Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№113 СЛЕДОПЯТКИН И КОМПАНИЯ

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Воскресенье, 03 Сентябрь 2017 14:40

СЛЕДОПЯТКИН И КОМПАНИЯ

 

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ.

ПРОИСШЕСТВИЕ С ТИГРОМ

 

  1. ДОМ НА ПЕКАРСКОЙ УЛИЦЕ

 

С самого утра в городе Широко-Холмске шел дождь.

Сначала он тихо накрапывал. Потом разошелся – заморосил. Когда пошли первые автобусы – застучал и забарабанил по стеклам и крышам. А уж к обеду и вовсе хлестал так, что без зонтика пройти по улицам города было решительно невозможно.

Из-за разноцветных зонтов город стал похож на поляну в лесу, на которой вдруг выросли грибы самых удивительных пород и расцветок. С одним лишь отличием: грибы всегда растут на одном месте, а вот зонты такого позволить себе не могут – они бегают под дождем вместе со своими хозяевами по их, хозяев, разнообразным делам.

Под одним зонтом – темно-синим, с золотыми звездами, похожим на ночное небо – торопливо шагал по промокшему тротуару высокий человек в плаще.

Дойдя до перекрестка, этот человек свернул и оказался на Пекарской улице.  Улица была самой обычной: ряд многоэтажных серых домов, похожих друг на друга как две капли серой дождевой воды.

- Девятнадцатый… - бормотал под нос человек в плаще, разглядывая номера домов. – Двадцать первый… Двадцать первый «Б»… Как, это здесь?!

Он вынул из кармана бумажку с адресом и проверил, не ошибся ли.

Нет, не ошибся.

И на бумажке и на табличке дома, рядом с которым стоял сейчас человек с сине-звездным зонтом, было написано одно и то же: «Пекарская улица, дом 21б».

Но этот дом ничуть не походил на соседние.

 Он был деревянный, одноэтажный, выкрашенный в зеленый цвет и обнесенный забором с калиткой.  На заборе висела табличка с нарисованной собакой. Обычно на таких табличках пишут:

«Осторожно! Злая собака!»

А на этой можно было прочитать:

«Не бойтесь! Здесь вас никто не укусит!»

Человек в плаще постоял нерешительно, почему-то оглянулся, открыл калитку и вошел во двор.

В доме горел свет. Из трубы серыми клубами в дождливое небо поднимался дым.

Человек взошел на крыльцо. На двери дома тоже висела табличка, но про собак в ней ничего не говорилось.

Табличка гласила:

«Детективное агентство “Следопяткин и компания“».

Дверного звонка не было.

Человек в плаще постучал – сначала неуверенно, потом погромче.

Дверь открылась. На пороге стоял пес неизвестной породы – одно ухо рыжее, другое торчком, хвост черный, лапы серые, глаза умные.

- Здр-равствуйте! – гавкнул пес.

Человек слегка поклонился в знак приветствия.

- Пр-р-роходите, пожалуйста! – Пес посторонился, давая посетителю пройти. Тот вошел в прихожую, сделал несколько шагов – и оказался в комнате.

Посреди комнаты располагался настоящий камин. Сейчас он был разожжен, огонь танцевал на поленьях. Перед камином стояло кресло.

- Р-располагайтесь, - тявкнул пес. – Сейчас вас пр-римут! – И он выбежал из комнаты.

Посетитель поставил зонт в угол. Затем снял плащ и повесил его на спинку кресла, поближе к огню – сушиться.

Комната была, на первый взгляд, обычная: кресла, диван, люстра, на окне – горшок с цветком. Но кое-что загадочное в ней было.

Это были лестницы. Приставные лестницы, если точно. Они стояли рядом с каждым креслом, столом и диваном. Лестницы были очень похожи на те, что ставят в клетках птиц или белок, но гораздо длиннее.

- Ну что же, здравствуйте! – раздался голос.

Посетитель огляделся по сторонам – посмотрел даже наверх, на люстру – но никого не увидел.

- Не туда смотрите, - сказал голос с мягкой усмешкой. – Я здесь!

Только сейчас посетитель понял, кому принадлежал голос.

На каминной полке стоял человек. Вернее сказать, человечек.

Ростом он был с карандаш – никак не больше.

Человечек протянул свою крошечную ручку и произнес:

- Будем знакомы. Меня зовут Следопяткин!

  1. ПОХИЩЕНИЕ ВЕКА

 

- Вы... Так вы и есть тот самый Следопяткин? – переспросил посетитель. Он никак не мог прийти в себя от удивления.

Человечек скрестил руки на груди, затем кивнул:

- Да, это я. А что?

- Я не думал… - проговорил посетитель. – Не мог себе представить… Ну, что вы такой… Простите, такой маленький! – И он слегка покраснел от смущения.

- Ничего страшного, - успокоил его Следопяткин. – Я ведь тоже не знал, что вы такой большой! - Он улыбнулся собственной шутке. – Да вы присаживайтесь! Будете кофе?

- Да, пожалуйста. – Посетитель опустился в кресло, продолжая разглядывать Следопяткина.

- Я знаю, что вы хотите спросить! – сказал человечек. – Нет, я не гном, не эльф, не домовой и не лилипут. И в цирке я никогда не работал.

- Я знаю, - кивнул посетитель. – В цирке мне все знакомы. Простите, я не представился. Меня зовут Федор Отважнов. Я – укротитель тигров.

- Ну конечно! – обрадовался Следопяткин. – А я всё думаю – откуда мне знакомо ваше лицо? Я видел вас на афишах!

Прибежал пес, толкая перед собой тележку. На ней было две чашки – одна настоящая, а вторая из кукольного набора. В обеих чашках дымился черный кофе. Еще на тележке стояли сахарница и вазочка с печеньем.

Тут Отважнов понял – а точнее говоря, увидел своими глазами – для чего нужны те самые лестницы. Хотя он и так уже мог бы обо всем догадаться.

Следопяткин спустился по лестнице с каминной полки, прошел до кресла, поднялся (конечно, снова по лестнице) на подлокотник кресла, а уже оттуда очень ловко перепрыгнул на тележку.

- Спасибо, Шмыг, - сказал он псу. – Познакомься с нашим гостем: это знаменитый дрессировщик. Шмыг – мой друг и помощник, - пояснил он.

- Очень пр-р-риятно, - пролаял пес.

- И мне тоже, - вежливо ответил Отважнов.

- Итак, что привело вас ко мне в такую погоду? – Следопяткин махнул рукой в сторону окна, за которым всё так же приплясывал по лужам дождь.

Отважнов отхлебнул кофе из чашки и сказал страшным шепотом:

- Похищение века!

- Что именно похищено? – поинтересовался Следопяткин. – Подождите, не говорите. Я угадаю сам.

Он начал расхаживать по тележке взад-вперед – от сахарницы к вазе с печеньем и обратно.

- Вы – из цирка, значит, пропало что-то именно там, - начал он.

- Правильно, - кивнул Отважнов.

- Вы дрессировщик. Похищение касается вас лично, - продолжал Следопяткин.

- Еще как касается!

- Подождите-ка… - Следопяткин посмотрел на гостя с ужасом. – Не хотите ли вы сказать, что из цирка пропал… тигр?!

Отважнов покачал головой.

- Если бы тигр, - вздохнул он. – Всё гораздо серьезнее!

  1. РАССКАЗ ДРЕССИРОВЩИКА

 

- Моего подопечного зовут Рычард, - начал Отважнов. – Я ведь его еще маленьким тигренком помню! Дрессирую его три года… Это самый талантливый тигр, которого я видел! Через огонь прыгает, жонглирует, танцует на задних лапах…

- Так что же случилось? – нетерпеливо перебил гостя Следопяткин.

- Ах, да! Так вот, сегодня утром я пришел в цирк. Мы репетируем новый номер, хотим показать его через неделю… Пришел в цирк и, как всегда, пошел прямиком к моему Рычарду.

Подхожу к клетке и говорю: «Подъем!» Он вообще-то у меня дисциплинированный, встает утром в одно и то же время. А сегодня – спит.

Я говорю: «Рычард, соня, вставай!» Он – ни в какую, будто не слышит.

«Завтракать пора!» Даже глаза не открывает.

Зашел я в клетку, начал его тормошить. «Просыпайся!» Он глаза открыл, потянулся, зевнул – пасть у него вот такая! – Отважнов раскинул руки в стороны, чтобы показать, какая огромная у тигра пасть. – И говорит мне: «Что-то я сегодня не в настроении. Может быть, попозже порепетируем?»

Я даже руками развел. И что с ним такое случилось? Не заболел ли? Даже молоко не допил – так с вечера в поилке и стоит. А он у меня молоко очень любит!

Потрогал я нос тигра. Нет, вроде здоров.

«Ах ты, лентяй», - говорю я ему. – «Ну, дело твое, хочешь спать – спи. А я пойду со слонами репетировать!»

«Нет-нет», - Рычард испугался, что я его на слонов променяю – он же у нас звезда! – «Сейчас встаю!»

Тут я смотрю – что-то с моим тигром не так. Вроде и обычный Рычард, а вроде и нет.

Смотрю – и сам не пойму, что с ним не так.

Морда с пастью огромной и усами – на месте. Четыре лапы – тут как тут. Хвост никуда не девался.

Тут до меня дошло.

«Полоски!» - кричу я. – «Рычард, где твои полоски?»

Был полосатый, как тигру и положено, а стал просто рыжий.

Остался мой Рычард без полос…

  1. В КЛЕТКУ К ТИГРУ

- Вот так всё и было, - закончил свой рассказ дрессировщик.

- А почему вы думаете, что это похищение? – спросил Следопяткин. – Может быть, это какая-то редкая болезнь?

- Мы вызвали ветеринара, - ответил Отважнов. – Он Рычарда послушал стетоскопом, температуру измерил… Тигр совершенно здоров! Про болезнь, когда полоски пропадают, он никогда не слышал.

- Да, загадочный случай… - протянул Следопяткин. – Ну-ка, посмотрим…

Он спрыгнул на пол, подбежал к журнальному столику. Подошел к пульту дистанционного управления, нажал на кнопку.

Тут же с потолка опустился экран. Он засветился – и Отважнов увидел компьютерную заставку.

Следопяткин начал что-то искать в компьютере. Дело это было нелегкое: клавиатура и мышка, которые лежали тут же на столике, были обычного размера, то есть для Следопяткина – просто гигантские: клавиша – с его ладонь, колесико мышки – как руль машины. Но сыщик уверенно справлялся с техникой, открывая всё новые и новые папки.

- Ничего похожего, - сказал он наконец. – Похищают деньги, драгоценности, сладости, самих тигров – но чтобы тигровые полоски? По-видимому, вы правы. Если это и в самом деле похищение – это похищение века! А может быть, даже и тысячелетия!

- Пожалуйста, помогите! – умоляющим тоном протянул Отважнов. – Ведь я не могу обратиться в полицию – там надо мной будут смеяться. У нас номер через неделю! А Рычард из клетки выйти не может! Это же позор – тигр без полосок!

- Нужно срочно осмотреть место преступления, - заявил сыщик. – Собирайтесь. Пойдем вместе.

- Но как же вы?.. – Отважнов представил, как они идут по городу: он делает один шаг, Следопяткин – десять. Это же придется целый день идти!

Следопяткин сделал успокаивающий жест – мол, не беспокойтесь. Потом повернулся к Шмыгу и сказал:

- На прогулку!

Шмыг исчез и очень быстро вернулся. На нем был комбинезон из непромокаемой ткани. К комбинезону сбоку был пришит карман.

Следопяткин залез в этот карман. Шмыг выбежал на крыльцо. Натягивая на ходу плащ и подхватив зонт, Отважнов поспешил за псом.

… Тигр без полосок был похож на толстого рыжего кота.

Хотя нет – коты ведь не умеют рычать. А тигр ходил по клетке и свирепо рычал.

Увидев его, Шмыг немного перепугался, но виду не подал.

- Какой огр-р-ромный, - сказал он с уважением.

- Это бенгальский тигр, - пояснил Следопяткин, выбираясь из кармана. – Самый большой из всех тигров…

- Правильно, - кивнул Отважнов.

Тигр метался по клетке.

- Рычард, миленький, успокойся! – сказал дрессировщик. – Я привел к тебе детектива. Он поможет найти твои полоски!

- Р-р-р-ры! – проревел тигр.

- Так дело не пойдет, - покачал головой Следопяткин. – Мне надо с ним поговорить.

- Но он никого не пускает в клетку! – возразил Отважнов. – Он сейчас взбешен! Я и сам боюсь к нему заходить!

- Не беспокойтесь. Я справлюсь, - сказал Следопяткин.

Он подошел к решетке, пролез между прутьев – для него это не составило никакого труда – и направился прямиком к тигру.

Рычард даже опешил от такой наглости.

Он кинулся на сыщика, но ловкий Следопяткин отскочил в сторону.

Тигр прыгнул снова – и опять Следопяткин был быстрее.

Отважнов и Шмыг с замиранием сердца смотрели на эти опасные танцы. Наконец Рычард утомился. Сел, начал умываться лапой – и стал совсем похож на рыжего кота, только очень большого.

- Вас зовут Рычард, не так ли? А я Следопяткин, - представился сыщик. – Расскажите мне, как это случилось? Ну, с вашими… - Он осторожно начертил в воздухе несколько полос.

- Воррры! Укррррали! – прорычал тигр. – Я опозоррррен!

- Сочувствую вашей беде. И постараюсь помочь, - заверил его Следопяткин. – Так как было дело?

Тигр немного подумал.

- Сейчас ррраскажу…

  1. РАССКАЗ РЫЧАРДА

- У меня рррежим! – рассказывал тигр. - Утрром – завтрррак, потом – рррепетиции… И так до вечеррра! На ночь выпиваю миску молока и ложусь спать – ррровно в девять!

А вчерррра я, видно, сильно устал – прррыгал, бегал… Перрреутомился! Пррришел в клетку, смотрррю – молоко уже налито.

- А кто вам его наливает? – поинтересовался Следопяткин.

- Федоррр. Дррресиррровщик… Ну, я молоко пить начал – и такая дрррёма на меня навалилась! Думаю, полежу пять минуточек, потом допью.

Лёг на подстилку, глаза закрррыл – и захрррапел.

Пррросыпаюсь от щекотки…

- Щекотки? – переспросил Следопяткин.

- Ну да! – подтвердил Рычард. – Я щекотки боюсь!

- Я думал, тигры никого и ничего не боятся, - сказал Следопяткин. – Ну ладно, продолжайте.

- Так вот… Пррросыпаюсь, огляделся по сторрронам – вррроде нет никого. Дошел до миски, снова молока попил – и снова в сон меня потянуло… Засыпаю, глаз открррыть не могу – только чувствую, кто-то меня по голове гладит…

Ну, а утрррром меня Федоррр разбудил – глядим мы с ним, а у меня… Вот, смотрите сами!

Тигр повернулся кругом, показывая, что с ним случилось.

- И как вы думаете, кто это сделал? – спросил Следопяткин.

- Какой-то дурррак! – фыркнул Рычард. – Не побоялся зайти ко мне в клетку! Да если б я его поймал, пррроглотил бы мигом!

Следопяткин на минуту задумался.

- Вы разрешите мне осмотреть вашу клетку? Мне нужно посмотреть, не оставил ли преступник каких-нибудь улик, - сказал он.

- Пожалуйста, - разрешил тигр.

Следопяткин прошел по клетке, заглянул под подстилку, осмотрел миски для еды, воды и молока. Подобрал с пола рыжую шерстинку, повертел в пальцах.

- Ваша? – спросил у тигра.

- Моя, - кивнул Рычард.

Следопяткин поискал еще немного. Нашел еще одну рыжую шерстинку. Сравнил с первой. Покачал головой, но ничего не сказал.

- Может, я что-нибудь р-р-разнюхаю? – предложил Шмыг.

- Вы разрешите моему помощнику зайти в клетку? – спросил Следопяткин.

Тигр кивнул.

Шмыг осторожно, бочком, протиснулся в клетку. Осторожно обнюхал прутья решетки, пол, посыпанный песком.

Следопяткин тем временем нашел еще один волосок – тоже рыжий. Сравнил с двумя первыми, хмыкнул, убрал в карман.

Шмыг подошел к поилке с молоком.

- Странно… Пахнет кар-р-рамельками, - сказал он. – А если попр-р-робовать?

Он опустил язык в молоко и начал лакать.

- Шмыг, стой! – крикнул Следопяткин и бросился к нему.

Но было уже поздно.

  1. ОПАСНОЕ МОЛОКО

 

Пес упал как подкошенный. Его глаза закрылись.

Следопяткин подбежал к нему.

- Врача! Срочно врача! – закричал Отважнов и уже собрался бежать, но Следопяткин остановил его.

- Не надо врача. Всё в порядке.

- Как же в порядке?! – Отважнов ничего не понимал. – Вашему другу плохо!

- Ему хорошо, - возразил Следопяткин. – Он просто очень крепко спит.

Рычард и Отважнов посмотрели на пса и поняли: сыщик абсолютно прав.

Шмыг спал, как маленький щенок, поскуливая и перебирая лапами во сне. Наверное, ему снилось, как он догоняет кота. Или преступника.

- В молоке снотворное, - пояснил Следопяткин. – Я сразу это понял, когда Рычард рассказывал, как ему после двух глотков молока вдруг захотелось спать. Понять-то я понял, а вот Шмыгу сказать не успел…

- И сколько он проспит? – спросил Отважнов.

- Думаю, долго, - предположил Следопяткин. – Ну что же, раз так вышло, продолжу расследование без помощника.

Он вышел из клетки, внимательно осмотрел пол.

- Это – следы Шмыга… Это – мои… - Сыщик вынул из кармана лупу. – А это – чей след?

На песке отпечатался след большого ботинка.

- Сорок пятый размер, - сказал Следопяткин.

- Не мой. У меня сорок второй, - покачал головой Отважнов. – Это что, какой-то гигант?

- Вполне возможно… - Следопяткин еще раз осмотрел всё через лупу. – Скажите, вы кого-нибудь подозреваете?

- Подозреваю? Дайте-ка подумать… - Отважнов почесал в затылке. – Кто бы мог такое сделать? Украсть полоски у тигра! Это же какой-то фокус…

Дрессировщик хлопнул себя по лбу.

- Ну конечно же! – воскликнул он. – Это наш фокусник! Он еще и не такое может сделать! Конечно, это он!

- А где он сейчас? – спросил Следопяткин.

- Наверное, у себя в гримерке! Где же еще! – Отважнов кинулся на поиски фокусника.

Но в гримерке его не было.

- Он вообще сегодня не приходил, - сказал жонглер Вася Левиташкин.

- Как вчера ушел, так мы его и не видели, - подтвердил канатоходец Леша Балансеев.

- Он, наверное, заболел, - предположила эквилибристка Леночка Загибаева. – А вы сходите к нему домой… Он живет недалеко. Вот адрес!

И она написала адрес фокусника на старом цирковом билете.

- Но как же я пойду? – Следопяткин посмотрел в сторону клетки, где посапывал Шмыг. – Мой друг… он же мой личный транспорт… Он выведен из строя!

- Вы позволите мне побыть вашим транспортом? – Отважнов подхватил сыщика и опустил в карман своего плаща.

- Да, конечно… Ну, так чего же мы ждем? Скорее к фокуснику!

  1. БОРЬБА С ЦИЛИНДРОМ

 

Фокусник жил на главной улице Широко-Холмска, в девятиэтажном доме, на самом верхнем этаже – девятом.

Отважнов со Следопяткиным в кармане поднялись на лифте. Дрессировщик позвонил в дверь.

- Ну, сейчас он у меня попляшет! – проговорил он, потирая руки и горя от нетерпения поскорее разобраться с фокусником-похитителем.

Но никто не открывал.

Отважнов позвонил еще раз. Потом еще.

И тут из-за двери раздался сдавленный крик:

- Помогите!

Отважнов толкнул дверь. Она была не заперта.

Дрессировщик вбежал в квартиру. Следопяткин с любопытством выглядывал из кармана плаща.

Квартира была наполнена разнообразным реквизитом. Больше всего в ней было ящиков.

На кухне, вместо холодильника, стоял ящик для исчезания.

В прихожей – ящик для распиливания пополам.

В комнате – ящик для протыкания шпагами. Сами шпаги висели в ряд на специальном коврике.

Стол был завален колодами игральных карт, пестрыми платками, связанными между собой, куриными яйцами, книгами, песочными часами.

В углу, на специальной подставке стоял черный цилиндр фокусника.

- Помогите! – снова крикнул кто-то – будто из глубокого колодца.

Отважнов и Следопяткин огляделись по сторонам.

- Я здесь! В цилиндре!

Дрессировщик подошел и заглянул в цилиндр. Там сидел фокусник – согнувшись в три погибели. Непонятно было, как он умещается в шляпе – но он всё-таки умещался.

- Эй, привет! Ты что там делаешь? – спросил с удивлением Отважнов.

- Я застрял… - пропыхтел фокусник. – Вытащи меня…

Дрессировщик перевернул цилиндр и встряхнул его. Потом постучал по донышку.

- Осторожнее! – крикнул фокусник. – Мне же больно!

Следопяткин тем временем выпрыгнул из кармана Отважнова.

- У вас есть пылесос? – спросил он фокусника.

- Да! – ответил тот. – Вон там, на шкафу! Между чалмой и чучелом павлина!

С помощью пылесоса фокусника удалось быстро извлечь из цилиндра.

- Огромное спасибо! – Он схватил двумя пальцами руку Следопяткина и энергично ее потряс. – Если бы не вы… Меня зовут Чудесини. Рудольф Чудесини, к вашим услугам!

- Следопяткин, - представился сыщик. – Как вы попали в цилиндр?

- Я номер придумал,- пояснил тот. – Ну, обычно я из цилиндра зайца за уши вытаскиваю. Двадцать лет уже вытаскиваю – надоело! И мне, и зрителям. Я и подумал – почему бы не сделать наоборот? Выходит заяц и вытаскивает из цилиндра… меня!

- Здорово придумано! – восхитился Отважнов.

- Вот я и решил проверить – получится ли у меня вылезть из цилиндра. Залез внутрь – чувствую, не получается! Так и просидел бы здесь неизвестно сколько, если бы не вы! Хорошо еще, дверь не запер…

- Так ты со вчерашнего дня тут сидишь? – поразился Отважнов. – Голодный небось?

- Как тигр! – подтвердил Чудесини. – Сейчас сделаю яичницу из двадцати яиц сразу!

Он щелкнул пальцами. В настольной лампе загорелся огонь. Чудесини полез под стол в поисках сковороды.

Услышав про тигра, Отважнов вспомнил, зачем они сюда пришли. Он вытащил Чудесини из-под стола и закричал:

- Эй, ты! Немедленно расколдуй моего тигра!

- Кого? – опешил фокусник. – А что с ним случилось?

- А то ты не знаешь! – огрызнулся Отважнов. – Гони полоски! Или я сам из тебя сейчас сделаю… омлет!

- Успокойтесь! – решительно сказал Следопяткин. – Отпустите фокусника! Он ни при чем!

- Почему это? – Отважнов выпустил Чудесини, и тот опять юркнул под стол.

- У него алиби, понимаете? Он со вчерашнего дня просидел в цилиндре. Не мог выбраться. Значит, и у тигра он не был. Снотворное не подсыпал. И кража полос – тоже не его рук дело, - объяснил сыщик.

- Что украли? Полоски? У Рычарда? Вот это да! – Чудесини выглянул из-под стола. – Если бы это придумал я, это был бы мой лучший номер!

- Я вот тебе придумаю! – Отважнов показал ему кулак.

- Не ссорьтесь… - Следопяткин достал из кармана три рыжих шерстинки, которые нашел в клетке. – У нас есть еще улики.

- Тоже мне – улики! – отмахнулся дрессировщик.

 - Обычная шерсть, - поддержал его фокусник.

Следопяткин огляделся по сторонам.

- Это у вас шар для предсказаний? – спросил он, показывая на большой стеклянный шар на тумбе.

- Совершенно верно, - кивнул Чудесини.

- Я могу им воспользоваться? – Не дожидаясь ответа, Следопяткин вскарабкался на тумбу. Поднес к шару первую шерстинку. Шар, как увеличительное стекло, сделал шерстинку огромной – ее можно было рассмотреть в деталях.

- Смотрите. Это шерсть тигра. Никаких сомнений. – Следопяткин поднес вторую шерстинку. Она была потоньше и потемнее.

- Это тоже какой-то зверь. Но не тигр… Похоже на белку. И еще здесь следы какого-то вещества, - показал Следопяткин. – Видите?

- Да. И что это значит? – спросил дрессировщик.

- Пока не знаю. А вот третий волосок…

Третий был рыжим, но светлее, чем первые два.

- А этот волос принадлежит человеку, - сказал Следопяткин. – Посмотрите, он еще и вьется! Наш подозреваемый – рыжий и кудрявый. Как вы думаете, кто это мог быть?

Отважнов и Чудесини переглянулись.

- Дрюня! – сказали они хором.

  1. ЛОВИТЕ КЛОУНА!

- Что еще за Дрюня? – заинтересовался Следопяткин.

- Наш клоун! – пояснил Отважнов.

- Рыжий клоун! – добавил Чудесини. – Он как раз кудрявый!

- А какой у него размер обуви? – спросил Следопяткин.

- Не знаю… А зачем это? – не понял Чудесини.

- Мы нашли след! Он – сорок пятого размера! Большущий! – сказал Отважнов.

Чудесини на минуту задумался.

- Дрюня за кулисами ходит в тапочках с помпонами. А на арену…

- На арену он выходит в огромных башмаках! – вспомнил Отважнов.

- Всё сходится, - подвел итог размышлений Следопяткин. – Но как он это сделал? И главное – зачем?

- Рычард его как-то напугал! Рявкнул, когда клоун близко к клетке подошел, - сказал дрессировщик. – С тех пор Дрюня Рычарда недолюбливает.

- Вот пойдем прямо сейчас и спросим его – как он украл у тигра полоски! – заявил Чудесини. – Пускай возвращает!

Отважнов подхватил Следопяткина, и  компания направилась обратно в цирк.

Дождь тем временем перестал. Солнце выглянуло из-за туч и начало разглядывать своё отражение в лужах, как в зеркалах.

Отважнов сложил свой зонтик – он превратился в трость. Размахивая этой тростью, дрессировщик ворвался в цирк.

Следопяткин – с ним, сидя на плече. Следом – Чудесини.

На арене цирка репетировал клоун Дрюня.

Он делал пирамиду из кубиков и шаров.

Поставил куб. Сверху шар. Сверху снова куб. Потом дощечку. Потом два куба. Шарик. Дощечку. Еще один куб.

А сверху запрыгнул сам – и начал раскачиваться из стороны в сторону.

- Ловите клоуна! – крикнул Отважнов.

Дрюня посмотрел на него с ужасом…

Замахал руками…

Пирамида закачалась…

- Ой, что сейчас будет! – Чудесини закрыл глаза руками: ему стало страшно.

Дрюня сделал кувырок – и оказался внизу. Отскочил в сторону – и вовремя: кубики, шары и дощечки посыпались вниз.

Бум! – кубик щелкнул Отважнова по макушке.

Тюк! – шарик угодил Чудесини по носу.

Следопяткин, почуяв неладное, спрятался в кармане. А когда выглянул – увидел такую картину.

Дрюня, ошалев от полета с пирамиды, смотрел на дрессировщика и фокусника.

У Отважнов вскочила шишка. У Чудесини покраснел нос.

- Ах, ты так?! – Дрессировщик бросился на несчастного клоуна. – Мало того, что ты полоски украл, так еще и кубиками швыряешься?

- И шариками, - добавил Чудесини.

- Ребята, да вы что? – Дрюня от удивления широко распахнул глаза. – Ничего я не крал! И ничем не швыряюсь!

- Уважаемый клоун, - подал голос Следопяткин, - все улики против вас. Отпираться бессмысленно.

- Какие еще улики?

- На месте преступления найден ваш волос, - Следопяткин достал из кармана волосок и показал клоуну. – И еще – ваш след…

Все посмотрели на башмаки клоуна.

- Сорок пятый размер, - сказал сыщик. – Всё сходится! Ну что, будем признаваться или как?

- Да я ни в чем не виноват! – запротестовал клоун. – И, между прочим, парик и башмаки я вчера оставил здесь, в гримерке. Кто угодно мог их одеть!

- Не верю я тебе! – шумел Отважнов. – Отдавай полоски!

- Не знаю ни про какие полоски! – отпирался Дрюня.

Следопяткин подошел к Дрюне и еще раз внимательно осмотрел его башмаки.

- А что это у вас на подошве? – спросил Следопяткин. – Какая-то бумажка приклеилась…

Клоун поднял ногу с башмаком и отлепил от подошвы фантик.

- Карамель «Хрю-Хрю», - прочитал Следопяткин. – Очень интересно!

  1. НАШЕ ВАМ С КИСТОЧКОЙ!

 

Тут на арене появилась уборщица баба Дуня.

- Ишь, насорили! – Она подхватила фантик и бросила в мусорное ведро. Туда же полетели кубики и шарики с дощечками.

- Баба Дуня, ты вчера вечером Дрюню видела? – спросил Отважнов.

- Чего же не видела? Видела, - кивнула старушка. – У клетки с тигрой твоей он чего-то крутился… Я еще подумала – сказать Федору или погодить?

- Ну, вот! – торжествующе сказал дрессировщик. – Теперь не отвертишься, голубчик!

- Да, - подтвердил Следопяткин. – Свидетельское показание – это уже серьезно. Очень серьезно!

У Дрюни из глаз брызнули слезы – настоящие, а не фальшивые клоунские.

- Не брал я! Честное слово, не брал!

Тут у Отважнова зазвонил телефон.

- Алло! Это ты, Иришка? Из школы? Ну, забегай! – Отважнов убрал телефон и пояснил: - Это дочка моя. Умница, отличница – одни пятерки! А как рисует – загляденье! Вот сейчас из школы забежит ко мне, а потом в художественную школу… А что с клоуном делать будем?

- Так. Надо провести следственный эксперимент, - решил Следопяткин.

- Это что еще такое? – спросил Отважнов.

- Попросим Рычарда изобразить, что он спит. А Дрюня войдет в клетку…

- Не пойду я к нему! – Клоун замотал головой и выставил руки ладонями вперед. – Мне что, жить надоело?!

- Пойдешь как миленький! – гаркнул Отважнов. Они с Чудесини подхватили Дрюню под руки и потащили к клетке.

В клетке бродил из угла в угол Рычард без полосок.

Шмыг всё так же спал на полу, только перевернулся на другой бок.

- А что с ним такое случилось? – удивился Дрюня, увидев тигра.

- А то ты не знаешь! – нахмурился дрессировщик. – Твоя работа! Давай, лезь в клетку!

Клоун попытался протиснуться между прутьев.

- Не могу, - пожаловался он. – Не пролезаю!

Отважнов и Чудесини надавили на него с двух сторон – и впихнули внутрь.

Рычард, увидев Дрюню внутри, зарычал. Клоун задрожал мелкой дрожью и застучал зубами.

- Всё в порядке! – Следопяткин помахал тигру. – Рычард, могу я вас попросить? Представьте, что сегодня – это вчера вечером…

- Прррредставил. И что?

- Вы попили молока и уснули. Ложитесь и закройте глаза, как будто спите.

Рычард послушно лег и закрыл глаза.

- А вы, - сказал Следопяткин Дрюне, - пощекочите его. Ну, смелее!

Клоун на цыпочках подошел к тигру и ткнул того пальцем.

- Ррра-ха-ха-ха! – Тигр вскочил на лапы. Перепуганный Дрюня отпрыгнул в дальний угол клетки.

- Ну? Так вас щекотали, пока вы спали? – спросил Следопяткин.

- Нет! Совсем по-дррругому! – Тигр почесал лапой бок. – Этот щекочется грррубо. А та щекотка была – как будто я маленький тигрррренок, а мама лижет меня языком…

В это время в цирк вошла девочка – маленькая, тоненькая, с большим портфелем за спиной.

- Иришка! Привет! – Отважнов подбежал к дочери и обнял ее.

- Привет, пап, - смущенно улыбнулась девочка. – Здравствуйте! – вежливо поздоровалась она со всеми.

- Здравствуй, Ира! – сказал Чудесини.

- Привет-привет! – сказал Дрюня и улыбнулся.

- Здррравствуй! – рыкнул тигр.

Шмыг ничего не сказал – он крепко спал.

А Следопяткин поглядел на Иру, прищурился и произнес:

- Наше вам с кисточкой!

  1.  ДЕТКА И КОНФЕТКА

При этих словах Ира почему-то покраснела.

- Что-что с кисточкой? – переспросила она.

- Это выражение такое, - объяснил Следопяткин. – Раньше парикмахеры так говорили: «Наше вам почтение с кисточкой!»

- Это частный детектив. Знаменитый сыщик Следопяткин, - объяснил дочери Отважнов. – Будет расследовать похищение…

- А что похитили? – спросила Ира.

- Да так. Ничего особенного, - Следопяткин улыбнулся Ире. – Ты в художественной школе учишься?

- Да, - кивнула та.

- Замечательно! И хорошо рисуешь? Например, мой портрет сможешь нарисовать?

- Запросто сможет! – вмешался Отважнов. – А ну, дочка, покажи!

- У тебя же краски и кисточки с собой? – спросил Следопяткин.

- С собой… Но вообще-то я тороплюсь, - сказала Ира. – Я на минутку забегала. Папу повидать. Всё, я пошла! Всем пока!

Она повернулась и собралась идти.

Неожиданно ее большой портфель расстегнулся – и оттуда что-то выпало.

- Вот, ты уронила… - Чудесини поднял с пола конфету, протянул Ире.

- Подождите! – Следопяткин выхватил конфету у Чудесини. Развернул.

- «Хрю-Хрю», - прочитал он название на обертке. – Карамель… Я вспомнил. Шмыг, перед тем как уснуть, сказал – пахнет карамельками…

- Вы… ты на что это намекаешь?! – закипятился Отважнов. – Ты хочешь сказать…

- Я думаю, что эта карамелька и есть снотворное, - заявил Следопяткин.

- Как это?

- Помните фильм – собаке дают колбасу с таблетками, чтобы она уснула? И Рычарда так же усыпили. Намочили карамельку в снотворном, а потом бросили в молоко!

- Ерунда какая-то! – покачал головой Отважнов.

- Если ерунда, - усмехнулся Следопяткин, - пусть тогда Ира конфету съест.

- Ира, детка, съешь уже эту карамельку! – попросил дочь дрессировщик.

- Не буду, - надулась та. – Она на полу валялась. Я такое не ем.

- Тогда я съем! – Отважнов приготовился проглотить «Хрю-Хрю», но фокусник остановил его:

- Давай лучше я. Я ведь и шпаги глотаю, и огнем плююсь. Что мне будет от конфетки?

- Не надо, дядя Рудольф! – попыталась остановить фокусника Ира. Но фокусник уже проглотил злополучную конфету.

- Вот видите? – сказал он. – Самая обычная карамелька! Очень вку…

В следующую секунду Чудесини уже крепко спал.

  1.  ВОДНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

 

Отважнов грозно посмотрел на Иру.

- Дочка, что это значит? – спросил он.

- Папа… Я всё объясню… - дрожащим голосом проговорила девочка.

- Можно не объяснять! Всё и так ясно! – сказал Следопяткин. - А ну-ка, художница, покажи свои краски и кисточки!

Ира расстегнула портфель. Достала кисточку.

- Знаете, из чего делают самые лучшие кисточки? – спросил Следопяткин Отважнова. – Из беличьей шерсти!

Он выдернул волосок из кисточки, достал второй из своего кармана.

- Я же говорил – это белка! – сказал он. – Смотрите: эти два волоска – из одной и той же кисточки. А ну-ка, посмотрим на краски…

Ира, потупив взгляд, вынула из портфеля краски.

- Синяя, зеленая, черная, фиолетовая… А где красная и желтая? – поинтересовался Следопяткин.

- Это не я… - Ира надула губы и приготовилась заплакать. – Это всё Варька… Я ей проспорила! Говорю – чего ты хочешь? Она говорит – хочу, чтобы ты залезла в клетку к папиному тигру и…

- И раскрасила его! Правильно?

- Да… Я вчера вечером пришла, смотрю – на стуле Дрюнин парик, а рядом башмаки. Я переоделась, пошла к тигру. Рычарду подсыпала сонных карамелек, сама спряталась. Когда уснул – в клетку забралась, стала его раскрашивать. А оранжевая краска кончилась! Тогда я вспомнила, что если смешать красный и желтый – оранжевый получится. Ну и вот…

- Так значит, полоски… - догадался Отважнов.

- Никуда не делись! – закончил Следопяткин. – Они просто закрашены!

- Ну как же так, Ирочка? – Отважнов развел руками. – Вот уж не ожидал от тебя!

- Ха-ха-ха! – засмеялся вдруг Дрюня. Он выбрался из тигриной клетки и хохотал, держась за живот. – Это ж надо такое придумать! Раскрасить тигра!

- Ры-ха-ха-ха! – Рычарду тоже стало смешно.

А вот Отважнову смешно совсем не было.

- Ира! Мне стыдно за тебя! – сказал он. – Я думал, ты хорошая девочка! Придется тебя наказать!

Ира стояла, опустив голову.

- Две недели без сладкого! – вынес приговор Отважнов.

Ира вздохнула, кивнула.

Уборщица баба Дуня вошла с ведром и тряпкой.

- Помыть бы мне тут у вас надоть, - сказала она.

Отважнов взял ведро, вошел в клетку.

- Эй! Ты чего прррридумал? – Рычард попробовал увернуться, но дрессировщик окатил его водой из ведра.

На мокрой тигриной шерсти начали проступать полоски.

- Еще воды, баба Дуня! – сказал Отважнов. – Хотя нет, постой. Слонов-то мы как моем?

- Из шланга! – подсказал Дрюня.

Отважнов притащил шланг. Включил, направил на Рычарда.

- Вот они! – торжествующе рычал тигр. – Вот они, мои полосочки!

Несколько капель воды брызнуло на морду Шмыга. Пес открыл глаза.

- Что? Опять пошел дождь? – пробормотал он.

  1.  СНОВА НА АРЕНЕ

В воскресенье цирк в Широко-Холмске был переполнен.

Обычно в таких случаях говорят: «Яблоку негде упасть». Но в тот вечер в цирке упасть было бы негде даже вишне.

Следопяткину с его ростом, можно сказать, повезло. Отдельного кресла ему было не надо – хватало и подлокотника. Само кресло заняла Ирочка Отважнова.

Шмыга в цирк пускать не хотели, но сыщик убедил билетера, что пес будет сидеть тихо и ни разу не гавкнет.

Публика переговаривалась, ожидая начала представления.

Наконец зажглись яркие огни, и под бабабанную дробь на арену вышел человек во фраке.

- Это шпрех-штал-мейстер! – сказала Ира шепотом.

- Кто-кто? – переспросил Следопяткин.

- Ведущий, - объяснила Ира. – Он будет номера объявлять…

- Снова на арене! – громко произнес шпрехшталмейстер. – Любимцы публики! Тигр Рычард и Федор Отважнов!

Дрессировщик и тигр под аплодисменты вышли в центр арены.

Представление началось.

Следопяткин и Шмыг, забыв обо всем на свете, смотрели, как по команде Отважнова тигр творит чудеса: считает, кувыркается, перепрыгивает с тумбы на тумбу…

Ирочка тихонько достала шоколадку, зашуршала фантиком.

- Ира! – погрозил ей пальцем Следопяткин. – Я всё вижу!

- Я только один кусочек, - сказала Ира с хитрой улыбкой. – Хотите?

- Я хочу, - подал голос Шмыг.

Закончился номер с тигром, и снова выбежал человек во фраке.

- А теперь – величайший иллюзионист во вселенной! – выкрикнул он. – Маг, чародей и волшебник! Непревзойденный Рудольф Чудесини!

Чудесини вышел, загадочно улыбаясь.

- Сейчас – мой новый номер! – произнес он. – Мне нужен доброволец! Мальчик, можно тебя?

Конопатый мальчишка поднялся со своего места.

- Сейчас я… погружу тебя… в сон! – Чудесини сделал руками несколько жестов. – И во сне… ты будешь… ты…

Фокусник вдруг закрыл глаза и застыл.

- Что это с ним? – Следопяткин посмотрел на Иру. – Это твои проделки?

- Я здесь ни при чем! – возразила Ира. – Дядя Рудольф просто что-то перепутал, вот сам себя и…

Неожиданно струя воды окатила фокусника с головой. Он заморгал и начал испуганно озираться.

Оказалось – это Дрюня подкрался со шлангом!

Зрители покатились со смеху. Даже Шмыг, пользуясь шумом и переполохом, весело залаял.

- Вот это номер! – рассмеялся Следопяткин. – Картина маслом!

- Ой, я вспомнила! – Ирочка вытащила из портфеля тетрадный лист. – Ваш портрет! Как обещала!

- Похож, - тявкнул Шмыг. – Пр-рям как живой!

- Спасибо, - сказал Следопяткин. – Я повешу его над рабочим столом. Приходите ко мне в гости с папой! На кофе!

- Мне кофе нельзя. Я еще маленькая, - вздохнула Ира.

- Ничего страшного, - улыбнулся Следопяткин. – Для тебя я сварю какао!

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ.

БИБЛИОТЕЧНЫЙ ВОР

 

  1. ВЫЗЫВАЛИ?

Если кто-нибудь целое утро занимается уборкой, потом надевает самую нарядную одежду и постоянно смотрит на часы – значит, этот кто-то ждет важных гостей.

Следопяткин вел себя именно так.

Он нарядился в свой самый лучший костюм, повязал галстук, причесался.

Потом посмотрел на Шмыга и решил – ему тоже пора прихорошиться.

Как пес ни протестовал, но сыщик заставил его нацепить галстук-бабочку и тщательно вымыть все четыре лапы.

- Да я уже мылся… Вчера… То есть позавчер-ра… - возражал Шмыг, но Следопяткин был непреклонен.

После мытья лап Шмыг вернулся в комнату. За ним из ванной тянулась цепочка мокрых следов.

- Теперь вот что, - сказал Следопяткин. – Я буду нажимать вот на эту кнопку… - Он нажал на блестящую кнопку, раздался звонок. – Когда ты услышишь звонок, входишь и говоришь: «Вызывали?»

- Зачем это? – не понял Шмыг.

- Затем! К нам приходят посетители, и всё должно быть красиво. Как в настоящем детективном агентстве, - объяснил Следопяткин. – Понял?

- Понял. А мы что, ждем посетителя?

- Нет. Мы ждем кандидата, - ответил сыщик и снова посмотрел на часы. – Через пять минут должен явиться…

- Какого еще кандудита?

- Не кандудита, а кандидата, - поправил Следопяткин. – К нам в агентство на работу хочет устроиться… Не знаю, как его зовут – он мне письмо прислал.

- Так это из-за него мы сегодня так расфуфыр-рились? – догадался Шмыг. – А зачем нам еще один агент? Разве мы вдвоем плохо спр-равляемся?

- Может, и неплохо… Но втроем мы будем справляться гораздо лучше! – Следопяткин спохватился – пять минут уже почти истекли.

- Давай скорее! – приказал он Шмыгу и показал на дверь.

Шмыг выбежал. Сыщик нажал на кнопку. Дзынь!

Пес прибежал. Сделал круг по комнате и сел.

- Ну? – нетерпеливо спросил Следопяткин.

- А что нужно сказать? Я забыл…

- Нужно сказать: «Вызывали?». Давай еще раз!

Пес исчез из комнаты.

Неожиданно распахнулась форточка. В окно влетел бойкий серый воробей.

- Кыш! Кыш! – закричал Следопяткин, но воробей его не послушал. Он опустился рядом с сыщиком – прямо на кнопку звонка. Дзынь!

Шмыг вбежал в комнату.

- Вызывали? – спросил он.

 

  1. «КАНДУДИТ»

 

Воробей оглядел комнату, в которой оказался. Посмотрел на Следопяткина, потом на Шмыга, и чирикнул:

- Улица Пекарская? Следопяткин и компания?

Следопяткин кивнул.

- Меня зовут Фьють, - представился воробей. – А вы, конечно, знаменитый Следопяткин? Очень приятно! Я столько про вас слышал, и вот теперь своими собственными…

- Простите, а вы по какому вопросу? – перебил его сыщик.

- Это я писал вам письмо, - заявил Фьють. – Прилетел на собеседование! Ровно в двенадцать часов, как и обещал!

- Так это и есть… этот, как его… кандудит? – Шмыг презрительно оглядел воробья с головы до хвоста. – Я-то думал…

Следопяткин выглядел растерянным. Такое с ним случалось нечасто. Впрочем, сыщик быстро взял себя в руки и заявил:

- Простите, но мы вынуждены вам отказать!

- Но почему? – удивился воробей. – Вы ведь меня совсем не знаете! Я всё умею! Следить за преступником, собирать улики…

- Но вы слишком… - Следопяткин хотел сказать: «маленький», но вовремя сообразил: воробей был ростом с него. – Слишком…молоды, - нашелся он.

- Мне уже полтора года! – гордо возразил Фьють. – Точнее, полтора года и двадцать четыре дня!

- Нет, нет и еще раз нет! – Следопяткин указал на открытую форточку. – Вы нас не интересуете. Всего доброго!

Воробей взмахнул крыльями и приготовился вылететь на улицу.

Зазвонил телефон.

Шмыг подбежал, снял трубку, нажал кнопку громкой связи.

- Здравствуйте! – произнес женский голос. – Нам нужна ваша помощь!

- Чем я могу быть вам полезен? – спросил Следопяткин.

- Вас беспокоят из городской библиотеки Широко-Холмска! – Обладательница голоса была очень расстроена – она с трудом сдерживала слезы. – У нас произошло ограбление! Пожалуйста, приезжайте прямо сейчас!

- Ждите. Буду через несколько минут, - деловито ответил Следопяткин.

Шмыг уже готовился: зубами стащил галстук-бабочку и переодевался в уличный костюм.

- Можно, я с вами? – попросил Фьють.

- На место преступления? Нет, это лишнее, - покачал головой сыщик.

Шмыг вдруг громко чихнул. Потом еще раз, еще и еще.

- Что с тобой? – заволновался Следопяткин.

- По-моему, я простыл, - виновато ответил пес. – Фор-рточка открыта, в доме сквозняк. Пр-родуло!

- Остаешься дома! – решил Следопяткин.

- Тебе же надо ср-рочно… В библиотеку… А-а-апчхи! – Шмыг снова чихнул.

- Доеду на автобусе, - сказал сыщик. – А ты – срочно прими лекарство и ложись!

- Зачем на автобусе? – вмешался воробей. – Вы же можете полететь на мне!

Следопяткин недоверчиво посмотрел на него.

- Да, пожалуй, - вздохнул он. – Другого выхода нет…

Он оседлал воробья. Фьють поднялся к потолку.

- Держитесь крепче! – крикнул он, вылетая в форточку.

  1. «ЗОЛОТОЙ ПЕРЕПЛЕТ»

 

В читальном зале Широко-Холмской библиотеки сидела старушка. Она читала книгу.

Вошла девушка-библиотекарь. Старушка оторвалась от книги и нараспев продекламировала:

- Ах, как ясны на небе звезды,

  Как свеж и чист блестящий снег,

  Как меж дерев летает воздух

  И ноги совершают бег!

Библиотекарь улыбнулась.

- Правда, прекрасные стихи? – спросила старушка. – Это мой любимый поэт – Иван Листопацкий… Ой, воробушек! Какая прелесть!

Вслед за библиотекарем в зал влетел Фьють и сел на книжную полку. Следопяткин спрыгнул с воробья.

- Если не ошибаюсь, это вы звонили? – спросил он. – Я Следопяткин. Частный детектив.

- Здравствуйте! – обрадовалась библиотекарь. – Да, это я звонила. Моя фамилия Страницына. Можно просто Алёна.

- Агент Фьють, - чирикнул воробей. Следопяткин покосился на него, но промолчал.

- Так что у вас случилось? – спросил он.

- Беда! – ответила Алёна. – Настоящая беда! Украдены четыре книги! И не просто книги – самые редкие в нашей библиотеке!

- Это просто трагедия! – поддакнула старушка.

- А вы кто, простите? – строго взглянул на нее сыщик.

- Это Изольда Викентьевна. Наш лучший читатель, - ответила за старушку Алёна.

- Очень приятно, - сказал сыщик. – А теперь, Алёна, покажите мне – где находились книги, перед тем как пропали?

- Пойдемте со мной! – сказала Алёна.

- С вашего разрешения, я полечу, - сказал Следопяткин, снова забираясь на воробья.

Алёна вышла в соседний зал, прошла между книжных шкафов.

- Вот наш отдел редкой книги, - показала она.

На небольшой полочке поблескивали золотыми корешками несколько толстых томов.

- Это серия «Золотой переплет», - объяснила Алёна. – Всего десять книг, которые напечатали в нашем городе ровно сто лет назад.

- А что это за книги? – спросил Следопяткин.

- Поваренные, - сказала библиотекарь. – Там редкие рецепты – супов, салатов, тортов, компотов… Сегодня я пришла на работу, смотрю – а на полке только шесть книг. Четыре книги пропали.

- Книги рецептов? Кому они могли пригодиться? – пожал плечами Следопяткин. – Хотя редкие книги, конечно, дорого стоят. Да и золотой переплет…

Старушка Изольда Викентьевна с любопытством выглянула из читального зала и прислушалась к разговору сыщика и библиотекаря.

- Простите, что лезу не в свое дело, - проговорила она, - но поваренные книги могут пригодиться поварам. Рецепты столетней давности – да им же цены нет!

- Зачем же красть? – Алёна развела руками с недоумением. – Можно ведь просто взять книгу на дом… Переписать рецепт…

- Чтобы всем говорить: это я придумал! – чирикнул Фьють. – Если книга только у повара, никто не будет думать, где он взял рецепт!

- Мне нужен список всех поваров, которые ходят в вашу библиотеку, - сказал Следопяткин. – Это возможно?

- Конечно! – кивнула Алёна. – У нас все данные о читателях заносятся в компьютер. Сейчас…

Следопяткин прошелся по полке, где еще вчера было на четыре книги больше.

- Никаких улик! – недовольно проговорил он.

Фьють заглянул за полку. Выпорхнул с каким-то зернышком в клюве.

- Одна улика есть, - сказал он и положил зернышко на ладонь сыщику.

- Кунжут. Видимо, это действительно повар… - Следопяткин убрал улику в карман и с уважением посмотрел на воробья.

- Список готов! – Алёна распечатала лист, протянула сыщику.

- Спасибо… - Следопяткин пробежался по списку взглядом. – Надо проверить всех этих людей. Чем быстрее, тем лучше!

Первым в списке значился повар по фамилии Абрикосов. Он работал в кафе «Тушканчик».

- С него и начнем! – решил сыщик.

  1. ЧАШКА КОФЕ И ХЛЕБНЫЕ КРОШКИ

 

- Официант! – позвал Следопяткин.

Сыщик и воробей сидели в кафе «Тушканчик». Вообще-то в кафе положено сидеть на стульях, но Следопяткин с Фьютем опасались, что их  не заметят, и расположились прямо на столе. Следопяткин сел на подставку для салфеток.

- К нам никто не подходит, - недовольно проговорил сыщик. – Все официанты проходят мимо… Э-э-эй! – завопил он и замахал руками.

Официант приблизился к их столику.

- Что будете заказывать? – спросил он.

- Мне чашечку кофе. Черный, без молока. Только самую маленькую чашку, пожалуйста, - попросил Следопяткин.

- А мне хлебных крошек, - сказал Фьють.

Официант кивнул.

- Скажите, пожалуйста, у вас работает повар Семен Абрикосов? – поинтересовался Следопяткин.

- Да, работает, - отозвался официант. – Но сегодня его не будет. Он на «Вкусной битве».

- Где-где? – переспросил сыщик.

- Вы что, не знаете про «Вкусную битву?» - изумился официант.

Следопяткин покачал головой – он и в самом деле ничего не знал.

- Каждый год все повара нашего города собираются на одной кухне, - начал рассказывать официант. – Такая большая кухня, чтобы все поместились, есть только в ресторане «Объедениум» на Восточной улице. Каждый повар готовит своё коронное блюдо. Потом все пробуют и говорят – какое из них самое вкусное. Победитель получает приз – «Хрустальный колпак».

- И все остальные повара города там? – уточнил Следопяткин.

- Да, - подтвердил официант. – Поэтому мы можем предложить вам только чай или кофе.

- А крошки? – заволновался Фьють.

- Будут вам крошки, - успокоил его официант и ушел выполнять заказ.

- Надо лететь туда! – заявил Фьють. – Там все повара! И один из них – наш подозреваемый!

- Да, - согласился Следопяткин. – У него есть мотив: украл книгу, чтобы по старинному рецепту приготовить что-то особенное…

- … и получить «Хрустальный Колпак!» - подхватил воробей. – Чего мы ждем?

- Мой кофе и твои крошки, - напомнил сыщик.

- Давай я полечу в «Объедениум» и всё разведаю. А потом прилечу и доложу, - предложил Фьють.

- Давай, - согласился Следопяткин. Как-то незаметно они с воробьем перешли на «ты». – А я пока домой – проведаю Шмыга. Как он там, бедный?

  1. НА КНИЖНОМ РАЗВАЛЕ

Шмыг в это время валялся на диване и, зевая, смотрел телевизор. В одной лапе он держал пульт от телевизора, в другой – надкушенную сосиску. По телевизору показывали сериал «Собачий вальс».

Скрипнула входная дверь. Шмыг спрыгнул с дивана, выключил телевизор. Гавкнул для приличия.

Вошел Следопяткин. По приставной лестнице поднялся на диван, сел.

- Ну, как ты себя чувствуешь? – спросил он Шмыга.

- Лучше, - сказал пес слабым голосом и кашлянул.

- А это что? – Следопяткин разглядел сосиску. Шмыг убрал лапу с сосиской за спину. – Лекарство?

- Угу, - виновато кивнул Шмыг.

Следопяткин осмотрел вмятину на диване.

- Валялся, ел сосиски, смотрел телевизор, - сказал он. – Мне кажется, ты не болен. Температуру измерял?

- Да, - соврал Шмыг.

- Покажи градусник!

Пес покорно принес градусник.

- Совершенно здоров! – сделал вывод Следопяткин. – Хватит лодырничать! Сейчас же отправляемся на задание!

- Какое задание?

- В библиотеке пропали книги. Возможно, их украл повар. Фьють сейчас проверяет эту версию… - объяснил сыщик.

- Фьють? Так он будет у нас работать? - спросил пес.

- Пока расследуем это дело – да, - заявил Следопяткин. – Так вот. Фьють следит за поварами, а мы проверим версию номер два. Отправимся на развал!

… Развал – место, где торгуют старыми книгами – в Широко-Холмске располагался на площади Космонавтов. Продавцы книг предлагали томики стихов и энциклопедии, учебники и альбомы с репродукциями картин, словари и сборники сказок.

- Вот отличная книга! «Трое в лодке, не считая собаки»! – предложил Шмыгу и Следопяткину продавец в круглых очках, берете и шарфе.

- Почему «не считая»? – гавкнул Шмыг. – Нет, это нам не подходит!

- Тогда вот – стихи! – Продавец открыл книжку и прочитал:

- Тихо, тихо плывут облака,

Уплывают по синему небу,

Это небо – совсем как река,

Облака – словно мякиши хлеба!

- Мне нравится, - сказал Шмыг. – Это чьи стихи?

- Иван Листопацкий, - ответил продавец. – Только книга без суперобложки. Она где-то потерялась… Сделаю вам скидку!

- А книг по кулинарии у вас нет? – небрежно спросил Следопяткин, листая какой-то детектив.

- Нет, - покачал головой продавец. – Все скупили. Вы же знаете про «Вкусную битву»? Все гоняются за редкими рецептами…

- И новых книг на продажу вам не приносили? – Следопяткин пристально посмотрел на продавца. – То есть не новых, а наоборот – старинных? Например… с золотыми переплетами?

- Такие, как в городской библиотеке? – Продавец ненадолго задумался. – Сейчас спрошу…

Он ненадолго отошел от лотка с книгами. Вернулся и шепотом сказал:

- Есть подвал. Вот по этому адресу, - он сунул Следопяткину бумажку в руку. – Там могут быть… всякие книги. И даже очень редкие. Но я вам ничего не говорил!

- Спасибо… - Следопяткин развернул бумажку. На ней было карандашом написано:

 «Фонарный переулок, дом 7. Стучать три раза. Пароль - Абзац».

  1. БАНКА С КУНЖУТОМ

Фьють влетел в просторный зал ресторана «Объедениум» как раз вовремя.

Все столы были сдвинуты – получился один длинный стол. Стол был накрыт – разложены тарелки, вилки и ложки.

За столом сидели едоки. Они предвкушали сытное угощение.

По другую сторону стола выстроились румяные повара.

Щелкали фотоаппаратами журналисты. Операторы с телевидения устанавливали камеры на высокие штативы.

Играла веселая музыка.

На середину зала вышел ведущий.

- Здравствуйте! – сказал он. – Мы начинаем самое главное кулинарное шоу этого года. Оно называется «Вкусная битва»!

Все захлопали, а некоторые затопали и даже засвистели.

- Целый год лучшие повара нашего города готовились к этому событию, - продолжал ведущий. – Вот они перед вами – Семен Абрикосов, Даниил Пышкин, Марк Оливье, Ольга Вермишелева, Сергей Изюмцев…

Каждый повар, которого называл ведущий, выходил вперед и кланялся. Его награждали аплодисментами.

Под шумок Фьють незамеченным пролетел через зал и оказался на кухне.

Там булькали на плитах кастрюли, шкворчали сковородки. Грудами лежали овощи – капуста, морковь, кабачки, лук. Стояли банки с мукой, сахаром, солью и перцем. Висели огромные ножи и поварешки.

Ведущий в зале тем временем продолжал:

- Сейчас наши повара начнут готовить свои кулинарные шедевры. Потом они представят их на ваш суд, дорогие гурманы и любители покушать! Надеюсь, у вас хороший аппетит?

- Да! – закричали едоки за длинным столом и застучали тарелками.

Ведущий загадочно улыбнулся.

- Но в этом году вас ожидает сюрприз, - заявил он. Сделал паузу. Едоки смотрели на него вопросительно. – Кроме профессионалов, в конкурсе будет участвовать один любитель. Его имя…

Фьють прислушивался к тому, что происходит в зале, и летал по кухне, заглядывая в каждый уголок: не блеснет ли где-нибудь золотой переплет украденной из библиотеки книги? «Если повар-вор собирается по ней готовить», - думал воробей, - «он должен держать ее под рукой…»

Вдруг послышались чьи-то шаги.

Фьють заметался по кухне.

Срочно надо спрятаться!

Воробей увидел довольно большую банку с крышкой.

Он открыл ее и спрятался внутри.

Банка была не пустая. Места для воробья там как раз хватало, но всё остальное место было заполнено кунжутом.

Тут Фьють почувствовал, что поднимается.

Чья-то рука схватила банку и понесла в неизвестном направлении.

  1. ВВЕРХ ТОРМАШКАМИ

Следопяткин верхом на Шмыге приближался к Фонарному переулку.

Шмыг глазел по сторонам, читая объявления – они были наклеены на стены домов и фонари.

- «Пропала собака»… Вот бедолага-то! «Продается стиральная машина…» Нам не нужна?

- Не нужна, - Следопяткин о чем-то задумался. – Не отвлекайся! Далеко этот… переулок?

- Недалеко! – Шмыг остановился у очередного объявления. – Это по-какому? Я не знаю таких букв!

Следопяткин посмотрел на объявление.

- Это просто неправильно наклеено, - пояснил он. – Вверх тормашками…

- А, ясно! – Шмыг снова припустил, но тут Следопяткин закричал:

- Стой!

Пес затормозил так резко, что сыщик едва не слетел на тротуар.

- Вверх тормашками! Ну конечно! Как я сразу… - Следопяткин заулыбался, как будто решил какую-то сложную задачку. Он спрыгнул со Шмыга.

- Ты идешь в Фонарный переулок один, - велел он. – А я должен срочно вернуться в библиотеку. Очень срочно!

- Давай я тебя отвезу? Если срочно! – Пес чувствовал себя виноватым: утром он притворился больным, чтобы не идти на задание, и теперь изо всех сил старался загладить вину.

- Не надо! – Следопяткин увидел, как по улице едет на скейтборде мальчишка. Он махнул рукой, будто ловил такси. Мальчишка остановился.

- До библиотеки не подбросишь? – спросил Следопяткин.

- С вас мороженое! – заявил скейтбордист.

- Договорились!

… Следопяткин вбежал в библиотеку. Библиотекарь Алёна Страницына заполняла формуляры. Увидев его, она поднялась из-за стола.

- Вверх тормашками! – закричал сыщик.

- Что-что? – не поняла библиотекарь.

- Книга! Она ее держала вверх тормашками! – Следопяткин осмотрел стеллажи с книгами. – Где она?

- Кто? – Алёна смотрела, не понимая.

- Ваша лучшая читательница! Эта… как ее… Матильда Варентьевна!

- Изольда Викентьевна, - поправила Алёна. – Она уже ушла. А что случилось? Зачем она вам?

- Где та книга, которую она читала? – нетерпеливо спросил сыщик.

- Вот… - Алёна сняла с полки книгу в суперобложке. На ней было написано: «Иван Листопацкий. Поэмы».

- Откройте ее! – сказал Следопяткин.

Алёна раскрыла книгу.

- «Возьмите фунт гороху…» - начала она. – «Добавьте щепотку тертого сыра. Полейте всё…» - Она перевела растерянный взгляд на Следопяткина. – Это никакие не стихи! Рецепты… Старые буквы… Да это же…

Она сняла суперобложку.

Под ней искрился золотой переплет.

  1. ЗУБЫ ЗАКОНА

- Я всё время думал: что же не так? Что же не так? - приговаривал Следопяткин. – И вспомнил: на обложке название вверх ногами! Просто она, эта ваша Гризельда Савельевна, суперобложку невнимательно одела – поверх обложки!

Все книги с золотым переплетом нашлись: они так и оставались в библиотеке. Просто перекочевали с полки, где стояли раньше, в читальный зал. И каждая была «переодета» в суперобложку от других книг – поэтических сборников.

- Она не читала стихи! – поняла Алёна. – Она просто знала их наизусть! А в это время тайком изучала поваренные книги… Но зачем?

- Объясню по дороге, - сказал Следопяткин. – Вы можете сейчас со мной проехать в ресторан?

- Но я уже пообедала… - Алёна снова выглядела озадаченной. – Ладно, хорошо! – Она достала из ящика стола табличку «Закрыто на учёт». – Если надо… Только ненадолго!

***

Шмыг спускался по лестнице в темный подвал.

Запах на лестнице ему совсем не нравился. Пахло гнилью – как будто в подвале лежали мешки с порченой картошкой. И еще пахло чем-то, от чего у Шмыга на загривке шерсть вставала дыбом.

Путь преградила дверь.

Пес хотел было поскрестись, как обычно делал, когда приходил домой.

Но потом вспомнил, что было написано в бумажке.

Постучал три раза лапой.

- Пароль? – спросил грубый голос через дверь.

- Абзац! - сказал Шмыг.

Дверь приоткрылась. Шмыг проскочил внутрь.

Обладатель грубого голоса был высоким, пузатым и небритым.

- Чего пришел? – спросил он.

- Книги ищу, - ответил пес. – С золотыми кор-решками. Есть?

- Всё есть… - отозвался небритый. – И книги, и золото, и корешки. Деньги покажи!

- Спер-рва товар, - настаивал пес.

- Пошли! – Небритый прикрыл дверь и пошел вглубь подвала. Шмыг осторожно двинулся следом, по привычке глядя по сторонам. Везде стояли ящики, коробки, чемоданы и мешки.

Небритый привел Шмыга в закуток.

- Вот он, товар. Выбирай!

Пес разглядел в полумраке несколько стопок толстых книг.

- Летопись какая-то. Пятнадцатый век! – похвастался небритый. – Мне ее сам Витя Ноготь принес. Сказал, грабанули какого-то академика…

- Значит, скупкой кр-раденого занимаемся? – Шмыг посмотрел на небритого и прищурил один глаз. Тот оторопел:

- Ты что, легавый?

- Двор-рняга! – пролаял Шмыг. – Р-руки вверх! Вы окр-ружены!

Так полагалось говорить при задержании преступника – это Шмыг знал из детективных сериалов. Не зря же телевизор смотрел. Хотя на самом деле подвал не окружал никто – Шмыг был один.

Но небритый поверил. Он попятился и выскочил в дверь. Тяжело затопал по лестнице.

Шмыг помчался за ним.

- Именем закона! – кричал пес. – Стой! А то укушу!

И для наглядности оскалил зубы.

Небритый припустил по улице.

- Стой! – заливался лаем Шмыг, не отставая от него ни на шаг.

  1. ПИРОГ С НАЧИНКОЙ

 

В ресторане «Объедениум» продолжалась «Вкусная битва».

Ведущий снова взял микрофон.

- Итак, наши повара – и один кулинар-любитель, чье имя мы пока держим в секрете – приготовили свои шедевры! – произнес он. – Встречайте: Семен Абрикосов! Он приготовил пирожные «Юнона и Авось!»

Едоки расхватали пирожные и принялись дегустировать.

- Слишком сладко! – проговорил один из едоков с набитым ртом.

- Слишком сытно! – отозвался второй.

- Чересчур вкусно! – Третий потянулся еще за двумя пирожными.

Даниил Пышкин выкатил торт на тележке.

- Не хотим сладкого! – зашумели едоки. – Дайте нам что-нибудь другое! Кислое, например, или соленое!

Марк Оливье с довольной улыбкой вынес кастрюлю овощного рагу под названием «Аустерлиц». Оно пришлось по вкусу всем.

Повар Ольга Вермишелева налепила пельменей. Их так хвалили, что просили добавку.

В общем, каждый повар постарался на славу.

- А вот и наш обещанный сюрприз! – объявил ведущий. – Встречайте! Свое коронное блюдо представит вашему вниманию – и не только вниманию, но и поеданию – Изольда Викентьевна Шницель!

Старушка выглянула из кухни. Она сияла от удовольствия.

- Как сказал мой любимый поэт Иван Листопацкий, - проговорила она, - «нет в мире больше наслажденья, чем сытно сваренный обед!»

- Замечательные слова! – подхватил ведущий. – Что же вы нам сегодня предложите? Это будет так же вкусно, как и всё, что готовили наши лучшие повара?

- Гораздо вкуснее! – заверила старушка. – Я приготовила для всех вас, мои дорогие, кунжутный пирог «Бригантина»!

Едоки захлопали так, что в ресторане поднялся небольшой ветер.

Пирог вынесли и поставили на стол. Он выглядел великолепно – большой, с румяной корочкой, обсыпанный по краям кунжутом.

Изольда Викентьевна взяла в руку большой нож.

- Сейчас нарежу всем по кусочку, мои дорогие! – сказала она и занесла нож над пирогом.

Вдруг с пирогом произошло что-то странное. Его верхушка начала разбухать, расти и шевелиться.

Изольда Викентьевна с ужасом уставилась на пирог.

Едоки и повара – тоже.

Телекамеры взяли пирог крупным планом.

- А какая в пироге начинка, Изольда Викентьевна?.. – спросил ведущий.

- Кунжут! Это кунжут! Уверяю вас, я больше ничего туда… - запричитала старушка.

Тем временем верхушка пирога провалилась внутрь – образовалась дырка.

Сквозь эту дырку наружу вылез воробей. Отряхнулся, оглядел зал, поклонился и произнес:

- Здравствуйте!

  1.  РАЗОБЛАЧЕНИЕ

 

Ведущий «Вкусной битвы» посмотрел на воробья, потом на Изольду Викентьевну.

- Так это кунжутный пирог или пирог с воробьями? – спросил он.

Старушка жалобно заголосила:

- Ну конечно, кунжутный! Пирог «Бригантина»! Я не знаю, откуда там взялся воробей! – Она всё-таки отрезала кусок пирога и протягивала его едокам. Но все почему-то отказывались.

- Вы только попробуйте! – умоляла старушка. – Вы больше нигде такого не найдете! Этот рецепт передавался из поколения в поколение в нашей семье! Нужно взять пшеничную муку, примерно два с четвертью…

- Два с четвертью фунта, правильно? – сказал кто-то в толпе едоков. Все посмотрели на говорившего. Это был Следопяткин. Он стоял на длинном столе. Чтобы сыщика было лучше видно, он поставил одну на другую несколько тарелок и большую чашку, на которую и взобрался. Позади него стояла библиотекарь Алёна, в руках держала поваренную книгу с золотым переплетом.

- Д-да… - подтвердила старушка. – То есть нет! Какие еще фунты? Я ничего не знаю!

- Рецепт пирога «Бригантина» напечатан в поваренной книге из нашей библиотеки, - сказала Алёна. – На сто шестьдесят седьмой странице. Пожалуйста, посмотрите…

Все желающие заглянули в книгу. Заглянул и ведущий.

- Действительно! – Он покачал головой. – Это вовсе не оригинальный рецепт. За такое грубое нарушение правил мы вынуждены отстранить Изольду Викентьевну от соревнований…

Старушка горько заплакала.

- А главный приз нашей «Вкусной битвы» - Хрустальный Колпак – достается…

Все замерли. Затаили дыхание.

- Достается Сергею Изюмцеву и его шедевру - «Волшебной яичнице»!

Едоки радостно зашумели. Изюмцев, смущенно улыбаясь, вышел вперед.

Вынесли Хрустальный Колпак. Он сверкал, как намытая до блеска стеклянная ваза.

Загремела торжественная музыка – фанфары.

- Победителю «Вкусной битвы» Сергею Изюмцеву – ура! – провозгласил ведущий.

Изольда Викентьевна утерла слезы.

- Не согласна! – выкрикнула она вдруг. – Это моя награда! Мой пирог – самый лучший!

С резвостью, которой от нее никто не ожидал, старушка метнулась к Хрустальному Колпаку, схватила его и бросилась к двери.

- Держите ее! – воскликнул Следопяткин.

  1.  КОЛПАК В ПОЛЕТЕ

В это самое время дверь распахнулась настежь.

Пузатый и небритый человек вбежал в ресторан. В штанину его брюк вцепился мертвой хваткой Шмыг.

- Уберите его! – орал небритый. – Отстань, псина ненормальная!

На бегу он врезался в Изольду Викентьевну.

Хрустальный Колпак вылетел у нее из рук.

Все ахнули.

Фотографы защелкали фотоаппаратами.

Ведущий спрятался под стол.

Колпак взлетел вверх, как футбольный мяч на поле…

Пролетел по дуге через весь зал ресторана…

И, конечно, начал стремительно падать.

Если бы это и в самом деле был мяч – ничего страшного! Но ведь это был Хрустальный Колпак – а хрусталь, как известно, при падении разлетается на мелкие осколки.

И тут все увидели…

Фьють, про которого все уже успели забыть – он всё это время сидел на злосчастном пироге и клевал кунжут, - поднялся в воздух.

Он облетел Хрустальный Колпак, вытянул вперед обе лапки и изо всех сил толкнул ими – будто и в самом деле это был футбольный мяч.

Если бы не это крошечное усилие, Колпак и в самом деле разбился бы вдребезги. Но благодаря Фьютю он пролетел чуть-чуть дольше – ровно столько, чтобы долететь до стола и плюхнуться ровно посреди трехэтажного кремового торта Ивана Пышкина!

- Да отцепите от меня кто-нибудь эту собаку! – горланил небритый.

- Шмыг! Фу! – приказал Следопяткин.

Шмыг выпустил штанину небритого из зубов.

Тот кинулся было к выходу, но из толпы едоков вдруг вышел человек в форме полицейского.

- Стоять! Ни с места! – негромко сказал он.

Небритый застыл, как изваяние.

Полицейский подошел к нему и защелкнул наручники на руках небритого.

- Это известный преступник по кличке Абзац, - объяснил он. – Спасибо вам, что помогли его поймать!

И полицейский пожал лапу Шмыгу.

- Я тут ни пр-ри чём, - скромно возразил пес. – Это всё мой др-руг и шеф Следопяткин!

Все обернулись к столу и посмотрели на сыщика. Тот смущенно заулыбался.

Библиотекарь Алёна подошла к Изольде Викентьевне.

- Как же так? – спросила она. – Вы ведь наш лучший читатель… Я и подумать не могла, что вы так поступите!

- Простите меня, Алёнушка, - со вздохом ответила старушка. – Очень уж хотелось мне победить в этой «Вкусной битве». Что же я наделала… Как там у Ивана Листопацкого?

День уходит, вечер наступает,

Спать ложатся заяц и медведь.

У того, кто плохо поступает,

Будут щеки от стыда гореть!

И старушка снова всхлипнула. Ей и правда было очень стыдно.

- Ладно уж… - успокоила ее Алёна. – Но больше так никогда не делайте!

- Клянусь Иваном Листопацким – никогда! – пообещала старушка.

  1.  АГЕНТЫ ФЬЮТЬ И ШМЫГ

- Я вот чего не пойму: как ты оказался в пироге? – спросил Шмыг.

Все трое – Следопяткин, Шмыг и Фьють – вернулись домой и пили чай. Точнее, чай с баранками пил один Фьють. Следопяткин наслаждался своим любимым черным кофе, а Шмыг жевал сосиску.

- Ну, я спрятался, - рассказывал воробей. – Смотрю – точнее, чую – вокруг кунжут. Тут меня схватил кто-то и понес. Я из-под крышки выглянул – а там уже готовый пирог, только из печки. Изольда эта, Викентьевна, пирог надрезает, берет банку и сыплет внутрь! Ну, и меня вытряхнула. Я и пискнуть не успел, как внутри очутился. Горячо вокруг, но я терплю! Серединку выклевал, стал наверх пробиваться. Как сквозь яйцо, когда вылуплялся. Вот так…

- Ну ты даешь! – усмехнулся Шмыг. – Ты теперь у нас – звезда экрана! В новостях уже показали, как ты Хрустальный Колпак спас!

- Ничего особенного… - смутился Фьють. – Да он бы и сам упал на стол. Я только помог чуть-чуть…

- Иногда «чуть-чуть» - это уже очень много! – изрек Следопяткин, допивая кофе. – В этом расследовании мы бы без тебя не справились!

- Так вы возьмете меня на работу? – с надеждой спросил воробей.

Следопяткин посмотрел на Шмыга. Пес кивнул.

- Думаю, мы попробуем, - сказал Следопяткин.

- Ура! Ура! – Фьють взлетел со стола, едва не перевернув чашку с чаем, и закружился вокруг люстры. Потом опустился на холодильник.

- Значит, я теперь настоящий агент? – спросил он.

- Самый, что ни на есть, - ответил Следопяткин. – Такой настоящий, что дальше некуда.

- А специальное агентское прозвище у меня будет? - поинтересовался Фьють. – У агентов всегда бывают прозвища. Я в сериалах видел. Чтобы их заранее не раскрыли.

- Надо подумать… - протянул Следопяткин. – А какое прозвище ьы бы хотел?

- Например, Агент Сокол, – чирикнул воробей.

- А я тогда кто? Агент Волк? – спросил пес.

- Ну уж нет! - запротестовал сыщик. – С этими прозвищами я совсем запутаюсь! Давайте-ка вы просто будете: агент Фьють и агент Шмыг. Договорились?

- Договорились! – кивнул Фьють.

- Ладно! – поддержал его Шмыг.

Пес и воробей переглянулись. Потом оба посмотрели на сыщика.

- А ты? – хором спросили оба.

Сыщик немного подумал. Поставил чашку из-под кофе на блюдце и сказал:

- А я – просто Следопяткин!

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ.

ПОДЗЕМНЫЙ ХОД

 

  1. МЕЧТАТЕЛИ

 

Широко-Холмск – город небольшой. Можно даже сказать – маленький. Но при этом – старинный. Одни названия улиц чего стоят: Боярская, Колокольная, Стрелецкая – прямо как в фильме про Ивана Грозного!

Пес по имени Шмыг очень любил гулять по Стрелецкой улице. Не из-за красивого названия: на улице был самый большой в городе магазин сыров и колбас. К сыру пес был равнодушен, а вот колбаса…

Она лежала и висела в большой сверкающей витрине – докторская, краковская, любительская, ливерная, сырокопченая...  Шмыг, пробегая мимо, каждый раз останавливался и смотрел на всю эту вкусноту, глотая слюнки. Вот и в тот день он не смог пройти мимо.

- Эй! – Воробей по имени Фьють подлетел, схватил Шмыга клювом за ошейник и потянул в сторону от витрины. – Хватит уже смотреть! Мы же с тобой гулять пошли! Ты забыл?

- Забыл, - признался пес, не отрывая взгляда от колбасы. – Ты только посмотр-ри, какая кр-расотища!

- Ничего особенного, - возразил Фьють. – Пойдем!

Шмыг нехотя поплелся по улице, то и дело оборачиваясь на колбасное великолепие. Воробей полетел рядом.

- Есть у меня, Фьють, одна мечта, - признался он. – Вот бы на полчасика забежать в этот магазин… Эх, я бы тогда был самым счастливым псом в мир-ре!

- Тоже мне – мечта! – презрительно чирикнул воробей. – Я вот мечтаю слетать в Сингапур. Вот это – мечта. А не твои колбасные обрезки!

- А где это – Сигарпун? – спросил пес.

- Не Сигарпун, а Сингапур, - поправил Фьють. – Это страна такая, далеко отсюда. Индию пролетаешь, и сразу направо…

- А чего ты там забыл, в этом Си… Ну, в этой стране?

- Я читал – там открыли памятник воробью, - объяснил Фьють. – Высокий – почти с дом высотой! Хочу посмотреть!

- И на что там смотреть? – поморщился Шмыг. – У нас и своих воробьев – пруд пруди!

- Ах, пруд пруди?! – обиделся Фьють. – Ты хочешь сказать – я тебе надоел, да? Глаза бы твои на меня не глядели, да?

- Да нет… Я ж не это имел в виду… - начал оправдываться Шмыг. – Ой, смотри! Еще один магазин открыли!

Новый магазин на улице Стрелецкой открывался в старинном здании из красного кирпича. Оно долго стояло заброшенным, но наконец его отремонтировали, большие окна на первом этаже превратили в витрины.

- Еще не открыли, - возразил воробей. – Читать не умеешь, что ли?

- «Магазин игрушек. Скоро открытие», - прочитал Шмыг объявление на двери. – Игр-рушки? А игрушки для собак тут тоже продают? Я бы новую игр-рушечную косточку купил!

Но в витрине не было косточек и других собачьих радостей. Там были выставлены машинки, роботы, самолеты – они с нетерпением ждали, когда магазин откроется. А прямо посреди главной, самой большой витрины сидел плюшевый медведь. Огромный, мягкий и очень славный.

У витрины остановились парень и девушка. Девушка была одета в голубое платье, а парень был обычный – худой, с большими оттопыренными ушами и курносым носом.

- Хочу себе такого мишку! – проговорила девушка. – Это моя самая заветная мечта!

- Будет тебе мишка, - кивнул парень.

- Правда? Сережа, ты мне подаришь? – обрадовалась девушка. – Но это же очень дорого! Ты ведь еще учишься, у тебя нет таких денег…

- Тася, если я сказал – будет, значит, будет! – ответил Сережа.

Они пошли дальше. Шмыг с Фьютем тоже пошли-полетели – в другую сторону.

- Так что ты там про Син… Про Сипурган р-рассказывал? – спросил Шмыг.

- Там колбаса на деревьях растет, - хихикнул воробей.

- Правда?! – Шмыг даже подпрыгнул, представив себе колбасное дерево. – Это ж мечта!

В это время зазвонил телефон в кармане Шмыгова комбинезончика.

Шмыг вынул зубами трубку:

- Алло?

- Шмыг! Срочно в городской сад! – Звонил Следопяткин. По голосу было ясно – что-то произошло. – И Фьють – тоже!

  1. В ГОРОДСКОМ САДУ

 

На главной аллее городского сада стояли и о чем-то разговаривали два человека. Один – маленький седой старичок, вторая – полная женщина с пышной прической.

- Ну пожалуйста!.. – о чем-то упрашивала женщина старичка. – Мы купим вам новую…

- Нет! И не просите! – Старичок размахивал руками – сразу было видно, он очень расстроен, опечален и возмущен.

Еще один человек наблюдал за их разговором, пока не вмешиваясь. Человека этого было трудно разглядеть сразу – из-за его небольшого роста: пятнадцать сантиметров, никак не больше. Он стоял на спинке садовой скамейки, сложив руки на груди. Спорщики его, по-видимому, не замечали.

- Кхе-кхе! – наконец, решил привлечь к себе внимание человек на спинке скамьи.

Женщина обернулась, увидела его и заулыбалась:

- А, вот и вы! – Она подошла поближе, протянула ему свою пухлую руку. – Я вам звонила. Я – заведующая городским садом, Капитолина Барбарисова. А это – наш лучший садовник, Михаил Михайлович Веточкин.

- Это еще кто? – недовольно покосился Веточкин.

- Следопяткин, - представился тот. – Частный детектив. Готов заняться вашим делом.

- Да уж займитесь! – пробурчал Веточкин. – Пока ее нет, я – как без рук!

- О чем идет речь? – спросил сыщик. – Что именно у вас пропало?

- Понимаете… - замялась Барбарисова. – У нас… точнее, у Михал Михалыча… похитили важный инструмент. Рабочий инструмент! Одним словом, у него пропала… лопата!

- Лопата?! – Следопяткин нахмурил брови. – Вы меня вызвали из-за обыкновенной лопаты? Ну, знаете…

- «Обыкновенной»! – фыркнул с негодованием садовник Веточкин. – Она одна-единственная! Правильной формы! Мне ее подарил отец, а ему – его отец, а ему – его…

- Михаил Михайлович – садовод в седьмом поколении, - с уважением сказала Барабарисова.

- В восьмом! – Веточкин поднял вверх указательный палец. – Мой пра-пра-пра… в общем, далекий предок посадил вот этот дуб! – Он показал на раскидистый дуб в конце аллеи – широкий и очень высокий. – Мы, Веточкины, и создали этот сад. А лопата – это мой талисман, понимаете? Я могу работать только ей! И больше никакой другой! И внуку моему я должен ее передать! А они…

Старичок горестно покачал седой головой.

- Может быть, кто-то взял лопату по ошибке? – предположил Следопяткин.

- Никто не мог! – возразил Веточкин. – На ней моя фамилия вырезана. Фамильная драгоценность! Украли! Вот изверги-то! – сокрушался он. – Оставил всего на минуту. Прихожу, а ее нет…

В сад вбежал Шмыг. Фьють летел рядом, не отставая.

- А вот и мы! – радостно пролаял Шмыг, подбегая к скамейке, на которой стоял Следопяткин.

Воробей опустился на спинку скамьи рядом с шефом.

- Ждем указаний! – чирикнул он.

- Ограбление, - коротко разъяснил сыщик. – Возможно, грабитель еще не успел далеко уйти.

- Вполне возможно! – Фьють взлетел в воздух, поднялся над деревьями, деловито посмотрел во все стороны. Вернулся на скамейку и доложил:

- В пределах видимости – человек на велосипеде! Едет быстро, почти у ворот сада!

- Не уйдет! – гавкнул Шмыг и пустился за велосипедистом.

  1. ПОГОНЯ

Шмыг добежал до ворот сада как раз вовремя: велосипедист – парень в шлеме и спортивном костюме - сворачивал с садовой дорожки на асфальт и немного притормозил.

Пес залаял и кинулся к нему. Велосипедист в страхе оглянулся, нажал на педали и прибавил скорости.

- Стой! – лаял Шмыг, но парень и не думал останавливаться.

Пса догнал Фьють. Следопяткин сидел на воробье верхом.

- Отвлеки его! – крикнул сыщик Шмыгу.

Пес кивнул, в несколько прыжков поравнялся с велосипедистом и клацнул зубами.

- Псина, уйди! – закричал тот, размахивая руками.

Тем временем Фьють опустился к багажнику велосипеда. Следопяткин уселся на багажник. Велосипедист ничего не увидел и не почувствовал: сыщик был не только маленький, но и очень легкий.

Оказавшись на багажнике велосипеда, Следопяткин сделал знак Шмыгу, и тот прекратил погоню.

Велосипедист проехал еще немного, остановился, снял шлем.

- У-уф! – выдохнул он. – Глупая собака!

- Не такая глупая, как вам кажется, - произнес Следопяткин.

Велосипедист обернулся. Увидел сыщика.

- Кто? Что? – растерянно затараторил он. – Кто вы? Что вы делаете на моем велосипеде?

- Я детектив. Следопяткин моя фамилия. А вас как зовут, молодой человек?

- Восьмеркин, - представился тот. – Мастер велоспорта.

- Зачем вы удирали от Шмыга?

- От кого? – удивился Восьмеркин. – А, это ваш пес? Тогда понятно!  Да я просто собак не очень… - признался он. – Вечно бегут следом, лают, укусить норовят.

- То есть вы не убегали, не скрывались, не собирались спрятаться? – уточнил Следопяткин. – Для чего тогда ехали по саду с такой скоростью?

- Я к соревнованиям готовлюсь! – ответил Восьмеркин. – Хочу главный приз выиграть! А сад – по размеру совсем как стадион! Идеально подходит мне для тренировок!

- Кого-нибудь видели сегодня в саду?

- Старичка этого, садовника, - начал припоминать Восьмеркин. – Он цветы пересаживал на большой клумбе… Он каждый день тут – то цветы сажает, то саженцы, то еще что-нибудь… Сам маленький, а лопата такая большая у него!

- Пропала лопата, - сказал Следопяткин. – Больше никого не было в саду?

- Студент на скамейке сидел. Зубрил что-то, видно, к экзамену готовился… А, вот! Был там один тип – в темных очках! Куртка защитного цвета, а на щеке – родимое пятно. Я еще подумал – чего-то ходит, вынюхивает…

- Спасибо! – сказал Следопяткин. – И удачи вам на соревнованиях!

- Благодарю! – отозвался Восьмеркин. – Подбросить вас в сад? Я обратно туда – продолжать тренировку! Я ведь каждый день тренируюсь, а иногда и по ночам!

- Ночью ведь темно. Не опасно?

- А у меня фонарик есть! Налобный! – Велосипедист снял рюкзак, расстегнул, пошарил внутри. – Что за ерунда… Только что был тут!

Фонарика в рюкзаке не оказалось.

  1. КУЧА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Восьмеркин и Следопяткин на велосипеде въехали на территорию сада.

- Ну что? Допр-росил? – Шмыг встречал их у входа. Пес грозно посмотрел на велосипедиста

- Не допросил, а поговорили. – Сыщик соскочил с багажника. – Если найду пропажу, непременно дам вам знать! – сказал он Восьмеркину. Тот махнул рукой на прощание и покатился по дорожке.

- Ложный след? – вздохнул Шмыг. – Понятно! Вопр-росов больше нет!

- Зато у меня к тебе есть вопросы, - отозвался сыщик. – И к Фьютю тоже.

- Это не я! – быстро сказал Шмыг.

- И не я! – добавил Фьють, подлетая к друзьям.

- Вы это о чём? – не понял Следопяткин. – Что – не ты? То есть – не ты? То есть – не вы оба что?

- Утащил бутерброд со стола, - признался Шмыг.

- Играл в компьютерные игры! – сказал Фьють.

Оба признания прозвучали одновременно.

- Утащил компьютер? Играл в бутербродные игры? – Следопяткин никак не мог взять в толк, что же ему говорят.

- В общем, это не мы! – хором сказали воробей и пес.

- Да я же совсем о другом! Вы меня с толку сбили своими бутербродами… Я вот что хотел спросить: пока мы разговаривали с велосипедистом, надеюсь, вы собрали вещественные доказательства?

- Да! – ответил Фьють.

- Конечно! – закивал Шмыг. – Целую кучу!

- И где же они? – поинтересовался Следопяткин.

- Там, - показал пес. – Пр-ринести?

- Не надо. Пойдем, я посмотрю…

Шмыг шел и постоянно оглядывался на сыщика. Воробей подлетел к самому его уху и шепнул:

- Ты чего врешь? Мы же ничего не собирали…

- Да ладно, - шепнул в ответ пес. – Там куча мусор-ра лежит, я видел. Покажу ему, скажу – вот, изучай!

- Вы чего там шепчетесь? – крикнул сзади Следопяткин.

- Обсуждаем дело, - громко ответил Фьють.

- Выдвигаем пр-редположения, - подхватил Шмыг. – Ну вот, мы и пр-ришли…

У одной из скамеек возвышалась кучка мусора – несколько банок, обертки от чипсов и щоколадок, банановая кожура.

Следопяткин обошел мусор вокруг. Забрался на скамейку. Посмотрел сверху.

- Ну и что они доказывают, ваши доказательства? – спросил он ехидно.

- Ну, это… - задумался Шмыг. – Доказывают, что тут гр-рязно…

Их разговор услышала проходившая мимо Барбарисова.

- Грязно? Где грязно? – Она увидела мусор. – И в самом деле… Сейчас позову дворника, он всё уберет. Стёпа!

Пришел дворник Стёпа и начал усиленно подметать дорожки, показывая, как он трудится.

- Ты вон мусор убери, - показала Барбарисова. – Ну что, как ваши успехи?

- Ищем, - ответил Следопяткин.

- Вы уж найдите, пожалуйста… Михал Михалыч без лопаты работать отказывается. А без него у нас вся работа стоит. Ни жимолость пересадить, ни сирень удобрить… Наш сад – украшение города! Нельзя, чтобы он погиб!

- Совершенно верно, - согласился Следопяткин.

Дворник Стёпа подмел мусор и выбросил его в урну.

- Погодите-ка… - Следопяткин спрыгнул со скамейки, подбежал к урне и схватил обертку от шоколадки «Ульянка», которая лежала сверху.

- Чего это ты? – удивился Шмыг.

Следопяткин перевернул обертку.

На ней было написано: «14 мая в три часа ночи». Рядом непонятное уравнение: «Т+С».

А ниже была нарисована странная закорючка.

- Вот это – доказательство! – заявил сыщик.

- И что оно доказывает? – спросил Фьють.

- Пока не знаю… - протянул Следопяткин. – Одно мне ясно точно: у нас в городе появился кладоискатель!

  1. ЧЕЛОВЕК В ЧЕРНЫХ ОЧКАХ

 

В кафе «Дюймовочка» по соседству с городским садом сотрудники детективного агентства «Следопяткин и Компания» обсуждали новое дело.

- Почему ты р-решил, что это именно кладоискатель? – спросил Шмыг.

- Очень просто! – Следопяткин отхлебнул из чашки любимый черный кофе. – Украдена лопата – раз. Фонарик – два. На обертке написано «Три часа ночи» - это три. А кто копает по ночам?

- Те, кто ищет клады! – Фьють оторвался от миндального пирожного. – Точно!

- А разве в нашем городе есть клады? – засомневался Шмыг. Проглотил последнюю сосиску, облизал тарелку и вопросительно посмотрел на Следопяткина.

- Думаю, что есть, - кивнул сыщик. – Я даже знаю, у кого можно спросить. В городском архиве знают всё – и о кладах, и о кладоискателях! Вот в архив мы сейчас и отправимся. А потом…

Он вдруг замолчал. Показал глазами на соседний столик.

За столиком сидел человек в темных очках. Одет он был в куртку защитного цвета. На щеке – родимое пятно.

Человек ел суп.

- Приметы совпадают… - вполголоса произнес Следопяткин. – Шмыг, бери под наблюдение этого гражданина. А мы пока в архив слетаем!

***

Человек в черных очках шел по улице.

Шмыг крался за ним следом – в десяти шагах, стараясь не попадаться на глаза.

Человек зашел во двор. Оглянулся – как будто почувствовал, что за ним следят.

Шмыг спрятался за дерево. Выглянул одним глазком.

Во дворе стоял маленький деревянный сарайчик.

Человек достал связку ключей, открыл дверь сарайчика, зашел внутрь.

Шмыг подполз, стараясь не шуметь, заглянул в дверь.

Человек держал в руках лопату. Очки он сдвинул на лоб.

- Ну вот, сегодня ночью, стало быть… - пробормотал он вполголоса. Поставил лопату в угол и вышел.

Шмыг забежал за сарайчик. Подождал, пока человек в черных очках уйдет – и бросился домой, на Пекарскую улицу.

Там его уже ждали Следопяткин и Фьють.

- Это он! Я всё видел! – с порога пролаял Шмыг. – У него… Он уже… Этой ночью!

- Как «этой ночью»? – удивился Следопяткин, выслушав пса. – На обертке же было написано «14 мая». Хотя он мог и изменить свой план…

- А вы что выяснили? – спросил Шмыг.

- В архиве нам сказали – про клады ничего не знают! – ответил Фьють. – Зато, когда мы им показали эту закорючку...

- ... они объяснили – никакая это не закорючка! – подхватил Следопяткин. – Это – план подземного хода!

- Подземного хода?!

- Да! Есть легенда, что в нашем городе есть подземный ход. Откуда и куда он ведет – точно неизвестно! Но кто-то, видимо, узнал…

- Этот тип в очках и узнал! – воскликнул Шмыг. – Сегодня же ночью надо бр-рать его с поличным!

  1. ЛОПАТА, УЛИЦА, ФОНАРЬ

- А вдруг он не придет? – спросил Фьють.

Вся команда уже два часа сидела в засаде: воробей на крыше сарайчика, пес и сыщик – в кустах между сарайчиком и детской площадкой. Время от времени Фьють подлетал к кустам – когда ему становилось совсем скучно.

- Куда он денется… - сказал Следопяткин. – Мне вот что интересно: куда же всё-таки ведет этот подземный ход? Может, в банк?

- Или в магазин, - выдвинул версию Шмыг. – Пр-родуктовый!

- Нет, магазин – это несерьезно, - не согласился Следопяткин. – Может быть, ход ведет в…

- Тс-с! – перебил Фьють. – Кто-то идет!

Послышались осторожные шаги. Шмыг высунулся из кустов и снова спрятался.

- Он! – сказал пес зловещим шепотом.

Человек в черных очках зазвенел ключами. Отпер сарай. Зашел и вышел через полминуты – с лопатой.

- Может, схватим его? – предложил Шмыг.

- Не будем. Продолжаем наблюдение, - сказал Следопяткин.

- Так лопата-то – вот она!

- Пусть он нас приведет к подземному ходу, - объяснил Следопяткин. – А если мы его сейчас задержим – он нам ничего не расскажет!

Тихо, как мыши, Следопяткин и компания пошли по следам человека с лопатой.

Человек прошел по улице, свернул направо.

Троица не отставала.

В конце улицы, на месте снесенного дома, располагался пустырь. Ничего, кроме сорной травы, на нем не росло.

Человек достал из кармана налобный фонарик, надел его.

Пустырь осветился неярким светом.

- И фонарь у него! – шепнул Фьють.

Человек поплевал на руки, взял лопату и принялся копать.

- Так… У меня есть план, - сказал Следопяткин. – Шмыг, ты купил то, что я тебя просил?

- Купил, - кивнул пес и достал из кармана комбинезона плитку шоколада. – «Ульянка». Точно такая же!

Следопяткин взял шоколадку – она была примерно с него ростом, так что сыщик положил ее на плечо, как доску.

- Сидите тихо. Если надо будет, я вас позову, - сказал он и двинулся к человеку с лопатой.

Подошел к нему и покашлял:

- Кхе-кхе!

От неожиданности человек в черных очках выронил лопату.

- Кто здесь? – спросил он.

- Просто прохожий, - ответил Следопяткин. – Я тут, внизу!

- А-а… - Человек глянул вниз и наконец разглядел сыщика. – Фу, ну вы меня и напугали! Я думал – жена…

- Шоколадку не вы обронили? – продолжал Следопяткин. – Шел, шел, смотрю – лежит…

- Нет, не моя, - покачал головой человек. – Не ем я сладкого. Не люблю!

- А что это вы здесь делаете? – как можно простодушнее спросил Следопяткин.

- Я… это… - Человек с лопатой наклонился и тихо-тихо произнес:

- Червяков копаю! Только жене моей – ни-ни!

  1. ВО-О-ОТ ТАКАЯ!..

- Рыбалку с детства люблю! – объяснял копатель. – А жена меня пилит. Говорит: «Вечно ты со своими удочками! Как будто других дел нет!»

- Червяков, значит… - задумчиво протянул Следопяткин.

- Ну да! – закивал копатель. – Ходил весь день, смотрел, искал место подходящее. Червяк, он сухое место не любит. Он в сырости живет. А тут как раз – сыро, тепло…

- И в городском саду вы тоже червяков искали?

- И там тоже! Только там не нашел ничего, - развел руками рыбак-любитель. – Меня, кстати, Мормышкин зовут. А вы тоже рыбачите? На что ловите?

- На живца, - усмехнулся Следопяткин. – А это мои товарищи… - Он показал на Шмыга и Фьютя – те подошли поближе.

- Да у вас целая команда! И все рыбаки? – восхитился Мормышкин.

- Ловим потихоньку, - уклончиво сказал Шмыг.

- Ну, это так всегда! – Мормышкин был доволен, что нашел тему для разговора. – Иногда большая попадается, но чаще маленькая. Хотя вот недавно…

- Лопата у вас хорошая, - сказал Следопяткин. – Разрешите взглянуть?

- Лопата как лопата. Глядите, - разрешил Мормышкин. – А на муху вы ловите?

- Вот у нас по мухам специалист, - кивнул сыщик на Фьютя, разглядывая лопату при свете фонаря. Черенок у нее был самый обычный, никакой фамилии – ни «Веточкин», ни «Мормышкин» - на нем вырезано не было.

- Да ну, какой я специалист… - застеснялся Фьють. – Так уж… Муху на лету, конечно, поймать могу…

- А я как-то раз окуня на лету поймал! – оживился Мормышкин. – Из реки его выловил, а он с крючка сорвался – и лететь!

Следопяткин с друзьями переглянулись.

- Лететь? – недоверчиво спросил сыщик. – У него крылья были?

- Плавники! – не моргнув глазом, продолжал рыбак. – Взмахнул плавниками – и летит к реке! Я сачок хватаю – и за ним. А он уже над рекой, вот-вот нырнет! Я сачком его – хвать! А он мне кулаком погрозил, выпрыгнул и дал дёру…

- Всё ясно, - сказал Следопяткин, с трудом сдерживая смех. – Спасибо! Хорошей рыбалки! Как говорится, ни хвоста, ни чешуи!

- А однажды я щуку выловил, - продолжал Мормышкин. – Во-о-от такая была! – Он раскинул руки широко-широко, как только мог.

- Тоже летучая? – спросил Фьють.

- Нет. Но зубы – в три ряда, как у акулы! – заливался соловьем Мормышкин. – У меня и фотография была. Правда, потерялась. А вот еще был случай…

- Нам, к сожалению, надо спешить, -  быстро сказал Следопяткин. – Но в следующий раз мы обязательно послушаем!

Троица развернулась и быстро пошла прочь по улице.

- Стойте! – крикнул им вслед Мормышкин. – А на мотыля вы тоже ловите?..

  1. ОТКУДА И КУДА?

Следопяткин  сидел дома, за рабочим столом – точнее, на рабочем столе, на маленьком игрушечном стуле – и размышлял над делом.

Шмыг слонялся туда-сюда по комнате. Фьють сидел перед компьютером – лапкой нажимал на «мышку», а клювом печатал. Он смотрел, что нового произошло в городе за последний день.

- Рыбак, конечно, ни при чем… Шоколад он не любит, поэтому рисунок на обертке сделал не он, - сказал Следопяткин. – И лопата – совсем другая… Значит, надо потянуть за другую ниточку.

- Какую ниточку? – не понял Шмыг.

- Это значит – надо попробовать другую версию… Что нам известно? Похищены лопата и фонарик. Кто-то ищет старый подземный ход…

- А кто его сделал, этот ход? – спросил Фьють, оторвавшись от компьютера.

- Говорят, его еще в старину вырыли. На случай, если придется спасаться бегством… Говорят, что он соединяет один из старых кирпичных домов и район городского сада. Хотя это, конечно, только предположения…

Глаза сыщика вдруг блеснули – как всегда, когда его осеняла догадка.

- Шмыг! Принеси-ка мне… - начал он.

- Я сейчас! – с готовностью отозвался пес. – И себе тоже сделаю, хорошо?

- Ты опять про свои бутерброды! Нет, хватит на сегодня, - возразил Следопяткин. – Принеси мне карту города. Она в прихожей!

Пес прибежал с картой.

- Так, ну-ка поглядим… - Сыщик взял обертку шоколадки с закорючкой – планом подземного хода. Положил ее на карту.

- Вот так загадка с двумя неизвестными… - проговорил он. – Откуда – мы не знаем, куда – тоже… Только длину хода знаем.

- Если он такой стар-ринный, этот ход, - сказал Шмыг, - а в городском саду начинается, что же его р-раньше не нашли? Там же всё перекопано!

- Правильно рассуждаешь, - кивнул сыщик. – Всё перекопано… Кроме подножия старого дуба.

- Дуб, который пра-пра-предок Веточкина посадил! – вспомнил Фьють. -  Точно! Там же еще ограждение и табличка с надписью: «Не копать!»

- Если предположить, что начало – вот здесь, где дуб… - Сыщик крутил обертку, пытаясь совместить начало и конец закорючки с домами на карте. – Тогда конец – вот в этом доме!

- Дом 37 по Стрелецкой улице, - прочитал Шмыг. – А, я знаю! В этом доме как раз магазин игрушек открывается!

- И между прочим, как раз четырнадцатого мая, - добавил Фьють. – Помнишь, на двери объявление висело? Вот, и в новостях пишут: «Новый магазин игрушек! Открытие в 10 утра! Приходите!»

И он показал на экран компьютера. Там была большая фотография – витрина магазина с большим плюшевым медведем.

- Ой! – воскликнул Шмыг, и глаза его тоже заблестели. – Я, кажется, знаю, кто наш кладоискатель… То есть, подземно-ходо-искатель!

- Кто? – спросили хором Следопяткин и Фьють.

  1. ТРИ ЧАСА НОЧИ

В ночь на четырнадцатое мая, ровно в три часа ночи через ограду городского сада перелез человек. Он был весь в черном, на лице – черная шапка с прорезью для глаз.

Черный человек, пригибаясь, полез через кустарник, стараясь не шуметь. Впрочем, получалось у него плохо – кустарник трещал, грозя привлечь внимание охранника.

Черный человек вынырнул из кустарника и побежал по аллее к самому большому дереву в саду – дубу пра-пра-Веточкина.

Перебрался через ограждение, снял табличку с надписью «Не копать!» и обошел вокруг дуба. Подпрыгнул, ухватился за ветку, подтянулся на руках. Забрался на ветку и оказался рядом с нешироким дуплом. С земли это дупло было совсем не видно.

Черный человек пошарил в дупле и вынул лопату и налобный фонарик.

Спрыгнул вниз. Включил фонарик, одел его.

В свете фонаря стала видна надпись на черенке лопаты: «Принадлежит семейству Веточкиных».

Черный человек принялся копать.

Через минуту лопата звякнула обо что-то твердое.

Человек посветил фонариком.

- Вход! – прошептал он торжествующе.

Это действительно был вход – железная дверца со скобой.

Черный человек вынул из кармана плитку шоколада «Ульянка», развернул, откусил большой кусок. Прожевал – и снова откусил.

Покончив с шоколадом, он потянул за скобу.

Под входом открылся лаз вниз – что-то вроде прямоугольного колодца.

На стенах этого лаза нашлись ступени – по ним можно было спуститься вниз.

Так и сделал черный человек.

Спустился, посветил вперед и пошел по подземному ходу. Время от времени посматривал на часы: долго еще?

Ходом, судя по всему, не пользовались, но сохранился он довольно хорошо. Стены были выложены кирпичом, а пол замощен камнем. Ход был не очень высоким – черному человеку пришлось идти, постоянно наклоняясь.

Наконец подземный ход привел человека к новому прямоугольному колодцу – выходу наверх.

Поднявшись, он толкнул крышку и оказался в каком-то помещении.

Там царил полумрак, хотя одна лампа под потолком горела.

Лампа освещала стеллажи, на каждой полке которых стояли и лежали разнообразные игрушки. К каждому стеллажу был привязан надувной шарик.

Сомнения не было: черный человек оказался там, куда и планировал попасть. Он был в новом игрушечном магазине!

В главной витрине магазина, как и несколько дней назад, сидел большой и мягкий плюшевый медведь.

- Интересно, пролезет он в подземный ход? – вслух размышлял черный человек. – Да ладно, что тут думать – надо пробовать!

Он подхватил медведя и потащил его к лазу.

В это время с одной из полок съехал игрушечный автомобиль. Он преградил дорогу грабителю.

- Прочь отсюда! – Грабитель наподдал автомобиль ногой. Тот отлетел в сторону.

И тогда в ночной тишине игрушечного магазина прогремел металлический голос:

- Стоять на месте! Руки вверх!

  1.  ЭТО ВАМ НЕ ИГРУШКИ!

Грабитель от неожиданности выронил медведя. Глянул в ту сторону, откуда раздавался голос – и вдруг засмеялся.

Голос принадлежал роботу-полицейскому в витрине – игрушечному, а потому нестрашному. Видимо, робот нечаянно включился – такое иногда бывает с игрушками.

- Нервы шалят… - сказал грабитель. – Надо уходить!

И он сделал еще шаг к подземному ходу.

Но тут с верхней полки соседнего стеллажа взлетел и закружился по залу вертолет. Вообще-то он был радиоуправляемым, но в зале управлять им было некому – и всё-таки он летел!

- Повторяю: руки вверх! Сопротивление бесполезно! – прогремел робот-полицейский. Сделал несколько шагов, спрыгнул из витрины на пол и пошел прямо на грабителя.

- Это что еще за ерунда? – Черный человек попятился, глядя то на летающий под потолком вертолет, то на робота. Налетел спиной на шарики. Они с грохотом полопались.

Перепуганный грабитель отскочил в сторону, смахнув рукой с десяток поющих Чебурашек. Все они завели хором:

- Я был когда-то странной игрушкой безымянной…

Коты-повторюшки на соседней полке принялись передразнивать чебурашье пение тонкими голосками.

- Всё! С меня хватит! – Грабитель в два прыжка оказался рядом с лазом, засунул туда медведя и уже собирался залезть сам.

Но внизу его уже поджидали.

Как только черный человек поставил ногу нас ступеньку, чьи-то зубы ухватили его за штанину.

Грабитель в страхе выпрыгнул обратно в магазин – навстречу шагающему роботу.

- Стр-реляй в него! – раздался голос из подземного хода.

Робот наставил на грабителя руку с пистолетом.

- Не стреляйте! – завопил перепуганный грабитель. – Я сдаюсь! Я сдаюсь!

В это время над головой грабителя пролетел вертолет.

Кто-то маленький и шустрый – очевидно, пилот вертолета – сорвал с головы грабителя шапку с прорезью для глаз.

Под шапкой оказалось бледное лицо – курносый нос, торчащие в разные стороны уши. Грабителем был не кто иной, как студент Сережа.

- Я же говор-рил! А вы мне не вер-рили! – Из лаза вылез пес и торжествующе посмотрел на робота и вертолет – тот уже снизился и сел на полку.

Робот снял свой блестящий шлем. 

- Да, Шмыг, - сказал он. – Ты был совершенно прав!

- Молодец! – чирикнул, вылетая из вертолета, воробей – это он был загадочным пилотом.

Сережа смотрел на друзей.

- Ничего не понимаю… - произнес он.

- Зато мы почти всё поняли, - ответил ему Следопяткин (конечно, именно он был замаскирован под робота). – А чего не поняли – ты нам сейчас и расскажешь!

  1.  ВЛЮБЛЕННЫЙ

- Да чего тут рассказывать… - опустил голову Сережа. – Влюбился в девушку, пообещал ей медведя…

- А денег нет! Вот и решил укр-расть, да? – с негодованием сказал Шмыг. – Вор-рюга!

- Нет! Я не хотел воровать! – возразил Сережа. – Как вы могли такое подумать!

- А что мы должны были подумать? – удивился Следопяткин.

Сережа вынул записку. На ней было написано: «Тася, я тебя люблю!»

- Видите? Медведь в жилетке, - показал Сережа. – А у жилетки есть карман. Я хотел в этот карман положить записку. Завтра бы мы пришли вместе в магазин, я бы медведя купил и подарил ей. Можно, конечно, и потом записку подложить, незаметно, а вдруг не получилось бы? Она приходит домой, а тут я звоню и говорю: «Загляни мишке в карман»… - Сережа покраснел – то ли от смущения, то ли от обиды. – Никакой я не вор!

- Как же не вор? – прищурил один глаз Фьють. – А лопата? А фонарик?

- Фонарик я нашел, - ответил Сережа. – Шел по городскому саду и нашел… А лопата лежала без дела, я решил – возьму попользоваться, а потом верну обратно.

- Нельзя так делать! – возмутился Следопяткин. -  У лопаты и фонарика есть хозяева! Ну, а залезать в магазин – это уж последнее дело!

- Тем более, что здесь везде камер-ры и сигнализация! – добавил Шмыг. – Это тебе в голову не пр-риходило?

- Приходило! Так я же в маске… был… - Сережа схватился за лицо. – Ой! Всё, я пропал!

- Всё в порядке, - успокоил его Следопяткин. – Камеры заработают только завтра, а сигнализацию мы отключили.

- Так вы и сами… Вы тоже сюда проникли? – догадался Сережа.

- Да. Но не грабить, а остановить тебя, - кивнул Следопяткин. – Сейчас мы всё поставим на место, надуем и привяжем лопнувшие шарики и вернемся через подземный ход к дубу… Завтра ты вернешь лопату и фонарик их владельцам. Договорились?

- Конечно! – обрадовался Сережа. – И в полицию не будете сообщать?

- Простим на первый раз, - строго сказал Следопяткин. – Ты же из-за любви…

- Да, любовь зла, - вздохнул Сережа.

- А откуда ты про подземный ход узнал? – спросил Фьють.

- Да тут всё просто, - ответил Сережа. – Прошлым летом, когда это здание ремонтировали, я тут на ремонте подрабатывал. Ну, и обнаружил подземный ход… Пролез по нему, запомнил, куда идёт. А позавчера, когда Тася сказала – хочу медведя, и всё! – я про этот ход вспомнил. По памяти начертил, как он проходит, только чертеж потерял…

- А мы нашли, - сказал Следопяткин. – «14 мая, в три часа ночи. Т+С».

- Да… - Сережа покраснел. – Привык на лекциях всё записывать… Вот и записал – во сколько собираюсь за медведем. Чтобы не забыть, не перепутать…

Он почесал в затылке.

- Что же мне теперь делать? – сказал бедный влюбленный. – Медведя за две недели обязательно кто-нибудь купит! А я хотел к ней прийти и сказать: «Тасенька, милая, ты видишь, как я тебя люблю!»

- Что же, по-твоему, без медведя в любви никак не признаться? – улыбнулся Следопяткин.

- А как еще? – пожал плечами Сережа.

Следопяткин, Шмыг и Фьють переглянулись.

- Поможем ему? – спросил сыщик друзей.

  1.  СВИДАНИЕ

 

На главной аллее городского сада, у большой клумбы, стояли трое – садовник Веточкин, велосипедист Восьмеркин (велосипед он прислонил к фонарному столбу) и студент Сережа.

- Вот… - Сережа протянул Веточкину лопату. – Я взял… попользоваться…

- Ах, вот как? Попользоваться?! – сверкнул глазами Веточкин. – А вас, молодой человек, не учили, что брать чужие вещи без спроса нельзя?!

- Простите меня, пожалуйста…  И вы тоже, - он протянул Восьмеркину фонарик. – Держите!

- Оставь себе, - махнул рукой велосипедист. – Я уже новый купил, помощнее. А за что ты извиняешься? Фонарик ведь ты нашел, а не украл!

- Ну, я подумал, что он ваш… Я его на той дорожке нашел, где вы обычно тренируетесь, - объяснил Сережа.

- Эх, молодежь! – вздохнул садовод Веточкин. – Ветер в голове… Хотя мы тоже в студенческие годы такими были. Вот, помню, лет шестьдесят назад… - И он улыбнулся своим воспоминаниям. – Следопяткин мне рассказал – ты из-за девушки пошел на преступление?

- Ну да… - кивнул Сережа.

- Он попросил меня кое-что тебе передать, - сказал садовник. – Держи!

Он протянул руку к клумбе и вытащил огромный букет цветов.

- Это мне? – Сережа даже рот раскрыл от удивления. – Но у меня нет денег! Он же стоит, наверное, тысячу!

- Не тебе, а твоей девушке, - поправил Веточкин.

- Меня Следопяткин тоже кое о чем попросил, - заявил велосипедист. – У тебя же с Тасей свидание в час дня?

- Да! – Сережа посмотрел на наручные часы. – Ой, я же опаздываю! Уже без пяти!

- Успеешь! – сказал Восьмеркин, запрыгивая на седло велосипеда. – Садись на багажник!

***

Велосипед приехал на Круглую площадь, остановился под часами.

- Вовремя! – сказал Сережа. Он пожал руку Восьмеркину. – Большое спасибо!

- Не за что! – Велосипедист подмигнул ему и поехал по своим делам.

Сережа поглядел по сторонам.

- Где же Тася? – произнес он взволнованно. – Неужели она не придет?

- Придет! – На плечо Сережи сел Фьють. – Девушки всегда опаздывают! Она в двух кварталах отсюда, я ее видел!

Из-за скамейки  рядом с часами выглянул Следопяткин. В руках он держал микрофон-наушник. Второй такой наушник он протянул Сереже.

- Всё готово, - сказал он деловито. – Просто повторяй за мной, понял?

- Понял, конечно! – кивнул Сережа. – Это ж хэндс. Мы так экзамены сдаем! «Билет № 9, а при нем задача»! – Он спрятал наушник в ухе.

- Сейчас тоже что-то вроде экзамена будет, - пообещал Следопяткин.

- Она идет! – чирикнул Фьють.

Следопяткин спрятался за скамейкой. Фьють взлетел на ветку ближайшего дерева.

Цокая каблучками, к часам подошла Тася.

- Привет… - сказал Сережа. – Ты…

- Ты прекрасно выглядишь, - продиктовал из укрытия Следопяткин.

- Прекрасно выглядишь, - повторил Сережа. – А это тебе… - Он протянул Тасе букет.

- Какие красивые! – Тася взяла букет. – Спасибо!

- И еще… - Сережа полез в карман, достал шоколадку «Ульянка». – Правда, я тут отломил кусочек, пока тебя ждал…

Тася надула губы – начатая шоколадка ей явно не понравилась.

- Ты же сейчас всё испортишь! – зашептал в наушнике Следопяткин. – Повторяй: «С тех пор, как я тебя встретил…»

- С тех пор, как… - забубнил Сережа. Тася посмотрела на него с удивлением. – Как я… Встретил… То есть, с тех самых пор, когда… Нет, не так!

Следопяткин недовольно покачал головой. Выглянул из-за скамейки, махнул воробью.

Фьють засвистел красивую мелодию.

- Слышишь? – Тася перебила Сережу. – Это же моя любимая песня!

- И моя тоже, - подхватил Сережа.

- Вот здорово! – Глаза Таси сияли. – Нам нравится одно и то же! А какие фильмы ты любишь?

Сережа открыл рот, чтобы ответить, но в это время на площади появился Шмыг. В зубах он держал два билета. Подбежав к Сереже и Тасе, он отдал билеты им.

- Ой, это же в кино! На новый фильм! На премьеру! Моя мечта! – Тася повертела в руках билет. – Сережа, как ты здорово придумал – цветы, песня, этот милый песик…

И она поцеловала Сережу в щеку.

- Сеанс чер-рез пятнадцать минут! – заявил Шмыг. – Потор-ропитесь!

- Ага! Спасибо! – Сережа взял Тасю за руку, и они побежали в кинотеатр. Пробегая мимо скамейки, Сережа ухитрился незаметно оставить на ней наушник, на прощание тихо-тихо шепнув в него:

- Спасибо!

Следопяткин с друзьями проводили влюбленную парочку глазами.

- Я бы тоже на этот фильм слетал, - заявил Фьють.

- Ага! Пойдемте тоже? Попкор-рна поедим! – облизнулся Шмыг.

- Идите, если хотите, - предложил Следопяткин. – А я домой. Выпью кофе, почитаю детектив…

- Эй! Ребята! – позвал кто-то с другой стороны площади.

С удочкой на плече к ним шагал старый знакомый - Мормышкин.

- Я тут налима поймал! – шумел рыбак. – С меня ростом! Хвост – во! Он меня чуть в реку не утянул! Представляете?

- Надо же, как интересно… - пробормотал Следопяткин. – Но мы очень торопимся. Просто очень!

И троица бросилась со всех ног, крыльев и лап наутек.

                       ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ.

           ОБРАТНАЯ СТОРОНА МОНЕТЫ

 

  1. ВЫСТАВКА

- Не хочу в музей! – канючил Шмыг. – Пойдем лучше в пар-рке погуляем!

Следопяткин и Шмыг стояли перед входом в городской музей Широко-Холмска.

- Я ведь тебе еще дома сказал: сегодня идем на выставку, - напомнил Следопяткин. – Ты что, забыл? Сам же меня торопил – пойдем, пойдем…

- Так я думал – это выставка собак! – Шмыг еще раз глянул на вывеску музея и поморщился, будто проглотил что-то кислое. – Давай не пойдем, а?

Там такая скукотища!

- Откуда ты знаешь? – возмутился Следопяткин. – Ты же в музее ни разу не был!

- И не собираюсь… Я по телевизор-ру видел. Там картины на стенах висят, и все ходят такие важные – даже гавкнуть нельзя!

- Ты не прав, - покачал головой Следопяткин. – В музее очень интересно! Сегодня – открытие новой выставки. Я иду, а ты – как хочешь!

И сыщик направился ко входу. Пес вздохнул, но пошел следом.

В выставочном зале уже собрались посетители – дамы в красивых платьях, мужчины в костюмах.

- Ваши билеты! – Смотритель в бордовом жилете встал на пороге зала.

Следопяткин протянул ему два билета – свой и Шмыга.

- По нашим правилам, собака должна быть в наморднике, - заявил смотритель. – Без намордника не положено.

- Не положено? Тогда я не пойду! – обрадовался Шмыг. – Я снаружи подожду!

- Борис! – позвал кто-то смотрителя. Тот обернулся.

За его спиной стоял невысокий, толстенький, абсолютно лысый человек в клетчатом пиджаке. Если бы не лысина, он был бы очень похож на Карлсона, который живет на крыше.

- Пропусти наших гостей, - сказал клетчатый человек. – Правила есть правила, но иногда их можно и нарушить, правда же?

Он церемонно поклонился и представился:

- Тапочкин, директор музея. Проходите!

Следопяткин и Шмыг вошли в зал.

- А что за выставка? – шепотом спросил Шмыг.

- Выставка редких монет, - так же шепотом ответил Следопяткин.

В витринах переливались золотые и серебряные монеты. Из соседнего зала вышла девушка-экскурсовод в очках.

- Дорогие друзья! – взяла слово она. – Наша выставка посвящена самым дорогим монетам из собрания нашего музея. Долгие годы мы собирали их, и вот сейчас представляем вашему вниманию!

Все слушали очень внимательно. Какой-то старик с длинной белой бородой даже приставил ладонь к уху, чтобы лучше слышать.

- И самый первый экспонат нашей выставки, - продолжала девушка- экскурсовод, - находится в этой витрине. Пятьдесят лет тому назад путешественник Павел Чемоданов посетил наш город и подарил музею вот эту монету. Правда, он не рассказал нам, в какой стране ее приобрел. Может быть, и сам не помнил: ведь Чемоданов побывал на всех материках мира, в восьмидесяти семи странах!

Посетители заохали, подошли к витрине поближе. Монета из неизвестной страны была из золота, на ней были отчеканены изображения солнца, полумесяца и трех звезд.

- А теперь мы перейдем к следующему экспонату… - проговорил экскурсовод.

Неожиданно в зале погас свет.

  1. СРЕДИ БЕЛА ДНЯ

 

- Что такое? Почему темно? – заговорили все одновременно. – Включите свет!

Свет зажегся. Посетители начали моргать и тереть глаза.

- Смотрите! – закричала женщина в синем платье.

В витрине, где только что лежала монета с солнцем, луной и звездами, было пусто.

- Похищение! – Директор Тапочкин достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб. – Среди бела дня!

- Я звоню в полицию! – Бордовый охранник уже набирал на телефоне номер участкового.

Кто-то ахнул, кто-то схватился за голову, а некоторые чувствительные особы даже заплакали. Девушка-экскурсовод пила успокоительные капли.

Следопяткин подошел к директору.

- Я – частный детектив, - сказал он. – Если не возражаете, я осмотрю место преступления. Мой друг мне поможет. – Он указал на Шмыга.

- Конечно! – Тапочкин закивал. – Разумеется! Буду очень вам признателен!

Следопяткин и Шмыг осмотрели витрину со всех сторон.

- Отпечатков нет… Следов взлома – тоже… - Сыщик осмотрел замок, на который была заперта витрина. – У кого хранится ключ?

- Только у меня! – сказал директор. – Вот он, на связке!

Шмыг сунул нос под витрину.

- Что там? – спросил его Следопяткин. – Есть что-нибудь?

Пес кивнул и просунул морду поглубже. Вытащил что-то в зубах.

- Обыкновенная спичка, - разочарованно сказал директор, когда увидел улику.

- Не совсем, - поправил его Следопяткин. – Спичка с зеленой головкой! Теперь это редкость…

- Да, раньше они были во всех магазинах, - согласился Тапочкин. – Коробок стоил одну копейку! Не то что теперь! А еще раньше, старики рассказывали…

- Подождите! – перебил его Следопяткин. – Старики… А где старик? Такой… с белой бородой? Вон там стоял!

Старика, действительно, нигде не было.

- Он стоял рядом с выключателем! – понял Следопяткин. – Как раз он-то и выключил свет! А потом сбежал!

- Такой старый дедушка и сбежал? – засомневался Шмыг.

- Кто его знает? Может, он бывший чемпион мира по бегу! – Следопяткин еще раз осмотрел зал.

В самом углу зала, за большой витриной, обнаружился запасной выход.

- Это выход на пожарную лестницу, - объяснил директор музея.

Следопяткин толкнул дверь.

- Вот сюда-то и сбежал старик с монетой, - убежденно заявил сыщик. Он включил карманный фонарик и начал осторожно спускаться вниз.

  1. МАРШРУТ № 9

Через несколько минут Следопяткин вернулся в зал. Он торжественно улыбался.

- Поймал старика? – спросил Шмыг. – Я так и думал! Он же старенький, далеко уйти не мог! Где он прячется? Веди его сюда!

- Нет, старика я не поймал, - сказал Следопяткин. – Но у нас есть еще одна улика! Очень серьезная!

И он показал троллейбусный билет.

- И что же в этой находке серьезного? – непонимающе пожал плечами директор Тапочкин.

- Как? Вы не понимаете? – Следопяткин ткнул пальцем в билет. – Номер! 235648!

- Номер как номер… Как по нему найти преступника? – Директор музея по-прежнему ничего не понимал.

- Шмыг, помоги мне! – попросил сыщик. Он забрался на спину псу. Шмыг подошел к окну, и Следопяткин перепрыгнул на подоконник.

Форточка была открыта. Следопяткин, как по канату, поднялся по шнурку жалюзи и оглушительно свистнул.

Не прошло и минуты, как в окно влетел воробей.

- Агент Фьють по вашему свисту прибыл! – отрапортовал он, садясь рядом с сыщиком на подоконник.

- У меня для тебя задание, - сказал Следопяткин. – Отнеси этот билет в троллейбусное управление. Узнай, на каком маршруте он был выдан и в какое примерно время. Всё понял?

- Так точно. Разрешите лететь? – ответил Фьють. Он осторожно взял клювом билет и выпорхнул наружу.

- Все троллейбусные билеты идут по порядку, - объяснил Следопяткин. – В управлении, где билеты выдают, записывают – какому кондуктору, на какой маршрут эти билеты выданы. Так что скоро у нас будут точные-преточные сведения – на каком троллейбусе приехал сюда грабитель!

- Уму непостижимо! Грабитель! В нашем маленьком спокойном музее! – вздохнул директор.

- Вы кого-нибудь подозреваете? – спросил сыщик. – Мы проверим версию со стариком. Ну, а если это не он, а кто-то из музейных работников?

- Ну, что вы! – Директор даже немного возмутился. – И думать про это не хочу! Никто из моих коллег на это не способен!

Он бросил взгляд на девушку-экскурсовода, потом на бордового смотрителя.

- Марина – наш лучший гид! А Борис знает все правила музея назубок! Правда, Борис? Борис! Ты что, не слышишь?

Смотритель встрепенулся и виновато посмотрел на директора.

- Простите, - сказал он. – Это ограбление… Я просто сам не свой!

- Кстати, что сказано в правилах музея о форточке в зале? – Директор посмотрел на Бориса, ожидая, что тот ответит сразу.

- Ч-что сказано?.. – растерянно переспросил Борис. – Я не помню…

- Как это не помнишь? – удивился Тапочкин. – Ты же знаешь правила наизусть! «Правило 12, параграф 4, пункт 2. Во время работы музея форточка в зале должна быть…»

- Должна быть… - эхом повторил Борис.

- …закрыта. Ведь есть же кондиционер! – Директор обеспокоенно наморщил лоб. – С тобой сегодня что-то не так. Ты не заболел?

- Да, честно говоря, мне нездоровится, - признался смотритель. – Можно, я пойду домой?

- Иди, - разрешил директор.

- Вот и я! – В окне снова показался Фьють.

- Р-разнюхал? – спросил его Шмыг.

- Собрал информацию! – гордо поправил воробей. – Билет с таким номером был выдан сегодня на троллейбусном маршруте № 9. Я поговорил с кондуктором троллейбуса. Он сказал, что продал этот билет сегодня с 10 до 11 утра. Кому – не помнит. Говорит, был в автобусе странный тип с рюкзаком. Нервничал, грыз тыквенные семечки. Вышел возле музея…

- А где сел? – спросил Следопяткин.

- На конечной, - ответил Фьють. – Там неподалеку – старый спичечный завод. Заброшенный…

- Вот туда мы со Шмыгом сейчас и отправляемся! – сказал Следопяткин. – А у тебя, Фьють, будет еще одно задание!

- Да хоть десять! – заносчиво произнес Фьють.

 

  1. ВСПОМНИТЬ ВСЁ

Шмыг и Следопяткин ехали в троллейбусе. Сыщик закрыл глаза.

- Спишь? – спросил Шмыг. – Ладно, спи. Я тебя разбужу, когда приедем.

- Я не сплю, - возразил Следопяткин. – С закрытыми глазами вспоминать проще… Пытаюсь вспомнить, что было перед тем, как погас свет.

- Все слушали экскурсовода, - напомнил Шмыг. – Она рассказывала какую-то скучнотень… Дед этот тоже слушал…

- А где дед стоял, ты помнишь?

- Конечно, помню! Я от скуки по сторонам глазел. Дед стоял у стены, где выключатель. Наверное, и пр-равда – он свет выключил, а потом монету украл и убежал…

- А рядом с директором кто стоял? – спросил Следопяткин.

- Этот… Бор-рис! Который без намор-рдника меня пускать не хотел. Я вспомнил! – Пес даже подскочил на месте. – Он у директора что-то из кармана вынул, а тот и не видел!

- Я так и думал, что он – соучастник, - кивнул Следопяткин. – Вот только не пойму. Когда свет включили, он же совсем в другом месте оказался, так? Как раз там, где был старик…

- Перебежал, наверное, - предположил Шмыг.

- Слишком быстро! Открыл витрину, достал монету, перебежал… Свет-то был выключен всего секунд пять, не больше! Он бы просто не успел, - рассуждал Следопяткин. – Что-то не сходится… И почему он вдруг забыл все правила музея?

- От волнения еще и не то забудешь! – Шмыг махнул лапой. – Я, когда волнуюсь, даже слова забываю! Однажды забыл слово «сосиска». Прихожу в магазин – дайте мне, говорю, килограмм таких длинных, вкусных… Мне и дали килограмм морковки. Представляешь?

- Конечная! – объявил кондуктор. – Старый спичзавод!

Сыщик и пес вышли из троллейбуса.

- Надо позвонить Фьютю, - сказал Следопяткин.

Пес лапой вынул мобильный телефон – он всегда носил его с собой в кармане комбинезона. Набрал номер.

- Фьють, привет! Помнишь про задание? Есть результат?

- Пока нет! – донеслось из телефона чириканье воробья. – Как и просили, проверяю – какой стране принадлежит монета с солнцем, луной и тремя звездами. Перерыл весь Интернет!

- И что? – нетерпеливо спросил Следопяткин.

- Есть монеты с солнцем, но без луны! Есть с луной, но без солнца! Есть с тремя звездами, но кроме них – ничего! Так что пока никаких результатов!

- Будь добр, слетай в музей, - попросил Следопяткин. – Спроси у директора Тапочкина – что было на другой стороне монеты? Мы же ее не видели!

- Будет сделано! – ответил Фьють.

  1. КАРТА И БОРОДА

- Шмыг, миленький! Ну, постарайся! – просил Следопяткин.

Они шли мимо складов бывшей спичечной фабрики.

- Дай-ка еще раз понюхать… - попросил Шмыг. Следопяткин протянул ему спичку с зеленой головкой.

- Самый обычный запах. Как у всех спичек. – Пес помотал головой. – Здесь везде так пахнет…

Следопяткин вдруг наклонился и что-то поднял.

- Смотри! – показал он псу.

- Мусор какой-то…

- Не просто мусор! Шелуха от семечек!

- Подумаешь… - презрительно протянул Шмыг. – Я тебе такой сколько угодно найду. В любом мусорном баке!

- Семечки тыквенные, - продолжал Следопяткин. – Помнишь, что кондуктор сказал? Тот нервный тип с рюкзаком грыз тыквенные семечки!

Шмыг обнюхал шелуху.

- Вон туда! – показал он.

След из шелухи тянулся по дорожке между складов. Местами прерывался, потом появлялся снова.

Пес и сыщик шли, пока не остановились у двери одного из складов. Перед дверью была нагрызена целая горка шелухи.

Шмыг попробовал лапой замок на двери.

- Закрыто, - сказал он.

- Попробую пролезть под дверью… - проговорил Следопяткин.

Щель под дверью была небольшой, но достаточной для сыщика.

- А был бы я обычного роста – разве смог бы проникать за закрытые двери? – Следопяткин довольно улыбнулся. – У меня лучший рост в мире! Пятнадцать сантиметров!

Он пролез в щель и оказался на складе.

Посветил фонариком.

Почти весь склад занимали большие деревянные ящики.

К одной из стен была подвешена надувная резиновая лодка.

На другой стене кто-то кнопками приколол карту. Под картой была надпись: «Ультрандия».

Следопяткин споткнулся обо что-то. Посветил себе под ноги.

Это был коробок, полный зеленых спичек.

- Звони Фьютю! – сказал Следопяткин, вылезая со  склада обратно. Пес снова достал телефон.

- Фьють! Проверь все монеты страны Ультрандия! – сказал в трубку Следопяткин. – Ты был в музее?

- Был! – ответил по телефону воробей. – Директор мне сказал, они кое-что нашли! В парке рядом с музеем, недалеко от пожарной лестницы…

- Я уже догадался! – ответил Следопяткин. – Рюкзак! А в нем - борода!

  1. КАК ВСЁ БЫЛО

- Так всё-таки Борис украл монету? Или старик… то есть не старик? – Директор Тапочкин открыл дверь в свой кабинет, приглашая Следопяткина и Шмыга войти.

- Есть только одна версия, которая всё объясняет! – заявил сыщик, проходя в кабинет и забираясь на кожаный диван.

- И какая же? – с любопытством спросил Тапочкин.

- Да-да! Мне тоже интер-ресно! – Шмыг даже завилял хвостом – ему не терпелось поскорее узнать, о чём же догадался Следопяткин.

- Итак. Вот как всё было… - начал сыщик. – Свет в зале погас ровно в одиннадцать часов и шесть минут. Через пять секунд он зажегся снова. Борис, который стоял рядом с вами (у него уже были ваши ключи), открыл витрину, достал монету и…

- И прыгнул на пять шагов? Туда, где стоял этот… с бор-родой? – попробовал угадать Шмыг.

- Нет! Иначе все слышали бы звук прыжка. Всё было иначе. В то самое время, когда Борис доставал из витрины монету, старик снял с себя бороду, очки и превратился…

- В Бориса? Но это же невозможно! – запротестовал Тапочкин.

- Возможно! Но только при одном условии… - Следопяткин сделал паузу. Хитро улыбнулся и закончил: - Если они похожи как две капли воды!

- Погодите-ка… - Тапочкин снова протер лысину платком. – У Бориса есть родной брат. Но я его ни разу не видел. Вы думаете, это…

- Близнец! – произнес Следопяткин. – Когда я это понял, всё встало на свои места. Борис схватил монету, сунул ключи обратно в ваш карман – и был таков! А его брат, замаскированный под старика, остался в зале. Нарочно, чтобы отвести подозрение! Бороду с очками он, наверное, засунул в карман, а потом вынес в рюкзаке и спрятал в парке…

- Вот это да! – восхитился Шмыг. – Вот это хитр-рость!

- Срочно звоните Борису! – сказал Следопяткин. – Хотя, скорее всего, он уже не дома…

- Прилетал ваш агент. Который… ну… воробей, в общем, - сказал Тапочкин. – Он спрашивал, что на обратной стороне монеты. Я ему дал фотографию, которую мы сделали еще до выставки…

Зазвенел телефон в кармане Шмыгова комбинезона.

- А вот и Фьють! Легок на помине! 

- Я нашел! Нашел! – радостно прокричал в трубку воробей. – Представляете? Это не монета! Никакая не монета!

  1. БРАТЬЯ-РАЗБОЙНИКИ

На окраину города Широко-Холмска, к старому спичечному заводу подъехало такси.

- Всё, приехали! – заявил шофер.

Пассажир в темных очках и шляпе сунул ему крупную купюру.

- У меня и сдачи не будет! – Шофер попытался вернуть купюру.

- Сдачи не надо, - буркнул пассажир. Вышел из салона, хлопнул дверью и засеменил по тропинке – к заброшенному заводскому складу.

Дверь склада была приоткрыта. Человек в очках и шляпе посмотрел по сторонам, зашел внутрь и закрыл за собой дверь.

На складе царил полумрак – освещала его только висящая под потолком тусклая лампочка. Это был тот же самый склад, на котором совсем недавно побывал Следопяткин.

Человек снял шляпу и очки – и оказался Борисом, смотрителем из музея.

- Дело сделано! – сказал он.

Из угла вышел второй человек. Он был похож на Бориса как две капли воды.

- Покажи, - потребовал он.

Борис достал из кармана монету. Подбросил на ладони, передал двойнику.

- Отлично! – усмехнулся второй. – Хвоста не привёл?

- Не-а, - откликнулся Борис. – Ну как всё прошло, Глебыч?

- Нормально… Только ищейки там какие-то крутились. Сыщик-коротышка, псина его и еще пичуга… Директор тоже пристал – правила какие-то начал спрашивать. Чуть не расколол меня… - Глеб прищурил один глаз. – Слышь, брательник, а ты зачем спичку-то оставил?

- Да я нечаянно, - объяснил Борис. – Я ее с собой носил, типа как талисман. Ну, а в темноте выронил, не заметил… А твой рюкзак где? С бородой и остальным маскарадом?

- Я его в парке спрятал. У музея… Приметный он очень. Потом заберу. – Борис достал из кармана горсть тыквенных семечек. Протянул Борису: - Хочешь?

Тот помотал головой.

- Так что? Когда будем… ну, это?.. – спросил он. – Сегодня надо!

- Как стемнеет, так и пойдем… - Борис сплюнул шелуху. – Всё как договаривались – собираем в мешки, потом грузим на лодку – и поплыли… Завтра уже будем далеко! – Он подошел к карте на стене, ткнул в нее пальцем. – Вот здесь будем!

- А если не выйдет? – заволновался Борис. – Что тогда?

- Чего ты сразу «не выйдет»! – прикрикнул на него Глеб. – Дело верное! Кстати, я кое-что придумал… Ни к чему темноты дожидаться. Идём прямо сейчас!

  1. НЕ МОНЕТА!

 

В то же самое время, когда Борис и Глеб обсуждали на складе свой план, Следопяткин, Шмыг и Фьють собрались в доме на Пекарской улице. Встреча проходила на кухне – было уже время обеда, и компания изрядно проголодалась. Шмыг накинулся на кашу с мясом, а Фьють – на овсяные хлопья.

- Что ты разузнал? Рассказывай! – Следопяткин включил кофеварку и приготовился слушать Фьютя.

- Так вот! Когда вы мне сказали про Ультрандию, я стал искать в Интернете монеты этой страны…

- И нашел монетку с солнцем и луной! Да?

- Нет, не нашел… Тогда я стал читать всё про Ультрандию. И вот что я выяснил… В этой стране раньше производили игровые автоматы. Чтобы начать игру, нужно было опустить в прорезь жетон. Угадайте, как он выглядит?

- Значит, это не монета, а жетон… - протянул Следопяткин, наливая себе кофе. – Шмыг, а ты что думаешь?

Шмыг поднял нос от кормушки и глубокомысленно сказал:

- Фто это офень интерефно… - Потом проглотил кашу и добавил: - Продолжай, Фьють!

- Продолжаю… Игровые автоматы, которые делала Ультрандия, обычно в другие страны не вывозили. Все, кроме одного! Пятьдесят лет назад один такой автомат привез из Ультрандии путешественник по имени Павел Чемоданов…

- Я помню! Про него говорили в музее! – воскликнул Шмыг. – И эту монету – то есть не монету, а жетон – тоже привез Чемоданов! Интересно, зачем? И где сейчас автомат?

- Надо это выяснить как можно скорее! – сказал Следопяткин. – Именно в автомате – разгадка этой загадки! И что-то мне подсказывает, что грабителям разгадка уже известна!

Сыщик вдруг просиял.

- Ну конечно! – сказал он. – Это же так просто!

- Что просто? – спросили хором Шмыг и Фьють.

Следопяткин нарисовал пальцем в воздухе квадрат и произнес:

- Карта!

  1. СНОВА В ЛОГОВО

 

- А может, не надо? – прошептал Фьють.

- Надо, Фьюша! Надо! – твердо возразил Следопяткин.

Воробей и сыщик сидели на ветке березы прямо напротив заброшенного склада. Того самого, что стал логовом братьев-разбойников.

- Ничего сложного! – убеждал Следопяткин. – Когда дверь откроется, ты залетаешь внутрь. На стене – карта. Ты хватаешь ее клювом и…

- Она же на кнопках! – напомнил Фьють.

- А, ну да… Подлетаешь, вытаскиваешь кнопки, хватаешь карту – и только тебя и видели! – Следопяткин раскинул руки и показал, как стремительно будет улетать Фьють.

- Ага, только и видели… - недоверчиво протянул Фьють. – А если схватят? Давай лучше ты?

- Не бойся! – ответил Следопяткин. – Я тебя прикрою!

Через минуту оба уже были у двери склада – Следопяткин стоял, прислушиваясь к разговору внутри, а Фьють парил, помахивая крыльями, немного выше.

- На счет три! – шепнул Следопяткин и постучал в дверь.

Дверь со скрипом повернулась на петлях, открылась.

Следопяткин спрятался за кусок кирпича.

В дверь выглянул Борис. А может быть, и Глеб.

- Кто там?

Никто не отвечал. Глеб (или Борис) открыл дверь пошире, вышел и огляделся.

Незаметно для него в открытую дверь влетел Фьють.

- Показалось, наверное… - Борис-Глеб шагнул назад и потянул на себя дверь.

В тот же момент Фьють вылетел наружу.

В клюве у него была карта Ультрандии.

- Эй! Птица! Ты что это творишь? – завопил Глеб-Борис, вне себя от ярости, и погнался за Фьютем.

Но разве можно догнать воробья?

Какое там!

Следом из склада-логова выбежал второй брат.

- Стащил! Вот зараза! – Он в негодовании топнул ногой и плюнул. – Всё, надо идти туда! Пока эти нас не опередили!

- А как они опередят? – ухмыльнулся первый. – У нас ведь жетон! Вот! – И он подкинул жетон на ладони – тот сверкнул, как огонек.

- Тише ты, Борька! – испуганно сказал второй (Глебом оказался он). – Чего ты орешь? Может, они нас подслушивают!

И братья-разбойники вернулись на склад, закрыв за собой дверь как можно крепче.

Следопяткин поднялся из-за кирпича и замахал руками.

Фьють с картой в клюве снизился, подхватил его на спину.

- Домой! – скомандовал сыщик.

  1.  ЗАЧЕМ НУЖЕН УТЮГ

- Ничего тут нет! – Шмыг осмотрел карту с обеих сторон, обнюхал и даже лизнул. – Ни одной буквы. Вообще ничего!

Карта лежала на обеденном столе. Пес был прав: ничего, кроме самой карты, на ней ни написано, ни нарисовано не было.

- Это только так кажется! – Следопяткин со стола перебежал на подоконник, оттуда – на кухонный стол. Осмотрел плиту.

- Может быть, на сковородке?.. – пробормотал он. – Нет, не получится…

- Будем что-то готовить? Я – за! – тут же подбежал Шмыг.

- Тебе бы только поесть, - поддел его Фьють. – Тут дела поважнее!

- А зачем еще нужна сковородка? – удивился пес.

- Сковородка и в самом деле не нужна, - сказал сыщик. – Принеси-ка мне из комнаты утюг!

Шмыг сбегал в комнату и принес в зубах утюг.

- Ничего не понимаю, - ворчал он. – Сковор-родка, утюг…

- Включи в розетку, - попросил Следопяткин воробья. – Так, давайте попробуем…

Он опустил утюг на карту и, толкая, покатил по бумаге – так же, как толкают машину, которая не заводится.

Докатил до края, развернул и покатил обратно – снизу вверх.

Пес и воробей смотрели на это во все глаза.

- Что это ты делаешь, а? – спросил Шмыг.

- Смотрите сами! – показал Следопяткин.

На бумаге, где только что ничего не было, проступали буквы.

- Письмо! Это письмо! – защебетал Фьють, кружась над картой.

- Написанное специальными чернилами, - подтвердил Следопяткин. – Скорее всего, лимонным соком. Не знаю, как оно попало в руки к братьям-разбойникам… Видимо, они его прочитали и узнали что-то важное. Сейчас узнаем и мы…

Все трое склонились над письмом.

- «Уважаемый…» - читал Следопяткин. – Имя не разобрать. «Я выехал из Ультрандии. Уже на следующий день я был в Широко-Холмске. Автомат я привез с собой. Это подарок от президента Ультрандии. На самом деле, это не автомат, а сейф, выполненный в виде автомата. Стоит опустить внутрь монету, и начнут высыпаться деньги – примерно миллион ультрандских лир...»

- Ого! Вот это деньжищи! – разинул рот Шмыг.

- «Жетон я отдал на хранение в местный музей, а автомат – уж больно он тяжелый – решил спрятать. Для этого я нашел очень интересное место. Как раз в эти дни в Широко-Холмске открывали памятник Героям-Космонавтам…»

- Всё ясно! – перебил Фьють. – Быстрее на площадь Космонавтов!

- Погодите. Тут внизу приписка… «Если не ввести пароль, включается охранная система автомата. Пароль находится…» - Следопяткин оторвался от письма. – Фьють, где фотография, которую тебе дал директор музея?

Воробей слетал в комнату за фотографией.

Следопяткин внимательно рассмотрел ее.

- А вот теперь – на площадь! – сказал он. – Только не забудьте выключить утюг!

  1.  АВТОМАТ ДАЕТ СДАЧИ

На площади Космонавтов было, как всегда в это время, людно и шумно. Дети играли в мяч, продавцы книг предлагали всем прохожим что-нибудь купить, проезжали машины.

С высоты за всем происходящих наблюдали бронзовые фигуры Героев-Космонавтов – памятника посреди площади.

К памятнику подошли двое. Они были одеты в оранжевую униформу и бейсболки с надписью «Служба уборки города». Один держал щетку и ведро, а другой – метлу и большой мешок для мусора.

Это были братья-разбойники Борис и Глеб.

Они подмигнули друг другу и принялись за дело.

Борис забрался на постамент и стал изображать, что моет памятник.

А Глеб стал подметать асфальт вокруг постамента, поднимая при этом тучу пыли – по-настоящему подметать он не умел. При этом Глеб ощупывал постамент.

- Есть! – негромко сказал он и нажал на маленький, почти незаметный выступ на одной из граней постамента.

Грань отъехала в сторону – и оказалось, что внутри постамента пустота.

А в этой пустоте поблескивал кнопками игровой автомат.

Борис спрыгнул с памятника.

- Жетон у тебя? – спросил его Глеб.

Борис достал жетон, подбросил, поймал и довольно ухмыльнулся.

Оба брата склонились над автоматом. На нем было написано:

«Сделано в Ультрандии». И ниже: «Автомат сдачи не даёт».

Только слово «НЕ» почему-то было перечеркнуто.

Братья подтащили к автомату ведро и мешок. Бросили в прорезь монету. Глеб потянул за рычаг.

Автомат загудел.

- Сейчас мы будем богаты… - потирая руки, проговорил Глеб.

- По полмиллиона каждому… - вторил Борис.

Автомат вдруг заговорил – неживым металлическим голосом:

- Введите пароль!

- Какой пароль? – растерялся Борис. – Глебыч, что он спрашивает?

- Да откуда я знаю? – Глеб был растерян не меньше.

- В течение пяти секунд введите пароль, - продолжал автомат. – Начинаю отсчет. Пять… четыре… три… два… один!

На счет «один» из автомата выдвинулась железная рука на шарнире с цепкой клешней. Она ухватила за локоть Бориса.

- Отпусти! – Борис попытался вырваться.

Вторая клешня зажала в тиски руку Глеба.

Автомат, приподнявшись на ножках с колесиками, выкатился из-под постамента памятника. Точнее, теперь это был уже совсем не автомат. Он превратился в робота! И робот этот поехал по площади, свирепо глядя по сторонам красными лампочками-глазами.

- Терминатор! – в ужасе закричали все и бросились врассыпную.

Робот наехал колесом на брошенный мячик. Мячик лопнул.

В этот момент на площади появились Следопяткин и его команда.

Шмыг бежал на своих четырех, а сыщик летел верхом на Фьюте.

Робот стоял посреди площади, размахивая клешнями, в которых болтались Борис и Глеб.

- Помогите! – вопили они один громче другого.

Фьють поднялся вверх и спикировал прямо на робота. Следопяткин отважно прыгнул на туловище робота – в передней части была приборная панель с кнопками.

Сыщик начал нажимать на кнопки. Сделать это было непросто – робот раскачивался из стороны в сторону.

Наконец он нажал на последнюю кнопку.

Робот замер. Разжал первую клешню – шлепнулся на землю Борис. Разжал вторую – Глеб грохнулся рядом с братом.

- Сработало! – обрадовался Шмыг.

- Пароль был на обратной стороне монеты, да? – спросил Фьють.

- Да, - кивнул Следопяткин, спрыгивая с робота – тот снова превратился в автомат. – Эй, а вы куда? – крикнул он разбойникам.

Борис и Глеб бросились было наутек – в разные стороны. Но навстречу Борису, рыча, выпрыгнул Шмыг, а Фьють замахал крыльями перед лицом Глеба.

- Никуда вы не уйдете! - крикнул Следопяткин. – Мы уже вызвали полицию. Она в пути!

- А мы ничего плохого не сделали! – заявил вдруг Глеб. – Мы просто нашли клад! По закону нам полагается его часть!

- Он вовсе не ваш! – возразил Следопяткин. – Разве вы не знаете?

Братья переглянулись. Было видно, что они ничего не понимают.

- Я так и думал! Вы прочитали письмо не до конца! – Следопяткин победно улыбался. – На обратной стороне карты письмо продолжается! Это называется пост-скрип-тум!

  1.  ПОСТСКРИПТУМ

- И что в этом… постскриптуме? – спросили хором братья.

- А то, что миллион – не ваш! – Следопяткин вынул из кармана свернутую в трубочку карту-письмо. – Вот что пишет Чемоданов: «П.С. А впрочем, к чему мне деньги? Да еще ультрандские лиры! Я собираюсь отправиться в Океанию и поселиться на необитаемом острове.  Поэтому все деньги, которые хранятся в сейфе-автомате, я дарю городу Широко-Холмску! Пожалуйста, сообщи городским властям, как извлечь деньги. Не забудь про пароль! С уважением, Чемоданов».

 - Я же тебе говорил – надо было и другую сторону тоже прогреть! – злобно прошипел Борис. – А ты отказался!

- Письмо-то вы где взяли? – спросил Следопяткин.

- Нашли, - буркнул Глеб.

К площади подъехала полицейская машина. Из нее выскочили двое полицейских.

- Руки вверх! – приказали они грабителям.

***

- Да, эта карта тоже хранилась у нас в музее! – Директор Тапочкин держал в руках карту Ультрандии. – Спасибо, что вернули ее! Мы даже не догадывались, что на ней – еще и письмо!

Следопяткин и компания снова собрались в кабинете директора

- А Борис, видимо, догадался, - сказал Следопяткин. – Потому и выкрал – сначала карту, а потом жетон!

- Еще бы пар-ра минут, и они с бр-ратом улизнули бы! – переживал Шмыг. – С денежками в эту… Ультр-рандию!

- Не улизнули бы, - напомнил ему Фьють. – Про пароль ведь они не знали…

- А какой был пароль? – спросил директор.

- Три двойки, три тройки, четыре, пять, семь, - ответил сыщик. – А кому Чемоданов отправил карту? Кто был адресатом письма?

- Его друг, Василий Полукедов, - объяснил директор. – Как мне рассказывали, конверт с картой принесли, когда его не было дома. Вроде бы Полукедов отправился в Гималаи, на поиски снежных людей, и пропал… А его потомки сдали карту в музей. У нас она и хранилась, пока ее не украл Борис…

- Потр-рясающая история! – пролаял Шмыг. – И почему я р-раньше думал, что музей – это сплошная скука? Наобор-рот! Сплошные пр-риключения!

- Я рад, что вам нравится наш музей, - улыбнулся директор Тапочкин. – За вашу помощь в поиске пропавших музейных экспонатов – держите!

Он вручил сыщику и его друзьям по билету.

- По этому билету вы теперь можете целый год ходить в музей бесплатно! – торжественно сказал Тапочкин.

- Ого! – восхитился Шмыг. – Вот бы и в пр-родуктовый магазин такой билет! Я бы каждый день набир-рал полную тележку…

И пес мечтательно закрыл глаза.

- Да уж! Ты бы не упустил такой шанс! – засмеялся Следопяткин.

 - Который час? – спросил вдруг Фьють. – Новости передают! Надо посмотреть!

В кабинете директора стоял телевизор. Тапочкин включил его.

- Смотрите, братья-разбойники! – сказал Следопяткин, показывая на экран

- «Задержанные во всем признались», - сообщала дикторша. – «Приговор был не очень строгим – оба преступника в течение нескольких лет будут убирать мусор на улицах нашего города. Что же касается миллиона, то на эти средства будет построен новый детский развлекательный центр…»

Зазвенел телефон на директорском столе.

Тапочкин снял трубку.

- Алло… Да, у меня. – Он протянул трубку Следопяткину. – Это вас!

- Да, я слушаю… - Сыщик приложил трубку к уху.

В трубке кто-то что-то взволнованно говорил.

- Понял вас! Ждите, скоро подъеду! – Следопяткин прикрыл трубку ладонью и пояснил: - У нас новое дело. Собираемся!

- Может, заедем перекусить по дороге? – Шмыг поймал на себе взгляд сыщика и тут же передумал. – Ой, нет! Сначала – дела, а потом…

- Колбаса! – закончил со смехом Фьють.

Минуту спустя Следопяткин и его друзья уже мчались навстречу новым приключениям.

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ.

ПРИНЦИП ДОМИНО

 

  1. НА ВОРОБЬИНОЙ ВЫСОТЕ

 

 

- Уважаемые пассажиры! То есть пассажир. Мы приветствуем вас на борту нашего авиалайнера «Фьють»! Мы находимся на высоте 500 метров и летим со скоростью… Ну, уж побыстрее вон того голубя, это точно. Под нами на живописных холмах раскинулся город Широко-Холмск. Население города – пятьдесят восемь тысяч человек, шесть тысяч собак и одиннадцать тысяч воробьев!

- А сколько кошек? – спросил Следопяткин, сдерживая смех.

- Кошек я не считал, - ответил «авиалайнер», размахивая крыльями. – Ну как, у меня получается?

- Неплохо, - с улыбкой похвалил сыщик. –  Еще бы какую-нибудь музыку…

- Сейчас организуем! – Фьють защебетал популярный мотивчик.

Они летели над главной улицей Широко-Холмска. То есть летел, конечно, Фьють, а Следопяткин удобно устроился верхом на воробье.

- Далеко еще? – спросил Следопяткин через некоторое время.

- Три квартала, - ответил Фьють. – Через пять минут будем на месте!

Место, куда направлялись воробей и сыщик, называлось кафе «Подберёзовик». Там подавали особенно вкусный кофе, который Следопяткин особенно любил. Вот и в то утро он решил посидеть за чашкой кофе, а Фьють решил составить ему компанию. Ну, а заодно и предложил себя в качестве транспорта:

- Вроде личного самолета! Правда, кофе в полете я тебе предложить не могу – им угостишься, когда прилетим. Зато могу изобразить настоящего пилота. Я столько фильмов про них видел!..

И вот теперь они летели над городом, и Фьють старательно изображал пилота, а заодно бортпроводника и весь экипаж самолёта. При этом он не забывал махать крыльями, планировать, подниматься в восходящих потоках воздуха и так далее – в общем, делать то, что умеет каждый воробей.

- Уважаемые пассажиры! Через две минуты мы совершим посадку на подоконник кафе «Подберезовик». Просим вас пристегнуть… то есть держаться за перья крепче.

- Кстати, Фьють… - начал Следопяткин.

- Капитан Фьють! – поправил его воробей.

- Ладно, капитан Фьють. Ты не знаешь, где Шмыг? Я с утра его не видел. Обычно он дрыхнет до обеда, а сегодня где-то бегает.

- Да, непохоже на него… - протянул воробей. – Может быть, решил спортом заняться? Бегать по утрам?

- Это Шмыг-то? – Сыщик покачал головой. – Этот если и будет бегать, так только за машинами... Смотри-ка, что это там такое?

Воробей как раз пролетал над Фонтанной площадью. Там собралась толпа, и даже с высоты полета было слышно, как эта толпа шумит и чем-то возмущается.

- Давай-ка посмотрим, в чем дело, - обеспокоенно произнес Следопяткин.

- Внимание! Экипажу: приготовиться к экстренной посадке! Начинаем снижаться! – выпалил воробей, заходя на вираж. 

  1. ВДРЕБЕЗГИ

 

Фонтанная площадь – одно из самых красивых мест в Широко-Холмске. Может быть, даже самое красивое. Не случайно туристы, которые приезжают в город, первым делом идут именно сюда.

Во-первых, посреди площади – большой фонтан. Как нетрудно догадаться, он и дал название площади. Выглядит он так: в центре, на возвышении - статуи трех слонов с высоко поднятыми хоботами. Из хоботов льются в три стороны струи воды. Дно бассейна усеяно золотистыми монетками, в солнечную погоду они весело поблескивают. Красиво? Еще бы!

Во-вторых, площадь – в нескольких шагах от вокзала. Если приехал в Широко-Холмск на поезде – мимо Фонтанной площади не пройдешь.

В-третьих, на площади есть ресторан «У Трех Слонов», несколько магазинов и парикмахерская «Вжик». У этой парикмахерской – зеркальная витрина; кто бы ни проходил по площади, широкохолмец или приезжий, он невольно смотрит на себя и думает: «Неплохо бы постричься…» Так что у хозяина парикмахерской отбоя нет от клиентов.

Парикмахерская – такая же городская достопримечательность, как сад, музей или фонтан со слонами. И представить, что на Фонтанной площади нет зеркальной витрины, было просто невозможно.

Но Следопяткин и Фьють, снижаясь над площадью, уже разглядели: это невозможное случилось.

Витрина-зеркало была разбита вдребезги. Зеркальные осколки были разбросаны там и тут. В них отражались голубое небо и плывущие над городом облака.

Перед разбитой витриной и собралась шумящая толпа.

- Какой ужас! – кричала мамаша с ребенком на руках. – А если бы мой крошка был в этот момент в коляске?!

Коляска лежала на тротуаре, усыпанная осколками витрины.

- Моя витрина! – вопил хозяин парикмахерской. – Кто заплатит мне за ущерб?!

- Держите его! Сейчас сбежит! – шумел дворник, показывая на кого-то.

Следопяткин и Фьють повернули головы, чтобы посмотреть, на кого указывал пальцем дворник.

Сыщик от удивления раскрыл рот.

А воробей – клюв.

Когда к Следопяткину вернулся дар речи, он спросил:

- Шмыг, это ты?

  1. НАЧАЛО РАССЛЕДОВАНИЯ 

 

Это и в самом деле был Шмыг.

Поджав хвост, он оторопело смотрел на обступивших его со всех сторон людей.

Дворник напрасно призывал держать его: Шмыг не собирался никуда убегать.

- Это всё он! – заявил хозяин парикмахерской.

- Он! Я видела! – подтвердила мамаша с ребенком на руках. Ребенок с соской во рту авторитетно кивнул, подтверждая ее слова.

- Кому же еще? – пожал плечами человек в форме машиниста электрички. – Этот  пес и грохнул витрину!

- Точно он, - кивнул дворник. – Больше некому.

- Вау! Настоящее преступление! – раздался девичий голос с другой стороны площади. – Как здорово!

К парикмахерской подбежала модно одетая девица с телефоном в руке.

- Я Снежана Вспышкина. Блогер. Впрочем, вы, конечно, меня узнали, - затараторила она. – Проездом в вашем городке, делала селфи со слониками, в смысле с фонтаном. А тут такое!.. Бандитское нападение? Конкуренты? У меня пятьсот тысяч подписчиков, они должны обо всем узнать первыми!

- Сама Снежана Вспышкина? – Фьють запрыгал на месте. – Я тоже ваш подписчик! Вот это здорово!

Блогерша окинула воробья пренебрежительным взглядом.

- Нет, птицы меня не интересуют, мой блог – не передача «В мире животных», - процедила она. - А вот это – гораздо интереснее!

С этими словами Вспышкина начала фотографировать разбитую витрину.

Следопяткин подошел к Шмыгу.

- Дружище, что это ты натворил? – спросил он.

- Это… не я… - пробормотал Шмыг. – Я пр-росто мимо пр-робегал…

- И откуда ты бежал? – поинтересовался сыщик.

Шмыг ничего не ответил. Вместо ответа он опустил глаза и завилял хвостом.

- Это что же – ваша собака? – спросил хозяин парикмахерской.

- Это мой сотрудник, - ответил Следопяткин. – И вот эта птица – тоже, - добавил он, указав на Фьютя.

Обернувшись, Вспышкина оглядела сыщика и его агентов.

- Вау! – повторила она. – Гном-детектив!

- Я не гном, - покачал головой сыщик. – Меня зовут Следопяткин.

- Ваш агент чуть моего ребенка не укокошил! – завопила мамочка с младенцем на руках.

- Витрину мне расколошматил! – подхватил хозяин парикмахерской.

- Всю площадь замусорил! Убирай за ним теперь! – присоединился к возмущенному хору дворник.

- Наказать псину по всей строгости закона! – шумел машинист электрички.

- Шмыг, скажи мне, пожалуйста, где ты был этим утром? – спросил Следопяткин. – И почему ты сейчас здесь, а не дома?

- Я… не могу р-рассказать, - выдавил из себя пес. – Это секр-рет.

- Вот как! – выкрикнула мамаша. – Он скрывает что-то! Наверняка он заранее подстроил этот… эту… - Она показала на витрину. – Да еще и с сообщниками! Наверняка!

- Дамы и господа! – произнес Следопяткин. – Попрошу вас воздержаться от обвинений. Шмыг – мой сотрудник, а значит, затронута репутация… или, говоря проще, честь моего агентства. Значит, я должен немедленно во всем разобраться. Я начинаю расследование этого дела.

- Рас-сле-до-ва-ни-е… - презрительно протянул хозяин парикмахерской. – Что тут расследовать? Дело-то ясное!

- Просто я привык доверять своим агентам, - пояснил Следопяткин. – Если Шмыг говорит, что он не виноват, значит, так и есть. С другой стороны, он что-то скрывает…

Следопяткин окинул всех присутствующих взглядом.

- Расскажите мне, пожалуйста, - попросил он, - что же тут всё-таки произошло?

Хозяин парикмахерской, мамаша, машинист электрички и дворник заговорили одновременно, размахивая руками.

- Нет, так дело не пойдет, - Следопяткин жестом попросил всех замолчать. – Давайте-ка по очереди. Начнем с вас, - он показал на хозяина парикмахерской. – Как вас зовут?

- Игорь Игоревич Стайлер, - с легким поклоном ответил тот. – Дело было так…

 

  1. РАССКАЗ СТАЙЛЕРА

- День был как день, совершенно обычный. В нашей парикмахерской было несколько клиентов. Парикмахеры работали, а я решил выйти, подышать свежим воздухом. Кинул взгляд на витрину – а в верхнем углу пятно какое-то.

Некрасиво, думаю. Надо помыть. Я это дело, знаете ли, никому не доверяю. Есть у нас уборщица, но одно дело – стриженые волосы подметать, а другое – витрину протирать. Тут я только сам, своими руками.

Вынес я стремянку. Поставил перед витриной. Проверил – крепко стоит, не качается.

Зашел в парикмахерскую, набрал ведро воды, взял тряпку.

Слышу – дз-з-зынь! Бах! Та-ра-рах!

Я бегом на улицу – и вижу: витрина – вдребезги. В дыре – вон, поглядите! – стремянка торчит. А пес этот – Шмяк или как там его? – прямо напротив.

Я кричу:

- Ты зачем, собакин сын, стремянку повалил?!

А он мне говорит:

- Это не я…

 - А  может, это и правда не он, - произнес Следопяткин. – Просто ветром дунуло, вот стремянка и упала.

- Ветра-то нет сегодня! – возразил Стайлер. – Это какой же ветер должен быть, чтобы лестницу уронить? Ураган настоящий!

- И всё-таки ваших показаний недостаточно, чтобы доказать вину Шмыга, - заключил сыщик. – Вы же не видели, как он толкнул стремянку. И он был не единственным прохожим, кстати. Почему же вы решили, что лестницу уронил именно он?

- А кто же еще? – развел руками Стайлер.

- Давайте-ка послушаем остальных. – Сыщик повернулся к мамаше с ребенком. – Представьтесь, пожалуйста… И расскажите, что вы видели и слышали, когда разбилась витрина.

- Меня зовут Ангелина. А это Иннокентий, - кивнула мамочка на малыша. – Вот что мы видели…

5. РАССКАЗ АНГЕЛИНЫ

- Мы с Иннокентием в это время всегда гуляем. У нас строгий режим: подъем, завтрак, прогулка, первый сон, потом второй завтрак. На первый завтрак у нас каша – обычно овсянка, но сегодня я сварила гречневую. Иннокентий ее не очень-то любит…

- Будьте добры, покороче, - попросил Следопяткин. – Завтрак не очень важен…

- Ошибаетесь! – Ангелина даже подпрыгнула на месте. – Еще как важен! Завтрак – один из самых важных приемов пищи! Особенно для такой крохи, как мой Иннокентий!

Младенец снова кивнул, подтверждая слова мамочки.

- Я хотел сказать, - поспешно произнес Следопяткин, - что для нашего дела ваш завтрак – несущественное обстоятельство. Перейдем к прогулке.

- Прогулка? Ну, мы вышли из дома в девять часов двадцать пять минут. Сначала оделись потеплее, потому что мне показалось, что на улице холодно. Курточка, шапочка, шарфик… Но когда вышли, поняли, что гораздо теплее. Поэтому мы вернулись и переоделись…

- Пожалуйста, ближе к делу, - Следопяткин начал нервничать. – Вы выехали из дома и направились сюда, на Фонтанную площадь…

- Нет, не совсем. На Фонтанную мы сегодня не собирались, - возразила Ангелина. - Мы проехали по Стрелецкой, потом свернули на Школьную, потом мимо сада шли, потом по улице Кузюкина. То есть Кузякина. Но там был ремонт, поэтому…

- Поэтому вы решили пройти через Фонтанную, - довольно-таки бесцеремонно перебил ее Следопяткин. – Вот вы пришли сюда. Дальше что?

- Мы пришли сюда, - продолжала Ангелина, - и Иннокентий стал показывать на фонтан. Он у меня любит слоников, у него игрушка любимая – слоник, и книжка есть про слоника. Он и стал пальчиком показывать: мол, хочу поближе!

Малыш Иннокентий при этих словах закивал и ткнул пальцем в направлении фонтана.

- Я взяла его из коляски, пошла к фонтану, посмотреть на слоников. Мы подошли, я ему показала, стала вокруг обходить – вдруг…

- Подождите! – Следопяткин снова перебил мамашу. – Где, вы говорите, стояла ваша коляска?

- Вот здесь, - показала Ангелина. – На тротуаре. У входа в ресторан.

- А как же она оказалась перед парикмахерской? – поинтересовался Следопяткин. – Здесь же расстояние почти двадцать метров!

- Не знаю, - пожала плечами Ангелина. – Думаю, этот сумасшедший пес перетащил коляску к парикмахерской, а потом уронил стремянку.

- Думаете или что-то видели? – уточнил Следопяткин.

- Я же говорю – я обходила фонтан с другой стороны! Ничего я не видела! Только слышала – звон стекла. Подбежала к парикмахерской – а тут такое! Осколки! Коляска моя лежит! Напротив – собака! Жуть!

- Еще один вопрос. – Следопяткин обошел вокруг лежащей коляски, внимательно осмотрел колеса. – Скажите, Ангелина, вы коляску ставили на тормоз?

- Да, ставила. Только… Дело в том, что тормоза у коляски последнее время стали барахлить. Муж обещал починить на выходных. А при чем здесь это?..

- Спасибо. Вы очень помогли следствию, - произнес Следопяткин. Последнего вопроса Ангелины он будто бы не расслышал.

- Ну, теперь я расскажу. – Дворник сделал шаг вперед. – Моя фамилия – Чистотин. Фемистокл Иванович Чистотин.

- Постойте! – чирикнул Фьють. – Но ведь так зовут знаменитого профессора, специалиста по папуасским языкам! Я смотрел про него документальный фильм!

- Я и есть – профессор Чистотин, - кивнул дворник. – Сейчас я вам всё расскажу…

6. РАССКАЗ ПРОФЕССОРА-ДВОРНИКА

- Отец мне всегда говорил: «Сынок, учись, а то дворником станешь». Ну, я и учился. Окончил школу, потом университет, написал диссертацию, за ней еще одну…

И вот прямо чувствую – не моё это! Не сразу, конечно, но понял: не хочу быть профессором. А кем хочу – не знаю.

Пробовал на мотоцикле кататься, путешествовал, заборы красил – тоже не нравится. Помог случай. Зашел я как-то в архив по своим научно-папуасским делам, смотрю – на столе дело лежит, а на обложке моя фамилия, Чистотин.

Открыл я это дело – а там вся моя родословная за пятьсот лет. И оказалось, что все мои предки были дворниками! А самый первый, от кого мы все, Чистотины, произошли, Евстафей Чистота, у царя Ивана Грозного служил!

- Сенсация! – выдохнула блогерша Снежана Вспышкина. – Неужели у царя?! – Она тут же начала фотографировать Чистотина и себя на его фоне.

- Представьте себе, - кивнул дворник. – Ну, тогда я и понял, что дворником быть – моё призвание. Уволился я из института, помахал рукой своим папуасским языком и пошел устраиваться дворником. Пришел, значит…

- Пожалуйста, давайте к делу. Иначе мы никогда не закончим, - почти взмолился Следопяткин. – Сегодня вы убирали площадь. Что-то подозрительное заметили?

- Да нет, всё как обычно. Подмел сухие листья, их со стороны парка много прилетает. Пошел убирать мусор из урн. Тут слышу – грохот…

- Пошли убирать мусор, а метлу куда дели? – уточнил Следопяткин.

- Куда-куда. К фонарному столбу прислонил. Вон к тому.

- А теперь она где? – Следопяткин посмотрел на фонарный столб. – Что-то не вижу никакой метлы.

- Так вот же она, - показал дворник. – Лежит на тротуаре.

- Как же она там оказалась? – поинтересовался сыщик.

- Упала, наверное. Я не видел. Отошел вон на ту сторону, из-за фонтана не видать.

- А как Шмыг витрину разбил, видели?

- Нет, не видел. Подбежал, когда уже всё разбито было.

- Интересно… - Следопяткин осмотрел метлу, поглядел на столб, на тротуар, что-то померил шагами. – Вроде бы всё складывается, но с другой стороны – чего-то не хватает…

Взгляд Следопяткина остановился на машинисте электрички.

- Вашего рассказа, наверное, нам не хватает. Вас как зовут?

- Виктор Буксин, - отрекомендовался машинист. – Ну, со мной-то всё просто. Я мимо проходил…

7. РАССКАЗ БУКСИНА

- В десять часов ноль две минуты электричка «Коловратово – Широко-Холмск» прибыла на конечную станцию. В Широко-Холмск, значит. Электровоз проследовал в депо. Через полчаса я был свободен и отправился восвояси. Домой, значит. В станционном буфете я приобрел – купил, значит – баночку моей любимой газированной воды «Ромашка».

- Мне она тоже нравится! – прочирикал Фьють.

- А мне – совсем не нравится! – возразила Ангелина, а Иннокентий даже скривился. – Газированная вода – что в ней может быть полезного? Вы еще скажите, что любите сосиски!

- И сар-рдельки, - подал голос Шмыг.

- Что?! Мало того, что этот пес громит витрины, так он еще и ребенка мне испортить норовит? – Ангелина разбушевалась не на шутку. – Иннокешенька, голубчик, не слушай эту гавку, гавка плохая! И ест плохую еду!

Следопяткин хотел было добавить, что сам он предпочитает кофе, но решил промолчать.

- Что же было дальше? – задал он вопрос машинисту.

- Что дальше… Да всё так, как и все рассказывали. Иду по площади, смотрю на фонтан, и вдруг – бздым! Разбилось что-то, значит. Я туда кинулся…

- И увидели пса перед разбитой витриной. В витрине – стремянка, рядом – все эти люди. – Следопяткин жестом показал на дворника, Стайлера и Ангелину.

- Ну да, - кивнул Буксин. – Все присутствовали. Тут были, значит.

- А скажите мне, пожалуйста, - продолжал Следопяткин, - где ваша баночка с газировкой? Ну, та, которую вы в буфете покупали?

- Я её… утилизовал. Выбросил, значит.

- Куда?

- Вон в ту урну. Допил газировку и выбросил.

- Фьють, - попросил Следопяткин, - будь добр, слетай к урне, посмотри – банка там лежит?

Фьють слетал, заглянул в урну.

- Нет, тут пусто! – крикнул он сыщику.

- Конечно, пусто, - подтвердил дворник-профессор (или профессор-дворник). – Я же всё убрал. Вот, в пакете весь мусор! Только такой банки там не было. Разные другие – были, а этой – нет. Я-то помню, память у меня хоть куда! Целый русско-папуасский словарь наизусть знаю!

- Вот она! – гавкнул Шмыг. – Вон, под кустом валяется! Закатилась!

Он подбежал, схватил зубами банку из-под «Ромашки» и принес Следопяткину.

- Вот оно – недостающее звено… - задумчиво проговорил Следопяткин.

- Что-что? Какое звено? – переспросил директор парикмахерской Игорь Стайлер.

- Вы знаете, что такое «принцип домино?» - вместо ответа спросил его Следопяткин.

Стайлер покачал головой. Ангелина, блогерша Снежана и машинист тоже не знали.

- Я знаю, - вспомнил дворник-профессор Чистотин. – Если поставить рядом костяшки домино и самую крайнюю уронить, то она упадет на вторую, вторая – на третью и так далее…

- При чем здесь домино?! – с недоумением спросил директор парикмахерской.

- Сейчас объясню, - сказал Следопяткин. – А точнее, покажу. Мы сейчас проведем следственный эксперимент!

8. ЭКСПЕРИМЕНТ

- Во-первых, я хочу попросить вас…- Следопяткин посмотрел на Стайлера. – Поставьте стремянку туда, где она стояла перед происшествием.

Стайлер исполнил просьбу сыщика.

- Теперь вы, - он повернулся к Ангелине. – Поднимите, пожалуйста, коляску и откатите ее на то место, где она стояла, когда вы отошли к фонтану.

- У меня ребенок на руках, - заявила Ангелина. – Мужчины, вы мне не поможете?

Мужчины охотно бросились помогать мамочке, из-за чего вышла небольшая неразбериха: машинист, дворник и директор парикмахерской схватили коляску вместе и пытались тащить ее в три разные стороны. Их попытки снимала на свой телефон блогер Снежана – впрочем, она снимала всё подряд, то и дело произнося: «Вау!»

Наконец коляска была водружена на то место, где Ангелина ее оставила.

- Метла, - напомнил Следопяткин. – Где она находилась?

- Вот тут! – Дворник поднял метлу и поставил к фонарному столбу.

- Отлично, - Следопяткин придирчиво осмотрел на площадь, как Наполеон – поле предстоящей битвы, и даже по-наполеоновски сложил руки на груди. – Теперь разойдитесь…

- То есть как – разойтись? – не поняла Ангелина.

- Я хотел сказать, пройдите туда, где вы стояли, когда случилось…

- Бздым! – закончил машинист Буксин. – Я не стоял. Я шёл.

- Да-да… И пили газировку «Ромашка», - напомнил Следопяткин. – Возьмите банку и делайте вид, что пьете…

Ангелина с Иннокентием на руках отошла к фонтану, а профессор-дворник Чистотин пересек площадь и встал там.

- Я думаю, что дело было так, - заговорил после небольшой паузы Следопяткин. – Вы, - он указал на Буксина, - выпили газировку, подошли к урне и решили выбросить пустую банку…

- Не просто решил! – возразил машинист. – Я так и сделал!

- Да, вы выбросили банку и пошли дальше. И вы, конечно, не стали проверять, упала банка в урну или мимо… - Следопяткин сделал паузу. – Но мы только что нашли банку совсем в другом месте! Что это значит?

- Что это значит? – эхом спросил его Буксин.

- Это значит, что вы… просто-напросто промахнулись.

- Ничего себе «просто-напросто!» - крикнул с другой стороны площади дворник. – Из-за таких вот промахов у нас все улицы в мусоре!

- Да, - подтвердил Следопяткин. – Обычно этим и заканчивается подобная невнимательность. Но в нашем случае промах привел к гораздо более серьезным последствиям. Давайте снова бросим банку…

- Ну вот, и вы туда же, - расстроился дворник.

- Исключительно в целях следственного эксперимента, - уточнил сыщик. – Потом мы ее снова поднимем.

- Ну, тогда ладно, - согласился профессор-дворник.

- Бросайте банку! – скомандовал Следопяткин машинисту. Тот разжал пальцы, и банка упала на тротуар.

- Обратите внимание – в этом месте небольшой уклон… - Следопяткин шел рядом с катящейся банкой. Для него она была – как для обычного человека бочка. – Банка катится…

Пустая банка докатилась до фонарного столба.

- Банка задевает стоящую у столба метлу! – как заправский футбольный комментатор, произнес Следопяткин. Ровно в ту же секунду банка и в самом деле толкнула метлу.

Метла повалилась на тротуар.

Ручка метлы уперлась в коляску Ангелины.

- У коляски слабые тормоза. Именно в этот момент они отказали! – продолжал Следопяткин. – А дальше  на площади – тоже уклон, еще больше.

Падающая метла столкнула коляску с места, и та покатилась под уклон, наращивая скорость.

Налетела на стремянку – и…

Стремянка повалилась на витрину – точнее, туда, где еще недавно была витрина.

- Что же получается? – развел руками Стайлер. – Пес не виноват?

- Пока не знаю, - ответил Следопяткин.

 Шмыг посмотрел на сыщика с огромным удивлением.

- Ты же пр-ровел экспер-римент! – сказал он. – Показал, как всё было!

- Я показал – и сам увидел – как всё могло быть, - уточнил Следопяткин. – Это рабочая гипотеза. Ее следует проверить. А вдруг всё было совсем по-другому?

- Я думал, ты мне др-руг… - пробормотал Шмыг.

- Если перефразировать старинную пословицу, - ответил Следопяткин, - я мог бы сказать так: «Шмыг мне друг, но истина дороже». У тебя, мой дорогой, по-прежнему нет алиби!

9. МЫ КОГО-ТО ЗАБЫЛИ

- Чего-чего у меня нет? – переспросил Шмыг.

- Алиби, - повторил Следопяткин. – Это слово означает вот что: на момент совершения преступления ты должен быть где-то в другом месте. И кто-то еще, кроме тебя самого, должен это подтвердить. Или предоставить доказательства. А у тебя их, к сожалению, нет!

- Но  я же… Я в самом деле… Не виноват! – Шмыг смотрел несчастными глазами. – Я совер-ршенно случайно здесь оказался! Это пр-равда!

- Но так получилось, что очевидцы происшествия этого подтвердить не могут, - возразил Следопяткин. – Все они были на разных сторонах площади, и из-за фонтана ничего видеть не могли. Когда раздался звон стекла, все прибежали и увидели… - Сыщик красноречивым жестом указал сначала на разбитую витрину, а потом на Шмыга.

- Что же получается?! – заволновался Фьють. – Шмыг и в самом деле – преступник? Если никак не доказать его невиновность?

- Я думаю…. – Следопяткин сделал паузу. – Я думаю, что доказательство у нас есть. И даже не одно! У нас должны быть неопровержимые доказательства того, что Шмыг – совершенно ни при чем!

Дворник, мамочка Ангелина с малышом Иннокентием, машинист и хозяин парикмахерской тем временем снова собрались перед витриной.

- Доказательства? Какие же? – поинтересовался Стайлер.

-  Всё дело в том, - разъяснил Следопяткин, - что мы забыли кое-кого опросить.

Он  перевел взгляд на блогершу Вспышкину.

- Вы еще ничего нам не рассказали, - заметил сыщик.

- Да-да! – подхватил Фьють. – Вы ведь тоже очевидец происшествия. Или… как это сказать… Очевидица?

- Свидетельница, - поправил его Следопяткин. – Такая же, как и все.

- Нет-нет! Я ведь ничего не видела! Просто делала селфи на фоне фонтана! Точнее, пыталась…

- Так и я ничего не видела, - сказала Ангелина. – И мой Иннокеша.

- И я, - добавил дворник-профессор.

- И я, - произнес машинист Буксин. – Ничего не видел, значит.

Следопяткин словно не слышал их. Он не сводил глаз со Вспышкиной, как будто только что ее увидел.

- Селфи, говорите вы? – медленно сказал он. – А можно нам посмотреть, что у вас получилось?

- Да ничего не получилось! – махнула рукой блогерша. – Хотела, чтобы все три слона попали в кадр, да всё время неудачно. То солнце не туда светит, то брызги фонтана некрасиво летят… Сейчас всё удалю.

Блогерша провела пальчиком по экрану телефона, готовая и в самом деле удалить неудачные снимки.

- Стойте! Не надо этого делать! – закричал Следопяткин.

- Почему? – не поняла Вспышкина.

- Потому что – если, разумеется, я не ошибаюсь – эти снимки и есть доказательства! – произнес Следопяткин. – Те, которых нам не хватает!

10. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

- Ничего не понимаю, - развел руками хозяин парикмахерской. – Какие-то фотографии, неудачные, да еще и сделанные на другой стороне площади – это доказательства?

- Именно! – кивнул Следопяткин. – Сейчас мы узнаем, кто разбил витрину! И если Шмыг не виноват, вам всем придется попросить у него прощения!

- А если виноват? – спросил Стайлер. – Кто оплатит мне разбитую витрину? Да еще целый час разбираемся тут, а я клиентов теряю!

- Если Шмыг действительно виноват, - ответил Следопяткин, - я оплачу вам и ремонт витрины, и пропущенный час работы. А Шмыга мне придется уволить – даже если он повалил эту стремянку нечаянно. Но, думаю, до этого не дойдет.

Следопяткин взобрался на Фьютя, воробей взлетел и опустился на плечо блогерши Снежаны Вспышкиной.

- Показывайте ваши неудачные снимки, - сказал сыщик.

- Сейчас… - Снежана начала «перелистывать» фотографии. – Вот они. Ну совсем плохие…

Снимки и на самом деле оказались никудышными. На некоторых изображение было размазано, а на других Снежана даже полностью не попала в кадр – видны были только ее волосы и пальцы руки, которая держала телефон.

- Стоп! – сказал Следопяткин. – Увеличьте это фото, пожалуйста.

Блогерша выполнила его просьбу.

- Вот смотрите! – показал Следопяткин. – Видите? На заднем плане!

Все стали внимательно разглядывать задний план фотографии.

- Это же я! – сказал машинист Буксин. – Собственной персоной, значит.

Снежана действительно, сама того не зная, сфотографировала Буксина, который в тот момент проходил по площади – за ее спиной. Из руки Буксина падала вниз выброшенная банка газировки «Ромашка».

- Следующую фотографию! – попросил Следопяткин.

На следующем кадре – снова на заднем плане – падала метла дворника-профессора. Точно, как во время следственного эксперимента!

- Еще кадр!

На третьем, четвертом и пятом кадрах – опять же на задних планах, за спиной блогерши – катилась коляска, которую столкнула с места падающая метла.

- Ой-ё-ёй! – вскричала Ангелина, а малыш Иннокентий схватился за голову. -  Так значит, вот как дело-то было!

- Смотрите! – показал пальцем хозяин парикмахерской Стайлер. – А вот и пес!

На шестой фотографии было видно: на площади появился Шмыг. Он бежал со всех лап по направлению к парикмахерской. На морде его был написан ужас.

На трех следующих фотографиях было вот что.

Шмыг прыжками мчался к парикмахерской.

Коляска стремительно приближалась к стремянке.

Пес сделал огромный прыжок…

Но не успел.

Коляска врезалась в стремянку, и во все стороны полетели брызги зеркальных осколков.

- И всё это я сняла? – изумленно спросила Снежана Вспышкина. – Но как… почему… Звон стекла, когда разбилась витрина – ведь я должна была его услышать. И обернуться. Но я ничего не услышала.

- Наушники! – Фьють перелетел с одного плеча Снежаны на другое. – Вы, наверное, слушали музыку, да? – И он указал крылом на наушники, провода которых ожерельем висели на шее блогерши.

- Да! – вспомнила Снежана. – По радио была моя любимая песня! «Подключись-чись-чись ко мне…» - запела она.

- Следствие завершено! – подвел итог Следопяткин. – Получены неопровержимые доказательства следующих фактов…

Он начал загибать пальцы на руке.

- Один. Витрина разбилась по причине цепочки несчастных случаев, которые сработали по принципу домино: банка толкнула метлу, метла – коляску, коляска уронила стремянку. Два. Шмыг действительно оказался на площади совершенно случайно и не планировал разбить витрину. Три. Более того, как мы видели, Шмыг пытался спасти ситуацию, но не успел. Его невиновность полностью доказана!

- Раз так… - Хозяин парикмахерской Игорь Игоревич Стайлер подошел к Шмыгу. – Приношу свои извинения! И в качестве компенсации за доставленные неудобства предлагаю бесплатное посещение моей парикмахерской в течение года! И для вас также! – кивнул он Следопяткину. – И для… - Он критически осмотрел Фьютя. – Боюсь, у нас нет услуг для воробьев, но мы что-нибудь придумаем.

- И нас простите! – запричитала Ангелина. – Я же не со зла, я же думала… В общем, сразу видно было, что не он витрину разбил! Такой пес замечательный! Настоящий герой! Иннокеша, погладь собачку!

- Просим прощения, - проговорили почти хором дворник-профессор и машинист Буксин.

- Извинения пр-риняты! – с достоинством ответил Шмыг. – А тепер-рь извините, мне пор-ра!

И он резво побежал с площади.

- Шмыг, погоди! – крикнул вслед ему Следопяткин. – Ты мне не хочешь ничего рассказать?

- Дома поговор-рим! – пролаял пес уже издалека.

11. ВОТ ОНО ЧТО!

Вечером того же дня в своем доме на Пекарской улице собрались все трое. Шмыг был всё такой же загадочный, а Следопяткин по-прежнему ничего не понимал. Да и Фьють – тоже.

- Ладно, допустим, - говорил сыщик, расхаживая по каминной полке. – Допустим, что ты просто очень скромный. Хотя раньше я за тобой этого не замечал…

- И я тоже, - вставил Фьють. – С чего бы это вдруг в тебе скромность проснулась?

- Сам не знаю, - признался пес. – Хотел сразу им всем сказать: да я же не р-разбивал витрину, я же совсем наобор-рот, хотел эту дурацкую стремянку в другую сторону оттолкнуть!

- Почему же не сказал? – развел руками Слдопяткин.

- Да они как накинулись на меня… «Это он, это он, больше некому, да вон какие зубы у него…» При чем здесь зубы? – Шмыг подошел к зеркалу, которое висело у входа, оскалился и посмотрел на себя. – Зубы как зубы. Не саблезубый тигр-р!

- Ну, продолжай, - проговорил Следопяткин.

- А что тут продолжать? Слова вставить не дали. Тут уж не будешь доказывать: смотр-рите, какой я гер-рой! Лапы бы унести, и то хорошо…

- Лапы унести мы тебе помогли, - кивнул Следопяткин.

- Как же хор-рошо, что вы мимо пр-ролетали! – Шмыг благодарно посмотрел на Фьютя, потом на Следопяткина. – Спасибо! Спасли мою шкур-ру!

- В беде бы мы тебя не бросили, как бы всё ни повернулось, - заверил пса Следопяткин. – Правда, Фьють?

- Несомненно! – чирикнул воробей, взлетел и сделал круг вокруг люстры.

- Ну, а теперь ты нам помоги, - попросил Следопяткин. – Расскажи, будь другом… Ведь ты нам друг?

Шмыг кивнул.

- Ну, раз друг, расскажи: где ты был сегодня утром? И каким ветром тебя на Фонтанную площадь занесло?

- Да я… пр-росто-напросто гулял, - попробовал схитрить пес.

- Почему так далеко? В пяти километрах от дома? Я ведь тебя знаю, ты без дела далеко не побежишь, - Следопяткин посмотрел на Шмыга, прищурив один глаз. – Извини, братец, но ты у нас… как бы это сказать, чтобы тебя не обидеть…

- Лентяй! – выпалил Фьють и расхохотался.

- Есть немножко, - улыбнулся и сыщик. – Если бы пошел гулять, так по соседним дворам пробежался, да на колбасу полюбовался в ближайшем магазине. А ты вон в какую даль усвистал!

- Ну я пр-равда не могу сказать… - заскулил пес. – Это не мой секр-рет… То есть и мой тоже, но не только мой.

- Что за секреты у тебя от  меня?! – с нарочитой сердитостью спросил Следопяткин. – Да еще и от Фьютя! Мы твои друзья, коллеги, а ты…

- Нехорошо! – подтвердил Фьють. – Некрасиво!

- Я обещаю, я расскажу, - сдался пес. – Но не сейчас.

- А когда?

- Через… через несколько часов. – Шмыг посмотрел на часы, которые стояли на каминной полке. – Чер-рез пять часов и тринадцать минут.

- Так, а что такое у нас  будет через пять часов тринадцать минут? – Этот вопрос Следопяткин задал уже воробью.

Фьють поднял глаза к потолку, немного подумал и ответил:

- Будет… ноль часов ноль минут. Другими словами, полночь.

- А еще точнее… - Сыщик взял себя одной рукой за подбородок. – А еще точнее, будет завтрашний день. Это значит, Шмыг скрывает что-то до завтра. Правильно?

Шмыг кивнул.

- А какой у нас завтра день? – Следопяткин перевел взгляд на календарь. Он висел на стене рядом с зеркалом.

Глаза его округлились. Сыщик хлопнул себя по лбу, как будто убил комара, и закричал:

- Я же совсем забыл! У меня ведь завтра день рождения! Вот оно что!

Он торопливо спустился по приставной лестнице, подбежал к Шмыгу и обнял пса за шею.

- Дружище ты мой! – сказал сыщик. – Ты же, наверное, сюрприз мне готовил? И не один, кто-то тебе помогал!

- Да, - признался наконец пес. – Только я тебе ничего не говор-рил! Все обидятся, если узнают, что я…

- Все? Кто это – все?

- Ира Отважнова, Алена Страницына…- начал перечислять Шмыг. – Сережа с Тасей…

- Ах, так? – обиженно завопил Фьють. – Все они знали про сюрприз? А я, значит, нет? От меня скрывали?! Ладно от Следопяткина, но от меня?!

- Шмыг все правильно сделал, - кивнул Следопяткин. – Извини, братец, но ты у нас… как бы это сказать, чтобы тебя не обидеть…

- Болтун! – закончил Шмыг. – Ты бы на другой день уже всё растрепал!

- Неправда! – Воробей сел на спинку кресла, нахохлился и отвернулся.

- Не ссорьтесь, - примирительно сказал Следопяткин. – Так, Шмыг, и сколько к нам на завтра приглашено гостей?

- Много… А это плохо?

- Это, конечно, хорошо… А куда мы их посадим? Чем накормим? – Следопяткин посмотрел на пса и воробья. -  Так, друзья! Шмыг, рексом сбегай к соседям, в 21А, скажи – нужны стулья. Чем больше, тем лучше! Табуретки, пуфики и кресла-качалки тоже подойдут… Фьють, чижиком лети в магазин, купи еды, список я тебе дам. Пусть доставят вс      ё по нашему адресу.

- Может, лучше я в магазин? – спросил Шмыг.

- Да уж, тебя отправишь, - покачал головой Следопяткин. – Всё, поручения я раздал, а сам займусь домом!

Он запрыгнул на стоящий в углу пылесос, развернул его, как мотоцикл, и нажал ногой на кнопку. Пылесос загудел.

Началась генеральная предпраздничная уборка.

12. С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, СЛЕДОПЯТКИН!

На следующее утро комнату с камином в доме Следопяткина было не узнать.

Пол был пропылесошен и вымыт до блеска. Подоконник и каминная полка протерты от пыли. Кресла и диваны были вычищены от шерсти Шмыга и перьев Фьютя. Люстра сверкала, как будто только вчера из магазина.

Посреди комнаты стоял длинный стол. Его составили из нескольких отдельных столов – два нашлись в доме, а третий принесли соседи. Стол был накрыт красивой скатертью, которую впервые за долгое время достали с антресолей и тщательно выгладили. На скатерти были расставлены тарелки, стаканы, графины с соком и морсом. В салатницах переливались всеми цветами радуги разноцветные салаты.

Следопяткин и его друзья-компаньоны сами бы не справились с нарезкой салатов и приготовлением прочих блюд. Но с утра пораньше в дверь зеленого домика на Пекарской постучались – кто бы вы думали? – конечно же, повара, которые участвовали во «Вкусной битве». И сегодня они как будто снова соревновались, чье угощение будет вкуснее, ароматнее и красивее.

Семен Абрикосов принес кастрюлю с крабовым салатом.

 Даниил Пышкин приготовил салат «Цезарь».

 Думаю, нет необходимости говорить, какой салат настрогал к празднику Марк Оливье.

Ольга Вермишелева явилась с греческим салатом.

Сергей Изюмцев, обладатель «Хрустального Колпака» сотворил рататуй. Если вы не знаете, что это такое – посмотрите одноимённый мультфильм. Там всё очень подробно рассказано!

- Можно к вам? – осторожно, чувствуя себя всё еще немного виноватой, в дверь заглянула Изольда Викентьевна Шницель. – Я решила, что мой кунжутный пирог будет лучшим подарком!

Следопяткин в своем лучшем костюме встречал гостей.

- Да-да, Имельда Витольдовна, - как всегда перепутал он имя-отчество старушки. – Спасибо большое. Ставьте пирог на стол.

- А также я хотела бы поздравить вас строками моего любимого Ивана Листопацкого! – сказала старушка и начала декламировать:

- День, в который увидел рассвет ты,

Мы сегодня прославим сто раз,

Настроенье взлетает ракетой,

И улыбка сияет из глаз!

- Рррр! – раздалось за окном знакомое рычание. Знакомое Следопяткину, но не Изольде Викентьевне: она от страха даже подпрыгнула.

- Не пугайтесь, - улыбнулся Следопяткин. – Вы что же, тигров никогда не видели?

И в комнату вошел Рычард собственной персоной.

- Поздррравляю! – прогрохотал он и протянул имениннику лапу. Следопяткин почтительно пожал ее. Рычард одним прыжком перемахнул через половину комнаты и разлегся на диване.

Вслед за тигром в дом вошли Федор Отважнов с женой Аглаей и дочерью Ирой. Ирочка несла в подарок сыщику свое последнее творение – пейзаж «Широко-Холмские окраины».

- Но это не единственный подарок, - шепнула она. – Мы кое-что приготовили…

- Правда? – Следопяткин сделал вид, что ничего не знает о сюрпризе.

- Да, - кивнула Ира. – Но об этом – потом!

Директор музея Тапочкин был следующим гостем.

- Думаю, мой скромный подарок придется вам по душе, - сказал он, вручая Следопяткину небольшой чемоданчик. – Откройте!

В чемоданчике оказался микроскоп.

- Думаю, в вашей работе он обязательно пригодится!

- Ну, конечно! Спасибо! – от всей души поблагодарил Следопяткин. – Криминалистика – наука сложная. Много вещественных доказательств приходится изучать. Отпечатки пальцев, пылинки, шерстинки… Микроскоп мне очень поможет!

В камине вдруг ни с того ни с сего зажегся огонь.

- Шмыг, это ты развел? – спросил Следопяткин.

Шмыг выбежал из прихожей.

- Нет, не я, - ответил он. – Фьють тоже ни при чем – он снаружи гостей встречает.

Огонь в камине вспыхнул сначала красным, потом зеленым и синим пламенем. А потом погас – и в комнату шагнул величайший иллюзионист во вселенной (считая и Широко-Холмск), маг, чародей и волшебник Рудольф Чудесини.

- Мое почтение! – отвесил он поклон, сняв шляпу. Потом накрыл шляпу шейным платком, сдернул платок – и все увидели: шляпа исчезла, а на ее месте стоял клоун Дрюня.

- Ха-ха-ха! – залился тот клоунским смехом, и вслед за ним захохотали, загоготали и захихикали все остальные.

Следующим гостем был Михаил Михайлович Веточкин.

- У меня необычный подарок, - заявил он с порога. – Это вьющееся растение. Другими словами, это плющ!

Он протянул Следопяткину ветку.

- Мы, садовники, срезанные цветы не дарим! У нас принято живые растения дарить. А этот сорт плюща я сам вывел и назвал его в вашу честь – Детектив! Он такой же, по характеру, как и вы, дорогой Следопяткин. Вы ведь как дела расследуете? Находите ниточку и раз-раз-раз – всё дело раскручиваете. А плющ этот сам за ниточку хватается – и по стене карабкается. Вы его вот здесь, у крыльца посадите, через месяц у вас вся стена будет – в плюще! Красиво!

- Эй, дома есть кто? – раздался голос, от которого Следопяткину захотелось спрятаться. Но он не успел. В комнату ввалился рыбак Мормышкин.

- Спиннинг! Новый! Только что из магазина! Дарю! – Он протянул подарок сыщику. – Был на прошлых выходных на рыбалке. Лосося ловил. Только удочку закинул…

Рыбаку не дал договорить велосипедный звонок.  К крыльцу подъехал мастер велоспорта Восьмеркин. Он подарил Следопяткину… велосипед! Маленький, под стать сыщику, но вполне настоящий – с крутящимися колесами, рулем, сиденьем и так далее. Сыщик тут же его опробовал, прокатившись по столу туда и обратно.

Библиотекарь Алена Страницына пришла сразу после Восьмеркина, но почему-то ничего не вручила – ограничилась лишь устными поздравлениями. Однако по ее загадочному виду было ясно – тот самый сюрприз где-то в ее сумочке.

- Мы не опоздали? – Последними из гостей оказались Сережа и Тася. Видно было, что они торопились – запыхались, как будто только что бежали.  – Простите, у нас сейчас сессия. Мы с экзамена!

- И как успехи? – поинтересовался Следопяткин.

- Отлично! – улыбнулась Тася.

- И у меня! – еще шире заулыбался Сережа.

Гости расселись за праздничным столом. Стульев принесли достаточно, но мест еле-еле хватило. Пришлось Рычарду потесниться на диване. Шмыг сел на пол у камина, а Фьють – на люстру.

Именинник сидел в центре стола, возле вазы с виноградом и яблоками, на игрушечном стульчике, и посматривал на гостей.

- Дорогой Следопяткин! – поднялась со своего места Алена Страницына. – Мы долго думали, что же подарить тебе в день твоего рождения. И решили, что лучший подарок – это книга! Сначала мы собирались подарить тебе какой-нибудь известный детективный роман. Но потом подумали… и решили, что самым лучшим подарком будет книга о тебе самом!

- Обо мне? – Брови Следопяткина подпрыгнули – такого поворота он никак не ожидал.

- Именно! Ты самый умный, бесстрашный, упорный, замечательный из всех, кого мы знаем! Ты – настоящий герой! Правда? – обратилась Алена к присутствующим.

- Конечно! Верно! Кто бы сомневался! – нестройным хором ответили ей люди, тигр, пес и воробей.

- Поэтому мы – все вместе, каждый понемногу – написали эту книгу! – Алена достала из сумочки книгу. На ее обложке большими буквами было написано:

«Следопяткин и Компания».

- … И напечатали в местной типографии! – закончила она.

- Котор-рая находится на улице Янтарной, р-рядом с Фонтанной площадью, - добавил Шмыг. – Там я вчер-ра утром и был – узнавал, напечатана ли книжка.

Следопяткин бережно раскрыл книгу, которую передала ему Алена.

- «История первая. Происшествие с тигром», - прочитал он.

- Это пррро меня, - с удовольствием прорычал Рычард.

- Спасибо! – сказал сыщик. – Вот уж подарок так подарок! Эту книгу я обязательно прочитаю!

- Ну, всё, подарки вручили! Давайте пр-раздновать, а? Есть охота! А тут такие вкусности – аж слюнки текут! – проговорил Шмыг.

- Сначала надо поднять тост, - напомнил Фьють.

Гости взяли в руки (а кто-то в лапы) стаканы с напитками.

В руке Следопяткина была неизменная чашка со свежесваренным кофе.

- С днем рождения, Следопяткин! – закричали все. – Будь здоров! За Следопяткина!

- И за компанию! – добавил сыщик. – За всех вас и за каждого в отдельности!

- Ура! Ур-ра! Уррра! – раздалось в ответ.

Прочитано 114 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина