Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№115 Львята-непоседы и большой мир вокруг

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Воскресенье, 03 Сентябрь 2017 14:43

Львята-непоседы и большой мир вокруг

Глава первая

О неожиданном знакомстве

Первые лучи солнца ласково погладили землю. В Африке начался новый день. Каждый занялся своим делом: леопарды легли спать после ночной охоты, зебры стали играть в догонялки, а жирафы принялись общипывать листья с деревьев.

Маленькая львица Калипсо тоже была занята – она повсюду разыскивала своего брата – маленького льва − Цезаря.

− Обещал же, что мы поиграем в «охотников и буйволов»! – сетовала хищница, – А сам куда-то пропал!

Наконец, Калипсо его нашла: братец мирно спал в зарослях кустарника!

− Цезарь, Цезарь, просыпайся!

Львенок лишь громче захрапел и перевернулся на другой бок.

− Какой же ты соня! – воскликнула Калипсо, – Ну сколько можно спать?!

Честно говоря, сама Калипсо любила поспать до обеда. Но сейчас-то она не спала, а хотела играть! «Обычно Цезарь встает засветло, почему же сегодня он так долго спит?!»

Вдруг маленькая львица заметила: брат приоткрыл один глаз. И снова его закрыл. «Так ты притворяешься! − подумала Калипсо, – Ну, я тебе покажу!» Маленькая львица сделала несколько шагов, стараясь как можно больше шуметь – чтобы брат подумал, будто она ушла. Калипсо немного подождала и… прыгнула на бессовестного притворщика! Но Цезарь успел отскочить.

– Как ты понял, что я не ушла? – удивилась Калипсо, – Ты ведь лежал с закрытыми глазами!

Цезарь ухмыльнулся и хвастливо сказал:

– Сестричка, я знаю тебя как свои когти на передних лапах[1]! Ты не могла так быстро сдаться и уйти.

– Ладно тебе, − буркнула Калипсо, − не зазнавайся! Больше не попадусь на такую уловку. Главное: я вовремя увидела, что ты не спишь! – успокоила она себя.

− Да, − кивнул Цезарь, − настоящий охотник − внимателен и наблюдателен.

Маленькая львица хмыкнула: 

− На кого ты успел поохотиться, что стал таким всезнайкой?

− На кого? – переспросил маленький лев, – На свою сестру, конечно! – с этими словами он бросился на Калипсо.

Детеныши кубарем покатились по земле. Им не было больно – так львята упражнялись в «царапливости» и «прыгучести». Им нужно развивать свои охотничьи инстинкты!

Отдышавшись, брат и сестра занялись игрой «охотники и буйволы». Правила просты: один убегает, другой пытается догнать. Позже, оглядывая друг дружку после бега и «сражений», львята замотали головами – их шкурки светло-песочного цвета выпачканы. Маме это ух как не понравится! Калипсо принялась умываться. Цезарь – тоже. Через время детеныши направились к зарослям кустарника − там будет прохладно, хорошо.

По дороге львята увидели: на земле, чуть поодаль, лежат две маленькие птички. Их длинные тонкие изогнутые клювы быстро открываются и закрываются. Цезарь и Калипсо переглянулись: «Вот так находка!» Диковинные гости залетели на их Островок! Изящные, небольшие, хвостик одной из них подлиннее − эти птички такие красивые! Но что же они здесь делают, неужели загорают?

Птички ощутили, как их накрыли две тени. Открыв глазки-бусинки, пернатые незнакомцы вскрикнули и замахали крылышками, пытаясь взлететь.

– Стойте, стойте! – воскликнул Цезарь. Его большие золотистые глаза смотрели с добротой, – Мы не съедим вас!

– Мы просто хотим познакомиться! – добавила Калипсо, улыбаясь. Птичкам показалось, что в ее блестящих карих глазах прячется хитринка.

Детеныши говорили не на рычащем львином, а на всеобщем языке, поэтому птички поняли их, однако смотрели с опаской. Стоит ли верить маленьким, но все же хищникам?

– Я Цезарь[2] – представился маленький лев и на всякий случай пояснил, – Когда-то так величали римских правителей. А львы – правители на своих землях, поэтому папа дал мне такое имя.   

Маленькая львица согласно кивнула и сказала, подмигнув:

– Я Калипсо. Мама говорит, древние греки так звали сказочное существо −  нимфу. Она жила на острове.  

Птички переглянулись. Интересные у них знакомые! Похоже, совсем не опасные, а очень даже дружелюбные. Теперь можно и представиться.

– Меня зовут Малахит, – важно задрав клювик, сказала одна из птичек и выставила вперед крылышко, – Видите, какие у меня блестящие зеленые перышки? – львята кивнули. Птичка горделиво сказала, – Такого же цвета камень − «малахит». Его добывают в Африке.

Другая птичка (ее перышки не такое яркие, а животик – желтенький) нежно проговорила:

– А я Пушинка.

Цезарь и Калипсо попросили новых знакомых рассказать о себе. Оказалось, эти птички – «нектарницы». Питаются нектаром и насекомыми. Малахит и Пушинка познакомились недавно, решили никогда не расставаться. Раньше птички жили на востоке Африки, но потом им стало скучно и захотелось отправиться в путешествие.

− Мы долго летели, − сказал Малахит, − становилось жарче. Солнце в полдень бывает такое сердитое, его лучи обжигают крылышки. И так хочется пить. 

Пушинка добавила, тяжело вздыхая: 

− Стало трудно дышать. Август хвалился, что перелетит Островок, не утоляя жажды. Я боялась отпускать его одного – поэтому тоже не стала приземляться у реки.

Август виновато пустил глаза:

− Прости, пташечка моя, не думал, что так получится, что мы потеряем сознание. 

Львята посочувствовали птичкам. Теперь понятно: нектарницы не загорали, а рухнули на землю, обессилев. Полеты в такую жару – опасное занятие! Детенышам захотелось как-то помочь отважным птичкам-путешественницам. Львята стали перешептываться. Нектарницы озадаченно смотрели на львят. Что же задумали Цезарь и Калипсо?

Глава вторая

О львином гостеприимстве

Птички очень удивились, когда львята хором сказали:

− Садитесь нам на спины. Вода из реки вернет вам силы! 

Никогда еще Малахит и Пушинка не ездили на львах, тем более – на львятах! Да и вряд ли кто-то из их знакомых удостаивался такой чести. Малахит вспорхнул на спину Цезарю, Пушинка – на спину Калипсо. 

Львята отвезли нектарниц к водопою. Детеныши предупредили птичек: «Здесь живут крокодилы − надо быть начеку!» Пока Малахит и Пушинка утоляли жажду, Цезарь и Калипсо настороженно вглядывались в поверхность реки. Сейчас она казалась спокойной, но так бывало не всегда. Напившись, птички поблагодарили львят за помощь. Не каждый бы так поступил. Иной зверь прошел бы мимо или, что хуже – мог съесть нектарниц!

− Точно! – весело сказала Калипсо, − Забирайтесь ко мне в рот − перекушу!

Конечно, маленькая львица не собирались превращать птичек в свой обед. Но такая уж озорница Калипсо – ей захотелось посмотреть: как Малахит и Пушинка себя поведут? Нектарницы лишь улыбнулись.

Когда львята и птички отошли подальше от реки, Цезарь сказал:

– Мы никогда не видели таких птичек, как вы! – Август и Пушинка были польщены.

Калипсо попросила:

– А расскажите нам, путешественники, Африка большая?

– Огромная! – защебетали птички, – И столько разных животных можно встретить!

– Да, – задумчиво произнес Цезарь, – Мир вокруг такой большой, всего сразу и не узнать!

– Точно, – согласилась Калипсо и озорно прищурилась, – Но порой большое становится маленьким.

Птички спросили: «Что это значит?»

Львята пояснили: когда у них после рождения уже открылись глазки, но сами детеныши были еще малютками, крохотными комочками, вон тот куст казался им просто огромным, настоящими зарослями! Но теперь детеныши подросли, а куст как будто уменьшился. Ну, или просто перестал притворяться большим. 

Птички переглянулись: «Надо же, как интересно!»

А брату и сестре было интересно другое:

− Как же выглядит с высоты Островок, на котором мы живем? – полюбопытствовал Цезарь. Ему всегда хотелось это узнать!

Пушинка пропела:

– Ах, он прекрасен, ваш дивный Островок!

– Зеленый, почти как мои перышки! − подхватил Малахит, − Перелетев реку, мы увидели много кустарников и деревьев. Мы даже не сразу заметили озера!

Пушинка добавила:

– Дышать стало легче – воздух здесь приятней, не такой горячий. Мы думали, что сможем долететь до озер – и тогда напьемся, но слишком долго пробыли под солнцем и начали падать.

– Хорошо, что не разбились! – воскликнула Калипсо.

– А к озерам приближаться опасно! – предупредил Цезарь, − Там густой вязкий ил, он может затянуть на дно! Потому воду мы пьем из реки – она, как и озера, никогда не пересыхает полностью, даже во время засухи.

Птички с интересом слушали львят. Теперь нектарницы понимали, почему одна их знакомая – птица секретарь – часто рассказывала об этом Островке – участке суши, который со всех сторон окружен водой. Всё здесь так отличается от Большой Земли: нет опасных гиен, грифов и круглый год зелень.

– Цезарь, Калипсо, вы хорошо говорите на всеобщем языке! – похвалила львят Пушинка.

Брат и сестра улыбнулись – приятно, когда хвалят. Львята поведали нектарницам, что на Островке есть несколько львиных прайдов. У каждого из них – своя территория. Земли, где родились Цезарь и Калипсо, охраняют два льва.

– Сразу два льва?! – изумился Малахит.

– Да, – заверил его Цезарь, − Они братья.

Детеныши сказали, что их папу зовут Джелани («могущественный»), а маму – Монифа («удачливая»). Вдруг раздалось мелодичное рычание. Птички встрепенулись, львята их успокоили:

– Не бойтесь! Это из нашего прайда − львица Кинуби[3]. У нее и льва Бомани[4] трое детенышей.

Цезарь и Калипсо похвастались, что вместе с другими детенышами ходят на занятия – там они изучают всеобщий звериный язык и узнают о животных Африки.

Цезарь важно добавил:

– Львицы – мудрая Бусара и терпеливая Ндиди − рассказывают нам столько интересного!

Калипсо предложила, подмигнув:

– Пойдемте с нами! Со всеми вас познакомим!

Малахит и Пушинка переглянулись. Знакомство с целым львиным прайдом – вот так удача! Любопытно посмотреть на всех: львят, львиц и львов! Птички кивнули в знак согласия. Цезарь и Калипсо даже запрыгали от радости! Все-таки не каждый день на их Островок забредает кто-нибудь с Большой Земли. А тут сразу два милых, пернатых гостя! И оказать им нужно радушный прием!

Глава третья

О новом доме

Малахит и Пушинка успели отдохнуть и теперь смогли лететь. Цезарь и Калипсо побежали впереди, показывая дорогу к прайду. Миновав несколько деревьев и заросли кустарников, птички увидели высокое раскидистое дерево. К нему и направились детеныши. Длинные ветви дерева создавали большую тень, в которой отдыхали взрослые.

Нектарницы опустились на землю. Нужно собраться с духом, ведь встреча со взрослыми хищниками – дело ответственное. Особенно, если хищников не один, не два, а целых шесть! А кроме них еще и трое незнакомых львят. Они бегут сюда. Следом за Цезарем и Калипсо. Одна маленькая львица так спешила, что едва успела затормозить и чуть не наступила на птичек. 

– Прошу прощения! Впервые вижу нектарниц! Меня зовут Акоко[5]! – протараторила она и быстро протянула свою полненькую лапку − для знакомства.

– Я Лира[6], – дружелюбно улыбнулась другая маленькая львица, – Люблю придумывать стихи я. Они порою неплохие, − двигалась Лира плавно и размеренно.

– Я есть Мэйтата[7]! – напыщенно представился подошедший брат Акоко и Лиры. На всеобщем языке он говорил плохо, но не обращал на это никакого внимания, −  Вы есть те путешественник? – уточнил он, оценивающе глядя на птичек. Малахит и Пушинка кивнули. Мэйтата важно добавил, – Тогда звать меня Мэй. Я разрешать.

Птички кивнули. Нетерпеливая Калипсо всех поторопила:

– Побежали к взрослым!

Шумная компания львят и птичек устремилась к дереву. Львица с шерсткой золотисто-песочного цвета грациозно кивнула Малахиту и Пушинке. Это была Монифа – мама Цезаря и Калипсо. Мама остальных львят – Кинуби – оказалась львицей поменьше, с более темной шерсткой. Самые крупные хищницы – Бусара и Ндиди. Они старше всех и очень серьезные. Но тоже улыбнулись пеночкам.

Братья львы лежали дальше всех. Их густые, царственные гривы поразили птичек своей красотой. Грива Джелани – папы Цезаря и Калипсо – немного темнее, чем у Бомани. Оба льва издали протяжный громкий рык, от которого птички вздрогнули. Львята пояснили: так Джелани и Бомани поприветствовали нектарниц! Величавой поступью братья направились к Малахиту и Пушинке.

– Добро пожаловать! – сказал Джелани низким приятным голосом.

– Откуда вы прилетели? – хрипло спросил Бомани.

Прокашлявшись, Малахит принялся рассказывать. Кое-что добавляла Пушинка. Львы, львицы и львята устроились поудобней и внимательно слушали. Дело шло к вечеру, солнце палило уже не так сильно.

После рассказа птичек Цезарь спросил у львов, могут ли нектарницы остаться здесь, на Островке? Тогда они всегда будут под защитой прайда. Поразмыслив, Джелани и Бомани кивнули. О таком чуде Малахит и Пушинка не могли даже мечтать!

От радости нектарницы взлетели и принялись порхать над головами хищников. Глядя, как веселятся птички, Акоко звонко расхохоталась, Калипсо запрыгала, а Лира и Цезарь широко улыбнулись. Львицы тоже улыбались. Мэйтата хмыкнул. Львы важно кивали, а потом потихоньку подмигнули Малахиту и Пушинке.

Внезапно со стороны реки послышались какие-то звуки. Львицы оскалились. Львята прижали уши к голове. Джелани и Бомани вскочили и бросились туда, откуда раздавалось недовольное рычание. 

Пеночки встревожились и защебетали:

– Что случилось? Что такое?

– Чужак, – отрывисто пояснила Монифа, закрывая собой львят.

– Наверное, он переплыл реку, – произнес Цезарь, не отрывая взгляда от зарослей, в которых скрылись львы.

Мэй ухмыльнулся:

– Глупый − он решить, этот земля можно захватить!

– Детеныши, на дерево, живей! – скомандовала Бусара. Львята не стали перечить.

– Пеночки вы тоже спрячьтесь! – шепнула Монифа птичкам и вместе с другими львицами заняла оборонительную позицию: выпустила когти и повернулась спиной к дереву, на которое забрались детеныши.

Глава четвертая

О знакомстве с Островком и не только

Каждая львица смотрела туда, где исчезли братья Джелани и Бомани. Детеныши и нектарницы, затаив дыхание, ждали… Львицы то и дело переглядывались, как будто спрашивали друг друга: «Пойти разведать, что к чему? Или львят и птичек лучше не оставлять без присмотра?»

К счастью, всё обошлось, братья вскоре вернулись. Улыбаясь, они всех успокоили: «В этот раз даже сражаться не пришлось. Чужак убежал, как только понял, что земли охраняют аж два крупных льва!»

Когда все детеныши спустились на землю, Пушинка осторожно спросила:

 – Часто к вам забредают львы с Большой Земли?

Птичка не знала точно, дрожит ее голос от волнения или от страха.

– Нет, − успокоила ее Калипсо, – Обычно такое бывает в засуху, потому что воды в реке становится меньше. Течение в это время не такое быстрое – вот львы и отправляются на поиски приключений.

Малахит предположил:

– Значит, в сезон дождей на земли прайда никто не вторгается?

Мэй замотал головой, а Цезарь пояснил:

– Вторгаются. Чаще всего это − молодые львы. Они уходят из своего прайда чтобы завоевать новые территории.

Кинуби певуче произнесла:

– Нектарницы, не волнуйтесь, у нас хорошие защитники!

 Монифа с гордостью подтвердила:

– Джелани и Бомани чужакам спуску не дадут!

Спустя некоторое время львы отправились на обход земель. Ндиди сказала:

– Мы – львицы − идем на охоту. А вы, − она улыбнулась детенышам, − не давайте скучать пернатым друзьям! 

Цезарь, Калипсо и другие львята стали рассказывать, как устроена жизнь в прайде. Птички то и дело восклицали: «как интересно живут эти хищники!» Львы охраняют земли, львицы охотятся. Иногда на охоту отправляются все вместе: и львы, и львицы.

Причем, как заявил Цезарь, охотятся не на кого-нибудь, а на огромных буйволов с увесистыми рогами! Других травоядных – зебр или антилоп – на Островке попросту нет. Значит, по словам Калипсо, львы и львицы Островка должны быть особенно сильными и проворными, ведь с таким противником, как буйвол, опасно мешкать!

 Акоко и Лира с оживлением дополняли рассказ Цезаря и Калипсо. Мэй участия в беседе не принимал. Вид у него был скучающий. Цезарю и Калипсо, напротив, было совсем не скучно. Им хотелось поведать как можно больше о своей жизни и об Островке. Чтобы нектарницы полюбили его всем сердцем!

Через время Мэйтата лениво потянулся и лег спать. Остальные львята решили провести для Малахита и Пушинки экскурсию по землям прайда. На одном из деревьев  − старом, со скрюченными ветвями – сидела крупная темно-серая птица с гордо поднятой головой. Ее острый крючковатый желто-серый клюв и длинные когти, которыми она держалась за ветку, напугали нектарниц. Такую птицу Малахит и Пушинка раньше не встречали, но сразу догадались, это – хищник! Большими умными глазами он внимательно смотрел на визитеров.

Цезарь прочистил горло и торжественно произнес:

– Познакомьтесь, это – сокол-сапсан. Самая быстрая птица!

Малахит и Пушинка опасливо покосились на сокола. Его глаза хищно сверкнули, но, к облегчению нектарниц, Цезарь попросил старого сокола не охотиться на них – новых жителей Островка.

– Потому что это наши друзья! – весело проговорила Калипсо. Акоко и Лира закивали.

Сокол хмыкнул, но кивнул. И улетел. Львята пояснили: «Теперь он мало с кем разговаривает».

– Зато если разговорится! – подмигнула Калипсо.

– Слушать его – одно удовольствие! – согласилась Акоко.

Цезарь сказал:

– Сокол многое видел на свете. Он прилетел на Островок задолго до нашего рождения.

Львенок собирался сказать что-то еще, но Калипсо зашмыгала носом. Ох уж эти девчачьи уловки! Маленький лев с подозрением посмотрел на сестру:

– Хочешь сама? Ладно, продолжай ты.

Малахит и Пушинка не смогли удержаться от улыбки. Калипсо радостно сообщила птичкам:

– В молодости сокол жил у одного м-м-м… − маленькая львица запнулась. Она посмотрела на Лиру, но та тоже не могла вспомнить диковинное слово.

– Ученого, – подсказал Цезарь.

– Точно! – поспешно кивнула Калипсо, – И этот зверь…

– Человек, – осторожно поправил Цезарь.

– Да, да, – Калипсо взглянула на брата, – Этот чело-век много читал вслух. Читал он читал, а сокол его внимательно слушал и стал понимать человеческий язык. И всё запоминал. Когда сокол прилетел на Островок и познакомился с прайдом, то стал сам рассказывать услышанные им когда-то истории.  

– О Древнем Риме, Древней Греции, – добавила Акоко, − и еще много о чем!

Львята и птички разговаривали до тех пор, пока не пришли Монифа и Кинуби. Львицы отправили детенышей спать – завтра с утра занятия, надо за ночь хорошенько отдохнуть!

Глава пятая

О ком говорят на зверьеведении?

 Проснувшись рано утром, Цезарь разбудил Калипсо. Брат и сестра побежали к деревцу, на котором обосновались Малахит и Пушинка. Птички радостно поприветствовали друзей и на их вопросы ответили: спалось им хорошо, на Островке всё нравится.

– Ой, – вдруг спохватился Цезарь, − нам же пора на урок! 

– Чуть не забыли! – то ли с сожалением, то ли с усмешкой пробормотала Калипсо.

Малахит и Пушинка проводили детенышей до большого раскидистого дерева, у которого проводились занятия. Там уже ждали Акоко и Лира. Акоко сосредоточенно бормотала что-то себе под нос, а Лира мечтательно смотрела в небо.  

– До встречи после обеда! – прощебетали птички и улетели.

Калипсо с завистью смотрела им вслед. Цезарю было не до того – он взялся помогать Акоко повторять то, что они прошли в прошлый раз. Вскоре подошел Мэй, а следом за ним − наставница – львица Бусара. На скольких охотах она побывала!

«Зверьеведение – азбука жизни! Каждое животное, уважающее себя и других, должно знать этот предмет», − так любит говорить Бусара. Первым делом львица спросила:

– К чему вы должны были подготовиться?

– Сегодня день невероятный − опрос по травоядным! – отозвалась Лира, немного растягивая слова.

Львица кивнула и тут же спросила, кто такие зебры.  Акоко нерешительно посмотрела на Цезаря. Львенок ободряюще кивнул.

– Это травоядные животные с черно-белыми полосками! – выпалила Акоко.

Хоть на Островке зебр и не было, из рассказа Бусары львята знали, что черный – это такой цвет, как зрачок льва, а белый – как облака.

– Я только это рассказывала о зебрах? – наставница испытующе посмотрела на маленькую львицу.

Акоко замялась. На выручку пришел Цезарь:

– Они очень пугливы. И, как сказала Акоко, эти существа – полосатые. У каждой зебры  свой, особый «узор» из полосок. 

Бусара кивнула и похвалила львят за ответы, потом спросила об антилопах и газелях, а после − начала рассказывать о крокодилах и гиенах.

– Я уже кое-что о них знаю! – похвасталась Калипсо.

– Что же? – с любопытством спросила львица.

– Они очень… − Калипсо замолчала. Заинтригованные, все львята повернулись к ней. Маленькая львица щелкнула зубами, − Очень опасны! С такими зверями детенышам лучше не связываться!

Львята переглянулись. Им показалось, что настал черед какой-нибудь страшной истории. Наставница, похоже, так не думала.

– Ты права, – согласилась Бусара, – С ними шутки плохи. А вот хитрость поможет их одолеть! Кстати гиен называют еще «зубоскалами», потому что они часто передразнивают друг друга и над всеми насмехаются.

В конце урока наставница сказала:

– Мэй, ты не проронил ни слова. Почему?

– Мне всё это совсем не интересно, – с ленцой в голосе произнес Мэйтата, – Зачем знать о каких-то там других зверях? Это они пускай всё изучают о львах!

У Цезаря от удивления открылся рот. Акоко и Лира переглянулись. Калипсо хотела что-то возразить, но мудрая наставница ее опередила:

– Каждый неглупый львенок поймет: все эти знания пригодятся.

Мэй, прищурившись, смотрел на Бусару, а та продолжала спокойным, но твердым голосом:

– Львица остается в родном прайде, но ей лучше знать как можно больше – неизвестно, как сложится ее судьба. А уж лев! Повзрослев, он уходит из прайда. И прежде, чем создать свой собственный, исследует новые земли. Потому он должен знать, с какими животными как надо себя вести. Без этого нельзя стать выдающимся львом!

Слова мудрой наставницы заставили Мэя призадуматься. Он хочет стать именно таким львом − «выдающимся»! Возможно, Бусара права. Когда урок закончился, Мэй принялся точить когти о ствол дерева. Остальные львята стали обсуждать: какие животные, известные им – самые интересные.

Цезарь хотел бы увидеть степенных слонов, а Калипсо призналась, что мечтает познакомиться с быстроногими гепардами. Лире было бы интересно посмотреть на изящных жирафов, Акоко встретилась бы с добродушными черепахами. А Мэй удивил всех, заявив: «Лучше всего встретить дикообраза и выведать, где он раздобыл такое хорошее защитное средство − колючки?» Пока все размышляли над этим вопросом, наступил жаркий полдень. Пришли мамы-львицы и позвали детенышей на водопой.

Глава шестая

О важных делах львят с Островка

Малахит и Пушинка тоже прилетели к детенышам. Когда львята утолили жажду, все отошли подальше от реки. Львицы  разбрелись по землям прайда, Мэй лег спать, а остальные львята и птички завели разговор о соревнованиях детенышей.

– Как часто вы их устраиваете? – спросил Малахит. Пушинка в это время тщательно чистила перышки, но при этом внимательно слушала.

– Мы устраиваем состязания, когда есть настроение! – озорно подмигнула Калипсо, играя с листочком, сорванным ею с ветви кустарника.

– А есть оно почти всегда! – рассмеялась Акоко и перекувырнулась.

– Игры нам всем так нужны, в них умения очень важны! – добавила Лира своим мягким, мурлыкающим голосом.

Цезарь, потягиваясь, рассудительно произнес:

– Главное – за играми не забывать об уроках!

Малахит и Пушинка кивнули и спросили, о ком львятам рассказывали сегодня на занятии. 

– Ох уж эти зубоскалы! – воскликнул Малахит, слушая рассказ львят о гиенах, – Я как-то столкнулся с ними. С двумя, нет, с тремя сразу! Злобные и опасные звери! Хотели меня съесть, но они тогда еще не знали, с кем связались! – многозначительно добавил он и подмигнул детенышам. Пушинка хихикнула, но Малахит этого не заметил, – Я своей хитростью заманил их в болото! – сказал он, хвастливо задирая клювик, – Видели бы вы, как они злились и кричали! Весь день потом отмывали свои шкуры!

– А я всегда думала, что гиена была только одна, – сказала Пушинка, прищурившись.

– Ну, значит, одна, – помявшись, ответил Малахит, – Я в тот день столько подвигов совершил, мог и ошибиться числом зубоскалов.

Львята переглянулись. На их мордочках появились улыбки. Должно быть, Малахит всегда говорил только правду, но немножко ее переиначивал. Совсем чуть-чуть. Ему казалось, что без этого слушателям, то есть, львятам или Пушинке, будет не так интересно.

– Эх, попадись мне сейчас эти зубоскалы! – прокричал Малахит, распаляясь. Наверное, так на него действовала жара, − Я бы им показал, на что способны маленькие существа!

Пушинка улыбнулась и спросила:

– У тебя, случайно, в родственниках нет задиристых петухов?

– Точно не знаю, – беззаботно ответил Малахит и с воодушевлением предложил, − Послушаете нашу новую песню?

– С удовольствием! – отозвались львята.

Детенышам понравилась милая, щебечущая песенка нектарниц. Немного погодя птички улетели. «Размять крылья», − сказали они. Акоко и Лира прилегли отдохнуть перед соревнованием. Цезарь пошел к реке. Калипсо оставила листочек, с которым играла, и побежала за братом.

– Хочешь пить? – спросила она.

– Нет, – замотал головой львенок, – Кое-что проверю! А ты к реке близко не подходи.

Калипсо была озадачена таким загадочным поведением брата, но всё же кивнула. Он наверняка знает, что делает. Цезарь осторожно подобрался к кромке реки. Большой крокодил, голова которого показалась из воды, лениво зевнул. Или сделал вид, что зевает.

– Ты что?! – воскликнул знакомый голос − и в один миг рядом с Цезарем оказалась Монифа. Схватив его за загривок, она отскочила в сторону, − Хорошо, что я в это время оказалась поблизости! – с каждым словом мама-львица сердилась всё больше и больше, − Я же сказала: подолгу не стойте у реки! А уж тем более, если уже попили! Крокодилы сегодня особенно агрессивны, не стоит испытывать судьбу!

– Ну, ты даешь! – прошептала Калипсо. Ладно она всегда озорничала, но чтобы ее спокойный, послушный братец!

– Я это всё не просто так! – озадаченно произнес Цезарь. Он не понимал, что тут такого? – Я же не шалил, а просто хотел подсчитать, сколько зубов у крокодила. Узнал бы чуть больше о рептилиях!

– Ничего бы ты не узнал! – воскликнула мама, – Это крокодилы бы узнали. Какими львята бывают на вкус! В наказание запрещаю тебе идти на следующее занятие. Будешь сидеть под деревом и думать о своем поведении! – сказав это, мама ушла.

– Нельзя на урок… − расстроился Цезарь. 

– Вот повезло! – вздохнула Калипсо.

– Что ты такое говоришь! – Цезарь с недоумением посмотрел на сестру. Уж кто, кто, а он очень любил ходить на занятия – там же столько интересного рассказывают!

Калипсо, по правде говоря, не стала бы расстраиваться, если бы ее наказали так, как сейчас брата. Не то, чтобы она не любила учиться. Просто маленькая львица не любила, когда занятия мешают играм. А сегодня ей так хотелось поиграть!

– Побегу к маме! – сообщила она брату, – Может, она меня тоже так накажет. За компанию. Тогда и тебе веселей будет «размышлять о своем поведении»!  

Но не тут-то было, Монифу нелегко провести! Мама-львица сказала Калипсо отвечать на занятии даже лучше, чем обычно − за двоих.  

– Делать нечего – придется пойти на урок, – огорченно сказала маленькая львица, возвращаясь к Цезарю, – Хорошо хоть я к нему готова.

– Расскажешь потом, что там было, – попросил сестру львенок.

Калипсо пообещала сообщить всё самое интересное. Поговорив еще немного, брат и сестра легли спать. К счастью, мама не запретила Цезарю участвовать в сегодняшних соревнованиях (Монифа о них попросту не знала). А чтобы выиграть соревнования по бегу − надо прежде хорошенько отдохнуть!

Глава седьмая

О том, что важнее всего в соревнованиях

Полуденный зной постепенно стихал. Поворочавшись, детеныши начали просыпаться. Первым поднялся Мэй. Чтобы не терять времени даром, он стал делать разминку: бегать до реки и обратно. Вскоре к нему присоединился Цезарь. Маленькие львицы еще спали.

– Дрыхнут, как сурки! – ухмыльнулся Мэй, почесывая у себя за ухом, – Давай мы с тобой побежим сейчас!

Цезарь замотал головой:

– Мы же договаривались: сначала бегут девочки. Нечестно будет, если нарушим обещание!

Мэй пробурчал что-то себе под нос. Цезарь хотел уточнить, что именно сказал львенок, но тут за их спинами раздался звонкий голос Калипсо:

– Я готова! Акоко, Лира, просыпайтесь, на соревнования по бегу так важно не опоздать!  

Стартовать решили от высокого ветвистого дерева. От него – через заросли кустарников − добежать до реки, а затем повернуть обратно. Начался первый забег. Тот, в котором принимают участие маленькие львицы.

Калипсо, Лира и Акоко пожелали друг другу удачи, сделали глубокий вдох и… рванули! Полоса препятствий в виде кустарников замедляла бег − пока увернешься ото всех этих веточек! А они вдобавок то и дело норовят «вцепиться» в шелковистые шкурки детенышей.

Калипсо уже приближалась к финишу – дереву, у которого ждали Цезарь и Мэй. Обернувшись, маленькая львица увидела догонявшую ее Лиру. Акоко пока видно не было. Калипсо приостановилась.

– В чем дело? – спросила Лира, притормаживая.

Калипсо задумчиво произнесла:

– Акоко, наверное, опять не выиграет соревнования по бегу. Она всегда может развеселить, если у кого-то плохое настроение. Не хочется, чтобы она расстраивалась. Давай… устроим ей сюрприз!

– Давай! – улыбнулась Лира, − Приятно сделать ей – на сердце станет веселей!

Акоко сильно запыхалась, но сдаваться не собиралась! Она продолжала бежать. И очень удивилась, когда вскоре увидела Калипсо и Лиру.

– Я думала, вы уже на финише!

– Нет, что ты! Еще так далеко, – вздохнули маленькие львицы, − А мы так устали!

В этот день Акоко праздновала свою победу! Маленькая львица даже запрыгала от счастья, Калипсо и Лира радостно улыбались. Цезарь от души поздравил Акоко, а Мэй коротко кивнул. Ему было не до того – мысленно он уже сам готовился к забегу.  

Настало время для состязаний между маленькими львами. В прошлый раз у них была ничья, в позапрошлый – тоже. И теперь, конечно, каждый хотел выиграть! Цезарь и Мэй решили увеличить дистанцию и бежать до колючего кустарника.

– Главное – вовремя затормозить, – наставлял Мэй перед началом забега.

– Это точно, – согласился Цезарь.

– Ты же не хочешь весь день ходит в колючках, как дикообраз? – не унимался Мэй, – Потому торопиться не стоит!

Тут вмешалась Калипсо:

– Как же не торопиться на соревнованиях по бегу?! – воскликнула она, − Ох и хитрюга же ты, Мэй! Хитрее тебя только лиса-фенек – жительница африканских пустынь!

Маленькие львы стартовали. Калипсо, Лира и Акоко выглядывали Цезаря и Мэя, стоя у колючего кустарника. Вон там, вдали, уже показались оба маленьких льва. Но Мэй начал отставать. Вдруг он резко затормозил, попытался снова бежать, но что-то было не так. Похоже, он не мог наступать на переднюю левую лапу. Заметив это, Цезарь повернул обратно и, добежав до Мэя, остановился. Львята о чем-то переговаривались. Мордочка Мэя казалась печальной, мордочка Цезаря выглядела озабоченной.

Калипсо, Лира и Акоко бросились к маленьким львам. Цезарь объяснил маленьким львицам, что предложил провести соревнования в другой день, раз у Мэя что-то не то с лапой. Лира и Акоко с тревогой смотрели на прихрамывающего брата. А Калипсо недоверчиво спросила:  

– У тебя в самом деле заболела лапа?

– Да! – воскликнул Мэйтата, – Ой-ой-ой, наверное, потянул мышцу, −  добавил он и громко заохал.

В это время за львятами пришли мамы: Монифа и Кинуби. Они объявили: детенышам пора на водопой, а после – на занятия. Взрослые шли впереди, львята − за ними.

– Ты должен сказать, что случилось, – шепнула Акоко Мэю.

– Пускай мама тебя осмотрит, – настаивала Лира. Она с тревогой смотрела на брата.

– Я сказал, всё в порядке! – огрызнулся Мэй. Заметив, что сестра вздрогнула, он добавил уже спокойнее, – Я же львенок, все быстро заживет!

Цезарь обеспокоенно спросил:

– Думаешь, с лапой ничего серьезного?

– Да, да! – взволнованно отозвался Мэй. Прихрамывать он перестал.

Калипсо посмотрела на него, прищурившись. Так она обычно смотрела, если в чем-то сомневалась или что-то подозревала. Мэй, спохватившись, снова заохал и… споткнулся! Львицы услышали стоны и бросились осматривать непутевого врунишку. Выяснилось: все четыре лапы совершенно здоровы!

– Простите! – пробормотал Мэй, опуская глаза, − Я больше так не буду!

Львицы укоризненно покачали головами. Кинуби задержала Мэя, а Монифа с остальными детенышами направилась к реке.

– После – бегом отправляйтесь на урок эсперийского языка! – сказала Монифа и шепнула Цезарю, −  Ты не идешь. Это наказание, помнишь?

Львенок грустно кивнул. Обман Мэя расстраивал его не так сильно, как этот мамин запрет. Кстати о Мэе – Цезарь не мог понять: как такое вообще могло произойти? Да и зачем это всё Мэю, ведь интересно же узнать, кто по-честному выиграет из них двоих! 

– Когда же вы снова будете бежать? – спросила Калипсо после того, как брат Акоко и Лиры нагнал их. Калипсо испытующе смотрела на Мэя. Тот сверкнул на нее глазами. Пропало у него «бегательно-соревновательное» настроение. Но львенок не успел ничего ответить, потому что Акоко в это время воскликнула:

– Знаете, я так люблю эсперийский язык! – маленькая львица испугалась, что разговор о состязаниях становится слишком уж серьезным, поэтому специально заговорила об уроках.

Лира была задумчива и ничего не говорила. Может быть, размышляла о соревнованиях? Или сочиняла новый стишок об Африке… 

Глава восьмая

Об эсперийском языке

Вдоволь напившись вкуснейшей воды, детеныши побежали на занятие. Цезарь удрученно побрел к зарослям. Но скучать ему не пришлось – прилетели Малахит и Пушинка. Настроение у них было замечательное – птички облетели Островок и еще раз убедились: их новое место обитания прекрасно, а самое главное, здесь, в львином прайде, у нектарниц есть такие замечательные друзья! Слушая восторженные речи птичек, Цезарь повеселел и почти забыл о том, что у остальных детенышей сейчас урок.

Готовясь к занятию, Калипсо, Акоко и Лира повторяли слова и фразы. Только Мэй пошел, как он важно заявил: «Немного прогуляться». Вскоре появилась наставница − Ндиди. У нее множество шрамов. Самый большой – на шее. Львята то и дело с трепетом поглядывали на него. Этот шрам достался охотнице в память о схватке с разъяренным буйволом!

Время шло, детеныши озадаченно переглядывались. Ндиди стала дергать хвостом. Такое бывало редко, но уж если происходило, детеныши знали – так львица нервничает. Наконец, дождались Мэя. Львенок неспешно подошел к Лире и сел рядом с ней.

– Все в сборе… Начнем! – произнесла Ндиди, сделав глубокий вдох, – Кто нам расскажет об эсперийском языке? 

Акоко тут же отозвалась:

– Это – всеобщий язык животных. С его помощью самые разные существа: хищники и травоядные, птицы и рептилии – понимают друг друга.

– Умница! – похвалила Ндиди, – Сейчас мы кое-что повторим, а потом узнаем несколько новых…  

Но тут ее своим громким бурчанием перебил Мэй:

– А я не хочу! 

Маленькие львицы удивленно на него посмотрели. Ндиди нахмурилась:

– Чего не хочешь?

– Тратить время на эсперийский язык, – произнес львенок, широко зевнув, – Лучше когти поточить – это полезнее.

– Или соврать, что лапа болит, – задиристо проговорила Калипсо.

– Что ты сказала?! – воскликнул Мэй, вскакивая.

Калипсо последовала его примеру. Лира и Акоко тоже поднялись. Ндиди строго посмотрела на маленького льва:

– Мэй, ты же не собираешься нападать на девочку?! – Мэйтата фыркнул, но все-таки сел на место. Наставница продолжила, − Чтобы стать хорошим львом, острых когтей мало! А ты сейчас похож на избалованного котенка, который не умеет себя вести!

Мэй недовольно посмотрел на наставницу. Он – лев, а не котенок! 

– Хочешь, чтобы я рассказала о твоем поведении Бомани?! – Ндиди знала, что больше всего Мэй боится рассердить своего строгого папу. 

– Нет, нет, не надо ему об этом говорить, – пробормотал детеныш.

– Поймите, – Ндиди обеспокоенно смотрела на львят, – не все животные знают львиный язык. А если кто-то из вас потеряется или просто окажется там, где нет ни одного льва? Как тогда спросить о чем-нибудь? Как разузнать, куда идти? Тут вам и пригодится эсперийский язык – его знает каждый.

Весь оставшийся урок Мэй ни с кем не разговаривал. Львенок злился на Калипсо, злился на Ндиди из-за того, что она сделала ему замечание и всегда заставляла их учить новые слова.

После урока настало время отдыха. Маленькие львицы побежали к мамам. Мэй побрел куда глаза глядят. День у него сегодня был не из приятных: на уроке засыпали замечаниями, на соревнованиях догадались, что он мошенничал! Из-за всего этого детеныш сердился. А, когда сердишься, кажется, что все сговорились против тебя. Даже если это не так. 

– Я сам знаю, что для меня важнее и лучше! − бурчал себе под нос Мэйтата. – Хоть отдохну от этих, − он поморщился, − уроков. Не нужно меня учить! – сердито крикнул детеныш и принялся точить когти о ствол ближайшего дерева.

– Ну, вообще-то учеба не так уж и плоха, – раздался знакомый голос.

Мэй обернулся. Перед ним стоял Цезарь.

Глава девятая

О неожиданной встрече

 Мэй зарычал и сердито спросил:

– Что, пришел поиздеваться надо мной?!

Цезарь покачал головой и невозмутимо произнес:

– Просто хочу узнать, когда мы с тобой снова будем соревноваться.

Мэй изумленно посмотрел на львенка. Цезарь продолжил:

– Я считаю, состязаться приятнее, когда все по-честному. Потому и отправился тебя искать. Чтобы спросить, когда ты готов бежать? Только без притворства.

От удивления Мэй застыл с открытым ртом. Такого он никак не ожидал! Думал, что Цезарь сердился на него. Но маленький лев лишь хотел узнать, когда он, Мэй, будет готов бежать. Без обмана. И узнать, кто победит!

– Я немного… хочу еще потренироваться, – признался Мэй. 

Цезарь дружелюбно улыбнулся:

– Дай знать, когда будешь готов.

Мэй кивнул. И тоже почему-то улыбнулся. Вдруг оба львенка заметили: листочек, лежавший на земле, зашевелился. От ветра? Однако никакого ветра не было! Цезарь и Мэй переглянулись. Наверное, показалось. Они собирались уйти, а листочек… побежал! Львята даже присели от удивления. Но тут же спохватились и кинулись его догонять. Листочек остановился и… поменял цвет. Теперь детеныши поняли: перед ними − ящерица.

– Ух ты, здорово! – восхитился Мэй. Цезарь кивнул.

Ящерка непонимающе на них посмотрела. Детеныши догадались: Мэя не поняли, потому что он говорил на львином языке! Мэй попытался припомнить: «Что там нас заставляла учить Монифа?»

– П-ривет! Мы не обидеть! – неуверенно сказал он, гадая, так ли произносятся эти слова на всеобщем языке? И сможет ли их понять ящерка?

– Давай дружить! – добавил Цезарь, тоже говоря по-эсперийски.

Ящерка оценивающе на них посмотрела.

– Хорошо! – произнесла она после некоторых раздумий.

– Ты такой, – Мэй никак не мог вспомнить нужное слово, – цвет, менять. Чудеса!

– Спасибо! – улыбнулась ящерка, – Мы – хамелеоны – мастера маскировки!

Мэй понял не все слова. На помощь ему пришел Цезарь. Он перевел на львиный язык все, что сказала ящерка.

– А, так это и есть хамелеон?! – воскликнул Мэй. Он что-то начал припоминать. Бусара как-то рассказывала об этих удивительных ящерках.

– Вы, должно быть, сыновья Джелани или Бомани? – спросил хамелеон, вращая своими огромными глазами.   

Львята удивленно переглянулись. Откуда хамелеон знает об их папах?         

– Мой папа – Джелани, – произнес Цезарь, − А папа Мэя – лев Бомани.

Хамелеон кивнул. Похоже, он все понял.

– Ты, – Мэй запнулся, подбирая нужное слово на эсперийском языке, – ты знать они?       

– Конечно! – сказал хамелеон, горделиво поднимая голову, – Мы с ними давно познакомились. Когда они в очередной раз обходили земли прайда.   

Хамелеон сказал детенышам, что любит беседовать с кем-нибудь. Но его собратья молчаливы. А Джелани и Бомани с удовольствием разговаривали с ним на всеобщем языке. Так и завязалось их знакомство. Мэй был очень удивлен. Раньше он бы ни за что не поверил в дружбу между маленькой ящеркой и большими львами. Цезарь подумал: «Правильно говорят, главное − взаимопонимание! И совсем не важно, лев ты или ящерица».

После встречи с хамелеоном Цезарь решил: заниматься надо еще усерднее, больше расспрашивать взрослых обо всем интересном и необычном. А Мэй понял, как важно изучать предметы, которые у них есть. Оглянуться не успеешь − станешь взрослым! Тогда уж точно пригодится всё, о чем говорят взрослые львы и львицы.

Вечером Мэй лег спать пораньше. Лира и Акоко были рады, что брат перестал на всех злиться. А Цезарь поведал Калипсо об их с Мэем новом знакомом. Потом пришел папа и стал говорить брату и сестре о том, какой этот хамелеон веселый друг. Меняет цвета по настроению! И настроение может поднять − сменой своих цветов!

Цезарь и Калипсо с интересом слушали папу и задавали ему вопросы.

– Детеныши, пора спать! – строго сказала мама, подойдя к шумной компании.

– Да ладно тебе, Монифа, пускай еще порезвятся, – произнес папа.

– Джелани, у них завтра много занятий! – строго сказала мама, − Будут сидеть на уроках, как сонные ленивцы!

Всем известно, если мама настроена решительно, спорить с ней не станет даже папа. А ведь он очень большой лев! Папа отправил брата и сестру спать. Как львята ни протестовали, ничего не вышло. Если взрослые заодно – спорить бесполезно. Правда, никто не запрещал Цезарю и Калипсо немного поговорить перед сном. Шепотом. Совсем чуть-чуть. Час или два, они не знали, сколько именно, ведь у львят не было часов... 

Глава десятая

О пернатом друге, который стал наставником

Сезон засухи в Африке – непростое испытание для животных. Речушки пересыхают, стада травоядных мигрируют в поисках спасительной воды. Антилопы и газели становятся более осторожными и пугливыми. Хищникам приходится несладко − охотиться теперь сложнее. 

На Островке воды вдоволь, хотя ее уровень в реке несколько понизился. Сочной травы тоже хватает, но у буйволов все равно плохое настроение – жарче стало, чем в сезон дождей! Львицы возвращаются с охоты уставшие и раздраженные – не всегда удается поймать «обед» или «ужин». Львы продолжают оберегать земли прайда, а иногда тоже принимают участие в охоте.

– Мамочка, а когда же мы сможем побывать на охоте? – вот уже в который раз спросила Калипсо. И заискивающе добавила, – Мы же ходим на уроки и всё учим!

Цезарь поддержал сестру:

– Вот-вот, мы уже так много всего знаем!

Монифа ласково ответила:

– Время еще не пришло, – львица погладила детенышей правой передней лапой, – Наберитесь терпения.

– Терпения! – проворчала Калипсо. Цезарь тяжело вздохнул.

– Да, терпения, – мягко повторила мама, – Знайте: только терпеливый хищник станет настоящим охотником!

– Правда?! – львята переглянулись. Открылся еще один секрет успешной охоты: терпение. Теперь им будет легче ждать этого самого «наступления времени».

На самом деле Калипсо, Акоко и Лира уже как-то наблюдали за охотой своих мам и других львиц. Детенышам было плохо видно. Но ближе подходить им строго-настрого запретили!

Цезарь и Мэй в это время впервые обходили владения львиного прайда вместе с папами. Но все это – совсем «не то», как уверены сами детеныши. Наблюдать и охотиться – разные вещи! Да и во время осмотра земель в тот день чужаков не встретили. Скукота.

Пока Цезарь и Калипсо в очередной раз гадали, когда же их отпустят на охоту, на веточку невысокого деревца, росшего неподалеку, приземлился Малахит. Брат и сестра, заметив птичку, смолкли. По всем признакам было видно: пеночка хочет сообщить что-то важное – грудка Малахита быстро вздымалась, глаза блестели. Львята одобрительно улыбнулись и приготовились слушать.

– Я сегодня впервые буду вести у вас урок! – выпалил Малахит на одном дыхании, − Пушинка полетела сказать об этом Лире, Акоко и Мэю.

Брат и сестра радостно переглянулись. Пернатый друг уже как-то говорил им, что хочет вести занятия о птицах. И вот, наконец, львы и львицы согласились и решили сделать Малахита наставником. Цезарь и Калипсо поздравили нектарницу и спросили, где будет проходить занятие.

– В зарослях кустарника, – сказал Малахит, − Там можно удобно расположиться и хоть немного скрыться от палящего солнца.

Птичка поинтересовались, какие еще уроки, кроме зверьеведения и эсперийского языка, бывают у львят? Цезарь и Калипсо охотно рассказали: мамы-львицы ведут «мастерство охоты», папы-львы – «азбуку следов».

– Как всё это необычно! – восхитился Малахит. Голос его дрожал. Наверняка птичка нервничала. Впервые будет чьим-то наставником.

– Не волнуйся! – принялся успокаивать друга Цезарь, – У тебя получится интересный урок!

Калипсо кивнула:

– Все пройдет отлично – вот увидишь!

Малахит благодарно улыбнулся львятам и полетел к водопою, а оттуда – к месту занятия. Пушинку Малахит попросил не прилетать на урок – а то он совсем разнервничается. Лучше пускай она потом узнает, как все прошло. «С чего бы начать занятие? − думала птичка, − А что если….»

Наконец, появились детеныши. Впереди бежала Калипсо. Она вообще не любила делать что-то медленно. За ней следовал Мэй. Львенок то и дело оглядывался: не догоняет ли его Цезарь? Но брат Калипсо шел не торопясь и ни на кого не глядя. Наверняка был занят мыслями о каком-нибудь из недавних уроков.

Акоко шла вприпрыжку. У нее было хорошее настроение: еще бы – только что придумала новый розыгрыш! Лира передвигалась плавно, словно под звуки музыкального инструмента.

Малахит начал занятие. Говорил он со львятами, как и всегда, на всеобщем языке. Мэю было приятно, что наконец-то он стал понимать, всё о чем говорит птичка. Тема урока – крупные африканские птицы с длинными ногами. Первым делом нектарница рассказала о венценосном журавле – грациозной птице с причудливым хохолком.

Цезарь не смог удержаться от вопроса:

– Почему этого журавля называют «венценосным»?

– Потому что его хохолок на солнце блестит, золотится и становится похож на корону или венец. У этих дружелюбных птиц серое оперение, красно-белые щеки и красные бородки. Если у вас нет вопросов, теперь я расскажу о птице-секретаре. Я как-то встречал такую.  

Львята удивленно переглянулись. 

– Ее так назвали потому, что она умеет хранить секреты? – полюбопытствовала Калипсо.

Малахит улыбнулся:

– Ты права. У этой птицы необычная прическа из растрепанных черных перышек. На голове, шее, животе и части крыльев перья серые, в остальных местах – черные. Голова этой птицы похожа на соколиную, возле глаз – оранжевые круги. Птица-секретарь очень наблюдательна. Она знает всё и обо всех! – заверил детенышей наставник, – Попросишь − она многое расскажет. Если, конечно, это не чей-нибудь секрет.

– Подумаешь! – хмыкнул Мэй, – Даже если и секрет, почему бы о нем не рассказать?

– Нехорошо ведь выдавать чужие тайны! – удивленно пояснил Цезарь.

– Каждому будет неприятно, если его секреты выдадут кому-то! – воскликнула Калипсо, глядя Мэю прямо в глаза.

Львенок поморщился. Эта Калипсо постоянно с ним спорит! Но сегодня, похоже, маленькая львица права. Ему бы не хотелось, чтобы его тайны перестали быть «тайнами». Акоко и Лира спросили, как зовут ту птицу-секретаря, с которой знаком Август. 

– Руна, – ответил наставник.

На занятии Малахит рассказал и о фламинго у которого клюв – сильный, изогнутый, а окраска напоминает небо в час рассвета. Эти птицы − большие мечтатели. Потому в Африке фантазеров сравнивают с розовыми фламинго.

– Выходит, это  означает: «мечтателя фантазия выручает»? – предположила Лира.

Малахит кивнул. Акоко обеспокоенно спросила, почему у фламинго розовые перышки. Наставник пояснил: это связано с пищей фламинго. Именно она придает оперению этих птиц такую окраску. 

Малахит напрасно волновался − урок прошел весело, львятам было интересно, они то и дело задавали вопросы. Сама нектарница спрашивала у детенышей о львах – еще не всё она знает об этих диких кошках. Цезарь, Калипсо, Мэй и Акоко с удовольствием отвечали на вопросы, а Лира в конце занятия рассказала свое собственное стихотворение:

Царственно ходит по Африке лев

С ним ты, дружочек, иди, осмелев!

Земли прекрасные видишь? Они

Мир наш покажут, в него ты шагни!

Стих всем понравился. Львята даже решили выучить его и сделать своим девизом. Вечером, когда весь прайд отдыхал после знойного дня, детеныши хором прочитали стихотворение Лиры.

Глава одиннадцатая

Об осмотре земель

Малахит занялся подготовкой следующих уроков. Пушинка ему в этом помогала. А львята как-то на зверьеведении похвастались Бусаре:

– Мы теперь знаем о фламинго!

– От пищи этих птиц зависит цвет их оперения.

Цезарь осторожно уточнил:

– Я тут подумал… Львы, которые охотятся на зебр, не станут ли полосатыми? Ну, черно-белыми?

– Ого, – воскликнул Мэй, − тогда на зебр лучше не охотиться!

– Нет, нет, не волнуйтесь! – успокоила детенышей Бусара, – Львам полоски зебр не страшны.

Детеныши успокоились. Наставница рассказала им о бегемотах, а после − о носорогах. У них, как оказалось, очень крутой нрав. Львята озадаченно переглянулись, Бусара пояснила:

– Многие носороги недоверчивы. Если столкнетесь с «носорогом-ворчуном», знайте: он спорит даже если не прав. Переубедить в чем-то толстокожего упрямца невозможно! Но есть и среди носорогов исключения. Запомните, львята, судить о животном нельзя, пока не узнаешь его поближе. Просто с некоторыми надо быть настороже.

– А среди слонов все же больше дружелюбных? – спросила Калипсо. Бусара как-то рассказывала о внешности этих животных и немного – о характере.

Остальные детеныши улыбнулись. Даже само слово «слон» подсказывало им, это наверняка доброе существо. Хоть и немного неповоротливое.

Львица кивнула, но, поразмыслив, добавила:

– Конечно, добрым слон остается до тех пор, пока его не разозлишь. Но такое может быть с каждым добряком. И не только со слоном.

– Ох, непросто разобраться, с кем и как общаться! – воскликнула озадаченная Лира. Акоко закивала. Цезарь, Калипсо и Мэй тоже с этим согласились.

Бусара улыбнулась:

– Я тоже так думала. Давным-давно. Когда была такой же маленькой, как вы.

Львята удивленно переглянулись. Им казалось, что Бусара всегда была такой, как сейчас: со множеством морщинок и шрамов, полученных во время охоты. Детеныши даже и подумать не могли, что их наставница была маленькой. 

После занятия стало совсем жарко, львята отправились на водопой.

– Как много все же в мире зверей! И верю: каждый может быть добрей! – проговорила по дороге Лира. Акоко улыбнулась.

Калипсо проговорила:

– Думаю, осторожность все равно не помешает.

Мэй кивнул. Цезарь слушал их вполуха – он мысленно повторял то, что подготовил к сегодняшнему уроку азбуки следов.

На следующий день Цезарь и Мэй вместе с папами собирались отправиться на осмотр земель. Калипсо, Акоко и Лира стали уговаривать Джелани и Бомани взять их с собой. Они заверили львов: «При малейшей опасности залезем на деревья или спрячемся в зарослях кустарника».

– Мы же скоро будем присутствовать на охоте! – воскликнула  Калипсо.

– И к тому времени, – добавила Акоко, − мы должны обследовать всю территорию нашего прайда!

– Если на охоте будет что-то угрожать, мы будем знать, куда лучше бежать! – пропела Лира.

Папам-львам пришлось согласиться. Мэй с бравадой в голосе произнес:

– Девчонки, не отходите далеко, держитесь ближе к нам!

– В случае чего – защитим! – пояснил Цезарь.

Сначала львы и львята встретились с хамелеоном. Он радостно всех поприветствовал − поменял свою окраску. И предупредил: поблизости рыскает чужак! Калипсо, Лира и Акоко настороженно огляделись. Папы-львы нахмурились, а Цезарь и Мэй радостно переглянулись: наконец-то им улыбнулась удача!

Через некоторое время папы и детеныши заметили: вот он, крадется! Не очень большой лев с бегающими маленькими глазками. Правда, гривы-то у него почти нет. Не чужак, а так – разминка! Чтобы его напугать, хватило грозного рыка Джелани и Бомани. Цезарь и Мэй воинственно зарычали вслед убегавшему льву. А Калипсо пригрозила ему лапой с выпущенными когтями. Цезарь и Мэй хотели броситься за чужаком, но папы их остановили, сказав, что он больше не сунет на земли прайда свой любопытный нос.

– Эх, а так хотелось с ним сразиться! – дружно посетовали Цезарь и Мэй.

– Мальчишки, вам лишь бы подраться! – ухмыльнулась Калипсо. Акоко и Лира кивнули.

– Вы ничего не понимаете! – возразил Мэй.

– Для нас это важно! – сказал Цезарь. И хитро спросил, − Разве на охоту вы не хотите?

– Конечно, хотим! – хором отозвались маленькие львицы, − Это же совсем другое дело.

– Скоро, скоро пойдете на охоту! – обнадёжили детенышей папы.

– А как вам наш хоровой рык? – спросил Цезарь.

– Мы долго репетировали! – добавил Мэй.

– Неплохо, − кивнул Бомани.

– Теперь получается гораздо лучше, чем в самый первый раз! – похвалил Джелани.

Калипсо, Лира и Акоко переглянулись. На рычание взрослых львов еще не совсем похоже, но главное – не сдаваться!

Дни побежали быстрее антилоп. Львята с нетерпением ждали, когда же им позволят присутствовать на охоте?! Детеныши надеялись, что это произойдет совсем скоро. Они продолжали ходить на занятия и с нетерпением ждали уроков пеночек − Малахит и Пушинка могут рассказать столько интересного о жизни на Большой Земле!

Глава двенадцатая

О том, чего так долго ждали!

Солнышко припекало всё сильней. После урока в пылу споров детенышам стало совсем жарко. А спорили они о том, какое из животных и птиц – самое необычное.

– Мне газели понравились из рассказа – я их изящными представила сразу! – произнесла нараспев Лира.

Мэй признался:

– Я раньше думал, что «гну» − это когда кто-то что-то гнет. Ну, сгибает, понимаете? – детеныши кивнули. Львенок продолжил, − Оказывается, еще и антилопа такая есть!

– Да, – кивнула Калипсо, – Кто бы мог подумать!

– А что скажете о страусах? – спросила вдруг Акоко, – Помните, Малахит как-то о них говорил.

– Удивительные! – заметила Калипсо, – Кто бы мог подумать, что на земле есть птицы с во-от такущими длинными шеями!

Акоко кивнула и воскликнула

– Кстати, я недавно такое узнала! Страусы прячут голову в песок! В случае опасности.

Калипсо, Лира и Мэй удивленно переглянулись.

– И хищники думают, что страуса нет, раз не видно его головы?! − с сомнением спросил Мэй.

– Именно! – твердо сказала Сфера.

Калипсо нахмурилась и стала рассуждать:

– Знаю точно, страусы не умеют летать, но быстро бегают. А вот голову в песок… Мне кажется, ты шутишь! Ты же мастер смешных историй. Представьте, как это будет выглядеть?

– Очень даже просто! – заявила Акоко.

– А вот и нет! – замотала головой Калипсо.

И Калипсо, и Акоко встали на задние лапы и попыталась изобразить страуса, который испугался и прячет голову. Правда, не в землю, а в куст. Это выглядело так потешно, что Лира и Мэй покатились со смеху.

– Что здесь происходит? – удивленно спросил Цезарь. Он только подошел − задержался после занятия – кое-что спрашивал у папы и дяди о следах.

Увидев Калипсо и Акоко, пытавшихся устоять на задних лапах и вытягивающих шеи, львенок никак не мог понять, что происходит и почему Лира и Мэй смеются? Может, это какие-то новые состязания? Детеныши пояснили, в чем дело.

– Ну, ты и выдумщица, Акоко! – рассмеялся Цезарь, − Конечно, страусы так не делают!

– Ты прав! – улыбнулась Акоко, – Я пошутила. 

– Ух, ты в следующий раз предупреждай! – воскликнул Мэй, – Мы же чуть не поверили!

– Если я буду предупреждать, то не смогу вас разыграть! – весело сказала Акоко.

Львята еще продолжали обсуждать новую шутку Акоко, когда в небе показался знакомый − сокол. Красиво спикировав, птица приземлилась. Сокол был краток: он встретил мам-львиц, которые попросили передать детенышам, что ждут их у водопоя.

Заинтригованные, львята бросились к реке. По дороге детеныши обсуждали, для чего их позвали.

– А вдруг?! – дрожащим голосом предположила Калипсо.

– Возможно… −  осторожно произнес Цезарь.

– Вы думаете? − проговорил Мэй взволнованно. У Лиры и Акоко заблестели глаза.

Показалось ли детенышам или действительно с самого утра все взрослые такие загадочное и как будто что-то недоговаривают? Приблизившись к водопою, львята увидели Монифу и Кинуби. Детеныши выжидающе смотрели на львиц.

Мамы-львицы переглянулись и, широко улыбаясь, сказали: «Сегодня вам разрешается присутствовать на охоте». Что тут началось! Калипсо, Лира и Акоко закричали и радостно запрыгали, а Цезарь и Мэй хором издали свой победный рык! Сегодня львятам показалось: теперь он точно стал похож на настоящий рык взрослого льва, а не мяуканье малюсенького котенка!

По правилам прайда на охоте могут присутствовать только львята, которые уже считаются достаточно взрослыми. Потому будущие охотники так обрадовались! Теперь они с гордостью скажут: «Мы стали старше и опытней!»

Правда, мамы предупредили: львята не будут участвовать в охоте. Только находиться неподалеку и внимательно смотреть. Спорить со взрослыми бесполезно!

– Мы с Мэем тоже идем вместе с сестрами? – с надеждой спросил Цезарь. И на всякий случай добавил, – Осмотром земель мы уже занимались и знаем, что это!

Мэй поспешно кивнул. Монифа успокоила львят:

– Конечно, вы тоже идете! Лев должен уметь не только защищать земли, но и охотиться, ведь львицам может понадобиться его помощь.

– Кроме того, − добавила Кинуби, − молодой лев, еще не создавший свой собственный прайд, должен же что-то есть!

Глава тринадцатая

О «ловушке» львят

Немного успокоившись, детеныши спросили:

– Пойдем на хоту прямо сейчас?

– Позже, – ответила Кинуби.

– Сначала повторим кое-что из охотничьих тонкостей, – сказала Монифа.

Львята переглянулись. На все вопросы нужно ответить правильно, чтобы мамы поняли: они − львята – готовы к этой охоте! Прежде всего детеныши принялись перечислять золотые правила охоты.

– Разработать тактику! − начал Цезарь

– Хорошенько продумать свои действия, − произнес Мэй

– Самый опытный охотник выбирает из всего стада буйвола, – сказала Калипсо.

– Затем надо этого буйвола отделить от стада и окружить, – добавила Лира.

– Важно во время охоты уметь работать сообща! – заметила Акоко.

– Молодцы, что вы это помните! – похвалили мамы-львицы, – Всё верно! Вместе всегда проще добиться успеха!

– Кое-что добавлю, – сказала Монифа, − Надо уметь ждать и всегда быть настороже, поскольку в любой момент что-то может пойти не так – буйвол – зверь опасный, непредсказуемый и свирепый!

Кинуби произнесла:

– Конечно, гораздо проще, если помогают львы, но они могут быть заняты осмотром земель. Поэтому львицы должны уметь сами хорошо охотиться. И помните: в охоте, как и в командных соревнованиях, важны терпение и слаженность действий!

Львята закивали. Всё это очень интересно, а главное − полезно!

Монифа предупредила юных хищников:

– Не забывайте об осторожности! Самое опасное оружие буйвола – острые рога и копыта. Шкура у буйволов довольно толстая, но если удалось вскочить на спину животного и удержаться, знайте, победа близка!

Львята слушали советы мам-львиц, затаив дыхание. Еще совсем чуть-чуть – и они станут свидетелями удивительного события – самой настоящей охоты! Цезарь, Калипсо, Лира, Акоко и Мэй решили тщательно к этому подготовиться. Они точили когти, тренировались в беге и прыжках. Пускай в самой охоте им пока не разрешено участвовать, львята всё равно должны быть в форме! К назначенному часу Монифа и Кинуби отвели детенышей на холм, что совсем рядом со стадом буйволов. 

С высоты холма открывается чудесный вид, можно увидеть все охотничьи манёвры! Львята подумали: в случае чего − они обязательно помогут взрослым охотникам! Солнечный жар утих. Львы сейчас осматривали земли, поэтому львицы охотились сами. Скрытые высокой травой, они осторожно подкрадывались, прижав уши.

Буйволы стояли очень близко друг к другу. Их темно-бурые спины сливались в одно большое пятно, а изогнутые рога угрожающе поблескивали. Наконец, охота началась! Не отрываясь, львята следили за передвижениями львиц и буйволов и то и дело восклицали:

– Смотрите, там!

– Вот это да!

– Ничего себе!

Вдруг один огромный буйвол заметил детенышей, выглядывавших с холма. Он с ревом помчался в сторону львят! Детеныши бросились бежать. К счастью, все львята вовремя успели забраться вверх по стволу ближайшего дерева. Акоко была на самой нижней ветке, когда подбежал буйвол.

– Хватайся за наши лапы! – крикнули детеныши и помогли Акоко залезть повыше.

Буйвол продолжал яростно бодать ствол дерева, его рога застряли в треснувшей коре. Дерево трясло от того, что буйвол пытался высвободиться. Вскоре подоспели львицы. Следом за ними – львы, которые, услышав шум, поспешили на помощь. Когда опасность миновала, взрослые разрешили львятам спуститься.

Оказавшись на земле, детеныши делились впечатлениями от первой охоты. Их лапы дрожали, но, разумеется, не от страха, а от напряжения – им ведь пришлось крепко держаться!

Мэй заявил: он собирался прыгнуть на буйвола, но просто не успел – его опередили взрослые. Все детеныши ощутили себя настоящими участниками сегодняшней охоты. Если бы не они, взрослым еще долго пришлось бегать вокруг стада!

– Это была наша ловушка для буйвола, – важно сказала Калипсо. Львята согласно закивали.

Джелани насмешливо спросил щурясь:

– Так вы знали, что буйвол погонится за вами, и его рога застрянут в стволе этого дерева?

– Конечно! – выпалила Акоко.

– Это же интуиция! – добавил Цезарь, – У всех кошачьих она хорошо развита.

Взрослые улыбнулись. Когда Островок окутала ночь, детеныши, уставшие, но довольные, отправились спать. Теперь они будут присутствовать почти на каждой охоте прайда.

Глава четырнадцатая

Об особых состязаниях

Цезарю и Калипсо нравилось прогуливаться по землям Островка. Их носики ловили каждый запах, ушки шевелились: «ну-ка, что там за шорохи?» Много нового детеныши узнавали каждый день, а с тех пор, как выяснили, что кроме их родного Островка есть и другие, необъятные земли, им непременно захотелось там побывать. «Это очень опасно!» – говорили взрослые. «Ничего, – думали львята, – мы подождем, когда чуть-чуть подрастем и натренируемся. А тогда уж точно отправимся в путешествие!»

Как-то, когда брат и сестра упражнялись, над их головами раздались знакомые голоса:

– Цезарь, Калипсо, доброе утро!

Львята подняли головы – их приветствовали нектарницы. У птичек было важное известие. Они присматривали местечко для гнезда. Цезарь и Калипсо поздравили друзей. Нектарницы улыбнулись и спросили, куда так торопятся детеныши? «На соревнования», − уклончиво ответили львята. Птички пожелали им успехов и полетели дальше. Цезарь и Калипсо побежали к условленному месту. Там их уже ждали остальные львята.

– Наконец-то вы пришли! – радостно воскликнула Акоко.

– А я уж думал, вы струсили, – ухмыльнулся Мэй.

Калипсо сердито фыркнула и замотала головой, а Цезарь миролюбиво произнес:

– Нет, что ты. Просто мы с сестрой осваивали искусство ведения охоты.

– А еще, – сказала Калипсо, – мы узнали, что у Малахита и Пушинки скоро будут птенчики!

Лира и Акоко радостно переглянулись, а Мэй сухо произнес:

– Здорово. А теперь давайте, наконец, начнем наше сегодняшнее соревнование!

Львенок говорил об особых состязаниях в ловкости. Надо успеть их провести, пока взрослые заняты своими делами. Львы с раннего утра обходят земли прайда, а все львицы разрабатывают новую охотничью тактику. Потому львята и решили – сейчас подходящее время, чтобы начать сорвенования. А проходить они будут… на двух самых высоких деревьях Островка! 

Деревья эти растут на некотором расстоянии друг от друга. Между ними – густой кустарник с большими зелеными листьями. Львята разделились на две команды: Цезарь и Калипсо в одной, Мэй и Лира в другой. Акоко вызвалась судействовать и следить за соблюдением правил.

Правила таковы: каждая команда забирается на верхушку «своего» дерева. Важно, чтобы оба участника команды дотянулись до самой верхней ветки одновременно. Только тогда будет засчитана победа! 

Чтобы лучше видеть обе команды, Акоко выбрала огромный высокий камень, похожий на маленькую скалу. Взобравшись на него, она прокричала: «Львята, вперед!»

Изящная Лира с легкостью перебиралась с ветки на ветку. Мэй так сильно хотел выиграть, что принялся торопить сестру, и она едва не свалилась на землю! Акоко, испугавшись, закричала. К счастью, все обошлось − Лира вовремя ухватилась за одну из веток. 

На соседнем дереве другие брат и сестра стремились к победе. Калипсо очень ловко передвигалась. Цезарь обдумывал каждый свой шаг и напоминал об осторожности сестре. Путь к верхушке нелегок. Шершавые ветки постоянно цеплялись за шкурки львят, а листья закрывали обзор. Но при большом желании можно справиться даже с такими трудностями!

Некоторые ветки − сухие и тонкие. Окажись на одной из них сразу два львенка, она переломится. Поэтому Цезарь и Калипсо обговаривали, кто куда становится. Тут, как и в охоте, важна согласованность действий! Она поможет избежать столкновений и падений.

– Ну что, Калипсо, еще одно усилие? На счет три: раз, два, три!

Одновременно добравшись до вершины, брат и сестра подняли лапы, чтобы показать Акоко: они справились. Отдышавшись, детеныши стали осторожно спускаться.

– Кажется, мы на этом дереве уже целую вечность! – воскликнула Калипсо, опуская заднюю лапу на одну из веток.

– Это точно! – согласился Цезарь. И добавил, – Чем труднее задание, тем больше времени на него уходит.

– А может быть, так только кажется, – предположила Калипсо.

Немного спустившись, Цезарь остановился на одной из веток, чтобы отдохнуть.

– Интересно, кто же победил? – размышляла Калипсо.

– Скоро мы это узнаем! – пообещал Цезарь, − Главное – осторожно спуститься, – говоря это, львенок посмотрел вниз, на землю, – Калипсо! – Цезарь поднял голову к сестре, находившейся на одну ветку выше него, – Я вижу папу!

Калипсо не на шутку перепугалась:

– Папу?! Он уже вернулся с осмотра границ?!

– Похоже на то, – кивнул Цезарь.

– Ох, и влетит же нам, если он узнает, что мы сделали! – огорченно прошептала Калипсо.

По-прежнему глядя вниз, Цезарь с надеждой произнес:

– Смотри, к папе подошла Акоко! Может, ей удастся увести его подальше от дерева? 

Лев Джелани закрыл глаза. Сегодня им с братом Бомани пришлось нелегко – отбивались от трех чужаков сразу! Откуда они только все берутся?! Конечно, территория Островка не такая уж маленькая, на ней − несколько прайдов, из каждого могут прийти львы-неприятели. И есть еще Большая Земля – там львов даже больше. Но все-таки в последнее время тех, кто желал занять владения Джелани и Бомани, стало слишком много! Впрочем, дружные братья в очередной раз успешно защитили свой прайд, чужаки отступили. Теперь Джелани может спокойно отдохнуть.

Мэй и Лира все еще были на дереве, но Акоко поняла: медлить нельзя! Собравшись с духом, она отправилась на выручку Цезарю и Калипсо. Прокашлявшись, маленькая львица осторожно обратилась к большому льву, улегшемуся под деревом.

– З-дравствуйте, дядя Джелани!

Лев нехотя открыл глаза:

– Здравствуй, Акоко.

Голос маленькой львицы задрожал, когда она спросила:

– К-как прошел обход земель?

– Мы столкнулись с чужаками, – ответил лев, – Было нелегко. Им, конечно.

– Наверное, Вы очень устали? – посочувствовала Акоко.

– Да, − кивнул лев и с надеждой добавил, − поспать бы теперь.

– Понятно, – произнесла маленькая львица, переминаясь с лапы на лапу.

– Акоко, ты хочешь мне что-то сказать? – озадаченно спросил лев.

– Я? А, ну да! – пробормотала Акоко. Она пыталась придумать: как бы увести дядю Джелани подальше от дерева, на котором находятся Цезарь и Калипсо, – Дядя Джелани, мне кажется, здесь Вам не удастся отдохнуть. Солнце помешает заснуть.

– Акоко, какое солнце?! Мы же в тени! – удивленно воскликнул лев.

Но Акоко сдаваться не собиралась:

– Боюсь, эта тень не очень подходящая для отдыха. Крошечная она какая-то. Вон там, − маленькая львица кивнула головой в сторону водопоя − тень гораздо лучше.

– Акоко, там же вообще нет деревьев! – воскликнул Джелани, изумленно глядя на маленькую львицу. Он подумал, что бедняжка сама где-то уже успела перегреться на солнышке, – Акоко, я рад, что ты обо мне заботишься. Но очень хочу отдохнуть. И тебе советую – иди, выспись.

– Х-хорошо, – пролепетала маленькая львица. Она боялась разозлить дядю и невольно отступила. «Нужно идти за подмогой! – подумала она, − Надеюсь, Лира и Мэй уже на земле».

Глава пятнадцатая

О сюрпризах

Увидев, что план Акоко не удался, Цезарь и Калипсо с сожалением поняли: придется рискнуть и спуститься. После обхода земель львы могли спать очень и очень долго, и о том, чтобы оставаться всё это время на дереве, не могло быть и речи. Брат и сестра изо всех сил старались не шуметь. Калипсо так разволновалась, что оступилась и упала на ветку Цезаря. Сухая ветка издала протяжный стон, хрустнула и переломилась…

Лев уже закрыл глаза и начал засыпать, как вдруг: «Бу-бух, бу-бух!»
Ощутив два глухих удара, Джелани вскочил и сердито зарычал:

– Это что еще за шутки?! Кто меня разбудил?! – он злился всё больше и больше. Джелани озирался по сторонам в поисках наглеца, осмелившегося его разбудить.

Опустив голову, лев увидел нарушителя спокойствия. Да не одного, а двух! Когда Джелани, пробужденный падением Цезаря и Калипсо, поднялся, львята свалились на землю. Брат и сестра прижались друг к другу. Нетрудно представить, как сильно они испугались, ведь папа так разозлился!  

– Калипсо? Цезарь? Вы что, упали с дерева?! – грозно спросил лев.

– Мы просто спускались, – обронила Калипсо. Она надеялась, что ее небрежный тон, улыбка и широко распахнутые глаза отвлекут папу от гневной тирады.

Цезарь виновато опустил глаза. В голову не шли никакие путные оправдания.

– Просто спускались, – тихо повторил Джелани. Для львят этот сдержанный тон − самое настоящее предупреждение: вот-вот начнется извержение вулкана! – Прежде чем спуститься, вы туда залезли! – взревел лев, яростно сверкая глазами, – Забрались на дерево вы тоже «просто»? Случайно? Зная, что это запрещено?!

Калипсо перестала улыбаться и шмыгнула носом. Цезарь продолжал смотреть на землю у себя под ногами. 

– Вы же могли покалечиться! – возмущался лев.

– Папочка, не сердись! – прошептала Калипсо, – Всё обошлось. Мы удачно упали − спасла твоя мягкая грива!

Так вот для чего льву нужна грива − чтобы на нее могли падать непослушные львята! Джелани не знал, сердиться ему или смеяться. Но все-таки решил серьезно поговорить с детенышами.

– Мы с мамой и другие взрослые запретили всем вам упражняться на таких высоких деревьях! – строго сказал папа-лев, – Теперь я понимаю, почему Акоко хотела меня отвлечь. Опять устраивали соревнования! И кто же придумал спрыгивать с деревьев?!

– Мы не спрыгивали, – осторожно пояснила Калипсо, – Надо было первыми добраться до вершины.

– Значит, это ты у нас такая выдумщица, дочка! – воскликнул лев.

– Н-нет. – пробормотала Калипсо.

– Тогда кто? – сурово спросил папа, – Акоко или кто-то другой из вашей компании? Признавайтесь! И где остальные проказники?!

Львята молчали, глядя в одну точку на земле. Джелани продолжал сердиться:

– Я всё же узнаю правду!

Решившись, Цезарь набрал в грудь побольше воздуха и всех озадачил:

– Папа, это я придумал!

Калипсо удивленно посмотрела на брата:

– Это неправда! Папочка, не ругай Цезаря.

– Нет! – возразил маленький лев, поднимая свои золотистые глаза и глядя прямо на папу, – Я придумал эти состязания! Калипсо ни в чем не виновата.

Маленькая львица удивленно заморгала.

– Что ты такое говоришь! – воскликнула она, – Папа, не верь ему! Это, это я всё затеяла!

Джелани совсем запутался. Одно он понял наверняка: брат и сестра могут постоять друг за друга и за своих товарищей про играм. А это очень важно! Взгляд грозного льва смягчился.

– Пообещайте, что больше не станете затевать такие опасные состязания! – сказал он.

– Конечно! – кивнул Цезарь.

– Обещаем, папочка! – присоединилась к брату Калипсо, − И будем беречь твою гриву!

– Берегите лучше себя! – улыбнулся Джелани, – А теперь, ступайте! Надеюсь, я все же смогу сегодня поспать. На деревьях еще кто-то есть?

– Нет, нет! – поторопились ответить львята. И побежали к остальным детенышам. На полпути они столкнулись с Акоко, Лирой и Мэем.

– Мы только-только спустились и к вам на помощь торопились! – произнесла Лира.

– Представляю, как вам досталось! – сочувственно воскликнула Акоко, – Если бы наш папа узнал! – вообразив, как разозлился бы их папа, Акоко закрыла мордочку лапами. Лира поежилась, а Мэй покачал головой.

– К счастью, все обошлось! – вздохнула с облегчением Калипсо.

Цезарь твердо сказал:

– Но так высоко мы больше забираться не будем. Никто из нас пятерых. Это слишком опасно! 

Остальные львята, поразмыслив, кивнули. И в самом деле − опасно сердить родителей лишний раз. Остается только кое-что выяснить…

– Ну, теперь можно узнать, какая команда выиграла! – с нетерпением произнес Мэй.

Все посмотрели на Сферу. Она назвала имена победителей. Цезарь и Калипсо радостно переглянулись. Пока Лира их поздравляла, Мэй подошел к Акоко.

– Ты в этом уверена? – недоверчиво прошептал он на ухо сестре.

– Конечно! – ответила Акоко, – Я же специально выбрала самый высокий камень, чтобы оттуда все хорошо видеть. А вот тебе не надо было торопить Лиру – она могла упасть! Наша сестра так испугалась, что даже спускалась с дерева медленно – лапы тряслись.

К полудню львята разделились. Акоко, Лира и Мэй отправились на водопой вместе со своей мамой, а Цезарь и Калипсо обсуждали проведенные соревнования.

– Быть первыми очень приятно! – довольно зафырчал Цезарь.

Калипсо прищурилась:

– А я тебе о чем говорила?! – но, задумавшись, маленькая львица призналась, − Я сегодня кое-что поняла: нельзя забывать об осторожности. Родители бывают правы.

Маленький лев согласно кивнул и хитро посмотрел на сестру:

– Ну что, наперегонки до во-он того деревца? Или это соревнование − слишком опасное для тебя?

– Еще чего! – хмыкнула Калипсо, – Я с легкостью тебя обгоню!

– На старт. Внимание. Марш! – скомандовал Цезарь.

Львята бросились бежать, подняв столб пыли.

Глава шестнадцатая

О мечтах

После обеда некоторых детенышей разморило – стало слишком жарко. Мэй, Лира и Акоко пошли спать. Цезарь и Калипсо отправились на прогулку и встретили сокола. Брат и сестра попросили его рассказать что-нибудь интересное. А потом стали приставать с расспросами: «Что за зверь такой человек?»

Мудрая птица внимательно посмотрела на детенышей своими большими ясными глазами и сказала медленно и рассудительно:

– Львятам человек покажется большим, а вот огромному слону – нет. У человека почти нет шерсти и уж тем более – перьев. Но он так же, как и все мы, хочет есть и пить.

– И спать тоже? – удивились брат и сестра.

– И спать. Ему тоже нужен отдых.

Так они проговорили до самого вечера.

– Пора идти на зверьеведение, – напомнил сестре Цезарь.

Львята поблагодарили сокола и убежали. На занятии Бусара принялась рассказывать о рептилии − гекконе. Львята узнали: питаются гекконы насекомыми, живут на деревьях или в песчаных норках. Окраска у них самая разная.

– Эти существа, − сказала наставница, − кажутся скучными. Но, думаю, вам будет интересно узнать: гекконы часто «теряют» свои хвосты.

– Теряют?! – удивились Акоко и Лира.

– Они что, такие забывчивые? – недоверчиво спросил Цезарь.

– Нет, не в этом дело, – улыбнулась Бусара, – Это для самозащиты. Если кто-то нападает на ящерицу, она отбрасывает свой хвост! Пока хищник с удивлением его изучает, находчивый геккон спасается бегством. Вскоре у него вырастет новый хвост.

– Здорово! – восхитился Мэй.

Калипсо прикрыла глаза, фантазируя:

– Вот бы и львята могли так делать! Тогда были бы не страшны никакие враги! Представьте: нападает на львенка, к примеру, гиена, а он отбрасывает свой хвост! Зубоскал в недоумении, а львенка уж и след простыл!

Детеныши радостно переглянулись. Эта идея пришлась им по душе!                                         

– Мечты – это хорошо, но давайте вернемся к уроку, – сказала львица, – Между прочим, некоторые гекконы могут издавать оглушительные звуки, которые слышны на очень больших расстояниях!

Детеныши с удивлением посмотрели на Бусару.

– Не зря говорят: «маленький, да удаленький»! – произнес Цезарь. Львята закивали.

После  урока детеныши решили немного поиграть у раскидистого дерева, у того, где так любят проводить свободное время взрослые. Там львята встретили нектарниц. Малахит и Пушинка сообщили, что весь день искали место для гнезда, а попутно сочинили новую песенку.

Под красивое, мелодичное пение птичек Лира, Акоко и Мэй сладко уснули. Цезарь и Калипсо стали представлять, как они путешествуют по Большой Земле, о которой столько рассказывали Малахит и Пушинка. Как там, должно быть, прекрасно и удивительно! Сколько разных животных и приключений! Поворочавшись, брат и сестра стали зевать. Ночь подарила им сны о загадочных далеких землях.                                                              

Глава семнадцатая

О чудесной новости

Прошло время. Засуха уступила место дождям. Реки снова «набрались сил», − как говорили папы-львы. Частые дожди создали в реке Островка быстрое течение, с которым не так-то просто совладать. Поэтому чужаки с Большой Земли перестали появляться на Островке.

В жару многим хищникам из прайда не хотелось лишний раз и лапой пошевелить. Было желание спать как можно больше. Теперь же, с наступлением сезона дождей, львы и львицы оживились, и повзрослевшим львятам стало еще веселее – взрослые собирали их и рассказывали что-нибудь интересное.

Когда взрослые отдыхали или занимались своими «львиными» делами, детеныши гуляли. Островок, славившийся зеленью даже в засушливое время, теперь и вовсе похорошел – растительности тут стало еще больше!

Резвясь в очередной раз, Цезарь и Калипсо, обнаружили несколько новых красивых цветов. От них исходил сильный, сладковатый аромат. Детеныши сообщили о своей находке нектарницам. Птички обрадовались и тут же полетели к цветам. Львята продолжили играть, а вечером, утомленные, легли отдыхать.

– Калипсо, пора вставать, – нежно проговорила Монифа утром.

Маленькая львица открыла один глаз, потом – другой. Зажмурилась, лениво зевнула и пробормотала:

– Я не хочу вставать. Возле мамочки так хорошо спится. Полежи со мной! – добавила Калипсо, уткнувшись головой в переднюю лапу Монифы.

– Какая же ты соня! – улыбнулась львица, – Твой брат уже давно проснулся.

– Я знаю, Цезарь – «ранняя пташка».

Монифа напомнила известную среди животных пословицу:

– «Кто раньше всех встает – того удача ждет».

С удачей Калипсо непременно хотела встретиться! Поэтому маленькая львица потянулась, поднялась и с изумлением произнесла:

– Как тебе это удается? Всегда придумаешь, что сказать, чтобы я перестала лентяйничать!

Монифа улыбнулась. Но ничего не ответила. Наверное, такой секрет есть у каждой мамы-львицы. И у каждого папы-льва.

По дороге на зверьеведение Цезарь и Калипсо встретились с Лирой, Акоко и Мэем. Сегодня на уроке − большой опрос, поэтому детеныши стали перечислять хищников, о которых им уже успела рассказать Бусара.

– Леопарды! – выпалил Мэй, – Пятнистые хищники-одиночки.

Лира пропела:

– В засаде прячутся − в густой траве, и прижимают уши к голове.

Калипсо важно добавила:

– Не забывайте, что они поднимают свою добычу на деревья.

– Точно! – радостно кивнула Акоко и тут же спросила, – А носороги где прячут свою добычу?

– Но носороги же не хищники! – сказал озадаченный Цезарь.

– Как не хищники?! – удивилась Акоко, – У них же такие страшные клыки! Такие огромные! Они даже наружу выходят. У каждого носорога. Прямо на носу есть такой клык!

– Да нет, это не клыки! – рассмеялся Цезарь, – А рога. Поэтому их и зовут «носорогами».

Акоко была удивлена. Мэй и Лира переглянулись. О носорогах они помнили только то, что у этих животных скверный характер. Хотя, по словам, наставницы, не у всех. Калипсо вдруг спросила:

– Гепарды ведь тоже пятнистые. И тоже хищники. Как же их можно отличить от леопардов?

– Леопард крупнее, – тоном знатока пояснил Цезарь, – У гепарда более длинные и стройные ноги, а голова маленькая.

– Говоришь так,  будто встречал и тех, и других, – хмыкнул Мэй.

– Просто тема «хищники» − моя самая любимая, – отозвался Цезарь.

Остальные детеныши недоуменно переглянулись. Они думали, что у Цезаря вообще все темы «любимые».

После урока Бусары детеныши отправились на эсперийский язык. В конце занятия Ндиди хитро подмигнула львятам и сказала:

– У меня для вас новость. Сегодня будет ночная охота. Вы приглашены!

Львята закричали от радости, стали бегать и прыгать. Первая ночная охота, на которой им позволено присутствовать! А может быть, даже участвовать! Детеныши  похвастались всем, кого знали на землях прайда: и соколу, и хамелеону, и, конечно же, нектарницам! Все пожелали им удачи, а сокол вдобавок сказал, что на время улетает с Островка – решил отправиться к южным границам Африки.

Остаток дня Цезарь, Калипсо, Лира, Акоко, и Мэй провели в ожидании знаменательного события. Казалось, именно сегодня самый прекрасный день! Мысли львят были заняты предстоящей охотой.

Иногда, когда чего-то очень сильно хочешь и ждешь, время ползет, плетется так медленно! Как ленивая улитка или нерасторопная черепаха! Нужно запастись терпением. Но вот, наконец, заветная награда, от ожидания она еще приятней!

На всякий случай юные хищники спросили у мам-львиц, когда те вели их на водопой:

– Сегодня мы сможем сами участвовать в охоте?

– Вы будете наблюдать с холма, – сказала Кинуби, − В случае чего мы вас позовем.

– Ура!

– Но это в случае крайней необходимости! – добавила Монифа, − Без нашей команды – не высовывайтесь! Вы еще недостаточно подготовлены, львята.

– Вот так всегда! − посетовали детеныши, − Мы уже взрослые!

– Нам видней, − строго сказали мамы, – Не расстраивайтесь, наблюдение – важная часть охотничьего умения! И помните: подкрадываться всегда надо против ветра! Если вдруг он подует во время охоты.

– Так нужно делать, чтобы хищника не учуяли? – догадалась Калипсо.

Львицы кивнули.

– А что если перемещаться быстрее ветра? − начал было Мэй.

Но львицы замотали головами:

– Такое не под силу даже нашим львам! Кстати, они сегодня тоже будут охотиться с нами.

Готовясь к охоте, львята разминались в беге и прыжках. После они повторили теорию: среди охотников есть так называемые «окружающие», «нападающие», «силовые» и «отвлекающие».

Глава восемнадцатая

Об охоте, которая запомнится надолго

Солнце скрылось, прайд начал подготовку к охоте. Сейчас львы, львицы и львята видели так же хорошо, как и днем. С наступлением ночи глаза хищников сверкали в темноте. Буйволы видели плохо, были раздражительны, а значит – опасны. Травоядных животных настораживал любой шорох. При малейшем постороннем звуке они беспокойно вскидывали головы с увесистыми рогами.

Львята напряженно вглядывались в силуэты охотников и травоядных. Поначалу юные хищники даже боялись лишний раз вздохнуть или пошевелиться! Как будто и сами они сидят в засаде, а любое неловкое движение может все испортить. Львы и львицы подкрадывались к стаду все ближе и ближе. Буйволы, почувствовав неладное, затоптались на месте.

Цезарь сидел, не шелохнувшись и внимательно наблюдал за охотниками. Акоко тоже неотрывно следила за ними. Но не все детеныши так спокойны. Калипсо и Мэю никак не сиделось на месте. Лира посмотрела на них и огорченно пробормотала:

 – Скажу честно: так охота со взрослыми на охоту!

Калипсо кивнула. Мэйтата азартно предложил:

– Ветра нет. Будь мы там – львенок кивнул в сторону стада, − в два счета справились бы с буйволом!

– «Не преувеличивай свои силы», – серьезно проговорил Цезарь. Он помнил об этом главном правиле охотника.

Акоко сказала:

– Сказали ждать здесь. Значит, будем ждать.

Калипсо тяжело вздохнула, но всё же решила прислушаться к своему брату и Акоко. Не станет она шалить сейчас, когда всё так серьезно. Охота − дело не шуточное! Мэйтата пробурчал что-то себе под нос и потихоньку подошел к Лире. 

– Говорите тише! – прошептал Цезарь, – Иначе спугнете травоядных.

– Не беспокойся, из-за их фырканья нас не слышно, – отозвался Мэйтата. Немного погодя, он что-то шепнул на ухо Лире. Поразмыслив, она неуверенно кивнула.

Акоко, волнуясь, переминалась с лапы на лапу. Почему-то сегодня ей очень хотелось, чтобы охота поскорее закончилась! Цезарь и Калипсо, не отрываясь, наблюдали за взрослыми.

– А где мои брат и сестра?! – вдруг испуганно спросила Акоко.

Цезарь и Калипсо осмотрелись. Мэй и Лира исчезли! Калипсо принялась успокаивать Акоко, Цезарь стал спускаться с холма в поисках пропавших брата и сестры. Наконец львенок их увидел: Мэй и Лира уже почти вплотную подкрались к буйволу, стоявшему ближе прочих травоядных! 

Буйвол сердито взревел: он заметил Мэя и Лиру и теперь сообщил это своим сородичам. Брат и сестра оцепенели от страха. Буйвол начал надвигаться на детенышей, мотая головой с массивными острыми рогами. К счастью, Цезарь подоспел вовремя: он растормошил Лиру и Мэя и толкнул их в сторону холма − единственного спасения. Обезумевшее стадо разделилось на две части, одна из которых, во главе с бешеным буйволом, направилась в сторону львят. 

Калипсо и Акоко уже спускались к подножию холма, но Цезарь воскликнул:

– С нами всё в порядке, поднимайтесь обратно! – львенок изо всех сил пытался перекричать рев стада, − Нам всем надо побыстрее забраться на холм!

Даже один разъяренный буйвол опасен для львят, а часть стада − это уж слишком! Пора прислушаться к инстинктам. А говорят они вот что: «Уносите ноги да поживей!»

Львы и львицы увидели: львятам угрожает опасность. Оценив ситуацию, папы Джелани и Бомани крикнули:

– Бусара, Ндиди, постарайтесь помешать оставшимся буйволам. Они не должны присоединиться к тем, что гонятся за львятами.

В такой опасной ситуации дорога каждая минута! Пока Бусара и Ндиди были заняты выполнением этого задания, оба льва, а с ними − мамы Монифа и Кинуби – устремились к буйволам, несшимся прямо на львят.

С расширенными от ужаса глазами детеныши то и дело оглядывались на преследовавшую их ревущую массу из рогов и копыт. Вдруг в этой черной туче мелькнуло светлое пятно. Это Монифа обогнала других охотников и бросилась на спину буйвола, бежавшего впереди.

– Мама! – закричали Цезарь и Калипсо, приостанавливаясь. На один ужасный миг им показалось, что Монифа вот-вот упадет. Но удачливая львица удержалась на спине ревущего животного.

– Быстро убегайте, все! – крикнула она львятам.

В этот момент из темноты возник Джелани. На помощь подоспели и Бомани с Кинуби. Многие буйволы отступили. Львята поняли: со взрослыми все будет хорошо. Теперь юные хищники со спокойной совестью могли… бежать! Ведь некоторые травоядные, помотав головами, продолжили преследование!

Глава девятнадцатая

О том, чем закончилась охота

Цезарю, Калипсо, Мэю, Акоко и Лире удалось увеличить расстояние между ними и травоядными. Однако расслабляться нельзя – буйволы продолжают бежать! Как спастись детенышам? Деревья совсем в другой стороне, там, где осталась другая часть стада, а силы львят уже на исходе!

– Может, буйволов остановит вода, и мы спасемся в реке? – выкрикнула Калипсо.

– Надо попробовать! – кивнул Цезарь.

– С холма спускались мы напрасно! Погоня как во сне – ужасно! – причитала Лира.

– Это не сон, а кошмар какой-то! – поправила сестру Акоко.

Цезарь прокричал:

– Главное – не сбавлять темп, иначе нас догонят! Мэй, мы пропустим сестер вперед и, если будет нужно, отвлечем внимание буйволов на себя!

– Хорошо! – кивнул брат Акоко и Лиры.

Главное – добежать! Земля под ногами дрожала от топота тяжелых копыт буйволов, воздух сотрясал их яростный рёв. Наконец, впереди показалась река.

– Нас догоняют! – в панике крикнула Акоко.

– Когда же они успокоятся?! – в сердцах воскликнул Мэй.

– Эти животные что, никогда не устают?! – возмутилась Калипсо.

– Быстрее, прыгаем! – скомандовал Цезарь.

Оказавшись в воде, львята изо всех сил принялись грести лапами. Добравшись до середины реки, они обернулись к берегу и с облегчением вздохнули: затея удалась! Воинственный настрой буйволов утих. Вода быстро охладила их пыл − животные, ворча, побрели обратно. 

– Ура! – львята поздравляли друг друга с победой.

– Теперь мы спокойно выберемся на сушу, – с облегчением произнесла Акоко. 

Это оказалось не так-то просто. Спасаясь от буйволов, юные хищники очутились в той части реки, где сильное течение. Львята отчаянно пытались выплыть, но стремительный поток уносил их всё дальше от берега.

Заметив камень, выступавший из воды, детеныши ухватились за него. Немного отдохнув, львята снова попытались добраться до суши.

– Берегитесь, крокодилы! – предупредил всех Цезарь.

– Разве они были тут, когда мы прыгали в воду? – удивился Мэй.

– Наверное, прятались на дне реки, – предположил Цезарь, – Или быстрое течение принесло их сюда так же, как и нас.

Огромные дождевые капли стали падать детёнышам на носы и мордочки, но львята этого даже не замечали. Они продолжали бороться с рычащей рекой и уворачивались от страшных крокодильих зубищ. Львята понимали: если они вскоре не выберутся на сушу, то погибнут от острых зубов рептилий!

Первой к берегу приблизилась Акоко. Маленькая львица выбралась из реки и стала сбрасывать на крокодилов камни, стараясь выбирать самые крупные.

Это озадачило страшных зубастых хищников. Лира успела подплыть к берегу, но один из крокодилов, грозно щелкая челюстями, направился к ней. Чтобы отвлечь его от Лиры, Цезарь, Калипсо и Мэй ухватились за его хвост.

Крокодилы обиженно переглянулись: «Мало того, что в нас бросаются камнями, так еще и не желают становиться нашим ужином! Какие странные эти маленькие львы и львицы!»

Пока рептилии поражались такому упорному нежеланию львят прыгать к ним в пасти, Лира выбралась на сушу. Мэй, Цезарь и Калипсо продолжали плыть. Скорость течения стала увеличиваться. Еще совсем чуть-чуть! Ещё усилие, ещё одно!

Мэй выбрался на берег. Теперь уже трое львят пытались помочь Цезарю и Калипсо. Акоко, Лире и Мэю даже удалось столкнуть в воду огромную ветку дерева, лежавшую на берегу. На время это отвлекло крокодилов от Цезаря и Калипсо. Брат и сестра смогли подплыть к берегу. «Уже близко! Но почему стало трудней передвигать лапами?!» Со дна водоема поднялся слой ила.

– Цезарь, я не могу плыть! Это всё водоворот!

– Калипсо, берегись, огромный крокодил плывет прямо на нас!

Крокодил разинул пасть, вода забурлила с новой силой, подбрасывая львят из стороны в сторону, и брата с сестрой  проглотил мрак…

Глава двадцатая

О том, что находчивость может выручить

Водоворот, стремительное течение реки, тишина...

Калипсо открыла глаза. Трава на земле поблёскивала росой. В воздухе пахло свежестью. Розоватые лучи солнца подсказывали: наступило утро. Маленькая львица осмотрелась. Течение реки выбросило ее на пустынный берег. «Где же Цезарь? Хоть бы с ним все было хорошо!» Калипсо поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла вдоль берега. Наконец, она его увидела! Львенок лежал без сознания.

– Цезарь, Цезарь! – Калипсо бросилась к брату и стала его тормошить.

Маленький лев начал приходить в себя. Откашливаясь, он просипел:

– Сестричка, как я рад тебя видеть!

– А я – тебя! – с облегчением произнесла Калипсо.

Цезарь поднялся и отряхнулся.

– Ну и вид у тебя! – улыбнулся он, оглядывая сестру.

– Неужели я похожа на животное, которое чуть не утонуло? – ухмыльнулась Калипсо.

– Похожа да еще как! – хмыкнул Цезарь.

– Пустяки, − усмехнулась Калипсо, − ты бы себя видел!

Глядя по сторонам, львята размышляли, куда они попали? Всё незнакомое. Это немного пугало. Впрочем, здесь лучше, чем было бы в пасти у крокодила! Львята заметили: на поверхности реки появились пузырьки.

На всякий случай брат и сестра отошли подальше. Из воды показалась голова крокодила, который совсем недавно пытался их съесть! Значит, он тоже попал в тот водоворот. Но больше об этой рептилии львята ничего не желали знать и, пока зубастый хищник осматривался, они побежали прочь.

Решив, что теперь, когда опасный берег далеко, им ничто и (самое главное) никто не угрожает, брат и сестра остановились, чтобы отдышаться. Львята принюхались: запахи здесь новые – диковинных трав и неизведанных земель. Шорохи настораживают. Как и все хищники, детеныши привыкли доверять своим инстинктам. И сейчас эти самые иннстинкты нашептывали: «всё это очень далеко от дома».

– Надо спросить, в какой стороне находится наш прайд, – сказал Цезарь.

– Но, чтобы задавать вопросы, нужно найти того, кто на них ответит, – произнесла Калипсо.

– Поищем местных жителей, – предложил Цезарь, − Хорошо, что эсперийский язык мы знаем.

Некоторое время брат и сестра шли в полном молчании. Внезапно Цезарь остановился:

– Слышишь?

– Да, – кивнула Калипсо, – кто-то говорит на всеобщем языке. Голоса раздаются во-он из-за тех валунов.

– Жаль, отсюда не видно, кто это, – посетовал Цезарь, – Камни слишком большие! Давай подойдем. Может, эти животные укажут нам путь.

Чем ближе львята подходили к валунам, тем громче становились голоса. Один из них возмущался:

– Не пойму, почему тебя зовут «Следопыт»?! От тебя нет никакого толку! Я по-прежнему голоден и зол, как крокодил, а ты так ничего и не нашел!

– Клык, я уверен, сегодня мы запируем на славу! – отвечал другой голос, − Но объясни, зачем мы должны разговаривать на всеобщем языке?

– Пойми, когда животные слышат эсперийский язык, это усыпляет их бдительность. Они не могут определить, кто именно говорит. Так мы сможем заманить какого-нибудь доверчивого зверька в свое логово!

Что за животные скрывались за камнями? Огибая последний валун, Цезарь и Калипсо нос к носу столкнулись с пятнистыми скалившимися зверями. Ошибиться было невозможно – Бусара много раз предостерегала львят, рассказывая о хищниках с большими торчащими ушами. Нектарницы тоже говорили об этих опасных животных.

К ужасу львят, они попались в ловушку четырех гиен! От страха шерсть у детенышей встала дыбом. Львята прижали уши к головам.

– Клык, похоже, твой план сработал! – воскликнул первый зубоскал.

– Еще бы, Следопыт! – оскалился в ухмылке второй зубоскал, – Ну-ка, кто это у нас тут?!

– Нет никого, это мираж, – испуганно пробормотала Калипсо.

– Разве обман зрения может говорить? – облизнулся Следопыт.

- А мы и не говорим, – заявил Цезарь, − У вас галлюцинации.

– Поиграли и хватит! – пророкотал Клык, – Львяточки, вы что же, не знали, что забрели на нашу территорию?

– Н-нет, – пропищала Калипсо, прижавшись к Цезарю, – мы не специально, правда!

– Что ж, бывает. Каждый может ошибиться, – хихикнул Клык, – Мы не сердимся, правда? – спросил он, обращаясь к остальным зубоскалам.

– Не сердимся! – хором ответили те, скалясь.

– Мы всегда рады гостям! – гоготнул Следопыт и плотоядно щелкнул зубами.

– Не будем вам мешать, – произнес Цезарь, пытаясь придумать, как же им выбраться из плотного кольца окружения, − Уже уходим.

– Не торопитесь! – оскалился Клык, по-прежнему преграждая детенышам путь, – «Поспешишь – гепарда насмешишь»[8]. Спешка ни к чему. Мы любезно приглашаем вас… хм, сейчас утро, значит, на завтрак, – брат и сестра испуганно переглянулись, а зубоскал продолжал, – Понимаете, нам не удавалось поесть вот уже несколько дней. Но ваш визит изменит наше бедственное положение.

– Изменит! – облизнулись остальные гиены.

– Есть охота – аж невмоготу! – воскликнул один из зубоскалов.

– Тише, тише! – осадил его Клык, − Как ты разговариваешь?! Это же царские особы!

– Не понял? – обиженно пролепетал зубоскал, – Какие «особи»?

Клык скрипнул зубами. Бестолковость другой гиены его разозлила:

– Говорят же некоторые, что «лев – царь зверей»!

– Да? – удивился незадачливый зубоскал, − Ну и что! Что ж мы их и есть что ли не…

– Замолкни, Скородум! – закричал Клык, сердито мотая головой, − С царскими особами говорить надобно подобающим образом! – добавил он, подмигнув.

– А-а-а, − понимающе кивнул Скородум, − Ты об этом!

– Львяточки, извольте разделить с нами трапезу! – прогнусавил Клык.

– Мы бы с радостью, – отозвался Цезарь, – но не можем этого сделать, поскольку спешим! Торопимся вернуться в прайд.

Гиены и Калипсо уставились на львенка. «Брат решил сделать вид, будто не понимает, что нас хотят съесть, − подумала Калипсо, − Но как это поможет нам спастись?»

Один из зубоскалов злобно улыбнулся:

– Дитятки, если вы заблудились, мы поможем вам добраться до дома! Но только после совместного завтрака.

– Мы не заблудились, – уверенно ответил маленький лев, – Просто, заигравшись, мы оказались у реки, где обнаружили, − выдержав паузу, он громко прошептал, − как думаешь, Калипсо, сказать им?

Гиены заинтригованно посмотрели на сестру львенка.

– Скажи, – посоветовала озадаченная Калипсо. Она никак не могла понять: что задумал брат?

– Да, − кивнул Цезарь, − ты права. Я вижу, мы встретили достойных животных, которым можно открыть любой секрет!

– Не тяни, что за секрет? – нетерпеливо спросил Клык.

Цезарь набрал в грудь побольше воздуха и заявил:

– На берегу реки мы нашли огромную тушу буйвола!

Гиены радостно переглянулись. Похоже, им не терпелось проверить, правду ли говорит Цезарь.

Маленький лев сделал вид, будто не заметил, как обрадовались зубоскалы. Он продолжил «делиться секретом»:

– Мы с сестрой хотим сообщить семье о своей находке. Представляете, какая это удача? Теперь у прайда будет запас еды на несколько дней!

Зубоскалы довольно облизнулись.

– Молодцы, что заботитесь о других! − похвалил Клык. Вот это я понимаю – деятельная молодежь! Но целый буйвол – слишком много для львов. Поэтому часть туши мы заберем себе!

– А вы поровну ее разделите? – спросила Калипсо, подыгрывая брату.

– Можешь быть уверена, деточка, гиены – самые честные существа в мире! – без зазрения совести солгал Следопыт.

– Коготь, Скородум, вы останетесь сторожить наших гостей, – распорядился Клык, – а мы со Следопытом отправимся делить еду, – зубоскалы насмешливо переглянулись.

– И знайте, львятки, если окажется, что вы нас обманули, пожалеете об этом! – пригрозил Следопыт, на бегу оборачиваясь к детенышам.

Глава двадцать первая

О том, что не со всеми «безопасно» разговаривать

Когда Клык и Следопыт скрылись из виду, Цезарь и Калипсо переглянулись. Конечно, они еще в опасности, но бороться с двумя неприятелями проще, чем с четырьмя!

– Я восхищаюсь вашей выдержкой! – восторженно сказал Цезарь, глядя на зубоскалов.

– О чем ты толкуешь? – удивился Коготь.

Калипсо тут же разъяснила:

– Вы полностью доверяете Клыку и Следопыту, раз позволили им самим делить добычу!

– Не понял? – спросил Скородум, почесывая за ухом левой задней лапой.

– Зато я понял! – вскричал Коготь, – Наевшись досыта, Клык и Следопыт могут спрятать от нас оставшееся мясо! Или в самом деле отдадут его львам. Они же не любят ссориться с теми, кто сильнее.

Скородум быстро-быстро заморгал и пораженно спросил:

– Э, а почему ты так решил?

– Потому что они уже так делали! – вскричал Коготь, – Вот что, присмотри-ка за львятами, а я проверю, что делают Клык и Следопыт! – сказав это, Коготь убежал.

Скородум растерянно произнес:

– Я ничего не понял. Почему мне всегда достается самая тяжелая работа?!

– Я с тобой согласен, – кивнул Цезарь, − это несправедливо.

Скородум кивнул:

– Вот именно! Пускай Клык сам сторожит львят, а я буду делить буйвола!

– Правильно! Скажи это Клыку! – предложила Калипсо, раззадоривая гиену.

– Да, так я и сделаю! – заявил зубоскал.

Скородум был последним зубоскалом-«стражем». И теперь он бросился вслед за Когтем. Львятам казалось, что никогда еще они не бегали так быстро! Нескоро брат и сестра остановились, чтобы перевести дух.

– Ты такой молодец! – восхитилась Калипсо, немного отдышавшись, − Как тебе пришло в голову сказать о туше буйвола?

Цезарь скромно улыбнулся:

– Я просто подумал, раз эти зубоскалы так сильно хотят есть, известие о пище, которую можно заполучить без усилий, отвлечет их от нас, и они ринутся к реке.

Придя в себя после пережитых приключений, юные хищники внимательно огляделись. Растительности тут много (ведь сейчас сезон дождей). Таких деревьев с толстыми стволами львята никогда не видели.

– Цезарь, похоже, речной поток унес нас далеко за пределы Островка, – медленно, как будто боясь чего-то, проговорила маленькая львица.

– Да, эта местность сильно отличается от нашей, – кивнул маленький лев. От волнения его голос охрип, – Калипсо, мы с тобой на Большой Земле, о которой столько рассказывали Малахит и Пушинка!

Львята были и рады, и напуганы. Та самая Большая Земля, о которой они так долго мечтали! Здесь хочется всё изучить. Но брат и сестра оказались вдали от своей семьи, а кругом – столько опасностей!

Однако львята помнили пословицу: «Крокодилов бояться – в воду не соваться». А уж они успели побывать и в воде с крокодилами, и на «завтраке» у зубоскалов. Детеныши подумали: сидеть и ждать, надеясь на то, что близкие их найдут, куда рискованней, чем двигаться.

Уловка, с помощью которой они спаслись от гиен, помогла львятам поверить в собственные силы. Цезарь и Калипсо убеждены: они смогут вернуться домой, но прежде нужно хорошенько всё исследовать, изучить! 

Брат и сестра попытались отыскать птицу-секретаря, но на всем пути им встретился лишь большой носорог. Он недовольно бормотал что-то неизвестно кому. Львята помнили: у носорогов нелегкий нрав. Все же брат и сестра решились завести с ним разговор.

– Доброе утро! – начала маленькая львица.

– С чего ты взяла, что оно доброе, это утро?! – возмутился носорог, – Я пока ничего «доброго» в нем не вижу. Даже наоборот.

Львята опасливо переглянулись.

– Мы не задержим Вас надолго, – осторожно произнес Цезарь.

– Вы меня и не задерживаете, львята! – сварливо ответил ворчун, – Если захочу, не буду с вами разговаривать и вообще пойду по своим делам.

– Мы только что убежали от гиен, – сказал Цезарь, – Столкнулись с ними у валунов, неподалеку от реки. И хотели бы узнать…

– Что ты говоришь?! – грубо прервал львенка носорог, – Там нет гиен.

– Но мы их сами видели, – запротестовала Калипсо.

– Ничего подобного! – сердито сказал носорог, – Я был у реки вчера вечером. И проходил мимо тех валунов. Там никого не было. Кроме меня.

«Неудивительно, − прошептала брату Калипсо, − наверное, от него все попрятались. Даже зубоскалы».

– Может, мы не так выразились? Сказали не то слово на эсперийском языке? – предположила Калипсо, − Вы говорите о вечере, а мы были там только что. И нас чуть не съели!

– Если бы хотели, то съели бы, – недоверчиво произнес носорог, – А коли не съели, не было там никаких гиен! Я же знаю. Я был у реки.

Калипсо сердито поморщилась и отвернулась.Цезарь нахмурился и стал водить передней правой лапой по земле. Наконец, успокоившись, он сделал глубокий вдох и попытался сказать как можно вежлевей и спокойней:

– Просто скажите, будьте любезны, где поблизости мы можем отыскать львиный прайд?

– При чем тут прайд! – взревел носорог, – Не заговаривайте мне зубы, детеныши! Я веду разговор о гиенах, а не о каких-то там львах.

Цезарь и Калипсо переглянулись. Напрасно они подошли к носорогу. Разговор с ним может затянуться до самого вечера! Носорог еще продолжал рассуждать о гиенах и реке. Он так горячо доказывал львятам: «На берегу никого не может быть!» − что начал чихать. Улучив момент, брат и сестра скрылись в высокой траве.

Убегая от заядлого любителя споров и знаменитого упрямца, львята окончательно выбились из сил. Когда ты устал, всё кажется гораздо сложнее и опаснее. Юные хищники подумали: «надо бы найти место для отдыха».

Начался дождь. Львята побежали к дереву с длинными ветвями и крупными листьями. Благодаря историям нектарниц детеныши знали: зубоскалы не станут сюда забираться. Пока ствол был еще не скользкий, забраться по нему не составило труда. Спрятавшись в кроне дерева, Цезарь и Калипсо, утомленные приключениями, задремали.

Через время небо прояснилось, выглянуло солнце. Проснувшись, детеныши осторожно, вонзая коготки в древесную кору, спустились. Львята не пошли к реке – опасались встречи с гиенами или хуже того – с носорогом. Надеясь встретить более дружелюбных животных, которые покажут безопасный путь домой, брат и сестра направились в противоположную от земель гиен сторону.

– Гляди-ка, впереди какой-то холм! Довольно высокий.

– Давай поднимемся на него! Чтобы лучше осмотреться.

 С высоты холма львята увидели животных, о которых им на уроках рассказывали взрослые. Стадо антилоп гну плотным строем шло куда-то по своим делам. Чуть поодаль резвились полосатые черно-белые (или бело-черные – кто же их разберет?) зебры. 

– Цезарь, смотри! – воскликнула Калипсо, кивая в сторону изящных светло-коричневых газелей с черными полосами на боках, – То и дело вскидывают головы! Наверное, выглядывают хищников.

– Точно! – улыбнулся Цезарь, – А там, видишь, два носорога? Затеяли о чем-то жаркий спор! А вон там вдали − большие бородавочники! Как важно вышагивают из стороны в сторону…

– Ага! – хмыкнула Калипсо.

Никогда еще львята не видели всех этих животных! Брат и сестра даже растерялись. К кому же лучше обратиться за помощью? Беспокойные газели и зебры не подпустили к себе двух, хоть и маленьких, но хищников. Один сердитый гну чуть не растоптал львят, когда те попытались приблизиться к стаду антилоп.

Хамелеонов нигде не видно. Возможно, они просто хорошо замаскировались. От носорогов лучше держаться подальше, а бородавочники скрылись за стадом антилоп. Львята удрученно побрели, куда глаза глядят. Узнать дорогу домой не так-то легко, как поначалу казалось!

Глава двадцать вторая

О новом знакомом и анекдотах

Калипсо тяжело вздохнула:

– Встретить бы леопарда или гепарда − все стало бы проще! Мы же с ними родственники. 

– Да, − кивнул Цезарь, – Думаю, птица-секретарь бы тоже помогла. Интересно, жираф не откажет в помощи львятам? – спросил, вглядываясь вдаль, маленький лев.

Там за ветвистыми деревьями виднелась голова животного с длинной-предлинной шеей и мохнатыми рожками. Брат и сестра побежали к дереву, возле которого стоял жираф. После уроков Бусары львята, конечно, рисовали в воображении этого диковинного зверя. Но в жизни он еще удивительней.

– Такой высоченный! – ахнул Цезарь.

– Ага! – восхитилась Калипсо, – Достает до самых облаков!

Цезарь кивнул и озадаченно произнес:

– Он может нас и не услышать.

– У меня есть идея! – обнадежила маленькая львица. И в один миг оказалась на дереве. – Здравствуйте! – крикнула она, пытаясь обратить внимание пятнистого великана на себя.

Гигант плавно повернул к ней свою голову и произнес тягучим голосом:

– Добрый день, дитя. Не думал, что львы теперь обитают на деревьях.

– Мы живем на земле, – сказал Цезарь, поднявшись к сестре.

– А сюда забрались, чтобы познакомиться с Вами! – добавила Калипсо.

– Очень мило с вашей стороны! – улыбнулся жираф, – Меня зовут Ку.

– Какое необычное имя! – удивились брат и сестра.

Жираф грациозно кивнул и намекнул: если львятам интересно, он расскажет историю о том, почему его так назвали. Цезарь и Калипсо в самом деле захотели узнать эту историю. Они вообще любят слушать что-нибудь интересное.

Жираф просиял. Будто он и стоял здесь только для того, чтобы дождаться того, кто станет его слушать.

– Дело было давным-давно, – степенно начал жираф. Для большей загадочности он чуть-чуть растягивал слова, – Я был тогда малышом.

– И не таким высоким? – уточнили Цезарь и Калипсо.

– Немного пониже, – скромно отозвался Ку и продолжил рассказ.

Оказалось, мама не сразу придумала для него имя. Львята этому очень удивились. Как же так – без имени?! Всем соседкам мама жирафа говорила: «Посмотрите на моего сыночка! Он особенный, и шея у него тоже – особенно длинная!»

Сказав это, жираф принялся раскачивать своей головой из стороны в сторону. Чтобы львята смогли увидеть его шею во всей красе. В самом деле, такая шея – всем шеям шея! И вся в пятнышках! Прямо по жирафьей моде. Или – жирафовой. Как правильно говорится – брат и сестра не знали.

Убедившись, что львята хорошенько рассмотрели его знаменитую шею, жираф продолжил:

– В то время на наши земли забрели… м-м-м, как же они называются… туристы!

– Туристы? – удивленно переспросили львята. Они о таких зверях слышали впервые.

– Да, – кивнул жираф, – Это такие существа, которые путешествуют, глазеют по сторонам и узнают что-то новое о новых местах.

Львята переглянулись:

– Так мы, получается, тоже сейчас как туристы?

– Кто знает... − уклончиво ответил жираф и продолжил «свою историю», – Так вот, те туристы прибыли из, дайте-ка вспомнить, – он задумался, – Они часто повторяли это слово. Из Франции! Увидев меня, они сразу стали показывать на мою шею и говорить «ку, ку».

– Ку-ку? – не поняли львята.

Жираф возразил:

- Вовсе нет! Ку, ку! Моя мама догадалась: это на их языке означает «шея». Вот почему она дала мне такое имя.

Цезарь и Калипсо сказали, что Ку очень идет его имя. Жираф улыбнулся и посоветовал детенышам (раз они всё равно забрались так высоко) отведать листочков с дальних веточек. По словам жирафа, это − объедение!

Брат и сестра поблагодарили нового знакомого, но сказали: «Мы не голодны». Должно быть, Ку забыл: львы едят не то же, что и жирафы.

Когда детеныши сказали, как зовут их самих, гигант произнес:

– Как интересно! Раньше мы не встречались, я бы запомнил такие редкие имена!

– Мы живем не на этих землях. Мы заблудились, – произнесла Калипсо. – И очень хотим…

– Ах, бедняжки! – воскликнул Ку. Он был так потрясен, что даже не дослушал до конца.

– Да, но…

– В наше жестокое время так легко потеряться в безразличии и равнодушии! – продолжил Ку, перебив Цезаря, – Знаете, я очень хорошо вас понимаю. Ведь и сам чувствую себя непонятым. Некоторые любят посмеяться над такими, как мы. Есть даже шутка, наверное, вы ее слышали: «доходит, как до жирафа». Разве можно высмеивать какие-то черты животного, к примеру, рост?! Ведь в этой шутке говорится именно о нем? 

Цезарь и Калипсо переглянулись. Высказывание, о котором говорил Ку, они слышали впервые, а потому не знали, что оно значит.

– Мы считаем, такой рост Вам очень идет, – признались львята.

– Спасибо, мои дорогие! – кивнул жираф, – Приятно думать, что есть еще создания, которые разбираются в идеалах красоты. Но я подозреваю, в этой насмешке кроется намек и на слабый слух.

– Мы будем очень благодарны, – вежливо проговорил Цезарь, − если Вы поможете нам найти дорогу.

Жираф кивнул и с гордостью заявил:

– Да, найти дорогу в жизни непросто. Вот я свой путь нашел. Ваш покорный слуга – сочинитель анекдотов!

– Это очень интересно, – осторожно заметила Калипсо, − но мы ищем свою семью!

– Минутку, семья, семья, – Ку задумался, − Был у меня забавный рассказ о семье. Погодите-ка, сейчас припомню.

Пока он раздумывал, брат и сестра потихоньку спустились с дерева.

– Куда же вы?! – опомнился Ку, заметив, что его «публика» пытается улизнуть, − Не приходят на ум анекдоты о семье, расскажу что-нибудь другое!

– Как-нибудь в другой раз, – мягко произнесла Калипсо.

– А сейчас мы ищем львов, – добавил Цезарь.

– Заходите в гости, я буду очень рад! – крикнул вдогонку Ку.

– Он странный, – призналась Калипсо, когда они с братом пробирались через заросли кустарника. 

– Да, − кивнул Цезарь, − как будто витает в облаках.

– Наверное, потому что очень высокий, и голова находится в небе, – предположила Калипсо.

– Стойте, стойте!

Львята удивленно обернулись. К ним бежал жираф.

– Неужели Ку все-таки вспомнил какой-то анекдот?! – испугалась Калипсо.

Всё же львята остановились.

– Попробуйте спросить у слонов, – произнес запыхавшийся Ку, − Они всё знают о дорогах. Думаю, они покажут вам нужную, – вздохнув, жираф добавил, − Но анекдоты они могут и не знать.

– А где нам найти слонов? – спросил Цезарь.

– Идите прямо, а у дерева, что растет там, впереди, свернете направо. Правда, куда идти дальше, я не помню.

Брат и сестра переглянулись. Всё-таки их новый знакомый – хороший зверь! Надо как-то его порадовать:

– Какие Ваши самые любимые анекдоты?

Ку с удовольствием принялся рассказывать.

Глава двадцать третья

О том, кому принадлежали следы

Прошло немало времени, прежде чем львята продолжили свой путь − Ку вспомнил так много смешных историй! И все они у жирафа − «самые любимые». Добравшись, наконец, до указанного жирафом дерева, брат и сестра повернули направо.

Детеныши долго шли, размышляя, когда же им встретятся слоны. Да и встретятся ли? Цезарь то и дело останавливался и вертел головой, втягивая носом воздух. Так он проверя, не появились ли новые запахи. Вдруг львенок снова остановился и радостно воскликнул:

 – Калипсо, смотри! Трава тут притоптана. Значит, совсем недавно кто-то по ней прошел. И, судя по размерам вмятин на земле, этот кто-то − совсем не маленького роста!

– Похоже на то, – кивнула сестра, присматриваясь, – Но опасен ли этот зверь для нас?

– Мне кажется, это слоны, – ответил Цезарь дрогнувшим от волнения голосом.

Следы на земле огромные. Возможно, они и в самом деле принадлежат добродушным слонам.

– А что если ты ошибаешься? – спросила Калипсо, − Конечно, папа и дядя Бомани о многом рассказывали на азбуке следов, но мы же никогда еще не видели настоящие отпечатки ног слонов!

 Цезарь решительно заявил:

– Есть лишь один способ проверить догадку – идти по этим отпечаткам. Они приведут нас к своим обладателям.

– Но вдруг мы выйдем на какое-нибудь опасное животное? – не унималась маленькая львица.

– Калипсо, что я слышу? – удивился Цезарь, – Ты всерьез говоришь об осторожности?!

Маленькая львица кивнула:

– Еще после наших состязаний на деревьях я стала понимать: надо быть осмотрительной. А уж теперь – тем более,  – улыбаясь, она добавила, − Я и сама себе удивляюсь! Зато ты, братик, на Большой Земле становишься настоящим сорвиголовой!

– Возможно, – уклончиво ответил маленький лев, – Но подумай сама, за последнее время мы столкнулись со столькими опасностями: разъяренными буйволами, крокодилами, бурной рекой, голодными зубоскалами и сердитым носорогом. После всего этого, что может быть ужасней?!

Поразмыслив, Калипсо кивнула:

– Да, пожалуй, испытание на прочность мы прошли. 

Цезарь оказался прав − следы вывели их к семье существ с длинными, почти до земли, носами. Хорошо были видны и тонкие белые зубы животных − бивни.

Львята увидели слонов всех возрастов, от мала до велика! Взрослые с улыбками наблюдали за малышами и следили за их безопасностью. Больше всего слоны поразили Цезаря и Калипсо своими огромными размерами.

– Я, Аджамбо[9], хочу знать, что вы тут делаете, юные охотники? – произнесла одна из слоних, подходя к львятам.

Она то и дело размахивала из стороны в сторону большими ушами. Брат и сестра подумали: на случай жары очень удобно иметь два таких «опахала»! Львята рассказали о своих приключениях.

– Вы хорошо говорите на эсперийском языке! – улыбнулась Аджамбо.

– Это взрослые нас научили! – ответили брат и сестра.

– Слышали, слонята? – наставительно произнесла Аджамбо, обращаясь к детенышам слонов, – Вот как важно слушать взрослых и учиться!

Слонята вскинули хоботы и протрубили в знак согласия. Затем они продолжили свои грязевые процедуры.

– Они уже понимают всеобщий язык, – пояснила Аджамбо львятам, – Но говорить на нем никак не научатся!

– Ничего, у них еще все впереди! – успокоила слониху Калипсо, – Я тоже приложила немало усилий, чтобы научиться хорошо говорить на эсперийском языке.

Цезарь обратился к новой знакомой:

– Будьте добры, подскажите, где сейчас находится главная слониха?

Калипсо пояснила:

– Мы надеемся, она хорошо знает местность и покажет нам безопасную дорогу к реке.

Аджамбо улыбнулась:

– Вам не нужно никого искать. Я и есть вожак. Я отведу вас к своей знакомой − самке гепарда. Она дружит с львиным прайдом, земли которого находятся как раз неподалеку от реки.

Перед уходом слониха отдала приказы: кто и как должен себя вести. Кроме этого Аджамбо сделала замечание двум слонятам, которые так разыгрались, что чуть не свалились в глубокую яму с водой!

Цезарь и Калипсо удивились: откуда здесь мог взяться такой водоем? Похоже, его вырыли специально. Аджамбо пояснила: сделали это сами слоны. Теперь здесь накапливается дождевая вода, и каждый, кто хочет пить, может утолить жажду в любое время. Цезарь и Калипсо были восхищены такой предусмотрительностью слонов, а также − их заботой о других. Аджамбо добавила:

– В период засухи слоны роют ямы, чтобы добраться до подземной воды, – Хотите пить, детеныши? – ласково спросила слониха, – Угощайтесь!

Цезарь и Калипсо кивнули. Вдоволь напившись вкусной свежей воды, детеныши поблагодарили Аджамбо за ее радушие. Все трое отправились в путь. Слониха долго вела львят. Далеко позади остались другие слоны.

Мимо Аджамбо, Цезаря и Калипсо вприпрыжку пробежали газели. Легкие, летящие, эти травоядные как будто вовсе не касались земли. Их короткие хвостики беззаботно подергивались, но длинные рога, как показалось львятам, предупреждали каждого хищника: «Мы можем дать отпор!» Цезарь и Калипсо, как завороженные, наблюдали за газелями, пока те не скрылись из виду. Слониха, заметив это, хмыкнула. Хищник – он и в любом уголке Африки хищник.

Пройдя еще какое-то расстояние, Аджамбо остановилась.

– Тут начинаются земли Грации, – пояснила слониха и протрубила несколько раз в свой хобот. 

Оказалось, это − условный знак. Перед слонихой и львятами появилась удивительно грациозная пятнистая кошка. У нее небольшая голова, длинный хвост и длинные стройные ноги. Слониха и гепард тепло поздоровались.

– Грация, извини, что отрываю тебя от охоты, но этим львятам нужна твоя помощь, – сказала Аджамбо, указывая на Цезаря и Калипсо.

– Друзья должны откликаться на первый зов, – произнесла самка гепарда и спросила львят, − Что произошло, где ваша семья?

Брат и сестра повторили рассказ о своих приключениях и попросили помочь найти короткий путь домой. Грация пообещала познакомить Цезаря и Калипсо с львицами прайда, земли которого находятся у самой узкой части реки. 

– Думаю, в том месте вы сумеете переплыть реку, – произнесла Грация своим мягким приятным голосом, – До прайда довольно далеко идти, но я вас провожу.

– Что ж, теперь вы в надежных лапах, – сказала Аджамбо Цезарю и Калипсо, – Я  могу вернуться к своей семье.

На прощание маленькие лев и львица в очередной раз поблагодарили слониху за помощь.

Глава двадцать четвертая

О том, что «туристы» всегда должны быть начеку!

Улыбаясь львятам, Грация сказала:

– Прежде всего, направимся к моим детенышам. Проверю, как они.

Однако подойдя к ветвистому кустарнику, гепард и львята увидели: там никого нет. Брат и сестра принялись успокаивать встревоженную Грацию.

Цезарь предположил:

– Маленькие гепарды просто побежали играть.

– Я запретила им уходить отсюда! – сокрушалась мама-гепард.

– К сожалению, детеныши не всегда бывают послушными, – вздохнула Калипсо. Уж это она знала по себе.

Грация тяжело вздохнула:

– Цезарь, Калипсо, оставайтесь здесь. Я − за Пятнышом и Спринтом. Не вздумайте никуда уходить! Не хватало потом искать еще и вас. 

Когда самка гепарда ушла, брат и сестра одновременно сказали друг другу:

– Надо ей помочь найти детенышей!

Для большего успеха в поисках львята решили разделиться. Калипсо напрягала слух изо всех сил. Она оборачивалась на любой шорох, надеясь отыскать потерявшихся детенышей. Наконец, удача улыбнулась ей! Из-за высоких зарослей, к которым она подошла, доносились жалобные звуки. Это был не эсперийский язык и не львиный, но маленькой львице показалось, что кричат «Мама».

– Кто здесь? – громко спросила Калипсо по-эсперийски.

После некоторого молчания ей ответили на всеобщем языке:

– Пожалуйста, помогите, мы провалились!

Зайдя в заросли, маленькая львица увидела глубокую яму, на дне которой −  двое пушистых зверят в пятнышках. У обоих детенышей небольшие закругленные ушки и по две полоски на мордочках. Малыши очень похожи на маму-гепарда.

– Не бойтесь, – крикнула Калипсо, − всё будет хорошо!

Маленькая львица огляделась. Поблизости она увидела небольшое тоненькое деревце, поваленное на землю. Калипсо подбежала к находке, ухватилась за одну из веточек и резко потянула ее на себя. Послышался треск древесины.

– Сейчас я опущу ветку в яму. Вам надо за нее ухватиться, – сказала маленькая львица, – Будьте осторожны – она может переломиться, но попытаться стоит! Кто из вас попробует вылезти первым?

– Пятныш! – сказал маленький гепард, обращаясь к брату, – Сначала – ты. Я крупней. И, возможно, меня не удастся вытащить.

– Но как же это?! – возмутился Пятныш.

– Спринта мне поможет вызволить отсюда мой брат! – заверила Калипсо.

– Откуда ты знаешь имя?! – удивились детеныши.

– Ваша мама сказала. Кстати, я − Калипсо.  

Как только Пятныш обхватил спасительную ветку всеми четырьмя лапами, маленькая львица начала его поднимать. Приложить немало усилий!

– Ура, свобода! – прокричал Пятныш через время, – Спасибо тебе, Калипсо!

Послышался знакомый голос:

– Вот вы где! 

Маленькая львица обернулась:

– Цезарь! Как ты нас нашел? 

– Мне помогли охотничьи инстинкты! – улыбнулся маленький лев. – К тому же, не встретив детенышей на своей тропинке, я пошел по той, что выбрала ты.

– Ты как раз вовремя! –  радостно сказала Калипсо.

Пока маленький лев вызволял Спринта из злополучной ямы, Калипсо следила за Пятнышом. Чтобы тот не угодил в новую переделку! 

– Впервые слышу такое необычное имя, – сказал Цезарь, когда Спринт, наконец, выбрался из ямы, и они представились друг другу.

Детеныш-гепард улыбнулся:

– Когда мы с Пятнышом только должны были появиться, одна птица-секретарь сказала маме, что от существ, говоривших по-своему, кажется, по-английски, она услышала интересное слово – «спринт». То есть, бег.

– Как она догадалась, что это – «бег»? − удивилась Калипсо.

– Она часто встречала таких путешественников и начала немного понимать их язык, – пояснил Спринт.

– Значит, мама дала тебе имя «Спринт», потому что гепарды быстро бегают? – догадался Цезарь.

– Ага! – кивнул Спринт.

А детеныш, которого из ямы вытаскивала Калипсо, хвастливо добавил:

– Меня назвали Пятнышом, потому что у меня пятнышек больше, чем у брата!

Львята и маленькие гепарды уже собирались уходить, когда неподалеку раздались чьи-то приглушенные шаги. Все обернулись.

– Мама! – обрадовались Пятныш и Спринт.

– С вами все в порядке! – радостно воскликнула мама-гепард. Маленькие гепарды улыбнулись, но тут же помрачнели – мама принялась их ругать, − Неужели так трудно хоть немного посидеть на одном месте?! – с каждым словом Грация все больше сердилась, – Вышли за пределы наших земель, могли попасть в беду! Вы будете наказаны!

Спринт и Пятныш попытались оправдаться.

– Мамочка, мы не собирались уходить далеко, – виновато пробормотал Пятныш.

– Нам просто захотелось побегать, – добавил Спринт. Он был удивлен: как мама не может этого понять? Ведь гепарды должны тренироваться, чтобы бегать быстрее всех!

Пятныш пролепетал:

– Мы так торопились устроить забег, что не заметили эту яму и свалились в нее.

– Поспешишь – гепарда насмешишь! – строго сказала мама.

– Так мы же и сами − гепарды! – отозвались детеныши.

– Ну и что! Вот мне совсем не до смеха! – воскликнула Грация, − Я учу вас быть осторожными! Спешка порой бывает опасна. Даже для гепарда. Торопиться надо с умом и не всегда!

– Но всё обошлось! – воскликнули маленькие гепарды, − Цезарь и Калипсо выручили нас.

– Правда? – изумилась Грация. Похоже, она заметила львят только сейчас.

Брат и сестра смущенно опустили глаза. Спринт и Пятныш обрадовались: мама переключила внимание на кого-то другого. Может, она и вовсе забудет о том, чтобы их наказывать?

– Цезарь и Калипсо – настоящие герои! – воскликнули Спринт и Пятныш.

– Помогать другим – благородный поступок! – произнесла Грация с тёплой улыбкой.

Львята радостно переглянулись. А Спринт и Пятныш в очередной раз пообещали маме: теперь они всегда будут ее слушаться!

Когда все успокоились, Цезарь поинтересовался:

– Что это за яма? Она не похожа на ту, которую мы видели у Аджамбо.

Грация кивнула и сказала:

– Это ловушка.

– Ловушка?! – удивились львята.

Мама-гепард грустно пояснила:

– Животных, устроивших эту западню, называют двуногими или людьми. Среди них бывают разные. Но те, что охотятся на зверей и птиц − опасные. Браконьеры! Всякого, кто попадает в такие ямы, они забирают с собой. Куда, я не знаю, но вряд ли несчастному, который окажется в плену у людей, можно позавидовать. Поэтому вы все должны быть начеку!

Сказав это, Грация побыстрей увела львят и маленьких гепардов как можно дальше от ямы.

Глава двадцать пятая

О том, как весело бывает в путешествии!

Пятнышу и Спринту не хотелось так быстро расставаться со своими новыми друзьями. Цезарю и Калипсо тоже понравились маленькие гепарды – озорные непоседы. Но львятам надо возвращаться домой, на их родной Островок. Мама-гепард заверила своих малышей: когда-нибудь они еще встретятся с львятами. Маленькие гепарды загрустили. Еще неизвестно, когда наступит это самое «когда-нибудь».

– Мы тоже проводим львят! – заявил Спринт, а Пятныш энергично закивал.

Цезарь и Калипсо повеселели. По пути к прайду детеныши рассказывали друг другу истории и легенды об африканских жителях. Львята и маленькие гепарды были так увлечены своим занятием, что не заметили, как землю накрыла тень.

– Стойте. Посмотрите-ка, − Грация подняла голову к небу. Все детеныши последовали ее примеру, – Видите, какие тучи? Они, словно большие птицы с темными крыльями, спрятали солнце! Скоро начнется ливень. Лучше его переждать. Да и к реке в такое время подходить небезопасно.

Львята согласились. В конце концов, ничего страшного не случится, если они еще немножечко погостят на Большой Земле. Вот выйдет солнышко − они отправятся в путь. А пока можно спрятаться в пещере, в которую новые знакомые – гепарды – их так любезно приглашают.

Пещера – хорошее укрытие от дождя. Тут не мокнешь и можешь приятно провести время с хорошими зверями. Грация прилегла отдохнуть. Она надеялась: пока здесьЦезарь и Калипсо,с ее малышами ничего не случится. Львята стали рассказывать Спринту и Пятнышу о своем доме. Маленькие гепарды с интересом слушали Цезаря и Калипсо. Им хотелось узнать как можно больше о жизни на Островке. А львятам любопытно все, что связано с гепардами!

Пятныш и Спринт еще плохо знали всеобщий язык, поэтому то и дело переходили на свой – гепардий. Цезарь и Калипсо почти всё понимали, поскольку этот язык схож с их родным – львиным. Неудивительно, ведь и гепарды, и львы – кошачьи!

– Вы когда-нибудь присутствовали на охоте? − спросила Калипсо.

Спринт и Пятныш замотали головами и с сожалением произнесли:

– Мама говорит, еще рано!

– А мы уже присутствовали! − похвасталась Калипсо. Цезарь кивнул.

Маленькие гепарды спросили: «И как вам?» Цезарь и Калипсо со знанием дела ответили: «Это – незабываемо для каждого хищника!»

Поразмыслив, Цезарь спросил:

– Гепарды охотятся на огромных территориях или нет?

– По размеру наши земли невелики. Мы не бегаем на большие расстояния, потому что температура тела может сильно повыситься, а это небезопасно для жизни! – ответил знающий всё о гепардах Спринт.

– Зато гепарды – самые-самые быстрые наземные млекопитающие! – похвастался Пятныш.

– Да, это мы знаем, – улыбнулись Цезарь и Калипсо.

– Одно плохо, − заметил Спринт, − после быстрого бега, у гепарда может не остаться сил на то, чтобы защитить добычу от грабителей.

– Несправедливо! – возмутились потрясенные львята, − Одни трудятся, а другие приходят на все готовое! 

Цезарь, Калипсо и маленькие гепарды говорили ещё о многом. Были слышны звучные раскаты грома, но детеныши не обращали на это внимания. Время, которое они провели вместе, пролетело быстро, словно сокол-сапсан. Пятныш и Спринт − очень веселые! Цезарь и Калипсо решили, что обязательно скажут об этом остальным львятам с Островка. А вот мама-гепард − очень серьезная. Но это, наверное, обычное дело для большинства взрослых. И не только гепардов.

Дождь всё лил и лил. Музыка его капель убаюкивала, глаза у детенышей стали слипаться. Цезарь, Калипсо, Спринт и Пятныш уснули. Ночь была тихая и спокойная.

Проснувшись утром, Цезарь и Калипсо увидели: дождь прекратился, выглянуло солнце, а Спринт и Пятныш делают зарядку. «Для развития ловкости и гибкости», − пояснил Спринт. Пожалуй, всё это может пригодиться не только гепардам! Брат и сестра принялись выполнять упражнения вместе с Пятнышом и Спринтом. Вскоре с охоты вернулась Грация и накормила всех детенышей.

Малышам Спринту и Пятнышу захотелось спать. Львята сказали, улыбаясь:

– О нас не беспокойтесь, идите отдыхать.

Маленькие гепарды попрощались с Цезарем и Калипсо и отправились в пещеру. Грация довела львят до границы между ее территорией и землями львиной семьи. Самка гепарда сказала Цезарю и Калипсо никуда не уходить, а сама отправилась на поиски львиц.

– Может, мы тоже пойдем их искать? – нетерпеливо спросила Калипсо. Всё-таки не любила она подолгу сидеть на одном месте!  

Однако Цезарь считал, что лучше дождаться гепарда:

– Ты же слышала Грацию. Нам надо оставаться здесь. Она должна предупредить львиц о том, что на их землях появились гости, то есть, мы. 

Брат и сестра стали спокойно ждать возвращения гепарда. Вернее – Цезарь терпеливо ждал, а Калипсо ходила из стороны в сторону и недоверчиво оглядывалась по сторонам.

– Цезарь, мне кажется, в кустах кто-то прячется.

– Уверена?

– Прислушайся хорошенько!

– Ты права, – маленький лев прижал уши к голове, – Похоже, опасности продолжаются!

– Я проверю, – прошептала Калипсо.

После долгого дождя трава была еще важная, и лапы по ней немного скользили. Не успела маленькая львица приблизиться к кустам, как произошло сразу несколько событий: послышался голос Цезаря и звуки борьбы, а на саму Калипсо навалилось нечто с острыми когтями и зубами. Но неведомый враг еще не знал, с кем имеет дело! Маленькая львица оттолкнула обидчика и приготовилась к броску. Присмотревшись, она удивленно воскликнула:

– Львенок?! Ты кто?

– А ты что здесь делаешь? – незнакомец был удивлен не меньше Калипсо.

– Я надеялась на помощь сородичей, а меня чуть не свалили с ног! – сердито сказала маленькая львица, – Это не очень дружелюбно!

– Твой удар тоже не назовешь слабым! – отозвался львенок, потирая ушибленную голову.

– Так тебе и надо – не будешь больше нападать на беззащитных девочек.

– Не такая уж ты беззащитная! Дерешься что надо! – заметил незнакомец.

– Спасибо! – Калипсо была польщена.

Львенок пояснил:

– Когда я сидел в засаде, ветки кустарника закрывали весь обзор, поэтому прыгать пришлось наугад. Я не знал, на кого нападаю, лишь слышал шорохи. Мы с сестрой просто хотели попрактиковаться в охоте.

– С сестрой?

– Да, с сестрой! – воскликнул Цезарь, подходя к Калипсо, – Она, должно быть, приняла меня за антилопу гну!

Калипсо обернулась. Неподалеку от ее брата стояла маленькая львица.

Глава двадцать шестая

О том, что одна встреча может изменить всё

Цезарь и Калипсо с интересом разглядывали незнакомцев. У этих львят большие лучистые глаза, а шерстка немного светлее, чем у детенышей с Островка. Калипсо подумала: «Глаза маленького льва с Большой Земли будто все время смеются. Как если бы он постоянно затевал что-то веселое». «Какая у нее улыбка» − отметил Цезарь, глядя на маленькую львицу, а вслух сказал:

– Я сидел спокойно, никого не трогал, и вдруг на меня неизвестно почему набросились!

– Мне надо было как-то испытать свои силы, – мягко пояснила маленькая львица и приблизилась к Цезарю. Ее движения, как и речь, плавные и размеренные, − Мы с братом разделились: он выбрал для засады куст, а я скрылась в высокой траве − чтобы обзор был лучше. Но тебе, маленький лев, не на что жаловаться. Умеешь отражать атаку!

Цезарь смущенно улыбнулся. Брат маленькой львицы громко и стремительно проговорил:

– Давайте знакомиться! Меня зовут Лео. У двуногих на древнем языке, кажется, на латыни, этим словом называли львов. Одна наша тетушка так сказала.

– Здорово! А меня зовут Цезарь.

– Меня − Калипсо.

– Я − Муза.

Все детеныши радостно переглянулись. Теперь, когда узнали имена друг друга, стали как-то ближе и роднее.

Лео, прокашлявшись, важно произнес:

– Это я предложил сестре устроить здесь тренировки. Хорошее место.

– Так ты пытался тренироваться? – насмешливо спросила Калипсо и пристально посомтрела на маленького льва.

– Что значит «пытался»?! – воскликнул он.

Калипсо хмыкнула и заявила:

– Знаешь, если ты всегда будешь так шуметь, выслеживая добычу, то останешься голодным.

Лео нахмурился:

– Думаешь, я плохой охотник?

– Нет. Но нельзя быть таким неуклюжим – я услышала тебя за пять метров!

– Ну, расстояние было гораздо меньшее, – попытался восстановить справедливость Цезарь. 

– Неужели меня тоже было слышно? – расстроилась Муза.

– Нет, нет, – успокоил ее Цезарь, – ты подкралась очень тихо!

Лео спросил, обращаясь к сестре Цезаря:

– Думаешь, тебе известно о тонкостях охоты гораздо больше, чем мне?

 Каилипсо довольно кивнула:

– Рада, что ты это признал.

В глазах Лео блеснул огонек:

– Тогда обучи меня всем хитростям. 

– Так и быть, – отозвалась Калипсо, притворно вздыхая.

– Я тоже могу рассказать кое-что интересное, – сказал Лео и хитро добавил, − Мне известны кое-какие охотничьи секреты!

Цезарь и Муза в это время вели «свой» разговор.

– Спорить не буду – в засаде сидеть ты умеешь. Но сможешь ли догнать добычу? – спросил маленький лев, глядя на Музу.

– Неужели сомневаешься в моих способностях? – удивилась она.

– Немного, – ответил львенок, лениво потягиваясь.

– Смотри, как бы потом не пришлось жалеть! – предупредила сестра Лео.

– Не придется, – улыбнулся Цезарь, – Ну что, наперегонки до того дерева?

– Согласна! 

Цезарь и Муза выяснили: бегают они одинаково быстро, а Лео и Калипсо поделились друг с другом ценными знаниями об охоте. Если бы через некоторое время Грация не привела львиц, львята, наверняка резвились бы до самого наступления засухи, а до него еще очень далеко!

Львицы пообещали самке гепарда присмотреть за Цезарем и Калипсо. Попрощавшись со всеми, Грация отправилась домой. «Еще раз большое спасибо за помощь!» − прокричали Цезарь и Калипсо ей вслед.

Позже Лео и Муза сказали: «В нашем прайде есть еще двое маленьких львов и маленькая львица с мелодичным голосом. Ее так и зовут – Мелодия». Глядя на резвившихся детенышей, взрослые львицы посоветовали Цезарю и Калипсо не попадаться на глаза вожаку:

– Он разозлится, если увидит вас. Вы, хоть и маленькие, но чужаки! Сейчас наш вожак у реки, поэтому мы отведем вас туда позже, когда лев займется осмотром границ. Пока, для вашей же безопасности, оставайтесь тут.

Чтобы брату и сестре не было скучно, Муза и Лео решили не уходить. В разговоре с новыми друзьями Цезарь и Калипсо перешли на родной львиный язык. Всем всё понятно и нет лишних вопросов. Как приятно!

Львята рассказывали друг другу разные истории, потом играли. А после – снова рассказывали истории и снова играли. Что может быть лучше?! К вечеру пришла одна из львиц и объявила:

– Цезарь, Калипсо, мы идем к реке.

Брат и сестра рады, что скоро вернутся домой. Но так не хочется расставаться с Лео и Музой! Вдали раздался звучный рык взрослого льва. 

– Лео, Муза, вас зовут! – сказала львица.

– Но мы хотели проводить друзей! – запротестовал Лео.

– Мы можем пойти  позже? – спросила Муза.

– Это исключено – вожак такой нетерпеливый! Он будет вас искать и увидит Цезаря и Калипсо. Вы же не хотите, чтобы они пострадали?

Конечно, Лео и Муза этого не хотели − пришлось уйти. Цезарь и Калипсо растерянно смотрели им вслед.

– Не грустите! – сказала львица, – Идемте скорее, иначе вожак заметит вас.

По дороге Цезарь и Калипсо огорченно переглядывались. Как бы еще повидаться с Лео и Музой? Пройдя совсем немного, львица остановилась, прижала уши к голове и оскалилась:

– Я чувствую, где-то поблизости чужак!

В подтверждение этого львята услышали тревожные крики зебр. Цезарь и Калипсо обеспокоенно прошептали:

– Может, это люди?

– Человек никогда не вторгался сюда, – отозвалась хищница, − Почему вы так думаете?

– Неподалеку от земель Грации мы видели ловушки, – ответили  брат и сестра.

Львица задумалась. Если это действительно так – им всем угрожает опасность.

– Я выясню, в чем дело, а вы отправляйтесь к дереву – оно ближе, чем река. Забирайтесь повыше и ждите остальных детенышей! – скомандовала она и исчезла в высокой траве.

Цезарь и Калипсо тревожно переглянулись. Как же всё-таки выглядит этот самый «человек», что за зверь такой? И как себя с ним вести? Сокол с их Островка об этом не рассказывал. Брат и сестра направились к дереву. Вдруг послышался шелест. Цезарь и Калипсо обернулись.

К ним приближались двое существ. Наверное, люди! Перемещались они на задних лапах, а передними держали какие-то блестящие трубки и странные предметы с прутьями. Шерсть покрывала лишь головы людей. Ноги и тела этих диковинных существ были скрыты какой-то материей.

Между собой они общались на языке, неизвестном львятам. От страха Цезарь и Калипсо не могли сдвинуться с места. Когда брат и сестра все же решились бежать, то услышали два резких щелчка, после которых всё поплыло перед глазами…

Глава двадцать седьмая

О том, кто же это?!

– Как у меня болит голова! – простонал Цезарь, открывая глаза. Уши львенка раздражал неприятный, гудящий звук.

Рядом лежала Калипсо. Маленькая львица спала. «Как я рад, что с ней все в порядке», − с облегчением вздохнул Цезарь. Львенок огляделся. Их обоих окружали прутья, которые мешали выбраться наружу.

Вдобавок Цезаря трясло, хоть он и лежал. Странно всё это! Присмотревшись, маленький лев увидел: пол под ним движется! То и дело происходили резкие толчки, откуда-то доносились странные звуки и шорохи.

Собравшись с силами, Цезарь поднялся на ноги и подошел к прутьям. После странного сна он пока плохо видел, но всё же смог различить ещё несколько странных штуковин с прутьями. И гору высохшей травы.

– Цезарь, куда мы попали? – спросила Калипсо, проснувшись после очередного толчка.

– Не знаю, − произнес львенок, и добавил, переходя на эсперийский язык, − Здесь есть еще кто-нибудь? – не дожидаясь ответа, он тяжело вздохнул, – боюсь, от людей убежать гораздо сложнее, чем от зубоскалов или буйволов.

– Я бы даже сказал так: свершится чудо, если вы сможете выбраться на свободу, – произнес низкий приятный голос, немного растягивая слова.

От неожиданности львята подпрыгнули:

– Кто это?

Последовал ответ:

– Такой же пленник, как и вы. Посмотрите внимательней на клетку, что слева от вас.

Брат и сестра переглянулись. Выходит, эти приспособления с прутьями называют «клетками»? Неприятное слово! Соседом львят оказалось животное с короткой рыжеватой шерсткой, горящими желтыми глазами и длинными изящными кисточками на ушах.

– Кто Вы? – спросили львята.

– Я – каракал. Как и вы − из семейства кошачьих. Мое имя – Бонгани[10], но друзья зовут меня Бон.

– Львята проснулись, теперь познакомимся! – раздался другой, более высокий голос.

В очертаниях, высокой клетки, стоявшей напротив них, брат и сестра увидели изящную птицу серой окраски с золотистыми перьями на голове.

– Я венценосный журавль – Руа́.

– Сейчас угадаю, − сказала Калипсо, − это какое-то слово из английского?

– Нет, из французского, – улыбнулся журавль, – За моими родителями наблюдали орнитологи из Франции. Потом появился я. Они мне и дали такое имя. Означает «король».

– И правда, хохолок похож на корону! – кивнули брат и сестра. Точно, как им рассказывал Малахит.

– А кто такие эти орни-тологи? − спросил Цезарь.

– Это вид людей, который изучает птиц, – пояснил Руа́.

– Да, ведь не все люди плохие. – произнесла длинноногая птица, находившаяся в другой клетке, – Меня зовут Роза.

– Вы фламинго?! − догадались львята.

Птица кивнула. Ее красно-розовое оперение – очень красивое! Львята представились и рассказали о своих приключениях. Журавль, фламинго и каракал объяснили брату и сестре: они попали к браконьерам. Трубки, которые были в руках у людей – ружья.

– Что теперь будет со всеми нами? – озадаченно спросили львята.

– Мы стараемся не думать о худшем, – отозвался Бон, – Знаем лишь одно: эти люди ездят по всей Африке в поисках разных животных и птиц. Тех, кого поймали, они помещают в клетки и перевозят на, забыл, как это называется?

– На грузовике, – подсказал Руа́.

– Так мне не показалось, – воскликнул Цезарь, − мы движемся?!

– Нет, не показалось, – с грустью произнесла Роза.

– Значит, мы всё больше отдаляемся от реки, едем в противоположную от Островка сторону? – встревожилась Калипсо.

– Так вы с Островка? Да, увы, это так: ваш дом с каждой минутой становится дальше, – вздохнул Бон. 

– Не унывайте, – попытался успокоить львят Руа́, – чтобы поймать животное, люди стреляют в него снотворным. Сейчас вам нужно хорошенько выспаться! Тогда почувствуете себя лучше. К тому же, на свежую голову приходит гораздо больше хороших идей.

Обеспокоенные, львята долго ворочались. Нетрудно понять, почему: Цезарь и Калипсо пытались составить план побега! Но ничего дельного в голову не приходило. Грузовик продолжал ехать, надежда на то, что удастся сбежать, стала таять, словно мираж в пустыне Сахара. Измученные тревожными мыслями, детеныши в конце концов уснули. 

Спустя некоторое время их разбудил тихий, но настойчивый голос Бонгани:

– Львята, вставайте, вставайте!

Первым пробудился Цезарь. Маленькому льву показалось, будто кто-то снова нападает, и он, выпустив когти, бросился на прутья клетки.

– Успокойся, – прошептали Руа́ и Роза.

– Не шуми, – предостерег Бон, – Иначе придут люди.

– Простите, – смутился львенок.

– В чем дело? – испуганно спросила Калипсо, открывая глаза и потягиваясь.

– Есть хорошая новость, – улыбнулся Бон, – грузовик остановился.

– Это добрый знак, – заметила Роза, − Но для того, чтобы очутиться на воле, нужно ещё как-то выбраться отсюда!

Все задумались. Оглядываясь по сторонам, Калипсо заметила необычный предмет:

– Что это, на пустой клетке, которая стоит в углу? – спросила маленькая львица.

– Пульт с кнопками, – ответил Руа́, – Если нажать на них, все клетки откроются.

Цезарь задумчиво произнес:

– Добраться до пульта сможет только тот, кто сам высвободится из клетки.

– Если окажетесь снаружи, вам не нужен будет пульт! – сказал Руа́, − Для вас, детеныши, главное – как можно быстрее убежать!

Маленькие лев и львица замотали головами:

– Мы не оставим вас тут! Спасаться – так вместе!

– Это благородно, но не разумно, – промолвил Бон, – Журавль прав: главное – ваша свобода. Вы еще слишком юны, чтобы мучиться в неволе!

Спорить с каракалом брат и сестра не стали, но твердо решили: они помогут бежать остальным животным. На время все замолчали. Каждый пытался придумать: как убежать, пока грузовик стоит? Конечно, это непросто – иначе Бон, Роза и Руа́ уже давно были бы на воле. 

Вдруг маленькая львица спросила:

– Бон, ты сказал, если мы будем шуметь, придут люди?

– Да, – кивнул каракал, − они захотят проверить, всё ли у нас в порядке.

– Прекрасно! – обрадовалась Калипсо.

Цезарь, каракал и две птицы с тревогой посмотрели на Калипсо. Всё ли с ней в порядке? Видя всеобщее замешательство, маленькая львица улыбнулась и разъяснила свой план.

– Сестричка, ты молодец! – восхитился Цезарь.

– Ты спас нас от гиен, – улыбнулась Калипсо, −  а я попробую вызволить отсюда!

– Сработает ли? – пробормотал Бон задумчиво.

– Рискнуть стоит, – промолвил Руа. Роза кивнула.

Глава двадцать восьмая

О том, что находчивые выход найдут!

Вскоре из кузова грузовика раздались звуки борьбы. Один из браконьеров прибежал на шум и начал что-то выкрикивать на своем языке. По выражению его лица стало понятно: он рассержен из-за того, что львята дерутся друг с другом! Интуиция не подвела Калипсо: браконьеру совсем не хотелось, чтобы юные хищники испортили свои ценные шкурки! Человек бросился к клетке. 

Как только щёлкнул замок и дверца приоткрылась − Калипсо выскочила наружу. Огромные руки браконьера, похожие на страшных пауков, попытались ее схватить! Но Цезарь вцепился в крючковатые пальцы. Раздался истошный вопль.

Маленькая львица запрыгнула на заветную клетку и принялась нажимать на кнопки пульта. Раздалось радостное звяканье замков. Один миг – и Бон, Руа́, Роза оказались на свободе!

«Убегаем!» – крикнул Руа́, а Цезарь, наконец, разжал челюсть. Браконьер хотел поймать маленького льва, но ему помешал оскалившийся Бонгани. Выбравшись из кузова, львята поняли: битва еще не окончена. На животных надвигался второй человек, в руках у него было ружье!

Но браконьер еще не знал, что его ждет, ведь животные и птицы решили объединить усилия. Не успел человек поднять свое опасное оружие, как на него с воинственными криками налетели журавль и фламинго. Каракал и львята стали кусать незадачливого охотника за ноги. Браконьер уронил ружье и с криками о помощи вернулся в грузовик.

Львята, каракал и птицы бросились врассыпную. Оказавшись на безопасном расстоянии от грузовика, Цезарь и Калипсо остановились. Что делать дальше?

– Где же остальные, неужели их поймали? – Калипсо с тревогой вглядывалась туда, где остались люди.

– Нужно выяснить, – сказал Цезарь.

– Всё в порядке, неугомонные храбрецы! – раздался где-то рядом знакомый голос.

– Бон! – воскликнула Калипсо.

– Мы не заметили, как ты подошел! – удивился Цезарь.

– Всё просто, – улыбнулся каракал, – убегая от людей, я сделал небольшой крюк. Чтобы сбить их со следа. Поэтому я подошел не с той стороны, с которой вы ожидали меня увидеть.

– Где же Руа́ и Роза? – спросили львята.

Бон не успел ответить − рядом с ним приземлились фламинго и журавль.

– Молодцы, львята! – похвалил Руа́, – Благодаря вам все мы оказались на воле!

– Настоящие герои! – подхватила Роза.

– Мы все неплохо потрудились! – возразила Калипсо.

– Вместе справились с браконьерами! – добавил Цезарь.

– Скромность ни к чему, – сказал Бонгани, – помощь другим, когда могли спастись сами – настоящее благородство!

Сейчас они далеко от браконьеров, но всё же Бон, Руа́, Роза, Цезарь и Калипсо решили поскорее отправиться в путь. Каракал заверил журавля и фламинго, что доведет Цезаря и Калипсо до земель гепардов. Только после этого он сам отправится домой. Руа́ и Роза попрощались с каракалом и львятами и, взмахнув своими большими крыльями, взлетели в ночное небо.  

Львята подняли головы, казалось, что луна – хранительница ночи и мечтаний – выглянула из-за туч и подмигнула: «Молодцы! Доброго всем пути!» Пройдя некоторое расстояние, путники остановились отдохнуть и спросили у Бона, откуда он родом?

– Мы с сородичами живем в пустыне и храним ее тайны, – пояснил каракал.

– Разве у пустыни есть какие-нибудь тайны? – изумились львята.

– О, да! – кивнул Бон, − Множество! Именно поэтому мудрецы уходят в пустыню. Там они беседуют с ней.

– И она отвечает? – заинтригованно спросил Цезарь.

– Только тем, кто терпелив, – глубокомысленно заметил каракал.

Бон, Цезарь и Калипсо снова продолжили путь. Шли долго, но никого не видели, местность казалась пустынной. Львята и каракал оказались вдали от стоянок слонов или пастбищ травоядных. Хищники тоже не встретились, ведь они, как известно, неподалеку от тех, на кого охотятся.

Чтобы было не так скучно, Цезарь и Калипсо взялись обсуждать успешный побег от браконьеров. Бон о чем-то размышлял, чуть позже он произнес:

– Не знаю точно, в какую сторону идти дальше.

Брат и сестра задумались. Неожиданно кустарник, росший неподалеку, зашелестел. Из-за тонких веточек выглянула голова птицы с диковинной прической из перьев. Возле глаз у незнакомки − оранжевые пятна.

– Птица-секретарь! – обрадовались детеныши.

Незнакомка подошла к львятам и каракалу и спросила, не видели ли они змею?

– Я, знаете ли, большая любительница змей – они такие вкусные! У меня сейчас бессонница – вот и решила перекусить.

Львята поморщились. Какие необычные бывают вкусы у жителей Африки!

Птица-секретарь сказала:

– Что ж, поищу позже. Кстати, Меня зовут Руна.

Цезарь, Калипсо и Бон представились.

– Вы знаете Малахита? – спросил Цезарь.

Птица удивленно кивнула.

– Мы его друзья! – радостно пояснила Калипсо, – Львята с Островка.

Руна улыбнулась:

– Давненько я не видела Малахита. Выходит, они с Пушинкой переселились на Островок? А как все вы тут оказались?!

Львята и каракал принялись рассказывать. Руна удивленно заморгала: сколько же им пришлось преодолеть препятствий! Птица с радостью показала новым знакомым, в какую сторону нужно идти. 

Дорога до земель гепарда неблизкая. Начало светать. Детенышам захотелось пить. Где же дождь, когда он так нужен?! Пройдя несколько метров, каракал и львята  обнаружили искусственный водоем.

Бон предположил:

– Думаю, этот колодец вырыли слоны для других зверей. Просто проходили мимо и решили позаботиться о тех, кто окажется здесь. Известно, что у этих крупных животных – большое сердце, они очень добры! 

Утолив жажду и немного отдохнув, Цезарь, Калипсо и Бон продолжили путь. Стало попадаться всё больше деревьев, кустарников, а с ними – и животных. Зебры пугливо замотали головами, когда каракал и львята проходили мимо. Антилопы гну зафыркали что-то на своем языке.

На ветвях одного из деревьев Цезарь, Калипсо и Бон заметили леопарда. Тот лениво кивнул им в знак приветствия и с неохотой поинтересовался, голодны ли они? Львята и каракал замотали головами. Леопард, кажется, вздохнул с облегчением и продолжил размещать на дереве тушу антилопы. Управившись, он грациозно скользнул вниз. Львята смотрели на него с восторгом: «Какой сильный – такую тяжесть поднял на такую высоту! Туда уж никакие «мародеры» не доберутся».    

Цезарь, Калипсо и Бон продолжили свой путь. Через некоторое время львята радостно воскликнули – они подошли к территории гепардов!

– Что ж, теперь я могу идти домой, – произнес Бон, когда к ним приблизилась Грация с двумя шалунами-детенышами. К счастью, их браконьеры не заметили во время своего вторжения.

– Спасибо за всё, Бон. Мы не забудем тебя! – пообещали львята, обняв на прощание каракала.

– Я тоже буду о вас помнить,  – улыбнулся он. − Рад, что познакомился с такими умными и смелыми львятами!

Глава двадцать девятая

О том, что в семье по-прежнему ждут!

Брат и сестра продолжили свой путь. На всякий случай мама-гепард проводила их до земель прайда. Рядом с ней резво бежали Спринт и Пятныш. Цезарь и Калипсо устали, но хотели скорее вернуться на родной Островок, поэтому не останавливались. По дороге брат и сестра надеялись встретить своих друзей-львят. Вскоре впереди показались земли прайда Лео и Музы.

Грация хотела отыскать львиц, но Цезарь и Калипсо заверили ее: «Мы сами справимся!». Пятныш и Спринт снова расшалились и убежали. Мама-гепард бросилась за ними. Львята продолжили идти, разговаривая о будущей встрече с семьей и друзьями. Вдруг Цезарь остановился.

– В чем дело? – удивилась Калипсо.

Маленький лев ответил:

– Мне кажется, за нами кто-то наблюдает.

Маленькая львица огляделась: кругом высокая трава – хорошее укрытие для засады.

– Может, это кто-то из прайда Лео и Музы? – предположила Калипсо.

– Я так не думаю. – Цезарь прижал уши к голове, – Нужно присмотреть какое-нибудь дерево, чтобы в случае опасности…

Но договорить он не успел – из травы показался взрослый лев. По злобному блеску глаз незнакомца и его потрепанному виду стало ясно: на этих землях он чужак, и намерения у него совсем не дружелюбные! Скорее всего, львята встретили одиночку, который скитался в поисках пищи. Брат и сестра побежали к ближайшему дереву. Но незнакомец в два прыжка обогнал их и преградил путь.

– Какой приятный сюрприз! – пророкотал он, глядя на львят.

– Ну, это кому как, – съязвила Калипсо.

Лев ухмыльнулся и сказал, облизываясь:

– Обеденное время уже прошло, но я голоден и с удовольствием подкреплюсь парочкой львят!

– А что, на взрослых антилоп сил уже не хватает? – хмыкнул Цезарь.

– Да вы не из робкого десятка! – усмехнулся лев. Смелость детенышей его позабавила.

Брат и сестра попытались его запугать:

– Вы сейчас на чужой территории. Не боитесь нарваться на здешнего вожака?! Это опасно!

– Хватит! – прорычал незнакомец, − Сейчас, маленькие наглецы, я покажу вам, кто здесь опасен!

Когда лев наклонился к детенышам, Цезарь и Калипсо выпустили когти и ударили его по морде. Чужак взвыл от боли и отошел на несколько шагов, а брат и сестра успели залезть на дерево. Как можно выше. Когда-то папа говорил брату и сестре: «Взрослые львы не любят забираться на деревья − они слишком тяжелы для этого». Львята надеялись, что здесь, на ветке, они в безопасности. Но долго ли детеныши смогут здесь находиться?

– Карабкаться мне неохота, – пробурчал лев, потирая ушибленное место, − Скоро вы сами спуститесь! Тогда я поем!

– Как же нам быть? – прошептала маленькая львица, испуганно глядя на брата.

Послышались знакомые голоса:

– Цезарь, Калипсо!

К дереву приближались Лео, Муза и несколько львиц.

– Откуда вы, – начал было Цезарь.

– Мы издалека увидели, как на вас напал лев, и побежали за взрослыми, – крикнули брат и сестра.

Лев испуганно переводил взгляд с Цезаря и Калипсо на Лео, Музу и львиц. Похоже, он начал жалеть о том, что связался с детенышами.

– Чужак, ты забыл, какой прием тебе оказали в прошлый раз? – грозно сказала одна из львиц.

– Нет, такое не забывается, – пробормотал, незнакомец, пятясь, – До сих пор синяки есть.

– То-то же! – прорычали львицы.

Чужак бросил взгляд на дерево, потом – снова на львиц:

– Но эти львята не из вашего прайда, какое вам до них дело?

– Цезарь и Калипсо под нашей защитой, – взревела старшая львица, – Если не хочешь снова встретиться с нашим вожаком, уходи с наших земель раз и навсегда!

Дважды повторять не пришлось, не успели львята оглянуться, как незнакомца и след простыл. Спустившись на землю, Цезарь и Калипсо поблагодарили друзей и львиц за свое спасение.

Дружная компания направилась к реке. Цезарь и Калипсо вкратце рассказали о своем побеге от браконьеров, а Муза и Лео сообщили: «Львят из нашего прайда люди не успели поймать − они торопились покинуть эти места. Скрывались от кого-то». Вдруг откуда-то сверху раздался радостный возглас. Цезарь и Калипсо подняли головы и увидели нектарницу! От волнения птичка лишь беззвучно открывала и закрывала клюв.

– Малахит! – радостно закричали Цезарь и Калипсо. 

– Цезарь, Калипсо! – вымолвила, наконец, птичка, − Вы живы! Мы верили, верили! − его черные глаза-бусинки блестели от слез.

Львята попросили рассказать о событиях на Островке после того, как они с Мэем, Лирой и Акоко прыгнули в реку.

– Мы с Пушинкой в тот день ждали появления птенчиков, − начал Малахит, − обо всём нам стало известно гораздо позже. Львы и львицы, угомонив буйволов, бросились к реке. Там дрожащие Акоко, Лира и Мэй рассказали взрослым, что вы остались в воде, с крокодилами. Львы и львицы так перепугались!

Цезарь и Калипсо переглянулись:

– Не стоило волноваться – со всеми трудностями мы справились! И друзья нам помогли!

Малахит улыбнулся:

– Кроме вас об этом никто не знал! Львы и львицы попытались выяснить у крокодилов, где вы, но те только злобно огрызались в ответ.

– Еще бы! – ухмыльнулась Калипсо, − Они же остались голодные!

– А что было дальше? − спросил Цезарь.

– Монифа и другие львицы вместе с детенышами искали вас на берегу, со стороны Островка. Бомани отправился к границе с другим прайдом Островка. А Джелани переплыл реку.

– Ух ты! − восхитились брат и сестра, – получается, мы с папой не встретились, потому что покинули берег, спасаясь от крокодила!

– Да, – кивнула нектарница, – Этот крокодил напал на Джелани. Не пугайтесь, всё в порядке! – добавила птичка, увидев, как испугались львята, – Потом ваш папа встретил гиен, которые сказали, будто на завтрак у них были львята!

– Это они от досады так сказали! – воскликнула Калипсо.

Цезарь добавил:

– Мы же их перехитрили – вот зубоскалы и злились!

– Какие вы молодцы! – рассмеялся Малахит и задиристо добавил, – Эх, жаль меня там не было – я бы им показал, этим гиенам!

Цезарь и Калипсо улыбнулись. Дальше львята узнали: их папа столкнулся с носорогом, который утверждал: никогда никого не видел он на берегу.

– Джелани не поверил этому, − сказала птичка, − но вы, наверное, уже далеко от него находились, потому папа так вас и не нашел и, опечаленный, вернулся на Островок, − Малахит смотрел на львят так, будто они не виделись много лет, − Услышав, что произошло, я отправился искать вас на Большой Земле, и вот, мы встретились! Никуда не уходите, я скоро вернусь – полечу на Островок и позову вашего папу – он поможет перебраться через реку! – сказав это, нектарница улетела. 

Добравшись до Островка, Малахит обрадовал всех: «Цезарь и Калипсо нашлись!» Сегодня в жизни брата и сестры происходило важное событие: они возвращались домой! Никогда ещё Цезарь и Калипсо не видели своего папу таким счастливым. Он и Бомани переплыли реку, чтобы оградить львят от новых опасностей. Одинокому крокодилу хотелось перекусить, но напасть на детенышей, которых оберегали большие львы, он не решился.

На берегу, со стороны Островка, Цезаря и Калипсо ждала мама. Она нетерпеливо ходила из стороны в сторону, а, завидев львят, бросилась им навстречу. Уже на землях прайда львят встретили Бусара, Ндиди, Кинуби, Лира, Акоко и Мэй.

Малахит отвел Цезаря и Калипсо к их с Пушинкой гнезду – знакомить с птенчиками. Пушинка глаз с них не спускала − следила, чтобы не выпали из гнезда. Львята поздравляли птичек, а нектарницы радовались тому, что Цезарь и Калипсо целы и невредимы.

Побеседовав с птичками, брат и сестра вернулись к прайду. Они были так счастливы, здесь, на своем родном Островке! Мама и папа не отходили от Цезаря и Калипсо ни на шаг. Все смеялись и веселились. Детенышей даже не стали, как это бывало раньше, отправлять спать, и почти до самого утра Цезарь и Калипсо рассказывали о своих приключениях. Никогда они не забудут это удивительное путешествие, земли, в которых они побывали, опасности, подстерегавшие их, и друзей, которые им помогали…

Глава тридцатая

О друзьях, которых невозможно забыть!

Малахит и Пушинка оглянуться не успели, как их птенчики окрепли. Когда молодым птичкам захотелось путешествовать, они попрощались с родителями, прайдом и упорхнули, весело щебеча. Время полетело ещё быстрее.

Наступило знаменательное событие. 

– Пушинка, поторопись! – говорил Малахит птичке, – Мы должны успеть вместе со всеми проводить Цезаря и Мэя!

– Уже лечу! – пообещала Пушинка, заканчивая чистить перышки, – Я просто не могу плохо выглядеть в такой важный для львиного прайда день!

Львята уже выросли. Было решено: именно сегодня Цезарь и Мэй отправятся на поиски земель, которыми они сами станут управлять. Весь прайд собрался у реки − пожелать молодым львам успехов. Сестры советовали не вступать лишний раз в драки, мамы – беречь себя во время охоты, а папы говорили: «Лев должен быть смелым!»

Калипсо хитро подмигнула Цезарю – она догадывалась, брат хочет отыскать львицу, с которой познакомился во время их путешествия по Большой Земле. Сестра права − Цезарь не мог забыть Музу и мечтал с ней увидеться!

Течение реки сильное, но Цезарь думал лишь о предстоящей встрече – и с легкостью справился с бурным потоком! Мэй следовал за ним.

– Ну что, куда предлагаешь идти? – спросил Мэй после того, как они оба оказались на Большой Земле, – На север или на юг?

– Я хочу отыскать один прайд, − произнес Цезарь, поправляя лапой свою густую темную гриву.

Мэй подивился такой загадочности, но ничего не сказал. Раз у Цезаря уже есть план, волноваться не о чем. Разве только…

– Поточим когти, – предложил Мэй, – Мало ли, кого мы встретим.

Львы в самом деле встретили многих животных. С кем-то из них Цезарь уже знаком. Например, с дружелюбной слонихой Аджамбо, которая радостно закивала, увидев старого знакомого.

Гепард Грация сказала Цезарю и Мэю: «Львицы из прайда Музы покинули свои прежние земли». Но сдаваться Цезарь не собирался – он решил во что бы то ни стало найти Музу! Столкнувшись нос к носу с большим незнакомым носорогом, молодой лев спросил, знает ли тот львицу Музу. Носорог оказался миролюбивым. Извиняясь, он сказал: «Я забрел в эти края недавно. Такую львицу не встречал».

Цезарь и Мэй охотились, исследовали новые земли. Одним солнечным днем львы увидели взрослых гепардов. Это были Спринт и Пятныш. Приятно пообщаться со старыми друзьями, особенно после долгой разлуки! Львы встретили и старого сокола, который когда-то жил на Островке.

Однажды утром Цезарь увидел жирафа Ку, искавшего дерево с самыми вкусными листьями. Цезарь спросил, удалось ли Ку сочинить новые анекдоты? Потом к ним подошел Мэй.

Пока жираф и лев знакомились, Цезарь заприметил тропинку. Он не собирался уходить далеко. Просто ему вдруг захотелось узнать, куда она приведет? Такое порой происходит с каждым – ноги или лапы сами ведут куда-то. Некоторые называют это интуицией, другие – вдохновением.

Цезаря его интуиция и тропинка привели к изящной львице. Она нежилась на солнышке. Заслышав шелест травы, львица вскочила и прижала уши к голове.

– Похоже, теперь ты не услышала, как я подкрался, – сказал Цезарь. Наконец он нашел того, кого искал все это время!

Муза озадаченно смотрела на большого льва с красивой густой гривой. Его глаза цвета янтаря улыбались.

– Цезарь! – радостно воскликнула она, придя в себя от удивления, – Ты опять на Большой Земле? Снова ищешь свой прайд?  

– Я уже его нашел, – признался лев, подходя к Музе.

Львица улыбнулась. Она часто вспоминала о Цезаре, хотела с ним увидеться. Но львицам не полагалось покидать их родной прайд.

Цезарь узнал, что недавно Лео и другие подросшие львы, соблюдая законы, ушли из родного прайда. Сейчас львицы жили сами, без вожака, из-за этого они подвергались большому риску. 

– Мы обосновались на новом месте, – произнесла Муза, − И, если ты хочешь здесь остаться, я могу показать окрестности…

Лев улыбнулся и кивнул. Они с Музой осматривали территорию прайда, когда неподалеку раздался свирепый рык чужаков. Муза вздрогнула от испуга. От кого-то она слышала: поблизости бродят два льва – очень опасные, самоуверенные и злые. Цезарь успокоил молодую львицу и сказал, что не даст в обиду ни ее, ни ее близких.

Позднее жираф Ку, прогуливаясь неподалеку от львиного прайда, увидел, как Цезарь и Мэй, издав боевой рык, отважно сразились с двумя огромными львами, которые хотели захватить эти земли. Благодаря длинной шее Ку видел все подробности памятного сражения. Он мастерски описал бегство львов-забияк в своем новом анекдоте.

Жираф был доволен: теперь его соседи − благородные львы − Цезарь и Мэй. Они защитили прайд от двух невоспитанных грубиянов, которые к тому же не любят ни анекдоты, ни жирафов. И, пожалуй, никого, кроме себя.

На землях прайда Цезаря и Мэя воцарился мир – ещё долгое время ни один чужак не осмеливался сюда приходить. Муза, Мелодия и тётушки были рады, что их защищают такие львы!

Всё это Малахит узнал во время одного из своих полетов. Теперь ему хотелось поскорее поделиться услышанным с Пушинкой, Калипсо и всем прайдом Островка.

Глава тридцать первая

О гостях Островка

– Какая же ты стала красавица-львица! – сказала Пушинка, обращаясь к Калипсо. Они обе с нетерпением ждали возвращения Малахита.

Калипсо улыбнулась. Приятно слышать такие слова, но еще приятнее − узнать новости о Цезаре и Мэе. Львица и нектарница вглядывались в небо. Вдали показался силуэт Малахита. Пушинка полетела навстречу.

Малахит рассказал всё, что удалось выяснить. Оказалось, путешествуя, он познакомился с журавлем Руа́ и фламинго Розой. Услышав это, Калипсо обрадовалась. Конечно, львица не забыла друзей!

– Руа́ и Роза спрашивали, как дела у вас с Цезарем, − сказал Малахит, обращаясь к Калипсо, – И передали привет от Бонгани. Не знаю, кто это, но, думаю, зверь хороший, раз вы с братом – его  друзья. 

– Ты прав! − весело кивнула Калипсо.

Весть о Цезаре и Мэе быстро разлетелась по прайду. Хорошо, что с молодыми львами всё в порядке! Лира и Акоко на радостях решили пробежаться наперегонки до водопоя. Монифа, Кинуби, Бусара и Ндиди последовали за ними.

Лишь Калипсо не отправилась вместе со всеми львицами, она решила помочь львам. 

– Ты умелая охотница, − похвалил Джелани свою дочь, − но зачем тебе патрулировать земли? Это – дело львов.

– Я хочу всё уметь, – ответила Калипсо.

– Правильно, − кивнул Бомани, − нам не помешают помощники!

– Но для львицы оборона земель – слишком опасное занятие! – возразил Джелани.

Издалека раздался львиный рык. Все трое настороженно переглянулись. Кто-то забрел на земли прайда! Джелани сказал Калипсо оставаться на месте, а сам отправился с Бомани на поиски незнакомца. 

Молодая львица в нерешительности топталась на месте: «Вдруг папе и дяде понадобится помощь? Все-таки побегу за ними!» Неожиданно за спиной раздались шаги. «Лео? – почему-то подумала львица, − Как он мог здесь оказаться?».

Обернувшись, Калипсо вскрикнула − перед ней стоял незнакомец. Грива и шкура его испачканы, когти выпущены, а глаза горели недобрым светом.

– Кто Вы? – воскликнула Калипсо, готовясь к обороне, – Зачем сюда пришли?

– Как невежливо! – прорычал лев, − Я же буду здесь вожаком! Прогоню всех, кто мне не понравится! – оглядев Калипсо, он сказал, − Ты можешь остаться. Покажи мои будущие владения.

– Еще чего! – усмехнулась львица и запальчиво добавила, – Лучше уходите с чужих земель подобру-поздорову!

– Какая дерзкая! – расхохотался лев, – Кто же меня остановит, ты что ли?!

– Да, я! – твердо сказала львица.

– И я! – раздался голос.

Калипсо его уже слышала. Давно. В одно мгновение между ней и чужаком возник молодой лев. Грозно рыча, оба льва бросились друг на друга.

Сражение продолжалось недолго – чужак отступил, поняв, наконец, «на этих землях он вожаком не станет». Лев, прогнавший его, повернулся к Калипсо.

– Я переплыл реку, чтобы оказаться на Островке, – прошептал он.

– Почему ты решил отправиться именно сюда? – спросила Калипсо, не сводя со льва своих блестящих глаз, – Это не «обычная» прогулка по саванне. Переправа через реку опасна! Есть другие прайды, до которых добраться гораздо проще и легче.

– Я не боюсь трудностей! – ответил Лео, взволнованно приглаживая растрепавшуюся гриву, − Хочу быть именно здесь.

Львица улыбнулась:

– Долго же ты переплывал реку.

Лео пояснил:

– Мы – трое молодых львов – покинули прайд, как только выросли. Но попали к браконьерам. Спасли нас другие двуногие − защитники природы. Они задержали мучителей животных, поэтому браконьеров мы больше не увидим. Когда мы снова очутились на воле, я сказал остальным львам: «Отправляюсь на Островок». Я так торопился найти, что обогнал их.

– Найти что? – хитро прищурилась Калипсо.

– Не что, а кого, – произнес Лео смущенно, – Тебя.

Калипсо улыбнулась:

– Пойдем со мной.

Она отвела Лео к папе и дяде. Калипсо пояснила: именно этого львенка и его сестру они с Цезарем встретили когда-то на Большой Земле. Лео был вежлив и понравился Джелани и Бомани. В тот день молодой лев познакомился также с львицами, нектарницами, хамелеоном.

Как-то, придя к реке, Цезарь увидел Малахита. Молодой лев спросил о сестре и об остальных. Птичка с удовольствием рассказала: Калипсо и Лео снова встретились. Раньше Джелани и Бомани не терпели, чтобы на их земли забредали хоть какие-то чужаки. Но теперь братья были не так сильны, молоды и подумали, что добрые, воспитанные помощники им не помешают, ведь самое главное – защита львиц. Поэтому теперь брат Музы, а с ним – ещё двое львов − помогают Джелани и Бомани оберегать земли прайда. Цезарь поделился этой радостной вестью с Музой.

Проходит время, Цезарь и Калипсо часто вспоминают о путешествии, которое они совершили, когда были детенышами. Удивительно, как те приключения изменили всю их жизнь и помогли найти таких чудесных друзей!


[1] У хищников выражение «как свои когти на передних лапах» означает то же, что и выражение «как свои пять пальцев» у людей. То есть, «хорошо знать что-нибудь или кого-нибудь».

[2] «Цезарь» − «царь». Льва часто называют «царем зверей».

[3] «Кинуби» на африканском языке суахили означает «арфа»

[4] «Бомани» − (афр.) суахили «воин»

[5] Акоко – (афр.) суахили «шумящая»

[6] Лира – музыкальный  инструмент. Символ поэзии.

[7] Мэйтата − (афр.) суахили «нарушитель спокойствия»

[8] «Поспешишь – гепарда насмешишь» – пословица, которая у животных означает: «Спешка может навредить». В стародавние времена наземные хищники устроили соревнования по бегу. Оказалось, что самый быстрый – гепард. С тех пор считается, что другим хищникам-млекопитающим даже не стоит с ним состязаться. Тот, кто старается обогнать гепарда – проигрывает. И вызывает смех. Смех может вызвать и спешка в обычной жизни, а не только в соревнованиях с гепардом.

[9] Аджамбо – (афр.) суахили «рожденная вечером»

[10] Бонгани – (афр.) «благодарный»

Прочитано 49 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: « №114 ЕЛИСЕЙ №116 Чудные новогодние каникулы »

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина