Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№108 ТАИНСТВЕННЫЙ МАЯК

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Пятница, 01 Сентябрь 2017 15:10

 

 

ТАИНСТВЕННЫЙ МАЯК

 

 

ПРОЛОГ

Будучи уже достаточно известным частным детективом, Гога имел возможность браться только за те дела, которые ему были интересны.

Впрочем, при наличии свободного времени он бы, конечно, и за другие тоже брался. Но со свободным временем как раз были серьезные проблемы – поток всевозможных детективных дел от лесных жителей оказался настолько велик, что складывалось впечатление, будто все мелкие и крупные жулики только и ждали, когда Гога станет достаточно известным частным детективом, что бы, наконец-то, завалить его делами по расследованию своих гнусных деяний.

Порой от стихийного наплыва жалоб и заявлений Гоге становилось грустно. В такие моменты он запирал изнутри на ключ дверь своей детективной конторы, доставал из платяного шкафа свою любимую электрогитару с комбиком и... 

Нет, в моменты грусти он не играл хард-рок и хэви-метал. Лучше всего ему грустилось под что-нибудь мелодичное и лирическое. Например, под  знаменитую пьесу Людвига Ван Бетховена «К Элизе».

К счастью, приступы грусти посещали Гогу не так часто, и длились, как правило, недолго. Минут 100 не более.  Поэтому большую часть времени он все-таки занимался именно расследованием детективных дел, а не бряканьем на гитаре.

Вот в момент одного из таких «приступов грусти» его и застало врасплох очередное интересное дело. Точнее, произошло это ближе к завершению «грустной сто-минутки» (как раз шла 99-я минута из, выделенных Гоге на грусть, 100 минут), но сути произошедшего это не меняет: в то время, когда Гога брал очередной виртуозный пассаж на струнах гитары, кто-то настойчиво постучал в дверь детективной конторы.

ЧАСТЬ 1

Не обращая внимания на стук, Гога доигрывал 99-ю минуту на любимой электрогитаре.

Стук повторился. Гога доиграл полтакта и замер. Стук не прекратился. Гога посмотрел на часы: у него оставалось еще 20 секунд для грусти под лирическую мелодию Людвига Ван Бетховена. Стук не прерывался. Гога вздохнул, отложил гитару, подошел к двери и повернул ключ в замочной скважине.

Перед ним стоял хорошо одетый господин в длинном кожаном плаще, костюме-тройке с ярко-желтым галстуком и широкополой шляпе, скрывавшей половину лица.

- Прекрасно! Я было подумал, что вас нет на рабочем месте! – воскликнул господин, приподнимая шляпу. – Позвольте представиться  - капитан Креветкин!

Капитан Креветкин имел под шляпой кучерявую шевелюру, густые черные усы  и форму головы, свидетельствующую о том, что он принадлежит к породе морских котов.

Гоге было прекрасно известно, что морские коты  обитают на островах близлежащего моря или, в крайнем случае, на побережье материка. И совсем не жалуют своим присутствием лесные просторы, в которых обитали Литтлы и другие сухопутные жители.

Значит, дело было серьезное, раз морской кот появился в лесу.

Гога отошел в сторону и приглашающим жестом пропустил капитана Креветкина в контору.

- Присаживайтесь, - Гога указал на удобное кресло рядом со своим рабочим столом, а сам устроился напротив. – Как меня зовут, я полагаю, вам известно?

- Разумеется! – воскликнул морской кот. – И более того – мне известно, насколько вы удачливый и опытный сыщик. Иначе меня бы здесь и за триста верст не было… Не люблю я сухопутчину…

- Насколько мне известно – все морские коты не любят, как вы изволили выразиться, сухопутчину, -  заметил Гога.

Капитан Креветкин пожал плечами:

- Всякое бывает в этой жизни. Видал я и таких моркотов, которые только замочив хвост в соленой воде, в ужасе драпали подальше в заросли. – Капитан Креветкин расхохотался, вероятно, вспомнив какой-то юмористический случай из своего прошлого.

- Совершеннейше с вами согласен, господин Креветкин, - кивнул Гога. – В жизни бывает всякое. В том числе, и невероятное. Видимо, что-то из ряда вон выходящее, вас и привело в наш прекрасный лес?

- Прекрасный лес? – Капитан Креветкин слегка поморщился и осмотрелся по сторонам, как будто выискивая взглядом: где же этот прекрасный лес? И, с трудом согласившись, добавил: - Ну ладно, пусть будет прекрасный…  Хотя по мне - так нет ничего прекраснее моря, рыбы, чаек и палубы непотопляемого корвета под ногами!

- Ну что же, каждому - свое… - Философски заметил Гога и вопросительно посмотрел на капитана – мол, давайте ближе к делу, выкладывайте, что там у вас ко мне?

- Вы правы.  В уме и сообразительности вам не откажешь, - Капитан Креветкин снова расхохотался, но вдруг резко прекратил смех и совершенно серьезно произнес: - У моркотов возникли серьезные проблемы. И нам нужна ваша помощь.

- Все, что в моих силах, - кивнул Гога и раскрыл блокнот, в котором обычно делал пометки, выслушивая своих визитеров.

- Дело в следующем. – Приступил наконец-то к сути вопроса капитан Креветкин. – Мы – моркоты, то есть, морские коты, промышляем морскими перевозками, а также рыбной ловлей и охотой на чаек. Промысел наш абсолютно легален, мы никому не вредим, ни на кого не нападаем. Скажу более – промысел наш очень прибылен, но и ответственен, особенно когда дело касается морских перевозок – ведь мы перевозим грузы и пассажиров. И вот в последнее время стали происходить странные события с нашими непотопляемыми корветами. А говоря «непотопляемый корвет», я надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду? – капитан Креветкин вопросительно посмотрел на Гогу.

Гога понимал. Об этих корветах морских котов ходили настоящие легенды. Они были настолько быстроходны, что редкая акула успевала только зевнуть, а корвет уже был за горизонтом. И, конечно же, совершенная непотопляемость этих корветов! Рыба-шило могла истыкать корвет до такой степени, что он становился похож на решето, но корвет не тонул! Рыба-ножницы могла отстричь половину это корвета – и обе половины его оставались на плаву! Эти корветы, действительно, были  легендой и наивысшей точкой технической морской мысли котов, сумевших изобрести и построить настолько надежный корабль.

Поэтому Гога коротко кивнул, давая понять капитану Креветкину, что тот может не вдаваться в детали конструкторских особенностей корветов, и морской кот продолжил:

- Так вот, в последнее время стали происходить странные события с нашими непотопляемыми корветами. Каждый раз, выходя из порта погрузки, корвет проходит часть пути и исчезает. Не успев послать сигнал бедствия. Мы потеряли уже 5 корветов! Мы пробовали встречать груженые корветы на сторожевых кораблях, но бесполезно – нам даже не удавалось их увидеть на горизонте! Сторожевые корабли проходили весь маршрут – и ни единого следа от исчезнувших корветов! Мы потеряли уже 5 команд и 5 капитанов с этими пятью грузовыми корветами! И уже не знаем, что делать. В отчаянии мы даже решили прекратить с завтрашнего дня перевозки. На некоторое время. Такие вот дела, мусье Гога. - Как будто поставив жирную точку, закончил капитан Креветкин и посмотрел на детектива, ожидая от него ответа. – Вы готовы помочь нам в этом деле?

Гога задумчиво почесал затылок, сделал несколько движений карандашом в блокноте и ответил:

- Знаете, господин Креветкин, дело у вас серьезное…

- Мы за ценой не постоим! – Воскликнул капитан.

- Речь не об этом. Дело у вас серьезное и мне нужны будут помощники, в том числе и среди моркотов.

- Если потребуется – вы получите целый флот моркотов! – Заверил капитан Креветкин.

- Отлично, - довольно потер руки Гога. – Хотя целого флота мне, надеюсь, не потребуется, но ваше стремление оказывать всестороннюю поддержку при расследовании – я одобряю.

- Вне всякого сомнения!

- Итак… - Гога поднялся из кресла. – Завтра я вылетаю в порт загрузки…

- Нет! – Резко оборвал Гогу капитан Креветкин. – Завтра нельзя. Мы должны быть там уже сегодня.

- К чему такая спешка?  - Гога вопросительно уставился на капитана.

- Как я уже сказал – завтра мы временно прекращаем перевозки грузов. И чем быстрее мы решим проблему, тем раньше сможем их возобновить. Поэтому дорог каждый день, час, каждая минута!

- Сейчас уже вечер, на улице стемнело, мне сложно будет работать в темноте.

- Зато вы сможете пройти из порта загрузки до острова Енотов на пассажирском корвете, который выходит сегодня ночью, и который проходит тем же маршрутом, что и наши грузовые корабли.

- Вы продолжаете рисковать пассажирами?! – возмущенно воскликнул Гога.

- Нет, - капитан Креветкин выставил вперед крупную кошачью ладонь с остро заточенными когтями. – С пассажирскими кораблями ничего не происходит. Они проходят без приключений.

- Странно, - пробормотал Гога, пытаясь понять, почему одни суда спокойно проходят маршрут, а другие – исчезают. – Вы пытались изменить маршрут для грузовых корветов?

- Да, конечно, это то, что мы сделали практически сразу после исчезновения первых корветов. Более того, мы стали менять маршрут с каждым выходом в море, но это не принесло положительного результата – корабли продолжали исчезать. Грузовые корабли.

- Ну что-ж, - Гоге ничего не оставалось как согласиться с капитаном – есть смысл в том, что бы пройти опасным маршрутом на безопасном судне из порта загрузки до острова Енотов.

Поэтому он подошел к платяному шкафу, достал из него свою излюбленную кожанку, одел ее и, с грустью посмотрев на, не вовремя отложенную в сторону, электрогитару, убрал инструмент обратно в шкаф.

- Так вы еще и музыкант? – Не скрыл своего удивления капитан Креветкин, наблюдая за тем, как Гога бережно ставит гитару и комбик в шкаф.

- Люблю побрякать в моменты грусти, - улыбнулся Гога. – Ну что же, я готов. Осталось только пригласить моего помощника.

Гога поднял трубку телефона, набрал домашний номер Литтлов и, дождавшись ответа, сказал:

- Грика, это ты? Срочно собирайся, мы отправляемся в командировку.

- Привет, Гога! – ответил ему Грика. – А как же Мика и Жога?

- Мика и Жога могут потребоваться нам здесь,  на месте, поэтому – ты собирайся, мы сейчас заедем за тобой.

Гога положил трубку и  повернулся к капитану Креветкину:

- Вы добрались сюда на собственном транспорте?

- Да, я арендовал на побережье дымолёт, укуси его пиявка… Такое старье, знаете ли, тарахтит, дымит, но, как ни странно, летит…

Гога понимающе кивнул. Дымолеты являлись одними из наиболее ранних летательных аппаратов и в виду устаревшей конструкции имели ограниченные летные характеристики, издавали много шума и дыма, но для непродолжительных полетов на короткие расстоянии вполне годились. Тем более, что топливо для них в лесу было найти несложно – для заправки дымолета подходили любые дрова, щепки, ветки и прочие деревяшки, которые при сжигании сильно дымят.  

- Ну, в таком случае, давайте сначала заберем моего помощника,  - сказал Гога, приглашая капитана Креветкина к выходу.

Капитан Креветкин водрузил шляпу себе на голову и решительно шагнул на улицу. Гога – следом.

Дымолет капитана расположился на одном из сучьев гигантского дерева, в котором была обустроена детективная контора, зацепившись за него парковочными клещами.

Капитан с Гогой забрались в салон дымолета, капитан завел двигатель, дымолет громко затарахтел, выпустил огромное облако черного вонючего дыма, отцепился от ветки и завис в воздухе, складывая парковочные клещи внутрь корпуса.

- Куда двигаться? – Капитан повернул голову в шляпе к, сидящему сбоку от него, Гоге.

- Дубовое дерево, номер 190, - назвал адрес Гога. – Это совсем рядом.

Капитан нажал на панели управления дымолетом кнопку навигационной системы и на вопросительный скрип из динамика механического голоса повторил адрес:

- Дубовое дерево, номер 190.

Навигационная система проскрипела что-то невнятное в ответ, и на небольшом черно-белом экране появилась кривая линия маршрута из точки А в точку Б, по которому следовало вести дымолет.

Капитан Креветкин нажал на педаль газа, и дымолет, усиленно тарахтя и дымя, двинулся вперед.

Грика уже был готов. Он сидел в прихожей, одетый в серое драповое пальто и такую же кепку. Рядом с ним стоял средних размеров чемодан, а ладони его покоились на закругленной рукоятке сложенного в трость зонта, упиравшегося острым наконечником в пол.

 Войдя в прихожую, Гога оценивающе глянул на Грику, одобрительно кивнул и прошел в лабораторию Мики и Жоги.

Одетые в белые халаты и белые шапочки, они склонились над лабораторным столом, уставленным различными колбами и измерительными приборами непонятного назначения. Услышав звук шагов Гоги, они синхронно повернули головы в его сторону.

- Привет, ребята! – Гога заглянул через плечо Жоги, но увидел на столе только прозрачную тарелочку с густой зеленой жидкостью, которая как-то странно шевелилась. – Варите суп?

- Живой суп, - не реагируя на шутливый тон Гоги, серьезно ответил Жога. – Это – живая каша, которая поглощает любой мусор и расщепляет его на атомы, практически полностью уничтожая.

- Хм, неплохо, - произнес Гога, представив, что с такой кашей не обязательно будет каждый день бегать к мусоропроводу, дабы выбросить накопившиеся отходы. – А если в нее сунуть палец? – Гога поднес указательный палец к зеленой каше.

- Стой! – Мика схватил его за руку, а Жога пояснил: - Это не окончательная версия каши, она требует многих доработок, и вполне может  проглотить твой палец. Вот, когда мы научим ее распознавать мусор и не путать его с другими полезными предметами, тогда можно будет попробовать сунуть и твой палец. Для эксперимента.

- Отлично! – согласился Гога и сообщил: - Мы с Грикой отправляемся в командировку к морским котам. Дело серьезное и опасное. – Гога вкратце изложил суть вопроса. – Вы можете потребоваться нам здесь, в лаборатории, поэтому будьте постоянно на связи.

- Все понятно, - одновременно кивнули Мика и Жога. – Мы – на связи. Вам - удачи!

Гога вернулся в прихожую, дал знак Грике следовать за собой, и они вышли на улицу к дымолету, в котором их ожидал капитан Креветкин.

Портовая часть побережья являлась отправной точкой для всех морских путешественников.  Как всякий морской порт, это было очень оживленное и шумное место, где постоянно грохотали башенные краны, разгружающие грузовые корабли, гудели корабельные гудки, кричали портовые работники и сновали многочисленные пассажиры.

Капитан Креветкин приземлился на территории транспортной конторы, где он арендовал дымолет и, рассчитавшись с работником конторы, предложил детективам пройти к пристани.

- Здесь пришвартован мой скоростной корвет, на котором мы доберемся до порта погрузки, - пояснил капитан, выходя на пассажирскую пристань.

Корвет нельзя было спутать с другими судами, пришвартованными у пассажирской пристани. Это была, действительно, вершина инженерной мысли моркотов.  Даже глядя на него со стороны, можно было уверенно говорить о том, что это прекрасное непотопляемое судно способно доставить их в любую точку на карте мира за считанные секунды. Впрочем, в реальности речь шла, конечно, не о секундах, а в зависимости от расстояния – о минутах или часах, но факт оставался фактом – выглядел корвет на редкость впечатляюще.

Заметив восхищенные взгляды Гоги и Грики, капитан Креветкин довольно зашевелил усами.

- Вижу, вижу, что вам нравится моя рыбонька, - произнес он не без гордости и сделал приглашающий жест к трапу: - Давайте поднимемся на борт «Морской звезды», мусье сыщики.

Они поднялись по удобному трапу на палубу корвета, именовавшегося «Морская звезда», капитан Креветкин нажал в поручнях кнопку, и трап аккуратно сложился в борт судна, сделавшись невидимым.

- Этот корвет является скоростным судном малой вместимости, ну  или, как их называют по-другому – катер или яхта. – Начал описывать «Морскую звезду» капитан. – Для управления судном достаточно одного матроса.  Или капитана, как в моем случае, - хохотнул Креветкин. – На судне имеются две спальных каюты – для капитана и для шестерых пассажиров.  Но я не думаю, что они нам понадобятся, так как до порта загрузки на Ротановом острове мы доберемся за 20 минут. Но что бы вам было удобнее наслаждаться вечерним морским воздухом, предлагаю пройти на корму – там имеются удобные диваны.

И проводив Гогу с Грикой на корму, капитан Креветкин поднялся в кабину рулевого, где располагались все элементы управления корветом: кнопки, тумблеры, рычаги и, конечно, штурвал.

Пока детективы располагались на удобных диванах ярко-белого цвета, они даже не заметили, как корвет плавно отошел от пристани, развернулся носом к морю и, набирая скорость, двинулся в сторону, догорающего на горизонте, солнечного заката.

Через некоторое время капитан Креветкин спустился из рулевой рубки и, расположившись на соседнем диване, сообщил:

- Корвет доставит нас прямо к месту назначения без моего участия: запрограммированный автопилот прекрасно знает маршрут и все его особенности.

- Скажите, капитан, - обратился к нему Гога, – а ваши грузовые и пассажирские корветы тоже управляются автопилотами?

- Автопилоты используются только на коротких маршрутах.  На том маршруте, где исчезают наши корабли, автопилоты не используются.

- Понятно, значит, фактор сбоя в программе автопилота исключается… - Сделал вывод Гога.

- Вы правы,  здесь что-то другое, - согласился капитан Креветкин. – Будь дело в автопилотах, мы бы давно решили эту проблему. Но загадка – куда более серьезная…

- А какой груз перевозили исчезнувшие корветы?  Возможно, исчезновение как-то связано с этим?

- Обычные грузы, самые разные, - пожал плечами капитан Креветкин: - Банановое топливо, кокосовый сахар, драгоценные кораллы, да много чего, всего не перечислить.

Гога задумчиво хмыкнул и сделал пометку в своем блокноте. Грузы корветов вполне могли заинтересовать в качестве добычи пиратов или других разбойников. Но в случае пиратского нападения, капитаны корветов имеют возможность отправить сигнал SOS. А также на поверхности моря остались бы следы нападения – обломки или еще что-то. В данной же ситуации корветы просто исчезли, самым таинственным образом, не оставив и следа, не издав и звука. Загадка!

Как и обещал капитан Креветкин, через 20 минут «Морская звезда» пришвартовалась у пристани Ротанового острова.  За беседой эта короткая морская поездка пролетела практически незаметно.

Спускаясь по трапу, Гога заметил, что на берегу их дожидается целая делегация в количестве трех моркотов. Завидев эту компанию, капитан Креветкин радостно воскликнул:

- А вот и наши ближайшие соратники и помощники! Привет, ребята!

Моркоты помахали капитану в ответ, и когда Гога, Грика и Креветкин приблизились к ним, вежливо поздоровались. А капитан начал их представлять:

- Это мой управляющий по грузовым перевозкам – моркот Угрь. - Тощий морской кот в такой же широкополой шляпе и длинном плаще, как у капитана, поочередно подал лапу Гоге и Грике. – Это мой управляющий по пассажирским перевозкам – моркот Лососьев. - Полная противоположность Угря, Лососьев был настолько упитанным, что очень сильно смахивал на футбольный мяч. – А это – моя любимая моркошка Муся.  Моя наиближайшая помощница и по совместительству – дочь. – Капитан Креветкин ласково посмотрел на молодую морскую кошку в строгом деловом костюме.

Муся грациозно подала лапку сначала Гоге, а затем -  вдруг густо покрасневшему Грике.

Правильно истолковав неожиданное замешательство друга, Гога улыбнулся и подумал: «Эх, дружище, а я смотрю,  эта моркошечка  слегка выбила тебя из колеи».

Муся-же, как будто не замечая, изменившегося в цвете, Грику, опять повернулась к Гоге и, мурлыча, произнесла:

- Господин Гога, мы наслышаны о ваших достижениях и успехах в области сыска, а потому очень рады, что вы не отказались взяться за наше дело. Может быть, выпьем по чашечке кокосового молока с дороги?

- Благодарю вас, - вежливо произнес Гога и повернулся к капитану Креветкину: - Капитан, у нас есть для этого время?

- Да, конечно, пассажирский корвет отходит через 2 часа. За это время мы успеем посидеть в портовом кафе и обсудить вопросы предстоящего путешествия.

- Также я хотел бы посетить грузовую пристань, где грузятся и откуда уходят ваши грузовые корветы. – Выразил желание Гога.

- Как скажете.  С чего начнем?

- Конечно же, с кокосового молока, - предупреждая любые возражения, сказала Муся. И указала лапкой в сторону светящейся вдали вывески портового кафе «Жареный язь».

- Хорошо, - согласился Гога, и вся компания двинулась в указанном направлении.

Кафе оказалось типичной портовой забегаловкой, где проводили время случайные пассажиры, моряки и обычные портовые завсегдатаи – хомяки-грузчики, жуликоватые суслики, конторские мыши в деловых костюмах и прочие и прочие.

Найдя свободный шестиместный столик, литтлы и моркоты уселись за него и сделали заказ подошедшему официанту-гусаку: шесть чашек кокосового молока и шесть порций жареного язя.

- Жареный язь и кокосовое молоко – фирменные блюда этого заведения, - сказала Муся, пристально глядя на Гогу. – Впрочем, это единственное, что здесь безопасно в качестве еды, – с улыбкой добавила она.

- А вы хорошо осведомлены о качестве продуктов в «Жареном язе», - улыбнулся в ответ Гога и покосился на своего друга, который смущенно смотрел то в стол, то на Мусю.

- Помогая отцу, мне приходится много вращаться в этой среде, - пояснила Муся. - Я имею в виду порт и портовых обитателей. Я выполняю множество поручений отца, слежу за погрузками-разгрузками, нахожу и нанимаю матросов, договариваюсь с хозяевами грузов…

- Я и не мог предположить, что такая хрупкая морская кошка, да еще и дочь капитана Креветкина, занимается столь сложной работой, – уважительно произнес Гога.

- Пустяки, - промурлыкала Муся. - Я привыкла к этому с детства.

Когда принесли чашки с кокосовым молоком и тарелки с рыбой, слово взял капитан Креветкин:

- Господа, давайте перейдем к задаче, которую нам предстоит решить. Итак, - отхлебнув молоко, он повернулся к Гоге: - нам предстоит пройти на пассажирском корвете по маршруту, которым ходят наши грузовые корабли. В путешествие отправляемся вчетвером: мусье Гога, его помощник Грика, я и моя дочь Муся. Господа Угрь и Лососьев вынуждены будут остаться на Ротановом острове, дабы решать завтра вопрос с приостановкой наших перевозок. Путешествие наше продлится  12 часов – т.е. завтра днем мы уже будем в месте назначения – на острове Енотов. Казалось бы, немного, но за это время успевает бесследно исчезнуть грузовой корвет. Я этим маршрутом прошел уже раз сто с начала исчезновения наших кораблей, но так ни до чего и не додумался. Поэтому возлагаю все надежды на вас, господа сыщики. - После этих слов Муся поочередно одарила взглядом Гогу и Грику. Грика при этом, конечно-же, покраснел… А капитан продолжил: - И я очень надеюсь, что вам что-то удастся заметить или придумать. Поэтому спать нам, скорей всего, не придется.

Гога кивнул:

- Да, конечно. На то мы и детективы, что бы не спать тогда, когда добропорядочные граждане спят, а преступники бодрствуют.

- Замечательно! Тогда – доедаем этих прелестных язей и отправляемся на грузовую пристань! – Капитан Креветкин приподнял чашку с молоком и, залпом осушив ее, принялся за жареного язя.

А язь и в самом деле был великолепно приготовлен. Гога, как гурман и большой ценитель вкусных блюд, сделал такой вывод, съев небольшой кусочек рыбы. Грика, как величайший из литтлов гастроном, сделал такой вывод, уже доедая последний кусочек своего жареного язя и запивая его кокосовым молоком.

Капитан Креветкин расправился с язем за пару минут, Муся слегка обглодала только ребрышки, господин Лососьев, как и Грика, проглотил язя почти целиком, а господин Угрь вообще не притронулся к язю, а только тихо потягивал молоко из своей чашки, время от времени облизывая замочившиеся усы.

Наевшись и напившись, детективы с моркотами направились к выходу из кафе. Впереди шли Муся с капитаном, за ней Гога с Грикой и замыкали шествие господа Угрь и Лососьев.

- Смотрю, дружище, Муся тебе приглянулась? – негромко произнес Гога, толкнув Грику локтем в бок.

Тот чуть не выронил чемодан и, заикаясь, отозвался:

- Да нет-же, с чего ты взял?

Гога не успел продолжить разговор, так как в тот самый момент, когда капитан Креветкин открыл входную дверь кафе и отошел в сторону, что бы пропустить гостей вперед, с улицы внутрь ввалились два суслика, практически сходу налетев на Мусю, и сбив ее при этом с ног.

Гога с Грикой одновременно бросились к ней, что бы помочь подняться.

История эта тем-бы и закончилась, но суслики были настолько довольны своей выходкой, что громко захохотали, показывая пальцами на Мусю, которая отряхивала со своего делового костюма грязь.

- Смотри - грязная кошка, ха-ха! – засмеялся один.

- Как мокрая курица, ха-ха! – подхватил второй.

За их спиной начал вырастать массивный корпус капитана Креветкина. Вероятно, он бы стер этих сусликов в порошок, если бы Муся его не опередила.

Она взмахнула сначала одной лапой, потом другой, Гога с Грикой даже не заметили, что произошло, но через полсекунды оба суслика повалились на пол и, запищав от боли, вылетели из кафе с расцарапанными носами.

- Муся, ты в порядке? – капитан Креветкин обнял дочь. – Зачем ты поторопилась? Я бы им задал… - Потряс он в сторону двери огромным моркотским кулачищем.

Подскочили Угрь с Лососьевым и начали крутиться вокруг Муси, наперебой выкрикивая:

- Как вы, Муся? Вы живы? Смотрите, у вас к юбке листочек прилип! Давайте, я уберу его!

- Да отстаньте вы, - отмахнулась Муся, изящно сбила щелчком пальца прилипший к юбке листочек и повернулась к Гоге с Грикой. – Я вам очень признательна, спасибо.

Грика традиционно залился красным цветом и, глупо улыбаясь, уставился в пол.

Гога просто пожал плечами и ответил:

- Ну что вы! Мы всего лишь помогли вам подняться, а все остальное, что следовало сделать нам, сделали вы сами.

- Простите, привычка, - виновато улыбнулась Муся. – Я же говорила, что мне постоянно приходится общаться с данным контингентом. Отсюда и навыки поведения в таких ситуациях.

- Да я бы их… - снова заговорил капитан, скрежеща зубами.

- Все в порядке, папуля, пойдемте на грузовую пристань, - успокоила его Муся и все, наконец-то, вышли из кафе.

Дорога до грузовой пристани заняла совсем немного времени.

И здесь Угрь с Лососьевым, извинившись, удалились.

- Нам нужно в контору, - пояснил Угрь, ускальзывая вслед за, катящимся по дороге, Лососьевым.

- Всего наилучшего, - помахала им вслед Муся. – Вчетвером мы быстрее управимся. От этих бездельников все равно мало толку.

- Ну, Муся, - капитан Креветкин осуждающе посмотрел на дочь.

- Ну, папа, - передразнивая тон капитана, промурчала Муся. - Ты же прекрасно знаешь, какие это бездельники.

- Лососьев – большой специалист по пассажирским перевозкам, - вступился за них капитан. – И Угрь – хороший исполнительный работник.

Муся махнула лапкой – мол, что об этом говорить, тебя все равно не переубедить.

Поняв, что самое время закончить семейную перепалку, Гога попросил:

- Покажите нам причал, с которого отправляются ваши корветы.

- Да, конечно, пойдемте, - капитан Креветкин решительно шагнул в сторону множества гигантских контейнеров, которые ожидали своей очереди на погрузку в трюмы грузовых кораблей.

Грика, не выпуская из рук чемодана, засеменил следом, а Гога и Муся оказались рядом, чуть отстав, от стремительного арьегарда.

- Мне показалось, что вы недолюбливаете Угря и Лососьева? – вопросительно повернул голову к Мусе Гога.

- Разумеется! – воскликнула Муся. - Таких бездельников еще поискать. Они свалили всю основную работу на отца и уселись ему на шею. А отец им доверяет, и даже слушать меня не хочет…

Пройдя мимо ряда ржавых контейнеров, они вышли на огромный причал, где даже в это время – поздним вечером – кипела работа: сновали грузовые машины, погрузочные краны скрипели тросами и шестеренками, толпы хомяков-грузчиков перемещали мешки и ящики от кораблей и к кораблям.

- Вот здесь загружаются наши корветы. – Капитан широким жестом обвел причал. – Два из них стоят вон там. Их должны были сегодня загрузить, что бы завтра отправить по маршруту. Но погрузку пришлось отменить, так как завтра мы их не выпустим в море. – Капитан Креветкин грустно свесил усы.

Гога направился в сторону этих корветов, внимательно оглядываясь по сторонам.

От его взгляда ничто не могло ускользнуть, но ускользать-то особо было и нечему: шла обычная портовая работа. Контейнеры, краны, мешки, коробки, ящики, грузчики…

Трапы у корветов были убраны, грузовые ворота задраены. Перед ними на причале стояло множество ящиков, мешков и контейнеров, над которыми завис огромный крюк неработающего погрузочного крана – работа была остановлена.

- А где команды корветов? – Поинтересовался Гога у капитана.

- Матросы отпущены до завтрашнего дня. На корветах только капитаны.

Гога еще раз внимательно осмотрелся по сторонам: кран не работает, контейнеры и ящики неподвижно прилипли к причалу. В какой-то момент ему показалось, что за контейнерами произошло некое движение, но резко вернувшись взглядом в то место, где что-то будто шевельнулось, ничего не увидел. Возможно, показалось, все-таки темно, света от портовых фонарей недостаточно, вполне может что-нибудь померещиться…

- Ну что ж, думаю, можно возвращаться на пассажирский причал, - произнес Гога, обращаясь к капитану Креветкину.

- Секунду, - вдруг подал голос Грика. Поставив чемодан на землю, он достал из него фотоаппарат со вспышкой и сделал несколько снимков общим планом: корветы, контейнеры, ожидающие погрузки, капитан Креветкин на фоне других загружающихся кораблей, и… Муся. – Ой, простите, - смущенно произнес он, поняв, что Муся это заметила, и быстро убрал фотоаппарат обратно в чемодан.

Муся недовольно сморщила носик, но ничего не сказала, и все четверо двинулись в сторону пассажирского причала – до посадки на пассажирский корвет оставалось не так много времени.

Бело-голубой пассажирский корвет предназначался для перевозки более ста пассажиров и был оснащен всем необходимым: удобными каютами, рестораном, библиотекой, компьютерным салоном, музыкальным кубриком и даже спортивным залом с бассейном. На борту красовались буквы: «Альбатрос».

Капитан корвета - очень опытный морской кот с седыми усами, в белом кителе и фуражке с блестящей кокардой. Креветкин представил его детективам, как капитана Горбушина, и объяснил, кто и где будет размещен на время путешествия: Гога с Грикой в каюте №13 на первой палубе, а Муся и сам капитан Креветкин – напротив, в каюте №12.

- Впрочем, - добавил Креветкин, - как я уже говорил, спать нам вряд ли придется, поэтому вы можете заниматься тем, чем пожелаете: гулять по палубе, наблюдать за морем, разговаривать с пассажирами и командой – все на ваше усмотрение.

Пока шла посадка на борт, Гога стоял на палубе и наблюдал за поднимающимися по трапу пассажирами.  Тут были и целые семейства кроликов с множеством маленьких шумящих крольчат, и суровые псы-солдаты в военной форме, и веселые кабанчики в ярких рубашках. Словом, разношерстная публика.  Но в основном – еноты. По одному, парами, семьями, и почти все, как один, в строгих костюмах с галстуками и шляпах, а енотихи – в костюмах с огромными бантами вместо галстуков.

Капитан Креветкин с Мусей отправились в рулевую рубку для инструктажа капитана Горбушина, а Грика в это время отправился в отведенную им с Гогой каюту №13, что бы оставить там свой чемодан.

Каюта Грике понравилась. Тут было два спальных места, шкаф для одежды, удобный стол, за которым можно было перекусить или поработать.

Достав фотоаппарат, Грика закрыл чемодан и сунул его под кровать. Фотоаппарат он повесил себе на шею, что бы тот был постоянно под рукой,  дабы не упустить интересные или важные моменты, и вышел из каюты.

И столкнулся нос к носу с Мусей.

- Ой, простите… - Как всегда покраснел Грика и отошел в сторону, что бы дать Мусе пройти к ее каюте.

Но Муся не спешила воспользоваться освободившейся дорогой.

- А вы, я смотрю, фотограф? – Промурчала она, кивнув на фотоаппарат.

- Да, я люблю фотографировать, - смущенно погладил фотоаппарат Грика.

- И именно поэтому вы сфотографировали меня на грузовом причале? – Хитро прищурилась Муся.

- Ну… как… да… то есть… нет… - Замычал Грика.

- Хм? – Муся вопросительно подняла брови.

- Ну, то есть, не совсем поэтому. В смысле не совсем специально. – Грика частично уже совладал с собой и начал чуть более осмысленно формулировать фразы. – Я просто хотел сфотографировать дальние контейнеры, которые ожидали своей погрузки…

- И я случайно оказалась в кадре? – Подсказала Муся.

- Да, совершенно верно, - расплылся в улыбке Грика.

Муся еще какое-то время строго и пристально сверлила Грику взглядом, а потом вдруг громко и заливисто рассмеялась.

Грика непонимающе воззрился на Мусю.

- Да перестаньте вы, - весело произнесла Муся. - Я совершенно не против того, что случайно оказалась в кадре вашего фотоаппарата. Если вы вдруг случайно еще раз меня сфотографируете – я и тогда не буду против. – И продолжая смеяться, Муся скрылась в своей каюте.

Грика еще несколько секунд не мог сдвинуться с места, обескураженный произошедшим, но, в конце концов, взял себя в руки и, с радостной улыбкой на лице, поднялся на палубу.

Посадка пассажиров уже закончилась, и Гога к этому времени успел занять место в одном из кресел на носу корвета.  Появление расплывшегося в улыбке Грики его так развеселило, что он не удержался и произнес:

- Ну, Грика, рассказывай свою сердечную тайну! Вижу – ты настолько окрылен, что вот-вот воспаришь над палубой «Альбатроса», как тот самый альбатрос.

Грика отмахнулся:

- Да ну тебя, Гога, все шутишь… Скажи лучше, что мы будем делать эти 12 часов на корвете?

Гога пожал плечами:

- Главное, что нам нужно делать – это держать глаза и уши открытыми, - быстро став серьезным, произнес Гога. – А тебе, я думаю, не нужно забывать и про свой фотоаппарат…

- Да уж, это не проблема, - улыбнулся Грика, который в последнее время настолько увлекся фотографированием, что практически никогда не расставался с фотоаппаратом, особенно в поездках.

- И знаешь, что, - задумчиво добавил Гога, - почему-то мне не очень нравятся эти господа Угрь и Лососьев…

- Мусе они тоже не нравятся, - заметил Грика.

- Да… - протянул Гога. – Поэтому, дружище: глаза, уши, фотоаппарат.

В это время корвет издал короткий гудок, означавший, что трап убирается, а через пару секунд -  длинный гудок, означавший, что судно отчаливает. Свет на палубе стал чуть тусклее, и «Альбатрос» вышел в море.

Путешествие началось.

 

 

 

ЧАСТЬ 2

Прогулявшись по палубе, Гога с Грикой решили заглянуть  во все закоулки «Альбатроса», куда имелся свободный доступ.

В бассейне несколько бобров плавали в бирюзовой воде, шумно фыркая и брызгаясь во все стороны.

В спортзале псы-солдаты, уже переодетые в спортивные костюмы, занимались на тренажерах.

В компьютерном салоне молодые крольчата и кабанчики играли в компьютерные игры. Здесь стоял такой грохот, стрельба и крики, что Гога с Грикой особо не стали задерживаться и быстро ретировались.

В библиотеке было тихо и спокойно. Трое седоголовых енотов увлеченно читали газеты, пара взрослых кроликов в очках уткнулись в книги, и никого не замечали.

Музыкальный кубрик был заполнен нежными звуками одного из вальсов Шопена, исполняемого на фортепиано с такой душевностью и мастерством, что Гога, увидев, кто сидит за клавишами, в крайнем удивлении повернул голову к Грике и кивнул в сторону инструмента:

- А Муся не только великолепно управляется с хулиганами, но и прекрасно ладит с фортепиано.

Грика последовал за взглядом Гоги и восхищенно улыбнулся.

Да, действительно, за фортепиано сидела Муся и, порхая пальчиками по черно-белым клавишам инструмента, заливала кубрик прекрасной мелодией.

Все места в кубрике были заняты. Слушатели сидели, затаив дыхание, и не смели произнести ни звука до тех пор, пока Муся не взяла последнюю ноту, поднялась из-за инструмента и отвесила глубокий поклон.  После этого кубрик взорвался аплодисментами и криками: «Браво!», «Бис!».

Но Муся отрицательно замотала головой и, заметив у дверей, не менее восхищенных, чем прочие слушатели, Гогу с Грикой, с извинениями прошла к ним.

- Вы прекрасно играли, - галантно приложился к ее лапке Гога. – Чем дальше – тем больше я удивляюсь вашим талантам.

- Ну что вы, - отмахнулась Муся. – Это все ерунда. Вот ваш друг – действительно, талантливый фотограф. Причем, как все талантливые фотографы, он никому не показывает свои фотографии. - Муся рассмеялась, а Грика почесал затылок и смущенно ответил:

- Как-то не до этого было, обязательно покажу…

- Ручаюсь, что покажет, - улыбнувшись, заверил Мусю Гога  и предложил покинуть кубрик в направлении ресторана.

В ресторане они заняли один из столиков в дальнем углу, что бы можно было спокойно поговорить, и заказали кокосовое молоко.

- Насколько я понимаю, Муся, вы в курсе всех дел вашего отца – капитана Креветкина, - начал разговор Гога.

- Совершенно верно, - кивнула Муся, потягивая кокосовое молоко. – В последнее время я основательно погрузилась в дела нашей компании, и многое мне там не понравилось.

- Угрь и Лососьев? – намекнул Гога.

- Да, эта парочка присосалась к отцу и тянет из него большую часть доходов. Более того, я подозреваю их в воровстве, но никак не могу поймать их на этом, у меня нет доказательств.

Гога вопросительно посмотрел на Мусю.

- Что вы хотите этим сказать?

Муся вздохнула.

- Еще до начала исчезновения наших корветов, было несколько случаев пропажи некоторых грузов.

- Как это происходило?

- Я полагаю, что перед самой погрузкой. На склад приходит одно количество груза, а при погрузке оказывается, что какого-то груза не хватает.

- Но почему вы не обратились в морскую полицию?

- Мы обращались, но никаких улик обнаружено не было, никого не удалось поймать.

- А почему вы подозреваете Угря и Лососьева?

- Потому что они занимаются вопросами погрузки. Но, по сути, против них – никаких доказательств. – Муся расстроено развела руками.

- А не подозреваете ли вы, что исчезновение корветов – тоже их рук дело? – Гога внимательно посмотрел на Мусю.

Та на секунду задумалась и ответила:

- Не думаю… Они, конечно, те еще прохвосты, но вряд ли бы у них хватило ума и смелости на такое масштабное дело…

- А в качестве сообщников? – продолжал развивать свою теорию Гога.

Муся пожала плечами:

- Не знаю, мне кажется, вряд ли. Слишком мелкие и трусливые они жулики, что бы так рисковать. Одно дело украсть со склада пару ящиков сушеных ананасов, а другое дело – участвовать в деле по исчезновению нескольких корветов с грузами и командами.

Пока они пили молоко и разговаривали, Грика решился все-таки показать Мусе ее фотографию, и включил фотоаппарат в режим просмотра.

- Смотрите, Муся, - обратился он к моркошке, - что бы в будущем не быть обвиненным в излишнем таланте и высокомерии, я покажу вам то, что сфотографировал сегодня.

- Очень интересно, - Муся придвинулась к Грике и взглянула на дисплей фотоаппарата.

Гога разместился с другой стороны от Грики, что бы тоже иметь возможность посмотреть сегодняшние снимки.

Грика начал перелистывать снимки, начиная с самых поздних: пассажиры, поднимающиеся на борт «Альбатроса»; Гога, стоящий  у поручней; капитан Горбушин за стеклом рулевой рубки;  Муся на фоне далеких контейнеров. Грика остановился, разглядывая снимок. А ведь Муся вышла здесь весьма неплохо. Не зря говорят опытные фотографы, что лучшие снимки – сделанные в естественной ситуации, без постановки и грима.

Муся улыбнулась и произнесла:

- Должна признать, что вы и в самом деле талантливый фотограф. Раз уж вам удалось сделать неплохой снимок с таким нефотогеничным объектом, как я.

- О чем вы говорите? – воскликнул Грика. – Вы – на редкость фотогеничны! Вы просто не видели нефотогеничных объектов. Сейчас я вам покажу, вчера я фотографировал мартышек в лесу, так там такие рожицы наполучались… - Грика принялся быстро перелистывать снимки дальше:  капитан Креветкин на фоне кораблей; контейнеры, ожидающие погрузки; опять контейнеры…

- Стой!

Это вскрикнул Гога. Он схватил Грику за руку, что бы тот случайно не пролистал дальше.

- Что? – Грика испуганно воззрился на друга.

- Вернись назад! Убери корветы! – Гога почти кричал. – Назад, где контейнеры. Вот, стой! Видите? – Гога ткнул пальцем в дисплей фотоаппарата.

Дисплей был, конечно, небольшой для того, что бы рассмотреть все детали снимка, но в данном случае было отлично видно: на фоне одного из дальних контейнеров, освещенный фотовспышкой, зафиксировался, повернувшись боком, некий тип в плаще с высокоподнятым воротником и в шляпе. Лицо рассмотреть не удавалось, но по длинному носу можно было догадаться, что это - фиолетовый лис.

- Кто это? – Удивленно произнес Грика.

- Мне не зря показалось, что за нами кто-то следит из-за контейнеров, - ответил Гога. – Когда мы были на грузовом причале, я заметил там какое-то движение, но не придал этому значения. Как выяснилось – зря…

- Это – фиолетовый лис? – Удивилась Муся.

- Да, я уверен, что это – фиолетовый лис. Грика, - повернулся к другу Гога, - этот снимок необходимо срочно распечатать в крупном размере, что бы можно было рассмотреть лицо этого лиса.

Фиолетовые лисы  были хорошо известными жуликами и промышляли, как правило, воровством и грабежами. Было много фиолетовых лисов и среди пиратов. Словом, факт оставался фактом: появление фиолетового лиса в деле с корветами вынуждало задуматься о том, что здесь замешана крупная и  хорошо организованная банда.

- Мы можем сделать распечатку в компьютерном салоне? – повернулся Гога к Мусе.

- Да, конечно, там имеется вся необходимая техника.

- Идем! – Гога схватил за руки Грику с Мусей и решительно повел их к выходу из ресторана.

В компьютерном салоне все места были заняты: крольчата и кабанчики продолжали виртуальную битву за сокровища подводного царства.

Муся растеряно посмотрела на Гогу – что делать?

- Где стоит печатная машина? – повернулся к ней Грика.

- Там, в углу, - Муся махнула лапкой в дальний угол.

Грика решительно направился в указанном направлении, склонился над печатной машиной, некоторое время нажимал кнопки, затем довольно кивнул, подсоединил свой фотоаппарат напрямую кабелем и через минуту протянул Гоге лист бумаги с отпечатанным снимком.

Гога пристально всматривался в снимок, пытаясь вспомнить всех, известных ему, лисов-жуликов.

- Не узнаю… - с досадой пробормотал он. – Этот лис мне незнаком. Но снимок нам пригодится. Молодец, Грика. – Гога хлопнул друга по плечу. – Благодаря твоим навыкам обращения с компьютерной техникой, мы заполучили фотографию одного из подозреваемых. Это очень хорошо…

- Что вы собираетесь делать дальше? – поинтересовалась Муся.

- Давайте поднимемся на палубу, - предложил Гога.

Они расположились на свободных креслах в носовой части корвета.

- Я так и не успел спросить, - вернулся к прежнему разговору Гога. – Вам известно, в какой момент исчезли корветы? На полпути, или в начале пути, в конце пути?

Муся задумалась.

- Сложно сказать. Обычно грузовое судно передает сигнал в береговой командный пункт  в начале пути, в середине пути и в момент прибытия в порт назначения.

- А какие последние сигналы были от исчезнувших корветов?

- Только сигналы о начале пути.

- То есть до половины пути корветы не доходили? - Сделал вывод Гога.

- Либо уже не могли подать сигнал, например, в результате выхода из строя передатчика. – предположила Муся.

- Как вариант… - Задумчиво кивнул Гога.

Ночь уже давно вступила в свои полные права. По небу рассыпались мерцающие звезды, крупный месяц  неподвижно висел над, разрезающим черноту ночи, корветом. И только огни в иллюминаторах «Альбатроса», а также тусклый свет прожекторов, освещающих палубу, давали возможность  видеть вокруг себя что-то еще, кроме тьмы, звезд и месяца.

Гога, Грика и Муся еще какое-то время обсуждали, возникшие у них версии произошедшего.  Затем из рулевой рубки к ним спустился капитан Креветкин.

- Через час мы будем проходить половину пути, - сообщил он. – Вы уже в курсе, что от исчезнувших корветов не поступал сигнал с середины пути?

- Да, - кивнул Гога, - Муся уже рассказала мне об этом, и мы обсудили кое-какие версии.

- А еще мы выяснили, что за нами следил фиолетовый лис, - добавила Муся.

- Фиолетовый лис? – переспросил капитан Креветкин. – Эти мошенники?

- Посмотрите, - Гога протянул капитану фотографию. – Не узнаете?

Капитан Креветкин долго вглядывался в фотографию. Потом отрицательно мотнул головой и вернул ее Гоге со словами:

- Эти лисы – все на одно лицо… Те еще прощелыги…

- Вам приходилось с ними сталкиваться?

- Всякое бывало. Когда ходишь в море, приходится даже с пиратами сталкиваться. А ведь половина пиратов – те самые фиолетовые лисы. - Ответил Креветкин.

- Да уж, - протянул Гога и, встав из кресла, прошел к бортику на самом носу корвета – ему надо было подумать.

Внизу плескались волны, разрезаемые стремительным корпусом корвета. Гога смотрел в темноту и думал.

Фиолетовые лисы вполне могли организовать нападение на грузовые корветы.  Их отчаянность не шла ни в какое сравнение с мелкими запросами трусливых Угря и Лососьева. Но почему нет никаких следов нападения? Куда исчезли корветы? Грузы? Команды?

Впереди появился огонек. Маленький, как точка, похожий на звездочку.

Гога осмотрелся по сторонам. Больше нигде ничего не было. Огонек светился впереди, по курсу корвета.

- Капитан! – позвал он Креветкина, - Смотрите, кто-то прямо по курсу плывет.

- Где? – капитан Креветкин подошел к Гоге. – Ах, это. Ничего страшного, это не судно.

- Что же это?

- Старый маяк на одном из островков. На этом расстоянии кажется, что он прямо по курсу, но наш маршрут здесь поворачивает, и через несколько минут огонек уйдет в сторону и перестанет быть видимым.

- Разве в нынешнее время корабли ориентируются по маякам? – удивился Гога.

- В особо опасные погодные условия маяки включаются, – ответил капитан.

- Но сейчас штиль, шторма не предвидится.

- Да, - пожал плечами Креветкин. – Возможно, там живет какой-нибудь полоумный старик, который вздумал вдруг зажигать маяк каждую ночь, независимо от погоды. Нам он не мешает, но кому-нибудь в плохую погоду это может сберечь жизнь, поэтому мы давно уже не обращаем на него внимания.

- Понятно, - кивнул Гога, и они с капитаном вернулись к остальной компании.

Через некоторое время огонек маяка, действительно, ушел в сторону, а потом и вовсе исчез за горизонтом.

Больше ничего примечательного за время путешествия, не случилось. Сидя на носу корвета,  они продолжали беседу и обмен версиями. Изредка Грика щелкал своим фотоаппаратом. Как заметил «всевидящий» Гога, преимущественно, щелкал он в сторону Муси. Которую это, впрочем, нисколько не беспокоило, время от времени она даже открыто улыбалась в объектив.

На рассвете капитан Креветкин и Муся ушли  в свою каюту, а Гога с Грикой остались на боевом посту. Хотя, правильнее будет сказать, что на посту остался только Гога, т.к. Грика, всю ночь боровшийся со сном, стоило Мусе только уйти, сразу потерял всякий интерес к ничего не происходящему на борту и за бортом корвета, и самым наглым образом уснул прямо в кресле. И захрапел. А Гога смотрел в, озарившееся первыми солнечными лучами, небо и думал…

Корвет причалил к острову Енотов минута в минуту, как и обещал капитан Креветкин, ровно в 12 часов дня.

Грика к этому времени был уже разбужен, и вооружен своим неизменным чемоданом.

Спросонья хлопая глазами, он выискивал в толпе спускающихся по трапу пассажиров, конечно же, Мусю.

Но Муся с капитаном Креветкиным появились на палубе только, когда все пассажиры покинули корвет. Капитан – все в том же кожаном плаще и шляпе, Муся – все в том же деловом костюме. Грика не удержался и сделал снимок – щёлк! Что не укрылось от Муси и вызвало у нее улыбку.

- Что будем делать дальше, господа сыщики? – поинтересовался капитан, подходя к Гоге с Грикой.

- Скажите, капитан, - произнес Гога, - а как давно появился этот маяк, который мы проходили ночью?

- Да лет 300 уже, наверное…

- Нет, я имею в виду, как давно он стал светить независимо от погоды? По вашим вчерашним словам получается, что раньше этого не было, но потом вдруг он начал работать каждую ночь? Помните, про полоумного старика?

- Да-да, - согласился капитан и задумался. – Знаете, этот маяк вдруг начал нам мозолить глаза незадолго до того как стали исчезать корветы…

- А кто тот полоумный старик, что там живет и зажигает маяк?

- Да кто ж его знает? – воскликнул Креветкин. – В том месте – целая россыпь мелких островов и почти на каждом есть маяк, чтобы проходящие суда не разбились о скалы или не сели на мель. Но уже давным-давно все морские маршруты обходят этот архипелаг стороной и, как я говорил, только в штормовую погоду там зажигаются маяки.

- Кроме того маяка, который мы видели вчера ночью?

- Выходит, так. Но я понятия не имею, кто там может жить и управлять маяком. Я не был на этих островах лет двадцать. Раньше архипелаг был заселен морскими дикобразами, и они прекрасно справлялись с работой маяков. Когда регулярная потребность в маяках исчезла, большая часть дикобразов перебралась на материк или острова крупнее, а приглядывать за маяками остались только старые мордики, для которых это был вопрос чести. Вот я и предположил, что какой-то старый мордик перестал понимать, где шторм, а где штиль, и начал зажигать маяк каждую ночь.

Гога понимающе кивнул и твердо произнес:

- Нам нужно вернуться туда.

- На архипелаг? – Удивилась Муся.

- Да. И найти тот маяк, который зажигается каждую ночь. – Подтвердил Гога.

- Но зачем? – Спросил капитан Креветкин. – На этом архипелаге нет никого кроме этих старых морских дикобразов.

- Вы же не были там двадцать лет! – парировал Гога.

- Ну да… Но вряд ли там что-то изменилось за это время...

- Даже, если там ничего не изменилось за это время, - пояснил свою мысль Гога, - те, кто там живут, могли видеть что-то, относящееся к исчезновению корветов.

- Тысяча якорей! – воскликнул капитан Креветкин. – Конечно же, эти пустынные острова – прекрасное место для жуликов и пиратов! Как я сразу не догадался…

- Так на этих островах укрываются пираты? – удивился Гога.

- Трудно сказать, - пожал плечами капитан. – Раньше это были оживленные острова и мордики не подпускали пиратов даже близко. Я, честно говоря, и сейчас сомневаюсь, что на остров смогли бы высадиться пираты, будь там хоть один живой мордик. Эти морские дикобразы – серьезные воины и они никогда не водили дружбы с пиратами, более того при встрече в море пираты всегда старались обойти судно дикобразов стороной, дабы сохранить свою шкуру.

- Но сейчас?... – подсказал Гога.

- Но сейчас нам неизвестно, что на этих островах.  Пассажиры туда не стремятся, грузы туда никто не возит. Глухомань! Так что там вполне могли поселиться и пираты. Но при условии, что на островах нет ни одного мордика.

- В таком случае, - заключил Гога, - сейчас самое время нанести туда визит и собственными глазами убедиться, есть там морские дикобразы или нет.

- А если там пираты? – Насторожившись, заметил Грика.

Гога вопросительно посмотрел на капитана:

- Капитан, я полагаю, ваш скоростной корвет способен оторваться от пиратского преследования?

- Конечно, - заверил Креветкин. – Главное не приближаться к ним на расстояние абордажных крючьев.

-В таком случае, остается еще один вопрос, - снова обратился к капитану Гога: - Имеется ли скоростной корвет на острове Енотов или нам придется сначала вернуться на Ротановый остров?

- Нам не нужно никуда возвращаться, - успокоил капитан Креветкин Гогу. – Здесь имеется скоростной корвет, который мы сможем использовать для наших нужд.

- Великолепно! В таком случае, не будем терять время, а сразу примемся за дело.

- По рукам! – Согласился капитан Креветкин, и все направились за ним следом, к стоянке скоростного корвета.

Пока капитан руководил подготовкой корвета к выходу в море (заправка банановым топливом, погрузка минимального запаса провизии, проверка спасательных и сигнальных средств, проверка радиосвязи и тому подобное), Гога, Грика и Муся расположились под солнечным зонтиком недалеко от причала, где могли спокойно продолжить беседу.

- Я предлагала отцу охоту на живца, - рассказывала Муся. – То есть отправить по маршруту пустой корвет со мной в качестве пассажира.

- Отправиться в неизвестность? Опасно… - Произнес Гога. – А вы не пробовали сопровождать грузовые корабли сторожевыми корветами, что бы посмотреть – куда же они исчезают?

- В последний раз – попробовали… - С грустью в голосе произнесла Муся.

- И? – Гога затаил дыхание.

- И потеряли сразу два судна вместо одного. И грузовой корвет и сопровождающий. Это и стало последней каплей. Именно тогда мы решили обратиться к вам, господин Гога.

- Значит, капитан Креветкин правильно поступил, отказав вам в ловле на живца – вы бы исчезли вместе с грузом…

При этих словах Грика даже забеспокоился и пробормотал:

- Совершенно правильно поступил капитан Креветкин…

- Что вы говорите? – не расслышав, обратилась к нему Муся. Но Грика замялся и не знал, что ответить. – Наверное, вы хотели показать очередное фото с моей персоной? – Подмигнула ему Муся.

- О, да, конечно, - Грика не заставил себя ждать и включил фотоаппарат в режим просмотра, что бы показать Мусе сегодняшний снимок. – Вот, пожалуйста. – Он повернул фотоаппарат дисплеем так, что бы Мусе было удобно смотреть.

Склонив голову набок, моркошка посмотрела на дисплей.

- Какая забавная парочка – капитан и капитаночка, - засмеялась Муся, но вдруг внимательно прищурилась и совсем близко наклонилась к дисплею. – Не может этого быть!

- Что такое? – Грика с беспокойством заглянул на дисплей – неужели его снимок оказался хуже, чем он надеялся?

- Смотрите, Гога!

Гога тоже склонился над фотоаппаратом.

- Это же опять тот самый фиолетовый лис! – Муся указала коготком на задний план снимка.

Действительно, позади, стоящих на палубе, Муси и капитана Креветкина  тянулся ряд иллюминаторов, в одном из которых виднелся длинный нос и половина фиолетовой морды фиолиса.

- Похоже, он нас преследует! – Справедливо возмутилась Муся.

- Скорее, следит за нами, - задумчиво отозвался Гога. – Интересно знать – зачем? Что ему нужно от нас? Кто его подослал?

- Я не заметил его среди пассажиров во время плавания, - сказал Грика.

- Ничего удивительного, - пояснил Гога. - Он вполне мог затесаться в толпе пассажиров и просидеть весь путь в каюте, только изредка наблюдая за нами. Самое обидное, что мы его упустили и в этот раз, хотя, заметь мы его на фотографии чуть раньше, ему бы не удалось ускользнуть с корвета безнаказанно.

- Нда, - пробормотал Грика, - Похоже, что мне теперь надо внимательно изучать каждый только что сделанный снимок …

- По крайней мере, тот, на котором присутствует Муся, - рассмеялся Гога. - Похоже, Муся, вы примагничиваете этого фиолиса. Его так и тянет оказаться на заднем плане фото с вашим участием.

- Это просто ужас какой-то, - всплеснула руками Муся.

- Послушайте, - вдруг осенило Грику. - Но если этот фиолис постоянно следит за нами, значит он и сейчас где-то поблизости… - Грика с подозрением покрутил головой, как бы высматривая фиолиса.

- Вполне вероятно, - согласился Гога. – Поэтому надо быть крайне внимательными. Неизвестно, что на уме у этого хитреца. При малейшем подозрении – сразу говорите мне.

К зонтику подошел капитан Креветкин и сообщил, что корвет готов к отплытию. Узнав про преследователя, он, как и Грика, принялся озираться по сторонам, но, конечно же, никого, похожего на фиолиса, не увидел.

- Ну, ничего, пусть попробует догнать нас в море, - произнес он после этого и предложил отправляться на посадку.

Скоростные характеристики этого корвета, являвшегося точной копией «Морской звезды» и носившего название «Морская звезда-2», разумеется, были вне всяких сомнений.

Пока капитан выводил корвет из бухты, остальные – и Гога, и Грика, и Муся – стоя на корме, пристально вглядывались в удаляющий берег острова Енотов. На всякий случай Грика даже сделал несколько снимков, тут же внимательно их просмотрел, но все бесполезно – фиолиса не было видно как невооруженным глазом на берегу, так и на дисплее фотоаппарата.

- Как вы думаете, Гога, - поинтересовалась Муся, - фиолис от нас отстал, или задумал какую-то хитрость, и мы еще встретимся с ним?

Гога задумчиво почесал затылок и ответил:

- Я думаю, что фиолис еще даст о себе знать. Не затем он пробирался на пассажирский корвет и плыл у нас под боком до острова Енотов, что бы на этом закончить свое преследование. Наверняка мы все, или кто-то отдельно из нас, представляем для него интерес. И не исключено, что связано это с нашим расследованием. Если это так, то он заявится в самое ближайшее время. Так что еще раз повторяю – необходимо быть бдительными. А ты, Грика, не забывай периодически делать снимки. Особенно с Мусей в кадре, это помогает обнаружить фиолиса, - Гога с улыбкой похлопал друга по плечу.

С учетом скоростных характеристик «Морской звезды-2» путь  до архипелага Морских Дикобразов должен был занять не более двух часов. Об этом сообщил капитан Креветкин, который подошел сразу, как только закончил в рулевой рубке настройку автопилота.

- Архипелаг состоит из более чем десяти мелких островов, и, что бы не напороться на подводные рифы, за пару миль до суши я перейду на ручное управление, – добавил капитан. – Как старому опытному рулевому, мне будет так удобнее лавировать между опасными участками.

- Капитан, а правда ли, что таких скоростных корветов нет больше ни у кого? Только у морских котов? – Спросил Гога.

- Более чем, правда! – отозвался капитан.

- Следовательно, догнать и, тем более, обогнать нас никто не сможет? – Продолжил Гога.

- Разумеется! – с гордостью за свое судно подтвердил капитан.

- Даже по воздуху?

- Даже по воздуху! – снова уверенно произнес капитан. Но, подумав, добавил: - Только если не нашелся на этом свете хитрец, который бы умудрился оседлать горного ящера и, что самое важное, убедил бы его покинуть горы.

- Ну что же, - спокойно проговорил Гога, - судя по всему, такой хитрец нашелся, и, вероятно, в самое ближайшее время мы сможем узнать, кто же этот – маг и волшебник. – И указал за спину капитана, где далеко-далеко в небе двигалась черная точка, постепенно увеличивающаяся в размерах. – Хотя я и так догадываюсь, кто он…

Все, кроме Гоги, с немым удивлением воззрились на эту точку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСТЬ 3

Ситуация и в самом деле вырисовывалась не самая приятная. Можно было ожидать чего угодно, но то, что их обойдут по воздуху на горном ящере – меньше всего. Ведь ни одно морское и даже воздушное судно (будь то тихоходный дымолет или самая последняя разработка электролета) не могли сравниться по скорости и дальности полета с горным ящером.

Горящеры проживали высоко в горах и практически никогда не покидали пределов суши, несмотря на свои скоростные возможности. Только раз в году, перед самой зимой, у них происходила миграция с одного материка на другой и именно в этом случае они в полной мере использовали свои способности летать быстро и долго без остановки.

Но до зимы было еще далеко, а приближающаяся точка в небе начинала постепенно приобретать форму горного ящера.

- Не может этого быть… - только и выдохнул капитан Креветкин.

- О, ужас, - захлопала глазами Муся.

- Неужели этот фиолис умудрился оседлать горящера? – догадался Грика.

- Вне всякого сомнения, - подтвердил Гога и повернулся к капитану: - Капитан, мы можем увеличить скорость хода?

Вопрос был, конечно, странный с учетом того обстоятельства, что корвет скользил по поверхности моря на такой скорости, что казалось он вот-вот взлетит. Но, однако, оправданный в виду новых обстоятельств в лице горного ящера.

- На ручном управлении моя звездочка может показать и не такие чудеса скорости! – Наконец, вышел из оцепенения капитан. – Поднажать?

- Поднажмите, капитан! – Гога возбужденно потер ладони. – Мы должны добраться до места первыми!

- Есть! – гаркнул Креветкин и умчался в рулевую рубку.

И буквально через пару секунд «Морская звезда-2», вздрогнув всем корпусом, так стремительно рванула вперед, что все чуть не попадали на палубу.

- Ого, не ожидал, - с уважением произнес Гога, восстанавливая равновесие.

- Главное, что бы в баке хватило топлива до следующей перезаправки, - произнесла Муся. – Дело в том, что при таком ускоренном движении топливо расходуется в двойном объеме.

- А его может не хватить? – Забеспокоился Грика.

- С учетом того, что мы заправились перед самым отплытием – должно хватить в самый раз до архипелага. Правда для обратного пути нам нужно будет произвести дозаправку из резервных канистр.

Очертания горящера перестали увеличиваться. А еще через некоторое время начали уменьшаться.

- Гога, что ты собираешься делать на берегу? – Спросил Грика у друга.

- Если честно – пока не знаю, - ответил Гога, - но интуиция мне подсказывает, что там нас ожидает нечто интересное. Не зря фиолис оседлал горящера, он тоже здесь замешан. Действовать будем по обстановке, но в любом случае нам необходимо приготовиться к быстрой высадке на берег. Гога, ты приготовь свой чемодан. Муся, на борту имеется какое-нибудь оружие?

- Да, на корвете имеется несколько воздушных ружей и гарпуны для подводной охоты.

- Отлично, приготовьте одно воздушное ружье и гарпун. Мы должны быть готовы на случай неожиданного нападения.

- Будет сделано! – вытянувшись по струнке, отчеканила Муся и скрылась в одной из кают.

- Ого-го, Гога, - рассмеялся Грика, уже приготовивший свой чемодан. - Да ты – настоящий морской кот! Не пора ли тебе обзавестись собственным скоростным корветом?

- Это – хорошая идея, дружище, - улыбнулся в ответ Гога, взявшись за наполнение походного рюкзака различной провизией. – Только вряд ли он пригодится нам в лесу.

- Зато Мика с Жогой его быстро переоборудовали бы в скоростной летательный аппарат.

Грика посмотрел вверх. Контур горящера немного увеличился, значит. преследователи тоже поднажали и, видимо, идут с большей скоростью, чем корвет.

- Далеко еще до архипелага? – Поинтересовался Грика.

- Думаю, что нет. Эта «звездочка» капитана Креветкина летит со скоростью света…

- Я попробую сфотографировать горящера на максимальном увеличении, - предложил Грика и навел объектив фотоаппарата в сторону преследователей.

Сделав несколько снимков, он показал их на дисплее Гоге:

- Смотри, ты был прав, это – фиолис.

Гога посмотрел снимки и кивнул – на снимках, сделанных с многократным приближением, были прекрасно видны лупоглазый горный ящер темно-коричневого цвета и фиолетовый лис, одетый в мотоциклетный шлем с большими очками.

На палубе появилась Муся, вооруженная гарпуном и воздушным ружьем. Положив их рядом с рюкзаком, который Гога уже оставил в покое, она сказала:

- Это – автоматический гарпун на 5 стрел, и трех-зарядное воздушное ружье. После трех выстрелов воздушное ружье автоматически перезаряжается в течение 30 секунд. А вот гарпун без стрел – становится бесполезной железякой.

- Надеюсь, этого будет достаточно, или, что еще лучше, вообще не понадобится, – ответил Гога.

- По-моему, я вижу землю, - сообщил Грика.

Гога посмотрел вперед по курсу корвета. Да, все верно, пока еще далеко на горизонте, но уже стали видны первые очертания земли. Он перевел взгляд в небо: горящер стал еще крупнее.

- Думаю, мы успеем, - обнадежил Гога друзей и забежал в рулевую рубку, что бы выяснить как дела у капитана.

- Все в порядке! – заглушая гул двигателя, прорычал сквозь усы Креветкин, вцепившийся одной рукой в штурвал, а другой – в рычаг форсированного акселлератора. – Я тоже вижу землю. Через пять минут мы будем на месте!

- Нам нужен тот остров, на котором – маяк! – прокричал ему почти на самое ухо Гога.

- Будет сделано! – ответил капитан и махнул рукой вперед.

Теперь было видно уже несколько заросших деревьями скалистых островов. И, как минимум, на двух из них высились маяки.

- Тысяча якорей! – с досадой выругался капитан Креветкин. – Да тут, как и раньше, почти на каждом острове – по маяку!

«И не один из них в настоящее время не светится, т.к. сейчас – день, а не ночь», - подумал Гога, быстро соображая, как им определить нужный маяк. Времени оставалось совсем мало, россыпь островов становилась все ближе…

- Горящер! – услышал Гога вопль Грики и выглянул из рубки.

Да, и горящер тоже был уже достаточно близко, что бы можно было невооруженным глазом рассмотреть у него на загривке фиолиса в блестящем шлеме.

- Есть идеи? – Зашевелились, подобно змеям, длинные усы капитана.  – Или будем причаливать к первому попавшемуся маяку?

- Есть! – радостно воскликнул Гога. – Капитан, это ведь односторонние маяки? Они могут светить только в одном направлении?

- Так точно! – кивнул капитан.

- Значит, нам нужно зайти с той стороны, с которой мы видели свет. Это возможно? Вы сможете определить это направление?

- Барометр мне на ногу! – Обрадовался капитан. – Две секунды! Только мне надо освободить  одну руку. Держи штурвал, Гога!

Гога схватился обеими руками за штурвал и почувствовал, насколько это было трудно – удерживать ровное направление движения судна.

- Держи крепче, юнга! – Захохотал капитан Креветкин и принялся свободной рукой быстро нажимать цифры на клавиатуре навигационного устройства. – Сейчас я высчитаю направление, широту, долготу, зюйд, зюйд-вест… Готово! Подвинься-ка, приятель, - Капитан снова взялся за штурвал и круто повернул вправо.

Гога при этом по инерции вылетел из рубки, но успел схватиться за поручень и удержался на ногах.

Горящер при резкой смене курса корветом чуть не пролетел мимо. Он быстро захлопал крыльями, сильно наклонившись в бок, и чуть не скинул с себя фиолиса. Но тот удержался, и преследование не прекратилось.

- Какая жалость! – услышал Гога голос Муси, которая от досады даже топнула ножкой по палубе.

Корвет  тем временем пролетел почти вплотную с одним из скалистых островов, вторым. Проскочил третий остров, который был покрыт густыми зарослями папоротника и лиан, повернул налево, скрываясь от взгляда горящера за этими зарослями и, снижая скорость, въехал на песчаный берег почти всем своим корпусом, оставив в мелководье лишь гребные винты.

- Даже не знаю, бросать ли мне якорь! – Рассмеялся капитан и, заглушив двигатель, повернулся к Гоге: - Сходим на берег?

- Бегом! – крикнул Гога и выбежал на палубу. – Грика – чемодан, капитан – оружие! – Скомандовал он, сам схватил тяжелый рюкзак и, увлекая всех за собой, прямо с носа корвета прыгнул на желтый прибрежный песок.

Следом соскочил Грика, прижимая к себе обеими руками чемодан и фотоаппарат. Капитан, вооруженный ружьями, тоже не заставил себя ждать.

Когда троица приготовилась к рывку в сторону зарослей, позади раздался жалобный голос Муси:

- А как же я?..

Все обернулись.

 Муся стояла на носу корвета в своем деловом костюме и топталась на месте, не зная, что делать.

Из-за деревьев появилось стремительно-несущееся тело горящера.

- Прыгай! – завопили в один голос Гога, Грика и капитан Креветкин.

- Я боюсь, тут высоко… - пропищала, чуть не плача, Муся, которая еще вчера легко разделалась в портовой забегаловке с двумя хулиганами.

- Прыгай!!! – еще громче завопила вся троица, с ужасом наблюдая, как огромное тело горящера уже было так близко, что отбрасываемая им тень готова была вот-вот коснуться кормы корвета.

Муся зажмурила глаза и, пронзительно завизжав, сиганула вниз.

Приземлившись в песок на все четыре конечности, она вскочила, хотела отряхнуть запачкавшийся костюм, но капитан Креветкин и Гога схватили ее за передние лапы и рванули за собой к тропинке, которая уходила с песчаного берега в заросли огромного папоротника, где их ждал Грика.

Они вовремя успели скрыться среди деревьев, оставив за спиной шумное хлопанье крыльев приземлившегося горящера и неразборчивый голос фиолиса.

- Куда мы идем? – Поинтересовался Грика у Гоги, который, как и капитан Креветкин, уже отпустил Мусю.

- Маяк – на вершине скалы, почти у самого обрыва, - ответил Гога. – Я думаю, эта тропинка выведет нас к нему.

- Все правильно, - подтвердил капитан. - Я немного помню эти места.  Так что давайте поторопимся, если хотим успеть к столу.  - Он было громко засмеялся, но сразу осекся, остановленный шиканьем Муси:

- Тише!..

- Извините, - прошептал капитан, и вся компания стремительно двинулась по тропинке, которая должна была вывести их к маяку.

Подниматься в гору было не так-то легко, особенно в густых зарослях, но детективы и Креветкины шли быстро, не сбавляя шаг.

Когда все запыхались настолько, что уже готовы были вот-вот упасть на землю, Гога скомандовал остановку и прислушался.

Где-то позади шелестела листва, и трещали ветки.

- Нам следует поторопиться, - с сожалением произнес Гога, понимая, что их настигает погоня.

- Как скажете, господин сыщик, - тяжело вздохнула Муся.

- Включаем второе дыхание! – Скомандовал сам себе капитан и энергично шагнул вперед.

Через несколько минут они вышли из зарослей и увидели поросшую зеленым мхом скалу, на которой возвышался огромный черный маяк.

- Еще немного – и мы на месте, - радостно потер ладони, шедший впереди, Креветкин и обернулся к остальным: - Побежали?

- Побежали!

Казалось, последние метры – самые тяжелые и самые длинные, не смотря на то, что команда следователей перешла на бег, насколько это было возможно в утомленном состоянии.

Ступеньки каменной лестницы, которая вела к двери маяка, как будто тоже ожили и убегали от них.

Труднее всего бег давался неповоротливому Грике, который отстал даже от Муси. Понимая, что тот  безнадежно задерживает всю группу, Гога остановился, пропустил вперед Мусю и выхватил у Грики чемодан, что бы облегчить ему движение.

Тем временем фиолис уже выскочил из зарослей и стремительно бежал следом, готовый вот-вот настигнуть их.

- Быстрее, дружище! – Гога свободной рукой уперся Грике в спину и принялся подталкивать его вперед.

- Я на месте! – раздался голос капитана Креветкина, который, взбежав по каменным ступенькам,  пытался открыть дверь маяка. – Ах ты, ржавая железяка! – Он безуспешно дергал ручку металлической двери.

Позади раздался голос фиолиса. Он что-то кричал.

- Быстрее, ребята! – Муся тоже была у дверей.

Пока Гога с Грикой поднимались по ступенькам, капитан Креветкин, наконец, справился с дверью.

- Готово! – Воскликнул он.  - Заходим внутрь! – И первым шагнул в темноту.

За ним последовала Муся. Затем - весь мокрый от пота – Грика. И Гога завершил процессию.

- Стойте! Туда нельзя!!! – Прокричал им вслед фиолис, но его уже никто не слышал, так как дверь маяка с громким скрипом захлопнулась за спиной у Гоги.

Внутри было так темно, что Гога замер на месте, боясь на кого-нибудь наткнуться.

- Вы где? – тихо проговорил он.

Но никто не отозвался.

- Грика?

Тишина.

- Муся?

Тишина.

- Капитан?

Тишина.

Гога забеспокоился. Что-то здесь неладно… Он постоял некоторое время на месте, привыкая к темноте, затем покрутил головой, пытаясь что-нибудь разглядеть, и, заметив маленький красный огонек, как ему показалось, у дальней стены, осторожно шагнул в его сторону.

В это мгновение яркая вспышка хлестнула его по глазам так, что он непроизвольно зажмурился и чуть не выронил чемодан, который продолжал держать в правой руке.

Прошло не более одной секунды.

- Гога! – услышал он голос Муси и открыл глаза.

Перед ним стояли Муся, капитан Креветкин и Грика - с такими же удивленными и ничего не понимающими лицами.

Находились они в небольшом квадратном помещении с металлическими стенами, освещенном единственной лампочкой.

- Где мы? – Произнес Гога, оглядываясь по сторонам.

- Похоже, в мышеловке, - оптимистично проговорил капитан Креветкин, держа наготове в каждой руке по ружью.

Раздался еле слышный гул, и, комната, как будто начала движение вниз.

- Мы – в лифте, - догадался Гога.

- И куда этот лифт едет? – поинтересовалась Муся.

- Рано или поздно мы это узнаем, - Гога пожал плечами, поставил на пол чемодан и рядом с ним – рюкзак, сняв его со спины.

- Знать бы еще как из него выбраться, - выразил всеобщее пожелание капитан.

- А также – как мы в него попали. - Добавил Грика.

- Вы тоже видели яркую вспышку? – Поинтересовался Гога.

- Да, только мы направились в сторону красного огонька – бабах! Вспышка! И мы – здесь, - ответил капитан. – А через пол-минуты и вы, мусье Гога, рядом с нами. – Креветкин усмехнулся – видимо, эта ситуация его нисколько не пугала и не выводила из равновесия. Как всякий бывалый морской кот, пробороздивший множество морей и океанов, он был готов к любой неожиданности. Особенно, ощущая в руках такое вооружение, как воздушное ружье и многозарядный гарпун.

Лифт замедлил свое движение и остановился. Все насторожились, ожидая, что же будет дальше. Капитан то и дело бегал глазами слева направо и обратно, и поводил стволами ружей в разные стороны. Муся нахохлилась и выпустила длинные острые когти. Гога повыше затянул молнию кожанки и принял боевую боксерскую стойку. Грика приготовил фотоаппарат… Вот ведь Грика! Даже в такой ситуации у него все мысли были только о том, как бы что интересное сфоткать!

Сверху что-то скрипнуло, и, подняв глаза, Гога увидел, как из потолка рядом с лампочкой выдвинулся небольшой динамик громкоговорителя. Динамик зашипел и выдал скрипучим голосом следующую тираду:

- Так-так-так! Здравствуйте, дорогие гости! Мы вас, конечно, особо не ждали, но раз уж вы сюда заявились – будьте любезны выслушать и запомнить следующие правила: никаких резких движений, никаких попыток к нападению и бегству и четкое выполнение моих команд. Все понятно?

- Что это еще за трещотка? – прорычал недовольно капитан Креветкин, потрясая ружьями. - А ну ка покажись нам, мы с тобой поговорим с глазу на глаз!

- Обязательно! – неприятно засмеялся динамик. – Вот только сначала положите оружие на пол и не забывайте о правиле четкого исполнения моих команд.

- Что-то знакомое в этом голосе, - проговорил Гога.

- Фиолис? – Подсказала Муся.

- Не пойму…

- Хватит болтать!!! – взревел динамик так, что все чуть не оглохли. – Слушать меня! Оружие на пол!!! Иначе я зажарю вас прямо в этой кастрюле!

И, как будто в подтверждение этих слов, в потолке открылось несколько небольших отверстий, из которых сверкнули электрические разряды микро-молний.

Два разряда ударили прямо в ружья капитана Креветкина, и оба ствола мгновенно оплавились, превратившись в свисающие сосульки. Еще два разряда угодили в рюкзак Гоги, превратив его в кучку пепла.

- Ах, ты-ж, сухопутная селедка! - Обескураженно выдохнул капитан и бросил оплавленные ружья на пол.

- Ну что, поняли, кто здесь главный? – Снова засмеялся динамик. – Кто-нибудь еще желает поспорить со мной?

- Мы с тобой еще не так поспорим, - тихо проговорил капитан Креветкин.

- Что? Кто-то что-то сказал???

- Молчим, - прошептал Гога, толкнув капитана локтем в бок. - Для начала нам надо выяснить, с кем мы имеем дело…

Тот кивнул и крепко сжал губы.

- Вот так-то! – довольно задребезжал динамик. – А теперь давайте посмотрим друг на друга поближе. И не вздумайте забыть о правиле беспрекословного выполнения моих команд!!!

Одна из стен лязгнула и медленно поползла вниз, постепенно открывая выход.

Когда стена уехала полностью до уровня пола, в открывшемся проеме представилось следующее зрелище: огромная пещера-лаборатория, заполненная множеством непонятных устройств и приборов, цистернами и ящиками, стеллажами и тележками, многоярусными переходами и лестницами. И среди всего этого оборудования на нижнем ярусе сновали непонятные личности, одетые, как один, в белые халаты, белые шапочки, белые медицинские маски и большие круглые очки с черными стеклами.

- Ого! – пробормотал капитан, озираясь по сторонам. - Да здесь без бочки минтая не разобраться…

А посреди пещеры, на высоких металлических колоннах стояла стеклянная наблюдательная вышка. В которой находился…

- Крыс! – не удержался Грика.

Ну, конечно же, Крыс. Тот самый «гениальный» прохвост и жулик, который уже неоднократно попадался Гоге во время его расследований.

- Кого я вижу! – с наигранной радостью воскликнул Крыс и захохотал. – Господа детективы собственной персоной! И в компании господ моркотов! Какие приятные гости!

- Послушай ты, болотная лягушка, - заговорил капитан Креветкин, делая шаг вперед. - Выползай из своего аквариума, и я с тобой поговорю по душам…

- Не стоит торопиться, - ласково пропел Крыс и рявкнул: – Кегль! Жбан! Взять их на мушку!

С двух сторон от лифта появились два ближайших помощника Крыса – суслики Кегль и Жбан, хорошо известные Гоге по предыдущим расследованиям. Они были в круглых очках с темными стеклами, как у непонятных личностей, сновавших по нижнему ярусу лаборатории, и держали в лапах громоздкие ружья-нейтрализаторы, при стрельбе из которых цель накрывалась электромагнитным куполом, из которого невозможно было выбраться, пока нейтрализатор не отключит поле.

- Давайте-ка, выходите сюда, - противным голосом пропищал один из них. – Кегль, держи их на прицеле!

- Почему я? Ты же – главный, ты – и держи их на прицеле, - прогнусавил второй.

- Ты – идиот! – Жбан стукнул свободной лапой себе по лбу. – Мы оба будем держать их на прицеле!

- Ну, тогда, хорошо, я согласен, - кивнул Кегль.

- Послушайте, ребята, - заговорил с ними капитан Креветкин. - Вы вообще можете не держать нас на прицеле. Я отпускаю вас домой. Можете сходить перекусить, вздремнуть…

- В самом деле? – совершенно искренне обрадовался Кегль и, опуская ружье-нейтрализатор, повернулся к Жбану: - Ты слышал, Жбан? Мы можем перекусить и вздремнуть. Пойдем, тут и без нас разберутся…

- Остановись, тупица! – возопил Жбан. – Подними ружье! Мы должны надеть на них купол, иначе Крыс превратит нас в прикормку для китов!

- И в самом деле, я чуть не забыл! – опомнился Кегль и снова поднял ствол нейтрализатора.

Капитан и Гога посмотрели друг на друга: а ведь уловка почти удалась…

- Давайте, выходите! – снова потребовал Жбан.

Детективы и моркоты вышли из лифта. Дверь позади них сразу закрылась.

- А теперь – стреляй! – скомандовал Жбан.

- Кто? Я? – Кегль бессмысленно воззрился на напарника.

- Мы одновременно выстрелим! – теряя терпение, прорычал Жбан.

- Может быть, вы все-таки пойдете перекусить и вздремнете? Мы вас совсем не задерживаем… - Сделал вторую попытку сбить с толку сусликов капитан Креветкин.

Но, похоже, вся эта комедия уже перестала забавлять Крыса, сидевшего в стеклянной будке, потому что он вскочил со своего кресла и, размахивая короткими лапками, заорал:

- Стреляйте, недоумки!!! Сколько вы еще будете с ними болтать?

Суслики прижали уши, и Жбан проскрипел:

- Стреляем на счет «три»! Раз, два, три… - Жбан нажал на спусковой крючок, но, Кегль продолжал тупо стоять с прижатыми ушами, и поэтому купол образовался не достаточно объемным, что бы полностью накрыть всех четверых пленников, а завис, подобно грибу над их головами.

- Ты почему не стреляешь???- зашипел Жбан.

- Но ты не сказал «счет три»…

- Стреляй уже!!!

- Ну, хорошо… - Наконец, и Кегль нажал на спусковой крючок, и совмещенное из двух ружей электромагнитное поле оказалось достаточно мощным, что бы все четверо пленников оказались полностью им накрытыми.

В таком состоянии купол мог находиться достаточно долгое время, пока его не отключат анти-нейтрализующим выстрелом, либо пока электромагнитное поле не ослабнет вследствие потери энергомощности.

- Ну, вот вы и в коробочке! – радостно потирая ладони, засмеялся Крыс и, дернув какой-то рычаг на панели управления, подъехал в своей стеклянной вышке к площадке, на которой находились, закрытые электромагнитным куполом пленники, и, вооруженные нейтрализаторами малосообразительные суслики.

Выйдя на площадку, Крыс, радостно подпрыгивая, обошел вокруг купола и произнес:

- Ну, теперь-то мы можем поговорить по душам…

- Не знаю, получится ли у нас разговор по душам, - отозвался Гога. - Но поговорить нам нужно очень серьезно…

- Разумеется, серьезно! – расплылся в крысиной улыбке Крыс. – Куда уж серьезнее! Особенно с учетом того, что ваша наиприятнейшая перспектива – это стать обогащенным кормом для китов, ха-ха-ха!

Муся испуганно округлила глаза.

- Не пугайтесь, Муся, - успокоил ее Грика, тем не менее, нервно барабаня пальцами по корпусу фотоаппарата, который все это время продолжал висеть у него на шее. – Мы что-нибудь придумаем, и разберемся с этим негодяем…

- С негодяем? – насторожился Крыс. – С каким негодяем? Вы привели с собой негодяя? Где он? – И еще более противно захохотал. – И самое смешное – кто и как разберется с ним? В смысле со мной?  Уж не ты ли шарообразный помощник глупенького детективчика?

- Полегче! – Капитан Креветкин угрожающе потряс огромным моркотским кулаком.

- Ой-ой-ой! Как страшно! – Крыс театрально присел на полусогнутых ногах, выставив вперед лапы, и сделал испуганное лицо. – Уж не этот ли моркот - неудачник с плешивыми усами разберется с могучим и великим Крысом?

- Могучий и великий Крыс? – Капитан, смеясь, повернулся к Гоге:  -  Мусье Гога, вы знаете такого?

- Впервые слышу, - поддерживая иронический тон капитана, улыбнулся Гога.

- Эй, вы! – завизжал от ярости Крыс. – Не смейте насмехаться надо мной! Иначе я нажарю из вас котлет!

Решив, что пока достаточно выводить Краса из себя, Гога, хитро прищурившись, обратился к нему:

- Послушай, Крыс. Мы появились здесь не так просто, и тебе придется ответить за все, что ты натворил…

- За все, что я натворил? – Удивился Крыс. – А ты знаешь все, что я натворил?

- Разумеется, - блефуя, уверенно произнес Гога, что бы заставить Крыса самого все рассказать. – Ведь ты настолько гениальный жулик, что я сразу понял: все это – дело твоих рук.

- Не может быть! – всплеснул лапами Крыс, тем не менее, польщенный, что его гениальность (хоть и в шутливой манере) признал Гога. – И то, что похищение корветов – дело моих рук, тебе известно?

- Конечно…

- И то, что я похищал их при помощи созданного мною телепортатора?

- Естественно…

- И то, что я похищал корветы, что бы завладеть грузом?

- Кто-бы сомневался…

- И то, что я с этими грузами сделал? И то, что я сделал с командой? И то, что я сделал с корветами??? – распалился не на шутку Крыс.

При этих словах капитан Креветкин напрягся, готовый прямо сейчас пробить электромагнитное поле, лишь бы схватить Крыса за шиворот и как следует встряхнуть его.

А Гога молчал и пристально смотрел на Крыса, ожидая от него подробностей.

- Так значит тебе это все известно? – переспросил Крыс, почти вплотную подойдя к куполу.

Гога молчал и ждал.

- Если тебе все это известно, - уже тише произнес Крыс, - давай, расскажи мне об этом, а я послушаю. – И во всю глотку разразился своим неприятным скрипучим смехом.

Гога глубоко вздохнул. Его план по вызову Крыса на откровенность не совсем удался. Но кое-что все-таки прояснялось. Во всяком случае, было уже наверняка понятно, что корветы похищены Крысом. И похищены при помощи телепортатора. Именно этим можно объяснить их неожиданное исчезновение в море, а также мгновенное перемещение группы следователей из маяка в лифт.

Главные вопросы, конечно, оставались без ответа:  где сами корветы, команды корветов и грузы? А также: как Крысу вообще удалось изготовить телепортатор? Мика с Жогой бились над этим устройством уже не один год, но все их проекты не выходили за рамки научно-фантастических рассказов, и не приводили ни к какому практическому результату. А этому прохвосту, понятия не имеющему о том, как пользоваться паяльником, удалось вдруг изготовить такое наисложнейшее устройство, как телепортатор??? Все это очень странно… Не работает ли на Крыса какой-нибудь гениальный ученый-изобретатель?

Не теряя надежды выведать у  Крыса все подробности, а также рассчитывая на его болезненное самомнение и неизлечимую манию величия, Гога произнес:

- Так значит, все-таки телепортатор? Эта безделушка, которую может собрать любой ученик первого класса начальной школы за пять минут? – Гога презрительно усмехнулся. – И ты хотел этим удивить меня?

- Безделушка? – переспросил Крыс. – Разумеется, это не более чем безделушка для школьников. – И добавил высокомерно, не скрывая гордости: - По крайней мере, если у тебя есть древняя книга Боброносов…

- Древняя книга Боброносов? – переспросили хором озадаченные суслики.

- Древняя книга Боброносов? – практически хором переспросили Гога, Грика, Муся и капитан.

- Древняя книга Боброносов, - спокойно повторил Крыс.

- Древняя книга Боброносов, - повторил Жбан Кеглю.

- Шеф, кажется, вы проболтались, - предупредительно сообщил Кегль.

Крыс недовольно сморщил нос.

- Ерунда, - отмахнулся он, несколько раздосадованный тем, что раскрыл тайну, о которой никто не должен был знать, кроме ближайших его соратников. – Все равно эти милые ребятки в самое ближайшее время станут кормом для китов.

Древняя книга Боброносов – это наидревнейшая кладезь знаний, с подробным описанием и чертежами различных чудодейственных приборов и устройств, которые к нынешнему времени оказались утраченными, и современным ученым по сути приходилось некоторые из них изобретать заново. 

Сами боброносы являлись расой, жившей 10 тысяч лет назад, но со временем исчезнувшей в результате какого-то природного катаклизма – то ли метеорит упал на место их обитания, то ли произошло извержение вулкана. 

Как гласит легенда, за время своего существования раса боброносов достигла такой вершины цивилизации, что всевозможные телепортаторы и космолеты являлись для них обыденной вещью. Однако, практически ни одно из изобретений боброносов не сохранилось до нынешних времен, за исключением, так называемой Древней Книги Боброносов, в которую подробнейшим образом записывались все открытия, достижения и изобретения, совершенные боброносами.

Правда, доказательств существования этой книги ни у кого не было. Вся информация являлась не более чем слухами и легендами, передаваемыми из уст в уста, из поколения в поколение. Хотя поисками ее постоянно занимались ученые всех направлений – от археологов до астрономов. А также различные авантюристы, пираты и прочие охотники за сокровищами. Так как стать обладателем этой книги означало бы стать, как минимум, наибогатейшим существом на планете, или властелином всего мира, благодаря знаниям, записанным в ней, и исходя из предполагаемой ее стоимости.

Неужели Крыс не шутит? Как ему удалось найти эту бесценную книгу?

- Древняя книга Боброносов? – в очередной раз переспросил Гога, но на этот раз, добавив в голос больше ноток сомнения. – Да ведь это же вымысел научных фантастов!

- Вымысел? – проревел Крыс. – Кегль! Жбан! Принесите  эту книгу!

Суслики бросились к вышке, гремя нейтрализаторами. Там они долго боролись с дверцей огромного бронированного сейфа и, наконец, препираясь и толкаясь, вынесли огромную толстую книгу в массивном золотом переплете с застежкой, на которой висел большой амбарный замок.

Древние буквы на обложке, написанные на языке боброносов, не оставляли сомнения – это та самая книга.

«Вот это открытие!» – восхищенно подумал Гога.

А Грика не удержался и щелкнул фотоаппаратом, без фотовспышки, что бы свет не отразился от электромагнитного купола и не засветил снимок.

- Прекратите фотографировать! – закричал Крыс и кинулся было к куполу, что бы забрать фотоаппарат, но остановился, опасаясь удара электромагнитным разрядом. – Впрочем, ничего страшного, твой фотоаппарат я заберу потом. – И сделал жест лапой сусликам: - Спрячьте книгу.

 - Как к тебе попала эта великая книга? – проговорил Гога, наблюдая за сусликами, убиравшими книгу обратно в сейф.

- Хе, - Крыс усмехнулся и, видимо, расслабившись от осознания того, что пленники все равно отправятся на корм китам, решил похвастаться, не скрывая подробностей: - Про эту книгу мне рассказал старик Крокодилов. Это старый авантюрист, который объездил весь мир. Он искал эту книгу всю свою жизнь и, наконец-то, напал на ее след, который вел в пустыню Рафинада. Мы встретились с Крокодиловым в баре «Черный койот» в городке под названием Рафинадград, откуда тот планировал отправиться в пустыню на турбо-верблюдах, которых  ему должны были подготовить к следующему утру. Он настолько разоткровенничался, что даже показал мне старинную карту, по которой можно было найти Книгу Боброносов. Ну а все дальнейшее было делом техники, - тут Крыс, довольный собой, расплылся в улыбке:  -  Мы с сусликами выкрали у старика карту, подсунув взамен нее, искусно нарисованную подделку, подкупили аборигенов, что бы те заменили старику турбо-верблюдов на обычных, а сами забрали его турбо-верблюдов и, не мешкая, отправились по карте. Мы скакали на бешеной скорости почти всю ночь и целый день, и только тогда достигли цели. Весь вечер и всю следующую ночь мы копались в песке. И, как оказалось, не зря – глубоко-глубоко в песках мы обнаружили сундук, в котором лежала эта книга.

- А затем мы вернулись домой. Я нашел сумасшедшего ученого Ящерюка, который был готов ради денег на все. Мы выстроили подземную лабораторию на этом острове, – Крыс, как бывалый гид, обвел лапой лабораторию, -  наняли подземных кротов на несложные технические работы, - он указал на странных личностей в белых халатах, которые продолжали безостановочно сновать по лаборатории, - и работа закипела!

- Что мы только не изготовили при помощи этой книги, - продолжал хвастаться Крыс, – и телепортаторы различной мощности, и ружья-нейтрализаторы, и многие другие устройства. Но все это ерунда, это всего лишь инструменты. А самое главное – это золото! – при этих словах глаза Крыса округлились и заблестели.

- Да-да! Золото! В книге оказалась формула изготовления неограниченного количества золота, а также чертеж реактора для его производства. Только ради этого и стоило завладеть этой книгой! – глаза Крыса безумно блестели, и его, похоже, уже нельзя было остановить – он готов был рассказывать о своих «достижениях» все дальше и дальше.

- Разумеется, мы с Ящерюком сразу взялись за это дело. Все бы ничего, но для изготовления золота по этой формуле нам необходимо было банановое топливо. Очень много бананового топлива. Просто океан бананового топлива! Мы долго искали, где и как раздобыть много бананового топлива, и тут подвернулся удобный случай. Как-то, будучи на Ротановом острове в гостях у своих сородичей, портовых сусликов, Кегль и Жбан подслушали в портовой забегаловке разговор двух важных персон из морской компании моркотов. Один толстый, а другой тощий, они обсуждали как-бы им украсть со склада компании бочку бананового топлива, что бы продать ее какому-то заезжему жулику.

При этих словах капитан Креветкин и Муся переглянулись:

- Угрь и Лососьев… - догадался капитан, а Муся кивнула: я ведь тебя предупреждала.

- Так вот, - продолжал самозабвенно Крыс. – После их разговора, мы и пришли к выводу, что нет лучшего варианта обзавестись большим количеством бананового топлива, чем похитить его при перевозке.

- Я сразу решил, что мы будем телепортировать корабли к нам в лабораторию. Но для этого требовалось, что бы суда проходили ближе к нашему острову, так как мощности не хватало для телепортации с маршрута, по которому шли суда. Тогда мы подключили маяк, и его свет стал приманкой для грузовых судов: корабли поворачивали на огонек, приближались на достаточное расстояние и телепортировались на место разгрузки бананового топлива.

- Вот ведь негодяи! – пробормотал капитан.

- А как же команды судов? Где моряки? – Не удержался Гога.

- Ну как где, - невинно подняв брови, ответил Крыс, - где и положено – готовятся стать прикормкой для китов.  Сегодня они еще посидят в бункере, а вот завтра мы перейдем к приманке китов. Это еще один компонент, который нам требуется для изготовления золота – китовый жир. Поэтому нам потребуется очень много китов, а нет ничего лучше, чем мелкий планктон для этого. Именно в мелкий планктон я и превращу всех ваших моряков, а также и вас самих. Ха-ха-ха! – засмеялся Крыс.

 - Теперь картина вырисовывается более чем четкая, - проговорил Гога. – Шайка у вас, конечно, собралась подходящая – и тупоголовые суслики, и безумный ученый, и полуслепые кроты, и отвратительный Крыс. Только одно мне не совсем понятно…

- И что же тебе непонятно? Спрашивай, дружок,  – любезно предложил задавать ему вопросы Крыс.

- Какую функцию во всей этой афере выполняют фиолисы? – спросил Гога.

При этих словах с морды Крыса мгновенно исчезла улыбка, и он озабоченно отозвался:

- Фиолисы? Что вы имеете в виду?

- Зачем вы отправили фиолиса следить за нами?! – Опередил Гогу разгневанный капитан. – Вот что мы имеем в виду, замотай тебя швартовы!

- Следить за вами?.. – Крыс не на шутку забеспокоился.

А Гога начал понимать, что с фиолисом здесь что-то не так.

- Да конечно! – не выдержал капитан, закричав почти во всю мочь. – Отвечай, прохвост, зачем ты отправил следить за нами фиолиса?

В это самое время раздался грохот и скрежет со стороны лифта, дверь его  отлетела в сторону, обнажив заполненную дымом шахту,  и в проеме появился фиолис собственной персоной.

 

 

ЧАСТЬ 4

- Крыс не отправлял меня ни за кем следить. - Вооруженный ружьем-распылителем-на-атомы, фиолис шагнул на площадку и навел оружие на Крыса. – Мне нужен был Крыс. Я следил за вами, так как понял, что вы сможете меня на него вывести.

Крыс поднял лапы вверх и с нескрываемым ужасом начал пятиться к своей командной вышке. Суслики, побросав нейтрализаторы на пол, тоже стояли, подняв лапы вверх.

Пленники ничего не понимали. Похоже, что Крыс совсем не ожидал визита фиолиса. Более того, он его боялся.

- А зачем вам Крыс? – озвучил, мучивший всех, вопрос Грика.

- А затем, что этот жулик украл у нас то, что ему не принадлежит.  – Фиолис жестом остановил Крыса: - Не двигайся!

- Ну что вы, что вы, - залепетал Крыс, замерев  на месте. – Это какая-то ошибка… Я совсем не крал у вас Оранжевый Кристалл…

«Оранжевый Кристалл! – мысленно воскликнул Гога. - Ну, конечно же, что еще могло понадобиться Крысу от фиолисов?»

Этот камень существовал в единственном экземпляре и являлся святыней для всех фиолисов, будь то пираты или простые портовые мошенники.  Оранжевый Кристалл достался фиолисам в наследство от их древних предков – обычных рыжих лис. Любой фиолис посчитал бы за честь найти и вернуть Оранжевый Кристалл, узнав об его исчезновении. Но зачем он понадобился Крысу? Неужели этот камень тоже является элементом формулы по добычи золота из бананового топлива?

- А зачем он Крысу? – как будто прочитав мысли Гоги, поинтересовался Грика.

- Скажи, Крыс! – потребовал фиолис.

- Ну, как же, погодите, это ведь ошибка… - заюлил Крыс, шевеля лапами, но дуло ружья-распылителя было настолько убедительным, что ему пришлось ответить: - Оранжевый Кристалл – необходимый элемент для золотоносного реактора…

- Понятно, - кивнул фиолис. - Именно поэтому ты, эдакий жулик, прокрался в храм фиолисов  и самым наглым образом украл священный камень. Но теперь тебе придется его вернуть. Где он? – Фиолис выжидательно посмотрел на Крыса.

Крыс некоторое время мялся, изображая задумчивость и попытки вспомнить, где находится кристалл, и вдруг указал кривым пальцем на одного из своих подельников:

- У Жбана!

- У Жбана? - Фиолис повернулся к Жбану, и тут Крыс, воспользовавшись тем, что фиолис отвлекся, продемонстрировал такие чудеса ловкости, которые при его комплекции трудно было бы предположить даже в самом фантастическом романе:  перекувыркнувшись в воздухе, он спрыгнул на нижний ярус и, прежде чем фиолис успел среагировать, исчез в неизвестном направлении.

Обескураженный гимнастическими способностями Крыса, фиолис вновь повернулся к сусликам.

- Жбан, - дрожащим голосом пропищал Кегль, - у него ружье. Отдай ему камень…

- Какой камень? – отозвался не менее испуганный Жбан.

- Шеф сказал, что камень у тебя…

- Идиот! Нет у меня камня…

- Значит, дела наши плохи?

- Похоже на то… Бежим!!!

И суслики, запинаясь о лежащие на полу нейтрализаторы, ринулись вслед за Крысом вниз. Под страхом расправы они также не уступили в ловкости Крысу и, благополучно приземлившись на нижний ярус, разбежались в разные стороны.

Фиолис проводил сусликов озадаченным взглядом и повернулся к электромагнитному куполу.

- Ловкие ребята… - Пробормотал фиолис и поинтересовался у Гоги: - А вы случайно не знаете, где находится Оранжевый Кристалл?

- Я догадываюсь, где он может находиться, - ответил Гога. – Только нам надо как-то отсюда выбраться. – Он обвел рукой купол. – Нужны нейтрализаторы, что бы отключить электромагнитное поле.

Фиолис посмотрел с площадки вниз -  оба нейтрализатора, сбитые в горячке бегства сусликами на нижний ярус, разлетелись на мелкие детали от удара об пол.  В отличие от увальня Крыса и его тощих подельников…

Фиолис с сожалением развел лапами.

- Что будем делать? – Спросила Муся, повернувшись к Гоге.

Тот задумчиво сморщил лоб.

- Давайте пробьем это поле! – воскликнул капитан Креветкин и замахнулся кулаком.

- Не стоит, - остановил его Гога. – Мощность поля такова, что вы сразу останетесь без руки.

- Тысяча якорей!.. – Капитан бессильно заскрипел зубами.

- Спокойно, сейчас мы что-нибудь придумаем, - Гога повернулся к своему другу: - Грика, нам нужно связаться с Микой и Жогой.

- Секунду! - Поняв все с полуслова, Грика отложил в сторону фотоаппарат и раскрыл свой чемодан.

Заполненный различными предметами, этот чемодан мог показаться хранилищем мусора и запчастей, но не для Грики, который не зря брал его с собой в командировку каждый раз, когда они с Гогой работали вместе. Вот и сейчас Грика извлек из специального отделения компактный спутниковый видеофон и нажал на нем кнопку включения.

- Уровень сигнала оставляет желать лучшего, но, в принципе, связь имеется, - сообщил Грика, протягивая видеофон Гоге.

- Отлично, - Гога набрал номер их дома в лесу и стал ждать.

Длинные гудки говорили о том, что прозвон идет, значит, связь, действительно, была. Наконец, видеофон скрипнул, по дисплею пробежала рябь, и появилось лицо Мики с огромным пластырем на носу.

- Гога? – произнес Мика несколько искаженным голосом.

- Мика, нам нужна помощь. Ты хорошо меня слышишь?

- Да, я тебя слышу, Гога, говори, что случилось.

- Нас накрыло электромагнитным куполом, а сами нейтрализаторы уничтожены. Как нам выбраться?

- Сейчас разберемся… - Лицо Мики исчезло, и где-то вдалеке раздался его голос: - Жога, посмотри в компьютере, как отключить электромагнитный купол! – И снова появился на дисплее: - Сейчас Жога выяснит, как это можно сделать.

- Что у тебя с носом? – поинтересовался Гога.

- Это? – Мика потрогал пластырь. – Неудачный эксперимент с  зеленой кашей…

- На тебя набросилась каша?! – удивленно воскликнул Грика, заглянув через плечо Гоги в видеофон. – Я же предупреждал вас с Жогой, что это опасная затея!

- Ерунда, совсем скоро мы ее окончательно отшлифуем для полноценного использования. А это, - Мика снова потрогал пластырь, - моя собственная ошибка – случайно заснул в процессе опыта и упал носом прямо в кашу.

Грика в ужасе округлил глаза.

- Ничего, Жога вовремя меня разбудил, так что все дело закончилось небольшой ссадиной, – успокоил его Мика.

Издалека донесся голос Жоги:

- Им нужен нейтрализатор, переключенный в обратный режим!..

- У них нет нейтрализатора! – в ответ прокричал Мика. – Ищи варианты отключения поля подручными средствами!

Прошло пару секунд, и в видеофоне появился сам Жога с объемистой книгой в руках.

- В общем, так, ребята, - проговорил он, перелистывая страницы. – Для ослабления электромагнитного поля вам необходимо просидеть под куполом примерно два с половиной месяца. После этого мощность поля иссякнет естественным способом, и вы сможете выбраться. – Жога поднял голову от книги и, видимо, поняв по лицу Гоги, а также по дружному вздоху остальных пленников, что этот вариант не подходит, пролистал еще несколько страниц: - Ну да, это не совсем подходит… Другой вариант: что бы пробить в электромагнитном поле брешь необходимо в любое место купола нанести удар разрядом молнии…

- У Крыса где-то должны быть такие устройства, он чуть не сжег нас ими в лифте, - вспомнил Гога.

- …либо произвести мощный световой удар направленного действия. - Закончил читать Жога.

- Фонариком? – предположила Муся.

- Нет, что вы, - услышав ее, ответил Жога. - Здесь даже прожектор не поможет, требуется что-то такое… Мощная вспышка мгновенного действия…

Муся грустно повесила голову.

- …что бы – раз! И часть электромагнитного поля теряет свои свойства, открывая проем, в который можно выйти… - Принялся рассуждать вслух Жога. – Что-то такое, эдакое… Наподобие фотовспышки…

- Фотовспышка! – Грика даже подпрыгнул на месте от радости, чуть не задев головой верхнюю часть купола. – У меня есть фотовспышка!

- Молодчина! – Обрадованно похвалил его Жога. – Действуй, Грика!

- Спасибо, ребята! Отключаемся! – Гога выключил видеофон и вернул его Грике. – А теперь, дружище, дело за тобой и твоим фотоаппаратом.

- Будет сделано, - Грика убрал видеофон в чемодан и уверенно взялся за фотоаппарат. – Я выставил максимальную мощность вспышки, поэтому рекомендую всем отвернуться в сторону или на время зажмуриться, - посоветовал он, поднося фотоаппарат почти вплотную к стене купола.

Сосчитав до трех – раз, два, три – Грика нажал кнопку срабатывания фотовспышки, и сам зажмурился. Даже сквозь закрытые веки по глазам ударил яркий свет, и через мгновение погас. Грика открыл глаза и довольно улыбнулся:

- Готово!

В куполе зияло отверстие достаточного размера, что бы в него можно было аккуратно пролезть по одному.

- Быстрее выбирайтесь! – позвал фиолис.

- Капитан, вы первый, - скомандовал Гога и, когда тот осторожно, что бы не задеть края проема, протиснулся в отверстие, кивнул Мусе: - Муся, теперь вы. - Муся проследовала за капитаном. – Грика! – Грика, придерживая фотоаппарат, тоже выбрался на свободу.

Последним шел Гога. Он взял чемодан, сначала протиснулся сам и, когда вынимал из проема руку с чемоданом, вдруг раздался электрический щелчок, и отверстие захлопнулось.

Похоже, Жога не дочитал до того места, где было сказано, что время существования образовавшегося при помощи вспышки проема составляет не более одной минуты…

Но к счастью, Гога успел выбраться сам и практически полностью вынул чемодан из-под  купола, поэтому электромагнитное поле лишь вскользь задело угол чемодана, слегка его подпалив.

- О, ужас! – тем не менее, воскликнула Муся, глядя на невозмутимого Гогу с дымящимся чемоданом в руке.

- Пустяки, - отозвался тот и улыбнулся.

- Я рад, что все целы, - прервал обмен любезностями фиолис, - но кто-то говорил мне, что знает, где может находиться Оранжевый Кристалл?

- Разумеется, - отозвался Гога. – Я думаю, что кристалл находится в реакторе.

- Как нам его найти? – фиолис посмотрел вниз, на продолжавших сновать по лаборатории, кротов. – Эти субъекты наверняка могут нам подсказать…

- Но это не все, - Гога остановил фиолиса, который уже собирался спрыгнуть на нижний ярус.

- Что такое?

- Нам нужно найти корветы и моряков, а также способ отсюда выбраться. Вы готовы нам помочь?

Фиолис пристально посмотрел на Гогу.

- Фиолисы всегда готовы помочь тем, кто имеет понятия о благородстве и чести. Поэтому я помогу вам, а вы поможете мне. И мы вместе выберемся отсюда. Хотя, лучше бы вам сюда и не забираться… Ведь я вам кричал еще в лесу, что не стоит этого делать…

- Мы вас не слышали, - призналась Муся.

 - Я это понял, - усмехнулся фиолис и приготовился к прыжку вниз. – Идем?

 - Стойте, – остановил его в очередной раз Гога и указал на командную вышку Крыса: - Думаю, мы найдем там много интересного.

Гога оказался прав: изучив в течение нескольких секунд элементы управления в кабине вышки, он понажимал какие-то кнопки, и на большом дисплее отобразилось то, что им требовалось – электронная карта лаборатории с указанием всех объектов.

- Реактор, бункер… - бормотал себе под нос Грика, изучая карту. – Именно то, что нам нужно. Сейчас мы находимся здесь… - он указал на мигающий квадратик, расположенный ровно напротив точки с надписью «Лифт №1 – Маяк». – А надо нам сюда… - Грика указал на точку с надписью «Бункер». – А потом вернемся к реактору.

- Я предлагаю разделиться, чтобы зря не терять время, - предложил фиолис. – Неизвестно, что Крыс может еще сотворить, пока мы будем бродить туда-сюда по лаборатории.

Гога согласно кивнул – это было резонно, необходимо было действовать быстро.

- Грика, ты пойдешь с фиолисом…

- Мое имя – Рыжик, - перебил фиолис Гогу.

Все настолько привыкли именовать между собой фиолиса фиолисом, что были несколько удивлены этим признанием.

- Рыжик? – переспросил капитан Креветкин, разглядывая фиолетового лиса, словно пытаясь найти в его окрасе хоть одно маленькое пятнышко рыжего цвета.

- Да, - перехватив взгляд капитана,  подвтердил фиолис. - По преданию, наш клан – последний из прямых наследников рыжих лис, которые раньше славились благородством и честностью, пока весь лисий род не превратился в фиолетовых жуликов и пиратов. Именно поэтому мне и было поручено найти и вернуть Оранжевый Кристалл.

- Простите, - наконец, нашелся, что сказать Гога. – Мы не успели познакомиться раньше.

- Ничего страшного, - улыбнулся фиолис Рыжик. – Ваши имена я знаю.

- Тогда продолжим, - вернулся к делу Гога: - Грика, ты пойдешь с Рыжиком за кристаллом, а мы втроем отправимся выручать моркотов из бункера. Встречаемся… - Гога задумчиво осмотрелся по сторонам, пытаясь определить место, где им удобнее собраться вместе, что бы продолжить дальнейший путь к выходу.

- Лифт из маяка – уничтожен.  - Сообщил Рыжик. – Мне пришлось сделать это, так как не было другого способа открыть его дверь. – Он кивнул на ружье-распылитель. - Поэтому предлагаю встретиться  там – это лифт номер два. – Рыжик махнул в сторону металлической двери лифта, находившейся чуть дальше по этой же площадке.

- Договорились, - согласился Гога.

- Может быть, заберем книгу Боброносов? – предложил капитан Креветкин, кивнув на сейф.

- Идея хорошая, - согласился Гога, - Но книга весьма большая и тяжелая…

- Ерунда, я справлюсь. Или вы собираетесь, закончив все дела, еще вернуться на эту вышку? Как бы Крыс не вернулся сюда раньше нас за книгой…

- Я думаю, нам вообще необязательно покидать вышку, - включился в разговор Грика, который, закончив изучение карты, теперь тщательно изучал панель управления вышкой. – Эта вышка отвезет нас в любой пункт, обозначенный на карте.

- Отлично! – обрадовался Гога. – В таком случае, Грика, покажи мне, как управлять этой штуковиной и принимаемся за дело!

- Итак, смотри, - Грика пощелкал кнопками, выбрал на карте пункт «Реактор», крутанул рычаг, и вышка поехала.

Минуя всевозможные баки, цистерны, приборы, вокруг которых суетились кроты в белых халатах и темных очках, вышка вскоре остановилась, и кабина стала опускаться на телескопических ногах-колоннах.

- Это – реактор, - сообщил Грика, показывая на огромное гудящее сооружение из стекла и металла, с множеством кнопок и рычагов.

Кротов рядом с реактором не было. Вероятно, они не допускались к этому объекту Крысом, но Гога на всякий случай поинтересовался у Грики:

- Вы справитесь?

- Да, конечно, - заверил его Грика, поставив чемодан на пол кабины. - Я быстро разберусь с управлением, и мы извлечем кристалл.

В специальной нише, накрытый толстой стеклянной дверцей, поблескивал тот самый Оранжевый Кристалл. Полностью его не было видно, но и по небольшому фрагменту становилось понятно, насколько это редкий и красивый камень.

- Удачи, - пожелал Гога и, дождавшись пока Рыжик с Грикой выйдут из кабины, произвел необходимые манипуляции на панели управления для того, что бы вышка доставила их к бункеру с пленниками.

Телескопические ноги расправились, подняв кабину вверх, и вышка двинулась в новый пункт назначения – «Бункер».

На сей раз маршрут оказался длиннее. Вышка пересекла помещение лаборатории по длинному коридору от реактора до самой дальней стены, в которой красовались массивные металлические ворота с крупной надписью «Стоп!», и остановилась. Кабина опять съехала вниз, и на дисплее загорелась надпись: «Предъявите пропуск».

Гога растерянно осмотрелся по сторонам.

- Нам нужен пропуск, - пробормотал он, заглядывая под кресло, под панель управления, под сейф.

- Это подойдет? – раздался голос Муси.

Гога поднял голову. Муся, облокотившись одним плечом на стену и вальяжно сложив лапы на груди, стояла возле стенда с ключами и карточками магнитных пропусков, находившегося в углу, за сейфом, и снисходительно улыбалась.

- Что бы мы без вас делали! – воскликнул Гога, подойдя к стенду, и принялся выбирать нужный пропуск. – Попробуем этот. – Он снял карточку с крючка и, не выходя из кабины, поднес ее к сканеру, расположенному справа от ворот.

Сканер удовлетворенно пискнул, и створки ворот поползли в разные стороны, открывая полутемный узкий коридор.

Когда на дисплее загорелась надпись «Проезд свободен!», вышка в сложенном состоянии заехала в коридор, и ворота закрылись.

- Надеюсь, мы сможем отсюда выбраться, - произнес капитан Креветкин, внимательно вглядываясь вперед.

Повернув налево, коридор начал с небольшим наклоном уходить вниз. Еще поворот, направо. Еще поворот, теперь налево. Снова длинный коридор с редкими лампочками, и, наконец, вышка остановилась, заехав в тупик.

- И? – вновь проговорил капитан Креветкин. – К чьим берегам мы, интересно знать, пришвартовались?

На дисплее загорелась надпись «Предъявите пропуск!» и стрелка, указывающая влево.

Гога повернул голову – в углублении стены была дверь, разумеется, металлическая. Недолго думая, он вышел из кабины и поднес к сканеру тот же пропуск. Безрезультатно.

- Муся, будьте любезны, подайте мне остальные карточки со стенда. Похоже, нам придется заняться подбором нужного пропуска,  – попросил он спутницу.

Муся сгребла со стенда все магнитные карточки, количеством не менее десяти штук, и подошла к Гоге.

- Приступим, - Гога взял первую карточку, поднес к сканеру – нет результата. Вторую – то же самое. Третью – бесполезно. Четвертую…

Сработала предпоследняя карточка. Писк сканера, зеленый огонек, и дверь отворилась.

Они вошли в помещение и увидели то, что можно было назвать не чем иным, как самой настоящей тюрьмой, с несколькими камерами, разделенными от пола до потолка решетками.

В камерах находились - насколько позволял рассмотреть тусклый свет  - морские коты с грузовых корветов капитана Креветкина.

Некоторые из них подошли на звук открывающейся двери к решеткам и, узнав капитана, радостно загомонили:

- Капитан!

- Не может этого быть!

- Как вы здесь оказались?!

Капитан, наблюдая все это безобразие, не сдержался и пустил скупую моркотскую слезу.

- Ребята! - воскликнул он, - Как же я рад, что вы целы!

Гога, тем временем, уже был рядом с первой решеткой и изучал замок.

- Так, похоже, здесь нужны обычные ключи. На стенде что-то было… - Он сбегал в кабину вышки и вернулся со связкой ключей.

Путем подбора, он открыл первую камеру, и оттуда вышли четверо моряков, которые тут же бросились обниматься с капитаном и Мусей.

Капитан похлопывал их по спинам и приговаривал:

- Потом, ребята, все разговоры и дельфиньи нежности – все потом… Сначала надо отсюда выбраться…

Гога открыл еще четыре камеры, и в итоге на воле оказались все моркоты, которые были похищены Крысом.

- Капитан, мы понятия не имеем, что случилось с кораблями и грузами, - произнес один из освобожденных.

- Ничего, - заверил Креветкин, - с этим вопросом мы разберемся позже. А сейчас нам нужно вытащить вас на свежий воздух. Правильно я говорю, мусье сыщик?

- Совершенно правильно, - согласился Гога. - Возвращаемся.

На сей раз в кабине вышки пришлось основательно потесниться – все-таки, кроме Гоги, Муси и Креветкина, здесь нужно было разместить еще двадцать моркотов. Но, любитель роскоши и комфорта Крыс, соорудил достаточно просторную конструкцию, что бы это можно было сделать без особых проблем.

Набрав обратный маршрут – к лифту №2 – Гога надавил на стартующий рычаг, и перегруженная вышка медленно поползла вверх по коридору.

Моркоты продолжали наперебой благодарить своих спасителей и рассказывали о произошедших с ними злоключениях. О том, как неожиданно корабли телепортировались  в некую подземную бухту, где их связали сообщники Крыса и доставили в эти камеры. О злобном Крысе, обещавшем скормить их китам. О сумасшедшем ученом, который только и твердил, что о мировом господстве и величайших изобретениях, сделанных им для использования на пути достижения этих корыстных целей…

У массивных ворот Гога вновь воспользовался карточкой-пропуском. Въехав в лабораторию, вышка расправила свои телескопические ноги.

Проезжая мимо реактора, Гога с удовлетворением заметил, что тот находится в выключенном состоянии. Грики и Рыжика поблизости нет, а место крепления кристалла – опустело. Значит, у ребят все получилось.

Пересекая лабораторию, Гога также обратил внимание на то, что сновавшие здесь кроты в белых халатах, исчезли.

- Кажется, работнички Крыса испарились, - не ускользнуло это и от внимания капитана Креветкина. – Как бы они не доставили нам проблем… - Нахмурил он свои густые брови.

- Будем надеяться, что мы успеем выбраться отсюда, - отозвался Гога.

Вышка завернула к площадке, и Гога сразу заметил у лифта №2 Грику с Рыжиком. Грика щелкал фотоаппаратом, документируя окружающую обстановку, а Рыжик держал в одной лапе ружье-распылитель, а в другой – прозрачную шкатулку, в которой поблескивал  Оранжевый Кристалл.

Увидев, какое количество моркотов прибыло в вышке, фиолис сказал подошедшему Гоге:

- Боюсь, за один рейс мы все не поместимся в лифте.

- В таком случае, будем выбираться двумя группами, – решил Гога. – С кристаллом – все в порядке?

- Да. Благодаря Грике, мы без проблем  извлекли кристалл из реактора, но только собрались уходить, как  на нас набросилась практически вся орава, обитавших здесь кротов…

- Да вы что! – воскликнула Муся и озабоченно посмотрела в сторону Грики, который продолжал, как ни в чем не бывало, фотографировать интерьер лаборатории.

- К счастью, ружье-распылитель убедило их в том, что этого делать не стоит, - улыбнулся фиолис.

- Никто не пострадал? – спросил Гога.

- Никто. Кротам хватило того, что они увидели ружье, и сразу бросились врассыпную.

- Теперь понятно, почему здесь так пусто, - произнес капитан.

- Улыбочку! – закончив с лабораторией, Грика навел объектив на, высыпавшую из вышки, огромную компанию вновь прибывших и, поместив в центр кадра, конечно же, Мусю, сделал снимок.

- Давненько вы меня не фотографировали, - рассмеялась Муся.

- Прошу прощения, - развел руками Грика. - Обстановка не позволяла. - И тоже улыбнулся.

- Собственно говоря, - вставил Гога, - обстановка и сейчас не особо располагает к беззаботной фото-сессии…  Давайте выбираться на поверхность. – Он подошел к лифту  и нажал кнопку со стрелкой «вверх».

Дверь лифта скрылась в полу. Гога зашел внутрь, убедился в наличии кнопок управления, оценил вместимость лифта и вернулся на площадку.

- Куда этот лифт прибудет – непонятно, кнопок всего две – «вверх» и «вниз», – сообщил он,  – Поэтому будем действовать экспериментальным способом – а именно: загружаться и подниматься. Первую группу поведете вы, Рыжик, – повернулся он к фиолису. – У вас есть оружие, в случае опасности наверху вы сможете им воспользоваться. Если будет все нормально – вы вернетесь в лифте обратно, и мы поднимемся оставшейся группой. Возражения или другие предложения есть?

- Я согласен, - недолго думая, отозвался фиолис.

- Давайте, ребята, заходите! – скомандовал Гога, и освобожденные моряки направились к лифту.

Одновременно туда поместилось 15 моркотов, вслед за которыми, шестнадцатым, протиснулся фиолис, крепко прижимая к себе ружье и шкатулку с кристаллом.

- Поехали! – Скомандовал он сам себе и нажал локтем кнопку «вверх».

Дверь лифта закрылась, раздался скрип подъемных механизмов, и вскоре все стихло.

На площадке остались пятеро моряков, капитан Креветкин, Муся и Грика с Гогой.

- А если он не вернется обратно? – Озабоченно спросила Муся. – Ведь кристалл уже у него, он вполне может бросить нас здесь и сбежать…

- Он вернется, – уверенно произнес Грика. – Этому фиолису можно доверять.

- Ну что ж, - вздохнула Муся, - в таком случае будем ждать.

- И не терять времени зря!  А упаковывать книгу Боброносов!  - Напомнил капитан Креветкин.

- Вы правы, - согласился Гога. - Эту книгу ни в коем случае нельзя оставлять здесь, что бы она вновь не досталась Крысу.

Он сходил в кабину вышки, вынес оттуда чемодан Грики и вернулся к сейфу, возле которого уже копошился капитан.

Вдвоем они извлекли тяжелую и громоздкую книгу из сейфа и аккуратно положили на стол.

- Нам бы не помешал большой мешок или хотя бы веревка, - задумчиво закрутил один ус Креветкин, осматриваясь по сторонам.

- Грика? – позвал Гога.

- Конечно! – Как всегда, поняв все с полуслова, Грика открыл свой чемодан и вынул из него моток крепкой веревки. – Ловите!

- Тысяча якорей и сундук с кораллами! – довольно прогрохотал капитан, ловя моток. – Вы на редкость запасливый, мусье Грика!

- Это – наш походный чемодан, в котором есть все. Ну, или почти все, - рассмеялся Гога, помогая капитану обмотать книгу так, что бы ее потом можно было водрузить на плечи, словно рюкзак.

Они практически закончили обматывать книгу, как на площадке вдруг раздался непонятный шум, грохот, чьи-то крики.

Гога бросился было вон из кабины, но упершийся ему в грудь ствол воздушного ружья, заставил его остановиться.

Капитан тоже замер на месте.

ЧАСТЬ 5

Это были кроты. Те самые, в белых халатах, белых шапочках и черных очках.

Казалось,  они свалились прямо с потолка –  так много их стало вокруг буквально за одну-две секунды. Все до единого вооруженные воздушными ружьями, кроты мгновенно взяли на мушку каждого из пяти моряков, Мусю, Грику и Гогу с капитаном, тем самым предотвращая возможное с их стороны сопротивление.

- Проглоти меня акула!.. – не смог удержаться Креветкин, пытаясь посчитать кротов и, сбившись на втором десятке, оценивая ситуацию, как весьма критичную.

- Ха-ха-ха! – раздался откуда-то писклявый голос, и, раздвинув плотный ряд кротов, на площадку, вышел длинный, тощий, скрюченный, как вопросительный знак, сумасшедший ученый Ящерюк.

Он был, подобно банде кротов, в белом халате, в белой шапочке, но без черных очков и без оружия.

- Ха-ха-ха! – повторил он свой мерзкий смех, перебирая перед собой почти у самого лица пальцами. – Неужели вы думали так просто сбежать отсюда? Да еще и с моей драгоценной книжечкой и распрекрасным кристаллом?

Гога был наслышан об этом безумце. Ящерюк постоянно сотрудничал с различными жуликами и бандитами, и единственной его мечтой было – поработить весь мир и стать властелином вселенной. Ну, кто скажет, что это – не безумная идея?

- У нас есть информация, что книга принадлежит Крысу, - сказал Гога, решив прощупать ситуацию, в которой они неожиданно оказались: кто тут главный – Ящерюк или Крыс?

- Крыс уже давно сбежал с этого корабля, как самая последняя судовая крыса, ха-ха-ха! – довольный получившимся каламбуром, вновь захохотал Ящерюк. – Этот трусливый воришка нужен мне был только для того, что бы достать книгу Боброносов и украсть Оранжевый Кристалл. Больше он и его шайка ни на что не годятся. Все, что вы здесь видите – это создано моими гениальными руками! – Ящерюк вознес лапы кверху и затряс ими.

- Да тут, я смотрю, прямо таки дворцовые интриги, - проговорил с усмешкой капитан Креветкин.

- Теперь мне Крыс больше не нужен, - продолжил Ящерюк. - Все, что мне требуется для завоевания мирового господства, у меня есть. Вот эта великолепная книга и мой Оранжевый Кристалл…

Не находя взглядом кристалл, Ящерюк беспокойно спросил:

- А где кристалл? Отдайте мне кристалл!

Гога отрицательно мотнул головой:

- Ты не получишь кристалл.

- Что?! – в ярости воскликнул Ящерюк. – Ты смеешь мне перечить??? Да я тебя!..

- Делай, что хочешь, я тебя не боюсь, - спокойно ответил Гога и, надвигаясь прямо на крота с ружьем, сделал шаг вперед.

Крот попятился.

- Ага! Да ты у нас, оказывается, смельчак? – Ящерюк коварно захихикал и рявкнул: - Крот-Четыре!  Подвесь эту моркошку над баком с поглотителем!

- Только попробуй! – стремительным рывком капитан Креветкин выскочил из кабины вышки, сбил ударом кулака одного крота, потом второго и был уже рядом с Ящерюком, готовый и тому нанести сокрушительный удар, как вдруг раздался выстрел воздушного ружья, и капитан оказался на полу. На него тут же навалилось не менее десятка кротов, и принялись крепко связывать веревкой по рукам и ногам.

Та же участь постигла и остальных: моряки, кинувшиеся было в атаку, смогли обезвредить лишь нескольких бандитов, прежде чем их также сбили с ног выстрелами из воздушных ружей и связали веревками.

- Кто-нибудь еще желает посоревноваться с нами в ловкости? – Хихикая, поинтересовался Ящерюк, глядя то на Грику, то на Гогу, то на Мусю, к каждому из которых по отдельности уже подбирались по несколько кротов, вооруженных ружьями и веревками.

- Ты очень сильно рискуешь, заходя так далеко, - предупредил его Гога, становясь в боксерскую стойку и, занимая в дверном проеме кабины такую позицию, что бы к нему могли подойти только по одному. – Ты, конечно, можешь нас связать, забрать книгу, забрать кристалл, но уйти от правосудия и справедливого возмездия тебе не удастся.

- Ха-ха-ха! – Рассмеялся, дико выпучив глаза, сумасшедший ученый. – Да с моей гениальностью и этой книгой мне никто не страшен! Я сам стану властелином мира! И сам буду вершить правосудие или кривосудие, словом, как мне вздумается!

Первый крот приблизился к Гоге достаточно близко и был нокаутирован быстрым ударом с правой в челюсть. Второй крот, поймав удар с левой, повалился на своего сотоварища.

Несколько кротов, подбиравшихся к Мусе, удостоились чести прочувствовать на своих носах остроту ее ноготков и, подобно хулиганам из портовой забегаловки, жалобно скуля, отступили.

Грика, к сожалению, не обладал боксерскими навыками Гоги и не имел таких ноготков, как у Муси, поэтому единственным средством защиты у него оставался чемодан. Так как фотоаппарат было жалко разбить о головы разбойников. Поэтому он аккуратно положил фотоаппарат на пол, схватил чемодан за ручку и, размахивая им перед собой, нанес несколько увесистых ударов двоим кротам, которые не смогли удержаться на ногах и рухнули с площадки вниз, на нижний ярус.

Ящерюк гневно наморщил лоб и выкрикнул:

- Тупицы! Да подстрелите вы их уже и связывайте!

Раздалось несколько хлопков воздушных ружей. Сопротивлявшаяся троица попадала на пол, и на них набросились кроты с веревками.

Связанную Мусю кроты сразу подвесили на крюк, спускавшийся откуда-то сверху, и Ящерюк, достав из кармана белого халата дистанционный пульт, нажал кнопку.

Крюк проехал над площадкой и остановился рядом с огромным баком, расположенным на нижнем ярусе лаборатории.

Нажав другую кнопку, Ящерюк запустил механизм, сдвинувший крышку бака, и Муся, глядя сверху вниз, увидела прямо у себя под ногами шевелящуюся зеленую густую жидкость.

Кроты подвели к перилам площадки связанных Гогу и Грику, что бы те тоже смогли заглянуть внутрь бака и убедиться в серьезности намерений Ящерюка.

- Это – поглотитель, - объяснил Ящерюк. – А это – крюк, который медленно опускается. Когда крюк опустится до самого низа, от вашей моркошки не останется даже пушинки, ха-ха-ха! Эта отвратительная субстанция сделана мною специально для того, что бы уничтожать различные отходы и ненужные материалы. И сейчас у меня есть отличная возможность испытать ее на живых существах. Если вы, конечно, не скажете, куда подевали кристалл.

- Только попробуй что-нибудь с ней сделать! – прорычал разъяренный, но связанный, капитан Креветкин.

- Заткнись! – огрызнулся Ящерюк. – Ты не в том положении, что бы угрожать мне. Ну что, поехали? – Он нажал кнопку на пульте, и крюк начал медленно опускаться. – У вас примерно пять минут. Итак, где кристалл?

- Его нет здесь, - Гога напряженно следил за связанной Мусей, которая неумолимо приближалась к баку с поглотителем.

- Где же он? – подбрасывая пульт на ладони, поинтересовался Ящерюк.

- У фиолисов.

- У фиолисов? Очень смешно. – Похоже, сумасшедший ученый не поверил в это. – У фиолисов кристалл был до того, как его доставил мне Крыс. А где он сейчас? Его нет в реакторе, следовательно, вы его вытащили и спрятали. Так?

Судя по всему, Ящерюк не был в курсе того, что здесь происходило некоторое время назад, и появился, что называется, к шапочному разбору – когда и Крыс сбежал, и Рыжик с моряками уехали на лифте.

Крюк опускался.

- А знаете, у меня есть кнопочка, которая может остановить крюк. И даже поднять его, - Ящерюк повертел пультом перед  Гогой и Грикой. – А еще есть кнопочка, которая может его резко сбросить вниз. Где кристалл? Давайте уже говорите правду, хватит выкручиваться. Книга – здесь, мне не хватает только кристалла. И после этого я могу вас спокойно скормить китам, ха-ха-ха! – Засмеялся Ящерюк, продолжая поигрывать пультом.

«Положение незавидное, - подумал Гога. - Надо во что бы то ни стало спасать Мусю. А этот безумец не верит в то, что кристалл у фиолиса. И вернется ли фиолис – неизвестно. Уже прошло столько времени, как он уехал в лифте с моряками…»

- Мне нет смысла обманывать тебя, - произнес Гога. - Кристалл – у фиолиса.

- Какого еще фиолиса? – по-прежнему не верил Ящерюк. - Где этот фиолис? Покажите мне его! Фиоли-и-ис! – Позвал он. – Аууу!

И, похоже, его попытка вызвать фиолиса увенчалась успехом: раздался грохот подъезжающего лифта, дверь отворилась, и на площадку ступил фиолис.

- Я здесь, - спокойно произнес Рыжик. – Кажется, меня кто-то звал?

- Фиолис?! – Ящерюк был настолько поражен его появлением, что замер на месте, и пульт, подброшенный им вверх за долю секунды до этого, полетел вниз, на пол…

Понимая, что ударившись о металлический пол площадки, пульт разлетится вдребезги, и крюк уже невозможно будет остановить, Гога оттолкнулся от перил и прыгнул в сторону пульта.

Руки его были связаны за спиной, поэтому он не мог поймать пульт, и ему не оставалось ничего иного, как только подставить свое тело между полом и пультом.

Перевернувшись в воздухе, Гога рухнул спиной на пол именно в тот момент, когда еще можно было принять  драгоценное устройство на себя.

Пульт шмякнулся ему прямо на живот.

От зеленой жидкости до ног Муси оставалось не более десяти сантиметров.

- Фиолис!!! – Придя в себя, завопил Ящерюк и скомандовал кротам. – Стреляйте в него!

Но Рыжик снова их опередил. Он вернулся в лабораторию налегке, без шкатулки, но с ружьем-распылителем. И, вскинув ружье отработанным движением, сделал всего один выстрел над головами кротов.

Заряд попал в нагромождение деревянных ящиков за их спинами, которые в ту же секунду просто напросто исчезли, оставив в воздухе легкое облачко дыма.

- Думаю, вам лучше самим исчезнуть отсюда, пока я вам в этом не помог, - предупредил Рыжик.

Кротов не пришлось долго уговаривать. Все до единого, они бросились врассыпную, кто куда, побросав ружья, и уже через полминуты на площадке от банды не осталось никого, кроме скривившегося от ярости и бессилия Ящерюка.

А Муся, тем временем, извивалась и поджимала ноги, чтобы не коснуться зеленой жидкости.

Времени на размышление и разговоры не оставалось. Пришла очередь Грики действовать. Он тоже оттолкнулся от перил и полетел на Гогу. Точнее на его пузо. А если еще точнее, то на пульт. Лицом. Нет, носом. Прицельно, на большую красную кнопку с надписью «Стоп».

Наблюдавший это Гога, в ужасе округлил глаза, понимая, что через секунду тяжеловесный друг раздавит его в лепешку, но другого выхода не было – нужно было спасать Мусю.

Грика прицелился достаточно точно – он уткнулся носом прямо в эту красную кнопку «Стоп», но основная масса его крупного тела пришлась, конечно, на худощавого Гогу.

Пульт щелкнул.

Кости Гоги хрустнули.

Механизм скрипнул.

Крюк остановился.

Подбежал Рыжик, вытянул из-под Грики слегка расплющенного Гогу и принялся быстро разматывать на нем веревки, не выпуская из поля зрения  сумасшедшего ученого.

Когда Гога был освобожден от пут и смог пошевелить конечностями,  фиолис кивнул ему, что бы тот снимал с крюка Мусю и развязывал остальных, а сам подошел с веревкой к Ящерюку.

- Так значит, ты все-таки украл мой кристалл, - прошипел Ящерюк, пятясь.

- Э, нет, - не согласился Рыжик. - Кристалл украли ты и твой дружок Крыс. А вот я его забрал обратно. Стой на месте и не двигайся, иначе от тебя и мокрого места не останется,  - фиолис потряс ружьем-распылителем.

- Я еще разберусь с вами! – шипел Ящерюк, пока Рыжик его связывал. – Мой гениальный мозг способен на такое, что вам и не снилось в самом страшном сне! Я превращу вас в космическую пыль! Я стану властелином вселенной! Я!..

Ящерюк продолжал восхвалять свой безумный гений, но Гогу это особо не интересовало. Похрустывая, как ему казалось, деформированными Грикой, костями своего тела, он быстро развязал товарища, затем подобрал пульт и, нажимая нужные кнопки, подвел крюк, на котором висела Муся, к площадке.

- Грика, помоги Мусе, - попросил Гога, а сам направился к капитану и морякам.

Грика, потирая ушибленный нос, приблизился к связанной Мусе, которая уже стояла ногами на площадке и пыталась самостоятельно освободиться от прицепленного к ней крюка.

- Позвольте, я вам помогу, - вежливо обратился Грика к Мусе.

- Буду вам очень признательна, - улыбнулась Муся и, пока Грика старательно разматывал путы, добавила: - А вы оказывается такой смелый и ловкий. Спасибо вам.

- Ну что вы. Так бы поступил любой на моем месте, - густо покраснел Грика, приобретая ровный цвет лица, совпадающий с новой окраской носа.

Когда веревки были окончательно размотаны, Муся протянула ему лапку:

- Еще раз – большое спасибо! Вы – настоящий герой! – И крепко пожала Грике руку.

- Муся! – Подбежал, освобожденный от веревок, капитан Креветкин и крепко обнял дочь.

Закончив развязывать моряков, Гога грозным взглядом окинул связанного Ящерюка и повернулся к фиолису:

- А где же кристалл?

- Я оставил его наверху, под охраной моркотов.  Когда мы поднялись с ними наверх, я предположил, что в лаборатории не все так безопасно, поэтому поспешил вернуться.

- Вы появились вовремя. Конечно, здесь и сейчас не очень безопасно, от Крыса можно ожидать чего угодно, - заметил Гога. - Поэтому давайте выбираться отсюда.

- Да, вы правы, - согласился Рыжик, подталкивая Ящерюка к лифту.

Капитан Креветкин взвалил себе на спину книгу Боброносов, Грика поднял с пола чемодан и фотоаппарат, и, когда все были в лифте, Гога нажал на кнопку «Вверх».

Лифт поднимался достаточно долго, чем и объяснялось то, что фиолис смог вернуться только в самый кульминационный момент событий.

Когда они вышли из лифта, Гога осмотрелся по сторонам и понял, что они находятся на соседнем с маяком утесе, с которого открывался отличный вид на бухту, в которой они «пришвартовали» скоростной корвет.

Обрадованные удачным возвращением остальной команды, моркоты вернули фиолису шкатулку с кристаллом, а Гога попросил Грику достать видеофон.

- Нам нужно сообщить обо всем в полицию, что бы те объявили в розыск Крыса, - сказал он.

- А что будем делать с этим? – Капитан Креветкин поднес огромный кулак к лицу сумасшедшего ученого.

- Мы передадим его полиции. А книгу отвезем в Институт Древностей и Знаний. Я думаю, настоящим ученым будет очень интересно изучить ее.

- Это я – настоящий и великий ученый! – взвизгнул Ящерюк. – А все остальные – шарлатаны и неучи! Это я – гений!..

- Может быть, заклеим ему рот? – предложил капитан.

Гога кивнул:

- Именно так мы и сделаем, если он не прекратит эту болтовню. - И пристально посмотрел на Ящерюка.

Тот понял, что лучше не гневить  капитана с Гогой, и замолчал.

Грика тем временем установил связь с полицией и кратко сообщил им о случившемся.

- Они будут здесь через час, - отчитался он.

- Отлично, – произнес Гога. - Тогда мы их дождемся. Рыжик, а что вы планируете делать?

- Я, пожалуй, не буду дожидаться полиции. Все-таки фиолисы всегда у них под подозрением. Да и кристалл хочется как можно быстрее вернуть в наш храм. С горящером мы сделаем это быстрее скорости света.

- Знаете, я удивлен – каким образом вам удалось оседлать горящера? – Задал Гога вопрос, который его интересовал с того самого момента, как он увидел летящего за корветом горящера.

- В древности наши предки, рыжелисы, были очень дружны с горящерами, – пояснил Рыжик. - И теперь в наиболее благородных кланах нынешних фиолисов от стариков к потомкам передается древний секрет - как оседлать горящера.

- И как же? – Гоге было крайне интересно узнать это.

Рыжик заговорщицки подмигнул и поманил Гогу пальцем.

- Все просто, - прошептал он Гоге на самое ухо. – Горящеры очень любят морковку.

- Мор… - хотел вслух переспросить удивленный Гога, но Рыжик остановил его, приложив палец к губам.

- Да. Именно так, – кивнул Рыжик. – Но это не все.

- Не все? – Пораженный секретом про морковку, Гога готов был услышать все что угодно.

- Самое главное, - также тихо произнес Рыжик, – доброе отношение. – И рассмеялся.

Гога продолжал удивленно смотреть на фиолиса и никак не мог понять – шутит тот или нет.

- Поверьте, Гога, это именно так, - заверил его Рыжик, видя его недоверчивый взгляд.

- Невероятно, - проговорил Гога. - Как все просто…

- По сути - да, все очень просто, - подтвердил фиолис. – Хотя горящеры всем кажутся уродливыми и страшными и все их боятся. Мало кто даже догадывается, какие у них на самом деле добрые и отзывчивые сердца.

- Вот это открытие! – повторил восхищенно Гога.

- Только – никому ни слова, – предупредил Рыжик. – Иначе все начнут использовать горящеров в своих целях, и жизнь их станет невыносимой.

- Понимаю, - кивнул Гога. – Даю слово: молчок!

Он бы еще долго расспрашивал Рыжика про горящеров, настолько это интересная оказалась  тема, но подошел Грика и спросил:

- Слушай, Гога, как ты думаешь, поместимся ли мы все на корвете? Или следует вызвать еще одно судно?

- Думаю, этот вопрос следует задать капитану, - ответил Гога и позвал: - Капитан! Сможем ли мы все разместиться на «Морской звезде»?

- Еще как! – воскликнул капитан Креветкин. – Пусть нам будет тесновато, но эта рыбонька и не такое видывала! Вот, посмотрите, как она великолепно идет по морю! – Капитан махнул в сторону бухты.

- Идет по морю? – обеспокоенно переспросила Муся и подбежала к краю утеса.

Действительно, «Морская звезда-2» выскочила из бухты и во всем своем великолепии скользила по водной глади прочь от острова.

- Корвет угнали! – Закричала Муся.

Грика мгновенно вскинул фотоаппарат, навел максимальный зум и сделал снимок.

- Это – Крыс! – сообщил он, посмотрев на фотографию.

- Ушел, прохвост! – в сердцах стукнул кулаком об ладонь капитан Креветкин.

- Я же говорил вам, что эта трусливая крыса первой бежит с корабля, - захихикал Ящерюк и тут же замолчал под угрожающим взглядом капитана.

- Мы не только упустили преступника, но и потеряли средство передвижения, - констатировал не очень приятный факт Гога.

- Мы можем догнать его!  Гога, за мной! – скомандовал фиолис, сунул шкатулку с кристаллом стоявшему рядом Грике, и побежал в сторону леса.

- Горящер? – Догадался Гога. – Ждите нас здесь! – крикнул он остальным и побежал следом.

Не смотря на то, что в одной руке у него было ружье-распылитель, бежал фиолис весьма быстро. Гога еле успевал за ним.

- Как горящер мог их пропустить? – спросил на ходу Гога.

- Понятия не имею, – ответил Рыжик. И добавил обеспокоенно: - Как бы с ним чего не случилось…

Пробежав через весь лес, они выскочили на желтый песок бухты и, шумно отдуваясь, принялись озираться по сторонам.

- Тузик! – крикнул фиолис.

- Тузик? – переспросил Гога.

- Ну да, так его зовут, - пояснил фиолис и снова крикнул что есть силы: - Тууузииик!!!

- Тихо! – Гога поднял палец. Ему что-то послышалось. – Там, - он указал на заросли папоротника, и они с фиолисом побежали в указанном направлении.

Уже у самых зарослей Гога понял, что это был за звук. Храп.

Они протиснулись в папоротник и увидели идиллическую картину: огромный горящер по имени Тузик лежал на боку, подмяв под себя высокую траву, и, громко похрапывая, спал.

- Он спит? – Гога повернулся к Рыжику.

- Все ясно, - Рыжик даже расмеялся. – Эти горящеры такие ленивцы и засони, что их пушкой не разбудишь. Поэтому ничего удивительного, что Крыс спокойно столкнул корвет в море и уплыл восвояси.

- Но дальше спать некогда! – став серьезным добавил фиолис и закричал в самое ухо горящеру: - Тууузииик!!! – И для большей убедительности что есть силы дернул его за это самое ухо. – Только так их можно разбудить – надо дергать за ухо, - пояснил он Гоге.

Горящер перестал храпеть, заворочался и неохотно приоткрыл один глаз. Поводив им из стороны в сторону, он остановился на фиолисе.

- Тузик, вставай! Нам нужно догнать жуликов!

Горящер поднял голову, встрепенулся и быстро вскочил на ноги, чуть не сбив при этом Гогу.

- Взбирайся! – Скомандовал Рыжик и подсадил Гогу, помогая ему забраться на спину горящера.

Кто бы мог подумать! Во всяких передрягах бывал Гога, но летать на горящере ему еще не доводилось.

Рыжик ловко вскочил следом, расположился впереди Гоги и предупредил:

- Держись за меня покрепче!

- Понял! – отозвался Гога, обхватывая Рыжика обеими руками.

- Полегче, ты меня задушишь! – захрипел Рыжик и, когда объятия Гоги слегка ослабли, похлопал горящера по шее: - Ну, Тузик, поехали!

Горящер  выбрался из кустов на песок, сделал несколько быстрых шагов и, оторвавшись от земли у самой воды, взмыл вверх.

Казалось, угнанный Крысом, корвет уже не догнать, тем более, что он превратился в далекую точку где-то на линии горизонта, но буквально за несколько мощных взмахов горящер набрал такую скорость, что уже через минуту Гога мог прекрасно рассмотреть на палубе бегающего Крыса, а также двух сусликов в рулевой рубке.

«Морская звезда-2» стремительно мчалась вперед, но горящер не менее стремительно сокращал расстояние до нее.

И вдруг двигатель корвета чихнул, судно дернулось и резко снизило скорость.

Крыс забежал в рулевую рубку, выскочил оттуда, размахивая своими короткими лапками, снова туда забежал, из рубки выпрыгнул один из сусликов, держась за голову…

Корвет остановился.

- Кончилось топливо, - догадался Гога. – Когда мы причаливали к острову, его оставалось совсем немного.

Вдалеке появились три полицейских дредноута.

Крыс продолжал метаться по палубе корвета. Наконец, он заметил спасательную шлюпку и бросился к ней.

- Берем их на буксир? – предложил Рыжик.

- Пусть их сразу забирает полиция, - решил Гога, показав на приближающиеся дредноуты. И крикнул с зависшего над корветом ящера: - Крыс! Советую вам  спокойно сдаться полиции и не усугублять ситуацию попыткой к бегству. Оставь шлюпку в покое!

- А! – завопил Крыс, угрожаю Гоге кулаком. – Опять ты обвел меня вокруг пальца! Надо было сразу скормить китам тебя и твоих дружков!..

Рыжик развернул горящера в обратном направлении, и через минуту они приземлились на утесе, где их дожидались Грика с кристаллом, капитан Креветкин с книгой, Муся с радостной улыбкой на устах и двадцать моряков-моркотов, благодарных за свое освобождение из крысиного плена…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭПИЛОГ

 

Грика сидел в своей комнате и разглядывал только что отпечатанные фотографии.

Интересное все-таки получилось приключение. И самое главное - все закончилось хорошо.

Крыса с сусликами арестовали прямо на корвете. Они пытались, конечно, спустить на воду шлюпку, но не успели.

Ящерюка полиция забрала с острова. Лабораторию закрыли. Кроты все разбежались по норам, как будто их и не было.

Книгу Боброносов передали в Институт Древностей и Знаний, с которым сотрудничали Мика и Жога. Они же и возглавили группу ученых, которые занялись изучением этой книги с целью определения, насколько безопасны те или иные изобретения, описанные в ней.

Фиолис Рыжик с горящером Тузиком доставили Оранжевый Кристалл обратно в Лисий Храм, откуда он был похищен Крысом. За что их удостоили почетной фиолисовской награды – Лисий орден 1-й степени.

Телепортированные корветы капитана Креветкина были обнаружены в подземной бухте, которая располагалась глубоко внизу, под лабораторией, в подземном озере Ледяном. Капитан хотел их сразу телепортировать обратно, но, обсудив вопрос с учеными, решили это дело отложить до того момента, когда будет вынесено заключение относительно безопасности данной процедуры. Поэтому капитан построил новые корветы и пересадил на них команды моряков, которые были освобождены из застенков Крыса и Ящерюка.

Жуликов Угря и Лососьева капитан разоблачил на их постоянном воровстве и собственноручно передал в морскую полицию. Те, конечно, выкручивались, как могли – скользкие типы – но теперь Креветкин прекрасно понимал, что это за личности, и совершенно не слушал их сладкие россказни.

Сам капитан Креветкин был настолько благодарен сыщикам за проделанную работу, что от чистого сердца подарил им один из своих любимых скоростных корветов. А именно «Морскую звезду-2».

Муся… Муся с головой окунулась в работу, так как после разоблачения Угря и Лососьева, дел значительно прибавилось – в первую очередь необходимо было навести порядок на участках, ранее подконтрольных этим мошенникам, и восстановить морские перевозки.

В общем, ее слова благодарности и крепкое рукопожатие нежной лапки  – это последнее, что осталось в памяти у Грики от их непродолжительного знакомства.

Правда, было еще кое-что – объемистая стопка фотографий с Мусей в кадре, которые Грика только что отпечатал и теперь держал в руках. Неспешно их перелистывая, он предавался приятным воспоминаниям. Ах, Муся, Муся…

 Что касается Гоги - тот, как всегда, закончив одно дело, сразу взялся за другое, и целыми днями пропадал то в лесу, то у себя в кабинете. Время от времени выбираясь на побережье, что бы насладиться видом скоростного корвета, научиться управлять которым у него пока не хватало свободного времени.

Хотя вот, кажется, и он, собственной персоной, приближается к комнате Грики…

- Дружище! – раздался голос Гоги за дверью, и Грика от неожиданности рассыпал стопку с фотографиями Муси по столу.

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул Гога.

- Ты занят? – Гога хитро улыбался, наблюдая, как Грика торопливо собирает фотографии по столу.

- Ну, как сказать… - пробормотал Грика. – Был занят… Заходи, раз уж пришел…

- У меня для тебя сюрприз! - Гога еще хитрее прищурился, но в комнату не прошел, а только просунул голову в щель между косяком и дверью.

- Сюрприз? – Насторожился Грика. – Может не надо? – Наконец, он собрал все фотографии в стопку и держал их в руках, выравнивая края.

- Надо, Грика, надо! – во весь голос рассмеялся Гога и распахнул дверь.

В комнату вошла Муся.

На мгновение Грика остолбенел, став белым, как мел. Потом руки у него дрогнули, и фотографии опять посыпались на стол.

- Здравствуйте, Грика, – радостно улыбнулась Муся. – Вы не забыли, что обещали показать мне фотографии?

Лицо Грики медленно, но неотвратимо, залилось красным цветом, особенно четко выделяя на его носу белый крестик лейкопластыря, который был напоминанием о том героическом поступке, когда он, спасая Мусю, нажал носом кнопку «Стоп»…

Всё!

Прочитано 56 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина