое-что сделать. Дело это будет непростое. И мы займёмся им завтра. А теперь, если у вас не вопросов, можете быть свободны. На сегодня достаточно. Должен отметить, вы отлично потрудились! Все получают «пятёрки»!

Ребята сразу повскакивали с мест и с радостными криками ринулись к выходу. У большинства из них это были первые отличные оценки за всё их обучение в школе. Только Саша Должиков и Катя Ёжикова вышли спокойно и без криков. Они же считали себя старшеклассниками, и им было не с руки вести себя, как детям.

Татьяши поджидали внуков на крыльце школы. Зина и Колька восторженно и наперебой стали рассказывать им, как прошёл первый урок и что они получили свои первые «пятёрки». И ещё они кричали, что Волшебный класс лучше любого «А» в тысячу раз. Понять что-то из их восторгов было сложно. Особенно про птиц, щенков и котят. А уж про горячий шашлык Синичкина и подавно.

- Чего только не придумают, чтобы дети не ленились учиться, - проворчала Колькина Татьяша. – Даже ребят постарше привлекли. Наверно, отличники. Для примера, так сказать.

- Нет, у нас там и второгодники были. И учитель сказал, что мы все вместе будем учиться! – возразил Колька. – А потом мы будем работать волшебниками! Потому что волшебники сейчас очень нужны!

- Ну вот, ещё и двоечников им показали. Наверно, для отрицательного примера. Как прививку сделали, - продолжала ворчать его Татьяша. – Хитро!

- А я бы сказала: мудро! – по-доброму усмехнулась Зинина Татьяша. – Нет, ты как хочешь, подруга, а мне пока всё это нравится!

- А завтра мы будем делать самые настоящие волшебные палочки! – объявила Зина. – Такие же, как у Ивана Ивановича!

Урок ей очень понравился. Особенно приятно было вспоминать о первой «пятёрке». Вот только колечка было жаль. Его, конечно, опять можно взять из мешочка, но тогда не возьмёшь чего-нибудь новое. А они уже договорились с Колькой отпроситься после обеда и погулять во дворе, чтобы вместе потренироваться доставать разные предметы из мешочков. И даже наметили для этого укромное местечко – в зелёной изгороди у детской площадки. В одном углу её встречались четыре куста, а внутри между ними был свободный пятачок, покрытый травой. В него запросто можно пролезть между ветками.

Витька тоже обещал подойти. Это он и придумал собраться в зелёной изгороди. «Чтобы никто не зырил и не приставал!» – пояснил он, почему именно там.

Другие ученики Волшебного класса тоже собирались заняться тем же самым. Многие из них убеждали себя, что именно такое домашнее задание они пропустили из-за невнимательности и сильных впечатлений от урока. В общем, всем не терпелось испытать мешочки вновь.

Синичкин и Липкин решили не тянуть до обеда. Они уселись в сквере на лавочке и для начала достали по огромному бургеру с двумя котлетами. А когда съели их, извлекли и по большой коле. Заморив немного червячка, друзья-товарищи засунули пустые бумажные стаканы в мешочки и, достав из них рогатки, принялись высматривать ворон.

Однако охота не удалась. Городские вороны намного умнее городских мальчишек. По крайней мере, им хватает ума держаться от этих шалунов подальше. Рогатки пришлось спрятать обратно в мешочки.

- А пойдем ко мне! – предложил Юрка. – Достанем из твоего мешочка железную дорогу и будем строить! А из моего будем чипсы разных сортов таскать! А чаёк на кухне сами заварим!

- Супер! Здорово придумал! Пошли! – впал в полный восторг Липкин. – Главное, чтобы ничего не потерялось! Чтобы вернуть и новенькое можно было доставать.

Не стал откладывать самостоятельное испытание мешочка и Саша Должиков. Он провожал до дома Катю Ёжикову. Обычно он нёс свой и её портфели. Теперь же руки его были свободны. И он то и дело извлекал из мешочка самые любимые Катины шоколадные конфеты и угощал её, приговаривая при этом:

- Как хорошо быть волшебником!

Катя, принимая очередную конфету, смеялась от всей души. Смеялась и жаловалась:

- А я не могу тебе ничего наколдовать.

- Ну и что! – смеялся в ответ Саша. – Зато у тебя получилась самая красивая птичка на свете!

Зина, Витька и Колька, собравшись после обеда в зелёной изгороди, съели для начала по мороженому из мешочков. Оно показалось им намного вкуснее магазинного и кафешного. Поэтому они съели ещё по одному.

Затем мальчики достали по машинке с пультами управления и устроили гонки. Зина же хотела достать много-много денег. Столько, чтобы подавилась ипотека. Но вспомнила, что если их не вернуть в мешочек, то из него уже будет нельзя достать что-то новое. Пришлось извлекать и складывать обратно разные игрушки. «Это здорово, что Волшебный класс оказался настоящим!» – думала она при этом.

5. Лучше быть полуволшебниками!

 

- Сегодня у нас состоится только один урок. Урок волшебного природоведения. И проведём мы его, естественно, на волшебной природе, - объявил на следующий день Иван Иванович. – Мы будем искать и собирать основы для ваших волшебных палочек. Это потребует от вас предельного внимания и наблюдательности. А также смелости и ловкости.

- Ура! Всего один урок! И тот прогулка! – обрадовались ученики, но следом вполне обоснованно озадачились: – А куда мы пойдём? Школа почти в центре города. Рядом нет никакой природы. Тем более какой-то волшебной! Мы поедем куда-то за город?! На автобусе?!! Или просто в парк пойдём?

- Посмотрите туда, - указал Иван Иванович на деревья за окнами. – Никто из вас не задумывался, что это за деревья? Ведь рядом со школой их нет, если посмотреть на неё снаружи. Неправда ли?

- Точно! – пробормотал класс. – Что это за деревья?! Чудеса просто! Откуда они здесь? Настоящий лес какой-то! Мы никогда такого и не видели…

Учитель продолжил:

- А дело в том, что эта классная комната находится не совсем в нашей школе. Скорее, даже и не в ней вовсе. Сначала я её создал в воздухе со всем, что в ней находится. И только потом присоединил её к этому участку леса, который находится очень далеко от нашей школы. Затем я согнул и сжал пространство и прицепил её к нарисованной учителем рисования двери на складской двери. Как это делается, мы будем обязательно изучать, но немного попозже. А сегодня наша главная цель – основы для волшебных палочек. Итак, – Иван Иванович достал волшебную палочку, навел её на окна и затем указал ею на свой алый мешочек; окна, как и доска накануне, тотчас исчезли вместе со стеной. – Перед вами настоящая Сибирская тайга. Недалеко от озера Байкал. Здесь есть небольшой волшебный участок леса, где можно найти то, что вам нужно. Трава на нём, в отличие от остальной тайги, изумрудного цвета, а опавшая хвоя золотистая. Пока вы стоите на них, вам ничего не угрожает. Дикие звери сюда не забредают – у меня с ними договор. Идите за мной, - учитель вышел в лес, однако ученики стояли в нерешительности, и никто за ним не последовал. – Ну, что же вы? Не бойтесь ничего! Я же сказал, звери обходят это место стороной. И, между прочим, у нас не так уж много времени. Поторопитесь!

- Ой, наши птицы вылетели! – крикнул кто-то.

- Это не страшно. Они вернутся. Им очень нравится корм, который выдаёт Аркадий Аркадьевич, - улыбнулся Иван Иванович. – Идите ко мне.

Первой шагнула на изумрудную траву, присыпанную золотистой хвоей, Зина. Ей почему-то не было страшно. Она бы и сразу пошла за учителем, но не хотела выделяться и опережать старших учеников. Леночка Белочкина отправилась за Зиной, тоже не понимая, и чего здесь бояться, если с нами учитель? И здесь всё так красиво! Глаз не оторвать!

За ними двинулись Колька и Витька. Им, конечно, было страшновато выходить в настоящую тайгу. Но если девчонки первые, как же можно отставать?! Другим ученикам стало неловко, что первоклашки оказались смелее их, и они вышли следом. Всё столпились рядом с учителем и рассматривали необычный лес.

И тут из-за деревьев вышла старуха в сером плаще и фартуке с широким карманом. На голове у неё был повязан платок, кончики которого торчали рожками со лба вверх. Лицо покрывали глубокие морщины. Нос торчал крючком, а глаза сидели глубоко-глубоко. В одной руке она держала деревянное ведро, а в другой – клюку.

- День добрый, Уважаемый Иван Иванович! – поприветствовала старуха учителя хриплым голосом.

- Здравствуйте, Уважаемая Хранительница Тайги! – улыбнулся ей Иван Иванович. – Вот привёл, как видите. Как и обещал.

- Вы всё-таки смогли набрать этот класс, - осмотрела старуха сгрудившихся вокруг него учеников. – Некоторые совсем мелкие, но, как я погляжу, смелые, - и она подмигнула Зине и Леночке: – Пошли со мной, бесстрашные козявки, я вам помогу! Люблю нетрусливых. Только, чур, не отставать!

Старуха повернулась и направилась вглубь леса. Девочки вопросительно посмотрели на учителя. Он подбодрил их кивком, мол, давайте-давайте! И они вприпрыжку побежали догонять старуху. Та же, услышав, как у неё за спиной захрустели под маленькими ножками сухие веточки, без всяких предисловий начала рассказ:

- Травозмейники – это не растения, но и не животные. Они особые существа. Самые удивительные в мире. Вырастают из изумрудной травы. Ползают, как змеи. Потом превращаются в лучики и улетают в небо. Только их и видели! Из них и делают волшебные палочки. Годятся они и ещё кое для чего. Смотрите внимательно! Грибы и ягоды собирали когда-нибудь?

- Да! Ягодки я рвала на грядке на даче! – сообщила Леночка. – И мы ходили там за грибами. Я набрала целую корзиночку! Они все вместе росли. Но папа сказал, что это поганки, и выбросил.

- А я ни разу не собирала, - призналась Зина. – У нас нет дачи.

- Понятно, - пробормотала старуха и объяснила: – Сначала появятся змеиные головки. Серебристые такие. И с яркими глазками. Они громко шипят и показывают зубы. Высматривайте их в траве. Вот-вот должны вылезти. Не пропустите!  

- Ой! Я вижу! И правда шипит! И глазки красные и такие злючие! – крикнула Леночка.

- И я тоже вижу! – присела на корточки Зина. – А у моей глазки зелёные! И зубки маленькие-маленькие! И язычок то высунет, то спрячет!

- Ишь, какие зоркие! Молодцы! – похвалила их старуха. – А теперь дайте им себя укусить. Не бойтесь.

Зина без страха протянула руку к торчавшей из травы крошечной змеиной головке, и та тотчас цапнула её за палец. То же самое сделала и Леночка и тоже получила укус. Однако девочек это вовсе не огорчило.

- И не больно совсем! – потерла Леночка руку: – Только немножко жжёт теперь. Зато у моей глазки перестали злиться! Она улыбается!

- И у меня жжёт немного, - посмотрела Зина на покрасневший палец.

- А теперь опять поднесите к ним руки и побыстрее! – скомандовала старуха. – Пока они вас не забыли.

Девочки сделали, что было сказано, и каждая почувствовала прикосновение к больному месту холодного раздвоенного язычка. Жжение и покраснение сразу исчезли. Даже следа не осталось.

- Всё, теперь они ваши, - с облегчением вздохнула старуха. – Они тоже любят смелых. Только с настоящими змеями так не делайте. Они ядовитые и раны не зализывают. Понятно? – Зина и Леночка серьёзно кивнули. – А сейчас надо дать им вырасти. И, как только они будут готовы оторваться от земли, снова подставьте им руки. Не прозевайте!

Змейки быстро вытягивались из земли в прямые серебряные струнки и казались твёрдыми и несгибаемыми. И вот зеленоглазая слегка качнулась. Зина тотчас протянула ей руку, и змейка накрутилась на неё серебряной спиралькой. Затем качнулась и красноглазая, и вскоре у Леночки на запястье тоже засиял браслетик.

- Поднесите их к моему ведру! – велела старуха; как только девочки исполнили приказание, змейки соскользнули в миллионы малюсеньких искорок, наполнявших деревянную ёмкость. – У меня там звёздная пыль. Весь август падающие звёзды собирала. Легче самого легкого пуха! – змейки закрутились в искорках и, казалось, они играют в догонялки. – Ишь! Ишь, какие шустрые! Обожают играть в звёздной пыли! Ну, котята и котята! – с ласковым блеском в глазах улыбнулась старуха. – У вас будут самые лучшие и красивые волшебные палочки. Не хуже, чем у меня. Такие получаются только из травозмейников, выкупанных в звёздной пыли. Это вам за смелость! А теперь пошли ко мне в гости! Познакомимся поближе, посплетничаем немного, угощу чем-нибудь. А эти пусть себе играют. Чем дольше, тем лучше.

Дом старухи стоял на берегу небольшого озерца. Рядом с ним колыхалась мелким поблескивающим разноцветьем полянка. С двух других сторон его обступал непроходимый сосново-еловый лес. Это была небольшая на вид избушка из крупных брёвен с засыпанной толстым слоем золотистой хвои крышей. Она смотрела на старуху и девочек парой небольших окошек с резными ставнями.

- И чего мы уставились?! – крикнула избушке старуха. – Ну-ка, по-быстрому! К нам передом, а к лесу – задом! Не видишь, что ли, гостей привела!

Избушка сразу же радостно закудахтала, приподнялась и, ловко развернувшись, опять присела. Перед хозяйкой и её гостями предстали крыльцо и распахнувшаяся дверь.

- То-то же! – дружелюбно проворчала старуха.

Внутри избушка оказалась очень просторной и светлой. На стенах сушились цветы и травы. На полках стояли разных размеров банки, коробочки и мешочки. Посреди круглый стол, накрытый скатертью, и стулья. А у одной стены – широкая белая печь и небольшой топчан рядом с ней.

- Вам, наверно, скучно здесь без телевизора? – спросила Леночка, осмотревшись.

- Ещё чего! – воскликнула старуха и поставила в угол ведро и клюку. – Тысячи лет прожила без него и ни разу не заскучала! Дел каждый день – невпроворот. Да и есть он у меня. Полгода назад сдуру купила. В город летала. Он в будке у Барбоски стоял. Они его с Котофеичем смотреть пристрастились. Да так, что один лаять почти разучился, а другой мышей ловить перестал! Представляете?! Пришлось в мешочек спрятать. Выдаю теперь только раз в неделю на полдня. Больше – вредно.

С этими словами старуха извлекла из кармана фартука сверкающую волшебную палочку, точно такую же, как у Ивана Ивановича, и золотистый бархатный мешочек. Через несколько секунд в воздухе метрах в трёх от стола повис плоский работающий телевизор. Самой современной модели. Какая-то певица в нём что-то пела, смешно выпучивая глаза. И тут же перед экраном уселся неизвестно откуда появившийся большой-большой чёрный кот с белой грудкой. Один глаз у него был жёлтый, другой – зелёный. А в окне показалась смешная собачья морда, выражавшая только одно: «Я тоже хочу!!!»

- Иди уж! – направила старуха палочку на входную дверь, и та открылась. – В честь гостей. Так и быть!

Следом за этим в избушку радостно влетел крупный бело-рыжий пес неизвестной породы и, лизнув кота в ухо, также уселся глазеть телевизор.

- А Вы тоже волшебница, как наш учитель Иван Иванович? И как Вас зовут? Вы же обещали познакомиться, – протараторила Леночка и, не откладывая, тут же представила себя и подругу: – А меня зовут Леночка Белочкина, а это Зина Корабликова. Мы первоклассницы.

- Да, я волшебница. А зовут меня все Баба-яга. Правда, в ваших сказках меня называют Баба-яга костяная нога. А ещё в них чего только не напридумывали обо мне. Наверно, вам читали. Но я не обижаюсь. Пусть врут. Вы же видите, ноги у меня как ноги. А теперь присаживайтесь за стол и угощайтесь.

Очередной взмах волшебной палочки, и на столе появились чай, варенье, мёд, орехи и печенье. Девочки стесняться не стали и принялись за всё это сразу. В городе они такого никогда не ели. От насыщенных ароматов и невыразимой вкуснотищи носы и языки Зины и Леночки, наслаждаясь, недоумевали: а почему мы никогда такого раньше не нюхали и не пробовали?!

- А чем Вы здесь занимаетесь? – спросила Зина, ей было неловко просто сидеть и отправлять в рот эти объедения без всякой беседы.

- Работаю. Слышали, как меня ваш учитель назвал? Уважаемая Хранительница Тайги! Вот ею и работаю. Хранительницей. Это он ко мне по должности обратился, - важно отвечала Баба-яга. – Вот за этим местом, где травозмейники появляются, присматриваю. Чтобы в плохие руки не попали. Пожары лесные дождями заливаю. Браконьеров пугаю. Зверей лечу. В общем, за порядком в Тайге слежу. Скучать не приходится. А ещё иногда летаю туда, где срочно разная волшебная помощь нужна. На всю Землю волшебников-то нынче не хватает. Редкая профессия. Так что, Иван Иванович молодец, что взялся вас обучать. Давно пора было кому-то этим заняться.

- А как Вы летаете? На метле или в ступе? – поинтересовалась Леночка. – В сказках по-разному написано.

- Да я и так, и так могу. И без ничего могу. С одной волшебной палочкой. А могу и сразу переместиться, если надо куда-нибудь мгновенно добраться. А сказки они и есть сказки. Что-то правда, где-то намёк, а больше – выдумки. Может, когда у волшебников станет времени побольше, они и напишут сказки, в которых будет только правда. Но пока волшебникам некогда сказки писать.

- А плохие, ну, то есть злые волшебники бывают? – спросила Леночка, налегая на печенье; такое вкусное, можно хоть килограмм съесть и не заметить. – В сказках про них есть, мне мама читала. Или тоже врут?

- Конечно, бывают. Волшебники же тоже люди. А люди они же разные, - ответила Баба-яга.

- А вы их видели?! Они очень страшные?! – расширились глаза у обеих девочек.

- Иной раз бывают и страшные. Прикинется чудищем-юдищем и наводит ужас всякий. А порой человек, как человек с виду, а столько зла исподтишка натворит. Стольким людям голову заморочит. Но вы ничего не бойтесь. Главное – учитесь хорошо. Иван Иванович очень сильный волшебник. Со временем он вас научит, как с ними справляться. Ну, если что, конечно. Да и я рядышком совсем. Теперь вы ко мне дорогу-то знаете. Можете и просто так заходить поболтать. Друзей приводите. Всё мне повеселее будет, хоть и не скучаю я. Ну, а теперь вам пора. Забирайте змеек из ведра и поспешайте. Остальные-то, наверно, тоже своих собрали. Иван Иванович, поди, ждёт. А я провожу.

Когда Зина выходила из избушки, она заметила несколько подвешенных за головки серебряных змеек рядом с сушившимися цветами и травами.

Вернувшись к классной комнате, девочки увидели, что ребята и учитель уже находятся внутри неё. У каждого ученика так же, как и у них, на руке поблёскивали серебряные браслетики. Глаза у всех змеек были самых разных цветов.

- Сегодня вы сделали ещё один шаг к тому, чтобы стать волшебниками, - сказал Иван Иванович, когда окна и стена вернулись на место.

- А сейчас мы кто? Не волшебники, что ли? – спросил Синичкин. – Мы же запросто можем из мешочка всякое доставать.

- Сейчас вы пока полуволшебники, потому что у вас есть только мешочки, - ответил учитель. – А теперь отправьте змеек в мешочки и можете идти домой. И не доставайте их до завтра. Им надо успокоиться и набраться сил. А за сегодняшний урок всем по «пятёрке»! До свидания!

И опять занятие закончилось громким и всеобщим «Ура!» Единственный урок продлился три часа, но никто этого даже не заметил. А как тут на время смотреть?! Надо же, запросто побывали в настоящей тайге! Видели волшебный лес! Приручали волшебных змеек! Да ещё и по «пятёрочке» отхватили!

По дороге домой Зина молчала. А Колька и Витька возбуждённо вспоминали, как класс собирал травозмейников. Как их кусали, и они оба запросто терпели боль. Ещё Витька рассказал, что старшие ученики называют между собой Ивана Ивановича Вань-Ванем, а Аркадия Аркадьевича – Аркашей.

Леночка возвращалась вместе с ними. Она жила в соседнем дворе, и ей было по пути. Она рассказывала Кольке и Витьке о Бабе-яге. Мальчики, хоть и не показывали вида, но очень завидовали. Вот так взять и запросто попасть в гости к самой Бабе-яге в избушку на курьих ножках!

- А ты, Зинка, чего молчишь? – спросил Колька. – Хорошо у Бабки-ёжки было?

- Я думаю, как нам наших змеек спасти… - ответила Зина, серо-зелёные глаза её были мокрые. – Ведь чтобы они стали волшебными палочками их, наверно, надо будет убить и засушить. Я видела несколько змеек в избушке у Бабы-яги. Она их сушит вместе с травами и цветами. Я лучше тогда свою отпущу и из этого Волшебного класса уйду, - далее Зина и вовсе захныкала: - Лучше я буду за три остановки в другую школу ездить… Ни за что не дам…

Конечно же, после того, как Волшебный класс оказался настоящим волшебным, и знакомства с Бабой-ягой ни в какую другую школу переходить не хотелось. И Иван Иванович ей очень нравился. И от этого расстройство её только усиливалось и усиливалось. И Зина остановилась и расплакалась навзрыд.

- И я мою не дам убить! Ни за что! - заявила Леночка и тоже захныкала: – Они такие игручие, как котятки! Пусть лучше превратятся в лучики и улетят на небо. Я с тобой в другую школу буду ездить…

Ситуация создалась критическая – девочки разрыдались дуэтом и даже обнялись, положив головы друг другу на плечи. Витька с Колькой примолкли – такого разворота событий они не ожидали. Действительно, ведь эти красивые и доверчивые змейки были живыми существами. А волшебная палочка, которую они видели у Ивана Ивановича, на живое существо совсем не походила. И что же теперь делать? Ведь правильно девочки плачут, жалко же таких классных змеек! Плачут вовсе не потому, что плаксы!

- Знаете что! – вдруг решительно воскликнул Витька. – Надо завтра Вань-Ваня так и спросить. Если Вы такой добренький волшебник, то почему засушили змейку и нас хотите заставить?! Я, лично, тоже свою убивать не буду!

- Да! И я! Ни за какие бонусы! – закивал, нахмурившись, Колька.

- А из Волшебного класса я никуда переходить не буду! Лучше я буду полуволшебником! Имею право! – вконец разошёлся Витька.

- Как это полуволшебником? – посмотрела на него Зина, перестав рыдать.

- А вот так! Как учитель сегодня говорил! У меня есть мешочек! И я могу делать волшебные дела и без всякой там волшебной палочки! – горячо объяснил Витька. – Так и скажу всем им завтра, что буду учиться на полуволшебника! А змейку отпущу!

- И я буду на полуволшебницу учиться! – присоединилась к Витьке Леночка, вытирая слёзы.

- И я, - кивнула Зина.

- А как же другие змейки? Их же тоже жалко, - напомнил Колька. – Там ещё целых семнадцать!

- Надо полицию вызвать! – неожиданно выдал Витька. – Пацаны говорили, что теперь если кто-то убьет кошку или собаку, его в тюрьму сажают за живодёрство. А тут волшебные змейки! Так и скажем им всем! Если змеек не отпустите, вызовем полицейских с собаками!

- Точно-точно! И будем тогда учиться всем классом на полуволшебников, - согласился Колька.

- А кто не захочет, пусть проваливают из нашего класса! – воинственно добавил Витька.

На том и порешили и разошлись. Но затем ещё много раз перезванивались и обсуждали, как всё лучше устроить. Но толком не получилось. В итоге, договорились – завтра утром выйти пораньше в школу.

6. Двадцать один волшебник

 

Суровые и готовые к борьбе за жизнь змеек первоклассники шли на следующий день к восьми утра в школу. По дороге, как и договорились накануне, обсудили, каким образом будут действовать. Витька скажет всем ребятам и Ивану Ивановичу, что змеек убивать нельзя и предложит от этого отказаться. Колька зажмёт в руке телефон и будет держать палец на кнопке вызова полиции. Если не согласятся, то сразу жмёт и вызывает.

Однако урок начался несколько неожиданно для них.

- Сейчас мы выпустим на свободу змеек, а потом будем изготавливать волшебные палочки. В общем, сегодня у нас опять будет всего один урок. Урок волшебного труда, - начал занятие Иван Иванович. – Для этого урока вам понадобятся штативы и настольные лампы. Как видите, они уже на ваших партах.

- Значит, мы не будем их убивать, чтобы потом сушить? – спросил учителя обескураженный Витька.

- Их нельзя убить, - улыбнулся учитель. – Итак, посмотрите, пожалуйста, в окна. Сейчас дневную тайгу заменит ночной океан. Выходить из класса и даже открывать окна мы, естественно, не будем. Прошу всех подойти к окну. И встаньте так, чтобы не мешать друг другу.

Иван Иванович навел на тайгу волшебную палочку и сделал какое-то короткое неуловимое движение. И за окнами тотчас возникло ночное небо, абсолютную черноту которого не разбавляла даже капелька лунного света. Зато на нём было огромное количество звёзд, не видимых в городах или при Луне. Откуда-то снизу доносился могучий рёв. Океан беседовал с созвёздиями.

- Только что я соединил нашу классную комнату с западной частью Атлантики. Здесь ещё ночь, и пока нет Луны. Травозмейники очень любят именно такое небо. Иногда они его ждут месяцами, - объяснил учитель. – А теперь выпустите их из мешочков и, когда они переползут на ваши руки, направьте руки в небо. И ждите. Они сами решат, когда пора.

Через несколько минут все ученики стояли в линию перед окнами, протянув в небо руки, обвитые серебряными браслетами. Они очень волновались и ждали чего-то необычного и чудесного. И оно произошло.

В одно мгновение из браслетов выскользнули лучики и замерли перед лицом каждого из ребят, словно прощались. Затем бестелесные змейки коснулись губ учеников и устремились светящейся стайкой к звездам. И вскоре она превратилась в светлую точку и растворилась в черноте неба.

- Обычно травозмейники превращаются в лучики полностью, но вам они оставили свои серебряные шкурки в виде браслетов, - услышали завороженные ученики голос учителя. – Пока они не застыли, снимите браслеты с руки и выпрямите. Для этого подвесьте их за зубки на штативы, стоящие у вас на партах. Настольные лампы я сейчас вам включу, - небольшие светильники на партах тотчас зажглись. – Через несколько минут шкурки станут абсолютно ровными, как натянутые струны, и затвердеют. Будьте осторожны, они становятся хрупкими. Сделать их прочными и в то же время гибкими и упругими – одна из главных целей нашего сегодняшнего урока труда. Аркадий Аркадьевич, помогите, пожалуйста, самым младшим разобраться со штативами. Но ничего не делайте за них. Это урок их труда. Палочку каждый должен сделать себе сам.

Минут через пять все ученики справились с заданием. Правда, у Зины получилась не идеально ровная змейка. Когда она подвешивала её на штатив, головка у самого основания слегка согнулась и чуть не переломилась. Зина сильно испугалась, но ассистент учителя Аркадий Аркадьевич успокоил её:

- Ничего страшного. Трещинки нет. Зато будет отличаться от всех других.

И тут Зина узнала его голос. Это был голос клоуна, которого она встретила на «Школьном базаре». Аркадий Аркадьевич улыбнулся и подмигнул, точно также, когда дарил ей мешочек.

- Теперь вам нужно то, чем вы наполните шкурки травозмейников и сделаете палочки гибкими и упругими, - продолжил занятие Иван Иванович. – Сейчас над океаном восходит Луна и начинает поливать всё вокруг своим густым молочным светом. Вам надо собрать в пробирки это лунное молоко. Пробирки с пробочками лежат рядом со штативами. Возьмите их и погасите лампы. Как наполнить пробирки лунным молоком, вы должны догадаться сами, - класс озадаченно загалдел в темноте. – Не нарушайте тишины! Говорите только шёпотом – Луна не любит шума! Свет может стать не таким густым, тогда не соберёте.

Ученики взяли пробирки и на цыпочках подошли к окнам.

За ними из-за горизонта поднималось ночное светило. Океан притих, и на его поверхности вытянулась широкая светящаяся дорожка. И вот Луна оторвалась от воды и стала заливать пространство густым белым светом, поглощающим свет многочисленных звёзд. Чем выше она поднималась, тем гуще становился её свет, а дорожка на океане уже и уже.

Классная комната тоже наполнилась лунным молоком. Ребята попробовали черпать его пробирками, но безрезультатно. Однако они повторяли и повторяли эти бессмысленные движения.

- Вы чё, дураки, что ли?! Свет же не вода! – прошипел Синичкин.

- Если такой умный, придумай что-нибудь другое! – прошипел ему кто-то в ответ.

У Зины и Леночки, как и у других, наполнить пробирку лунным светом не получалось. Но они продолжали и продолжали попытки. Они так старались, что от напряжения у них даже вспотели лбы.

- Ничего не выходит! – прошептала Зина и, прекратив зачерпывать пробиркой свет, вытерла пот ладонью.

- У меня тоже, - сунула руку в кармашек фартука Леночка, чтобы достать платочек, но ей попался мешочек, и она непроизвольно промокнула лоб им.

«Вот! Надо в него! Надо в него попробовать собирать!» – воскликнула про себя Зина и, быстро достав свой мешочек, развязала его и подставила под лунный свет. Леночка последовала её примеру. Подождав немного, они мысленно приказали мешочкам переместить свет в пробирки. И сосуды наполнились им на четверть!

- Надо подольше так подержать! – радостно прошептала Леночка.

- Печенькин! – потрясла локоть Кольки Зина. – Вот как надо делать! Передай остальным!

Среди ребят прокатилось возбуждённое перешёптывание, и вскоре пробирки у них начали наполняться светящимся лунным молоком.

- Отлично! Молодцы! – похвалил учеников Иван Иванович, когда они, заткнув пробирки пробочками, расселись по своим местам. – Что ж, ночь нам больше не нужна. Сейчас нам нужен день! – учитель улыбнулся, коротко взмахнул волшебной палочкой, и за окнами опять появилась тайга. – Думаю, вы уже догадались, что делать дальше. Да-да, аккуратно и не спеша залейте лунное молоко в шкурки змеек. Оно пропитает их и загустеет, от этого они станут упругими, гибкими и невероятно прочными. Никакая сила не сможет их разорвать или переломить. Когда шкурки примут достаточное количество лунного света, они вам дадут знать.

И класс засопел. Сложнее всех, конечно, было самым младшим. Попробуй, попади в такой маленький рот! Да ещё зубки мешают! Особенно трудно пришлось Зине – у её палочки змеиная головка загибалась. Помог ей опять Аркадий Аркадьевич, отрегулировав штатив так, что змейка приняла почти горизонтальное положение.

- Спасибо! – поблагодарила его Зина и прошептала: - А я Вас узнала. Это Вы были клоуном на «Школьном базаре» и дали нам мешочки.

- Да, это был я, - кивнул Аркадий Аркадьевич с улыбкой. – Тебе нравиться здесь учиться?

- Очень! – засияли глаза Зины. – А Вы в цирке работаете? Да?

- Нет, к сожалению, с некоторых пор я стал полуволшебником и не могу представлять свою волшебную цирковую программу на арене, - погрустнел ассистент. – Поэтому пока я помогаю Учителю здесь…

- А почему Вы стали полуволшебником?! – очень удивилась Зина.

- У меня похитили волшебную палочку. Остался только мешочек…

- Кто?!

- Если бы я знал! Он напал неожиданно. Поздно вечером, когда я шёл домой после представления. Здоровый такой и в маске. Наверно, это был простой грабитель. Мешочек он тоже забрал, но мешочки возвращаются. А палочки сами не возвращаются. Теперь её не найти.

- И что Вы будете делать?

- Поработаю здесь пока. Надо же помочь Учителю. А потом подготовлю полуволшебную программу и попробую вернуться в цирк, - грустно отвечал клоун, но следом спохватился: – Ой-ой-ой! Заболтались мы с тобой! Тебе надо заняться своей палочкой! Посмотри, все уже заканчивают!

О том, что лунного молока достаточно, шкурки сообщали язычком. Они быстро показывали его и прятали, будто были живыми змейками. В классе раздались визг и смех.

С заданием в итоге справились все. Но далось оно непросто. Руки, лбы, носы, щёки и школьная форма оказались заляпанными светящимся молоком. Кого-то это сильно развеселило, а кого-то серьёзно огорчило. Особенно девочек.

- Оно ещё и липкое! – морщилась больше всех одна из них, пытаясь очистить очки.

На вид ей было лет одиннадцать. Без очков у неё сильно косили глаза. Она и правда основательно перепачкалась. Даже хвостики волос, напоминающие беличьи ушки, светились пятнами. Фамилия её была Абашева. Так её называл Юрка Синичкин. Витька же сообщил, что она хоть и не второгодница, но училась в обычном классе еле-еле.

- Не беспокойся, Юлдуз! Через несколько минут оно испарится без следа! – успокоил ученицу Иван Иванович и убрал волшебной палочкой окна и стену классной комнаты. – А теперь погуляйте немного по изумрудной траве. Хранительница Тайги поставила там несколько столиков со своими угощениями. Не у всех же пока работают в полной мере мешочки. В общем, погуляйте, перекусите, а потом у нас будет самая сложная часть нашего урока волшебного труда.

Бабы-яги на улице не оказалось. Но столики с кувшинами морса и корзинками, наполненными медовыми пряниками, маковыми бубликами и ягодными кексами, стояли недалеко под деревьями. Рядом с ними сидел Барбоска. Когда ребята высыпались из класса, он подбежал к Юрке Синичкину и, преданно глядя ему в глаза, завилял хвостом.

- А, не любишь девчачью еду?! Признал своего пацана?! – загоготал Юрка и сунул руку в мешочек. – Одобряю! Муччинам питаться надо правильно! Лови! – и Барбоске полетела большущая толстая котлета, которую он поймал налету и проглотил в одно мгновение. – Ну, а теперь мне, - закатил глаза Юрка и задумался, но ненадолго, спустя пару секунд он держал перед собой большую глубокую миску с пельменями, обильно политыми сметаной. – Ну вот! Это еда настоящая, а не каральки-нежральки какие-нибудь! – танцующего на месте Барбоску он успокоил: - Не боись! Оставлю! Тебе горячее всё равно нельзя. Пусть остынут немного.

Пёс всё понял и прилёг рядом с развалившимся на изумрудной траве учеником, которого он считал теперь своим самым лучшим другом.

Вовка Ручкин тёрся рядом с ними. Он был из тех, кто выпустил на первом уроке птицу, и его мешочек не работал полностью. Сладостей с морсом ему тоже не хотелось. А вот запах пельмешков он втягивал в себя с огромным удовольствием.

- Ещё один! – усмехнулся Юрка. – Давай уж, присаживайся, Вован! Я уже под завязку. Они ещё тёпленькие!

Зина, съев кекс и выпив морса, гуляла под деревьями и гадала о том, кто же мог похитить волшебную палочку клоуна Аркадия Аркадьевича. Эх, вот пришла бы Баба-яга, она бы у неё выспросила, кто на такое способен. Наверно, это какие-нибудь злые волшебники.

Потом Зина вспомнила, как собиралась с ребятами вызывать утром полицию, чтобы спасти змеек. И озадачилась тем, обращался ли Аркадий Аркадьевич в полицию? Скорее всего, нет, ведь в полиции могли сильно удивиться и не поверить, что на свете бывают волшебные палочки и что их могут воровать. Они вот с Колькой ещё несколько дней назад считали, что никакого волшебства не бывает. Интересно, а как же можно без полиции найти воров и украденную вещь?

Мысли её прервал звон колокольчика. Это Аркадий Аркадьевич приглашал учеников обратно в класс. Столы с мусором и остатками еды тем временем растворились в воздухе, а Барбоска получил на прощание ещё одну котлету.

Когда ребята ушли, пёс задумчиво потрусил в сторону избушки на курьих ножках. В глазах его стоял неразрешимый вопрос: что же всё-таки вкуснее? Котлеты или пельмени, которые он доел за Вовкой Ручкиным? В том же, что лучшим человеком на Земле после Бабы-яги является Юрий Синичкин, он не сомневался.

- Итак, осталось самое главное, - очень серьёзно сказал Иван Иванович, когда все расселись по своим местам. – Волшебная палочка должна иметь живое сердце. И это будет кусочек вашего сердца. Возьмите свои палочки в левые руки и сожмите покрепче. Посмотрите в глаза змейке и не отрывайте от них взгляда. Подумайте о самом приятном и хорошем, что было в вашей жизни. Не спешите, выберите действительно самое лучшее. Когда выберите, думайте об этом и ждите. Когда всё случится, вы это поймёте.

Зина сжимала палочку посредине и всматривалась в зелёные глазки змейки, но она не знала, что у неё в жизни было самое лучшее. Когда у неё ещё были мама и папа, они возили её на море. Раньше они всегда её брали везде с собой. Но это было так давно. Ей тогда исполнилось всего пять лет. Папа никогда не спускал её с плеч. И она видела всё-всё вокруг. А потом их запутала ипотека… Может, что-то случалось получше? Но ничего, кроме того, как она сидит на папиных плечах и всё-всё видит, не вспоминалось. И вскоре из одного глаза её вытекла слёзка…

Палочка пульсировала в руке, как птица, рвущаяся на волю. Но Зина этого не замечала, утонув в приятных воспоминаниях. Слезка давно высохла, а на губах сияла улыбка…

- Что же ты, Зина?! Смотри, как бьётся! – услышала она голос Аркадия Аркадьевича и сразу почувствовала пульс палочки.

- Да, я чувствую! И вижу! – радостно кивнула Зина. – Она всегда так будет?!

- Да. Теперь в ней живет кусочек твоего сердца, - шепнул ассистент учителя и громко обратился к Ивану Ивановичу: – У Зины Корабликовой всё получилось!

- У меня тоже колотится! – восторженно прошептал Колька. – И у остальных. Только тебя ждали.

- Поздравляю вас! – воскликнул Иван Иванович. – Теперь ваши палочки по-настоящему волшебные! Это великое событие! Двадцать одна новая волшебная палочка! Двадцать один новый волшебник! Ура!

- Ура!!! – заорали ученики. – Мы теперь волшебники! Ура-а-а!!!

- А мы правда теперь волшебники? – спросила Зина, когда все проорались и немного успокоились.

- Если из вас кто-то в этом сомневается, то по дороге домой подойдите к любому прохожему и спросите его, сделал ли он хоть одну волшебную палочку за всю свою жизнь?! – улыбнулся Иван Иванович.

- А когда мы будем возвращать птиц в мешочки? – поинтересовался Вовка Ручкин и скосил взгляд на щебечущую на гардинах компанию.

- Прямо сейчас и вернём! – ответил учитель. – Наведите палочку на свою птицу и уверенно укажите ею на мешочек.

Получилось не у всех. Непростое оказалось дело. То птица перелетит с одного места на другое, то уверенности не хватало. Пришлось постараться. Однако спустя минут десять все птицы вернулись в свои мешочки, а Катя Ёжикова шепнула Должикову:

- Ну всё, Сашка, сегодня моя очередь тебя угощать!

Остальные «птичники», как их успели прозвать ребята, просто орали «Ура!»

Пока же всё это происходило, Синичкин и Липкин стали наводить друг на друга волшебные палочки и указывать ими на свои мешочки. Оба сверкали глазами и махали палочками, как кинжалами, но ничего не происходило. Однако мальчишки не останавливались.

- Обратите внимание на Юру и Серёжу! – кивнул на них Иван Иванович. – Они соревнуются в том, кто кого быстрее отправит в мешочек. Это хорошо, что они затеяли эту игру. Она показывает нам всем, что, как ни старайся, упрятать в мешочек человека, имеющего свой мешочек, невозможно. Ни волшебника, ни полуволшебника. Это один из законов волшебства. И его надо запомнить.

Класс рассмеялся. А Синичкин и Липкин, прекратив свое занятие, сконфуженно заоглядывались, хлопая глазами. Но потом оба приняли важный вид, мол, и чего вы ржёте?! Вам же сказали: мы открывали важный волшебный закон! Это вам не просто так!

За урок волшебного труда все ученики тоже получили по «пятёрке».

На бабушку волшебная палочка Зины не произвела никакого впечатления. Впрочем, как и рассказы внучки о других невероятных событиях, происходивших в Волшебном классе. Даже поход в гости к настоящей Бабе-яге совсем её не заинтересовал. Мало ли, какие аттракционы предусмотрены этим экспериментом!

То же самое происходило и у Кольки.

- Вы хоть пишете там что-нибудь? Считать учитесь? Или гербарии собираете? – ворчала его Татьяша.

Колька, промычав что-то неопределённое и доев обед, пошёл гулять на улицу. Там его уже поджидали Зина, Леночка и Витька. Всем не терпелось испытать свои волшебные палочки. Собрались они опять на пяточке в зелёной изгороди.

Однако наколдовать им ничего не удавалось. Птиц же выпускать из мешочка они не решились. Как улетят куда-нибудь, ищи их потом! Витька предлагал достать из мешочка слона и потом спрятать его обратно, но Зина сказала, что он может затоптать малышей на детской площадке.

- Наверно, нам надо ещё учиться, - вздохнула Леночка.

- Да, дело непростое, - согласился Колька.

- А у Аркадия Аркадьевича палочку украли, - вспомнила Зина и рассказала всё, что ей стало известно.

- Знаете что! Надо её найти! – сразу загорелся Витька.

- А мне он тоже клоуна напомнил, но я не догадался, - признался Колька.

- Надо завтра на переменке сбегать к Бабе-яге и узнать, кто ворует волшебные палочки! – предложила Леночка.

- Да, надо её расспросить, - согласилась Зина. – Может быть, это злые волшебники.

- Точно! – поддержал девочек Витька. – Надо найти этих гадов и отобрать у них палочку Аркаши! – как и все мальчишки, играющие в футбол во дворе, Витька терпеть не мог несправедливости. – А ещё, пацаны сказали, что у Абашевой из нашего класса отец работает в полиции самым главным начальником. Поняли?! Если что, пойдём к нему и всё расскажем! Он нам поверит, ведь Юлдуз у нас в классе, а значит, он не удивится ничему и поможет. Но сначала этих гадов надо найти. Эх, лишь бы Баба-яга была дома!

7. Спящая красавица

 

Научиться пользоваться волшебной палочкой действительно оказалось очень непросто. Единственное, что ученикам далось без особых трудностей – перемещение различных вещей в мешочки. Всё остальное требовало предельного внимания, сосредоточенности и усидчивости.

- Сегодня мы начинаем наш первый и самый основной курс. Курс освоения волшебной палочки, - объявил Иван Иванович на следующий день. – Волшебная палочка после мешочка – главный предмет волшебника. Учиться пользоваться ею можно целую жизнь. Не такого волшебника, который бы открыл все её возможности. Ограничить их может только недостаток фантазии. Чтобы использовать волшебную палочку, надо знать, что вы хотите получить и представить, как вы это делаете руками. Руки волшебника должны быть умелыми и быстрыми. Поэтому главным предметом для вас сейчас будет волшебная лепка. Но для начала освоим самое простейшее.

Задёргивать и раздвигать шторы, поднимать и перемещать различные предметы, заставлять их крутиться на месте и даже танцевать научились за пару уроков. Затем приступили к волшебной лепке, используя обычный пластилин. Не прикасаясь к нему надо было лепить то, что приходило в голову, а потом заставлять полученное двигаться.

Со стороны всё выглядело так, словно пластилин оживал. Из него вырастали цветы и фигурки, строились домики и возникали машинки, кораблики и самолёты. Это было похоже на пластилиновые мультики. Чего только ни навыращивали девочки! Каких только сражений и соревнований между своими фигурками ни устроили мальчишки! Но самое удивительное – всё слепленное можно было заставлять говорить!

Синичкин слепил Жралика. Круглое такое существо на маленьких ножках, но с огромным ртом. Он заставлял его прыгать с парты на парту и поедать то, что лепили другие ребята. При этом всякий раз перед тем, как что-нибудь проглотить, этот ненасытный колобок кричал:

- Из-з-звЕните! Но очень кушать хочется! – а потом икал и благодарил: - Спасибо за объедениЯ!

- Он у меня вежливый! – ржал Юрка.  

Естественно, питомец его увеличивался в размерах довольно быстро и вскоре достиг величины футбольного мяча.

Добрался Жралик и до парт первоклашек. Танчики Витьки и Кольки, ведущие сражение между собой, он зажевал мгновенно. А когда попробовал заглотить подсолнух Зины, на котором уже поспевали семечки, вдруг неожиданно исчез. Синичкин был в полной растерянности. А что ещё оставалось делать Зине? Не отдавать же на съедение какому-то безобразию труд трёх уроков волшебной лепки. В мешочек это безобразие!

- Нет, вы видели, а?! А ну верни! – заорал Юрка.

- На улице к нам пристаёт одна собака. Юра, можно, мы его оставим себе? – с невинными глазками спросила Леночка.

- Ну… Вообще-то… - растерялся ещё больше Синичкин. – Сначала спросить надо было… Ну, ладно… Мне он уже надоел.

- Большое спасибо, Юра! Ты очень добрый, – улыбнулась Леночка.

Синичкин посопел немного и принялся лепить что-то другое.

На переменах Иван Иванович выпускал учеников побегать и перекусить в тайге. Компанию им всегда составлял Барбоска, поджидавший их на улице. Зина, Леночка, Витька и Колька всякий раз прогуливались во время перерывов до избушки на курьих ножках. Но застать Бабу-ягу им не удавалось. Очевидно, у неё было много дел, и она постоянно отсутствовала.

Так пролетели почти два месяца, и вот-вот должны были начаться первые каникулы. Всё чаще и чаще моросили дожди, а иногда шёл мокрый снег, который сразу таял. И ребята стали ходить к избушке, только если было сухо. Но хозяйка её так и не появлялась.

В последний же учебный день перед каникулами выдалась чудесная погода. Светило солнце. В изумрудной траве резвились травозмейники, а золотистая хвоя поблёскивала множеством искорок. На первой же перемене первоклашки побежали к Бабе-яге.

Она сидела на крыльце своей избушки. Лицо у неё было потемневшее и уставшее. Расколовшаяся ступа валялась на дорожке недалеко от дома. Но ребятам старуха обрадовалась и даже нашла силы поинтересоваться их успехами в учёбе. Леночка сразу же убрала волшебной палочкой с крыльца всю пыль и хвою, которые на нём накопились. Зина очистила ставни и протёрла окна. И всего за несколько секунд.

- Вот умнички, а то я так умаялась, что и колдовать, чтобы прибраться, сил не осталось… - с трудом прокряхтела Баба-яга и посмотрела на мальчиков: - Ну, а вы чему научились?

Колька, вытащив волшебную палочку, починил ступу и поставил её у крыльца. Витька угостил старуху мандарином, который очистил в одно мгновение.

- Это же надо! – съев сочную дольку, чуть приободрилась Баба-яга. – И всего-то за одну четверть! Молодцы, молодцы!

- А у нашего Аркаши, ну, то есть у Аркадия Аркадьевича, грабители украли волшебную палочку! Раньше он был клоуном в цирке, а теперь не может, – поделилась залежавшейся новостью Леночка.

- Да знаю я, - махнула рукой старуха. – Ещё летом его ограбили. Он из-за этого из цирка и ушёл. А такой хороший клоун был, настоящий маэстро, эх…

- А это злые волшебники украли? – спросила Зина.

- Нет. Это не они. Волшебники не могут воровать палочки друг у друга… - с трудом ответила Баба-яга.

- Даже злые? – спросила Леночка.

- Никакие. Если волшебник украдёт палочку, то его мешочек сгорит. А без мешочка он уже даже полуволшебником не сможет быть. Нельзя волшебникам воровать, они и так могут получить, что захотят. Из мешочка или при помощи палочки…

- Тогда кто это был? – спросил Витька.

- Могли просто грабители, - пожала плечами старуха. – Увидели красивую вещь и забрали.

- И что теперь делать? – спросил Колька.

- Ждать, - вздохнула Баба-яга. – Могут попытаться продать. Тогда дело почти гиблое. А может, и просто выкинут. Это лучше. Тогда её можно будет найти. Палочку без хозяина можно найти другой палочкой. Но пока она не проявляется. Значит, или продали, или она ещё у них.

- А эти воры-грабители могут ею пользоваться? – спросила Зина.

- Могут, если знают, что это такое и кто-нибудь их научит. Сама по себе палочка не работает. Пользоваться ею надо уметь, - ответила старуха и даже нашла силы подмигнуть: - Вы-то теперь это хорошо знаете. Поди, не одну мозоль-то натерли, прежде чем так хорошо научились управляться с ними.

- Не одну… - кивнула Леночка.

- Я даже один день не училась. Просто за партой сидела и смотрела, как другие тренируются. Так руки болели. Шевелиться не хотели, - призналась Зина.

- И мы ещё не очень-то хорошо научились, - добавил Витька.  – Вот старшие ребята намного больше нас научились. У нас есть Сашка Должиков. Он самый старший. Так он даже тучи уже умеет собирать и разгонять. Учитель его очень хвалит.

- Да, талантливый молодой человек, - покивала Баба-яга. – Иван Иванович мне рассказывал о нём. Кстати, а вам не пора уже? Переменка-то, наверно, заканчивается.

Ребята побежали на занятия, а Баба-яга достала свою волшебную палочку и едва ею пошевелила. Перед ней возникло лицо учителя Ивана Ивановича.

- Вы уже вернулись, Хранительница?

- Да, только что. Нам надо немедленно встретиться…

- Сейчас попрошу Аркашу меня подменить и буду.

- Жду…

Лицо исчезло, а минут через пять рядом с крыльцом избушки на курьих ножках возник сам Иван Иванович.

- Вы выглядите очень утомлённой, - заметил он, поздоровавшись. – Как Вы себя чувствуете?

- Бывало и лучше… - грустно усмехнулась старуха.

- Вы ранены?! – с тревогой посмотрел ей в глаза Иван Иванович.

- Да. И очень серьёзно.

- Куда?!

- В сердце… В самое сердце…

- Как это случилось?!

- Почти два месяца я тушила лесные пожары. Возвращалась совсем без сил. Это была молния. Я её прозевала. В общем… Кажется, помираю я, Иван Иванович…

- Как?! Не может быть! Неужели ничего нельзя сделать?!

- Что тут можно сделать… - слабо махнула рукой Баба-яга. – Сейчас отдышусь малость и побреду к сестрицам-кикиморам на целебное болото. А там, как судьба решит. Коль суждено выжить, выживу… Но чую, надежды мало… Ни разу так плохо себя не чувствовала… Скорее всего там на болотах и останусь… Так что… Участок травозмейников переходит под Вашу охрану, Иван Иванович… Тяжело Вам будет…

- Я понял Вас… Справлюсь. Травозмейники не попадут в злые руки. Постерегу. И до болота добраться помогу! – Иван Иванович подставил плечо: - Держитесь.

- Спасибо… - едва улыбнулась старуха и положила на него руку. – А ребятишек Вы очень хорошо учите. Один мелкий, вон, даже ступу мне починил. Колькой, кажется, кличут.

- Ступу?!

- Ну да, молнией её раскололо. Если б не она, может, и не говорила бы сейчас с Вами.

- Странно, даже не обгорела… - пробормотал Иван Иванович, глянув на ступу.

- Что-что?

- Да нет, ничего… Вы готовы?

- Да…

Иван Иванович взмахнул волшебной палочкой, и они перенеслись в какую-то сумрачную сырую местность, затянутую зелёным туманом. Но, несмотря на сильную влажность, дышалось там легко. Прямо перед ними на одной петле висела одинокая калитка без забора.

Спустя несколько секунд в ней возникла фигура в широком балахоне с накинутым капюшоном, из-под которого светились жёлтые глаза.

- Вы умирать или лечиться? – прошипела она.

- А можно выбирать? – простонала Баба-яга, попытавшись улыбнуться.

- Смотря сколько заплатите, - получила она ответ из-под капюшона.

- О чём Вы говорите, Кики?! – возмутился Иван Иванович. – Перед Вами Хранительница Тайги! Тайги, в которой, между прочим, расположено и ваше болото! Хранительница очень серьёзно ранена и ей срочно…

- Я вижу, кто передо мной, - перебило его шипение. – Нас всё это не касается. Здесь нейтральная коммерческая территория, и ваши разборки со злыми волшебниками нас не интересуют. Цены и для вас, и для них одни и те же. А за охрану нашего болота мы платим вам бархатными мешочками. Так что? Умирать или лечиться?

- Она была ранена на работе, а не в битве! Её поразила молния! Вы обязаны бесплатно…

- Сказки, Иван Иванович, будете рассказывать в своём Волшебном классе! – вновь был перебит учитель. – Ожога нет, раны и крови тоже. Тем не менее, сердце её почти рассечено на четыре части. Подобное можно сделать только волшебным мечом. На работе таких травм не бывает. Итак, умирать или лечиться?

- Держи, Кики… - достала Баба-яга из кармана фартука шкурку травозмейника.

- О! Выходит, лечиться! – сверкнули жёлтые глаза, и капюшон сам собой откинулся на плечи, открыв страшное женское лицо, вокруг которого шевелились, словно живые, зелёные волосы; шипение же сменилось на подобострастный льстивый голос: – Но это очень много, Уважаемая Хранительница! А сдачи, Вы же знаете, мы не даём…

- Значит, придётся пройти заодно и курс омоложения… – слабо усмехнулась Баба-яга. – Давно собиралась, но времени не хватало…

- Но это всё равно много, - ответила Кики.

- Что ж, тогда ещё и зубы заод… - договорить Баба-яга не смогла – она потеряла сознание.

- Кики! Бригаду оживления срочно к калитке! – завыла сиреной Кики, а потом уже простым голосом добавила: - Молодильники и зубильники тоже пусть подлетают! Сделаем всё сразу.

И тотчас невесть откуда выскочило целое облако пиявок, улиток, кузнечиков, сверчков, комаров и ещё множество каких-то неведомых леталок и свиристелок. Окутав Бабу-ягу так, что её не стало видно, оно пищало, жужжало и причмокивало. Так продолжалось минут десять. Затем разношумное облако так же внезапно исчезло, как и появилось, открыв висящее над землёй тело пациентки. Но на Бабу-ягу оно совершенно не походило.

Иван Иванович увидел красивую молодую женщину. Глаза её были закрыты. Русые волосы заплетены в толстые длинные косы. А о том, что ещё недавно она являлась миру в облике древней старухи, говорили лишь серый плащ, фартук с большим карманом и нелепые рожки платка на голове.

- Это мы сейчас поправим, - поморщилась Кики и провела над пациенткой волшебной палочкой; старая одежда сразу же сменилась легким серебристым одеянием, закрывавшим её от подбородка до ступней, а на голове появилась маленькая корона. – Вот, теперь настоящая спящая красавица!

- Она жива? – спросил Иван Иванович.

- Нет, это мы её для похорон так омолодили и нарядили! – фыркнула Кики. – Как что спросите, Иван Иванович! Да за такую плату мы мумию на ноги поставить можем! Жива-живёхонькая! Через годик, как девочка скакать будет! Но не раньше. Раньше и не рассчитывайте.

- Через год?!

- А Вы как думали, Иван Иванович?! Смертельное ранение сердца волшебным мечом. Это такой пустячок-царапинка? А омоложение на десять тысяч лет – легкий массажик? А озубление, которое этот мир переживёт, – пломбочку поставить? Нет уж, всё оплачено по полной, а мы с сестрицей халтурить не приучены. Восстановление нужно серьёзное, а потом и закрепление результатов лечения. Одного сока молодильных яблочек в неё надо будет пиявок пятьсот закачать. В общем, год будет спать. Навещать и не думайте даже, - целительница показала учителю золотистый мешочек и сверкающую волшебную палочку Бабы-яги: - А это у меня полежит. У нас не пропадёт. Никакого волнения и волшебства-колдовства. Через год. Не раньше.

- Хорошо, я всё понял, Кики, - вздохнул Иван Иванович. – Она заслужила этот отдых. Ни разу за десять тысяч лет службы не была в отпуске. Передавайте привет Кики! Спасибо! Всего доброго!

Когда Иван Иванович вернулся в класс, занятие уже заканчивалось. Осталось лишь попрощаться с учениками и пожелать им хороших и весёлых каникул. Что он и сделал, а затем рассказал о случившемся Аркадию Аркадьевичу.

- Значит, её хотели убить? – спросил ассистент. – Только волшебным мечом можно убить волшебника.

- Получается, так, - кивнул учитель.

- Но у нас же столетнее перемирие! – возмущённо воскликнул Аркадий Аркадьевич.

- Всё было устроено так, будто это была молния. Расчет делался на то, что она погибнет и не долетит до дома и следов не останется. Но её спасла ступа. Она раскололась и смягчила смертельный выпад мечом. Похоже, кто-то из них что-то задумал на нашей территории, но прежде хочет нас тайно ослабить. Теперь я не думаю, что твоя палочка пропала случайно.

- Кто бы это мог быть?

- Волшебных мечей слишком много, чтобы подозревать кого-то конкретно. У меня вот тоже есть, но об этом они не знают. Мне он по наследству от прадедов-богатырей перешёл. Ни разу его не доставал. Волшебной палочкой обходился.

- Но надо же тогда что-то делать!

- Ты прав, обязательно надо! – согласился Иван Иванович. – И вот что мы сделаем. Я постерегу травозмейников и понаблюдаю. Что-то они должны ещё предпринять в ближайшие дни. Они же думают, что убили Хранительницу. Значит, осмелеют. А ты, Аркаша, вот что, отправляйся-ка за моим мечом. Я объясню, как его найти и взять. Тебе он волшебную палочку пока заменит. Нельзя тебе сейчас с одним мешочком оставаться. Уверен, за каникулы ты успеешь обернуться. Есть там в моём хранилище и ещё кое-что. Надо и это тоже прихватить. Это Камень-расплавень и Клеть-не-расплесть. Их я тебе как-то показывал. Думаю, могут понадобиться. Так что иди, собирайся в путь-дорожку. Часикам к четырём утра будь готов. Полную инструкцию дам перед самым выходом.

На том и расстались, а спозаранку ассистент учителя уехал.

 

 

 

8. Ледяной пленник

 

Наступили каникулы. Они, вопреки пожеланиям Ивана Ивановича, оказались скучными-прескучными. Дождь со снегом уже почти не прекращались, то сменяя друг друга, а то и выпадая вместе, образуя на земле полнейшую мерзослякоть. Ребята сидели по домам и лишь изредка ходили друг другу в гости.

Сам же Иван Иванович пребывал в тайге, приглядывая за волшебным участком травозмейников. Облетал он на восстановленной Колькой ступе и соседние районы. Но никакие злые силы никак себя не спешили проявлять. И Иван Иванович вскоре тоже заскучал в обществе Барбоски и Котофеича.

Зато совсем не скучал в это время начальник городской полиции полковник Абашев, отец ученицы Волшебного класса Юлдуз. Отвлекли его от осенней тоски странные события, произошедшие в городе всего за несколько дней. А странными они казались, потому что были совершенно невероятными.

То у всех пассажиров огромного автобуса в час пик пропали кошельки и портмоне. То из всех касс гигантского торгово-развлекательного центра в один миг исчезли деньги до последней копейки. То вдруг витрины ювелирного магазина посреди белого дня мгновенно опустели. И никаких следов. На камерах наблюдений полная тишь да благодать. Свидетелей тоже никого. Одни лишь пострадавшие, которые ничего не видели и не почувствовали. Будто всё похищенное растворилось само по себе в воздухе. Чудеса, да и только! С такими преступлениями полиция ещё ни разу не имела дело.

Не растворились лишь записки, которые пассажиры нашли в карманах, кассиры – в кассах, а хозяин ювелирного магазина – на осиротевшей витрине. «Скоро я приберу все ваши денежки и золотишко! Это была только разминочка! – угрожали они и даже были подписаны: – Бандитыч». Но какая польза для расследования могла быть от таких записок?! Да никакой, потому что распечатаны они были на принтере, а принтеров в городе были тысячи и тысячи. В общем, полиция сбилась с ног, а нащупать ничего не могла. Преступлений без следов и свидетелей не бывает даже раз в сто лет.

Горожане только и говорили об этих происшествиях и ругали, естественно, полицию. Мэр города тоже был очень недоволен и даже хотел уволить начальника полиции Абашева с работы, но потом передумал. Всё-таки полковник был очень неплохим полицейским и хорошо знал своё дело. Однако за целый месяц его лучшие сыщики не нашли ничего. Полковник ходил сам не свой и не знал, что же ему предпринять.

- Пап, честное слово, здесь без волшебства не обошлось, - сказала ему Юлдуз как-то за ужином. – Сходил бы ты к нашему Вань-Ваню. Он самый лучший волшебник! Он всё тебе объяснит, вот увидишь!

- Да, очень смахивает на волшебство, - вздохнул полковник. – Не бывает так, чтобы ни следов, ни свидетелей. Кстати, а как ты закончила четверть?

- На отлично! У нас все ребята только на «отлично» учатся. Всех двоечников и второгодников, словно подменили. Ни одной «четвёрочки» нет.

- А вот это действительно волшебство! – хмыкнул полковник.

Витька рассказывал правду. Юлдуз до поступления в Волшебный класс училась очень и очень неважно. Еле-еле переходила из класса в класс. Её совершенно не интересовали обычные школьные предметы. Она была большой мечтательницей и ничего, кроме сказок не читала.

- Да если хочешь знать, у нас любой сможет, как этот твой Бандитыч! – заявила Юлдуз.

- Так уж и любой?! – рассмеялся полковник.

- Не веришь?! Сейчас я тебе покажу! – Юлдуз достала волшебную палочку. – Вот засунь руку в карман и держи свой кошелёк покрепче! – но отец лишь посмеивался. – Ну! Засунь! Засунь, говорю! – настаивала Юлдуз с блестящими глазами, и отец шутки ради исполнил её просьбу. – На, держи! – тут же протянула ему его портмоне Юлдуз. – Понял?! Вот так и твой Бандитыч сделал!

- Погоди-погоди! Давай-ка ещё раз! – заинтересовался полковник.

Они повторили. Результат был тем же. Они повторили ещё раз.  Затем ещё и ещё. И как бы сильно отец ни сжимал портмоне, оно всякий раз исчезало из его кармана и оказывалось в руке дочери.

- Что-то тут не то, - пробормотал полковник после очередной попытки и уже в который раз попросил: – Повторим!

- Погоди! Сейчас будет то! – навела на него опять волшебную палочку Юлдуз.

Полковник почувствовал, как портмоне исчезло, а вместо него в руке появилось что-то другое. Это оказался листок бумаги. «Привет от Волшебного класса!» – было написано на нём.

- Вот теперь то… - выдохнул полковник. – Ты права. Надо идти к твоему учителю. Был у меня с ним один уговор. Давным-давно, он тогда ещё в вашей школе не работал.

О том, что в мире существуют волшебники, он знал. Служба такая. Полиция должна знать всё и ничему не удивляться, даже когда вокруг все удивляются. Поэтому на следующий день, созвонившись с Иваном Ивановичем, начальник полиции Абашев явился после окончания занятий в Волшебный класс.

- Вот, я здесь, - снял фуражку полковник и почесал затылок. – Вы же говорили, если что, обращайтесь.

Когда-то Иван Иванович действительно предлагал ему свою помощь, но тогда не понадобилось. Справлялась как-то полиция и без волшебства. Преступники всегда оставляли следы, по которым их можно было разыскать. И всегда находились свидетели, способные опознать злоумышленников. Так что у полиции до этого момента всё было более-менее в порядке.

- Рассказывайте, - предложил стул начальнику полиции Иван Иванович.

Полковник всё обстоятельно изложил и в конце крякнул:

- Вот так.

- Все три преступления были совершены при помощи волшебной палочки, - сразу дал заключение Иван Иванович, держась за бороду. – Но сделал это не волшебник. Волшебники не могут воровать, не имеют права. Последствия для нас за это слишком плохие. Можно перестать быть волшебником. А вот научить пользоваться волшебной палочкой этого Бандитыча мог только волшебник. И есть у меня одно подозрение. Но мне необходимо какое-то время, чтобы его проверить.

- Вам нужно наше содействие? – привстал полковник. – Всё что угодно, Иван Иванович! Любые силы и спецсредства выделю! Лучших людей дам!

- Мне вот что нужно. Скажите, пожалуйста, директору школы, что я на вашем задании. А подменит меня пока мой ассистент.

- Без вопросов, Иван Иванович! Ещё что-нибудь? Сотрудников с собаками? Можем оружие выдать! У нас даже бронетранспортер есть. Только скажите, куда подогнать! И вертолёт имеется!

- Нет-нет, спасибо! Больше ничего не надо. И не беспокойтесь, если меня долго не будет. Дело очень тонкое. Прямо сейчас им займусь.

- Ну, тогда до связи! – окончательно поднялся со стула полковник. – Пойду к директору школы.

Проводив его, Иван Иванович вызвал к себе Аркадия Аркадьевича. Ассистент как раз только-только вернулся. С заданием он справился отлично и привёз всё, что было сказано.

- Ну вот, Аркаша, кажется, нашлась твоя палочка, - сказал Иван Иванович. – Но дело предстоит серьёзное. Мне необходимо срочно отлучиться. Надо провести разведку. В общем, останешься за меня. Директора школы обо всём предупредят. Продолжайте курс освоения волшебной палочки. До Нового года надо бы успеть пройти самое основное. Так что начинайте невидимость. А когда будет хорошая погода, попробуйте полёты на волшебных хозяйственных предметах. Ты знаешь, они на складе. Малышей учи пока только на вениках. Веники существа мягкие и ответственные, резко не разгоняются и всегда подхватят или спружинят, если что. Меч-кладенец я оставляю тебе. С ним можно летать и без волшебной палочки. Его погонять не надо. Как подумаешь, так и полетит. И можно сражаться в воздухе без падений. Всегда поддержит. А можно и просто перемещаться без полёта. Подробное наставление, как им пользоваться, найдёшь в рукояти. Тренируйся постоянно. Живи, пока я не вернусь, в избушке Хранительницы и присматривай за волшебным участком. Отлучайся только на уроки. Но старайся делать их покороче, а переменки подлиннее. Барбоска и Котофеич помогут. Они ребята обученные и толковые и никогда не подводят. Клеть-не-расплесть тоже оставляю тебе. Как ею пользоваться, ты знаешь. А вот Камень-расплавень возьму с собой. Вроде бы всё. Если вопросов нет, то вот рука, и мне пора!

- Я всё понял, Иван Иванович! Удачи! И буду очень Вас ждать! – взял руку учителя ассистент.

Крепко сжав её, Иван Иванович промолвил:

- Очень на тебя надеюсь, Аркаша! Будь молодцом!

Сразу после этого учитель волшебных предметов растворился в воздухе. Растворился, чтобы совсем неожиданно объявиться в другом месте и вызвать там полный переполох. А возник Иван Иванович перед столом, стоявшим под навесом рядом с бассейном, окружённым развесистыми пальмами.

Переполох же случился такой. Костлявый человек с выпученными глазами, сидевший за столом, плюхнулся в воду. Вынырнул он из неё уже не с глазами, а с настоящими автомобильными фарами. И случилось это не только от испуга. Дело в том, что в бассейне в это время плавал некто зелёный с тремя головами и выпускал из каждой пламя. Увидев Ивана Ивановича, он нырнул, и вода тут же вскипела. Ещё один прохлаждавшийся у бассейна тип взлетел на пальму и спрятался среди огромных листьев.

- Что за дурацкие шуточки, Иваныч! – заверещал костлявый, выскочив из кипятка. – Не будь я бессмертным, сварился бы заживо! У тебя совесть есть?!! У нас же столетнее перемирие!

Трехглавый же кипятильник, заваривший сам себя и костлявого, тоже вылетел из бурлящей воды. Хлопая крыльями, он принялся вентилировать свое покрасневшее тело, нарезая круги над бассейном с жуткими рёвовоплями.

Третий затих на пальме и глаз с ушами не показывал.

- Ну, бывает! – развел руками Иван Иванович. – Кто ж знал, что вы теперь чай в бассейнах кипятите. Я думал, вы какие-нибудь подлости-гадости замышляете. Помешать хотел. Ты ж меня знаешь, Кощеич. Терпеть я их ненавижу!

- Мы?! Подлости-гадости?! – ткнул себя в грудь костлявый. – Делать нам больше нечего! Для хорошего злодейства не те времена нынче, Иваныч! Ох, не те! Совсем не те! Присаживайся-ка лучше за стол. Посидим по-стариковски, былое повспоминаем.

- Ты мне зубы не заговаривай! Я с нечистью за одним столом не рассиживаю! – строго ответил Иван Иванович. – Говори, где твой новый дружок Бандитыч! Да побыстрее! – и тут раздался сильный треск, и прятавшийся на пальме рухнул вниз. – Ага, а вот и он! Ишь, какой бритоздоровяк, разукрашенный так и сяк! Давай-ка сюда волшебную палочку, обезьяна! Да смотри, без обмана! А потом я тебя отведу, чтоб придали тебя суду!

Бандитыч трясся перед Иваном Ивановичем в одних трусах и наколках. Все его многочисленные мускулы, пивной живот и даже лысина дрожали от страха. Правой рукой он протягивал серебристую палочку. Заклинания волшебника в рифму лишили его смелости и воли. Да и вообще, в такую переделку он попал первый раз в жизни.

Однако в этот момент трёхголовый летун вдруг резко спикировал и столкнул Ивана Ивановича в бассейн. Кощеич же тотчас навел свою волшебную палочку на воду, и та застыла до самого дна. Бассейн превратился в каток.

- Замечательное пике, Горыныч! Красавец! Авиация ты моя ненаглядная! – хрипло расхохотался Кощеич и посмотрел на ледяного пленника в бассейне: – А ты остудись чуток, Иваныч! А то ишь! Раскомандовался в чужом владении-имении!

- А чего он! – вскрикнула одна голова Горыныча. – Я же не курица, чтобы меня варить! – воскликнула вторая. – Как думаешь, Кощеич, не вырвется? – поинтересовалась третья.

- Когда-нибудь да вырвется! Эдак лет через двести-триста. Хе-хе-хе! Но мы к тому времени делишки-то свои уже обстряпаем! – проухмылялся Кощеич и опять глянул на лёд: – А мы всё думали-решали, как же тебя достать, Иваныч? А тут подарочек такой! Сам явился-пожаловал! Эх, как был ты Иванушкой-дурачком, так и остался! Как же ты травозмейничков-то без охраны оставил?! Теперь-то у нас руки развязаны. Никто к ним доступ не перекроет! Так и не дошло до тебя, что это я старушенцию-то мечиком своим достал! Лежит сейчас где-нибудь в тайге убитая мной одна-одинёшенька! Ха-ха-ха! А сюда, значит, Бандитыча ловить припёрся? Ну, настоящий детектив-сыщик! Хо-хо-хо! Ну не могу я с тебя! Умора, и только! Не был бы бессмертным, от смеха бы сейчас так и помер!  

- Значит, я уже могу себе невесту выбирать?! – обрадовано спросила центральная голова Горыныча, но тут же взгрустнула: – Только я теперь некрасивый! Красный весь как рак прямо!

- Можешь, красавчик! Ещё как можешь! А краснота, ну, так она ж от красоты же происходит! – прохихикал Кощеич.

- Чё правда, что ли? – спросили все три головы сразу.

- Ну, может, и наоборот… - почесал плешь Кощеич. – Но связь-то между ними точно есть! – и зыркнул на продолжающего трястись от страха Бандитыча: – Ну, ты это, не бойся. Мы всегда так друг с дружкой играемся. А палочку-то спрячь! И то, ишь, отдавать-сдаваться надумал! Тебе тренироваться и тренироваться ещё. Автобусики и магазинчики – это цветочки. Ягодки – впереди! Золотые ягодки!

- Угу, - пробурчал Бандитыч и затолкал волшебную палочку в карман своих необъятных пляжных трусов.

- А я вот думаю, зря ты его застудил-заморозил, - сказала левая голова Горыныча. – Надо было Бандитычу дать его обворовать-обыскать. У Ваньки в карманах всегда чего-нибудь интересное и полезное водилось. Опять-жы, волшебная палочка вторая бы не помешала. С двумя палочками Бандитычу сподручнее было бы на главное дело итить. Одной воруешь, а второй прячешь. Красота!

- Ага-ага! Да если бы я его не застудил-заморозил сразу и всего до макушки, он бы уже Бандитыча в полицию сдавал, - возразил Кощеич.

- Да он бы сварился! И всё! Я, чё, зря кипяток кипятил! – не согласилась голова.

- Ему твой кипяток, что леденцы прохладительные-снисходительные! – нервно взлетели вверх костлявые руки. – Забыл, как он в котел с кипящим молоком прыгнул и выскочил красавцем писаным?!

- Правильно Кощеич говорит! Не спорь, дурья башка! – клюнула левую голову центральная голова.

- Кощеич всегда прав! – клюнула левую голову правая голова.

- То-то же! – поднял вверх палец Кощеич. – А теперь пошли Бандитыча дрессировать палочкой колдовать-злодейничать! Бандитыч! В спортзал! – на прощание он опять посмотрел в бассейн на своего пленника и прохихикал: – Эх, Ивашка, Ивашка! Мог бы я тебя сейчас мечом посечь, как старуху давеча, да ладно. Скучно мне без тебя будет. Так что поживи-помучайся пока. Я тебя посещать-навещать буду и о наших злодействах-пакостях поведывать. Подробненько-подробненько! Во всех деталях-мелочах! Скоро ты узнаешь, что я задумал-затеял. В общем, будет тебе боль сердечная, а мне радость бесчеловечная!

9. Невидимость и полёты

 

 Для того чтобы стать невидимым, надо было коснуться правого уха волшебной палочкой. Возвращение в видимое состояние осуществлялось таким же способом. Дело, на первый взгляд, несложное. Однако ни у кого из учеников с первого раза не получилось. Не получилось и со второго. И с третьего тоже. Не получалось, и всё тут!

- Прикосновение должно быть легким-легким. Ощущение от него должно быть, как от пёрышка, а ещё лучше, как от несильного ветерка. Тогда раздастся тихий приятный щелчок, и готово. Он вам понравится. Это надо уловить и отработать. Потом будет получаться без усилий. Палочка всё запомнит и будет вам помогать. Вы должны научиться сами и научить её, - бился Аркадий Аркадьевич, переходя от парты к парте.

Однако за первый урок стать невидимым так никто и не смог. Но настоящая проблема началась, когда у Зины после перемены вдруг нечаянно получилось. Она и сама не поняла, как. Щелчок действительно оказался приятным. Проблема же заключалась в том, чтобы снова вернуться в видимое состояние. А это тоже никак и не удавалось!

Следом за Зиной получилось исчезнуть у Саши Должикова, потом – у Кати Ёжиковой, а затем стали пропадать и другие ученики. И вскоре весь класс исчез. Слышались только перешёптывания и смешочки.

- Как же мы домой пойдём, если не получится вернуться в видимость?! – спросил кто-то.

- Ну, давайте, ну, легонечко так! Всё обязательно должно получиться! – ходил между рядами пустых парт Аркадий Аркадьевич. – Только, умоляю вас, не машите сильно палочками, не повытыкайте глаза друг другу!

Однако ученики не появлялись и не появлялись. Время же приближалось к обеду, и занятие пора было заканчивать. Аркадий Аркадьевич не был опытным педагогом и серьёзно забеспокоился.

- Думаю, у нас не выходит, потому что мы не видим своих ушей. Мы же невидимые, - послышался голос Липкина.

- Точно! – поддержал его кто-то.

- Гы-ы-ы! А то в видимом состоянии вы их видите! Ну, я не могу с вас, юмористы! – загоготал в ответ голос Синичкина, а затем серьёзно объявил: – Внимание-внимание! Проводится важный волшебный эксперимент! Сейчас я проверю, можно ли есть в состоянии невидимости! Развязываю невидимый мешочек! Ага! Развязал! Невидимый горяченький беляшек в невидимой салфеточке в моей невидимой руке! Чувствуете, как пахнет?! – по классной комнате действительно распространился ни с чем несравнимый аромат только что пожаренного беляша. – Внимание! Пробую!

Далее сообщения о волшебном эксперименте продолжались с набитым ртом, и мало кто понимал, что там происходило, но главное было ясно: есть в невидимом состоянии можно. И сколько влезет. «Значит, мешочек работает и так, - подумала Зина. – Можно незаметно подойти к чему-нибудь и неожиданно спрятать или достать что-нибудь. И тогда вещь, как из воздуха появится или исчезнет. Вот здорово!»

- Как же я Дашку из садика заберу? – озаботился Витька и в тот же момент появился. – О! Получилось! Но я опять не усёк, как! Всё, сегодня больше не буду экспериментировать!

Несколько человек возникли следом за ним. Все они облегчённо вздыхали и тоже признавались в случайности своих успехов.

- Сами не знаем, как это вышло! – говорили они.

- Все, кто вернулся в нормальное состояние, получают по «пятёрке» и могут идти домой! – объявил Аркадий Аркадьевич.

- Ура! – заорали видимые и рванулись к выходу.

После этого дело двинулось быстрее. И минут через десять по домам с «пятёрками» разошёлся весь класс. Осталась только Зина.

- Никак не получается? – спросил Аркадий Аркадьевич.

- Никак, - отозвался голос Зины.

- Если устала, отдохни. И не бойся ничего.

- Понимаете, я бабушку не хочу напугать. А самой мне не страшно вовсе. Представляю, как она удивится. Она же думает, что Волшебный класс это просто название такое.

- Ты ей не рассказывала ничего?

- Рассказывала. Много раз. Но она считает, что это специально всё так устроено. Чтобы нам интереснее учиться было. Колькина тоже так считает.

- А мешочек и волшебную палочку она видела?

- Видела, я даже при ней посуду на полке палочкой расставила. Всего одну чашку разбила. Она сказала, что чего только не придумают. И попросила только игрушки так прибирать. С посудой, сказала, сама разберётся. Это её любимая чашка была.

- Понятно, - улыбнулся Аркадий Аркадьевич.

- Ой! Получилось! – появилась перед ним Зина с радостной улыбкой. – А щелкает так приятно! Теперь можно и домой!

Две недели ребята осваивали переход в невидимость и обратно. Премудростей в этом деле оказалось много, и со всеми ними надо было разбираться. Например, вот лежит вещь. А исчезнет ли она, если невидимка возьмёт её в руку? Попробовали. Исчезает. А если вещь поставить и убрать руку, появится? Опять попробовали. Появляется. Но тут оказалось не всё так просто. Предмет должен был весить в десять раз меньше невидимки. Если чуть больше, то от прикосновения он невидимым не становился.

- Это ещё один волшебный закон, - пояснил Аркадий Аркадьевич. – И его вам надо помнить и учитывать, чтобы правильно пользоваться невидимостью. Сейчас подумайте и попробуйте сделать невидимыми ваши парты.

- А я знаю, как! – сказала Зина и встала на ноги. – Смотрите! – она коснулась палочкой правого уха и исчезла. – А теперь убираем парту невидимой волшебной палочкой в невидимый мешочек! – парта исчезла, а сидевший за ней Колька грохнулся на пол. – Вот! Мы так уже делали в первой четверти, только без невидимости.

Все рассмеялись. Все, кроме Кольки, естественно. Какой тут может быть смех, если раз, и шлёпнулся вниз без всякого предупреждения!

- Балда! Ты её не невидимой сделала, а просто спрятала! – выкрикнул Колька, почёсывая себя ниже спины. – Так не считается! Правда же, Аркадий Аркадьевич?!

- Ну… – поскрёб затылок ассистент. – Строго говоря, ты, Коля, прав. Зинапарту спрятала, а не сделала её невидимой. Но можно действовать и так, как она показала. Всё зависит от обстоятельств. Ведь иногда важно, чтобы предмет просто пропал с глаз. Признаюсь честно, я иногда на арене именно так и делал. Во время представлений. Но это, конечно, не та невидимость, которую мы сейчас осваиваем. А Зина показала нам, что волшебник должен подходить к решению задач творчески и сочетать свои умения и способности. У кого есть ещё идеи, как сделать парту невидимой?

- Здесь надо подходить волшебно-математически! – заявил Сергей Липкин, у которого всегда по обычной математике на одну тройку было две двойки, и толкнул локтем в бок Синичкина: – Юрка, делаемся невидимыми и беремся за руки! – друзья исчезли, а парта под ними нет. – Теперь прибавляем. Вовка! Ручкин! Иди к нам и становись невидимым. Будем складывать свою невидимость, пока парта не исчезнет.

Чтобы парта исчезла, пришлось собрать вокруг неё чуть ли не половину класса.

- Это не волшебно-математический подход, а волшебно-физический! – расхохоталась Катя Ёжикова. – Весы просто какие-то получились. Парта была на одной чаше, а на другую вы себя, как гирьки, добавляли.

- Главное – сработало! – важно поднял палец вверх Липкин.

- Надеюсь, вы догадались, что точно также вы можете сделать невидимым и обычного человека, если у него нет волшебной палочки. Когда он не может сам стать невидимым. Иногда это может быть нужным, - сказал Аркадий Аркадьевич. – Но если этот человек не очень тяжелый, кончено. Всяких вариантов может быть неограниченно много. Волшебник, прежде всего, должен быть очень и очень сообразительным. Мешочек и палочка – вещи в нашем деле необходимые. И, конечно, ими надо владеть. Но варианты их использования хороший волшебник может изобретать сам. А теперь продолжим!

- В общем, волшебник должен быть толстеньким, чтобы он мог делать невидимыми вещички потяжелее! – добавил к этому Синичкин.

Класс расхохотался и продолжил разбираться в тонкостях невидимости.

А вот начать освоение полётов возможности пока не было. Ноябрь для подобных занятий – не самый удобный месяц в году. То у него дождь по расписанию, то снег. Грязь не просыхает. И никаких тебе перерывов в этой совершенно нелётной погоде.

Саша Должиков, лучше всех научившийся разгонять тучи, предлагал организовать ясное небо. И полетать можно будет, и горожане будут довольны. Другие ребята его поддержали. В том числе, и первоклашки. Они тоже кое-чему научились в первой четверти.

Однажды по дороге домой Зина предложила сделать в безнадёжно сером небе маленькую голубую дырочку. Пыхтели ребята с полчаса, но не зря. Четыре волшебных палочки, направленных в одну точку на небе, своего добились – голубизна прорезалась. Совсем ненадолго, конечно, но ребята прыгали и кричали от радости так, что на них оборачивались прохожие и вороны.

Но Аркадий Аркадьевич на предложение Должикова ответил так:

- Я понимаю ваше нетерпение, однако пока подождём. Прогноз погоды говорит, что декабрь будет солнечным и морозным. Опять же падать, а такое при освоении полётов случается, в пушистый снег намного приятнее, чем в грязь.

Последний довод оказался решающим, особенно для девочек. И пришлось ждать. Однако у всех месяцев есть одно общее свойство. Как бы долго они ни тянулись, они всё-таки кончаются.

Последние два дня ноября и первый день декабря валил тихий и густой снег. Потом ещё двое суток мела метель и завывала вьюга и пританцовывали бураны. А когда они вдоволь натешились и укутали город и тайгу, как укутывает малыша перед прогулкой заботливая бабуля, выглянуло Солнце. Растолкав лучами тучи, оно посмеивалось посреди сини. Так наступил, наконец, долгожданный день.

Аркадий Аркадьевич встретил учеников у входа в класс. В одной руке он держал длинный меч в ножнах. Ребята впервые не потянули на себя дверь, как обычно, а толкнули её. Оказавшись на складе, все стали выбирать себе предметы для полётов.

Сначала очень заинтересовались мётлами. Но потом Липкин показал, что на швабре или щётке будет намного удобнее. На них можно было упираться ногами, как в стремена. Аркадий Аркадьевич с ним согласился. Но Синичкина всё это не убедило, и он выбрал небольшую пластиковую бочку со срезанным верхом. Она была пуста.

- Мне эти ваши лётовелики даром не нужные! Летать надо в кабине! С удобствами! – объяснил он свой выбор.

Первоклашкам Аркадий Аркадьевич вручил по новому пушистому венику, привязав к ручкам верёвки, которые должны были служить уздечками. В общем, веники пришлись ребятам в самую пору.

- Слышите, мороз щёлкает, как волшебная палочка при переходе в невидимость, - заметила Зина, когда класс вышел в тайгу.

Барбоска, увидев Синичкина с бочкой, полюбил его ещё больше и одобрительно гавкнул. Что совершенно точно означало: «Умный, как сама Баба-яга! Уважаю!» За это он тут же получил очередную котлету.

- Направьте волшебные палочки на свои предметы и попросите их про себя передать предметам полётную силу травозмейников, - сказал Аркадий Аркадьевич, когда ребята, расчистив от снега небольшую площадку, выстроились перед ним. – Сначала я, - и, оседлав меч, ассистент учителя взлетел на метр от земли. – Теперь сядьте на предметы, кому как удобнее, и поднимитесь на ту же высоту, что и я. Просто пожелайте этого всем телом, - весь класс до единого ученика тотчас взлетел, все так долго этого ждали. – Отлично! А теперь летайте на этой высоте, не поднимаясь выше. Вам надо привыкнуть и освоиться.

Сначала все, кроме Синичкина, довольно часто падали. Но снега намело столько, что никому не было больно. Все только смеялись. Но вскоре падения прекратились. Ребята уловили одну особенность полёта на хозяйственном предмете. Если смело и уверено опираться на него, он всегда удержит, даже во время самого крутого виража или резкой остановки. Он будто сливался с телом. Главное – не терять упор, а уж потом лети, как хочешь и куда пожелаешь.

Через неделю ученики освоились с этим делом настолько, что играли в догонялки между деревьями. Причём веники первоклашек были не менее резвыми, чем швабры и щётки ребят постарше, только разгонялись чуть медленнее. Отставал от других лишь Синичкин. Бочка его сильно парусила и была не такой шустрой при разворотах, как другие предметы. Но Юрка из-за этого не расстраивался и не собирался с ней расставаться.

- Зато не дует со всех сторон, как у вас, - хвалил он свою бочку.

А потом случилось необъяснимое. Витька, догоняя Зину, так увлёкся, что перестал опираться на веник, и тот выскочил из-под него и упал в сугроб. Но Витька продолжал лететь. Да ещё быстрее и ловчее. Настигнув Зину, он отправился искать свой веник.

- А зачем он тебе, если ты и так можешь? – полетел за ним следом Колька.

- Что могу? – спросил Витька.

- Без веника летать, - догнала их Леночка.

- Что?! – остановился Витька.

- Ну вот, видишь же! Висишь в воздухе без веника и не падаешь! – воскликнул Колька.

- Смотрите! Смотрите! Я тоже так могу! – закричала им Зина.

Ребята обернулись и увидели, что она остановилась над землёй, не опираясь на веник, который болтался в её руке на уздечке.

- Ничего себе! – выпучил глаза Колька.

- Помнишь, Баба-яга говорила, что она может и просто с волшебной палочкой летать? – спросила Зина Леночку.

- Да! Полетели скорее к ней! Покажем, что мы тоже так научились! – понеслась в сторону избушки на курьих ножках Леночка, держа веник в руке. – Может, она опять вернулась!

Бабы-яги дома, естественно, не оказалось. Но порядок вокруг избушки был полный. Снег с крыльца убран и дорожки расчищены. Из трубы шёл дымок. Выглядело всё так, словно хозяйка отлучилась ненадолго.

- Наверно, опять на работе, - вздохнула Зина.

- Она так много работает, - кивнула Леночка.

В воздухе показался летящий на мече Аркадий Аркадьевич. Он приземлился и сообщил:

- Её теперь долго не будет. Она лечится у кикимор на целебном болоте. А за избушкой и участком травозмейников Иван Иванович мне поручил присматривать. И этот меч он выдал для охраны. Меч-кладенец называется. С ним я опять волшебник – он может заменять волшебную палочку.

- А что с ней случилось?! – в один голос спросили ребята.

- Злые волшебники напали, - не стал скрывать Аркадий Аркадьевич. – В самое сердце ударили. Но с ней уже всё в порядке, не беспокойтесь. Операция прошла успешно. Она теперь на поправке, окрепнуть ей только надо.

- Вот гады! Надо им отомстить! – сжал кулаки Витька.

- Иван Иванович с ними сейчас как раз и разбирается. Потому его и нет. А вам пока надо учиться. Кстати, я поспешил за вами, потому что увидел, как вы все летели, не используя веники.

- Да! – воскликнула Леночка. – Баба-яга говорила нам, что можно летать с одной волшебной палочкой. И, кажется, у нас так и получилось! Мы хотели ей показать.

- Правильно говорила, - улыбнулся Аркадий Аркадьевич. – И у вас на самом деле получилось. Вы молодцы! Отлично! Всем ещё по одной «пятёрке»!

- А зачем тогда нужны были веники и все эти другие предметы? – спросил Колька.

- А для того, чтобы вы поначалу на что-нибудь опирались и привыкли к полётам. Полёт надо почувствовать. Для уверенности, в общем, - ответил ассистент. – Но не только для уверенности. Они не просто учебные и бесполезные предметы. Когда летишь только с одной волшебной палочкой, надо всё время самому управлять движением. А когда – на предмете, то можно на нём и передохнуть. Сообщил ему, куда тебе надо, и спи-отдыхай. Сам доставит. А может предупредить и защитить, если кто-то напасть вздумает. Полезные это вещи и умные, если с ними дружить и умело обращаться. Понятно?

- Понятно! Значит, надо ещё на вениках потренироваться! – закивали ребята.

- Вот и прекрасно! Продолжайте! А я полечу смотреть, как другие справляются.

Когда ребята остались одни, Зина сказала:

- А ещё можно попробовать невидимыми полетать. Тоже может пригодиться.

- Точно! – загорелись глаза у Витьки. – Взять дубинки, подлететь невидимым к злым волшебникам и как врезать им!

- Когда гонится кто-нибудь, тоже здорово! Он такой думает, что уже догнал, а ты такой, раз, и исчез! – развил идею Колька.

К концу второй четверти все ученики освоили полёты настолько, что стали пробовать исполнять фигуры высшего пилотажа. Некоторые даже придумывали разные трюки. Синичкин, например, умудрился достать из мешочка и съёсть бутерброд, делая мёртвую петлю на своей бочке. А ещё некоторые из учеников научились перемещаться сразу туда, куда хотели. Без полёта. Зина была среди них.

 

 

10. Нападение

 

Город готовился к встрече Нового года. Елки замигали на площадях гирляндами. В парках понастроили снежных крепостей. Магазины заполнились новогодними товарами. Горожане начали запасаться подарками для близких. Самый любимый праздник приближался, и все его ждали с нетерпением.

Зина тоже ждала. Может быть, больше всех в городе. Мама и папа обязательно будут дома, а ей не надо будет вовремя ложиться спать по распорядку дня, ведь на следующий день начнутся каникулы. И они обязательно встретятся, а потом уже вместе встретят и Новый год. Папа опять выйдет на лестничную площадку и нарядится смешным Дедом Морозом. Нет, всё-таки папа у неё – самый лучший на свете! И мама тоже –  самая лучшая!

А пока они с Татьяшей ходили по магазинам и закупали продукты к праздничному столу. Зина же тайком облегчала сумки бабушки волшебной палочкой. Уменьшать вес она научилась ещё в первой четверти.

И всё бы было хорошо, но за три дня до праздника стало известно о новом крупном преступлении. Кто-то ограбил городской банк. Да так ограбил, что деньги и золото исчезли из хранилищ до копейки и грамма. Ничегошеньки не оставили! Опустели и банкоматы.

Денег в городе почти не сохранилось. Были только те, что лежали у жителей дома. Но их было совсем немного. Конечно, некоторые люди пользовались пластиковыми карточками. Но были они не у всех, да и заплатить ими можно было не везде. И какой же тогда праздник, если нет денег, чтобы накупить подарков и всяких вкусностей к столу?!

А тут ещё и главный банкир господин Никопейкин объявил по телевизору, что если полиция срочно не найдёт похищенные деньги и золото, банк разорится. Тогда и карточками платить будет нельзя. Также он пообещал выплатить 10 миллионов рублей тому, кто поможет вернуть деньги и золото. Никогда ещё в городе в не царили такое уныние и такая растерянность. Что делать, никто не знал.

Зато отлично знал, что ему делать, злой волшебник Кощеич.

- Праздничка-то не будет! Хе-хе-хе! А вот полная грусть-печалька будет! Хо-хо-хо! Вот такое чудесное злодейство я подстроил! Вот такой подарочек себе к праздничку организовал! – хвастался он у замёрзшего бассейна. – Ты же знаешь, Ивашка, у кого-то горе горемычное, а мне от этого только счастье! Кому-то гадость, а мне радость! Ха-ха-ха! Имею же я право на счастье! А Бандитыч-то мой хоть и дурень порядочный, но волшебную палочку за полгода освоил неплохо. А уговор у нас с ним был простой-ясный. Бумажки ему, а злато мне. В оплату за обучение! А откуда Бандитыч это золотишко взял, это не важно. Не я же его из хранилищ и банкоматов банка вынес. Лежит оно в тайном месте теперь. И мешочек мой цел-целёхонек. Видишь! Хы-хы! – Кощеич достал чёрный-чёрный мешочек и потряс им над головой. – А вот теперь слушай самое главное, дурачок мой Ивашка! Сначала я доберусь до травозмейничков. Потом на злато своё накуплю у кикимор на болоте мешочков целую тьму-несчитаную. Смекаешь, куда клоню-намекаю? Верно! Я заведу свой Волшебный класс и буду учить там злых-презлых волшебников! Настоящих негодяев-злодеев! Нет, пожалуй, класс это скромно. Заведу-ка я целую школу. Нет, чёт опять скромно. Университет-Академию заведу! Во! В самый раз будет! А старухину избушку, как только участочек ваш найду, снесу тут же и выстрою вместо неё дворец до небес для моего Университета-Академии Зла! И станет участок только мне принадлежать. Ни одной новой волшебной палочки добрым волшебникам не достанется. Только злым! Вот такой у меня подлый промысел-замысел здуман, Ивашка! Наблюдай за его воплощением в жизнь и расстраивайся, а мне от этого ещё счастье прибавляться будет. Знаю-знаю, ты, наверно, думаешь, что не найду я ваш участочек, чтобы ученичков своих злых волшебными палочками оснащать. Да, со стороны тайги не найти его. Все попытки испытал. Все пробы перепробовал. Хорошо заколдовали. Нечего возразить. А вот что ты скажешь, если я из твоего класса попробую туда попасть? А?! Откуда я узнал? Да просто всё. Разговорчики твоих школьничков подслушивал. Они в школу – со школы, а я тенью за ними. Я же злой волшебник, мне подслушивать не стыдно вовсе. Вот так я всё-то и разузнал-повыведал. Уж я-то соберу себе ребятушек получше-поталантливей. Не двоечников-второгодничков, как ты. Ко мне будут поступать только отличнички без единой «четвёрочки»! Все, как на подбор, будут! А для тебя я тоже роль придумал! Хы-хы-хы! Ты в моём Университете-Академии живым учебным пособием будешь. Пусть ученики мои отрабатывают на тебе приёмчики борьбы с Добром. Ты для этого лучше всего подходишь. Ладно, заболтался я здесь с тобой. Пора мне мои планы-задумки воплощать. До встречи, мой добрый вражичек!

Договорив своё хвастовство, Кощеич обернулся невидимым и перенёсся к школе. Там он стал поджидать учеников Волшебного класса, зная, что ходят они на занятия без рюкзаков и портфелей. А как дождался их, то стал выслеживать, куда они уже в самой школе направляются. Так и добрался до нарисованной двери. И там он всё и понял и проник в классную комнату.

Внутри же Аркадий Аркадьевич только-только убрал мечом, как волшебной палочкой, окна со стенами и выпускал учеников на очередной полётный урок.

Кощеич тоже вышел на улицу и первым делом стал рыть снег. «Вот они! Изумрудная трава и хвоя золотистая! – воскликнул он про себя, докопавшись до земли. – Здесь травозмейники по весне начинают расти и лучами в небо уходить! Здесь! Добрался! Теперича надо всё разведать-расследовать и захватить-присвоить участочек». И вскоре нашёл он и избушку на курьих ножках.

Ребята же, налетавшись вдоволь и немного замерзнув, стали собираться в классе, чтобы выпить горячего чайку и погреться. Подошёл туда и Кощеич и увидел, что Аркадий Аркадьевич, восстановив окна со стенами, полетел в сторону избушки Бабы-яги. И только он скрылся из виду, злыдень костлявый выхватил свою волшебную палочку и отсоединил классную комнату от тайги. Она после этого сразу исчезла, только одна тайга и осталась.

«Вот теперь порядочек! – злорадно подумал Кощеич. – Осталось только избушку уничтожить и на её месте свой дворец возвести. И участочек мой! А уж я его так спрячу, никто не найдёт. Я его ни с чем соединять, как Ивашка-дурашка, не буду. Ни одной волшебной палочки больше добреньким волшебничкам не достанется! Кончилась ваша монополька! Теперь моя начинается!»

Далее Кощеич перешёл в видимое состояние и вызвал к себе Горыныча. Тот явился не сразу. А как явился, пламенем головы его не плевались, струи огненные не изрыгали, лишь песенки какие-то невпопад мурлыкали и глаза закатывали томно так. Да, и от красноты ни следа, опять весь зелёный-презелёный.

- Это ещё что такое?! – возмутился Кощеич. – У меня здесь боевая злодейская операция, ты в таком виде! И откуда это ты?!

- С болота. Видишь, отзеленили меня кикиморы, красоту навели, - чуть ли не как голубок проворковал Змей.

- Это ещё зачем?!

- Сам сказал, что я могу невесту себе искать! – напомнила одна голова. – Вот я и нашёл, и влюбился по самый хвост, - сообщила вторая голова. – Красавица писанная, такой красоты свет ещё не видел! – описала предмет страсти третья голова.

- И когда ты только успел?! Какого она хоть роду-племени?

Горыныч с радостью рассказал следующее:

- Дело было так. Залетел я на болота к Кики и Кики. Ну, чтобы от красноты избавиться. Негоже змею-то, как раку варёному, быть. Отзеленили меня, значит, сестрицы. Всё честь по чести. Расплачиваюсь, собираюсь улетать и вдруг вижу. Лежит и сияет вся. Сердце тут и ёкнуло. Спрашиваю, кто такая, как кличут? Не знаем, отвечают. В пещере какой-то нашли. Спит, разбудить не можем. Покупаю, грю! Пусть у меня спит, дом украшает, а как проснётся, женюсь! А сам прикидываю, знаю я этих спящих красавиц! Их только и надо-то, что чмокнуть разок. Они от этого тут же просыпаются и в поцелуйщика своего вмиг влюбляются. И готово дело! Сразу жениться можно! Но эти уперлись! И ни в какую! Мы пациентов не продаем! Мы честные кикиморы! Мы их только лечим. А как вылечим, тогда они пусть свою личную жизнь и устраивают. Вот, лежал бы ты так, а мы бы тебя в мужья Бабе-яге продали. Тебе бы понравилось? Меня аж передёрнуло! Хорошо, думаю, её Кощеич укокошил. Общим, не продали. Но я-то не дурак! Особенно когда влюбляюсь. И вот что задумал. Явлюсь к ним на профилактику. Уложат они меня, пиявками облепят. Да и пойдут по своим делам. А я сразу-то подскочу, да и поцелую зазнобу мою бесчувственную. Ну, и…

- Не сможешь ты это провернуть. Никак не сможешь, – перебил Кощеич размечтавшегося Змея. – Одну единственную свою голову на сруб даю!

- Это ещё почему?!

- Головы передерутся из-за того, какая целовать будет.

- Хм, а ведь точно! – задумался Горыныч, но ненадолго. – Что ж, раз такое дело, ради страсти такой можно и опять человеком обернуться. Ненадолго, естестно!

- Но-но-но! Ты эта, не спеши! – всполошился Кощеич. – Доведём операцию до конца, потом личные делишки-любвишки свои решай! А дело здесь в следующем. Избушка там старухина осталась. Пока она стоит, я дворец свой здесь выстроить не могу. А пока дворца моего здесь нет, участок мне принадлежать не будет, а значит, и травозмейники в руки даваться не будут.

- Так достань из мешочка бульдозер и снеси её! – посоветовала одна голова. – А ещё лучше, устрой ураган и утащи её в море-окиян, да утопи там, - предложила другой вариант вторая голова. – Нет! Её надо… - начала третья голова.

- Это всё бесполезно! – махнул рукой Кощеич. – Звал бы я тебя, если бы сам мог. Крепкая она, ничем не возьмёшь, и за землю курьими ножками так держится, что силы такой, чтобы оторвать, нет.

- И чем я тебе могу помочь?!

- Пламенем! – сверкнули выпученные глаза Кощеича. – Только у тебя есть такое волшебное пламя, которое её спалит так, что даже пепла не останется. А стоит она вон там за теми деревьями. Вот эта дорожка к ней ведёт. Так что давай, приступай! Да лес вокруг не пожги. В нём самая ценность. Здесь надо по-снайперски отработать. Жиганешь избушку и сразу драпай, потому что внутри сидит клоун Аркашка, Ванькин ассистентишка. Он его на страже оставил. У него меч-кладенец, с ним ему твое пламя нипочём. Зазеваешься, он тебе все три башки и снесёт враз. Так что с ним уже я разберусь со своим мечом-кладенцом.

- А справишься?

- Легко! – выпятил грудь Кощеич. – Фехтовальщик он так себе. Мечом-кладенцом вместо волшебной палочки пользуется.

- Думаю, для верности нам надо ещё и невидимыми стать.

- Соображаешь! Невидимым я даже с таким мастером боя на мечах, как я сам, справлюсь! Ну что ж, исчезаем с глаз долой и за дело! Справим нашу подлость-злодейство и сразу закатим тебе свадебку!

В избушке же в это самое время Аркадий Аркадьевич пил чай с первоклашками. Напросились ребята провести переменку в доме Бабы-яги, а он и рад был. Котофеич с Барбоской лежали у тёпленькой печки. Хорошо греть бока за стенами, когда на улице пощёлкивает озорник-морозец, любящий пощипать носы и уши.

Говорили о том о сём, но больше об ограблении банка. И кому это понадобилось такое устроить? Неужели опять Бандитыч? Но на этот раз даже записки не оставил. Очень загадочная история. И такая неприятная – столько людей без зарплаты к празднику остались. Не у всех же карточки… И вдруг за окнами полыхнул яркий свет! Да такой, будто избушка утонула в огненном море!

- Пожаловали-таки! – вскрикнул Аркадий Аркадьевич.

- Кто?! – закричали ребята.

- Злые волшебники! Вычислили, где участок травозмейников! Обошли все защиты как-то! Давно подбирались! Вот только как вычислили и как добрались, не пойму!

- И мы теперь сгорим?! – задрожала Леночка.

- Нет. Успокойтесь. У вас волшебные палочки есть, а у меня меч. С ними не сгорают. А вот избушку спасать надо! – припал к окну ассистент. – Не вижу никого. Невидимыми обернулись.

- А избушка сгорит?! – сжала покрепче волшебную палочку Зина.

- И отсюда тоже никого не видно, - сообщил от другого окна Витька.

- И здесь не видно! – крикнул Колька.

- Избушка не сгорит, пока в ней шкурки травозмейников есть, - ответил Аркадий Аркадьевич. – Но после каждой огненной атаки одна будет исчезать. Посмотри, сколько их там осталось. Они с травами вместе висят.

- Три всего… - сосчитала Зина.

За окнами вновь полыхнуло пламя.

- Две…

- Становимся невидимыми! – скомандовал Аркадий Аркадьевич и, убедившись, что ребята стали прозрачными, посмотрел на Котофеича с Барбоской: – Первыми вы пойдёте. Как увидите их, покажите, где они! Давайте, как только огонь спадёт. Приготовились!

- А как они их увидят? – спросил Зинин голос.

- Они умеют. У них чутьё. И самих их нельзя невидимыми сделать. Волшебные они существа. Всё! Пламя ушло. Надо успеть, пока они с силой собираются! Котофеич с Барбоской, через дверь! Остальные в окна! Вперёд!

Зина, выпорхнув из избушки, взмыла над ней и посмотрела вниз. Там то взлетал высоко вверх, то прыгал из стороны в сторону шипящий Котофеич. Как он совершал такие большие скачки, было непонятно. Барбоска же с грозным рычанием трепал воздух чуть в стороне.

- Ой-ой-ой! Он мне в хвост вцепился! В самое больное место! Никак отцепить не могу! – орал кто-то.

- Не обращай внимания! Избушку жги! – кричал ещё кто-то.

- Ага-ага! Легко командовать, а у меня это самое больное местечко!

- Жги, говорю!

А потом сверкнула тонкая молния, и сразу же на снегу возник извивающийся отрубленный зелёный хвост, на конце которого висел Котофеич.

- Я ранен! Я ранен! Мне срочно пора на перевязку! Улетаю! – раздались дикие вопли.

Барбоска же продолжал трепать невидимого противника. Он был теперь как раз под Зиной. И тут в голове её мелькнула идея. Она быстро достала мешочек и высыпала на Барбоску тысячи и тысячи разноцветных кружочков конфетти. Рядом с отважным псом обозначился контур отчаянно отбивающейся от него невидимой фигуры. А следом на сцепившихся противников посыпались ещё тысячи и тысячи конфетти. Это Витька, Колька и Леночка вслед за Зиной догадались, что надо делать. Прошло несколько секунд, и в зубах Барбоски оказалась волшебная палочка.

- Ах ты, шавка-псина паршивая! – послышался гневный визг. – Но ничего! Сейчас я тебя мечиком! Сейчас!

- Из-з-звЕните! Но очень кушать хочется! – появился вдруг рядом с контуром Юркин Жралик и тотчас пропал из вида.

Фигура как-то неловко размахнулась, и опять сверкнула тонкая молния, но тотчас воздух разрезала ещё одна, и, столкнувшись, обе они с громким треском вызвали целое облако из искр и вспыхивающих конфетти. Барбоска со своим трофеем отпрыгнул в сторону.

- Это ещё кто тут мою голову проглотил?! – заорала фигура. – Прочь, глупое создание!

- Спасибо за объедение!

- Прочь! – от фигуры в разные стороны полетели куски пластилина.

Опять сверкнули тонкие молнии.

- Сейчас мы тебя спеленаем! – раздался голос Аркадия Аркадьевича.

- Не выйдет! А сыпать конфетти и напускать пластилиновых болванов на невидимого волшебника нечестно! - прокричала фигура и контур её исчез.

Первым из невидимости в блестящих доспехах и с обнажённым мечом в руке появился Аркадий Аркадьевич.

- Подлетайте и выходите из невидимости. Они сбежали. Мы победили! – вытер он пот со лба. – Молодцы! Вовремя вы его проявили! Иначе несдобровать бы нашему Барбоске. Еле поспел свой меч подставить. Эх, если бы он не сбежал, я бы его достал следующим ударом. Молодцы! Кто первым догадался его конфетти обсыпать?

- Не я, - ответила Леночка.

- Не я, - сказал Колька.

- Не я, - помотал головой Витька.

- Не я, - улыбнулась Зина.

- Ой, какие же мы скромные! - расхохотался Аркадий Аркадьевич, возвращая меч в ножны.

- Суперски Вы его отсекли! – пнул успокоившийся хвост Витька. – А чей это?

- Да есть здесь у нас один любитель спецэффектов. Раньше звался Тихомиром, а теперь только на Горыныча откликается.

- Тот самый Змей-Горыныч, как из сказок? – округлились глаза у Леночки.

- Да нет, - махнул рукой Аркадий Аркадьевич. – Того Змея богатыри давно одолели. Ещё в далёкой древности. А Тихомир, как Иван Иванович рассказывал, нормальным волшебником был. Делом полезным занимался. За вулканами присматривал, притушивал их, если надо было. Землетрясения успокаивал, не давал им разбушеваться сильно. А потом шкуру Змея нашёл, и словно подменили его. Глупым и гордым стал. Влез он в эту шкуру и обернулся чудищем трёхглавым и огнедышащим. С тех пор и чудит-дурит. Вместо того чтобы тушить, сам теперь поджигает. Со злыми волшебниками связался, - Аркадий Аркадьевич повернулся к избушке: – Пойдёмте в дом, погреемся, а то мороз сегодня знатный.

- А второй кто был? – пошла за ним Зина, хоть она совсем и не успела замёрзнуть – так быстро пролетел бой.

- А этого я не успел признать, - пожал плечами ассистент и позвал: – Барбоска! Ну-ка покажи, что ты там у него отобрал! Иди ко мне, богатырь лохматый! – взяв у пса волшебную палочку из почерневшего серебра и посмотрев на неё, Аркадий Аркадьевич вздрогнул и тихо сказал: – Тот, кто придумал его с помощью конфетти проявить, спас нас сегодня всех. Это, оказывается, Кощеич был. А он бессмертный и лучший фехтовальщик в мире. Думаю, не только Барбоске бы досталось, но и мне. Его даже меч-кладенец не берёт. Только обездвижить может. А сбежал он, чтобы в плен не попасть. Понял, что я не один здесь. Наверно, подумал, что его несколько взрослых волшебников окружают… Эх, не догадался я на него Клеть-не-расплесть скинуть. На меч понадеялся… Что-то знобит меня…

- А если яйцо найти и иголку сломать? – спросила Леночка.

- Это сказки, - грустно улыбнулся ассистент и, пройдя в избушку, тяжело опустился на небольшой топчан у печки; чувствовал он себя явно хуже и хуже, но рассказа своего не прервал: – Кощеич самый старый из злых волшебников на Земле. Его ничто не берёт. Только в плен можно взять и засадить куда-нибудь. Один раз тысячу лет в алмазных цепях просидел внутри горы. Тишь да благодать на Земле царили. Но потом он как-то вырвался. И на дне океана его в сундуке кованном держали. И опять как-то выбрался. Вечная это история. Всегда он какое-то злодейство пытается провернуть и кого-нибудь с пути правильного сбить. Нет ему счастья без этого. Думаю, это он Тихомиру шкуру змеиную подсунул. Но ничего, теперь у нас опять есть причина изловить его и отправить куда-нибудь подальше, чтобы мир от его козней отдохнул. И найти его будет несложно. Палочка-то его у нас. Она помнит его последние перемещения… А что там он кричал про голову?

Аркадий Аркадьевич слабел на глазах. Последние слова он произносил уже с огромным трудом.

- Вы не ранены?! Может, Вам тоже на целебное болото надо? – забеспокоилась Зина.

- Сначала думал, пустяк… - показал небольшую царапину на руке Аркадий Аркадьевич. – Но меч у Кощеича ядовитый оказался. А где целебное болото, я не знаю.  Как его найти, не всякому известно. Я ведь совсем недавно волшебником стал. Но в избушке ещё есть две шкурки травозмейников. Они могут отравление останавливать. Надо только их к царапине этой прижать. Барбоска, будь другом, принеси их, пожалуйста, - пёс тут же выполнил просьбу и, сам приложив травозмейника к ране, прижал его к ней лапой. – Спасибо, дорогой! Вот умница! Настоящий доктор!

- Мы останемся с Вами! Как мы Вас бросим раненого?! – почти в один голос заявили ребята.

- Вот что, мои дорогие соратники… Послушайте меня внимательно, договорились? – соратники кивнули. – Так вот, я абсолютно уверен, что Иван Иванович вот-вот вернётся. Расскажите ему всё, если я не смогу, и отдадите палочку Кощеича. Вот, Зина, держи её. А уж он решит, что дальше делать. И меня на болото отправит, коли надо будет. За меня же не беспокойтесь. Со мной Котофеич с Барбоской останутся, они всегда помогут. Вы же видели, какие они боевые, - Аркадий Аркадьевич погладил Барбоску. – А вы идите сейчас домой. Представляете, какой шум ваши родители поднимут, если…

Договорить Аркадий Аркадьевич не смог. Глаза его закрылись. Дышал он часто и тяжело.

Очень не хотелось ребятам уходить, но делать было нечего. И побрели они по протоптанной дорожке к классной комнате. Однако там, где тропинка закончилась, вместо знакомых окон стояла стеной тайга.

11. Из леса я

 

Новый хвост Горынычу отрастили всего за полчаса. Постучав им по кочкам изо всей силы и сделав пару кругов над целебным болотом, он прорычал:

- Мне бы профилактику ещё пройти! А то шкура не такая гибкая стала. Скрипит. Да и паразиты на ней всякие развелись. Надо бы повывести.

- Снимай, - сказала Кики.

Скинув шкуру, Горыныч обернулся неказистым бородатым мужичком с три пня ростом.

- М-да… - кинула на него взгляд Кики.

- Ну… Какой уж был… – развёл руками мужичок. – Надеюсь, врачебная тайна у вас соблюдается.

- А то никто не знает, - ухмыльнулась кикимора и напустила на шкуру целый рой своих жужжащих и стрекочущих помощничков. – Всё, через пару часов будет, как новая.

Дождавшись, когда целительница уйдёт, мужичок-недомерок тут же взлетел и устремился к ложу, на котором лежала спящая красавица, увиденная им утром. Не раздумывая, он быстро поцеловал её и замер. Прошло несколько минут, прежде чем прекрасная дева открыла глаза.

- Наконец-то ты, Тишенька, снял эту шкуру мерзкую, - улыбнулась она.

- Ты меня знаешь?! – удивился недомерок.

- А ты меня не помнишь? Ах, ну да, они же меня омолодили.

- Что значит омолодили?! Ты была старой?!

- Ну, десять тысяч лет не старость. Но, признаюсь, следила я за собой неважно. Подзапустила внешность, в делах вся была постоянно. Но больше такого не повторится. Для тебя я всегда буду красавицей.

- Десять тысяч лет?!

- Не узнаёт! Совсем не узнаёт! – рассмеялась дева. – Значит, очень хорошо омолодили!

- Да кто ты такая?!

- Да кто-кто?! Расктокался тут! Хранительница Тайги, вот кто! – прошипела за спиной у мужичка Кики. – Про профилактику выдумал. Обманул меня. Чуть отошла, а ты целовать-будить кинулся!

- Это Баба-яга что ли?! Ой-ой-ой! Где моя шкура?! – попятился мужичок Тихомир.

- Какая такая шкура?!! – поднялась с ложа красавица, сверкнув изумрудными очами.

- Да он шкуру Змея якобы на профилактику принёс. Вон она лежит. Ну, а сам поцелуем Вас разбудил. Он ещё с утра здесь от Вас глаз оторвать не мог, - пояснила кикимора и протянула ей золотистый мешочек и сияющую волшебную палочку: – Вот, в целости и сохранности! Вы уж извините, Уважаемая Хранительница, что так вышло! Но Вы не беспокойтесь, Ваши процедуры уже все закончены. Поцелуй их в один миг завершает. Волшебный же.

- Понятно! – взяла свои вещи Хранительница. – Для начала сделаем так! – она навела палочку на шкуру Змея и вмиг испепелила её, но целительные помощники кикимор разбежаться и разлететься как-то успели. – Хватит дурью маяться, Тиша!

- Нет! Не смей! – успел крикнуть Тихомир, но стоило шкуре исчезнуть, он обмяк и, опустив голову, замолчал, словно уснул.

- Дай ему что-нибудь, Кики, - попросила Хранительница. – Столько веков эту гадость на себе таскал. Столько зла натворил…

- И не подумаю! – помотала головой кикимора. – Кто здесь целительница?! Ничего ему не надо давать. Пусть совесть сама поработает. Лучше любого зелья дурь выбивает.

- Что ж, пусть будет так, - согласилась Хранительница. – Спасибо тебе за лечение. Я домой!

- А с этим как?

- Любить буду. Волшебный поцелуй не отменишь, ты же знаешь… – с грустью ответила Хранительница.

- Я про плату за пребывание…

- Пепел себе возьми! – усмехнулась прекрасная дева и исчезла.

- Премного благодарны, Уважаемая Хранительница! – поклонилась довольная кикимора пустому месту.

И тут же на болото явился взъерошенный Кощеич. Увидев замершего Тихомира и собирающую пепел Кики, он сразу всё понял.

- Кто это сделал?! – рассвирепел костлявый злыдень.

- Мы бесплатно справок не даём, - прошипела кикимора, Кощеич кинул ей золотую монету. – Известно кто, та, которую он поцеловал. Видать, не захотела за Змея замуж идти.

- И где она?! Хоть глянуть на эту красоту неземную, из-за которой этот дурень опять сморчком-коротышкой стал.

- Нет её. Наверно, полетела к свадьбе готовиться.

- Эх, Тишка, Тишка! – закатил выпученные глаза Кощеич и сжал костлявые кулаки. – Столько веков я хранил эту шкуру Змея-Великого! А ты её из-за какой-то фифы смазливой вмиг потерял! Красавиц много, а шкура-то такая одна была! Но ничего справлюсь и без тебя как-нибудь. Есть у меня приятель старый. Ржач-хохотун. Помнишь? То-то же! А ты тут посиди, век совестью помайся! Потом и с тобой разберусь-разделаюсь!

Дома Хранительница нашла клоуна Аркашу без сознания. Барбоска прижимал лапой к его ране уже последнего травозмейника. Верный пёс, увидев омолодившуюся хозяйку, узнал её и радостно гавкнул, но от раненого не отошёл.

- Понятно! – кивнула ему Хранительница и подмигнула Котофеичу, сидевшему здесь же: – Ну-ка, расскажи-ка мне, что у вас тут произошло? – кот прыгнул ей на плечо и начал что-то мурлыкать на ухо, дослушав его, она переспросила: - Значит, палочка Кощеича у Зины Корабликовой? – кот кивнул. – А Иван Иванович где? – Котофеич намурлыкал на ухо ещё что-то. – Ясно. Значит, пропал. Хорошего мало. Ну ладно, а теперь сделаем так.

Она взяла меч-кладенец, вынула его из ножен и приложила к ране Аркадия Аркадьевича, что-то прошептав при этом, и та тотчас затянулась. Ассистент открыл глаза, но взгляд его был неясным. Он пытался что-то сказать, но у него не получалось.

- Ничего-ничего, Аркаша! Котофеич мне уже всё поведал, не тревожься, – улыбнулась Хранительница. – Полежи немного, приди в себя. А я пойду, посмотрю вокруг и проверю кое-что.

Она вышла из избушки и облетела весь участок травозмейников, зависая над некоторыми его местами и внимательно их осматривая. Отсутствие классной комнаты её озадачило. Возвращаясь в избушку, она сожгла отрубленный хвост Змея и прихватила горсть пепла.

Аркаша уже поднялся и сидел за столом, но был очень слаб.

- Очевидно, он попал сюда через классную комнату. Выследил по ученикам. Потом отсоединил её, и образовалась дыра, через которую он вызвал Тишку. Остальные защиты все на месте, - сообщила Хранительница и принялась перебирать травы. – Сейчас я тебе напиток один заварю с пеплом змеиной шкуры. Ни следа от твоего отравления не останется. И сил стократно прибавится.

- Спасибо! А я вот думаю, как Вас теперь называть? – улыбнулся Аркаша. – Не Бабой-ягой же! А Хранительницей официально как-то.

- И не вздумай! Мне эта «Баба-яга» и «Уважаемая Хранительница» самой так надоели! Лесей я от рождения была и отныне снова буду. Леся! Из леса я. Понял?! Старинное славянское имя.

- Понял. А Вы не можете участок снова с классом соединить?

- Нет, такое только Ивану Ивановичу под силу. Так что нам надо подумать, как защитить участок, пока дыра не закрыта. Вот-вот злыдень опять объявится. Но Тиша-то ему больше не помощник. Сожгла я шкуру змеиную.

- Да ну! Вот здорово! И где он теперь?!

- На болоте у сестриц-кикимор совестью болеет. Это надолго…

- И как же без него Кощеич избушку будет уничтожать?

- Не знаю, что он на этот раз придумает. Но что-нибудь придумает. Вот, выпей это, готово, - Леся поставила на стол дымящуюся кружку. – Эх, а вот одна вещичка сейчас бы нам не помешала. Жаль только без Ивана Ивановича до неё не добраться.

- Вы, случайно, не об этом? – показал ей с улыбкой маленькую металлическую коробочку Аркаша.

- Клеть-не-расплесть! – воскликнула Леся. – Да! Я как раз о ней и говорила! Отлично, что она у тебя! Вот ею мы и изловим голубчика! А потом Ивана Ивановича искать пойдём. В беде он, чувствую.

И только Хранительница договорила, как на улице разразился громовой хохот, от которого избушка задрожала и стала раскачиваться.

- Кто это?! – крикнул Аркаша.

- Ржач-хохотун! – припала к окну Леся. – От хохота его земля дрожит и трескается! Бежим на улицу!

Выскочив наружу, они увидели недалеко от избушки причину внезапного землетрясения. Каменный человек ростом с пару слонов, держась за живот, громыхал раскатистым хохотом. Весь снег с деревьев облетел, и они подрагивали, будто тоже смеялись. А великан хохотал и хохотал, пуще и пуще, то запрокидываясь назад, то сгибаясь вперёд. При этом он ещё то и дело дергался в разные стороны. И вскоре раздался глухой треск. Избушка, вцепившись в землю, возмущённо закудахтала.

- Земля где-то разошлась! Они хотят, чтобы избушка провалилась! – прокричала Леся.

- А если его в мешочек?! – крикнул Аркаша.

- Не сможем! Видишь, как дёргается! Не захватишь!

- Может, мечом тогда?!

- Да он от него только ещё больше расхохочется!

- И как же нам с ним справиться?!

- Его щекочут!

- Кто?!

- Не знаю! Надо полетать вокруг него, может, увидим и отгоним!

Тело закатывающегося могучим хохотом каменного великана оказалось изрытым бороздами и норами. Из них выскакивали какие-то юркие зубастые твари, похожие на волосатых ящериц. Они кусали его и мгновенно прятались. Очевидно, это и щекотало каменное чудище и ещё больше раззадоривало его разрушительную весёлость. А тем временем в образовавшуюся трещину посыпался снег, и на поверхности показалась чёрнота провала. Она возникла метрах в пятидесяти от избушки и медленно ползла в её сторону.

Хранительница и Аркаша попытались напугать или поймать кусающихся тварей, но те оказались настолько юркими, что их не удалось даже коснуться. И тут дрожь земли вдруг значительно утихла, а разлом, почти достигший избушки, остановился в своём продвижении. И Леся увидела рядом с ним маленького человека, лежащего животом на снегу и раскинувшего руки ладонями вниз. «Не может быть!» – подумала она и нырнула к земле.

- Залейте его водой! Норы закроются льдом, и власоящеры перестанут выскакивать и его щекотать! – крикнул ей маленький человек, сдерживающий руками землетрясение.

- Как просто! – в полном восторге вскрикнула Леся и рванулась ввысь. – Аркаша! Делаем тропический ливень на морозе! А мороз сегодня славный! Наш, сибирский!

- Это не просто! Это сверхпросто! – воспрянул духом Аркаша и тоже устремился вверх.

- Только не очень высоко! Чтобы в снег не успевал превращаться!

- Я понял! 

И волшебная палочка с мечом-кладенецом сложили усилия. И ливень получился на славу! От настоящего водопада нельзя было отличить. Минут через двадцать великан весь покрылся наростами льда, а разрушительный хохот его начал стремительно затихать. Прошло ещё десять минут, и Ржач-хохотун застыл окончательно, не производя более ни звука.

- А теперь так, - навёл на него волшебную палочку маленький человек и, подняв в воздух эту гору из камня и льда, раскрутил её как следует и отправил изо всей своей волшебной силы в небо. – Думаю, на Луне ему будет самое место! Добрался я до него, наконец!

- Тиша! Как ты здесь оказался?! – опустилась к нему Леся.

- На прогулку отпросился… - потупил взор Тихомир. – А Иван Иванович ваш у Кощеича на острове в бассейне во льду сидит. Не выбраться ему самому. А теперь мне обратно пора…

И исчез…

- И где этот остров?! – спросил Аркаша, но отвечать было некому. – Ну вот, пропал! Но ничего, возьму у Зины Корабликовой волшебную палочку Кощеича и сам найду!

- Правильно! – кивнула Леся. – Срочно отправляйся Ивана Ивановича выручать. Если встретишь Кощеича, не сражайся с ним. Не геройствуй без дела. В фехтовании на мечах ему равных нет. Многие богатыри от его руки пали. Лучше оборотись невидимым и сразу накидывай на него Клеть-не-расплесть. Ну, и тотчас меня зови, если что. А я здесь останусь. Участок охранять буду. Не кончено ещё дело. Опять с каким-нибудь сюрпризом может заявиться. Да трещину эту звёздной пылью залатаю. Я её в этом году много собрала, должно хватить.

- А Тихомир чего убежал? – спросил Аркаша.

- Стыдно ему ещё среди людей быть. Много греха на нём… – вздохнула Хранительница и посмотрела на трещину земную, остановившуюся в метре от избушки на курьих ножках.

12. Не просто разведка

 

Никто из взрослых не верил ученикам, что они прямо из класса выходили волшебным образом в какую-то тайгу. Да и как в такое поверить?! Волшебство, конечно, штука затейливая, но всему же есть предел!

- Где она эта тайга?! – спрашивали взрослые и смотрели в окна. – Там стена какая-то, а не тайга!

- Не знаем, но раньше была. Потом исчезла. А когда была, мы выходили в неё запросто. Летали там и гуляли, - пожимали плечами ребята. – А Аркаша и первоклашки с последнего урока полётов не вернулись. Мы зашли в класс погреться. А они, наверно, решили в избушку на курьих ножках сбегать, перемена ведь началась. А тайга взяла и исчезла.

От таких объяснений в головах взрослых что-то перегорало, и они почему-то начинали кричать в разнобой всякие глупости. Но разве можно в таких делах чем-то помочь, что кричишь несуразности? Конечно же, нет. И ученики не знали, что им делать, поэтому просто замолчали.

- Так! Попрошу всех выйти, кроме учащихся! Мне надо опросить свидетелей! – потерял терпение полковник Абашев, и, когда все взрослые вышли, он обратился к Должикову: – Александр, у тебя есть версия того, что произошло?

- Когда Иван Иванович создал класс, с одной стороны он присоединил его к тайге, - начал обстоятельно объяснять самый старший ученик. – К волшебному участку, где растут травозмейники. Из них делают волшебные палочки. Аркаша говорил, что злые волшебники мечтают его захватить. А добрые не дают им этого сделать. Так сдерживается рост числа злых волшебников. Потом Иван Иванович искривил и сжал пространство и присоединил классную комнату уже с другой стороны к нарисованной двери. На участок, скорее всего, напали, и класс от него отсоединили. Остался только один вход-выход. Через дверь склада. Аркаша и первоклашки в это время были в тайге. Но найти их нельзя, потому что участок этот очень далеко отсюда, да ещё и замаскирован волшебными средствами от всего остального мира.

- Ну вот, теперь стало кое-что понятно, - сдвинул папаху на затылок полковник. – А где сейчас находится эта комната, где мы находимся? Что там за стена за окнами?

- Мы находимся на складе в школе. Класс просто с ним совместился. Ему же некуда было деваться, когда его от тайги отсоединили. Он сюда и притянулся. Мы здесь столько шишек себе набили, когда всё вместе совмещалось. Видите, как парты с инвентарём перемешались. А за окнами просто стены, стены склада. Здесь же нет ни одного окна.

- Хорошо. Спасибо за толковое объяснение, - кивнул полковник. – Можете все идти по домам.

Ученики разошлись, а в складокласс снова вошли взрослые. Это были директор школы Василий Петрович и завуч Лариса Матвеевна. Спрашивать о чём-либо они не решались, но глаз с начальника полиции не сводили. Полковник тоже молчал.

А что он мог сказать? Ассистент учителя и четыре самых младших ученика остались где-то в морозной тайге. Найти их нет никакой возможности. Учитель пропал на задании. Ни одной весточки до сих пор не прислал. И всё это вдобавок к ограблениям автобуса, магазинов и банка! И самое непонятное: как о таком рассказать городскому начальству и простым горожанам? 

Директор с завучем тоже этого не понимали, но продолжали на что-то надеяться.

- Ну… - протянул Василий Петрович, наморщив лоб. – Оставшихся детей мы отправим на каникулы.

- Да! – с готовностью кивнула Лариса Матвеевна. – Всего-то три дня осталось.

Полковник посмотрел на них и, покачав головой, закатил глаза. Ситуация казалась ему совершенно безвыходной. А эти двое не понимают, что их всех увольнять не будут и даже в тюрьму не посадят за халатность, их просто отправят в психбольницу. Если будут молчать, то оформят как тихо помешанных. Если попытаются сказать правду, то как буйных. Больше никакого выбора полковник не видел…

- Ой! – возникла перед ними Зина и виновато пробормотала, опустив глаза: – Я не хотела на склад… Я хотела в класс… Здравствуйте…

Следом за ней объявились Витька, Колька и Леночка.

- Получилось! Получилось! Как Баба-яга рассказывала! – запрыгали они от радости, но оглядевшись и увидев директора, завуча и полицейского, тоже заойкали и заоправдывались: - А почему на склад? Мы хотели в класс… Честное слово… В класс хотели…

- Класс и склад теперь совместились! – ворвалась в помещение Юлдуз. – Кто-то отцепил класс от тайги, и он слепился со складом! Как вы смогли вернуться?! Рассказывайте скорее!

- А подслушивать нехорошо, - погрозил ей пальцем отец.

- А можно и нам?! – вошли Катя Ёжикова и Саша Должиков, а следом за ними на склад проникли Юрка Синичкин и Сергей Липкин, а потом и Вовка Ручкин. – Что там с вами случилось?! Кто отцепил класс от тайги?! И где Аркаша?!

- Он в избушке раненый лежит! – воскликнул Витька.

- Без сознания! – добавила Леночка.

- Его отравленным мечом задело! – прибавил Колька.

- Кто класс отсоединил, мы не знаем. Мы не видели, как это случилось. Из избушки пришли, а его нет уже. А вернулись мы, как Баба-яга говорила! Можно и без полётов перемещаться, я ещё две недели назад так научилась. Надо только сказать волшебной палочке, куда хочешь попасть, и представить себе это место, – объяснила их внезапное возвращение Зина. – Но надо туда опять! Всем ученикам с волшебными палочками! И доктора туда надо! Для Аркаши!

- Да! Мы за подмогой! Там могут опять напасть! Надо защищать участок! – замахал руками Витька.

- Это вы сюда запросто вернулись. А обратно на участок отсюда не получится. Он защищён, - возразил Должиков. – Расскажите сначала, что там у вас случилось. Кто там может опять напасть? А потом будем думать, что дальше делать.

Дополняя друг друга, первоклашки наперебой заговорили о том, что произошло у избушки.

- Ничего себе! – почесал затылок полковник, сдвинув папаху на лоб. – Да это же целое сражение с применением авиации и огнемётов! Туда надо армию с зенитками перебрасывать, а не детишек с палочками.

- Армия, может, и победит, но она весь участок вытопчет! А там ничего трогать нельзя! – горячо не согласилась Катя. – Там травозмейники вырастают. Это как заповедник, только волшебный. Иван Иванович говорил, что это последнее место такое на всей Земле!

- Да не сможет никто туда попасть! Вы меня слышите или нет?! – вскинул руки Должиков. – Ни мы, ни армия, ни доктор. Никто не сможет, кто не знает, как. Надо что-то другое придумать… Эх, вернулся бы сейчас Иван Иванович…

- Я знаю, что надо делать! – тихо пробубнила Зина, после чего достала волшебную палочку Кощеича из почерневшего серебра и, коснувшись ею своего правого уха, пропала, затем все услышали её голос: – Надо самим на них напасть. У меня волшебная палочка Кощеича. Она помнит, откуда он перемещался. Я на разведку.

Зина сосредоточилась и попросила палочку Кощеича перенести её в то место, откуда костлявый злодей перемещался последний раз. Вмиг она оказалась в какой-то небольшой комнате с окнами на четыре стороны. Посреди неё стояла лишь огромная кровать из чёрного дерева. Никакого выхода из этой спальни не было.

Зина посмотрела в окна и увидела море до горизонта. Распахнув рамы, она вылетела наружу. Под ней раскинулся утопающий в зелени небольшой остров. Комната, в которой стояла кровать, находилась на самом верху темно-серой башни, возносившейся ввысь из какого-то строения. Рядом с ним располагался бассейн, окружённый пальмами.

Полетав над островом и убедившись, что на нём нет ни одного человека, невидимая разведчица спустилась на землю перед входом в дом. Чтобы не открывать дверь и случайно тем самым не обнаружить себя, она переместилась внутрь с помощью волшебной палочки и попала в просторный зал. В нём было много диванов и кресел, на которых лежали кучи целлофановых упаковок размером с большие кирпичи.

Какой-то бритый наголо человек в пляжных шортах с озабоченным видом перетаскивал их с одного дивана на другой. Перенеся несколько «кирпичей», он подходил к столику и что-то записывал. Рядом с листом бумаги лежала волшебная палочка.

Зина приблизилась и увидела на голой волосатой спине большую татуировку «Бандитыч. №1». В целлофан же были завёрнуты пачки денег. Грабить и воровать волшебной палочкой Бандитыча надрессировали, а вот считать, нет. От усердия пот тек ручьями и по его спине, и по груди, и по лицу. Попробуй, пересчитай деньги целого банка! Это не в кошельке пальцами поперебирать. Впрочем, лицо у Бандитыча было очень довольное. Хоть и сопел от усердия, но радовался.

«Да… - вздохнула про себя Зина. – Здесь столько денег, что ипотека, наверно, сто раз ими подавиться могла бы».

Однако надо было что-то делать. Для начала Зина без затей упрятала старательного и довольного счетовода в свой мешочек, а потом отправила в него и все деньги, которые нашла. Не только в целлофане, были ещё и в мешках, запечатанных пломбами, и целых три наволочки с кошельками и портмоне.

«Татьяша и ребята говорили, что из банка ещё и золото украли. Может быть, оно тоже где-то здесь лежит. Надо разведать. А эта волшебная палочка, наверно, Аркашина», – подумала Зина и, прихватив со стола палочку, пошла изучать другие помещения. Обойдя весь дом, золота разведчица не нашла. Даже в спальне под кроватью, куда не поленилась слетать ещё раз. В результате она порядком устала и даже вспотела. Не до ручьев, конечно, как Бандитыч, но лоб её стал влажным.

«Кощеич волшебник. И я волшебница. Куда бы я спрятала что-нибудь ценное, чтобы никто не мог взять? – рассуждала Зина, направляясь к бассейну, она хотела посидеть на его краю и подержать в прохладной воде ноги. – Я бы спрятала только в мешочек. Во-первых, потому что из него никто, кроме меня, ничего не достанет. А во-вторых, потому что он не теряется. Значит, и Коще… Ой! Что это?! Это лёд, а не вода! Ой! Там же Иван Иванович?! Ура! Я нашла его!»

- Иван Иванович! Здравствуйте! Это я, Зина Корабликова, из Вашего Волшебного класса! Я просто сейчас невидимая, я здесь на разведке! Если Вы слышите меня, то промолчите, а если нет, то… Ой, что-то я не то говорю…

«Вот я балда! Всё перепутала! А почему этот лёд не таит? Здесь же так жарко. Надо достать из мешочка горячий утюг! – но лед даже не зашипел, а утюг мгновенно стал холодным-холодным, и его пришлось спрятать обратно. – Он, наверно, волшебный какой-то этот лед… Конечно, с простым Иван Иванович бы и без меня справился… А я ещё не знаю, как волшебный лёд победить… Что же делать? Баба-яга ранена… Аркаша тоже… Но если Иван Иванович не может с этим волшебным льдом справиться, значит, он не волшебник сейчас. А если он не волшебник сейчас, то я могу его в мешочек спрятать! А потом выпустить! Он же сам всё это ещё на первых уроках рассказывал. В мешочек только волшебников и полуволшебников отправить нельзя. Надо попробовать, вдруг получится. Вдруг он, правда, не волшебник сейчас».

Зина достала свою ослепительно сияющую волшебную палочку, навела на учителя и тут же указала ею на мешочек.

- Как человек я выражаю тебе, Зина, свою огромную и самую искреннюю благодарность! – говорил спустя три минуты Иван Иванович, вернувшейся в видимое состояние ученице. – Ты выручила меня из неприятнейшей ситуации. А как учитель я могу сказать, что у меня ещё никогда не было такой смелой и одарённой ученицы, как ты!

- А почему Вы больше не волшебник?

- Всё получилось до смешного глупо, - развёл руками учитель. – Меня совершенно неожиданно столкнули в этот бассейн, я выронил свой мешочек, волшебную палочку и то, что может растопить этот волшебный лёд. Мешочек и палочка застыли во льду недалеко от меня. И я не мог ими воспользоваться. Как говорится, на всякого мудреца довольно простоты!

- А почему Вы не замёрзли в этом льду?

- О! Каждый старый волшебник, кроме мешочка и палочки, обладает вещами, которые дают ему дополнительные способности. У меня, например, есть алмазный цветок. Вот он, смотри, - Иван Иванович ослабил галстук, расстегнул ворот рубахи и извлек из-под неё висевший на цепочке маленький цветочек с алмазными лепестками. – Он спасает от любого жара, любого холода и удара волшебного меча, даже если я останусь без мешочка. Вот он и спас меня.

- А что может растопить этот лёд?

- Камень-расплавень, который я прихватил с собой, но выронил. Он должен быть где-то здесь в траве, - оглянулся вокруг Иван Иванович. – Не могла бы ты опять мне помочь? Для того чтобы найти его, мне нужна моя волшебная палочка. Вон она сияет во льду.

Зина перенесла палочку учителя в мешочек и затем вернула её ему. Он же взмахнул ею, и недалеко от бассейна над травой повис круглый красный камень. Взяв его в руку, Иван Иванович коснулся им льда, и в бассейне сразу же заплескалась вода. А ещё через несколько секунд он держал свой алый мешочек, который вернулся к нему самостоятельно.

- Ну вот, я снова волшебник. И готов выслушать твой рассказ, Зина, о том, что случилось, пока я отсутствовал.

13. Последний бой

 

Ассистент учителя Аркадий Аркадьевич появился на складе, совместившемся с классом, спустя полчаса после того, как Зина Корабликова отправилась на разведку.

Картину он застал унылую. Директор школы и завуч в растерянности молчали. Полковник натаптывал дорожку на небольшом свободном от инвентаря и парт пространстве. Ученики расположились, кто где, и о чём-то перешёптывались между собой. Собрался к этому моменту весь класс. Домой никто уходить и не думал. Все стояли в коридоре и постепенно один за другим просочились на склад.

- Где Зина Корабликова? – первым делом спросил Аркадий Аркадьевич.

- Ура! Живой! – закричали Витька, Колька и Леночка, увидев невысокого ратника в блестящих доспехах и с мечом на боку. – А Зина на разведку пошла! Ивана Ивановича искать!

- Как же вы её одну отпустили? – с упрёком посмотрел ассистент учителя на Сашу Должикова.

- Она разрешения не спрашивала… - пожал плечами Александр.

- Она всё правильно сделала! – вступился за Зину Витька. – Вот увидите, она всё разведает и найдёт Ивана Ивановича! А может быть, и спасёт! Она у нас такая смелая!

- Это она придумала на Кощеича цветные кружочки высыпать! А потом ещё и Жралика на него спустила! – сообщила с горящими глазами Леночка.

- А что это у Вас, молодой человек? – кивнул на меч, прищурившись, полковник Абашев.

- Папа! Это же волшебный меч-кладенец! – воскликнула Юлдуз. – Я же тебе рассказывала! Он Аркадию Аркадьевичу волшебную палочку заменяет! Ему его Иван Иванович оставил для охраны заповедного участка.

- Ладно-ладно! Пусть заменяет, - махнул рукой полковник. – Я к тому, что в городе с ним ходить нельзя. Незарегистрированное холодное оружие всё-таки. Кстати, кто-нибудь может мне объяснить, куда же отправилась эта смелая девочка Зина Корабликова?

- Да-да! Я бы тоже хотел это знать! – закивал директор школы.

- И я! – решительно сказала завуч Лариса Матвеевна, сверкнув строгими очками.

- Она сейчас там, где бы должен был быть я, взрослый вооружённый волшебник, – погрустнел Аркадий Аркадьевич. – Но я, как видите, чуть-чуть опоздал.

- И Вы никак не можете с ней связаться? – спросил полковник.

- Нет, к сожалению, - вздохнул Аркадий Аркадьевич. – Класс ещё не проходил того, как можно пользоваться волшебными палочками для связи. И палочки учеников пока не настроены на это. С этого должна начаться третья четверть…

И ратник в блестящих доспехах стал частью унылой картины.

- Вообще-то, у неё телефон должен быть… - пробурчал как бы про себя Юрка Синичкин минут через пять.

Взрослые переглянулись, и ещё первые слова у них не родились и не сорвались с уст, а Юлдуз уже протягивала отцу трубку:

- У меня весь класс здесь записан! Я её уже вызвала! Говори!

- Зина, это ты?! – выхватил телефон у дочери полковник. – Это начальник полиции, папа Юлдуз Абашевой. Да-да, конечно, передай ему скорее трубку! Иван Иванович?! Здравствуйте! Уже возвращаетесь?!

- Собственно, мы уже, - возник на складе Иван Иванович и, выключив телефон, отдал его Зине, появившейся с ним рядом. – Добрый день, друзья!

- Ура!!! – заорали ученики так, что зазвенели вёдра на складе и запрыгали щетки со швабрами.

- А это мы сейчас поправим, - огляделся Иван Иванович. – Аркадий Аркадьевич и Зина Корабликова, останьтесь со мной, а всех остальных я попрошу на время выйти и подождать. Я вас приглашу сразу, как только наша классная комната восстановится.

Ученики загалдели и направились к выходу.

- Это Ваша палочка? – подошла к ассистенту учителя Зина и протянула ему волшебную палочку. – Она была у Бандитыча. Это, наверно, он Вас ограбил.

- Точно, это моя! – взял палочку Аркаша и на глазах его навернулись слезы. – Зина, у меня слов нет! Спасибо большое!

- Вы ещё от удивления онемеете, когда узнаете, что наша Зина кроме этого сделала, - улыбнулся Иван Иванович.

- А Вам травозмейники от отравления помогли? – спросила Зина.

- Да, травозмейники, а потом ещё и Баба… Ну, то есть, Леся помогла, - ответил Аркаша. – Ты её скоро увидишь сама.

- А что… - хотел что-то спросить задержавшийся полковник.

- Все преступления раскрыты, - перебил его Иван Иванович и нетерпеливо сказал: – Но сейчас мне надо срочно вернуть классную комнату на место, чтобы не дать произойти новым. Как только закончу, я Вам обо всём тотчас же доложу, - когда полковник вышел, Иван Иванович сделал невероятно сложное движение волшебной палочкой, и вокруг сразу заиграли многочисленные радужные фигуры. – Рассказывай, Аркаша, что здесь ещё случилось. Где Кощеич и Горыныч? Были ли новые нападения? И кто тебя спас от отравления волшебным мечом? Какая такая Леся?

По мере повествования Аркадия Аркадьевича игра цветов и объёмов постепенно рассеивалась, и классная комната проявлялась в своём привычном виде. За окнами же стали проявляться деревья.

- В общем, Хранительница уверена, что будет ещё одно нападение, - закончил рассказ ассистент.

- Думаю, оно уже началось, - указал на окна Иван Иванович.

За ними спиной к классу в тайге стоял Кощеич. В поднятых к небу руках он держал меч. Вокруг него вилась в ступе Хранительница и отчаянно размахивала волшебной палочкой. Однако подступиться к врагу она никак не могла.

Аркаша, не раздумывая, перенёсся на улицу и с криком «Заплети!» кинул к ногам костлявого злодея металлическую коробочку. Сверкнул яркий свет, и сотни стальных прутьев переплелись от земли до острия меча вокруг Кощеича. Они не прикасались к нему, но пошевелиться он не мог, будто застыл, и лишь зыркал своими выпученными глазами.

- Как же ты вовремя, Аркаша! – опустилась на снег Хранительница. – Представляешь, что он задумал! Хотел все деревья и изумрудную траву извести! Не смог, говорит, захватить, так и вам ничего не останется! Последний на Земле участок травозмейников задумал уничтожить!

- Я не один, - улыбнулся Аркаша.

- Иван Иванович! – воскликнула Хранительница и залилась краской: - А я вот…

- Да я видел уже, видел! – рассмеялся Иван Иванович. – Ещё на болоте. Мне очень понравилось. Я вот думаю, не пройти ли и мне такой же курс… Ну, где-нибудь через пару тысяч лет.

- Ах, Аркаша! Какой же ты молодец! – с восторгом посмотрела Хранительница на ассистента. – Всё-таки нашёл Учителя!

- Да это не я молодец, а наша Зина. Она его из плена вызволила.

- Здравствуйте! – вышла из-за Ивана Ивановича Зина.

- Здравствуй! Самая смелая девочка! – воскликнула Хранительница. – Как же ты так сумела?!

- Я просто разведать хотела… А Вы такая красивая оказывается… А я думала, Вы настоящая Баба-яга…

- Самой настоящей и была. Только теперь зови меня Лесей. И ребятам передай. Хорошо?

- Да…

- А с этим что решим? – кивнул Аркаша на клеть.

- Договариваться-торговаться придётся, - изобразил манеру Кощеича изъясняться Иван Иванович.

- Договариваться-торговаться?! – гневно сверкнула изумрудами Хранительница и навела на обездвиженного злыдня свою сверкающую волшебную палочку: – Да я его сейчас в этот разлом навечно законопачу! Такое задумал!

- В общем так, Кощеич, - обратился к пленнику Иван Иваныч. – Ты возвращаешь всё золото, которое Бандитыч из ювелирного магазина и банка украл, а мы тебя за это всего каких-то пятьсот лет в клети продержим.

- Пятьдесят! И ни днём больше! – выкрикнул из клети злодей. – Я ничего страшного не сделал! Всё цело, и все живы! А за намерения не судят и не сажают! Ишь чего удумали!

- Четыреста!

- Сто!

- Триста, и клеть на твоём острове поставим. Будешь отбывать наказание, как на курорте.

- Двести девяносто девять! И это моё последнее слово! – напыщенно прозвучало из клети.

- Договорились. Выкладывай золото.

Рядом с клетью выросла гора золотых слитков и средних размеров кожаный чемоданчик.

 - Вот, извольте получить! Всё до грамма, как в аптеке! – зло проговорил Кощеич. – Грабители-добрячки! Чтоб вам пусто было! И палочку мою отдайте!

- Насчёт палочки договора не было. В конце срока получишь. А пока она в волшебном классе в качестве учебного пособия побудет, – возразил Иван Иванович и повернулся к ассистенту: – Всё, забирай его, Аркаша, на остров его курортный!

- Совсем без охраны оставить?! А если сбежит вдруг?! – засомневался ассистент.

- Клеть-не-расплесть никому не открыть. А мешочек при нём, значит, и вызволить его, как Зина меня сегодня, никто не сможет, - ответил Иван Иванович и посмотрел на отважную первоклашку: – А ты, Зина, укладывай золото в мешочек. Ты же Бандитыча пленила, а оно к нему, как и деньги, прилагается. И пойдём к начальнику полиции, расскажем ему всё.

- Это вот эта малявка все мои планы-затеи разрушила?!! На весь свет меня оскандалила-опозорила! – закричал Кощеич.

- Позорят человека не люди, а его поступки, - усмехнулся Иван Иванович. – Чего ты ждёшь, Аркаша? Давай, отправляй его под домашний арест на двести девяносто девять лет!

Зина же перенесла волшебной палочкой всё золото, лежавшее на изумрудной траве, в мешочек. Невольно она его покачала в руке, словно проверяя, не стал ли он тяжелее. Не стал. А вот цвет его изменился. Он был теперь таким же, как и трава, из которой появлялись волшебные змейки. Изумрудным с золотыми искорками!

«Великая волшебница растёт! Всего за полгода получила свой цвет! – улыбнулась про себя Хранительница. – Она мне сразу понравилась!»

14. Чем всё закончилось и как продолжилось

 

Кошельки и портмоне в полиции раздавали целый день. Длинная выстроилась очередь. Больше ста человек, ведь автобус был очень большим и полностью забитым, потому что ограбили его в час пик.

Деньги и золото в банке пересчитывали три раза. Так было положено. Когда закончили, не досчитались одной копейки, но и её вскоре нашли. Она закатилась под стол. Главный банкир господин Никопейкин позвонил в «скорую помощь» и попросил, чтобы срочно приехали врач, фельдшер и медсестра, потому он умирает от счастья.

- У нас сейчас полгорода от счастья умирает, - ответили ему. – Съешьте что-нибудь противное, и Вам станет легче.

Директор торгово-развлекательного центра и хозяин ювелирного магазина тоже хотели умереть от счастья, но как-то не собрались. Кто ж умирает перед Новым годом?! Ведь скоро надо будет получать подарки. А ещё им предстояло участвовать в награждении Зины Корабликовой, которое должно было состояться в мэрии. Такое мероприятие они никак не могли пропустить.

Народу в большом зале мэрии собралось, как в кинотеатре на очень хорошее кино бесплатно. Многим людям не хватило кресел, и они стояли в проходах. В разных местах расположились телекамеры. Зина пришла с бабушкой. Мама и папа, как и всегда, были на работе.

Сначала мэр и другие городские начальники долго говорили речи, в которых очень хвалили Зину. Один из них даже предлагал поставить ей памятник на какой-нибудь площади или в сквере. Зина поморщилась, представив, как у её памятника на голове будут сидеть голуби.

Затем начались более приятные вещи. Директор торгово-развлекательного центра, видная дама в красном платье и жёлтом жакете, вручила Зине большую куклу, дорогой планшет и коробку ёлочных игрушек. Следом за ней хозяин ювелирного магазина, седой мужчина в гладком блестящем костюме, преподнёс маленькую коробочку, в которой оказалось золотое колечко с зелёным камешком. Зина так удивилась, что не постеснялась спросить:

- А как Вы узнали, что я именно такое колечко хочу?!

- А мне Леночка Белочкина сказала. Она моя соседка, - ответил хозяин магазина.

Ну, а в самом конце мероприятия главный банкир господин Никопейкин вручил Зине чек на 10 миллионов рублей. Этот момент телевидение снимало особенно рьяно, а люди хлопали так, что мог обвалиться и потолок. Домой Зину и бабушку отвезли на блестящей чёрной машине.

- Ба, а этого хватит, чтобы ипотека подавилась? – спросила Зина, рассматривая чек уже дома.

- Хватит, ещё и останется, - ответила Татьяша.

Зина улыбнулась. Ей стало очень хорошо, как никогда не было. Даже лучше, чем на папиных плечах, когда они ездили в отпуск на море. Она не сомневалась, что теперь жизнь её потечёт совсем по-иному. Так, к счастью, и случилось.

На Новый год родители были дома. Мама в очень красивом платье, а папа нарядился смешным Дедом Морозом и ни за что не хотел сознаваться, что это он, а не Дед Мороз. А потом они втроём поехали до конца каникул в загородный дом отдыха, где каждый день катались вместе на лыжах и санках. Там Зина ни разу не вспомнила о мешочке и волшебной палочке, хоть и брала их с собой. Когда каникулы кончились, она, конечно же, о них вспомнила и продолжила освоение волшебных предметов в своём любимом Волшебном классе.

Сразу после начала третьей четверти некоторые ребята попросили Юлдуз Абашеву убедить её отца, чтобы он поручил им расследовать что-нибудь загадочное.

- Самое загадочное, что происходит у нас в городе, – это пропажа домашних животных. Почему теряются животные, которые любят своих хозяев, совершенно непонятно, - ответил полковник и развёл руками: – Но полиция этими случаями не занимается.

Через день в городе заработало агентство по поиску пропавших домашних животных. Его организовали Юлдуз и ещё несколько учеников Волшебного класса. Витька и Колька тоже занялись этим делом с большим энтузиазмом. Каждый случай действительно был со своей тайной. А иногда всё оказывалось настолько запутанным, что ребята обращались за консультацией к Барбоске. Но порой и он не мог помочь. Тогда приходилось беспокоить Котофеича. Работало агентство совершенно бесплатно.

Синичкин и Липкин занялись вне школы другим делом. По выходным в парках города Юрка постепенно вытягивал из мешочка своё фирменное изобретение. Это была вкуснейшая «Пиццаца-без-конца!», которая не прерывалась, пока от неё не отходил последний прохожий с полным животом. Оказалось, что Юрка не только любит поесть сам, но ещё больше он любил кого-нибудь кормить.

Серёжка устраивал этим мероприятиям грандиозную рекламу, запуская интереснейшие ролики прямо между облаками. Люди ели и не могли оторвать глаза от неба. Денег за пиццу мальчишки не брали, чтобы не заниматься получением разрешения на торговлю.

- А мы тут перекусываем и с другими делимся, - отвечали они разным проверяющим.

Катя Ёжикова увлеклась волшебной медициной и часто после уроков проводила время на целебном болоте, где её представил Иван Иванович. Кики и Кики сначала отнеслись к ней с подозрением, но потом, когда узнали, что она хочет сделать после окончания школы, охотно стали обучать её своим премудростям. Дело в том, что Катя собиралась организовать «Волшебную скорую помощь».

- Это очень нужно! Хорошо, что ты решила этим заняться! – поддержали её сёстры-кикиморы. – Часто лечить надо срочно и на месте, а нам нельзя покидать наше болото.

Зина с Леночкой после уроков пропадали в тайге у Леси. Леночка очень любила слушать разные истории о волшебниках и их приключениях. Хранительница знала их бессчетное количество. Мурлыкал рассказы о чудесах и Котофеич, если у него было на то настроение. А порой подгавкивал кое-что и Барбоска.

Леночка в тайне мечтала написать самые правдивые волшебные сказки, в которых не будет всяких там выдумок. После изучения волшебного письма она даже попробовала и показала по великому секрету то, что у неё получилось, Зине. Той очень понравилось.

- Я ещё буду гордиться, что училась с тобой в одном классе, - сказала она.

Сама же Зина ещё не знала, чего она хочет в будущем. Ей просто нравилось чему-нибудь учиться у Леси, и она училась. Из треска январских морозов ткать теплые кружевные покрывала для ёлочек. Понимать, о чём напевают февральские вьюги и метели. Раскрашивать мартовский воздух арбузным ароматом. Дирижировать апрельскими сосульками, чтобы они исполняли капелью весёлые мелодии. Заплетать в косички майские радуги. Но каждый вечер она бежала домой и помогала бабушке готовить ужин для мамы и папы, которые всегда возвращались с работы к семи часам.

Тихомир по-прежнему болел совестью на целебном болоте и ни разу не заговорил с навещавшей его Лесей, продолжая прятать от неё глаза. Сестры-кикиморы сообщали ей, что он постоянно вылетает гасить вулканы и успокаивать землетрясения, но всякий раз возвращается и продолжает молчать в одиночестве. «Совесть мучит, но она же и лечит», – говорили они.

Весной в городском цирке клоун Аркаша начал показывать свою новую волшебную программу. Ассистировал ему Вовка Ручкин. Чего они только ни вытворяли на арене! Горожане были в полнейшем восторге и покатывались со смеху от их номеров. Посмотреть это великолепное представление приезжали люди и из других городов, и даже из-за границы. О программе стали писать в газетах, рассказывать по радио и на телевидении. Через полгода намечались кругосветные гастроли.

Вовка беспокоился:

- А как же учёба?!

Аркаша отвечал:

- Ты же волшебник! С утра в школу. Вечером на представление в Токио, Париже или Нью-Йорке. Ведь ты на отлично освоил мгновенное перемещение при помощи волшебной палочки. Так что мы и в нашем городе ещё будем поспевать.

- Это-то понятно. Но кое-где вечер, когда у нас утро или ночь, – возражал Вовка. – Мы это на волшебной географии проходили.

- Придётся освоить ещё кое-какие волшебные предметы, - загадочно улыбался Аркаша.

Что касается учёбы, то во втором полугодии Волшебный класс продолжал увлечённо осваивать новые волшебные предметы. Ни одной «четвёрки» до конца учебного года так никто из учеников и не получил. Из-за абсолютной отличной успеваемости Иван Иванович отменил экзамены, не увидев в них никакого смысла.

В июне ребята провожали первого выпускника Волшебного класса Александра Должикова на стажировку. Получив волшебный аттестат, Саша отправлялся в Антарктиду штопать озоновую дыру под руководством волшебника Айсбергова.

- Первое, что потребует от тебя Айсбергов, забыть всё, чему тебя учили в Волшебном классе. Всё, кроме одного, умению учиться. Он великий волшебник и именно потому, что постоянно учится чему-нибудь новому. Ты пройдёшь у него хорошую школу, - сказал Александру на прощание Иван Иванович.

И последнее. Летом Зинины родители сказали ей, что в октябре у неё появиться маленький братишка Алёшка.

- Вот здорово! – обрадовалась Зина. – Его мы тоже отдадим учиться в Волшебный класс! Чем больше волшебников, тем волшебнее мир!

- Интересно, а меня примут в Волшебный класс? – задумался вслух её папа.

Конец

Прочитано 493 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Наталия Волкова: Вдохновляет жизнь...

14.06.2018
Наталия Волкова: "Вдохновляет жизнь..."

Подготовил Рустам Карапетьян На днях Красноярск в рамках ежегодной программы "Лето с книг...

Десерт-Акция. Проза

Галине Лебедевой - 80 лет

14 Июнь 2018
Галине Лебедевой - 80 лет

Писательнице Галине Владимировне Лебедевой в этом году исполнилось бы 80 лет. Наверное, нет в ...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика