Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№105 Я твой солнечный друг!

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Пятница, 01 Сентябрь 2017 10:42

                                               Я твой солнечный друг!

Допрыгался!

- Вы мне не нужны!

Солнечный Зайчик по имени Дзынь громко хлопнул дверью норы и поскакал в сторону Ярого лога. Это было единственное место, где он мог побыть один. Его соплеменники не рисковали совать сюда свои оранжевые носы.  Здесь, за стеной могучих Радужных деревьев, заканчивался Великий солнечный лес, и начинались владения диких пауков С-Пуков. Повстречаться с ними значило  навсегда потерять радость. То, чем так дорожили все Солнечные Зайчики.

Дзынь бежал быстро, ловко перескакивая через пни и розовые кусты небесного можжевельника. Правой лапой он прижимал к груди небольшую сумку. Иногда Зайчик резко замирал на месте, весь вытягивался в струну и настороженно водил ушами: нет ли погони. Но все было спокойно. Великий солнечный лес дремал вместе с его обитателями. Изредка над травой поднимались стайки мотыльков, да ветер неторопливо прогуливался между огромных раскидистых дубов - синявиков, раскачивая их фиолетовые ветки. Но они Дзыню были не помеха. Он приветственно махнул ветру кончиком уха и рванул дальше.

Неподалеку от Лазоревого ручья он еще раз остановился, прислушался, а затем юркнул в небольшую нору, укрытую от любопытных глаз серебряными листьями звездопуха. Дзынь спешно захлопнул за собой дверь, чтобы не запустить внутрь стайку потревоженных им божьих коровок.

 - Наконец-то, - выдохнул он, и устало повалился на устланную ветвями синявика лежанку. При этом сумка, которую всю дорогу Дзынь бережно прижимал к себе, раскрылась, и оттуда высунули носы два черных тапка. В царившем кругом разноцветии, они казались вещами из другого мира. Да, собственно, так и было. Черный, цвет Земли, на небе был большой редкостью и служил для особых целей.

Дзынь аккуратно вытащил обувь и поставил перед собой. Топтуны у него были славные. Наверное, самые лучшие во всем лесу. Самые черные, самые мягкие, и, чего скрывать, самые быстроходные. Никто не мог догнать Дзыня, когда он лихо катился в них вниз по Радуге.

 Налюбовавшись, Дзынь погладил топтуны по бархатистому ворсу и спрятал обратно. Он как можно плотнее затянул шелковый шнур на сумке, чтобы тапки, чего доброго, случайно не выпали во время быстрого бега. Дорога Дзыню предстояла не близкая, да и нелегкая: пройти через Ярый лог, пересечь розовую пустыню, чтобы оказаться у ворот Радужной Башни. А там привычным путем спуститься на Землю. И всё! Можно делать, что захочешь! И пусть другие Зайчики  подчиняются этим дурацким законам Вечной дружбы: спешат на Землю по зову зеркал, чтобы дарить людям радость. Да еще считают это своим главным предназначением. Он свободный Зайчик. И он сам решит, что ему делать.

Дзынь вытащил из кладовой заранее приготовленные на этот случай запасы цветной капусты и голубой моркови-скороспелки. Наспех побросал все в сумку, и, воодушевленный собственными мыслями, выскочил из норы. В лесу по-прежнему было тихо. Второй день над Землей висели облака, лил дождь, и Солнечные Зайчики сидели по домам, в ожидании хорошей погоды. Никто не спешил к Радужной Башне, чтобы прыгать по лужам или плясать на полях школьных тетрадей. Спускаться сейчас вниз на Землю было небезопасно. По крайней мере, так гласили правила Великого солнечного леса. Было это правдой или чьим-то вымыслом, Зайчики не знали. Никто ни разу не посмел нарушить этот запрет.

Никто. До Дзыня. Именно это он сейчас и собирался сделать. Зайчик перемахнул через ствол поваленного Радужного дерева, по камням перебрался через Лазоревый ручей и оказался на самом краю леса. Впереди был крутой овраг. За ним расстилался Ярый лог. Полуголая долина  с почвой пурпурного цвета и тонкими зелеными нитями рек. Кое-где пробивались одинокие кустарники, виднелись чахлые стволы полуденного изгнанника – редкого дерева с розовыми прозрачными ветвями и белесыми листьями.

Дзынь разглядел едва заметную тропу. Окаймленная рыжими камнями, она змеилась по долине, уходя далеко за горизонт. Ей давно никто не пользовался. Зная, какая опасность подстерегает на дороге через Ярый лог, Зайчики придумали добираться до Радужной Башни по воздуху. Так от Великого солнечного леса к Блестящим горам протянулась канатная дорога. Переправа занимала куда меньше времени и была в сотни раз безопаснее пешей прогулки по диким местам.

Но воспользоваться ей сейчас Дзынь не мог. Попробуй явиться к Главному билетеру, когда ты только что стащил из Хранилища самые лучшие топтуны?! И не важно, что они твои собственные. Сейчас же отберут тапки и заставят пять Лун полоть грядки с пахучим медвежьим луком. А от него такой аромат… еще десять Лун отмываться будешь.

Дзынь обернулся. Великий солнечный лес оставался позади, а с ним спокойствие и безопасность. Теперь дело было за малым – собрать в себе всю храбрость, на которую только способен настоящий заяц и сделать шаг. Точнее, скачок в неизвестность.

Дзынь медленно подошел к краю и занес лапу над пропастью. Пустота внизу казалась бесконечной, и он едва мог разглядеть каменистое дно оврага. Чтобы было не так страшно, Дзынь закрыл глаза и приготовился к прыжку.

-Шуршуршур….

В нависшей тишине было слышно, как мимо ползет божья коровка. За ней, видимо, тянулся нескончаемый выводок деток, потому как следом за шуршанием грянула их любимая песня: «Божья коровка, улети на небко. Там твои детки кушают конфетки. Всем по одной, а тебе не одной».

- Совершенно невозможно сосредоточиться, - вздохнул Дзынь и открыл глаза. Божьих коровок оказалось восемь. Они ползли одна в след другой, неспешно перебирая лапками. Добравшись до дуба-синявика, семейство по очереди взлетело на ветку и с любопытством уставилось на Солнечного Зайчика. Тот, недовольно фыркнул, отошел подальше и снова приготовился к прыжку.

Срочный вызов

 Желтый лист описал круг перед окном второго этажа и прилип к стеклу. С утра моросил дождь, и прозрачная поверхность была усеяна каплями. Лист отдыхал. День предстоял хлопотный. Не успел он оторваться от ветки, как ветер донес скрип открывающихся подъездных дверей и ребячий смех. Осень вступала в свои права, а значит, пора было провожать детей в школу. Вот уже много лет подряд тополь, росший во дворе дома номер 17 на Заречной, первого сентября одаривал местную ребятню золотыми шелестящими букетами. Листья срывались с веток, кружили над первоклашками, желая им успехов в новой, взрослой жизни.

Так было и сегодня. Будущие ученики высыпали во двор, и принялись показывать друг другу обновки – ранцы и белоснежные банты . Были здесь и машинки, которые некоторые мальчишки захватили с собой на первый урок. Но что-то было не так… Кого-то не хватало.

Лист, сидевший на окне второго этажа, забеспокоился и принялся пересчитывать детей. От волнения он дрожал всем телом, загибая пестрые лучики-пальцы, не удержался и, подгоняемый ветром, опустился на подъездный козырек. Там и  затих.

В это самое время с обратной стороны окна к стеклу прижалась  детская ладошка. Кудрявый веснушчатый мальчик в полосатой пижаме с тоской глядел на собравшихся во дворе ребят. Сегодняшний праздник был не для него, хоть положенные семь лет ему исполнились еще в мае.

- Илюшка, ты рисуешь?

В комнату вошла бабушка. Увидев внука, сидящего около окна, она встала рядом и принялась разглядывать первоклассников.

- Смотри, какие у девочек красивые белые бантики… А мальчики в галстуках…

Илюшка отвернулся, размазывая по щеке слезинку.

 - Бабуля, так не честно…  Я тоже хочу учиться. Как все!

 Бабушка обняла его за плечи:

- Обязательно будешь! Сегодня к тебе учительница придет. Костюм новый достанем. Это и твой праздник! Ты у нас тоже первоклашка!

- Ага… А портфель? Портфеля-то у меня нет… С машинками…

- Вот опять: портфель, портфель…  - всплеснула руками бабушка, - Сдался тебе этот портфель?! Книги тебе носить никуда не надо. Все дома, все под рукой.  Что в этих портфелях хорошего? Тяжеленные… Мальчишки ими друг друга по голове на переменах лупят, и с горок на них катаются.

- Я тоже хочу…по голове… И с горки…

Бабушка осеклась. Мальчик едва сдерживался, чтобы не расплакаться.

- Купим, Илюш. Обязательно купим портфель. Какой захочешь. Хоть с машинками, хоть с мишками, хоть зеленый в голубую полосочку.

- Ты не понимаешь, никто не понимает! Я в школу хочу! По-настоящему! К ребятам! Я друзей хочу… Не хочу больше так…один!

- Чего это один-то! Мы все твои друзья – и мама, и папа, и я, и дедушка…

 Илюшка тяжело вздохнул, отвернулся и принялся отколупывать пластилиновое пятно, прилипшее к подлокотнику его кресла. Бабушка присела рядом и погладила мальчика по голове. Тот  недовольно дернулся, но руку не убрал.

- Внучек, дружба – это не просто катание с горки. Это что-то такое, что не выскажешь словами. Настоящее волшебство. Вот послушай, Илюша, есть такая сказка о солнечном луче и обычной луже. Сказка старинная, мне ее рассказывала еще моя бабушка. Как-то в одной деревне прошел сильный дождь, и на дороге появилась большая - пребольшая Лужа. В той Луже застревали колеса телег и повозок, мамы то и дело вытаскивали оттуда перепачканных ребятишек. Все старались обходить Лужу стороной и недовольно ворчали: «Ишь, разлилась на пути. Не проехать, не пройти. Только грязь от тебя и никакой пользы». Понятное дело, Луже было очень обидно слышать такие слова. Она переживала, что ее никто не любит. Все время плакала, от этого становилась все больше и больше. Проходившие мимо люди не видели ее слез. Но их рассмотрел Солнечный луч. Он начал пускать солнечных зайчиков по зеркальной поверхности Лужи. Они весело скакали взад и вперед, чем очень насмешили грустную Лужу. Она больше не чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Перестала плакать, разливаться и мешать прохожим. Вот так Солнечный луч спас Лужу от тоски. Они подружились. И дали честное слово, всегда приходить друг другу на помощь. И ни разу не нарушили это обещание. Ведь друг никогда не бросит в беде друга.

Мальчик с сомнением посмотрел на бабушку.

- С тех пор, везде, где есть зеркальная поверхность и солнечный свет появляются задорные солнечные зайчики. И поднимают всем настроение. Если не веришь, давай позовем солнечного зайчика. Вы подружитесь, и тебе сразу станет веселее.

 А она взяла со стола зеркальце и направила его на окно, стараясь поймать скудные солнечные лучи. Но серые тучи совсем не пропускали свет. Через пару минут, расстроенная, она положила зеркало на подоконник.

- Зайчик, наверное, занят. Ты позови его сам, попозже …. - сказала бабушка. И, не зная, как же еще утешить внука, вышла из комнаты.

Илюшка снова подъехал к окну. Ребята уже ушли в школу. Во дворе было тихо: накрапывал мелкий дождик, кружились разноцветные тополиные листья.

 - Так не честно, не честно... - со слезами в голосе зашептал мальчик и отшвырнул в сторону оставленное бабушкой зеркало.  

Собрание на Лучистой поляне

- Дзынь-дзынь-дзынь! – раздалось в воздухе.

Солнечный Зайчик в испуге отшатнулся от обрыва и навострил уши. Нет. Его никто не звал. Это бил Главный колокол Солнечного леса. В него звонили только по особым случаям. Заслышав этот звон, все жители должны были собраться на Лучистой поляне.

- В лесу что-то случилось! - подумал Дзынь, - Надо бы посмотреть!

Он выпрямился,  и теперь стоял, переминаясь с лапы на лапу. Пыл немного поугас и идея кинуться с обрыва, чтобы затем попасть в лапы С-пуков уже не казалось такой заманчивой. Уж лучше полоть грядки и дважды в день чистить шерстку.

- Это быстро. Я только одним глазком..., а потом сразу сюда. Точнее, туда…, - успокоил себя Зайчик.

Он бросил взгляд на зияющую под лапами пропасть, распластанный в дали мрачный Ярый лог и, облегченно вздохнув, поскакал в сторону главной лесной поляны.

Когда Дзынь добрался до места, все уже были в сборе. На Лучистую поляну было больно смотреть. Будто само Солнце опустилось между деревьев и ослепило все вокруг. Шерстка Зайчиков переливалась сотнями оттенков - от медового до ядовито-оранжевого. И все это золотое море колыхалось в разные стороны и встревоженно перешептывалось. Все понимали, от срочного вызова не стоит ждать ничего хорошего. Жители Великого солнечного леса обступили пенек Радужного дерева, который служил трибуной, и ждали.

- Дзынь-дзынь-дзынь, - вновь раздался голос Главного колокола и пушистая толпа затихла.

 На пень ступил самый древний Солнечный Зайчик по имени Абгррр. Поговаривали, что он появился на свет еще в те времена, когда на Земле не было стекла и зеркал, а люди ходили в шкурах, с палками в руках. «Абгррр родился в луже, оставленной ногой мамонта!» - так он с важностью рассказывал о себе молоденьким зайчатам. И, дабы покрепить чем-то свои слова, каждое утро в тайне ото всех натирал шкурку серебряным порошком. Он брал его у солнечных пауков - С-пуков. От этого, из золотисто – оранжевой шкурка Абгррра становилась седой. Это был единственный способ показать свой возраст. Ведь Солнечные зайчики никогда не старели.

- Кхе-кхе, - деловито откашлялся Абгррр, старательно всматриваясь в мордочки собравшихся. Абгррр поправил очки. Через толстые линзы изображением мутнело и расплывалось, и Абгррру приходило по долгу вглядываться, чтобы узнать кого-нибудь из собратьев. Зрение у него, как и у любого другого Солнечного Зайчика, было отменным. Очки Абгррр носил для солидности.

- С Земли нам поступил тревожный сигнал. Я скажу больше! Нам поступил экстренный вызов! Кому-то срочно нужна помощь Солнечного Зайчика. Не смотря на то, что из-за скверной погоды спускаться вниз опасно, одному из вас все-таки придется лететь к людям! Мы обязаны исполнить закон Вечной дружбы.

Абгррр многозначительно поднял вверх палец. В золотистой заячьей толпе воцарилась тишина. А потом послышался шорох – шур-шур, шур-шур. Это тряслись от страха уши обитателей леса.

 - Вы знаете, выбора у нас нет. Остается только смиренно подчиниться, - сказал Абгррр, поправляя съехавшие на бок окуляры, - Для начала надо выяснить, кому мы так срочно понадобились.

Абгррр обернулся. В воздухе рядом с ним появились тонкие серебряные нити. Их становилось все больше и больше. Они тянулись от ветвей Радужного дерева, ажурно перевивались между собой, складываясь в необычные рисунки. Постепенно, пространство между ними заполнилось. И перед Зайчиками возник  небольшой полупрозрачный экран – творение дрессированных солнечных пауков – С-пуков.

  Окончив работу, они шустро сбежали вниз по натянутым паутинам и скрылись в разноцветной траве. В отличие от своих диких сородичей, прирученные С-пуки были совсем крошечными (горсточка паучков легко умещалась в лапе среднего Зайчика), и весьма дружелюбными. Они славились как прекрасные строители и связисты. Пауки плели экраны, которые показывали любое место на Земле, откуда приходил вызов. И даже зеркала на Радужной башне тоже были делом их шустрых лапок.

Экран покачивался в воздухе и слабо мерцал. Вот по нему побежали полосы, показалось изображение…

Перед ушастыми обитателями Великого солнечного леса появилась небольшая комната: окно, наполовину занавешенное голубыми шторами, комод у стены и письменный стол. На нем лежал раскрытый альбом для рисования, кисточка и краски. А рядом на полу -  карманное зеркальце. Видимо, кто-то смахнул зеркало со стола, и теперь оно все было покрыто мелкими трещинами. Зайчики ахнули.

- Зеркало! Оно разбито! – воскликнул Абгррр, тыча  пальцем в мерцающую поверхность, - Как теперь найти дорогу?! Кто укажет путь?! О, что же будет….

Древний Солнечный Зайчик сжал лапами длинные уши и сокрушенно закачал головой. При этом серебристый порошок С-пуков, покрывавший его шерстку, медленно осыпался на пень, показывая всем истинный цвет головы Абгыррра. Толпа ахнула во второй раз. Смешинки побежали по Лучистой поляне, набирая силу, как снежный ком. И вот уже все Солнечные Зайчики дружно похихикивали над своим предводителем. Растерянный Абгррр принялся ощупывать шерстку. А поняв в чем дело, соскочил с Радужного пня и ,теряя по дороге остатки седины, пустился прочь от развеселившейся толпы.

Солнечные Зайчики хохотали от души, шурша ушками и забавно подергивая длинными усами. Все уже и забыли про срочный вызов и разбитое зеркало-указатель. От всеобщего смеха, экран С-пуков закачался, картинка помутнела, и  на ней с трудом можно было разглядеть предметы.

- Я знаю это место, - тихо произнес Дзынь, всматриваясь в расплывающиеся очертания мебели. Он прятался от сородичей за пышными кустами небесного можжевельника, которые росли неподалеку от Лучистой поляны, - Я как-то там был. Там живет мальчик…

- Вот это встреча! – неожиданно пробасил кто-то за его спиной. Дзынь вздрогнул. Этот голос был ему знаком.

- Это ты сегодня топтуны из Хранилища утащил? На Землю что ль собрался?

На плечо Дзыня упала тяжелая лапа. Да, это точно был он – его бестактный, назойливый сосед по поляне, лопоухий Брямс. Он насмешливо косил глаза на сумку, висевшую на плече Дзыня.

- Собрался, - буркнул Зайчик и снова посмотрел на сплетенный С-Пуками экран. Изображение почти полностью исчезло, оставив после себя светлое марево.

- И какой раз? Пятый? – не унимался Брямс.

Дзынь промолчал. Но надеяться на то, что Брямс поймет, что с ним не хотят разговаривать и уйдет, не приходилось. Ему нравилось подначивать остальных. И сейчас он нашел себе новую жертву для шуток.

- Ой, ой, ой! Какой обидчивый!– хохотнул Брямс, - Отлыниваешь от работы, а еще хочешь, чтобы тебя по шерстке гладили. Скоро совсем из леса выгонят. Допрыгаешься!

Из золотисто-медового Дзынь  сделался багряным. Брямс попал в точку. Великий Солнечный лес жил по своим законам, которым Дзынь никак не хотел подчиняться: полоть морковку, два раза в день принимать солнечные ванны, защищать Радужные деревья от божьих коровок, и самое главное – исполнять закон Вечной дружбы.

- Вот еще! Хочу делать так, как я хочу. А то напридумали законов -  Зайчики должны бежать на Землю, как только их попросят зеркала? Почему? Ну и что, что они поклялись друг другу в вечной дружбе?! Я вот вообще в эту самую дружбу не верю. И вообще… Никто мне не нужен. Сам справлюсь.

Так думал Дзынь. И потому, когда приходила его очередь спускаться вниз, он притворялся больным или прятался в своем тайном убежище. Сначала подобные выходки Дзыню прощались, потом его стали оставлять без сладкого, и даже отстранили от Всенебесных соревнований. Вот тогда-то  Дзынь обиделся, и собрался уйти на Землю, попутешествоваться в одиночестве.

-Потом проситься станешь: «Пустите меня, бедненького, несчастненького, обратно. Я так больше не буду»! – пропел Брямс противным голосом и скорчил гримасу.

И тут же пожалел об этом. Дзынь подпрыгнул и ухватил Брямса за правое ухо. Тот жалобно пискнул, потерял равновесие и бухнулся на землю, увлекаю за собой противника. Солнечные Зайчики клубком покатились по поляне: от дерева к дереву, от кустарника к кустарнику. Золотая шерсть летела в стороны, вспыхивала и таяла в воздухе. Первым вскочил на лапы Брямс. Он был изрядно потрепан, но сдаваться не собирался. Ловким движением ему удалось вырвать у Дзыня сумку. На лету она раскрылась. Овощи попадали в траву и затерялись. А вот топтуны никак не хотели вываливаться наружу. Брямс увлеченно тряс сумку, забыв о собственной безопасности. Сделал шаг назад и оппа! поскользнулся на цветной капусте. При этом он так громко ухнулся об землю, что все собравшиеся на Лучистой поляне обернулись.

-Дзынь с Брямсом дерутся! – крикнул кто-то.

-Дзынь?!!!! – эхом отозвался голос из толпы.

Вперед выскочил долговязый Зайчик с толстенной папкой под мышкой. Это был смотритель Хранилища волшебных предметов. Именно оттуда несколько часов назад Дзынь и стащил топтуны.

- Отдай тапки!!!! – завопил смотритель, грозно потрясая кулаками, -  Лови его!!!!

Одним прыжком перемахнув через кусты, он понесся к Дзыню. Несколько Солнечных Зайчиков побежали следом.

Попробуй тут остаться на месте, когда тебе навстречу мчится разъяренная толпа. Особенно, если ты заяц. Пусть и Солнечный. Не долго думая, Дзынь выхватил свою сумку из лап все еще лежавшего на земле Брямса, и рванул прочь от погони. Туда, где заканчивался Великий солнечный лес. К тайной норе, укрытой большими листьями звездопуха.

Так быстро он еще никогда не бегал. Даже на Всенебесных соревнованиях по спуску по Радуге Дызнь мчался куда с меньшей скоростью. Ну, по крайней мере, ему сейчас так казалось.

Преследователи не уступали. Дзынь вел их самой сложной тропой, путал следы. То забегал вперед, то возвращался и петлял вокруг одного из того же дерева. Но все было бестолку. Смотритель Хранилища и его приятели едва не щекотали усами пятки Дзыня. По камням через Дым-болото, вскачь от дерева к дереву по Радужной роще и вот уже впереди показалась фиолетовая поляна дубов-синявиков…

До спасительной норы оставалось совсем немного. Но юркнуть туда на глазах у других Зайчиков означало рассекретить свое тайное убежище.

-Надо вести их к Ярому логу, - мелькнуло в голове  у Дзыня, - они побоятся туда идти.

Он перескочил через Лазоревый ручей и остановился, чтобы перевести дух. Смотритель Хранилища волшебных вещей в нерешительности замер на противоположном берегу, а потом, подняв над головой папку, запрыгал по камням навстречу Дзыню.

Вот теперь отступать точно было не куда.

-Верни топтуны!!! – прогремел совсем близко голос смотрителя, и перед Дзынем возникла его недовольная мордочка.

Перепуганный Дзынь попятился назад. Сделал шаг, второй… И, не найдя больше под лапами опоры, кубарем полетел в пропасть.

Наблюдавшее за всем этим семейство божьих коровок, перепорхнуло на другой лист дуба-синявика и равнодушно затянуло свою любимую песенку: «Божья коровка, полети на небо. Там твои детки, кушают конфетки. Всем по одной, а тебе не одной».   

Сумасшедший куб

Полуденные изгнанники росли только в Яром логу. Их будто специально высадили здесь, на окраине, подальше от остальных роскошных, пышущих здоровьем и красотой деревьев, подальше от небесных жителей, которые и так старательно обходили их стороной. Уж слишком грустные мысли навевал блеклый вид изгнанников, слишком унылые песни пели их жухлые розовые листья.  Птицы и всевозможные мураши никогда не выбирали эти деревья для гнезд или стоянки. Даже грозные хозяева Ярого лога дикие С-Пуки предпочитали держаться от них подальше.

Но сейчас под причудливо-изогнутым стволом полуденного изгнанника, росшего на границе с  Великим солнечным лесом, творилось что-то странное. Дерево ожило. Издалека могло показаться, что устав стоять на одном месте, оно переминалось с ноги на ногу - поднимало из почвы длинные ветвистые корни, стряхивало с них остатки земли и грузно опускало рядом. Вокруг все сотрясалось от этих мощных ударов, которые как не странно слагались в звучную мелодию.

Ту-тутундра! Ту-ту! Тутуду! Ту!

Под деревом шевелилось непонятное серебристое пятно, четко выделявшееся на фоне пурпурной почвы Ярого лога. Оно кипело, дыбилось, меняло форму, словно обволакивало что-то, что находилось в самой его середине. Но вот пятно стало распадаться…  Яркими сияющими точками в стороны разбежались сотни пауков. Быстро-быстро перебирая мохнатыми лапками, они тащили за собой перевязанный паутиной сверток. Он подпрыгивал на кочках и глухо ударялся о камни. Этот звук тонул в бое тамтамов. Музыканты бежали впереди. Они били в привязанные к брюшкам барабаны. Возглавлял процессию огромный, укутанный в алый плед, десятилапый паук -  вождь племени диких С-Пуков.

-Хрумс, перестань жевать у меня под ухом! И скажи Главному огороднику, что я не приду сегодня на прополку морковки. Лапы еще со вчерашнего болят.

Дзынь прижал уши к голове и перевернулся на другой бок. Спать было жестко.

- Странно, - подумал Дзынь, - я же вчера приносил в нору свежих веток лимонного мякиша. Неужели, Хрумс все себе перетаскал?

Поворочавшись еще несколько минут на неудобной лежанке, Дзынь открыл глаза, чтобы отругать соседа за украденные ветки. Но ни Хрумса, ни родной норы он не увидел. Вместо этого с висевшего напротив зеркального экрана на Зайчика смотрело его собственное отражение. Дзынь изумленно заморгал, затем зажмурился. Но отражение не исчезло. Напротив, оно расползлось по всем сторонам: и слева, и справа, и снизу, и даже с потолка на него взирал взъерошенный и перепуганный Солнечный Зайчик с золотистой шерсткой. Повсюду был он – Дзынь! Он стоял в плотно закрытом зеркальном кубе, каждая сторона которого была сплетена из серебристых нитей солнечных пауков.

- Неужели?! Я в Яром логу! А это сумасшедший куб диких С-Пуков! – догадался Дзынь, - Легенды не врали!

Он, действительно, существовал. Сумасшедший куб или, как его еще называли Солнечные зайчики, куб для выкачивания радости. Страшное изобретение диких пауков. Старейшины рассказывали, что в былые времена С-Пуки отлавливали зазевавшихся Солнечных Зайчиков, сажали в куб, и заставляли часами смотреть на свое отражение. От такого зрелища даже самые жизнерадостные Зайчики грустнели, тускнели и больше не излучали света. С-Пуки же питались их энергией, как изысканным лакомством. Зайчиков потом, конечно, отпускали. Но они больше никогда не спускался на Землю, уединенно доживали свой век в норках, пока не гасли совсем.

Вспомнив легенду, Дзыню стало не по себе. Почему-то сильно заныло левое ухо. Захотелось свернуться калачиком, поджать под себя лапы и ничего вокруг не видеть. А потом вдруг открыть глаза и вновь оказаться в Солнечном лесу, лежать себе в траве у подножья могучего Радужного дерева, смотреть, как сквозь разноцветную листву пробиваются теплые, дремотные лучи. До обеда еще далеко. Можно никуда не спешить, нежиться и мечтать о полете вниз по Радуге. Представлять, как стоишь на вершине Радужной башни, на изготовке, готовый вот-вот пуститься в стремительный полет. Свежий ветер треплет кончики ушей…  А перед тобой бушует розово-голубыми волнами рассветное небо. Под ногами Радуга… кратчайший путь на Землю. И можно выбрать любую дугу: хоть желтую, хоть голубую, хоть фиолетовую… Для черных топтунов нет цветовых преград. Лети, куда пожелаешь…

Дзынь вдруг оборвал цепочку воспоминаний и больно хлопнул себя по бокам.

-Топтуны!!! Сумка!!!

Сумки с топтунами на месте не было. Видимо, С-Пуки взяли их себе, как  ценный трофей.

- Хоть совсем домой не возвращайся! Главный хранитель навечно отправит на плантации кочанного капустника. А в их листьях…бррр… прозрачные слизни – лизуны водятся.

Хоть не возвращайся! Дзынь даже усмехнулся собственным мыслям. Да как тут вернешься, если кругом, ровные стены из крепко-накрепко скрученной паутины, а за стенами куба его, наверняка, поджидает целое племя голодных диких С-пуков.

 - Ту-тутундра! Ту-ту! Тутуду! Ту!

Подтверждая мысли Дзыня, пауки забили в тамтамы. Чей-то противный скрипучий голосок затянул протяжную песню. Она состояла всего из двух долгих «О» и «У».

- Такого я точно долго не вынесу, - подумал Дзынь.

Он в сотый раз огляделся в поисках выхода. Все напрасно. С-Пуки были отличными мастерами и не оставляли в кубах щелей. Расцарапать паутину, даже погрызть передними зубами, тоже не получалось.

  В глазах у Дзыня зарябило, голова пошла кругом. Куда бы не повернулся Зайчик, везде был только он! Каждое движение, как круги по воде, расходилось сотней повторений в зеркалах, каждый звук ударялся о стены и потом еще долго стоял в ушах.  Дзынь лег на пол и свернулся калачиком.

- Бзззз…

Прозвучало где-то под потолком.

- Мерещится уже, - подумал Дызнь и сильнее уткнулся мордочкой в золотистую шерстку.

-Бзззз…! Бззззззззззз…

Звук становился все настойчивей и …занудней. Дзынь нехотя приоткрыл глаза. Наверху, под потолком, сидела большая коричневая муха. Она неспешно потирала лапкой о лапку и…улыбалась.

- Вот уже мушки перед глазами полетели. Скоро совсем всю радость потеряю, погасну. Никто про меня и не вспомнит. Бедный я, бедный.

Дзыню вдруг стало себя так жалко, что даже подступили слезы. Он тихонько всхлипнул и махнул лапой, пытаясь отогнать мушку.

- Но-но! Я бы попросил…без рук!

Муха взвилась с места и, описав дугу, села в противоположном углу.

- А ты….Что ты… Как ты сюда…?

- Тссс… Чего раскричался!? Шепотом, шепотом… А то сейчас восьмилапые услышат. Нам обоим будет не до веселья, - зашипела на Дзыня новая знакомая.

- Как ты сюда попала? – повторил свой вопрос Дзынь.

- Как обычно. Через щели. Муха в любом помещении дыру найдет, - спокойно ответил насекомое, явно довольное произведенным впечатлением. Она подлетела к Дзыню и, не дожидаясь приглашения, уселась на золотистую лапу.

- Бззз… Давай знакомиться. Меня зовут Колючка.

-Ты…мушка?

- Без оскорблений! Я, вообще-то, мальчик. Точнее, Мух!

- А разве на небе мухи водятся? – спросил Дзынь.

- Ну…, - замялся Колючка, - Я Мух из древнего рода Яркосветных Мушек. Мы появляемся, когда долго смотрят на Солнце. Ну, или на лампочку, например. Понял? Ну, и хватит об этом.

Колючка поспешил сменить тему разговора.

- А ты Зайчик из Великого солнечного леса, что на холме перед оврагом. Свалился прямо под ствол полуденного изгнанника. Ну и переполошил же тут всех! С-пуки повыскакивали. Из всего Ярого лога сползлись, тебя опутывали и вытаскивали. Смехота такая была. Сам вождь ходил на тебя смотреть. Давно к ним Зайчики не попадали. Только птицы, да божьи коровки. Но с тех-то что?! Радости мало получается. Совсем не то, что с яркого, золотистого Зайчика.

Колючка погладил пушистый мех Дзыня. Тот испуганно одернул лапку.

- Не бойся, не съем.

Довольный собственной шуткой, Мух расхохотался. Затряслись, сложенные за спиной прозрачные крылья, а по огромным выпученным глазам Муха, словно по неисправному экрану телевизора поползли разноцветные полоски. Бардовые и зеленые. Колючка не только странно разговаривал, но и весьма странно выглядел. Например, он был куда крупнее всех насекомых, которых Дзыню доводилось видеть на небе. У Колючки было светло-коричневое брюшко, три пары шустрых, покрытых тонкими волосками ножек, и полосатая спинка. Он очень напоминал Дзыню муху, встреченную однажды на Земле. Зайчик как раз стучался в окно к тому самому мальчику, о котором говорили на Лучистой поляне, а она дремала на залитом солнцем подоконнике. Вспомнив про Солнечный лес, Дзыню вдруг очень захотелось домой.

- Так отсюда можно выбраться?

Вместо ответа Колючка взлетел с лапы Дзыня, осмотрел куб и прицепился к одной из его сторон. Летел он неуверенно, немного коренясь вправо. Тут только Зайчик заметил, что у нового знакомого опалены крылья.

- Не могу долго сидеть на месте, - пояснил Колючка, - Инстинкты.

- Как мне вылезти из куба? – снова спросил Дзынь. Уже настойчивее.

Мух неспешно потирал лапкой о лапку.

- Ну… бззз… Вытащить тебя можно. Только, что мне за это будет?

- А что тебе надо? У меня ничего нет. Были топтуны, но их забрали С-пуки. Да я бы все равно тебе топтуны не отдал.

- Топтуны мне не нужны. Мне нужно, чтобы ты проводил меня к Радужной Башне.

- Зачем тебе?

- Мне на Землю надо. По делам, - уклончиво ответил Колючка, - Значит так: я помогаю тебе сбежать от С-Пуков, а ты ведешь меня через все небо. К Радуге. Соглашайся. Тем более, что выбора у тебя все равно нет. Куб уже запущен. Как только ты останешься один на один со своим отражением, зеркальные экраны начнут вытягивать из тебя солнечную энергию. Она стекает в огромные бутыли, которые стоят за кубом. Ты будешь гаснуть, а они наполнятся. Как раз на радость голодным С-Пукам.

Колючка состроил гримасу и устрашающе выпучил глаза. По ним побежали серо-зеленые полосы.

- Не пугай. Сам про куб знаю, - оборвал его Зайчик. Он невольно покосился на собственное отражение. Кажется, шерстка начала тускнеть. Или это ему показалось? Как бы то ни было, Мух был прав: выбирать Дзыню не приходилось.

- А с чего ты решил, что я пойду к Радужной башне?

- А как иначе ты думаешь вернуться в Солнечный лес? – ответил вопросом на вопрос Колючка. Глаза у него вновь стали обычного размера. Теперь он увлеченно чистил крылья, давая понять Дзыню, что все уже окончательно решено. И деваться тому некуда.

- И не подумаю, - огрызнулся Дзынь, потом тихонько пробурчал про себя, - Ну…пойду к оврагу. Там как-нибудь заскочу наверх.

- Бззззззз! –  захохотал Колючка, - Бззз… А там тебя сразу схватят С-пуки. Схватят и обратно принесут. Только я тебя больше выпускать не стану. Не надейся. Мне свои крылья спасать надо, а не всяких там упрямых Зайчиков. К тому же, на овраг запрыгнуть невозможно. Туда даже взлететь сложно, не то, что…

- Тебе теперь один путь – до Радужной башни. Доберешься туда, сядешь на канатную дорогу и преспокойненько доедешь до своего Солнечного леса. Целым и невредимым. Если, конечно, не нарвешься на злобных корежиков. А если нарвешься, ух… Не завидую. Без такого напарника, как я, ты с ними, точно не справишься, потому что…

-Договорились!

-Чего? – не поверил своим ушам Колючка.

- Договорились. Ты спасаешь меня от диких С-пуков, я отвожу тебя к Радужной башне. И на этом наши пути расходятся.

- Ага, ага! - быстро-быстро закивал головой Колючка. Он сразу взбодрился, повеселел. И даже на радостях сделал круг около головы Дзыня.

- Уф! Наконец согласился. А то мне надоело тебя запугивать. Я уже собирался снова делать страшные глаза. Правда, на тебя они что-то плохо действуют. На всех действуют, а на тебя нет. Не понимаю, в чем дело.

- Тогда скорее выпускай меня отсюда.

- Чего? А, не… Бззз. Еще рано. Посиди пока. Слышишь, в барабаны бьют? Это С-пуки к празднику готовятся. Радостью твоей питаться собираются. У них ритуал такой: каждый раз стучат, шумят, воют. А потом пляски вокруг куба устраивают. Кстати, пока они в хоровод не собрались, мне улепетывать надо. А то увидят… худо будет. Они ж не знаю, что муха в любом кубе щель найдет. Природа! Инстинкты!

До невозможности довольный собой Колючка улыбнулся, сделал в воздухе сальто. А затем, шустро перебирая лапками, полез вверх по стене, к одному из углов сумасшедшего куба.

- Жди! Я вернусь, как стихнут тамтамы, - сказал Мух и протиснулся между гранями. И исчез, словно его и не было.

Побег

-Кап-кап!

Первые капли искрящейся золотистой радости упали на дно бутыли.

   Жирный паук, завернутый в алый плед, сглотнул подступившую слюну, и поднял вверх одну из десяти мохнатых лап. Это был сигнал для всего племени. Тот час все дикие С-пуки повернули к нему головы. Четыре пары огромных глаз вождя вспыхнули белым холодным светом. И этого было достаточно, чтобы пауки один за другим повалились на землю. Каждый там, где его застал приказ.

   Застыли около недоплетённых экранов ткачихи, замерли, возвращавшиеся от колодца, пауки-водоносы, уснули кровожадные охотники. Один из них как раз смазывал ядом паутину, и теперь мутная зеленоватая жижа стекала по оголенным клыкам и капала прямо на землю, угрожая вытравить в ней все живое.

Смолкли барабаны и заунывные песни красноглазых шаманов: музыканты повалились рядом с тамтамами, колдуны – вокруг сумасшедшего куба.

Одурманенные С-пуки спали крепким отрешенным сном, и разбудить их мог только новый приказ вождя. Так было каждый раз, когда в хищные лапы пауков попадала жертва. Счастливая, пышущая жизнью, и энергией, которой так не хватало обозленным на весь мир С-пукам. Под гипнотическим взглядом вождя племя застывало в ожидании радости. А потом, когда бутыль наполнялась доверху, вождь снимал морок и пауки жадно припадали к живительной влаге. Но, как ни странно, напитавшись чужой радостью, они не становились добрее. Украденное счастье  не приносило удовольствия. Наоборот, неутолённое чувство голода гнало их дальше, в поисках новых жертв.

 Вождю всегда доставалось радости больше. Пока другие спали, он потихоньку отливал ее из бутыли, и закапывал в землю под своим шатром. Это было тайной, о которой не знал ни один из диких С-пуков. Племени жилось туго. Птицы и божьи коровки в эти места залетали редко, и давали слишком мало энергии, поэтому паукам приходилось питаться розовыми цветами полуденного изгнанника. Такой пищи едва хватало на то, чтобы не умереть от голода. Многие дикие С-пуки в тайне мечтали перебраться в Великий Солнечный лес к своим прирученным собратьям. Там всегда было вдоволь света и дружелюбной энергии, и можно было напитаться ей, всего лишь приняв солнечную ванную.

Об этом С-пуки мечтали тайно, в одиночестве. Любые разговоры о Солнечном лесе в племени были под запертом и сурово карались вождем.

Сам вождь никогда не голодал вместе со всеми. Когда у племени заканчивались припасы, он доставал банки с радостью и пил ее тайком, спрятавшись от сородичей, в наглухо завешенном шатре.

- Кап-кап-кап!

Вождь глухо вздохнул и почесал обрюзгшее брюшко. Он сидел перед сумасшедшим кубом, скрестив задние лапки. Восемь глаз наблюдали, как по узкой трубке капля за каплей стекает радость. Тара для переливания живительной влаги была готова. Оставалось ждать.

- Не уснуть, - подумал вождь, борясь с дремотой. Он накинул на плечи алый плед и принялся рассматривать странную штуку, которую его охотники отобрали у Зайчика. В небольшом мешке лежали мягкие тапки. ЧЕРНОГО цвета! Вот это находка! В не слишком умном мозгу вождя закопошились мысли: как выгоднее продать эти штуки злобным корежикам, что живут по ту сторону Радуги. Они-то точно знают толк в черном.

Замечтавшись, он не заметил, как сон сморил первую пару глаз, затем вторую, третью…

- Не уснуть, - подумал вождь и уронил потяжелевшую голову на грудь. По Ярому логу разнесся басовитый раскатистый храп вождя племени диких С-пуков.

Пауки смотрели разноцветные сны. Никто не видел, как в одном из экранов сумасшедшего куба появилась небольшая щель, оттуда высунулась коричневая пучеглазая голова с хоботком вместо рта. Разведав обстановку, голова шмыгнула обратно. Через пару секунд дыра в кубе начала расти. Аккуратно, сантиметр за сантиметром, словно кто-то распускал вязаный шарфик.

 Колючка вылетел первым. Дзынь осторожно переступил через остаток стены и выбрался наружу. При виде диких С-пуков, он невольно попятился назад.

- Закрой рот, муха залетит, - тихонько хохотнул Колючка.

- Я таких огромных пауков первый раз вижу. Чего это они?

- Спят! Всегда так делают перед сытным обедом. Сейчас сны посмотрят и за твою радость примутся, если сбежать не успеем. Хватит глазеть, помоги лучше.

Колючка ухватил конец паутины, торчащей из сумасшедшего куба, и принялся сматывать ее в клубок.

- А это зачем?

-Паутина прочная. Мало ли, где пригодится, - ответил Мух, - Пошли! Нам к вождю!

Вождь спал, прислонившись к одной из стен, неподалеку от бутыли с радостью. В передних лапах он крепко сжимал сумку Дызня с торчащими топтунами. Перед ним рядком стояли банки, приготовленные для переливания радости.

- Ого! – присвистнул Дзынь и тут же зажал лапами рот, - У него же десять лап!

 - Ага, а еще он гипнотизировать умеет. Хочешь проверить? - шепнул ему в ухо Колючка, - Раздобудь банок, а я заберу у вождя твою сумку.

-А не проснется?

- Я ему в напиток две щепотки пустодрёма положил. Долго спать будет.

Дзынь неуверенно потоптался на месте. Подходить к этому паучьему монстру, пусть даже спящему, совсем не хотелось. Но Колючке было виднее. Он почему-то знал об этих злобных существах все. И преспокойно жил среди них, не растеряв ни капельку радости. Как ему это удавалось, Дзынь так  и не понял. А расспрашивать было некогда.

Зайчик подкрался к вождю. Хитиновое брюхо паука колыхалось в такт храпу, с клыков липкими сгустками свисала слюна. Дзынь брезгливо повел плечами.  Пах С-пук так же отвратительно, как и выглядел.

 Дзынь аккуратно подцепил лапой пустую банку. Треньк… Она предательски звякнула и упала на бок. От страха Дзынь пристыл к земле, и только уши взлетели вверх, прислушиваясь к дыханию С-пука. Но тот сладко потянулся во сне и перевалился на другую сторону. Зайчик схватил трофей и отполз подальше. Теперь дело было за Колючкой.

Добраться до сумки с топтунами было куда сложнее. С-пук крепко прижимал ее к себе передними лапками.  Но Колючку, кажется, это совершенно не волновало. К величайшему изумлению Дзыня, он спокойненько уселся на брюшко вождя. Затем не спеша прошелся по хитиновому панцирю, потянулся и легонько пощекотал одну из мохнатых паучьих ног. Внутри вождя что-то щелкнуло, лапка разжалась и безвольно упала на землю, словно паук был заводной игрушкой с механизмом внутри. Колючка пощекотал вторую лапку, третью… Они тоже повисли плетьми.

-Они щекотки боятся, - объяснил Колючка.

Он подхватил сумку и перебросил Дзыню.

- Пора!

- А как же они?

 Дзынь кивнул в сторону шатров, за которыми серебряными рядами выстроились сумасшедшие кубы. Похожие на тот, в котором сидел Зайчик, только совсем крохотные, рассчитанные на мелкую добычу. Около каждого из кубов стоял бутылек с золотистой жидкостью.

- А, эти… Они для божьих коровок. Ну, попались и попались. Что ж теперь! Даже не думай их вытаскивать, самим пора уносить лапы. Эй, куда?!

Но Дзынь уже бежал к кубам выручать пленников.

Повсюду, разбросав в стороны серебристые лапки, лежали скованные дремотой дикие С-пуки. Дзынь рассматривал их хитиновые панцири, нескладные головы с четырьмя парами глаз. Интересны ему были и причудливые полотна, сплетенные местными мастерицами и развешанные на кустах, сохнуть. Около шатров Дзынь остановился, поднял с земли тряпичную куклу и положил в люльку к маленькому паучишке. Тот, не просыпаясь, тут же обнял ее всеми  восьмью ножками.

Колючка молча покрутил лапкой у виска.

Снаружи сумасшедшие кубы открывались намного легче. Дзыню даже не пришлось прорезать в них дырки. Божьи коровки одна за другой выползали на свет, вертели глупыми головами и совершенно не собирались никуда улетать.

-Кыш! Кыш!  - крикнул  Дзынь.

Божьи коровки лениво расправили крылья, вспорхнули и уселись рядышком на одном кубе.

- Что с этих дурех взять?! – махнул лапкой Колючка, - Только время потеряли. А теперь бежим скорее.

И они побежали прочь от лагеря диких С-пуков. Дзынь вприпрыжку, с сумкой через плечо. Колючка – налегке, быстро-быстро взмахивая крыльями.

Только скрылись из виду последние верхушки шатров, как над Ярым логом зазвучала знакомая мелодия: «Божья коровка, полети на небко. Там твои детки, кушают конфетки». А следом -  гортанный рев оглушил все живое - это паучий вождь, разбуженный песней  божьих коровок, обнаружил исчезновения добычи. Тут же племя ответило ему протяжным воем.

С-пуки пробудились мгновенно. Ярый лог полыхнул серебряным огнем, ожил, зашевелился. Море кровожадных тварей, подгоняемых инстинктами, пустилось в погоню.  Они передвигались быстро, хладнокровно, не издавая не единого крика. И только топот сотен ног сливался в один гудящий звук, от которого у беглецов сжималось сердце.

Дзынь и Колючка, не сговариваясь, прибавили ходу. Бежать становилось все труднее. По каменистой земле стелился колючий кустарник. Он как будто был заодно с пауками. И старался удержать Дзыня, специально впиваясь в лапы острыми шипами.  Но тяжелее всего было Колючке. Торчащие из стеблей иглы рвали крылья, листья хлестали по глазам. Не привыкший к долгим перелетам, Колчка быстро устал и начал отставать.

- Лезь на голову, - крикнул ему Дзынь. Мух, облегченно опустился между заячьих ушей, и крепко ухватился за золотистую шерстку.

Топот диких С-пуков становился все громче.

  - Вправо бери! За тем валуном – река. Они туда не сунутся, - крикнул Колючка.

Дзынь  перемахнул через торчащие из земли каменные глыбы, но не рассчитал, и больно зашиб лапу. Дальше пришлось прыгать на одной.

Впереди показалась долгожданная река. Темно-синие, густые, как гуашевые краски, волны, лениво накатывались на камни и так же лениво ползли обратно. Вода разделяла два мира: пурпурно-ядовитый враждебный Ярый лог и неизведанную, далекую и спасительную землю, которая розовой полосой стелилась по противоположному берегу.

До воды оставалось немного.

Пауки все приближались. Они плыли единой массой, готовой раздавить Дзыня и Колючку.

Один, самый шустрый, вдруг вынырнул из толпы. Он метнул паутину и она зацепилась за выступ валуна. Ловким движением С-пук подтянулся на импровизированном лассо и оказался в нескольких шагах от беглецов.

-Авр! – громко лязгнули паучьи клыки у самых лап Дзыня.

- Прыгай в воду! - испуганно крикнул Колючка, с головой зарываясь в шерстку.

Река была спасением. Дзыню оставалось до нее совсем чуть-чуть. Он уже скакал по берегу, по мокрым от пены камням.  С-пук упорно бежал следом.

-Вжик! – просвистела рядом с ухом Дзыня паутина.

Не задев жертву, лассо вернулось обратно к хозяину. Следующий бросок мог быть роковым. И Дзынь решился... Он скакнул как можно дальше, надеясь в один прыжок добраться до воды. Но ушибленная нога подвела. Зайчик споткнулся и упал у самой кромки. Дикий С-пук ринулся на добычу. Еще бы секунда и клыки впились в золотистую заячью лапу. Но река решила иначе. Вовремя набежавшая волна, слизала с берега и унесла с собой Дзыня и затаившегося в его шерстке Колючку.

  Паук взвыл от обиды. Такая желанная, добыча уплывала все дальше и дальше. А он лишь бессмысленно бегал по берегу, не решаясь войти в реку. Дикие С-пуки до скрежета в панцире боялись воды и даже пили ее через специальную соломинку, чтобы ненароком не облиться. Вскоре берег заполнился сотнями серебристых пауков. Потоптавшись на камнях, расстроенные С-пуки поплелись в лагерь, ловить разлетевшихся божьих коровок.

Река несла Дзыня и Колючку к Розовой пустыне.

Навстречу Солнцу

- Бззз! Тебя хоть как зовут? А то мы толком и не познакомились.

-Дзынь!

-Как???

-Дзынь!

- Что за нелепое имя?!

-На свое посмотри! – обиделся Дзынь.

Они брели по Розовой пустыне. Казалось, уже очень и очень давно…  Помотав по волнам, река вынесла их сюда, на безжизненный, но красивый берег. Песок здесь был необычный: легкий и мелкий как мука. И даже не розовый, а малиновый, будто лучи рассветного солнца навсегда оставили на нем свой след, окрасив в нежные ягодные тона.

Здесь было тихо. Вокруг только камни, да иссушенные на невероятной жаре былинки, робко высунувшие головы из песочной громады. Ни птиц, ни насекомых. Не было даже Солнца. Только непонятно откуда взявшийся испепеляющий зной. Он тяжелым покрывалом ложился на плечи путников и с каждым шагом все больше придавливал их к песку.

- У нас всех так зовут. По звону, - немного помолчав, сказал Дзынь, - Солнечные Зайчики сотканы из солнечных лучей. Если луч натянуть как струну и попробовать что-нибудь на нем сыграть – звук получится. А вот какой именно, это уже вопрос. У каждого внутри своя музыка. У меня луч светлый, хрупкий – Дзынь! А есть у нас Брямс – у него луч грубый, толстый. Вот и сам он такой – вредина и задавала.

- Меня тоже…бззз…за характер Колючкой прозвали.

Мух медленно шагал вслед за Дзынем. Лететь не было сил. Крылья не слушались.

- Не удивил, - усмехнулся Дзынь.

Колючка тяжело вздохнул.

- Бззз… Вот и мои родные так думали. Никому не нравилось, что я много болтаю…

-  И вредничаешь.

- Вот-вот! А еще и вредничаю. Потому я бросил дом и отправился путешествовать. Много где побывал, а потом угодил к диким С-пукам.

- Ты тоже был их пленником?! Почему тогда они не посадили тебя в куб?

- Ну, бззз… - Колючка оживился, - Это интересная история. Сначала они просто не знали, что со мной делать. Они видели - те, ни разу муху не видели. Представляешь?! Пауки! Муху не видели! Умора! Ну, понятное дело, я не стал им рассказывать, в каких мы должны быть отношениях: что пауки мух едят и все такое… А то живо бы меня в паутину посадили, яду того… И все! Прощай, Колючка! А пока они соображали, есть ли во мне радость, и можно ли ее из меня выкачать, я вождю начал разные истории про Землю рассказывать. Ну, про то, как насекомые живут, что едят, из чего дома делают…

- А ты откуда столько про Землю знаешь? – удивился Дзынь, - Ты же говорил, что на небе живешь. …из древнего рода Яркосветных мушек.

-Да-да. Говорил, говорил… - Колючка недовольно отмахнулся, - Из рода. Древнего. Ага. Не перебивай. Так вот… Больше всего вождь про земных пауков расспрашивал. Ему жуть как интересно было, какие они кубы строят, как добычу ловят. Ну, тут я ему такоооое понапридумывал. Сказал, что пауки живут на верхушках деревьев, едят на завтрак листья, а на ночь обматывают себя паутиной, чтобы с ветки не свалиться. Ха! Так вождь поверил! Я даже видел, как он потом ходил вокруг дерева, присматривался. Наверное, решил сменить место жительства.

Дзынь и Колючка расхохотались. Тихонько, еле слышно, чтобы не тратить силы.

 А потом они опять побрели по Розовой пустыне. Долго… Трудно… По колено утопая в песке. Раскаленный воздух казался тягучим и вязким. Он окутывал путников. Прилипал к лапам, ушам, векам, склеивал клейстером крылья.

Ужасно хотелось пить. В сумке Дзыня позвякивала драгоценная банка с темно-синей водой, набранной в спасительной речке. Та самая банка, которую они ловко утащили из-под носа вождя диких С-Пуков. Чтобы не осушить ее одним глотком, Дзынь с Колючкой останавливались, поднимали крышку и вдыхали свежесть воды. Их тогда их сразу окутывало облачко прохлады. Становилось немного легче, и можно было идти дальше.

- Не могу больше.

Дзынь без сил повалился на розовый песок. Колючка упал рядом.

- Бззз… И я! Давай больше никуда не пойдем.

- Но мне надо обратно. В Солнечный лес. А тебе надо…

Дзынь вдруг замолчал и пристально посмотрел на товарища.

- Колючка, - позвал он,  - а ты домой хочешь?

- Хочу, - грустно отозвался Колючка, - только меня там не ждут.

-А где ждут?

-Нигде.

- Так не бывает. Знаешь, как у нас говорят: «Каждый кому-то нужен». Я раньше не верил, а теперь вижу… Мы все живем по закону Вечной Дружбы. Ты нужен мне – ты спас меня от С-пуков, я нужен тебе, чтобы проводить до Радужной Башни. Теперь мы друзья, раз когда-то выручили друг друга из беды. Мы пойдем  дальше и обязательно встретимся того, кто тоже нуждается в нашей помощи и в нашей дружбе.

-Ты в это веришь?

-Конечно!

- И, правда, считаешь меня своим другом? – робко спросил Колючка.

- Конечно! Еще бы! – воскликнул Дзынь. Он протянул Муху лапу. Радостный Колючка пожал ее.

- Я уверен, что ты еще многим можешь стать другом. Надо только захотеть. Я вот очень домой хочу. Пусть наказывают. Хоть сто грядок морковки прополю. Все равно. Даже солнечные ванны буду точно по расписанию принимать. И уши мыть. Лишь бы обратно взяли. Дома хорошо… А еще Солнечные Зайчики людям очень нужны…

Дзынь уже начал было рассказывать Колючке о волшебном предназначении Зайчиков, как его перебил спокойный хрипловатый голос.

- Чего лежим!? Если загорать собрались, то бестолку. Солнце все равно на службе. Раньше ночи домой не вернется. А ночью загорать глупо. Во чудные!

 В нескольких шагах от Дзыня и Колючки, на камне лежала изумрудная ящерица. Она полировала когти о выступ валуна и, казалось, совсем не ощущала невыносимой жары, пропитавшей воздух.

- Солнце сегодня опять задержится. Вот все лето так: «День длинный, день длинный…» Уже осень! Отопительный сезон закончен. Пора бы угомониться. А оно нет! Сверхурочные берет. По выходным трудится. Вдруг, говорит, за лето тепла кому-то не досталось. Эх! Так и сгорит на работе.

Ящерица сокрушенно покачала головой, а затем деловито оглядела свои лапы. Заточенные и отполированные когти красиво переливались. Маникюр был окончен.

- Солнце себя не жалеет, для других старается. А эти лежат - лапы вытянули. Лучше бы полезное что-нибудь сделали. Помогли кому.

- Бззз… А ты сама кто? Что полезное делаешь? – встрепенулся тут Колючка.

- Я?

Ящерица важно приподнялась на задних лапах, показывая путникам белоснежную грудку.

- Я – хранительница сна Солнца! А это все – его покои. Сюда оно возвращается после тяжелого трудового дня. И моя задача, сделать так, чтобы никто не мешал ему отдыхать. Вон видите…там… темный камень? Это постель Солнца.

Друзья повернулись в указанном направлении. Вдалеке за песочными барханами возвышалось нечто-то огромное. Сначала это можно было принять за камень. Но тщательнее присмотревшись, Дзынь и Колючка увидели очертания гигантского ложа. В изголовье лежала голубая, в белую полоску, подушку, аккуратно заправленное одеяло было усеяно цветами одуванчика. Так вот, оказывается, куда каждую ночь после заката приходит отдыхать великое Солнце.

- Так что? – строго спросила Ящерица, - Вставать будем?! Или до вечера собираетесь валяться? Один лежанием ничего не добьешься.

Дзынь и Колючка нехотя поднялись с песка.

- Так-то лучше! А теперь слушайте: все, что вы ищите, находится дальше. Идти все прямо и прямо. До самого ОНЖ.

- До чего???

- У нас его называют ОНЖ! Озеро Несбывшихся Желаний. Там вы найдете то, что ищите. И поймете, наконец, зачем вы оба ступили на долгую дорогу до Радужной Башни.

Она юркнула за камень, показав Дзыню и Колючке длинный, чешуйчатый хвост. Но через секунду выглянула вновь .

-Чуть не забыла. Для того, чтобы восстановить силы вам надо сделать по глотку из банки, что лежит в вашей сумке. Вода из реки Спасайки живительная, полезная. Не знаю, зачем вы ее всю дорогу экономили, почему раньше до этого не додумались. Сил хватит как раз, чтобы добраться до Озера Несбывшихся Желаний. А там сами поймете, куда и зачем идти дальше.

Озеро несбывшихся желаний

Дзынь плюхнулся в воду с разбегу, обдав розовый берег фонтаном мелких брызг. Ушел с головой, потом также стремительно вынырнул, схватил воздуха и снова окунулся. Вода щекотала ему нос, подбиралась к ушам, которые Зайчик предусмотрительно прижал к голове. Дзыню хотелось пить. Много-много, жадно-жадно. Он хватал ртом воду, но никак не мог проглотить. Она почему –то комом застревала в горле.

- Эй, хватит! Хватит! Очнись! Ты так весь песок сожрешь!

Дзынь открыл глаза. Он стоял на коленях и ,действительно, ел песок. Загребал его пригоршнями, , пытаясь ухватить побольше, и запихивал в  рот.

- Кхе, кхе…. А где озеро? – спросил Дзынь, прокашлявшись, - Я же купался…

- Бззз… Опять мираж, - горько вздохнул Колючка. – Уже пятый! Мы так никогда не дойдем.

Дзынь стряхнул с себя остатки песка и придирчиво оглядел золотистую шерстку. Да… Вид у него был неважный. От долгой дороги шерстка свалялась, обросла колтунами и потускнела.

- Ящерица говорила, что сил до этого ОЖЗ или как там его должно хватить. Или обманула?! От следующей порции песка я точно лягу кверху лапами. А в бреду водичка была такой прохладной, такой чистой, что хотелось…

- Бззз… Гляди! – перебил его Колючка. Всеми шестью лапами он указывал вперед. От волнения глаза Муха едва не вывалились из орбит, а по их сетчатому экрану пошли голубые полосы. Как волны по воде.

Впереди, уютно расположившись в ложбинке между двух песочных барханов, блестело озеро. Его поверхность переливалась разными цветами, но озеро казалось абсолютно прозрачным.

- Оно самое… - выдохнул Дзынь.

Не сговариваясь, они бросились к долгожданной воде. Колючка был первым. Долетев до середины озера, он поднялся повыше, набрал скорость и спикировал.

- Ай!

На полном ходу Мух врезался в прозрачную поверхность. Не нырнул, а только больно ударился лбом, отскочив от нее, словно теннисный мячик от ракетки. Колючка застонал и медленно пополз к берегу.

-Утонет, - пронеслось в голове у Дзыня. Он бросился в воду, точнее туда, где по его мнению должна была быть вода, но сделал всего пару шагов и замер с открытым ртом.

 Во всем озере не было ни капли воды. Только камни. Сотни, тысячи камней огромной грудой лежали в озерном ложе, наполняя его до краев. Большие, маленькие, совсем крошечные – разные по размеру, по форме они были похожи друг на друга как братья-близнецы. Каждый камень походил на неправильный овал: безупречно гладкий с одного края и заостренный с другого. Казалось, что они сделаны из тонкого, но прочного стекла, поддавшегося невероятной фантазии и опытным рукам чудака-стеклодува. Камни переливались на свету. И издали их вполне можно было принять за блики на воде. Такими они были чистыми и прозрачными.

-Твердые, ууу…

Колючка пнул подвернувшийся под лапку камень, с трудом выполз на берег и без сил рухнул на мягкий розовый песок.

- И странные… - Дзынь вертел в лапах два камня: один был абсолютно прозрачным, другой матовым, будто кто-то специально закрасил его белой краской.

- Бззз… Похожи на капли, - Колючка облизнулся, - Что это за озеро такое, раз в нем воды совсем нет? Ерунда, а не озеро. Обманула Ящерица: «Там вы найдете то, что ищите». Зачем мне эти камни?! Воду мне надо! Во-ду!

- Ох, вода-вода! – Колючка горько вздохнул, - Опять от жажды маяться. И когда кончится эта пустыня?!

Дзынь не слышал стенаний друга. Он увлеченно разглядывал камни. Сначала хватал первые попавшиеся, которые лежали прямо под лапами, возле берега. Рассматривал их на просвет, складывал вместе, даже тер друг о друга, затем небрежно откидывал в сторону. Потом зашел дальше, едва ли не на самую середину озера. Здесь камни попадались крупные, тяжелые. Такие непросто было сдвинуть с места. Дзынь долго вглядывался в один из них. Внезапно он попятился назад.

- Они…они…они живые!!!

- Кто?  - лениво спросил Колючка.

- Камни!

-Бззз…Опять галлюцинации! Перегрелся.

- Сам посмотри!

Колючка нехотя поднялся с песка, расправил затекшие крылья и полетел на середину озера. Прозрачные камни поблескивали на свету, играя гранями, и отражаясь друг в друге. Все было по-прежнему: так же спокойно и умиротворенно, как и несколько минут назад.

- Бззз…Я так и думал. Потопали скорее отсюда. А то так ты скоро разговаривать с камнями начнешь.

- Ничего не понимаю! – Дзынь осторожно шел по озеру, внимательно переставляя лапы. Он очень боялся наступить на живой камень и сделать ему больно, – Только что этот, и вон тот, и этот, и еще вот этот! Они все…

- …ожили и шевелились! – усмехнулся Колючка.

- Да-да! – Дзынь закивал головой. – Шевелились. Только не сами камни. А там… у них вдруг появилось что-то внутри. Какие-то картинки, как на экране у С-пуков.

- И что показывали? – спросил Колючка. Он все еще не верил другу.

- Везде разное: мальчика с собакой, роликовые коньки, какую-то девочку… Сначала камни были обыкновенными, вот как сейчас. Я стоял на середине озера и рассматривал самый большой. Долго-долго. И тут вдруг во всех камнях начало что-то появляться.

- Бззз… И ты сбежал, - хохотнул Мух.

- Посмотрел бы я на тебя! – обиделся Дзынь, – Еще бы не так улепетывал. Забрался бы, наверное, мне в шерстку, и сидел, трясся. Как тогда, когда мы убегали от диких С-пуков.

-Да я…! Да ты..! Бззз… - Колючка весь надулся от возмущения. Он пулей взвился в воздух и зашипел как спущенный воздушный шарик. Издалека он и был на него похож: круглый, раскрасневшийся, с выпученными глазами.  Сделав пару кругов над озером, Колючка опустился около того самого большого камня, о котором рассказывал Дзынь.

- Бззз… Ну, давай, проверим, кто из нас трус. Что надо делать? Смотреть? Пожалуйста.

Колючка изо всех сил уставился на камень. Ничего не происходило. Он смотрел долго, внимательно. Вдруг перед глазами поплыли разноцветные круги: один, второй, третий, четвёртый… Они расходились по поверхности камня, как по воде. Завораживали, гипнотизировали. Неожиданно, будто преодолев тонкую преграду, взгляд скользнул внутрь, в самую глубину камня. Колючке показалось, что он и сам нырнул следом, а на хоботке почему-то появился привкус соли. Показалось изображение: девочка качала на коленях куклу. Та открывала глаза, плакала и шевелила губами. Наверное, говорила заветное: «Мама».  Услышать это было невозможно. Камень передавал только картинку.

- Ах!

Колючка «вынырнул» из изображения. Но картинка не исчезла: девочка и кукла по-прежнему отражались на каменном экране. Удивленный, не веря своим глазам, Колючка озирался по сторонам. Озеро ожило. Не двинувшись с места ни единым камнем, оно бурлило, кипело, светилось изнутри. Каждая капля Озера несбывшихся желаний рассказывал свою маленькую историю.

Дзынь стоял рядом и рассматривал картинки.

- Колючка, это не капли… - сказал Дзынь, - Ты помнишь, как это озеро называется?

- Бззз… Озеро несбывшихся желаний, кажется.

- Да-да. Вот именно.  Несбывшихся желаний... Это не капли, это слезы! Это слезы тех, чьи желания так и не исполнились.

-Ух ты! – Колючка подлетел ближе, - И, правда… Каменные слезы! Хоть и чистые, как стекло.

Дзынь задумался.

-  Знаешь, самые заветные мечты называют хрустальными! Наверное, потому, что их очень легко разрушить. Когда желание не сбываются, люди плачут. И их слезы получаются такими же прозрачными и чистыми, как стекло или хрусталь. С мечтой расставаться трудно. Слезы по несбывшимся надеждам всегда самые горькие. Пролившись, такие слезинки застывают и становятся камнем. Не дворовым булыжником. А стеклянной каплей в Озере несбывшихся желаний.  Нежной, ломкой, но тяжелой и горькой. Как напоминание о том, что мечты должны осуществляться.

Дзынь аккуратно положил перед Колючкой небольшой камень. Его поверхность была тусклой, непрозрачной. На «картинке», которую он показывал, проступал едва различимый силуэт мужчины, стоявшего рядом с дорогим автомобилем.

- Я еще вот что понял. Камни здесь разные. Мутные, матовые  камни – это слезы взрослых людей. Вот, как этот… Внутри будто туман. Сколько не приглядывайся, сквозь такие камни сложно разглядеть мечту, только очертания. Взрослые часто сами не знают, чего хотят. А еще их камни маленькие. Они не умею плакать по-настоящему. Прозрачные  камни - детские слезинки. Они большие, как любое детское переживание. И чистые, как любая детская мечта. Ведь только дети умеют одинаково искренне радоваться и горевать.

- А почему эти картинки появляются, только когда долго-долго смотришь на камень?

- А как иначе! - удивился Солнечный Зайчик, - Это настоящие чувства. Их не увидишь, если просто пройдешь мимо. К ним надо приглядеться. Как к этому…

Дзынь склонился над большим прозрачным камнем. Внутри поблескивала маячками пожарная машина. Она мчалась по детской площадке, торопилась тушить пожар в песочном замке. Выпятив нижнюю губу, ее владелец – розовощекий малыш – бежал рядом, дергая рычаги на пульте управления.

- Бззз… Я бы тоже не отказался от такой машины, - присвистнул Колючка, взлетев на плечо друга, - Я тут тоже нашел кое-что интересное. Пойдем, покажу.

Колючка подтолкнул Дзыня к другому камню. Внутри мерцал огнями стеклянный экран. Там, в хорошо освещенном, заставленном зеркалами зале, танцевала девочка. Она, то кружилась на месте, ловко выкидывая в сторону изящную ножку, то взмывала вверх в прыжке. Тонкие руки походили на крылья, готовые вот-вот поднять маленькую танцовщицу и унести под облака. Зайчик и Мух залюбовались.

- Как жаль, что такая прекрасная мечта, так и не осуществилась, - вздохнул Дзынь, - Неужели, эта девочка никогда не научится танцевать?!.

Колючка развел лапками:

- Бззз…Что поделать.

- Но ведь так не должно быть! Это неправильно! Все эти желания… они должны осуществиться. Эх! Если бы я мог помочь хоть кому-то из них исполнить желание. Хоть одному. На небе стало бы меньше слез.

Дзынь мечтательно посмотрел по сторонам. Ему так захотелось, чтобы все стеклянные камни вдруг исчезли. Испарились, будто их и не было. И никто больше… никто… на небе и на Земле не пролил бы ни единой слезники! А вместо слез это озеро бы наполнилось настоящей водой. Живой, дарящей силу и умиротворение.

Колючка прервал его мысли:

- Помочь можно, конечно. Если мечта хорошая. А то некоторые вон, о чем мечтают. Обхохохочешься. Гляди: один другого ранцем по голове бутузит. Что это за мечта?!

Мечта, и правда, была странной. В школьном дворе сражались на портфелях два первоклассника. Взъерошенные, в помятых костюмах, со съехавшими на бок галстуками. Один, коренастый, чуть повыше ростом, размахивая ранцем как булавой, старался угодить противнику по лбу. Второй –кудрявый веснушчатый мальчишка – ловко уворачивался от ударов, то и дело отбегал подальше и показывал приятелю фигу. 

- Зато весело!  - улыбнулся Дзынь. Один из мальчишек показался ему знакомым, и теперь Зайчик с трудом пытался вспомнить, где его видел.

- Бззз…Маловато для заветного желания…

Дзынь подошел ближе к камню, внимательно вглядываясь в изображение. Довольные первоклашки улыбались ему со стеклянного экрана. Особенно радовался кудрявый мальчишка. Он все-таки получил портфелем в лоб, но почему-то весь светился от счастья.  Внезапно в памяти Дзыня всплыла совсем другая картинка – небольшая комната, окно, занавешенное синими шторами, письменный стол … Такую картинку показывал экран С-пуков на Лучистой поляне в Великом Солнечном лесу.

- Нет, Колючка. Это чудесная мечта, самая лучшая на свете. Этот мальчик…Илюшка…я его знаю. Я прилетал к нему. Он очень одинок. Он мечтает о друге.

Голос у Дзыня дрогнул. Он почему-то заговорил шепотом, хотя кроме них с Колючкой вокруг никого не было.

- Когда я уходил из леса, он позвал в гости Солнечного Зайчика. Но понимаешь… Сейчас дожди, и путь на Землю закрыт: отправки с Радуги не дождешься, да к тому же можно наткнуться на корежиков. Бррр… Никто не пойдет вниз по доброй воле. Мы всего лишь зайцы, хоть и солнечные. Всего боимся.

- Значит, мальчик так и не дождется друга?

- Ну… По закону Вечной Дружбы кто-то из нас обязан спуститься. Думаю, сейчас на Лучистой поляне как раз выбирают, кто пойдет вниз. Только это будет еще не скоро. Зайчику надо подготовиться к путешествию, зарядиться солнечной энергией, начистить топтуны… Это долго.

Дзынь тяжело вздохнул. Звук эхом прокатился по озеру и замер где-то в глубине. Внезапно вокруг все померкло, будто кто-то невидимый нажал на гигантский рычаг и выключил подсветку. Дзынь повернулся к камню. Илюшкина слезинка почему-то больше ничего не показывала. Изображение разом исчезло во всех каплях Озера несбывшихся желаний. Дзынь поежился. Вокруг вдруг стало неуютно. Стеклянный блеск больше не радовал глаз, а наоборот, пугал, раздражал, пробирался под кожу неприятным холодком. Озеро омертвело, внезапно застыв одной бесформенной окаменелой массой.

- Пойдем! Здесь больше нечего делать, – решительно сказал Дзынь, подталкивая Колючку к берегу. Тот не сопротивлялся. Ему тоже было не по себе от такого мрачного преображения. В несколько прыжков Дзынь достиг розового песка, Колючка летел следом, едва поспевая за другом.

- Мы куда? – спросил Мух, тяжело взмахивая крыльями. Дзынь не ответил. Он бежал не оглядываясь, не сбавляя скорости. Все дальше и дальше. Озеро несбывшихся желаний понемногу скрылось из виду. Путников вновь окружали одни розовые барханы.

-К Радужной башне. Я полечу на Землю. Я полечу к этому мальчику.

-К Илюшке?

- Да. Пока в Солнечном лесу выбирают добровольца, я уже буду у него. Тогда он перестанет плакать. Нельзя, чтобы дети плакали, Колючка, иначе все вокруг превратится в камень.

- Бззз… Тогда я полечу с тобой. Тебе одному не справиться.

- Правда? – Дзынь замедлил шаг, - Спасибо, Колючка.

-Ты же сам сказал, что я кому-то нужен. Пусть я буду нужен тебе, - улыбнулся Мух. - Тем более, что я и так собирался лететь на Землю. Правда, после того, как погода наладится. А как ты собираешься спуститься вниз?

- Мы доберемся до Радужной Башни, дождемся, пока появится просвет между тучами и из зеркал польется Радуга. Не удивляйся, такое бывает даже в самую плохую погоду. Надо только не пропустить момент. Ты заберешься ко мне на голову, я надену топтуны и заскачу на дугу. На какую успею. В черных тапках цвет дуги не важен. Черный собрал в себе все цвета, поэтому открывает любую дорогу. В ясную погоду по Радуге можно спокойно добраться до Земли. В дождь вокруг дуг появляются злобные существа – корёжики. Они образуют Тоннель молний. Пока не знаю, как через них пролететь. Придется что-то придумывать. Дальше все просто: приземлимся на каком-нибудь окне. А там уже допрыгаем до Илюшкиного дома. Я знаю, где он живет. Бывал.

- Бззз…Ничего себе маршрут. Интересный. Вот только…

- Что?

-Можно я поеду у тебя на голове? Ты так быстро бежишь, что у меня уже крылья отваливаются. А там такая мягкая шерстка…бзззз…

- Нет!

- Мы сможем быстрее добраться до Башни…

- Нет!

- Потренируюсь перед спуском по Радуге…

- Забирайся, лентяй!

Дзынь остановился, подождал, пока Колючка устроится поудобнее Тот выбрал себе место за левым ухом, долго взбивал там шерстку, наконец улегся и сладко зевнул.

- Ей, так не честно. Не спи! Всё! Закончилась пустыня, вон уже лес впереди виднеется. Там и отдохнем. Колючка! Колючка..!

Сверху раздалось тихое посапывание. Поджав под себя лапки, довольный Колючка, спал. Ему снился Илюшка. У мальчика почему-то были крылья. Такие же, как у Муха: длинные, прозрачные, с красивым рисунком. Они наперегонки летали по Радуге и ели янтарное мороженное, а после дубасили друг друга по лбу школьным ранцем.

Топтуны исчезли

Шур-шур-шур…

И тишина.

А потом опять: шур-шур-шур…

Еле слышно. Почти не заметно. Но заячьи уши, привыкшие различать любые звуки, тут же насторожились. Да-да! Насторожились именно уши. Их обладатель пока еще мирно спал, уткнувшись носом в теплую шерстку.

 Выбравшись из пустыни, Дзынь и Колючка оказались в лесу. Здесь росли огромные, уходившие высоко в небо, деревья с коричневыми стволами и раскидистыми голубыми кронами. По земле стелилась молочно-белая трава. Она доходила Зайчику до пояса, и была мягкая, как ветки лимонника. Путники расположились на небольшой поляне. Окружавшие ее деревья давали желанную прохладу и надежно защищали от света. Дзынь быстро соорудил себе лежанку из сломанных веток и примятой травы, зарылся в нее поглубже и задремал.

Шур-шур-шур…

Заячьи уши безошибочно развернулись в сторону зарослей зеленого кустарника. Оттуда выскочило около сотни странных существ. Таких маленьких, что издали их можно было принять за точки, а разглядеть только благодаря ярко-красному цвету. Добежав до травы, они на секунду затаились, притихли, будто выжидали, не заметил ли кто-нибудь их маневра. Потом вновь так же, короткими перебежками, двинулись по  направлению к Дзыню и Колючке.

Заячьи уши тут же отреагировали на движение, вытянулись в струну и сильнее  прислушались. Но они ничего не могли поделать. Эх, если бы в этот момент были открыты заячьи глаза… Тогда они бы заметили, как странные точки метнулись к сумке, как ловко, пролезли внутри, и так же ловко, один за одним, вытащили оттуда топтуны. Самих похитителей под добычей даже не было видно.  Казалось, тапки движутся сами или ползут по ленте невидимого конвейера. «Пройдя» под носом у Дзыня, топтуны спрятались в траве.

На секунду все стихло. И тут заячьи глаза наконец открылись.

- Колючка, нас ограбили!!!

- Бзз…Кто? Где? Как?

Колючка заметался над поляной. Спросонья он не сразу разобрался, что случилось. Чего там! Он не сразу понял, где они находятся. Когда Дзынь несколькими часами ранее добрался до леса, Мух мирно дремал у него между ушей.

- Уф!  - устав носиться по воздуху, Колючка наконец плюхнулся на ветку какого-то незнакомого ему дерева, - И что дальше?

- Искать!!!

Дзынь уже обскакал поляну вдоль и поперек, и теперь, встав на четвереньки, шарил лапами в траве. То тут, то там среди белых былинок мелькал его золотистый хвост. Колючка растерянно смотрел на него сверху. Неожиданно, над поляной зазвучала знакомая песенка.

«Божья коровка, полети на небко. Там твои детки, кушают конфетки».

-Опять они! – взвыл Колючка, - Нигде от них нет спасения. Кочережки пятнистые.

Божья коровка сидела на самой высокой ветви дереве, аккурат над головами Дзыня и Колючки. Она медленно раскачивалась на резном листе, как на качелях, и напевала любимую песню всех божьих коровок.

- Бззз… Дзынь, это они тапки стащили! Тут, наверняка, в кустах еще коровки притаились. Они по одной не ходят. Это же целая банда!

- Колючка, не трогай ее. Смотри, что я нашел.

Дзынь стоял на коленях и разглядывал что-то на земле. Что-то очень маленькое, едва заметное. Мух приземлился рядом.

-Не затопчи! – накинулся на него Дзынь, - Следы…

От кустарника до травных зарослей, по земляным островками, ровными цепочками тянулись отпечатки сотен маленьких ног. Неизвестные существа шли несколькими колоннами, один за одним, как муравьи. Вот следы юркнули под лежанку Дзыня и исчезли… А немного поодаль показались вновь. Теперь они были уже четче. Видимо, к земле похитителей придавливали украденные тапки. Они пересекли поляну, свернули к тропинке между деревьев и исчезли в полосатых кустах. Дзынь и Колючка, словно ищейки, шли по следу.

- Заходи справа, - шепнул Дзынь.

 Колючка послушно облетел кустарник и завис в воздухе. Дзынь встал наизготовку: широко расставил лапы, чтобы воришки в случае чего не проскочили мимо, и раскрыл сумку. Она должна была послужить сачком. Накинул сверху! Оп! И похитители пойманы!

- Давай!

Колючка изо всех сил потянул ветку кустарника. Она поддавалась с трудом, листья хлестали Муха по выпученным от натуги глазам. Внезапно он громко ойкнул , непослушная ветка выскользнула из лапок и Колючка, словно теннисный мячик, со свистом полетел в противоположную сторону.

И тут внутри куста что-то застрекотало. Как муравьи из разрушенного муравейника, на поляну высыпали жучки. Как по команде, они начали выстраиваться в линии. Длинные и идеально ровные.

  Когда последний жучок занял положенное место, колонны двинулись вперед. По поляне полились тонкие красные ручейки. Насекомые, и вправду, походили на муравьев. Их крошечные тельца будто состояли из трех бусинок, надетых на нитку. По бокам - три пары ножек, на головах -  длинные усы-антенны. Ими жучки держались друг за друга, когда шли в колонне.

- Хрусть! – это Колючка неосторожно наступил на сухую ветку.

Красная полоса зашевелилась, ряд разомкнулся. Сотни ярких маленьких точек рассыпались по сторонам, а затем так же быстро собрались в новую, безупречно прямую линию.

- Идем за ними, - шепнул Дзынь и посадил Колючку между ушей.

  Жучки все время терялись из виду: скрывались в траве, тонкой змейкой просачивались под коряги, прятались в кусты. Дзынь и Колючка упорно шли следом. И не заметили, как оказались на окраине леса. Деревья поредели, расплелись их туго связанные кроны, уступив место потоку света.

 Дзынь зажмурился. После лесного полумрака привыкнуть к слепящим лучам было не просто. Глаза будто кололи иголками, и чтобы избавиться от них, Зайчику приходилось часто-часто моргать.

- Ах! – раздался около уха восхищенный возглас Колючки. Видимо, зрение вернулось к нему первому.

- Ах! – повторил Дзынь, разлепив натруженные глаза.

Седой джентльмен

- Дождь как манная каша. Переваришь – загустеет, получится тягучим и противным. От такого никакой радости. Одни пенки.  А стоит только не доварить, выйдет сплошное недоразумение. Пшик, а не дождик. Настоящий, бойкий, искристый, болтливый дождь получается только от постоянного помешивания. Вот так, неторопливо, ласково, доставая черпачком до самого дна.

Седой джентльмен в зеленом камзоле приподнялся с кресла и заглянул в огромный котел. Прикрепленный к котлу серебристый черпак на тонкой ножке тихонько звякнул о чугунную стенку. По воде пошли голубые круги.

- Сыроват, - со знанием дела заключил он, - Сейчас чуть посереет, дойдет, и можно отправлять на отгрузку.

 Седой джентльмен провел рукой по волосам, будто надеялся найти там шляпу, и вновь принялся помешивать варево.

Это был создатель дождя или Дождевар! Джентльмен в зеленом камзоле, со спадающими с плеч кудрявыми волосами, острым носом и огромными, ярко-зелеными глазами заговорщически подмигнул Дзыню с Колючкой и вновь принялся помешивать варево.

В гости к Дождевару Зайчика и Муха вывели лямзики – те самые жучки, похитившие топтуны.

Они снова здесь повсюду – прямо из воздуха собирали испарившиеся капли и складывали в гигантский котел, окруженный со всех сторон множеством лестниц и мостов. Лестницы понимались вверх, к самому краю котла, около которого располагалась небольшая платформа. Там, на этой платформе, стояли кресло и столик на ажурной ножке -  рабочее место Дождевара.

-Бом-бом! – гулко пробили невидимые глазу часы, заставляя тягучий воздух дрожать от каждого удара. Словно круги по воде, звуки расходились все дальше и дальше, заполняя собой пространство.

- Тучи сгущаются. Скоро прибудут, - объявил седой джентльмен. Он склонился над котлом и ахнул:

- Вот беда, дождь не доварился!

Дождевар схватил серебряный черпак и стал быстро перемешивать прозрачную жидкость. Время от времени он ударял о стенку котла, чтобы проверить, как изменился цвет варева.  Вода переливалась всевозможными оттенками синего:  от  нежного лазоревого до сочного индиго. Но, судя по нахмуренным бровям Дождевара, все было не то.

Тогда он снял с руки цепочку и повесил черпак на маленький, едва заметный гвоздик, прибитый с внутренней стороны котла. Спешно закатав рукава, он вытащил из кармана брелок – золотистый кубик с затейливой гравировкой. Выбрав нужную грань, Дождевар нажал на нее: «Треньк!» и та немного отошла в сторону. Приятно запахло корицей. Внутри кубика оказался порошок. Насыщенно-оранжевый. С маленькими серебряными крупинками. Дождевар высыпал содержимое в котел.

- Добавим специй по вкусу, - пробормотал он, глядя как вода вбирает в себя яркие пятна. Порошок растворялся, насыщая дождь апельсиновым цветом. И казалось, будто в каждой капле поселился маленький кусочек солнца и подогревал ее изнутри.  Седой джентльмен широко улыбнулся. Теперь он был доволен своей работой.

 Небо сотряслось мощными раскатами грома. Задрожали доски, по которым ползли красные лямзики, закачалась платформа с Дзынем с Дождеваром, гулко загудел котел. Цокот сотни копыт заглушил все звуки. Все нарастая и нарастая, как снежный ком, он пробирался под кожу, бил по ушам. 

 Дождевар мечтательно вглядывался в даль. Оттуда, фырча и вспенивая тяжелыми копытами небо, несся табун лошадей. Серые, с серебристым отливом, они поравнялись с платформой и резко остановились, задрав кверху морды. Одни нетерпеливо ржали, оттопыривая верхнюю губу, другие переминались с ноги на ногу, готовые вот-вот встать на дыбы.

У Дзыня перехватило дыхание. Он впервые видел Тучи так близко. Пару раз они проплывали мимо Радужной Башни, когда Зайчик готовился спуститься на Землю, но тогда они показались Дзыню совсем другими. А сейчас он заворожённо разглядывал этих своенравных красавцев. От восторга ему даже захотелось отбить для них барабанную дробь задними лапами, но он сдержался.

Под правым ухом кто-то тихонько присвистнул. Это Колючка выбрался из своего укрытия и теперь во все глаза рассматривал серых лошадей.

Дождевар поднял руку, приветствуя Тучи, как старых друзей.

 - Проголодались? Сейчас – сейчас!

 Он вынул черпак и с силой ударил им по внешней стороне котла. Заслышав этот звук, тысячи лямзиков сорвались со своих мест и разом … исчезли. Точнее, так шустро расползлись по щелям и норам, что Дзынь даже не успел сообразить, что произошло.  В следующее мгновение они появились вновь. Сбившись в тесные кучки, жучки несли на спинах огромные пустые миски. Они работали точно и слажено, и со стороны казалось, будто посуда медленно едет по красной конвейерной ленте. Около гигантского котла «лента» остановилась.

Послышался натужный скрип, словно тысяча сверчков одновременно заиграли на плохо отлаженных скрипках. Огромная посудина со свежесваренным дождем качнулась, накренилась, и оттуда шумным потоком хлынула влага. Пенистая, искристая, с сотней серебряных бликов. Как вырвавшийся на свободу зверь, вода неслась вниз, туда, где лямзики ловили ее в приготовленные для этого миски. Громко ударившись о дно посуды, она снова взлетала, почти выплескивалась, не желая мириться с новыми оковами. Затем понемногу успокаивалась, поудобнее укладывалась на дно миски и затихала.

А лямзики подносили все новую и новую посуду. Когда она до краев наполнялась дождем, живой конвейер нес ее туда, где нетерпеливо переминались с ноги на ногу серые Тучи. Получив свою порцию, они жадно пили, затем довольные и смирные отходили в сторону.

- Ммм… Дождем пахнет! – тихонько прожужжал Колючка и с наслаждением вдохнул прохладный, звенящий воздух.

- Разве дождь пахнет? – удивился Дзынь. Он осторожно повел носом, фыркнул и сделал глубокий вдох. Внутри сладко защекотало:  Дзыня окутал аромат свежести летнего утра. Зайчик даже закрыл глаза от удовольствия. И представил Землю… Пустынную мостовую, залитую лучами солнца; летящие вниз серебряными стрелами дождевые капли…

-Ай! Ты чего кусаешься? – Дзынь вскрикнул от боли и с укором посмотрел на Колючку.

 Тот виновато скосил глаза в сторону.

-Бззз… Прости, не удержался. Инстинкты! Мухи всегда кусаются перед дождем. Жжж.... Вот опять потянуло…

Мух быстро зашевелил лапками, вытянул вперед хоботок… И едва не получил по крыльям.

- Чего дерешься? – обиженно протянул Колючка, - Я ж не специально. Говорю: «Инстинкты».

- У меня тоже, - сказал Дзынь и показал приятелю кулак.

-Бом-бом! – вновь пробили невидимые часы.

 Последняя Туча, осушив миску, подошла к  табуну. Серые бока лошадей заметно округлились от выпитой влаги. Теперь Тучи были тяжелыми, неповоротливыми, ступали с трудом, в развалку.

- Пора в дорогу, - заключил Дождевар, глядя, как Тучи разбредаются по небу.

- А куда они идут? – спросил Дзынь.

- Куда ветер вынесет. Он у них за погонщика. Только беда – непутевый. Может весь табун в одно место согнать, тогда там дожди на неделю зарядят. А в другом месте в это время будет засуха. Вот что бывает, когда к работе относятся спустя рукава.

Тучи уходили все дальше. Где-то на Земле их очень ждали.

- Чаю, голубчики? – вдруг сменил тему разговора Дождевар и опустился в кресло, - Когда дождь сварен и разлит, когда Тучи бродят по небу, мечтая пролиться на Землю звенящими каплями, наступает время отдыха. Я пью чай, а в это время лямзики наполняют котел свежей водой.

   Он легонько дотронулся черпаком до опустевшего котла. По ажурной ножке стола тот час же поползли красные жучки, неся на спинах посуду. Две чашки, сахарницу, заварной чайник и крохотное серебряное блюдце для Колючки. Не дожидаясь приглашения, Мух с крыльями нырнул в сахарницу. В его лапах тут же оказался кусок коричневой тростниковой сладости. Прижимая к брюшку драгоценную находку, Колючка попытался взлететь, но сахар камнем тянул вниз.

-Бззз! Уф! – пыхтел Колючка, но сахар не поддавался.

Тогда Дождевар подхватил кусок шипцами и, как был, вместе с Мухом перенес его на серебряное блюдце. Колючка расплылся в благодарной улыбке и впился в сахар крошечными зубами.

Перед Дзынем появилось плетеное кресло. Седой джентльмен разлил чай и придвинул чашку Зайчику.

- Но нам надо… - попытался возразить Дзынь.

-…идти, - продолжил за него Дождевар, - Знаю. Все знаю. Вы пришли ко мне, чтобы вернуть украденные топтуны.

- Лямзики вам все рассказали?

- Нет. Лямзики добрейшие создания, чудесные помощники, но, увы, не умеют говорить. Мне приходится обо всем догадываться. Часами я наблюдаю, как они работаю. Часами я сижу в полнейшей тишине, слушая как шуршат их лапки, и как капает в котел вода.

- Так вы вернете нам тапочки? Они нам очень нужны, - перебил его Дзынь.

Дождевар укоризненно посмотрел на Зайчика. И продолжил.

- Так вот часами мне не с кем поговорить, я сижу в одиночестве в окружении тысячи лямзиков и предаюсь воспоминанием о том времени, когда рядом была родная душа. Каким светлым тогда казалось все вокруг, какое это было счастливое время…  Именно поэтому я скажу вам: «Нет!». Я не могу вернуть вам топтуны.

-Но почему? - Дзынь приподнялся в кресле и удивленно посмотрел на Дождевара. Даже Колючка оторвался от своего лакомства, замер, и вопрошающе уставился на седого джентельмена.

- Я не отдам вам топтуны потому, что лямзики в них уже свили себе гнездо. И собрались выводить  малышей. Если вы заберете тапки, семья распадется и все будут несчастны. Я не позволю вам этого сделать. Слишком хорошо я знаю, как болит разбитое сердце.

Дождевар с вызовом посмотрел на Дзыня и Колючку. Было видно, что он не отступится.

- Но, господин Дождевар…

- Бззз! Мы же… Нам же… – попытался возразить Колючка

- Не перебивайте! Я попробую все объяснить.

Он откинулся в кресле, отхлебнул из чашки и начал свой рассказ.

Погонщица Туч или сердечная тайна Дождевара

  Сколько веков прошло, я уже и не вспомню… Но когда-то давно во владениях дождеваров царил полный порядок. Тучи не носились по небу вольными табунами,  бешено громыхая копытами. А после водопоя, не разбредались кто куда, подгоняемые неумелым ветром. У Туч был погонщик. Точнее, Погонщица… Юная, прекрасная дева. Младшая сестра Радуги.

Она всегда приводила лошадей вовремя. Одаривала всех радостной улыбкой, находила для каждого доброе слово, заражала светом своих чуть раскосых глаз. Рядом с ней даже сноровистые Тучи становились покладистыми и терпеливо ждали своего часа на водопое.

Я тогда был начинающим дождеваром, и только заступил на службу. Слишком серьезно относился к делу и боялся упустить что-то важное. Боялся. И упустил. Ее!

Она приходила ко мне каждый день. Пока лямзики разливали свежесваренный дождь по мискам, Погонщица Туч весело щебетала о погоде, рассказывала о проделках диких С-Пуков и передавала последние новости с Радужной Башни. А однажды даже принесла настоящий живой цветок. Земной. Каких не бывает на небе. Не знаю, где она его взяла. Тихонько положила на стол и посматривала украдкой, что же я буду с ним делать. К цветку я тогда даже не прикоснулся. Приказал лямзикам убрать его подальше, чтобы своим запахом не перебивал аромат дождя. А на следующий день она не пришла…

Седой джентльмен вынул из кармана камзола платок и утер подступившую слезу.

- Лошади нашли дорогу на водопой сами. Явились ровно с боем часов. А ее не было. «Ничего. Придет», - подумал я. Но на следующий день было то же самое. Прошла неделя, другая. А моя прекрасная Погонщица не возвращалась. Со мной происходило что-то странное. Мне стало тяжело дышать, отменный проваренный дождь не приносил радости, лямзики раздражали. И только тогда я понял, что потерял самое важное: единственную близкую душу, единственного друга, единственную любовь.

Обожаемая до того работа, стала казаться бессмысленной, не нужной. Я часами сидел неподвижно, забывая помешивать дождь. От этого он, конечно же, пригорал или переваривался. Через месяц я бросил все и собрался в дорогу. Не буду сейчас рассказывать все, через что мне пришлось пройти. Но я все-таки добрался до Радуги. И там узнал, что обиженная моим равнодушием, Погонщица Туч обратилась к самому Солнцу.  И попросила отправить ее далеко-далеко, туда, где она могла бы забыть о своем Дождеваре. Солнце исполнило просьбу. И Погонщица Туч оказалась в краю вечного холода, на Севере. Дождевые тучи редко заходят в эти места, там всегда идет снег и бушует злой ветер.

- Почему ж вы не поехали к ней? – спросил Мух. Он волновался. Нервно почесывал одну лапку о другую, желая как можно скорее узнать продолжение рассказа.

- Я Дождевар. Это моя работа, мое призвание, моя жизнь. Я не могу надолго отлучаться от котла и оставлять лямзиков без присмотра. Я покидал это места единственный раз. И это дорого стоило. Некому было варить дождь, и на Земле наступила засуха.

- Так что ж Погонщица?  - напомнил ему Мух.

- Моя Погонщица навсегда осталась там, на далеком Севере. Иногда зимними ночами она появляется на небе, и тогда я могу любоваться ей прямо отсюда, с этой платформы. Она несется на белоснежном коне по небосводу. Черные волосы развивает ветер, а в них переливаются разноцветные отблески: золотые, лазоревые, сиреневые, изумрудные… Она все так же прекрасна, величественна, но грустна. Ее больше не называют Погонщицей Туч. Солнце дало ей иное имя. Теперь она зовется Северным Сиянием.

- И она так и не узнала, что вы ее ищете?

-Увы! – Дождевар закрыл глаза и предался горестным воспоминаниям. Помолчав несколько минут, он провел рукой по волосам:

- К чему это я… Когда-то у меня была шляпа. Роскошная шляпа с перламутровым бантом, с чудесными, загнутыми вверх полями. Черная-пречерная шляпа. Самая черная из всех, что я когда-либо видел. Так вот… Вернувшись от Радуги, я подарил ее лямзикам. Они любят все необычное и уже несколько раз пытались ее у меня слямзить, но я всегда возвращал ее обратно. Стоило только покрутить шляпу в нужном направлении, как передо мной в любое время являлись Тучи, не дожидаясь боя часов. А еще она спасала меня от сырости.

- Зачем же вы ее отдали, если ж она волшебная? – прожужжал Колючка, моя сахарные лапки в блюдце с остывшим чаем.

- Я решил сделать хоть кого-то счастливым. И знаете, голубчики, мне стало легче.

Седой джентльмен не спеша поднялся с кресла и  подошел к краю платформы. Внизу кипела работа. Быстро перебирая лапками, не теряя строй, жучки несли на спинах капли дождевой воды. Поднимались по дощатому настилу, спиральной лестнице, все выше и выше… к огромному котлу. Там они сбрасывали воду и возвращались назад. Как кровь по венам текла река красных лямзиков, наполняя все вокруг жизнью.

 - Теперь я обхожусь без шляпы. И вы обойдетесь без топтунов, -  заключил Дождевар.

- Но мы не сможем без них спуститься по Радуге и исполнить мечту мальчика Илюшки!

Дзынь взволнованно посмотрел на седого джентльмена. Неужели они так и попадут на Землю?! После стольких преград…

 - Сможете, - уверенно кивнул Дождевар, - Стоит только оседлать облако.

Где обитают облака?                                                                                     

Где обитают облака? Странный вопрос. Конечно же, на небе. А если небо – это целый мир. И живут там не одни облака, а множество и множество разных существ. Возводят города, полют морковку, складывают по капелькам дожди…

Где искать облака, если живут они отчуждено, замкнуто, и не очень-то  любят общаться с другими небесными обитателями, а из своего города выходят только по необходимости?

Как с ними встретиться?

Есть для этого один проверенный способ. На облако надо налететь! Да-да! Случайно! Наткнуться на дороге и подружиться! И только тогда оно расскажет тебе, как добраться до  Летающего города, только тогда проводит до самых ворот, и пригласит зайти внутрь.

Ха! Всего-то! Налететь! Конечно, куда проще!

 У Дзыня затекли лапы. Еще бы, посиди несколько часов в зарослях колючей закации.  Никому не пожелаешь. Стоит пошевелиться, и длинные шипы, росшие на ветвях кустарника, больно врезались в спину и живот. А от сладкого запаха красно-желтых цветов, которыми были усеяны стебли, шла кругом голова.

 Дзынь и Колючка караулили облака.  В кустах, около дороги, ведущей к Летающему городу, как и советовал мудрый Дождевар. Облака караулились плохо. Скучно и неинтересно. За пару часов мимо проплыли всего два: темно-бардовая груша с крылышками и какой-то серый сгусток пара. Можно было, конечно, выпрыгнуть из кустов и налететь и на них. Но, первое облако они заметили слишком поздно, а второго попросту испугались. Таким оно было нелепым и отталкивающим.

Странное облако несло корзину с ягодами звездоники. Когда оно поравнялось с Дзынем и Колючкой, несколько ягод упали в траву, да так и остались лежать около закации. Только протяни лапу, и мерцающая звездоника, окажется во рту. Щелк! И она лопнет на языке, и разольется нежным соком.

У Дзыня слюнки побежали при виде такой вкуснятины. Он гипнотизировал ягоды взглядом, придумывая, как к ним лучше подобраться. Но Колючка был первым. Он ловко протиснулся между ветками, зацепил звездонику лапой и сунул в рот. Прямо вместе с зеленым хвостиком. И тут же бросился за второй.

-Эй! – возмутился Дзынь, - Я тоже хочу!

Он закрыл лапами глаза и рванул вперед. Сквозь колючую стену кустарника. Выбраться удалось с первой попытки, но все же пришлось пожертвовать шерсткой. Дзынь успел вовремя. Звездоника быстро перекочевала к нему. Колючка даже сообразить не успел, что случилось, а Дзынь уже наслаждался сладким ягодным вкусом.

  Он как раз дожевывал остатки ягоды, как рядом зашевелились кусты и оттуда прямо на Зайчика и Муха выскочил верблюжонок. Это было  самое настоящее облако.  Легкое, как шарик и воздушное, как клубок сахарной ваты. Через полупрозрачные бока верблюжонка можно было разглядеть лес и голубеющую впереди тропинку. Спину верблюжонка покрывала золотая попона. Она была усеяна красными каплями, будто кто-то случайно брызнул краской,  и та неровными подтеками спустилась по круглым бокам. Из-под накидки выглядывали четыре рыжие ножки. Верблюжонок куда-то очень торопился и потому быстро-быстро перебирал ими, время от времени отрываясь от земли и смешно подрыгивая ногами в воздухе.

- Смотри, какой прыткий. Испарится, в жизни не нагоним.

Колючка, опережая приятеля, рванул следом за облаком. Тот уже успел сбежать и теперь над листвой мелькала только рыжая мохнатая макушка.

- Ей, торопыга, - громко вжикнул Колючка облаку в самое ухо. Тот недружелюбно мотнул головой и заревел, оголив ряды больших неровных зубов.  Но скорость при этом  так и не сбросил.

- Попробуем еще раз, - подумал Колючка и снова спикировал к морде верблюжонка.

 - Бззз! Чего огрызаешься? – прокричал Мух и едва увернулся от полетевшего в его сторону плевка.

-Кышшш…

Верблюд был не в духе.

-Какой-то он не разговорчивый!  - сказал Дзынь. Он наконец  догнал приятеля, и теперь, тяжело дыша, скакал рядом, стараясь не отставать.

- Еще один…  - недовольно буркнул верблюжонок,  - Эй, вы! Слушайте внимательно, - прокричал он на бегу  и ненадолго завис в воздухе. Когда его ноги снова оказались на земле, он обернулся к Дзыню, ткнув вдаль передним копытом,  - За тем холмом начинается Синий ромашковый луг (прыжок).  Там растут самые вкусные небесные цветы во всей (прыжок) округе. Туда ходить не смейте. Не пущуууу… -  вновь взревел верблюжонок и клацнул зубами прям над головой Муха.

- Заплюю, укушууууу…  А уж потоооом…

Но Дзынь с Колючкой так и не узнали, что могло бы случиться «потооооом». Очередной раз подлетев над землей, верблюжонок так размахался копытами, что стал подниматься вверх. Все выше и выше. Окажись в тот момент рядом какой-нибудь ветерок, он непременно унес бы с собой ворчливого верблюжонка вместе с его попоной и скверным характером.

- Держжжжжжи! – зажжужал Мух и вцепился в мохнатое ухо верблюжонка. Ловко обхватив лапами шерстяную лодыжку, Дзынь повис на его задней ноге.  Удивленный верблюжонок на секунду замер, словно решал лететь дальше или все же спуститься на землю. Но додумать он не успел.  С громким ревом, жужжанием и писком вся троица рухнулась в дорожную пыль.

   Клёпка -так звали облачного верблюжонка -  оказался приятным малым. Правда, когда всем наконец удалось выбраться из общего клубка ног, лап и крыльев, он еще немного поворчал, что его отвлекли от важных дел. Он спешил на Синий ромашковый луг. Эти цветы были его тайной страстью. Ромашки расцветали всего несколько раз в день, и всего на несколько минут. Синие-синие, как морские волны, они парили над лугом, не касаясь стебельками земли. И вот тут-то и надо было изловчиться, чтобы сорвать заветное лакомство. Лепестки хрустели на зубах, словно шоколадная глазурь на эскимо, и таяли во рту как нежнейшее суфле. Сладкое и сочное.

Дзынь сглотнул подступившую слюну. Клёпка так вкусно рассказывал, что ему и самому уже закралась мысль, а не набрать ли по дороге свежераспустившихся ромашек. Но тут верблюжонок пристально посмотрел и на Зайчика и в седьмой раз спросил:

- Так вы точно не идете на Синий ромашковый луг?

Дзынь и Колючка дружно замотали головами.

- Нам в Летающий город.

-Уф! Тогда, ладно. Забирайтесь на горбы, докачу. Нам все равно по дороге. Только держитесь крепко. Я, как вы заметили, склонен к полетам.

И Клёпка громко заревел от смеха.

На спине у верблюжонка ехать было неудобно, но быстро. Дорога прыгала перед глазами Дзыня и Колючки. К счастью, взлететь они больше не пытались. Обзаведясь пассажирами, верблюжонок потяжелел, и его больше не поднимало в воздух.

- Вы на Бом-бом –турнир? – поинтересовался Клёпка, когда впереди показались расплывчатые очертания города, - Сейчас все там. Потрясающее зрелище. Я тоже подскачу. Когда наемся, конечно, - мечтательно закатил глаза верблюжонок.

-Что ж за турнир?  - спросил Мух. И наткнувшись на удивленный взгляд Клёпки, продолжил, - Мы ж издалека.  По своим делам…

- Бом-бом-турнир –  это грандиозное событие в Летающем городе. Его ждут все облака! Это просто –уф! Улет! – верблюжонок слегка подпрыгнул, - Мы соревнуемся в крутости…боков! Два облака встают друг перед другом и….бом!бом! Толкаются, пока одно не начинает рассеиваться. Кто остался целехоньхий, тот и победил!

-А что со вторым облаком? Оно исчезает?

-Пыф! Нет, конечно. Повисит немного воздухе, да опять соберется в кучку. Зато победителю орден сама Королева вручает. И табличку такую на шею вешает, где написано, что он может летать, где вздумается. Хоть до Радужной башни, хоть до самой Земли.

Дзынь и Колючка переглянулись.

-А что, больше никому не разрешается это делать?

-Вообще-то, у нас с полетами строго. В городе парить запрещено. А вылеты к Земле только по расписанию.

-Совсем, как у нас, - удивился Дзынь.

- Конечно! Правила! Порядок! – заключил Клёпка и остановился,- Вам прямо. А мне направо. Уже совсем скоро ромашки распустятся… Не опоздать бы!

Махнув на прощание копытом, верблюжонок побежал по заросшей звзедопухом дорожке. Вдруг, что-то вспомнив, обернулся и прокричал на последок:

-А если вам на Землю надо, ищите молодое облако! И чтобы оно турнир обязательно выиграло! Из бывших победителей вряд ли кто согласится вас отвезти. Мы, облака, как ни странно, не шибко-то путешествовать любим.

И Клёпка быстро-быстро засеменил в сторону луга. Там синими волнами поднималось ромашковое море. Настало время цветения.

Перед Дзынем и Колючкой возвышались огромные ворота Летающего города.

Ищите Резвого!

«Не летать!»,

 «Ветрам вход запрещен!»

Гласили две таблички, установленные на входе в город. Обе были перечеркнуты красной линией. На одной какой-то шутник подрисовал плачущее облако. Оно было связано по рукам и ногам толстой зеленой веревкой. И, по всей видимости, очень хотелось выбраться на волю.

- Мда, - прищелкнул языком Колючка и перешел на пеший, а точнее, на ездовой ход, удобно устроившись  между длинных ушей Дзыня.

Летающий город напоминал древний замок, какие когда-то давно строили на Земле. От любопытных глаз  его скрывала массивная стена, со встроенными башнями. Они уходили так высоко в небо, что,  чтобы рассмотреть все строение, Дзыню приходилось сильно запрокидывать голову. От этого Колючка все время скатывался вниз по спине приятеля и плюхался на каменный пол. В прочем, пол, как и стены, и все вокруг, только с виду казался каменным. На самом деле, они были сложены из облачного кирпича. Мягкого и пружинистого. Поэтому, оказавшись внизу, Мух бодро вскакивал и вновь карабкался на свое любимое место.

Стена охватывала город в кольцо. От главных ворот параллельно друг другу тянулись три широких улицы, которые, как в море, вливались в огромную площадь. По краям дороги прямо в воздухе висели разноцветные дома - овальные пузыри с двумя маленькими окошечками и небольшой дверцей. К ним поднимались крутые лестницы с ажурными перилами. Они были украшены шарами и лентами.  Входы в боковые арки обрамляли гирлянды. А посреди огромной площади струился фонтан: золотое облако, в виде могучего фрегата, рассекало носом ультрамариновую гладь воды. Летающий город готовился к празднику.

По улицам бежали, ползли, семенили, катились местные жители всех расцветок и мастей. Одни, как встреченный по дороге верблюжонок Клёпка, были похожи на каких-либо животных или напоминали собой предметы; другие – просто висели в воздухе пушистыми комками, третьи с трудом держали форму- то распадаясь на клочки, а то и вовсе рассеиваясь в  воздухе.

На Дзыня и Колючку никто не обращал внимания. Чужаков облака не жаловали, но к гостям относились уважительно.

-Смотри, - Колючка больно дернул приятеля за шерсть. Из арки выкатился двухэтажный дом на  маленьких разноцветных колесиках. В одной руке он держал гигантский веер, которым время от времени обмахивался, другой придерживал шляпу – крышу, усеянную цветами. Похоже, это была какая-то важная дама.

- С дороги! – недовольно фыркнула она, поравнявшись с Дзынем и Колючкой, и из трубы на крыше пошел розовый пар. Облако доехало до одного из овальных домов, по очереди  отряхнуло от дорожной пыли все колеса, и, сжавшись до невероятных размеров, юркнуло в дверцу.

- Ого! – присвистнул Дзынь и тут же зажал лапой рот. Словно услышав его слова, из открытого окна повалили клубы розового пара, заполняя собой всю улицу.

-Кхе-кхе! Опять мадам Фуми раздухарилась! Теперь за неделю не выветрится. Вздорная дамочка! – заключило стоявшее рядом светло-голубое облако. Ни головы, ни рук-ног у него не было. Да и самого облако в любую минуту грозило раствориться в воздухе. Хоть как-то сохранить форму ему помогал полосатый пиджак и  большая широкополая шляпа.

 - Гуго! – представилось облако, протянув Дзыню рукав.

Зайчик пожал пустоту.

- На турнир? – спросил Гуго, и утвердительно тряхнув шляпой, ответил сам себе, - Наверняка, на турнир! Куда же еще! И правильно! К нам всегда гости приезжают, на победителей посмотреть. Зрелище невероятное: один только Третий раунд чего стоит! Облако бьются - клочья летят! Да-да… - перехватил он вопросительный взгляд Колючки, - …я тоже оттуда!  С прошлого турнира еще никак себя собрать не могу. То нос улетит, то ноги. А вчера вообще как раз во время ужина голова растворилась. Вот, пришлось шляпу прямо на пиджак надевать.

Гуго замолчал, набирая воздуха. И Дзынь воспользовался моментом:

- Нам нужно облако, которое будет участвовать в сегодняшнем турнире.

- И которое, выиграет же. Очень нужно! У нас к нему дело, - поддержал его Колючка.

Теряя остатки собственного тела, Гуго разразился смехом.

 - Выиграет…ха-ха… выиграет… Выиграет Грег! И никто другой! У него такие крутые бока – закачаешься! Это вот он меня так потрепал! И с дюжину других участников тоже. Летают все теперь… собираются понемногу! Грег с вами даже разговаривать не станет. Как толканет, сами улетите. А зачем это вам?

-Надо! – уклончиво ответил Мух.

 - И нет никого, кто бы с ним сразился?

- Хм… Надо подумать, - усмехнулся Гуго, многозначительно подняв в верх возникший из неоткуда палец.

- Пожалуй, есть такой герой! Резвый Хью! Он уж точно…ха-ха…сразится! Он спит и видит, как королева вручит ему серебряную табличку. Во сне, раз пять уже вручала!

Гуго снова захохотал. На этот раз его поддержали все проходившие мимо облака.

- Так… - сказал он, немного успокоившись, - Вам сейчас прямо по этой улице. Дойдете до площади, свернете к торговым рядам. Вот там и спросите… Резвого! Уж он-то точно вам ни в чем не откажет. Он у нас такой! Герой…

Эти слова так насмешили Гуго, что он весь затрясся. Несколько ватных клочков вылетели из пиджака и растворились в воздухе. Похоже, это были руки. Поэтому на прощанье облако кивнуло Дзыню и Колючку шляпой и поспешило на поиски исчезнувших конечностей.

 Торговые палатки стояли так часто, а народу около них скопилось так много, что после первых попыток протиснуться к  прилавкам, Дзынь благоразумно отступил, поручив это дело ловкому Колючке. Вот тут бы как раз и пригодились Муху его крылья, но, увы, они были чинно сложены за спиной. Он сновал туда-сюда между разряженных покупателей и громкоголосых продавцов, в надежде услышать хоть что-то про Резвого Хью. Делать это приходилось очень быстро, чтобы не оказаться под чьим-то сапогом или копытом. Быть раздавленным Колючке не грозило – слишком уж легкими были облака. Но кому понравится, когда на тебя наступают?!

Но первым повезло Дзыню.

- Опять Хью куда-то делся, - пробурчала стоявшая рядом с ним пышная торговка, похожая на поджаренный пончик.

-Вы знаете Хью? Резвого? – Зайчик моментально среагировал на нужное имя.

-Резвого! Ага! Его самого. Кто ж его не знает, - улыбнулась торговка, - Он вам нужен? Только что был здесь и пропал куда-то. Герой!

- Ищите его за пятым поворотом от колонны, за палаткой с янтарным вареньем. Он там частенько пропадает - подсказала ее соседка – большое белое облако в малиновом переднике.

- Бззз.. Слышал? Она его тоже героем называла. И в толпе все про него говорят. Спорят, будет Хью против Грега биться на этот раз или нет. Только они почему-то все больше смеются, как тот, в полосатом пиджаке, - рассказывал Колючка, пока они пробирались сквозь ряды к нужной колонне.

От янтарной палатки пахло чем-то аппетитно-манящим и приторно-сладким. Привлеченные этим ароматом, облака слетались сюда, словно пчелы на мед. Прямо на глазах покупателей густой сироп, сваренный из цветов редкого небесного растения янтариса, разливался по огромным банкам, доверху наполняя их липкой сладостью.

Будь Колючкина воля, он с наслаждением припал бы хоботком к одной из таких тар. Но Дзынь неумолимо нес его вперед, сквозь толпу гудящих облаков, навстречу настоящему герою.

Зайдя за палатку, Зайчик тут же споткнулся о горы разбросанных коробок и мелкого мусора. Будто весь город сбрасывал сюда накопившиеся отходы.

- Это же странное место. И что же он здесь может делать?!

-Хью! – тихонько позвал Дзынь, - Хью Резвый!

В куче мусора что-то зашевелилось, зашелестело. Мятые бумаги и разноцветные тряпки полетели в стороны, обнажая того, кто сидел внутри. Не понимая еще, что за ним следят, облако суетливо прятало в коробку нечто очень маленькое и. по всей видимости, очень ценное.

-Хью!? – удивленно спросил Дзынь.

Облако замерло, медленно повернулось и ойкнуло от удивления. Большими испуганными глазами на Зайчика и Муха смотрел… полупрозрачный нежно-сиреневый бегемот.

- Вот так герой! – прожужжал Колючка и схватился за голову.

Шкатулка с секретом

Барон Бон-бон славился на всю округу необычным увлечением и особо крутыми боками. Такими крутыми, что даже злобным ежикам-корежикам не удавалось проделать в них дыру своими молниями, если Барон случайно попадал под их обстрел. Что уж говорить про соплеменников. Другие облака лишь завистливо вздыхали, когда Бон-бон проплывал мимо. За ним никогда не тянулся шлейф тумана, а разглядеть что-то сквозь клубящиеся бока было просто невозможно. Барон не просвечивался.

И конечно, на турнире ему не было равных. В первом же раунде соперники разлетались в пух и прах, и потом долго-долго разноцветной дымкой кружили над ристалищем. Доспехи проигравших доставались Бон-бону. И, вскоре, у него скопилась приличная коллекция. По вечерам, отдыхая от полетов над Землей и ратных трудов, барон вырезал из них ромашки и украшал ими улицы Летающего города. В последствие, это увлечение стало делом рода Бон-бона, а изображение парящих над лугом Синих ромашек украсило фамильный герб.

Никому не удавалось сразить барона в поединке. Как и никому не удавалось выведать секрет его успеха.

Бон-бон жил один, никого к себе не подпускал, ни с кем не общался. Но вот, когда пришло время полностью испариться, барон немного смягчился. Он позвал к себе единственного родственника – ярко-розового поросенка Хрюна и  передал ему резную шкатулку, в которой, по словам Бон-бона, и находился секрет всей его жизни. Хрюн с жадностью выхватил ларец. Теперь у него будет все, о чем, как он думал, может мечтать облако: слава, богатство, уважение. Наконец-то он выиграет турнир и сможет забросить ненавистное семейное дело. Ему больше не придется вырезать цветы. Его ждало иное, великое будущее, великие победы!

Время шло, но Хрюн почему-то на турнирах не появлялся. Не было его видно и в городе. Соседи поговаривали, что облачный поросенок обезумел, сорвался с места и отправился блуждать по небу. Так это или нет, не известно. Про Хрюна вскоре все забыли.

А Несокрушимый Бон-Бон остался жить в городских легендах и воспоминаниях жителей Летающего города. В его честь победителям турнира вместе с доспехами противникам стали вручать букетики Синих ромашек.

- Увы, никто из потомков барона так и не удостоился этой чести. Секрет крутых боков Бон-бона не был разгадан. Он развеял его по ветру, разбросал по небу, скрыл внутри резной шкатулки…

Сиреневый бегемот закончил рассказ, печально вздохнул и отрешенно посмотрел вдаль, словно провожая взглядом призрака воспоминаний своего знатного некогда рода.

Вместе с Дзынем и Колючкой они расположились позади жестяной лавки, принадлежащей родственникам Хью. Гомон базарного дня доносился и сюда. Сквозь общий шум было слышно, как гремят товаром хозяева лавок, а похожая на пончик торговка, раздает буклеты с расписанием предстоящего Бом-Бом-турнира.

-И что ж, - Колючка прервал размышления бегемота, - никто из родственников барона так и не попробовал одержать победу в поединках?

 - Пытались все. Я даже пять раз, - проговорил Резвый Хью и залился краской смущения, - но бестолку. Без секретного рецепта ничего не выходит. Я лишком легкий и прозрачный.

Бегемот приподнялся на ящике, показывая новым знакомым нежно-сиреневый живот, сквозь который было видно все, что происходило на соседней улице.

- Да уж, герой!  - в который раз расстроено прожжужал Колючка.

-Вот-вот! – Хью ткнул в него пухлым пальцем. И Муха тут же окутало сиреневой дымкой, - Все так говорят. Насмехаются… Еще придумали мне это дурацкое имя- Резвый. Это, чтобы смешнее было. Оно, конечно, красиво, но… Какой из меня Резвый? Я из пяти ударов пять пропускаю. А в последнем турнире в битве на животах Злобный Рэй и вовсе умудрился пролететь сквозь меня. Совсем насквозь! Понимаете?! Вот смеху-то было на трибунах.

Бегемот шумно вздохнул и поднялся с коробки.

-Так что, я и ваших надежд не оправдал. Я не смогу выиграть серебряную табличку и отвезти вас на Землю. Извините! Никакой я не герой. Пойду дяде в лавке помогать. Бом-бом-турнир скоро, всем доспехи и жестяные сувениры нужны… от потомков самого Несокрушимого барона Бон-Бона.

- Ты что ж, пропустишь турнир?

-Шестой раз опозориться? Нееет. С меня и пяти хватит, - махнул Хью и зашагал ко входу в лавку.

-Эх, вот бы нам сейчас ту самую шкатулку с секретом. Тогда другое дело. Тогда можно было побороться!- мечтательно произнес Дзынь.

-Какую шкатулку? Несокрушимого барона, что ли? – обернулся на его слова Хью Резвый, - Да, пожалуйста. Она всегда при мне.

Из кармана штанов он достал коробку. Ту самую, в которую что-то прятал при встрече с Дзынем и Колючкой.

Бегемот откинул картонную крышку. Внутри лежал небольшой ларец. Бока у него были абсолютно гладкими, а грани украшали причудливые завитки. Они переплетались, образуя тонкие стебли и листья, увенчанные изящными шапочками из темно-синих лепестков. Резные цветы тянули головки к  изображенному на крышке солнцу. Это были любимые растения барона Бон-бона – Синие ромашки.

 - Шкатулка все время была у тебя?  - удивился Дзынь, рассматривая вещицу.

-А как же! Это фамильная ценность. А я, как ни как, наследник рода, - гордо заявил Хью.

- Что ж ты нам тогда голову морочил?! Наследник! – Колючка, возмущенно жужжа, взвился в воздух, - У тебя в руках секрет Несокрушимого барона, а ты нам про отказ от турнира рассказываешь! Сознался бы сразу, что не хочешь помогать!

- Да я хочу помочь, но…

-Что НО?! – хором воскликнули Зайчик и Мух.

Резвый Хью отвел глаза, как-то сразу весь обмяк и плюхнулся мягким сиреневым задом прямо на голую землю.

- Но я не знаю, как она открывается!

- Вот это да!  - присвистнул Дзынь, - И ты никогда не пытался ее открыть?

-Конечно, пытался. Все мои предки пытались. Или вы думаете, я бы сидел сейчас здесь, торговал доспехами и жестяными цветами, если бы знал, как выиграть самый важный в городе турнир?  - Бегемот грустно вздохнул и уронил голову на лапы, - Только этого никто не знает.  Секрет Несокрушимый барон развеял его по ветру, разбросал по небу…

- Да-да… скрыл внутри резной шкатулки… Слышали мы уже! Хватит причитать! Ну-ка поставь меня на свой ларчик. Сейчас посмотрим, что с ним можно сделать!

Колючка решительно направился к коробке, но испуганный Хью спешно перегородил ему дорогу.

- Что ты! Тебе нельзя туда и носа совать. Ты же не облако!

- И что с того? – не понял Колючка.

Хью закатил глаза и таинственным голосом произнес фразу, много раз слышанную от отца и деда.

- Только облакам, настоящим потомкам Несокрушимого барона Бон-бона можно прикасаться к секретной шкатулке. Иначе, произойдет что-то страшное!

Вместо ответа Колючка покрутил лапкой у виска, и пока Хью придавался воспоминаниям о семейных легендах, потихоньку обошёл его справа и шмыгнул за коробку. Увлеченный собственным рассказом, бегемот маневра не заметил. Он продолжал:

- Открыть ларец способно только достойнейшее облако! Увы, за много лет пока таких не оказалось.

- Бзззз! Откуда такая информация? – нагло перебил его Колючка. К великому ужасу бегемота, он сидел верхом на секретной шкатулке, покачивая задними лапками.

-По легенде, эти слова сказал сам барон Бон-бон. Он передал их своему родственнику Хрюну вместе со шкатулкой, когда готовился полностью раствориться.

- Так я думал!

Колючка несколько раз взад и вперед пробежал по шкатулке, подергал лепестки Синих ромашек, ощупал лапками выгравированное на крышке солнце и с торжественным видом застыл около одного из его лучей.

- А теперь внимание…. – забарабанил лапками Колючка, - этого моменты вы ждали много веков подряд! Тайна секретной шкатулки барона Бон-бона раскрыта!

Мух вцепился в солнечный луч и с трудом повернул его влево. Внутри шкатулки что-то щелкнуло. И крышка открылась!

-Но как? – изумленный Хью не мог поверить своим глазам. Ведь он много-много раз крутил ларец в руках, и тоже самое делали до него многочисленные родственники, но никто и не подумал, что ларец может открываться так просто.

Колючка ликовал! Ведь он разгадал многовековую тайну.

- Ты Хью, и другие облака, не могли открыть шкатулку, потому что у вас слишком мягкие пальцы. Вы не могли бы подцепить луч, даже если бы знали о секрете шкатулки.

- Но как?  - вновь вымолвил Хью. Он все еще сидел на земле, широко открыв от удивления свой огромный сиреневый рот.

Колючка задумчиво почесал головку лапками. На этот вопрос ответа у него не было.

- Кажется, я знаю, - вмешался в разговор Дзынь. Он аккуратно вытащил шкатулку из коробки и повертел в лапах. Солнечный свет играл на резных лепестках Синих ромашек и казалось, что небесные цветы вот-вот оживут и распустятся.

- Барон Бон-бон перехитрил вас всех. Он специально изобрел такой замок, который мог открыть кто угодно, только не житель Летающего города. Вместо того, чтобы годами мучиться над разгадкой тайны шкатулки, надо было просто попросить помощи у других небесных жителей.

- Да… Об это я не подумал… – протянул Хью, - Мы, облака, вообще не особо общительны.

- Подожди, а как же запрет? – вспомнил вдруг Колючка.

- Думаю, запрет придумал жадный и завистливый Хрюн! Получив шкатулку от Бон-бона он сам не смог ее открыть. Ему стало обидно, что это сможет сделать кто-то другой, его потомок. Поэтому Хрюн и выдумал, что никто, кроме облаков не может прикасаться к ларцу.

Дзынь протянул шкатулку Хью.

- Будет честно, если ты первым посмотришь, что внутри.

Доспехи бегемота

В мастерской было душно. Поднимался к потолку густой ватный пар, не давая рассмотреть того, что творилось внутри. Ни кем не замеченный, сиреневый бегемот скользнул по стенке вглубь мастерской, из огромного, припрятанного в углу, мешка вытащил несколько жестянок, и так же, ловко метнулся к выходу. Откуда только сноровка взялась.

- Вот, принес, - задыхаясь от волнения, сказал Резвый Хью, показывая доспехи: шлем с забралом и металлический нагрудник, для отражения ударов, - Утащил самые лучшие. Дядя ничего не заметил. Не хочу, чтобы он знал. Ему и так стыдно за мои прошлые бои.

- Забудь! Сейчас все точно получится!

Верблюжонок Клёпка похлопал Хью по плечу и вернулся к котлу. Там что-то булькало и пузырилось. Рядом на столе лежал пожелтевший лист бумаги. Клёпка уткнулся в него носом, хмыкнул и убавил огонь. Подальше от базарного гула, в заброшенной беседке на окраине города, он уже второй час варил секретное зелье по рецепту Несокрушимого барона Бон-бона.  Корень звездопуха, половина чайного ложки утреннего тумана, пыльца с крыльев божьих коровок и, самое главное, -  лепестки Синей ромашки. Все тщательно прокипятить, перемешать и дать настояться в темном месте. И все! Тайное оружие, о котором мечтают все облака, готово! Так просто! Хью поверить не мог в собственное счастье. Оно было рядом всю жизнь, но открылось только этим чужакам. Теперь, он, наконец, станет победителем и Королева наденет ему на шею заветную серебряную табличку. Бегемот сиял, как начищенный доспех.

В шкатулке, кроме рецепта, Хью к своему удивлению обнаружил игрушечную скрипку и засушенную ромашку. Он хотел было прикрепить цветок на шлем, но тот рассыпался от первого же прикосновения. Пришлось приладить живой бутон. Синие ромашки попали в зелье из запасов Клёпки. Это были как раз те цветы, которые верблюжонок собрал после встречи с Дзынем и Колючкой. Клёпка считался в городе главным цветочным знатоком. Увидев в рецепте Синие ромашки, Дзынь и Колючка сразу же разыскал верблюжонка.

- Когда же они вернутся?

 Хью, с волнением посмотрел на часы. Стрелки показывали десять. До турнира оставалось всего два часа. Зелью предстояло настояться, а в нем еще не было загустителя.  Клёпка оббежал всех соседей, Хью тайком перерыв всю дядину кладовую, но ни кого не нашлось и ложки тумана.

- Бззз…Есть! – радостно закричал Колючка, влетая в палатку. Он совсем забыл о правилах Летающего города: сделал в воздухе два кульбита, мертвую петлю и приземлился прямо в лапы Хью.

- Где? – коротко спросил бегемот.

-Там! Помогите Дзыню. Он один не справится.

Около входа в палатку, крепко прижимая к себе зеленую бутыль, стоял Дзынь. Внутри шипел и клубился туман. Он буянил и вырывался. От того Дзынь все время попрыгивал на месте, стараясь удержать неугомонный ингредиент. Пришлось обматываться бутыль веревками, иначе она могла выскочить.

- Тишшше, - зашипел на туман Клёпка, - Без тебя никуда.

Он подцепил копытом крышку и осторожно просунул ложку в горлышко. Но туман плотно прижался ко дну и совсем не ходил выходить. Тогда Клёпка потряс бутыль. Белый клубок внутри бутыли закружился, поднялся до самого горлышка и тонкой струйкой вылетел прямо в ложку верблюжонка.

 - Укротился! – улыбнулся Клёпка, - С туманами всегда так: будет упираться, пока не встряхнешь. Утренний туман – самый строптивый. Как вам вообще удалось его поймать?

- Бззз…  С помощью тайного оружия, - хитро подмигнул Мух.

А Дзынь протянул Клёпке полупрозрачный моток веревки.

- Паутина диких С-пуков. Не зря Колючка прихватил ее, когда мы убегали из Ярого лога.

- Ага, - кивнул Колючка, -  Действует безотказно. Так вот… Засели мы в ложбинке между ромашковым и васильковым полями, где,  как и рассказывал Клёпка, пасутся туманы. Сидим, не дышим. Тут со всех сторон сыростью потянуло. Бррр… До чего же неприятно. У меня сразу крылья промокли, у Дзыня вот шерсть кое-где слиплась. Туманы набежали. Стелются по земле, а наверх не поднимаются совсем. Не зацепить. А у нас всего один бросок: если мимо лассо из паутины кинуть, разбегутьс, потом вообще не собрать. Пришлось ловить на живца. Точнее, не Зайчика.

- Как так?

- Ну… Туманы боятся тепла и сухости. А Солнечный Зайчик – это почти что солнце, только не такое яркое и горячее. Дзынь к ним подкрался незаметно, шкурку лапами натер и как давай светить. Я сам чуть не ослеп. Туманы в рассыпную. Один зазевался, тут-то я его цап и прихватил. Паутина у с-пуков крепкая, к тому же они ее перед охотой ядом натирают, чтобы добычу обездвижить. Так и поймали. А в бутылку его потом уже Дзынь затащил. Мне с таким одному не справиться.

- Блеск!

Клёпка потирал копыта, поглядывая в сторону паутинового мотка. С таким лассо можно заполучить любой туман и с его помощью наварить киселя из Синих ромашек, любимого лакомства вех облаков.

Дзынь перехватил взгляд верблюжонка.

-Держи. Твоё.

- Класс!  Спасибо, - воскликнул Клёпка, быстренько сунул подарок под попону и вернулся к котлу.

Заправленное туманом, зелье густело на глазах. От него поднимались огромные прозрачные пузыри. Они росли и росли, пока их толстые бока не переваливались за край котла. Тогда пузыри со звоном лопались, обдавая всех мелкими брызгами. Жидкость потихоньку выкипала, и вскоре ее стало так, мало, что она уместилась всего в одной ложке. Зато, какой от нее исходил аромат. Казалось, будто весенний ветер ворвался в комнату и принес с собой сразу запах свежескошенной травы и бойкого утреннего дождика. Такого, по которому хочется бежать босиком, искрясь от радости и заражая весельем прохожих. Здесь был и аромат едва распустившихся цветов и, дуновение морского бриза, и конечно, нежный обволакивающий запах тумана.

Клёпка вылил зелье в небольшой пузырек и запах тут же исчез.

- Вот это секретный рецепт! – воскликнул Дзынь. У него все еще кружилась голова от аромата, и  приятно щекотало в носу, - С таким тайным оружием, Хью, тебе точно не будет равных. Теперь надо намазать тебя зельем. И вперед! Нас ждет победа на турнире и полет на Землю.

Резвый Хью довольно кивнул. Он и думать забыл о страхе и прошлых неудачах. Ведь теперь победа была у него в кармане, стоило только выйти на ристалище. И все! Одной левой, он, Резвый Хью разобьет самого Грега. Что уж говорить об облаках послабее. Тем даже не стоит показываться.

Резвый Хью поднялся с места, и, переваливаясь на прозрачных сиреневых ногах, поковылял к доспехам. Ему пора было отправляться за заветной серебряной табличкой.

Турнир начинается

   Мимо Дзыня и Колючки протопал карликовый розовый слон с бананом в хоботе и оранжевой короной на голове. Он напоминал туго скрученный кусок ваты, и, судя по окрасу, считался рассветным облаком.

- Король, - шепнул кто-то в толпе.

Дзынь и Колючка поспешили скрыться за спинами зевак. Клёпка рассказывал, что король не жаловал чужаков. И, хотя, получив приглашение облака, в город мог зайти любой желающий, гостям все же следовало держаться подальше от Его Величества и всего королевского двора. Поговаривали, что двоюродная племянница короля влюбилась в чужестранца и была наказана Солнцем. Теперь она живет в далекой Северной стране, и выходит на небо только по ночам.

Услышав такое, Дзынь и Колючка переглянулись. Они-то знали, кто был тем самым чужестранцем, из-за которого пострадала племянница короля Летающего города.

В толпе было тесно. Облаков на турнир налетело столько, что не продохнуть. Они суетились, ругались, толкали со всех сторон полупрозрачными боками, норовя протиснуться ближе к деревянному заборчику, ограждающему ристалище. Но Дзынь все же отвоевал неплохое местечко, поближе к трибунам, хоть и потерял в давке несколько клочков золотой шерстки. Отсюда было видно все: арена для сражений, разделенная двумя рядами оград; небольшие деревянные помосты, на которых рыцари готовились к выходу; трибуна, с установленным на ней мягкими диванами, расставленными для высокопоставленных персон.

 Грянул оркестр, загромыхали аплодисменты, и Его Величество занял свое место в ложе. Он все еще держал банан в хоботе. Усевшись поудобнее, король ловко очистил фрукт и сунул в рот, небрежно бросив кожуру вниз, на поле, туда, где через пару минут должны были выступать облачные рыцари.

Народ тут же забыл про короля, все были увлечены перебранкой с соседями. Облака гудели как пчелиный рой, где каждый готов был ужалить друг друга. Казалось, еще немного, и Бом-бом турнир начнется за пределами ристалища.

Но вдруг в толпе раздалось дружно «Ах!» и все вновь обернулись к трибунам.

Сверкая серебряной вуалью, в  ложе появилась королева. Тонкая и хрупкая, как березка, она скорее была похожа на молодую девушку, чем на облако. Но прозрачная, искрящаяся кожа и легкий газовый шлейф, струящийся позади королевы, выдавала в ней истинную жительницу Летающего города. Королева поприветствовала подданных и села рядом с королем.

Облака присмирели.

 -Бом-бом-бом-бом…

Пробили часы на городской ратуше, оповещая всех о начале ежегодного турнира крутых боков. С последним, оркестр ударил по струнам, и на поле один за одним стали появляться облачные рыцари.

 Грег вышел первым. Толпа взревела, приветствуя своего кумира. В Летающем городе не было ни одного рыцаря, кто без содрогания мог взглянуть на это могучее облако. Он был похож на кусок белоснежной ваты, плотно скрученной в виде огромного медведя. Под непробиваемой броней ходили тугие валики мышц, мощные лапы тяжело ступали по деревянному помосту, оставляя за собой длинные борозды. Их выскребали острые когти Грега.

 Все в нем было непроницаемо. И только из ноздрей поднимался вверх столбы пара. Нос был единственным уязвимым местом Грега. И потому он защищал его специальным шлемом, сделанным из двух слоев самой толстой жести.

Следующим шел Злобный Рэй. Это имя ему подходило как нельзя лучше. «Милым» его точно нельзя было назвать. Рэй был совершенно круглым. Желтый шарик на тоненьких ножках-палочках с выпученными крабьими глазами. Он несколько раз обвел собравшихся недобрым взглядом, едва кивнул королю и королеве и неуклюже взобрался на отведенное ему место.

Дальше была очередь еще одного фаворита турнира – облака-барашка по имени Марко Пушистый. Все его тело покрывали маленькие розовые завитки, из которых торчали острые треугольники ушек и малиновый нос. Под радостное улюлюканье толпы, Марко вбежал на помост и завис в воздухе.

Потянулись вереницей другие участники. Еще пять облаков должны были занять свои места на помостах. Народ устал. Никто уже не обращал внимание на вновь прибывших рыцарей, пока на поле не вышел прозрачный сиреневый бегемот.

Хью прижал уши к голове и весь внутренне сжался. Его воля, он бы уменьшился до малюсенького пузырька пара и спрятался за шагающим рядом Клёпкой. Ну, или на худой конец, за своими же доспехами. Еще издали услышав крики, и разглядев в ложе силуэт королевы, вся его бравада исчезла. Теперь Хью уже не был уверен, что рецепт барона Бон-бона такое уж действенное оружие.

- Наш герой снова на поле! – крикнул кто-то из толпы, и в Хью полетела недоеденная булка.

- Смотри! Да он при параде. Доспехи начистил. Думает, это ему поможет! Ха-ха!

-Он еще и Клёпку с собой притащил. Клёпка, иди сюда. Не позорься рядом с этим прозрачным хлюпиком.

Зрители оживились. Хью замер на полпути, готовый вот-вот сбежать, но почувствовал увесистый тычок в спину. Клёпка по-дружески лягнул его передний копытом, заставляя идти дальше. Кое-как они добрались до помоста. Хью досталось место около Злобного Рэя.

- Живот доспехом прикрыть не забудь, толстопуз, а то боюсь насквозь вылететь, - язвительно сказал Рэй, бросив на бегемота испепеляющий взгляд одного из своих выпученных глаз. Второй глаз Рэя в это время изучал расписание поединков. В первом раунде ему предстояло сразиться с давним противником – Лео Парашютистом.

Хью со страхом взглянул на таблицу. Только бы не увидеть там Грега или Злобного Рэя. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Хотя бы не в первом бою!

-Уф! – облегченно выдохнул бегемот. Напротив его имени был вписан новичок турнира - облако по имени Барбю. Значит, не все потеряно. Хью провел лапой по доспехам, в том месте, где они были намазаны секретным зельем, и вздохнул полной грудью. Пора было побеждать!

Рыцари заняли свои места на помостах. В полной тишине королева взмахнула платком расшитым синими ромашками. И турнир начался.

«Фи!»

Барбю оказался кроликом. Милым белым облачным кроликом с пушистыми, опущенными вниз , ушками и грустными маленькими глазами-пуговичками. Похожих кроликов на Земле продают в магазинах игрушек. Дети берут их с собой  постель и сладко засыпают, прижавшись щекой к мягкой шерстке.

- И как его…это…сражаться? – шепнул Хью Клёпке. Верблюжонок задумчиво почесал копытом голову. Такого противника они никак не ожидали увидеть. Такого и раздавить можно. Бегемоту это точно под силу. Останутся от кролика рожки, да ножки, а ты потом отвечай перед королем.

Кролик Барбю улыбнулся зрителям и помахал лапкой. Все умильно ахнули. Такой он был очаровательный. Как можно обидеть такого симпатягу?! Публика, которая и так не особо жаловала Хью, теперь полностью была на стороне кролика.

- Ути-пути, какой хорошенький!

- Лапушка, а не облако. Того и гляди, совсем раздавит его наш неуклюжий Хью. Доспехи нацепил. Конечно. Герой сражаться против такого малыша, - раздавалось отовсюду.

Барбю такие выкрики пришлись по душе. Он морщил от удовольствия пуговичный нос и ласково улыбался собравшимся. Вдоволь накупавшись в овациях и восхищенных взглядах, Барбю повернулся к Хью. И тут бегемот увидел его истинное лицо. Маленькие глазки кролика вспыхнули злыми красными огоньками, рот скривился в презрительной ухмылке, обнажив два острых как лезвие передних зуба. Барбю надменно смотрел на противника. От образа «очаровашки» не осталось и следа.

Хью оторопел. Он растеряно заозирался. Ему вдруг стало обидно - почему они так радуются? Неужели никто него не видит, какой этот Барбю на самом деле?! Но этого, действительно, никто не замечал. Зрители, рыцари и даже король с королевой восхищенно разглядывали мягкую шерстку, белые лапки с розовыми подушечками, аккуратный хвостик и печально опушенные ушки с маленькими кисточками на концах.

Даже Дзынь  с Колючкой на какое-то время поддались его чарам. Но, то ли на чужаков облачное обаяние не имело сильного действия, то ли стояли они ближе всех к трибунам, так, что могли без труда рассмотреть лица всех облачных рыцарей, но Дзынь заметил недобрую кроличью ухмылку и насторожился. Ему вдруг показалось, что за спиной у Барбю что-то сверкнуло. Что-то знакомое и опасное кролик сжимал в лапе.

  Раздался гонг. Противники заняли свои позиции. Они стояли в десяти шагах друг от друга, каждый перед прочерченной перед лапами красной чертой. Посередине белел жирный крест. Облака должны были разбежаться, выпятить вперед животы и столкнуть как раз в этом месте. Проигравший по частям взмывал вверх или растворялся в воздухе. А чтобы его не разметало по небу, рыцаря потом ловили специальной, натянутой над ристалищем, сетью.

- Ну, Бон-бон, не подведи! – подумал Хью и поправил Синюю ромашку на забрале. Он старался не смотреть на Барбю, тот улыбался всё злее и нахальнее. И Хью казалось, что кролик вот-вот его растерзает. Он выставил вперед живот и приготовился к разгону.

То, что случилось дальше, не ожидал никто. В тот момент, когда слуга уже готовился ударить в гонг, чтобы дать старт бою на животах, неведомо откуда взявшийся золотой луч подскочил к Барбю и повалил его на землю. Кролик яростно затряс лапками и ощетинился. Ему никак не удавалось стряхнуть с себя нападавшего. Тот держал его мертвой хваткой, стараясь выцарапать что-то из крепко сжатых лап Барбю. Они катались по полю, сбивая ограды и помосты, наваливались на ошарашенных облачных рыцарей, которые с удивлением отскакивали в стороны, едва успевая прихватить с собой доспехи. Но вот бело-золотистый комок ударился о трибуну и  распался. Из него выскочили Барбю и Дзынь. Да, именно он был тем самым золотым лучом, сбившим с ног кролика.

  Дзынь явно вышел победителем в схватке. Он пытался что-то сказать, но вместо этого, распаленный в битве, только быстро и тяжело дышал, проглатывая слова. Тогда он поднял вверх предмет, который отобрал у Барбю.

- Всем лежать! У него фен! – испуганно крикнул кто-то в толпе и облака повалились на землю. Даже рыцари побросали доспехи и кинулись к выходу, подальше от опасности. Перепуганный король спрятался за собственными ушами, а королева, всегда отличавшаяся храбростью, от страха закрыла лицо веером.

В Летающем городе фена боялись все! Это было страшное оружие, способное уничтожить любое облако, стоило только направить на него поток горячего воздуха. Именно с его помощью злобный кролик Барбю и задумал выиграть турнир. Для этого кролику надо было  подобраться поближе к противнику и нажать красную кнопку. И в эту же секунду, рыцарь бы взмыл вверх, и испарился, будто его и не было. В турнирной суматохе никто бы не стал разбираться, что случилось.

-Бух!

В нависшей над ристалищем тишине раздался гулкий удар. Это сиреневый бегемот Резвый Хью хлопнулся в обморок, поняв, что его едва не растворили.

Барбю пулей метнулся к своему помосту и попытался под ним спрятаться, но его перехватил Клёпка. Верблюжонок схватил преступника за ухо и бросил  к трибуне, прямо в ноги королю. Кролик весь скукожился и затрясся.  И было от чего. Все жители Летающего города знали – за использование фена наказывали сурово. Преступника ждало полное испарение.

Король приподнялся со своего ложа и брезгливо оглядел кролика от лап до ушей.

- Прочь! – махнул он хоботом в сторону Барбю, приказывая слагам увести кролика с ристалища, - И эту штуку тоже заберите.

 Слуги столпились около Дзыня, который все еще держал в лапе небольшой синий фен на батарейках, но близко подходить боялись. Они опасливо поглядывали на страшное оружие, и успокоились только тогда, когда Дзынь сам положил его в специально принесенную для этого  коробку. Слуги тут же принялись обматывать коробку липкой лентой, а затем спешно утащили ее с арены.

Облака начали подниматься с земли, отряхивать платья, поправлять шляпы. Рыцари вернулись на свои места, с невозмутимым видом взбираясь на помосты и начищая доспехи, будто пару минут назад они и не улепетывали отсюда в страхе, а спокойно прогуливались неподалеку.

  Король деловито расправил уши и повернулся к Дзыню. При этом, в хоботе он по-прежнему держал бананы. Видимо, с ними король никогда не расставался.

- Наше Величество, король Бананас Второй, правитель Летающего города и всех облаков, благодарит тебя, чужестранец, за спасение. Ты вовремя разглядел в этом…  - король поморщился, - …недостойном создании  - предателя. Кролик Барбю решил обманом заполучить победу в Бом-бом –турнире. Он подверг опасности Наше Величество, Ее Величество тоже…, ну, и подданных, конечно, - добавил он после небольшой паузы, - жители Летающего города, Барбю опозорил звание облачного рыцаря, скажем ему за это свое дружное: «Фи!»

 Облака засвистели, запищали, зашипели, показывая свое согласие, так, что у Дзыня уши сами свернулись в трубочки. Король одобрительно кивнул подданным, очистил сразу два банана и сунул их в рот. Кожура от них, естественно, полетела на арену. Одна приземлилась аккурат на голову облачному рыцарю по имени Марко Пушистый. Тот как раз старательно наморщил нос, чтобы громче всех сказать свое «Фи!» преступнику. Но нос, уши, и глаза неожиданно накрыло желтой липкой кожурой. Не разобравшись, в чем дело, перепуганный Марко Пушистый забегал по ристалищу. Он громко блеял и дрыгал ногами, от чего розовые колечки на шерсти весело подскакивали.

Дружное облачное «Фи!» превратилось в дружное облачное «Ха-ха!».

Нахохотавшись вместе с остальными, король взмахнул хоботом и веселье прекратилось. Слуги поймали брыкающегося Марко Пушистого , сняли с него банановую кожуру и он, тихонько поругиваясь, протопал к своему помосту.

 Король дожевал бананы, откашлялся и обернулся к Дзыню.

-Так вот, чужестранец! В качестве награды Наше Величество разрешает тебе остаться на турнире. Ты можешь занять любое место, какое захочешь. Мало кто из чужестранцев, удостаивался такой чести. Цени это.

- Благодарю Вас Ваше Величество, - поклонился Дзынь. Он подошел к помосту Хью,  и встал рядом с Клёпкой. Колючка уже был тут. Он давно подкрался к верблюжонку и спрятался в кудрявой рыжей шерсти. Благо, небольшие размеры позволяли Муху остаться незамеченным для короля и его свиты.

- Победителем боя на животах объявляю облако, которое осталось на поле сражения. Итак, им становится…хм.. рыцарь Хью Резвый!

Среди зрителей послышался хохот. Но он утонул в звуках грянувшей победной туши. Победителя, все еще пребывающего в глубоком обмороке, погрузили на носилки и унесли отпаивать настоем звездопуха. До следующего раунда. Сиреневому бегемоту Резвому Хью предстояло сразиться со Злобным Рэем.

Палка-ударялка и банановая кожура

 - Рассеиваться не больно. Рассеиваться неприятно. Только представь, стоишь себе спокойно на земле, а в следующую секунду уже бах! и паришь в воздухе. Причем, паришь не весь сразу, а так… по частям. Голова отдельно, ноги отдельно, руки вообще неизвестно где. А тебе чихнуть хочется, а носовой платок-то…тю-тю…в кармане брюк остался. Попробуй найди теперь эти брюки. Летают где-то… Или, например, пятка чешется. Вот так сильно чешется, что невмоготу. А ее мало найти,  до нее  долететь еще нужно. Ну, тут уж каждый свой способ изобретает. Некоторые облака, у кого уши большие,  ушами быстро-быстро машут; другие головой в разные стороны крутят, и по воздуху как волчок перемещаются. Но, в основном, все летают по-старинке. Воздуха побольше наберут и фууууу! Как дунешь! Летишь-летишь, смотришь, а над городскими воротами твои руки парят, хвост к башенному шпилю прицепился. Развевается! Вот так соберешься понемногу, части тела на место приставишь и на землю спустишься. Вот счастье-то! Только потом еще пять-семь лун беречься надо.  Ноги-руки сами по себе отлетают. Так что, можно сказать, последний раз лапы жму. Не будете же вы ждать, пока соберусь после поражения.

Резвый Хью протянул лапу Дзыню и Колючке, поправил на груди доспехи и поднял с помоста длинную палку с круглым сиреневым наконечником. Он был готов к бою.

- Может, все обойдется? – участливо спросил Дзынь.

- Куда там, – горько вздохнул бегемот, - Это же Злобный Рэй! Он всегда меня побеждает. Видите, как радуется, что ему выпало сражаться со мной на палках-ударялках

Злобный Рэй уже предвкушал победу. Он горделиво прохаживался по помосту, держась за  палку-ударялку, раскланивался перед королем и даже строил крабьи глазки королеве. Король жевал банан. В ответ на поклоны облачного рыцаря он благодушно улыбнулся. Видимо, Его Величество тоже не сомневался в победе Злобного Рэя. Королева же смерила нахала возмущенным взглядом и спрятала лицо за веером.

Злобного Рэя это только раззадорило. Он приосанился, развернулся в сторону Резвого Хью и потряс в воздухе палкой-ударялкой.

Со стороны это выглядело очень смешно - желтый шарик на ножках держал палку с таким же желтым шариком на конце. По правилам турнира, наконечник у палок-ударялок был всегда того же цвета, что и цвет самого рыцаря. Дзынь и Колючка невольно улыбнулись. А вот Хью было не до смеха.

 - Вот сейчас прозвучит гонг, и он с первой же попытки собьет меня с ног. И я опять, уже в шестой раз, с позором полечу надо городом, - обреченно вздохнул Хью, - Эх! Как Клёпка мог забыть взять с собой на турнир зелье барона Бон-бона. И я лопух. Надо было больше мазать. От меня уже больше не пахнет чудесным зельем. Эх! Его хватило всего на один раунд.

- Бззз… Не горюй. Может, он все-таки успеет.

Хью горько вздохнул  и потащился к ограждениям. Он поднял палку, нацелил ее на Злобного Рэя, но держал ее так неуверенно, что она в любой момент готова была выскользнуть из лап бегемота. Палка-ударялка мелко дрожала. Хью было страшно.

  Колючка мерил малюсенькими шажками помост. Эх, если бы не запрет на полеты, он давно бы сам слетал за склянкой с секретным зельем. Довольные, что всё получилось, они забыли ее у входа в беседку, в которой собирались на турнир. Растяпы! Все до одного! Колючка нервно потер лапкой о лапку. Надо было что-то делать! Без зелья Хью точно проиграет Злобному Рэю. Он с надеждой взглянул на Дзыня – может, он придумает что-то толковое. Но Зайчик не думал. Он весь вытянулся в струнку у слушал.

- Едет! – вдруг шепнул он Колючке, - Но далеко. Боюсь, не успеет.

- Бззз... Посмотрим – ответил Колючка. Расправил затекшие крылья и, старательно прячась за помостами, полетел к трибуне.

Тем временем слуга – длинное худое облако в фиолетовом кафтане - уже занес над гонгом колотушку, чтобы объявить о начале нового сражения, но вдруг уронил ее, заплясал, зачесался, засунув руки под одежду. Потом начала хохотать, будто кто-то его щекотал, неожиданно смолк и без сил повалился на землю. К нему тут же поспешили другие слуги. Оттащили бедолагу за ногу за ограждение и оставили там. Его место возле гонга заняло чубатое облако с десятью руками. Оно крепко ухватило колотушку, но только замахнулось, как тот час же кряхтя, полетело на землю.  Облако чесало бока всеми десятью руками, но так и не могло остановить зуд.

- Оно кусается! Колотушка заразна! – катаясь по земле, выкрикнул слуга.

Придворные и рыцари переполошились. Зрители засвистели, заулюлюкали. А королевские слуги бросились в рассыпную. Они прятались под помостами, перелезали через ограждения и прыгали прямо в толпу, стараясь затеряться среди других облаков.  Больше никто не желал даже близко подходить к гонгу.

Никто и не заметил, как из-под одежды чубатого облака выполз маленький большеглазый Мух, пробрался к помосту Резвого Хью, и как ни в чем не бывало, уселся рядом с Солнечным Зайчиком. Клёпка уже был тут. Он стоял рядом с сиреневым бегемотом. Издалека можно  было показаться, что верблюжонок делает ему массаж перед схваткой. На самом деле Клёпка обмазывал Хью секретным зельем.

Вскоре всё успокоилось «Больных» слуг отправили в лазарет, «заразную» колотушку заменили, а гонг и арену сбрызнули настоем звездопуха. Облака верили, что он помогает от всех болезней. Король объявил о продолжении Бом-бом-турнира. Правда, чтоб отловить разбежавшихся слуг, ему пришлось пускать в ход стражу. Окруженные плечистыми облаками с копьями в руках, слуги испуганно смотрели на гонг и тихонько попивали настой звездопуха, исподтишка подталкивая друг друга к колотушке. Кому-то все же предстояло ударить в гонг и дать начало сражению. «Смельчака» выбрали по детской считалке.

Над Летающим городом раздался робкий звон гонга.

  Резвый Хью закрыл забрало. Его палка-ударялка уверено нацелилась на Злобного Рэя. Она уже не дрожала от страха.

    Противники встали наизготовку, и рванули на встречу друг другу. Хью бежал тяжело, неуклюже переваливаясь, с трудом набирая скорость. Рэй быстро семенил тонкими ножками, свирепо сверля бегемота крабьими глазками. Когда до Хью оставалось всего пара шагов, Злобный Рэй сделала резкий выпад. Хью пошатнулся, едва не потерял равновесие, но оперся большим мягким животом о заграждение, отпружинил и снова твердо встал на ноги.

 Теперь была его очередь нападать. Хью выставил палку вперед и пошел на Рэя. Но тот увернулся. Еще и еще! Он крутился как уж на сковородке. Рэй шел спиной к трибуне, с усмешкой подзадоривая бегемота. А Хью все никак не удавалось до него дотянуться. Но вот он сделал точный удар. Палка с сиреневым наконечником уткнулась в упругий бок Злобного Рэя, скользнула по руке и отскочила обратно.

   Вроде бы, ничего серьезного. Но Рэй почему-то подлетел на месте, бухнулся носом о землю… и начал рассеиваться. Сначала расплылись в стороны тонкие руки, затем принялись отлетать ноги, расползлась ватными клочками голова. Поднялись над ристалищем крабьи глазки. Они удивленно смотрели на собравшихся, видимо, Злобный Рэй еще не успел понять, что сражение для него закончилось, и теперь состоится не скоро. Только, когда ему удастся собрать себя по частям. Один глаз зацепился за край натянутой над полем сетки и трепыхался на ветру.

Толпа взорвалась аплодисментами.

- Ай, да, Резвый!

- Не ожидали от тебя, парень! Молодец! Не посрамил великого предка!

- Как ты Рэя – то…Ух! Не каждый сможет!

- Это не я, - залепетал перепуганный Хью, - Вы же видели, я его легонько задел. Я не виноват. Он сам!

Ему почему-то вдруг стало страшно. Одно дело смотреть, как другие отправляют собратьев в полет, другое - сделать это самому. Хью вцепился в попону подскочившего Клёпки и причитал:

-Я никого не могу обидеть. Нет! Не могу! Это я так…с палкой!

Он отшвырнул подальше палку-ударялку, подбежал к ней и еще зачем-то пнул ногой.

- Я в турнире победить хочу, а вот обижать никого не хочу. Не буду! Не буду и не хочу!

- А ты тут и не при чем, - успокоил его Дзынь, - Смотри, кто рассеял твоего Злобного Рэя.

На месте, где недавно дрыгал ножками желтый шарик с крабьими глазками, лежала…банановая кожура! Та самая, которую до начала турнира бросил на поле король.

- Злобный Рэй просто поскользнулся.

- Значит, я не виноват! – воскликнул Хью.

- Тишшшше! – Клёпка ухватил его за рукав, - Тишшшше! Что за истерика? Выиграл и прекрасно! Молчи лучшшшше. Над тобой и так все потешаются.

Сделав вид, что рассматривает трибуну, Клёпка аккуратно подтолкнул копытом кожуру. Банановая кожица полетала под ближайший помост, будто ее и не было.

- Наше Величество, король Бананас Второй, правитель Летающего города и всех облаков, доволен зрелищем! Повеселили, да! Порадовали! - чванно произнес король, снимая кожуру с еще одного желтого фрукта, - Да, кстати, этот…Резвый Хью… ты победил во втором раунде. Можешь благодарить своего короля.

Бананас Второй кивнул Резвому Хью и жестом приказал ему приблизиться к трибуне.

Ноги у сиреневого бегемота подкосились.

- Но… это не я! Так не честно, - шепнул Хью, со страхом взирая на Его Величество.

Клёпка подтолкнул его вперед:

-Не порть всё дело. Никому не нужна твоя честность.

-Мне нужна! – сказал Хью и уже уверенно зашагал к трибуне, где его ждал король.

- Ваше Величество, - начал Хью, сначала почтительно отвесив поклон королю, - Я не бил Злобного Рэя! Он поскользнулся на оставленной Вами банановой кожуре.

-Ой, балбес! – Клёпка хлопнул себе лапкой по лбу и закачал головой.

-Он прав! – тихо отозвался Дзынь.

Зрительская толпа взволновалась. Все, затаив дыхания, слушали, что скажет в ответ на такую дерзость, король. Но король только прищёлкнул языком от удивления, и Резвый Хью продолжил:

-Злобный Рэй рассеялся не по моей вине, значит, я не выиграл этот раунд. Собственно, как и предыдущий. Барбю перехитрил сам себя. Прошу Вас не засчитывать эти два раунда. Яхочу сражаться честно.

- А, как… Э… Вы это видели? Вот это наглость! Спорить с самим королем! – вспыхнул от возмущения Бананас Второй, - Да я тебя… Честности он захотел! Еще про банановую кожуру посмел заикнуться. Король сказал – выиграл, значит, выиграл.

- Но…

-Молчаааать! – Бананас Второй перешел на писк. Розовые слоновьи уши стали пунцовыми, а из хобота пошел пар, как у огнедышащего дракона.

- Не гневайтесь, Ваше Величество! – мягкий женский голос прорвался сквозь раскаленный воздух ристалища. Он словно обволакивал собравшихся пуховым одеялом, зрители тут же замолчали, прислушиваясь к его теплым ноткам. И даже самому королю вдруг расхотелось злиться и наказывать нахального облачного рыцаря. Это был голос королевы.

Королева откинула серебристую вуаль, и облака утонули в ее полупрозрачных зеленых глазах. Она была молода, волосы молочного цвета обрамляли лицо, закручивались на затылке в какой-то причудливый цветок и свободно спадали на плечи. Жители Летающего города невольно залюбовались своей королевой. Они впервые увидели ее лицо.

  Королева редко появлялась на публике, предпочитая проводить все время в башне, сверху ей было видно все небесные окрестности: кроны могучих деревьев Великого солнечного леса, котел Дождевара и зеркала Радужной башни. Ежегодно вручая облачным рыцарям серебряные таблички, которые давали право свободного полета, сама королева, единственная из всех жителей Летающего города, летать не умела.

-Ваше Величество, позвольте мне поговорить с этим рыцарем, - тоном, не терпящим возражения, попросила королева.

Король кивнул.

- Назови себя, - обратилась королева к Резвому Хью.

- Об-б-блачный ры-ры-рыцарь Резвый Х.х.хью, – запинаясь проговорил сиреневый бегемот, - Потомок Несокрушимого барона Бон-бона.

- Почему ты не хочешь признавать свою победу в двух раундах? Боишься финального поединка с рыцарем Грегом?

- Я..? Я не…. Не  в этом дело. Точнее, я его, конечно, боюсь, но… Я всю жизнь мечтал быть таким, как мой предок, Ваше Величество. А сейчас победа мне нужна еще затем, чтобы помочь друзьям: Муху и Солнечному Зайчику попасть на Землю. Это очень важно! Но… победа в этих двух раундах была нечестной. Случайной. К тому же, я хочу сознаться еще в одном проступке…

Королева не дала ему досказать. Она поднесла палец к губам, поднялась в ложе, и, совершенно нарушая этикет, подалась навстречу Резвому Хью.

- О! Знакомый аромат! Это аромат духов самого барона Бон-бона. Вы раскрыли его секрет!

- Аромат духов? – переспросил изумленный Хью.

- Духи??? – в один голос выкрикнули Дзынь, Колючка и Клёпка.

- Конечно!

Королева еще раз с наслаждением вдохнула аромат сваренного Клёпкой секретного зелья и заняла свое место. Теперь она говорила очень тихо, чтобы никто кроме Хью, даже сидевший неподалеку король, не услышал ее слова.

- Бон-бон… Когда-то мы были очень дружны. И, да простит меня его Величество, я даже была немного влюблена в барона. Самую малость. Да и как можно было не влюбиться в его подтянутую фигуру, крутые бока и бешеный нрав. Таким он представал перед всеми, выходя на ристалище. Легендарным, Несокрушимым бароном. Но у него была и другая сторона. Ах! Он был очень утонченным и даже сентиментальным облаком. Вместо того, чтобы делать из доспехов новые латы, он ковал цветы. Представляете, сильный, смелый, мужественный барон выковывал из металла нежные ромашки. Хотя, что это я… Это знают все в Летающем городе. Но… - королева понизила голос до шепота, - никто не знает, что по ночам, закрывшись у себя в доме, барон создавал духи! Из любимых Синих ромашек. А после, наслаждаясь их ароматом, играл на скрипке. Рецепт этих духов он и считал главной тайной своей жизни. Мне известно, что он собирался спрятать его секретной в шкатулке и передать потомкам.

- Так это же был рецепт победы на турнире, - упавшим голосом проговорил Хью.

- Ошибаешься, - улыбнулась королева, - Никакого рецепта победы у Бон-бона в помине не было. Крутые бока достались ему от природы, остальное – дело техники.

-А чего это я тогда… Я же почти… - промямлил озадаченный бегемот.

- Победил! – закончила за него королева, - Пусть и случайно, но ты одолел обманщика Барбю и Злобного Рэя. И, возможно, победил бы и Грега! Если бы постарался.

Хью растерянно смотрел на королеву. Значит, он сам, из-за своей честности лишил себя шанса на победу, а Дзыня и Колючку возможности полететь на Землю?! Королева перехватила взгляд бегемота. Она улыбнулась Хью:

- Ты поступил как истинный потомок Несокрушимого барона Бон-бона. Стать первым не всегда означает выиграть. Иногда, даже проиграв бой, ты получаешь намного больше: дружбу, любовь, благодарность. За честность, я подарю тебе серебряную табличку и право свободного полёта. Но! Только на одну луну. Завтра ты вернёшь мой подарок, и он перейдет тому, кто действительно одержит победу в Бом-бом-турнире.

У Хью перехватило дыхание:

- Ваше Величество… Благодарю вас, Ваше Величество. Значит, я смогу помочь своим друзьям слетать на Землю?!

- Конечно!

Резвый Хью обернулся к сиявшим от восторга Дзыню и Колючке. Солнечный Зайчик помахал ему лапой.

-Когда мы можем вылетать?

-Сию же минуту, - ответила королева и достала из складок платья заветную разрешительную табличку.

 

Радужная Башня

- Ух ты! Вот это да… - ахнул ошеломленный Колючка, кода перед путниками показался белоснежный остов.

Радужная Башня слепила путников разноцветными огнями. Она поднималась, величественная и недосягаемая, высоко вверх, и никаким, даже самым острым зрением, не удалось бы выхватить из дАли ее остроконечный шпиль.

 Дзыня, Колючку и Резвого Хью встретили огромные белоснежные ворота. Как только друзья подошли ближе, они распахнулись, будто приглашая войти внутрь. От ворот к Башне тянулась, вымощенная черными плитами, дорожка. Она висела в пустоте, немного покачиваясь над землей. Могущественный черный, и здесь обладал невероятной силой. Стоило ступить на шаткую дорожку и путники сразу делались прозрачными. Только их силуэты один за другим безмолвно продвигались вперед. Смоляной черный неумолимо поглощал остальные цвета, уравнивая всех, кто хотел попасть в Радужную Башню, а потом спуститься оттуда вниз на Землю.

- Уф! – наконец выдохнул Колючка, когда дорожка кончилась, и он вновь стал привычного коричнево-зеленоватого цвета, - Как неприятно быть бесцветным, и бестелесным.  Кажется, что внутри у тебя жиле.

Резвый Хью недовольно хмыкнул. Он-то об этом знал не понаслышке.

Как только путники оказались у остова Башни, под ногами появилась белая витая лестница с золочеными перилами. Лестница эта была не совсем обычной. Она опоясывала Башню, и самостоятельно поднимала гостей на нужный уровень. Все зависело от того, кто на нее вставал.

- Нам, пожалуйста, к спуску Солнечных Зайчиков, - вежливо попросил Дзынь, когда все трое оказались на первой ступеньке. Лестница недовольно дернулась, не зная, как поступить. Мало того, что была удивлена гостям – погода над Землей стояла совсем не летная, и на Башне никого не было, - так еще ей, видимо, никогда не приходилось перевозить одновременно и облако, и Солнечного Зайчика и Муха. Но потом все же решила уступить и тихонько жужжа, покатилась наверх по спирали. Так, что друзья смогли оглядеть Башню со всех сторон. Особенно это было интересно Колючке. Он был здесь впервые, тогда, как Дзынь и Хью спускались на Землю каждый в свою очередь, как велели правила.

Уровней на Радужной башне было четыре. Первый – спуск Солнечных Зайчиков. Узкая площадка, пройти по которой можно было только в одиночку, охватывала Башню в кольцо. От нее прямо к Земле, куда-то далеко-далеко вниз, спускались семь разноцветных дорог. Семь дуг, каждая своего цвета радуги.

Лестница подкатилась к выступу в Башне и замерла. Подождала, когда Хью и Дзынь с Колючкой на голове, встанут на платформу и отъехала в сторону. Но далеко не уезжала. Ей было любопытно посмотреть, что облако и неизвестное ей создание с крыльями будут делать на заячьей площадке.

- Вот отсюда каждый день в хорошую погоду спускаются Солнечные Зайчики. Нас притягивает все, что может отражать свет, особенно зеркала. Существует легенда о том, как познакомились Солнечный Зайчик и Лужа. Лужу никто не любил и она плакала, все время разливаясь посередине дороги. Зайчик увидел это, спустился с неба и стал скакать по ее поверхности. Слезы Лужи высохли, она больше никому не мешала. Лужа и Зайчик придумали закон Вечной дружбы – всегда приходить на помощь другу по первому зову. По этому закону мы, солнечные Зайчики, теперь и живем.

Дзынь подошел к зеленой дуге, наклонился и погладил ее основание.

- Моя любимая дуга. Я на ней столько раз Всенебесные соревнования выигрывал. Ух! Даже вспомнить страшно. Мне бы сейчас топтуны… И не надо было бы вас с собой на Землю тащить. Скатился бы по нужной и очутился прямо у Илюшки.

-Бззз.. Ага. Чего надумал… без нас! Тебя бы и с топтунами никто одного не пустил. Мы, значит, столько прошли, а он один на Землю полететь решил… Сейчас прям.

- Да ладно тебе, Колючка. Никуда он без нас не поедет. А как вы нужную дугу определяете. Вон их здесь сколько? - спросил Хью, показывая на яркие икрящиеся дуги.

-А ты обернись.

Хью и Колючка повернули головы к Башне. На белоснежной до того стене стало проступать изображение. Огромный экран показывал живую картинку. Она неуловимо менялась каждую секунду. Это была Земля. Такой она виделась с неба. Глубокие, темно-синие пятна океанов переходили в лазоревые моря, растекаясь по экрану сотнями тонких рек-артерий. Махровым ковром стелились леса. Верхушки деревьев топорщились непричесанным ворсом, и казались невероятно мягкими. Только протяни руку, и они сомнутся от прикосновения. Мерцали и манили испещренные огнями города. Будто небо упало на землю и рассыпалось тысячей звезд, так притягательный были эти светящиеся огни. В каждой таком огоньке царила жизнь. Надо было только хорошенько присмотреться, чтобы увидеть, как люди спешат по делам. Кто-то догонял отошедший от остановки автобус, чтобы успеть на работу; кто-то сидел на стульчике в детском саду и размазывал по тарелке манную кашу, кто-то с визгом нырял в бассейн. Так много было этих «кто-то», что у Колючки зарябило в глазах.

- Бззз... Невероятно! – заключил он. Колючка немного отлетел назад, чтобы рассмотреть экран целиком.

- Таких экранов на Башне семь, по числу дуг. Каждый показывает определенное место на Земле, то, куда выводит дуга.

- А как понять, что кому-то нужна помощь?

- Очень просто. Когда кто-то направляет зеркало на солнце, чтобы вызвать с неба Зайчика, вот здесь, на карте, загорается красная точка.

Колючка тут же взмыл в воздух и исчез за поворотом Башни. Через несколько секунд он, запыхаясь, появился с другой стороны.

- Их нет…

-Чего нет? – не понял Хью.

- Точек. На всех семи экранах… ни одной точки. Тишина.

- Ничего удивительного. Зеркало Илюшки разбито. Оно не может передавать нам сигнал.

- Бззз…

- Ой! – схватился за голову Хью,  - Все пропало!

Дзынь ободряюще улыбнулся друзьям и перешел к желтой дуге, возле которой так же светился огромный экран с изображением Земли.

- Не волнуйтесь. Я был там. Я спускался по желтой дуге. Сейчас только вспомню хорошенько, куда она ведет…

Дзынь задумчиво встал у экрана. Линии на картинке менялись, перетекали одна в другую, и сложно было разглядеть место, куда опускалась желтая радужная дорога. Это бушевал над Землей ветер. Он гнал сытые тучи, которые заслоняли собой все изображение. Тучи бежали неохотно, фырча, порой вставая на дыбы, но все же отдавали Земле сваренную Дождеваром влагу. На картинке то и дело появлялись золотые всполохи – стрелы злобных Корёжиков. Погода была не лётной.

Чем дольше Дзынь вглядывался в расплывающиеся значки, тем растеряннее становился.

- Ну?

Колючка опустился между ушей Дзыня и от волнения стал тереть одну лапку о другую.

  - Кажется, на этом всё, - горестно вздохнул Дзынь, - В такую погоду нам никогда не найти дорогу, даже если вообще удастся спуститься вниз и проскочить через стрелы Корёжиков.

- Да как же так… - возмутился Колючка, - Столько стараний и все зря?

Дзынь развел лапами.

-Надо возвращаться. Может, завтра…

-Завтра у нас не будет серебряной таблички, - напомнил Хью, - Королева дала ее только на день. Надо лететь сегодня.

- Но сегодня совсем никак…

-Посмотри еще раз.

 Лестница, до этого спокойно наблюдавшая за странными гостями, вдруг зашевелилась, подползла ближе, как бы прислушиваясь. Пока Дзынь, Колючка и Хью спорили, смогут ли они добраться до нужного адреса, она укатила куда-то вверх, затем так же, чуть жужжа, вернулась обратно, но теперь встала уже прямо перед путниками. Первым ее маневр заметил Колючка.

- Глядите!

На белоснежной ступеньке винтовой лестницы лежало обрамленное золотым ободком прозрачное стеклышко. Оно переливалось всеми цветами радуги.

- Вот это да!

У Дзыня от волнения даже задние лапы подкосились. Он присел рядом с необычной вещицей, боясь до нее дотронуться.

- Это же… это Прояснительное стекло самого Солнца! Нам в Солнечной лесу много про него рассказывали, но мы все думали, что это сказки. Его никто не  видел. А как оно тут оказалось? Это ты принесла? – спросил Дзынь у лестницы.

Из глубины белых ступеней послышалось тихое урчание.

- Тебе его надо вернуть?

Лестница снова издала тот же звук.

-Хорошо, я быстро.

Дзынь поднял Прояснительное стекло и направил на экран. В тот же момент внутри стеклышка вспыхнул слепящий солнечный свет, такой яркий, что на него трудно было взглянуть. Луч света ударил в карту, и картинка стала проясняться. Как круги о воде, разошлись в стороны тучи, с  изображения спала мутная пелена. Друзья увидели вершины гор, в которые упиралась желтая дуга радуги. За ними лежало необъятное поле и лоскутными одеялами расстилались города. Взгляд Дзыня ухватился за один из них.

-Вот он, этот город. И улица…

Дзынь ткнул лапой в небольшую точку на карте. Она стала увеличиваться в размерах, пока не заняла собой весь экран. Перед друзьями появился окруженный серыми высотками двор, посреди которого возвышался старый могучий тополь. Вокруг дерева желтым ковром лежали листья. Мелкий дождь безжалостно прибивал их к асфальту и купал в лужах, не давая подняться с порывами ветра и улететь от непогоды.

 - Окно второго этажа. Там, где горит свет. Я все вспомнил! - сказал Дзынь.

- А я тоже как-то пролетал там. Точно с дорогой теперь не ошибусь, - поддержал его Хью.

-Бззз! Ура!  - радостный Колючка сделал в воздухе мертвую петлю и несколько невероятных кувырков, - Значит, едем! Откуда стартовать-то?

-Погоди. Еще на Облачный уровень подняться нужно. Лестница! Лестнюшка, где ты? – позвал Резвый Хью.

Лестница покорно подъехала прямо к его ногам. Бегемот забрал у Дзыня Прояснительное стекло и положил на ступеньку. Затем ласково погладил золоченые перила. Лестница заурчала, словно довольный кот, и даже немного выгнула ступенчатую спину.

- Спасибо тебе! А теперь, будь добра, подними нас повыше.

 Друзья встали на белые ступеньки, и лестница понесла их вверх к Облачному спуску.

Это был второй уровень Радужной Башни. Площадка здесь была совсем крохотной, такой, что Хью и Дзынь едва на ней поместились. Но стоило им повернуться лицом к стене Башни, как у друзей захватило дух. На ней было закреплено большое зеркало. Оно отражало не только самих путешественников, но и вид за их плечами, и казалось, что пространство здесь бездонно, безгранично. Дзыню на секунду даже показалось, что они парят в невесомости, а не стоят на твердом выступе Облачного спуска.

  Отсюда открывался невероятный вид на каменные стены Летающего города, и, если приглядеться получше, можно было увидеть кружащих над ним облачных рыцарей. Тех, которые рассеялись в воздухе после Бом-бом турнира. Чтобы облака не разлетелись, их крепко держала натянутая над городом сетка. Рядом с крепостью синели пятна ромашковых полян, неподалеку от них  паслись серые сгустки туманов.

Лестница высадила пассажиров и шмыгнула наверх.

- Куда она? – спросил Колючка.

- Пошла вернуть Солнцу Прояснительное стекло, - сказал Дзынь.

- Солнцу?

- Да. Оно сейчас как раз над нами, на четвертом уровне Башни, на самом шпиле.

- Ух ты! – Колючка даже присвистнул от удивления, - А на третьем?

- Третий работает только ночью. С него восходит Луна.

-Не отвлекайтесь, - оборвал их Резвый Хью, - Лететь пора!

- Бззз… А мы что? А мы ничего! Я всегда лететь готов!

Резвый Хью снял с шеи заветную серебряную табличку и положил на край платформы.

Подарок королевы облаков вспыхнул стальным огнем, и от него вниз потянулась новая дуга – прозрачная дорога с мерцающими краями. Она огибала разноцветные дуги, прокладывая свой собственный путь к Земле, и терялась где-то далеко внизу.

-Ух, получилось! – воскликнул Хью, - Я первый раз сам такое проделываю. Обычно мы спускаемся по уже готовой дороге. Спасибо королеве. Выручила серебряная табличка.

-Бззз… Класс!  Как у вас тут все… само летает. А у нас – маши и маши крыльями. Никто тебя не подвезет.

Колючка уселся на дугу, свесив вниз четыре лапки. Передними он довольно потирал друг о друга, предвкушая мягкий спуск.

-Ну… - нетерпеливо позвал он товарищей, - Чего ждете? Я уже готов.

Резвый Хью улыбнулся.

- Слезай, путешественник. Ты не облако, тебя дуга не пропустит.

- Бззз… Так не честно… Зайцы, Облака… А откуда тогда спускаться Мухам?

- Ни откуда. Вы полетите прямо на мне.

- А это безопасно?

Дзынь недоверчиво оглядел сиреневого бегемота. Ростом он был чуть выше самого Дзыня. Где ж ему выдержать их с Колючкой? Да еще эти пышные круглые бока… С таких чуть зазеваешься, тут же соскользнешь вниз.

Хью кивнул.

- Вполне. Только мне надо будет изменить свой вид. Облака выглядят так, как их представляют себе люди. Вот летит по небу облако, человек голову поднимает, посмотрит и думает: «Ого! Это вот облако на бегемота похоже». И облако раз и становится бегемотом. А другое облако, к примеру, породистым скакуном. И такими и остаются до следующего полета.

- Так ты не бегемот? А какой тогда ты на самом деле?

- Да в том-то и дело, что бегемот. Меня почему-то иначе никак и не представляют. А я так хочу быть кораблём. Лететь себе по небу, гордо раскинув паруса… И чтоб все любовались тем, какой я красивый…

- Пухлый и сиреневый, - не удержался Колючка.

- А что? Сиреневые парусники тоже бывают. И вообще, вы собираетесь лететь или нет? Пока не стану парусником я точно ни-куд-да не полечу. Вот!

- Конечно, собираемся! – сказал Дзынь, -Что делать надо?

Хью оживился.

- Надо только посмотреть нам меня в Зеркало Превращений и представить себе чудесный летающий корабль. Такой, чтобы ах! Ну, вы понимаете, да? Да?

- Что уж… Сделаем! Держи свой парусник! – ответил Колючка и вперился глазами в отражением Хью. Так, что по аж искры полетели.  Дзынь последовал его примеру.

Сиреневый бегемот начал увеличиваться в размерах. Вот он вытянулся, уперся головой в потолок второго уровня, резко сплющился, растекся по полу, вновь собрался, разделился на три части и выпрямился. Словно любопытный нос, вытянулась корма, облачные сгустки приобрели форму мачт, запузырились паруса. Только показался штурвал, как внутри кормы что-то хрустнуло и с обеих сторон вдруг начали прорезаться по паре широких перепончатых крыльев. Они вытягивались и расправлялись, переливаясь перламутровым блеском.

- Что это? – взвизгнул Хью, рассматривая себя в зеркале. Парусник завертелся, пытаясь скинуть ненужные наросты, но крылья сидели крепко. И Хью пришлось смириться с новым видом.

Колючка довольно ухмыльнулся.

- Моё творение!

- Да как же… Я же просил… Корабль.

Мух пожал плечами.

- Какой ты летун без крыльев? А тут, как просил: самые красивые тебе придумал, стрекозиные. Ну, в путь?

Он перемахнул через борт и, закинув лапку на лапку, удобно уселся прямо на штурвал.

- Бззз…Чуть не забыл! Теперь ты еще и звенеть умеешь.

  - Ну, спасибо. Удружил, - буркнул парусник Хью и крылья отозвались тонким дребезжащим звуком. Заглушая их, звякнула рында, сообщая пассажирам о скором отбытии парусника.

- Все на борт! – крикнул Резвый Хью и взмахнул крыльями.

От Радужной Башни отделился необычный сиреневый корабль. Он скользнул вниз по мерцающей облачной дороге и исчез из виду, оставив после себя лишь легкий газовый шлейф.

Осторожно, корёжики!

Илюшка поднял с пола бабушкино зеркало. По некогда гладкой поверхности, словно круги по воде, разошлись тонкие трещины.

- Не поймает, - подумал мальчик, но все же подставил вещицу под неожиданно пробившийся сквозь тучи солнечный луч. В потоке света сразу же закружились пылинки, словно специально поджидали этого момента. Они играли в салочки, то догоняя друг друга, то шустро убегая прочь.

Обычно Июшке нравились их игры, но сегодня наблюдать за пылинками было не интересно. Он ждал друга и от нетерпения вертел зеркало в руках, стараясь поймать нужный луч. Наконец ему это удалось.

Зеркальце заискрилось, отражая солнечный свет, рассыпались по поверхности радужные блики и на подоконник рядом с Илюшкой взобрался самый настоящий Солнечный Зайчик. Он огляделся, понюхал воздух оранжевым носом и подмигнул мальчику.

- Ух ты!

У Илюшки перехватило дыхание. Он неуверенно протянул ладошку. Солнечный Зайчик забрался на нее, и по детской руке тот час же разлилось тепло, будто к ней прикоснулась мама.

-Как тебя зовут? – спросил мальчик.

- Дзынь,- тоненько пропел Зайчик, - Дзынь, Дзынь, Дзынь…

- Дзынь! – в пятый раз крикнул Резый Хью, пытаясь привести друга в чувство, - Посмотри, что Колючка вытворяет. Мы так мимо дуги попадем.

Дзынь тряхнул головой, отгоняя видение. Они неспешно спускались по мерцающей дороге. Вокруг облачного парусника разливалась голубая небесная акварель. Под мирный стрекот крыльев Хью  в голову Дзыню приходили только самые приятные мысли: о Великом Солнечном лесе, о прогулке по Радуге в любимых топутнах и, конечно, о предстоящей встрече с Илюшкой.

- Дзынь, Колючка… - еще раз напомнил Хью.

-Ого!

Дзынь перевел взгляд на Муха и тут же схватился за поручни. И вовремя. В следующую секунду корабль накренился влево, потом так же резко его швырнуло вправо.

- Право руля! Лево руля! Полный вперед! – командовал Колючка, носясь взад и вперед по рулевому колесу, как взбесившаяся белка. Это было похоже на катание на карусели: Колючка взбегал вверх по штурвалу, цеплялся лапками за рукоятку и , увлекаемый тяжестью колеса, падал вниз, делая в воздухе полный оборот.

Парусник Хью метался по дуге, то и дело, норовя с нее свалиться.

- Оста-та-та-но-вииии-сь!

- А ты не можешь рулить сам? – выкрикнул Дзынь. Он пробирался вперед, к штурвалу, цепляясь за тросы и поручни.

-Неет. Я же кораа-абль! Мной надо управляяя-яяять!

Рулевое колесо, вместе с Колючкой, видимо, опять совершило полный оборот, Хью подпрыгнул, накренился на правый борт. Затрещали мачты, огромные полотнища парусов сложились, скрыв под собой Солнечного Зайчика. Парусник заваливался все сильнее. Еще бы чуть-чуть, и он бы перевернулся, и свалился с дороги с бездонную голубую пустоту. Но тут Хью вспомнил о крыльях. Он замахал ими что было силы. Сначала корабль лишь едва приподняло над дугой, но этого хватило, чтобы опасность миновала. Затем он начал понемногу выравниваться, крен становился все меньше и меньше, и вот Хью уже ровно стоял на днище.

- Ух!  - перевел дух Хью, - Как будто в настоящий шторм попали.

- Точно!

Голос Дзыня раздался откуда-то из-под завалов. 

Колючка виновато улыбнулся, слезая со штурвала.

-Зато весело.

- Иди, весельчак, поднимай мачты, - буркнул Хью, - Сейчас самый сложный участок пути начинается. Подлетаем к тоннелю корёжиков.

И правда, небо вокруг резко изменилось. Стало тяжелым и давящим. Сквозь синеву начали проглядывать грязные темно-серые пятна, они разрастались, окружая маленький сиреневый кораблик, и постепенно заполнили все пространство . Запахло металлом. Дзынь даже ощутил на языке этот неприятный вкус. Воздух вокруг звенел от напряжения.

У Зайчика по спине пробежал холодок.

- Будто молния ударила, - подумал Дзынь, и перед его носом пролетела стальная стрела. Она угадила в правый борт парусника и, пробив в нем дыру, вылетела наружу. Хью взвыл! Скорее от неожиданности и обиды, чем от боли. Боли облака не испытывали.

Дзынь поднял глаза. Над полуразрушенным кораблем нависали черные чудовища.  Огромные звери с вытянутыми мордами, крохотными, поджатыми под себя, лапами и панцирями,  из которых в разные стороны торчали металлические стрелы. Их было трое. Они ухмылялись, глядя на растерянного Хью и его пассажиров. Один кровожадно облизнулся и оскалился, показав маленькие острые зубки.

- Ёжики-корёжики! – замирая от страха, вымолвил Колючка, - Так вот они какие!

 Чудовища выжидали. Видимо, желая как следует наиграться с добычей, прежде чем скинуть ее с неба. Вторая стрела лениво просвистела рядом с кормой, не задев парусник.

- Дзынь, ставь мачты, натягивай паруса. Колючка, быстрее к штурвалу. Задавай «полный вперед». Я займусь пробитым бортом, - командовал Хью. Его было не узнать.  Настоящий герой. Эх, видели бы это жители Летающего города. Больше никто не посмел бы его дразнить. Но других облаков по близости не было. Зато были корёжики. Заметив, суету на корабле, они тоже пришли  движение: закружились над парусником, выбирая цель. Хью уворачивался: то подлетал вверх, то наклонялся в сторону, и еще раз мысленно благодарил Муха за придуманные крылья.

- Они н-нас съедят? - заикаясь спросил Колючка. Он добрался до рулевого колеса и нажал на нужный рычаг. Парусник- Хью взвился с места и заскользил по мерцающей дороге. Корёжики устремились следом. Зазвенели стрелы, раскаляя воздух. Во мраке, который внезапно накрыл все вокруг, они сверкали зловеще, так, что у Колючки от страха свело крылья и зачесалось под второй правой лапкой.

 Только дуга мерцала по-прежнему, даря ориентир и надежду на благополучный исход.

- Не съедят. Хорошенько помотают и скинут с дуги. Тогда придется долго плутать по небу в поисках дороги, или вообще…можно навсегда застрять между небом и Землей.

-А чего это они на нас накинулись?

- Чего-чего… Переход на Землю охраняют. Чтобы в плохую погоду никто нос вниз не совал. А стрелы – это молнии. А ты думал, как молнии появляются?  Их ежики-корежики швыряют в непрошенных гостей. Эээ, осторожнее!

Хью подпрыгнул на месте. Стрела прошла под днищем парусника и угадила в мерцающую дорогу. Но дыру в ней не пробила, а только со звоном отскочила обратно, так, что сам корежики едва увернулись от сверкающей в черничной темноте молнии.

Хью тяжело дышал. Полеты на стрекозиных крыльях для бывшего бегемота оказались сложным делом.

- Нам бы только дотянуть вон до той белой полосы.

- Бззз.. Что это?

- Путь на Землю, - ответил за Хью Дзынь.

Последний парус зацепился за рею и надул сиреневые щеки. Теперь Хью пошел быстрее. Преследователи отставали. Они ловко выдергивали из стального панциря стрелы и метали их в парусник, но ни одна больше не достигла цели. Ёжики-корежики злились и громко фыркали, выпуская из ноздрей тонкие струйки пара.

Дзынь выдохнул и грузно опустился на палубу. Корабль , стрекоча крыльями, подлетал к белой полосе. Сквозь  плотный сумрак Тоннеля Молний уже начал пробиваться свет…

-Шшшш… - прошипело где-то над головой Дызня.

-Еще один! – ойкнул Зайчик.

Невероятных размеров корёжик завис над парусником. Он скалил зубы и громко шипел, растопырив в стороны металлические колючки. Красные глазки  корёжика горели недобрым огнем. Он выбирал цель!

- Сейчас пульнет!

Но Корёжик не выстрелил. Вместо этого он втянул в себя лапки, поджал голову и ловко свернулся в гигантский колючий шар. Шар полыхал и искрился, отбрасывая в стороны электрические искры. Набирая скорость, огненная махина двинулась на парусник.

-Шаровая молния! – крикнул Дзынь.

- Ма-ма! – пискнул Хью и сильнее замахал крыльями.

Но лишь немного прибавил скорость. Корёжик неумолимо наступал, целясь в грот-мачту. Одного удара хватило бы, чтобы корабль развалился пополам и, вместе с пассажирами, рухнул в пропасть межу небом и Землей.

Дзынь вцепился в поручни и приготовился к удару. Огненный шар уже подбирался к верхушке мачты, шипящие искры опалили парус, оставив на нем серые отметины. Хью вскрикнул от ужаса и подобрал крылья.  Стрекотание становилось все тише и тише, пока не смолкло совсем. Хью больше не сопротивлялся. Он собрался падать.

Резко запахло корицей, и в раскаленном воздухе мелькнула темная полоса – длинная и струящаяся, словно шелковая лента. Она несколько раз облетела парусник и стремительно взвилась к корежику. Тот нервно метнулся в сторону, но было поздно. Лента обвилась вокруг корежика и, не обращая внимания на острые колючки, принялась стискивать его в объятиях.  Огненный шар съежился и начал сдуваться. Он становился всем меньше и меньше, пока совсем не лопнул, обдав парусник светящимися брызгами.

А на его месте, в легкой дымке, показался силуэт в зеленом камзоле.

- Дождевар!!! – ахнули разом Дзынь и Колючка, узнав седого джентельмена.

Дождевар улыбнулся, достал из кармана золотистый кубик-брелок и щелкнул затвором. Темная лента закрутилась спиралью и скользнула внутрь. Опираясь на свой бессменный черпак как на трость, Дождевар спустился на палубу парусника.

- Доброго времени суток, голубчики! – поприветствовал он старых знакомых.

- Что вы здесь делаете?  - изумился Дзынь, - Ой, то есть.. спасибо, что спасли от корёжика…

Дождевар снова одарил друзей широкой улыбкой и понимающе кивнул.

- Мои любезные лямзики следили за вами с тех пор, как вы покинули мою платформу и отправились в Летающий город. Это они согнали к вам на пастбище побольше туманов, а еще – подсунули в нужны момент по ноги Злобного Рэя банановую корку. И вот сейчас… Лямзики рассказали, что вам нужна помощь, и я немедленно отправился сюда.

- Но как же ваш котел?

-Он пуст. И ждет моего возращения.

- Вас накажет Солнце…

Дождевар только пожал плечами и привычно провел рукой по волосам, там, где когда-то красовалась черная волшебная шляпа.

- Я не мог поступить иначе. Вы сделали доброе дело, оставив топтуны лямзикам. Теперь добро вернулось к вам. Это то истинное чувство, которое умеет быть благодарным. Доброта, как любовь и дружба, это солнечные зайчики в сердце. Они подогревают человека изнутри, а их свет отражается в поступках.

- Бззз… вы полетите с нами и дальше? – спросил Колючка.

- Мне бы очень хотелось, но нет. Надо возвращаться к работе, Тучи ждут новую порцию дождя. Дальше вы и сами справитесь, голубчики. Смотрите, вот уже и белая полоса. Небеса заканчиваются, впереди Земля.

Потоки света залили палубу Резвого Хью. Увлеченный разговором с Дождеваром, Дзынь и не заметил, как они долетели до самого края Тоннеля Молний. Отсюда уже было видно Землю. Где-то там внизу, в доме 17 на Заречной улице вглядывался в небо маленький кудрявый мальчик Илюшка. Он ждал своего солнечного друга.

Я твой солнечный друг!

Парусник Хью соскользнул с мерцающей дуги, и, разрезая носом воздух, поплыл над землей. Погода немного успокоилась: через свинцовую серость просачивались полосы света, радостно озаряя осенний город. Но дождь еще моросил.

Сиреневый корабль с необычными пассажирами на борту облетел сквер, сделал пару кругов над затихшей школой и завис неподалеку от детской площадки, уперевшись правым бортом в крышу какого-то дома .

-Всё. Ниже спускаться мне нельзя, - сказал Хью, - Я буду ждать вас тут. Только сильно не задерживайтесь. Сейчас погода наладилась, и Тоннель Молний закрылся. Но нам надо успеть проскочить обратно. Совсем не хочется вновь встречаться с этими жуткими созданиями.

 - Успеем, – пообещал Дзынь.

Колючка уже сидел на крыше. Он готовился к полету - расправлял крылья и весь трясся от нетерпения. Тонкий хоботок жадно втягивал запах мокрого асфальта и прибитой дождем пыли.

- Полетели скорей!

-Не торопи, - отозвался Дзынь, - Надо дождаться солнечного луча. Иначе я передвигаться здесь не умею.

-Бззз… Можно, тогда я пока полечу один? – спросил Колючка, - Я так давно не был на Земле, так соскучился по дому.

-По дому???

Колючка отвел глаза.

- Да. Прости… Никакая я не Яркосветная Мушка, а обычный комнатный мух. Только и всего. Я убежал из дома, потому что все называли меня болтливым и вредным. Думал, вот улечу на небо, пусть потом поймут, как без меня плохо.  А получилось…  - Колючка горько вздохнул, - Я летел за стайкой божьих коровок. Высоко-высоко. Потом на секунду обернулся, чтобы посмотреть на Землю, а эти пятнистые вредины куда-то свернули. Я долетел о самого Солнца, опалил крылышки и бухнулся прямо в Ярый Лог, в лапы к диким С-пукам. От них я узнал, что на небе живут Солнечные Зайчики, Облака и злобные корёжики, и что домой я могу попасть, только добравшись до Радужной  Башни. А потом я встретил тебя, - Колючка виновато посмотрел на Дзыня, -  Ты, наверное, теперь не будешь со мной дружить? Ведь я тебя обманул… Я не знал, как тебе рассказать. Думал, ты не возьмешь меня с собой. А мне так хотелось обратно на Землю. Совсем как тебе в Солнечный лес.

Солнечный Зайчик лукаво улыбнулся и подмигнул другу.

- Я всегда знал, что мух на небе не бывает. Не волнуйся, мы, конечно же, останемся друзьями. Но… ты выполнишь одну мой очень важную просьбу.

***

Дзынь осторожно заглянул в окно.

Илюшкино инвалидное кресло стояло около стола. Рядом, на полу, в куче раскрытых учебников лежал портфель – зеленый, с машинками. Мальчик что-то увлеченно писал в тетради. Неподалеку лежало то самое разбитое бабушкино зеркало. Оно то и было нужно Дзыню.

Он ловко проскользнул сквозь оконное стекло, скакнул на зеркало и отразился на стене.

-Привет! – сказал Дзынь, но Илюшка его не услышал. Люди почему-то так и не научились слышать Солнечных Зайчиков. Тогда Дзынь перепрыгнул на поля тетрадки. Как раз на страничку, на которой Илюшка рисовал солнце.

Лицо мальчика просветлело.

-Ты все-таки пришел! – воскликнул Илюшка, - Значит, все это права. И про зеркало, и Лужу, и про Солнечного Зайчика… Значит, у меня теперь, действительно, есть друг!

Он схватил со стола зеркальце и навел на стену. Дзынь радостно заплясал по голубым обоям.

***

Когда в комнату стал пробираться вечер, Солнечный Зайчик Дзынь скользнул по щеке мальчика, вскочил на подоконник и исчез за шторой.

-Приходи еще. Поиграем!– крикнул счастливый Илюшка, провожая друга.

-Обязательно приду, - ответил Дзынь, - Обязательно!

За шторой его уже ждал Колючка. Он как-то умудрился пролезть в окно и, теперь потирая лапки, слушал рассказ Дзыня об играх с мальчиком.

- Он все время улыбался, представляешь? Все время! Теперь у Илюшки все будет хорошо! Я знаю. Счастье приходит к тем, кто готов его принять. Он больше не плачет, значит, он готов. Ради этого стоило спуститься с небес. А как у тебя?

-Бззз…Лучше не бывает. Меня, оказывается, все очень ждали.

-Да… Дома лучше всего!  - мечтательно вздохнул Дзынь и посмотрел на небо.

- Я возвращаюсь в Солнечный лес. Думаю, после всех проделок, вряд ли меня скоро отпустят на Землю. Скорее всего, в ближайшие лун десять проведу на капустной грядке…бррр… выуживая слизней. Ты тут присматривай за Илюшкой, ладно? Как только смогу, я обязательно прилечу. Даже, если для этого снова придется сбежать, - усмехнулся Дзынь.

-Бззз… обязательно!

Дождавшись, пока солнечный луч подойдёт ближе к подоконнику, Дзынь запрыгнул внутрь и растворился в потоке света. По нему он ловко поднялся наверх, на крышу, где его ждал Резвый Хью.

Колючка прижался к оконному стеклу и махал другу лапками. Как только Дызнь скрылся из виду, он перелетел на письменный стол Илюшки, и уселся между тетрадок.

***

В дверь позвонили.  Слышно было, как бабушка отпирает замок и приветствует гостей. Через минуту они уже стояли на пороге Илюшкиной комнаты: молодая женщина с папкой в руках, и мальчик в костюме-тройке. Илюшка видел его утром из окна своей комнаты.

- Здравствуй, Илюша, давай знакомиться. Я твоя учительница. Зовут меня Ирина Петровна. А это мой сынишка – Денис. Он тоже сегодня, как и ты, пошел в первый класс.

Учительница обернулась к Илюшкиной бабушке и объяснила:

- Мне не с кем оставить его после школы. Так что, придётся водить с собой на уроки. Вы не против?

Бабушка радостно кивнула. Конечно, она не была против.

- Илюшка, а ты, надеюсь, не против нового друга?  - спросила Ирина Петровна.

Но мальчик ее не услышал. Рядом с инвалидным креслом уже сидел Денис. Первоклассник- Илюшка показывал ему новый портфель. Зеленый. С машинками, как он и мечтал.

Прочитано 135 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: « №104 СЛОНОЗАЯЦ и ДРУЗЬЯ №107 Оггном »

Комментарии   

#1 Пётр Иванов 26.09.2017 10:42
Добрая история о настоящей дружбе, которая преодолевает все преграды. И увлекательное путешествие по удивительной небесной стране, созданной автором. Захватывает и заставляет задуматься.
Цитировать

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина