Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№116 Чудные новогодние каникулы

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Воскресенье, 03 Сентябрь 2017 14:45

Чудные новогодние каникулы

Как дивен лес,

Под сенью чудес;

Забудешь о школе,

Окажешься коли

Ты здесь…

Глава I

Учебный день только начался, а кто-то уже веселится!

Всё сегодня шло не так, как было привычно. И началось это «всё» с самого утра.

«Просто нереальное что-то…», – бормотал Миша, идя по улице.

Сначала отключили свет – не удалось посидеть за компьютером. Потом соседи надумали ремонтировать кран и перекрыли воду − посуду пришлось мыть, поливая на нее из чайника. Позже, не зная, чем заняться (телефон не вовремя разрядился), мальчик выглянул в окно – снега как не бывало. А ведь скоро уже Новый год! 

– Ладно, − успокаивал себя Миша, поправляя шапку, которую ветер упорно пытался сорвать, − снег растаял из-за климатических изменений. Природа шалит. Но отключение электричества в XXI веке, у нас, в городе! Там, где столько гаджетов и высоток! Ладно бы лес – это другое дело.

Мальчик сказал это вслух. Да так громко, что встречный прохожий вздрогнул, а после – энергично закивал. Миша задорно улыбнулся и продолжил свой путь.

«Жаль, что медведей у нас нет даже в зоопарке. Да и волков не встретишь, – подумал мальчик, оглядывая скучные серые многоэтажки. Дело в том, что он очень любил смотреть передачи и видеоролики об этих хищниках, – Наверное, шутники сказали бы: в городе волку скучно – зайцев нет, и на луну не повоешь – заголосят сигнализации, а жители начнут жаловаться на шум… Ого, серый!!!»

Из-за угла ближайшего дома выбежал зверь. На мальчика уставились два больших умных глаза. Влажный розовый язык животного облизнул нос.

«Это волк меня увидел и захотел перекусить?» – мысленно спросил у себя Миша, заворожено глядя на серебристо-серого зверя. – Главное – не делать резких движений, не провоцировать животное, а то еще взыграют у него охотничьи инстинкты».

– Но как ты тут оказался? – прошептал Миша. – Это ведь невозможно.

«Волк» замахал хвостом, присел на передние лапы и звонко гавкнул. 

– Лайка! – понял Миша и приветственно кивнул собаке. Все-таки он был рад, что это не дикий волк – с некоторыми желаниями надо быть осторожней.

Пес гавкнул еще раз.

– Я тороплюсь, дружище! – весело сказал мальчик, поправляя ранец, – Иду к своей м-м-м… − он замялся, − к своему другу.

Лайка, похоже, никуда не спешила и решила сопроводить Мишу до подъезда одноклассницы...

Уже минут пятнадцать Маша стояла перед открытым платяным шкафом. Придирчиво, словно критик моды, она разглядывала и перебирала вешалки с одеждой. В конце концов, девочка сделала выбор: почему-то захотелось надеть новое вязаное платье (хотя обычно платья она надевала только в особые, праздничные дни).

– Маша, ты где? Ау! – Миша оглядывался по сторонам, стоя у подъезда девочки. – Договаривались же в это время встретиться на улице! Может, она в магазин какой пошла?

Лайка повернула голову в одну сторону, потом − в другую. Наверное, тоже недоумевала – и где это Маша?

– Позвоню в домофон, − подумал было Миша, но не успел он этого сделать, как дверь отворилась − и показалась девочка в вязаной шапочке и светло-синем драповом пальто, − Ну наконец-то! – пробурчал мальчик, прищелкивая языком,  − Мэри, как долго ты собираешься!

Кажется, у Маши покраснели щеки. Она быстро повязала шарф и отрывисто произнесла:

– Для девочки это нормально, а не «долго».

Мишу такая реакция удивила: обычно Маша ведет себя спокойно, а тут такое.  Кто их поймет, этих девочек?! Тем временем лайка с важным видом подошла к Маше и принялась ее обнюхивать.

– Я ее видела тут, во дворе, – сказала девочка, улыбаясь, – Хозяева лайки частенько стали выпускать ее на прогулку. Без ошейника.

Собака гавкнула и замахала хвостом – наверное, так она подтверждала Машины слова.

Миша улыбнулся. Городской «волк» проводил ребят до следующего двора. С неба перьевыми пушинками стали падать снежинки. Друзья прибавили шаг. По дороге они обсуждали учебу во вторую смену. Выяснилось: обоим такое расписание нравится – Миша мог поспать подольше, а Маша до обеда успевала доделать уроки.

Пройдя несколько дворов, ребята вышли к школьной площадке – как всегда шумной и многолюдной. Поднялись по широкой лестнице, ведущей ко входу. У дверей охранник – сурового вида женщина с темными волосами, собранными в тугой пучок – зорко осматривала пакеты, с которыми приходили мальчики и девочки.

– Да сменка это, сменка, – то и дело слышалось от учеников.

– Уф, прошли фейс-контроль! – ухмыльнулся Миша и победно помахал пакетом со сменной обувью. Маша улыбнулась.

После тоскливого «предзимнего» пейзажа с темными голыми деревьями и серыми асфальтовыми улицами холл школы давал ощущение теплого свечения. Светло-бежевые стены казались золотистыми. Это благодаря новеньким плафонам, красовавшимся на потолке. Ребята вздрогнули: с противоположного конца холла прилетели крики завуча.

– Почему тут осколки?! Кто разбил плафон?!

Миша присвистнул и воскликнул не то с укором, не то с восторгом:

– Подумать только! Наш учебный день только начался, а кто-то уже веселится!

Маша предостерегающе дернула мальчика за рукав. Девочка чувствовала: время от времени Мишу так и подмывало сделать что-нибудь эдакое. Не хватало еще, чтобы завуч обрушилась на него с трехчасовой тирадой!

– Не волнуйся, – пожал плечами Миша, – Не прицепится же она ко мне из-за таких слов. Ох, ты прямо как Снегурочка! – добавил он, подмигнув, − Снежинки прилипли к твоим шапочке и пальто.

Девочка ласково улыбнулась и машинально поправила воротник из искусственного белого меха. Миша хотел сказать что-то еще, но тут к ним подлетели Машины подружки: Лиза и Вика. Одна звонко смеялась, другая лучезарно улыбалась. Щеки у девочек порозовели от мороза, глаза блестели. Миша отошел к стоявшим неподалеку одноклассникам − Никите и Диме.

– Прямо как взрослые дядьки здороваются! – хихикнула Лиза, кивком указывая на мальчиков, которые в знак приветствия пожимали друг другу руки.

– Очень красивое платье! – сказала Вика, поднимая вверх большой палец. Маша улыбнулась. Она уже успела снять пальто, и одноклассницы с любопытством рассматривали ее обновку.

– Отпадное! – оценила Лиза, подмигнув, −  Изумрудный цвет классно смотрится с твоими карими глазами и темными волосами. Как будущий дизайнер говорю! Ми-ша! – она громко обратилась к однокласснику, − Нравится Машино платье?

– Да ладно тебе, – одними только губами вымолвила Маша, порозовев.

– Платье? – Миша озадаченно почесал затылок, – Хорошее. Вязаное.

Дима и Никита удивленно переглянулись. Любят эти девчонки обсуждать наряды – пускай себе обсуждают. Но мальчишек-то в свои разговоры зачем впутывать?!

Лиза махнула рукой – безнадежно, не разбираются люди в моде. Хорошо, что подруги ее поймут:

– Амишки, вот не напрасно я радовалась, что у нас пока не ввели школьную форму, – заявила она, радостно хлопая в ладоши, – Как бы тогда ты надела такую красоту?

Маша кивнула. Вдруг Дима громко сказал:

– Пойдемте-ка все на урок, – он поднялся на цыпочки и старался разглядеть кого-то. – Даже с моим ростом пока ее не вижу в этой толпени. Как бы на нас не налетела! Еще подумает, что и мы решили разбить какой-нибудь несчастный плафон.

Друзья, конечно, поняли: мальчик говорит о завуче их школы – женщине шустрой и невысокой. С румяными, аккуратно припудренными щеками, короткой стрижкой и тяжелой (для нарушителей спокойствия) рукой. Всегда одетая в классический строгий брючный костюм, она обладала уникальной способностью возникать из ниоткуда тогда, когда ее совершенно не ждали. Поэтому спорить с Димой никто не стал. В самом деле − лучше поскорей прошмыгнуть к лестнице. Не нужны никому проблемы в начале школьного дня, а уж тем более – в конце четверти, когда настроение у всех почти праздничное, предновогоднее.

Ребята быстро поднялись на третий этаж и прошли в кабинет классного руководителя – преподавателя истории и обществознания. Здесь, над доской, прикреплен флаг России, а справа от него – текст с гимном. На стенах − плакаты, изображавшие известных исторических деятелей.

Важно взирая на ребят, правители и полководцы как будто спрашивали: «А вы что сделаете для истории?» Но сегодня учеников мало волновало далекое будущее. Их заботили насущные, «предметные» проблемы. Те, которые связаны со школьными предметами.

– Первый урок – и сразу общество! – тяжело вздохнул Никита, ероша светлые волосы.

– А мне нравится этот предмет, – сказал Дима, небрежно отбрасывая со лба черную челку.

– Наверное, мы в начале урока обсудим сценку, – предположила Вика, изящно склонившись над портфельчиком и доставая оттуда школьные принадлежности. Черные блестящие волосы закрыли лицо девочки.

– Ага, наверно, – пролепетал Никита, не отрывая взгляда от Вики.

– Не перестаю удивляться, какие у Мишки смешные русые кудряшки! – шепнула Лиза на ухо Маше. Девочки сели за одну парту, – А уши-то как топорщатся!

– Нормальные у него уши! – вступилась за мальчика Маша, – И волосы тоже. Чуточку вьются – очень мило смотрится.

– Ладно, ладно, – подозрительно быстро согласилась Лиза, поправляя очки в модной цветной оправе.

– Обновка? – с одобрением кивнула Маша.

– Оправу решила сменить! – отозвалась Лиза и благодарно улыбнулась подруге.

Лиза вспомнила, как год назад, впервые придя в класс в очках, она очень нервничала, но Маша и Вика ее поддержали: сказали, что очки хорошо смотрятся. Только важно не показывать волнение. Одноклассница Яна вместе со своими подружками пыталась сказать что-то обидное, но не тут-то было: Лиза, высоко подняла голову и перебила ее, заявив: «Это – новый тренд!». Удивительно, через время даже Яна стала иногда приходить в очках – чтобы моде следовать.

От воспоминаний Лизу оторвал звонок на урок. В класс влетел преподаватель − Ярослав Олегович. Его темные курчавые волосы были растрепаны больше обычного, губы подрагивали, глаза сверкали. Похоже, на перемене он не отдыхал, а работал за десятерых.

– Садитесь, садитесь! – сказал он спешно встававшим с мест ученикам. Ваня так торопился, что его стул с грохотом рухнул на пол, – Пожалуйста! – воскликнул учитель, сверля мальчика взглядом, – Будьте аккуратны со школьным имуществом!

Пока учитель трясущимися руками разбирал кипу тетрадей на своем столе, ученики открывали учебники. 

– Ярослав Олегович, а мы сегодня в начале урока обсудим сценку? – протараторила Вера. Она всегда быстро говорила, как будто куда-то торопилась. Впрочем, дел у нее и в самом деле много – она староста!

Лиза весело прощебетала:

– Я даже карандаши цветные принесла, чтобы сделать наброски костюмов.

– Подумаешь! – едко проскрипела из-за предпоследней парты Яна. – Ты на все уроки таскаешь свои цветные карандаши!

– А тебе завидно, что я умею рисовать? – спросила Лиза, прищурившись.

Ответить Яна не успела – классный руководитель хлопнул кулаком по столу (это было совсем на него не похоже):

– Прекратите немедленно! Да, мы хотели поговорить о праздничной сценке, но у одного класса праздники уже начались. А с ними – и битье плафонов!

Все притихли. Ярослав Олегович – хороший классный руководитель. Он редко повышал голос, и при этом умел успокоить свой класс. Учитель всегда необычно проводил уроки: то плакат по теме сделает, то карту походов рисует вместе с ребятами, то презентации показывает. Но сегодня он совсем не такой. Не их любимый Ярослав Олегович! Видно, досталось ему и другим учителям из-за того, что не уберегли новый школьный плафон.

Весь урок вместо обществознания классный руководитель рассказывал о том, как важно хорошо себя вести в обществе, не бегать на переменах и, самое главное, при этом ничего не разбивать! По крайней мере, в школе. А лучше − вообще нигде.

– Домашнее задание! – отчеканил учитель в конце занятия, − Прочитаете сами новый параграф в учебнике. Он несложный. Если что-то не поймете, разберем в следующий раз. И повторите пройденные термины, будет опрос.

«Сценку не обсудили, к опросу готовиться надо, ну и денек! А всё из-за какой-то лампочки!»  Побурчав,  ученики  собрали  вещи  и  направились  в  кабинет  русского  языка  и литературы. На первый этаж спускаться не стали – его сейчас наверняка завуч патрулирует.

Глава II

Зачем домашнее задание, скоро же праздники?!

Раздался звонок на урок, в кабинет вплыла белокурая Людмила Валентиновна. Именно «вплыла» − все ее движения почти всегда плавные и размеренные, как у сказочной царевны.

– Убираем телефоны, планшеты и прочую технику, – степенно произнесла учительница. – Нам с вами снова предстоит разговор о  ЕГЭ.

– Ох уж мне эта бабка! – проворчал на весь класс Миша, – Хоть «ЕГЭ» и не в избушке на курьих ножках живет, а все равно боязно! – все рассмеялись.

Даже Людмила Валентиновна слабо улыбнулась, в чем-то она согласна с мальчиком.

– Нам эти ЕГЭ еще не скоро сдавать! – проговорила Ира, теребя учебник по русскому языку, – Это одиннадцатые классы пускай волнуются. Ну, девятые в крайнем случае, – добавила она.

Многие поддержали девочку, однако хрупкая нежноголосая Людмила Валентиновна была непреклонна. Пришлось заняться ЕГЭ. Через пол-урока она сказала, делая пометки в журнале:

– На сегодня ЕГЭ хватит заниматься, перейдем к повторению прошлой темы, а дома напишете сочинение.

– Людмила Валентиновна, зачем домашнее задание, скоро же праздники?! – посетовал Вася. По классу прокатились тяжелые вздохи вроде: «За что?!» и «Зачем грузиться перед каникулами!»

Учительница нахмурилась:

– Что за лексика на уроке русского языка?

– Так и она тоже – «русский язык»! – хмыкнули в ответ.

Людмила Валентиновна покачала головой:

– Какие вы спорщики! Так и быть, сочинение начнем писать здесь. Кто не успеет – принесет на следующий урок. Но впредь будьте аккуратней с современными «словечками».

Ученики торопливо кивнули. Всё, что угодно – лишь бы дома не сидеть за сочинением! На перемене никто не рискнул спускаться на первый этаж – проблем перед выходными не хотелось даже Васе − любителю позлить учителей. Чтобы как-то себя занять, начали обсуждать ЕГЭ.

Неожиданно для всех Яна хвастливо заявила:

– Вы, может, и трясетесь над этими ЕГЭ, а вот мне они никак не помешают стать актрисой, – выдержав паузу, девочка многозначительно добавила, – У родителей, к счастью, есть хорошие, очень хорошие знакомые.

По классу прошелся шепоток.

– Так ты у нас, оказывается, «актриса»? – насмешливо уточнил Вася.

– Да, Сидоров! − девочка горделиво вскинула подбородок, – Я свою профессию уже выбрала! А ты кем хочешь стать, клоуном?

– Может и так, – с вызовом сказал мальчик, − Зато у меня действительно хорошо людей веселить получается! А вот актрисой Вика станет – это точно! Вон она как старается, в школьных спектаклях участвует, – при этих словах Вика смущенно опустила глаза, а Маша и Никита энергично закивали. Вася продолжал, − А из тебя, Яночка, такая же актриса, как из чайника  − хрустальная ваза!

– Сам ты чайник! – девочка обиженно надула губки.

Ребята удивленно переводили взгляд с Васи на Яну и обратно. Яна предпочитала молчать, но уж если говорила, то хотела, чтобы с ней во всем соглашались. Поэтому с девочкой мало кто разговаривал (невозможно всегда и во всём с ней соглашаться!). Вася же любил поговорить о чем угодно. Кроме учебы, конечно.

– С кем мне приходится иметь дело! – воскликнула Яна, демонстративно закатывая глаза, – Обе мои подруги-одноклассницы уехали с родителями на несколько недель. А самая лучшая подруга – из элитной (она интонацией выделила это слово) школы − сейчас болеет. Хорошо, я кое с кем из старшеклассников познакомилась, а то просто не выдержала бы здесь одна. В таком обществе!

– Бедняжка! – хмыкнула Лиза, − Нелегко тебе приходится.

Маша сочувственно спросила:

– Ты проведывала подругу, которая болеет? Или звонила ей? Как она?

– Ну, − замялась Яна, − зачем я буду ей мешать?

– Мешать болеть? – насторожено уточнил Миша, убирая в карман телефон.

Дима и Никита хихикнули.

– Ты не так меня понял! – мягко возмутилась Яна, пытаясь поймать Мишин взгляд и поправляя челку. Мальчик пожал плечами, но по выражению его лица можно было догадаться: он такое поведение не понимает и не одобряет.

Дальнейшему разговору помешал голосистый звонок. На следующей перемене Яна в классе не сидела. Девочки заметили это, а мальчикам… было не до того – их волновал более важный вопрос: «Кто мог нарушить школьные правила всего лишь за несколько недель до праздников?» Когда до конца учебного дня оставался один урок, любопытство пересилило, и мальчишки принялись обсуждать:

– Как думаете, там уже все улеглось? – осторожно проговорил Никита, поправляя съехавшие очки.

– Надо разведать! – решительно произнес Миша, выскакивая из-за парты.

– Ага! – воскликнули хором Вася и Дима и потерли руки – так им не терпелось спуститься на первый этаж!

Ваня и остальные мальчики нерешительно кивнули.

– Что им на месте не сидится! – пробурчала Лиза, когда мальчики выбежали из класса.

– И Вера с Никой куда-то вышли, – озадаченно проговорила Маша, – Как бы мальчики не нарвались на завуча! Пойдем за ними!

Вика тоже присоединилась к подругам. На первом этаже всё было как обычно. Ученики сновали взад и вперед, учителя маневрировали между ними, выискивая нарушителей спокойствия или просто тех, кто подозрительно громко смеялся, либо бегал.

Подходя к одноклассникам, девочки услышали:

– Осколков уже нет!

– Выбросили?!

– Не, в учительскую наверняка перенесли, – важно заявил Дима, поднимая указательный палец, – В пакете каком-нибудь, – видя, недоуменные лица друзей, мальчик пояснил, − Это же улика! Или, как там его, вещественное доказательство!

Поднимаясь в кабинет, все размышляли: кто же все-таки разбил плафон? Одно известно наверняка: из-за этого обсуждение сценки с классным руководителем откладывается, а ведь времени до праздников не так уж много! Да еще и учителя столько задали. Начался урок. Ученики то и дело поглядывали на большие круглые часы, висевшие над доской. Наконец, радостно прозвенел звонок. Свобода!

Стоя в очереди в гардероб, Миша принялся успокаивать одноклассников, заявив, что времени на подготовку сценки еще уйма, продумать детали каждый может и на выходные, сидя дома. А потом, на уроке истории, вместе с Ярославом Олеговичем всё обсудить. Маша, Лиза и Дима согласились. Вере и Нике эта идея тоже понравилась. Никита все прослушал, потому что как раз в это время пытался уговорить одноклассницу:

– Соглашайся, Вик! – настаивал он, поправляя съехавшую набок шапку, – Я тебя, если что и защитю, то есть, защищу. Короче, отобью от хулиганов! Давай я тебя домой провожу!

− Скажи, что портфель понесешь, − шепнула на ухо мальчику Маша.

Миша, стоявший рядом, насторожился.

– Чей портфель, твой что ли? – не понял Никита.

– Да нет же, – улыбнулась Маша, – портфель Вики!

– А-а-а! – успокоился Никита. Миша, похоже, тоже вздохнул с облегчением.

Маша громко сказала:

– Всем пока! 

Одевшись перед большим зеркалом, висевшим здесь же, в холле, они с Лизой вышли из школы. Миша тоже попрощался с одноклассниками и достал из кармана телефон (к счастью, его удалось зарядить во время уроков). На улице не до него будет – холодно слишком. Проверив сообщения ВКонтакте, мальчик убрал телефон в карман и вышел на улицу. Морозный ветер поприветствовал Мишу, подув прямо в лицо. «Да уж, руки замерзнут точно – перчатки-то дома оставил».

Мальчик поежился – выходили из дома – скорее поздняя осень была, а теперь – самая настоящая зима! И есть захотелось. Вот бы сейчас мороженого! Вспомнились жаркие летние каникулы и игры в футбол с соседскими мальчишками. Тогда после каждого удачного «матча» они накупали всяких сладостей и «холодностей» и устраивали настоящий праздник. Хорошо всё-таки летом! Зимой, правда, тоже хорошо, праздники. Новый год! В ближайшем киоске мороженого не обнаружилось, и Миша, тяжело вздохнув, продолжил свой путь.

Дома его с радостным мяуканьем встретил пушистый рыжий кот Помпон. Позже с работы пришли родители – Елена Аркадьевна и Василий Анатольевич. Сидя за столом и уплетая жареную курицу с картошкой, Миша думал о том, что перед сном надо будет не забыть проверить электронку.

Перед тем, как лечь спать, Миша хотел взять планшет, но мама убрала его со словами:

– И как ты нашел?! Прятали, прятали! – Елена Аркадьевна нахмурилась. Ее синие глаза стали казаться ярче.

– Ну мам! Считай, что я нашел клад, – попытался пошутить Миша.

Однако Елена Аркадьевна была непреклонна:

–  Мы это тебе к Новому году подготовили! Вернемся из поездки – тогда и вручим.

Эх, как было бы здорово, лежа в кровати, «повисеть» ВКонтакте или Фейсбуке! Или просто полазить в Интернете. Но мама, посмотрев на часы, забрала и телефон, безапелляционно заявив: «Пора спать – завтра суббота, в школу идти с утра». Поворочавшись и поворчав,  Миша  уснул.

Глава III

Силу тока измеряют в вампирах?

На следующий день утром Миша позвонил Маше и предложил вместе пойти в школу. Лайку они не встретили, но по дороге в школу ребят остановил чудаковатого вида парень с баклажановыми волосами и черной бородкой. Сиплым бурчащим голосом он спросил:

– Малые, какой щас месяц?

Друзья переглянулись.

– Декабрь с утра был, – отозвался Миша.

Маша торопливо кивнула. Парень хлопнул себя по лбу, присвистнул и бросился в сторону одного из ближайших дворов. 

Ребята пожали плечами: «Ну и дела!»

– Зато ему в школу не надо, – хмыкнул Миша.

– А вот мы можем туда опоздать! – заметила Маша, и они прибавили шаг. «Какой странный молодой человек, – подумала девочка, – как будто не из нашего мира».

Уроки пронеслись почти со скоростью света (300  тыс.  км  в  секунду). После занятий Маша и Лиза пошли домой к Маше – делать эскизы нарядов. Миша, придя домой, занялся своим любимым занятием – решением задач по физике.

В воскресенье многие записывали идеи по поводу сценки и делали домашнее задание, а погода выполняла свое собственное задание: засыпала улицы снегом. Чтобы никто не сомневался: близятся новогодние праздники!

«Аж смотреть больно − так сверкает белый снег!» − размышлял Миша, идя в школу в понедельник. Поскальзываясь на школьной лестнице, мальчик добрался до входа и уже собирался ухватиться за ручку двери, как вдруг кто-то сдернул с него шапку.

– Эй, чего это! – сердито крикнул Миша, оборачиваясь. Перед ним стоял невысокий темноволосый мальчик с румяными щеками и широкой улыбкой, − Борька! Невеличкин!

– Здорово, Ларцев! – расхохотался Борька, возвращая шапку.

– Давненько мы не виделись! – улыбнулся Миша, разглядывая старого друга.

– С начальной школы, когда учились вместе! – кивнул Борька.

– Как у тебя дела? – спросил Миша, надевая шапку, − Как твоя сестренка Лиза? Привыкли к новому городу?

– Да, все хорошо! – беззаботно ответил Борька, − С Лизой иногда шалим. Нас родители в школе на несколько дней отпросили – мы с ними сюда к родственникам приехали. Я решил еще в школу забежать – думаю, может, кого из знакомых встречу!

Миша хмыкнул и спросил с хитрой улыбкой:

– А помнишь, что мы с тобой вытворяли?!

– Да, было время! – весело согласился Борька, − Ты еще как-то попросил у соседского мальчишки хомячка, но из-за вашего Помпона дома с ним не появлялся, а притащил в школу!

Миша радостно закивал:

– Вот смеху тогда было!

– А учителя как разозлились! – с восторгом воскликнул Борька, но тут же наставительно добавил. – Ну, теперь-то мы повзрослели, взялись за ум. И мячами окна не разбиваем. Даже футбольными.

– Посторонись! – крикнула толпа старшеклассников с огромными ранцами и пакетами.

Миша и Борька отошли в сторону, чтобы не мешать ученикам пробираться к входу в школу. Мимо прошли Маша с Лизой.

– Привет! – бросила на ходу Маша, Лиза важно кивнула.

– О, − хихикнул Борька, глядя им вслед − это та девчонка, с которой мы вместе в детском саду и в началке были? Ты еще ее за косу дергал и дразнил!

– Ну, да, она, – глухо отозвался Миша, краснея.

– Похоже, вы теперь друзья, – хмыкнул Борька.

Миша едва удержался, чтобы не заехать ему по его длинному носу, но вместо этого сделал глубокий вдох и произнес:

– Я как-то заступился за нее перед хулиганами.

Борька присвистнул, но больше о Маше ничего спрашивать не стал. Учеников, проходивших мимо, становилось все больше, они торопились на урок – никому не хотелось попасть завучу школы под горячую руку. 

– Ладно, побегу я! – махнул рукой Борька и озорно подмигнул.

– Окей, − улыбнулся Миша и крикнул вслед, − с праздниками тебя!

Очутившись в холле, Миша стал на ходу снимать верхнюю одежду. Оглядываясь по сторонам, он увидел Лизу, протиравшую стекла очков, и Машу. Стоя перед зеркалом, она заплетала свои длинные волосы в толстую косу. Миша сдал вещи в гардероб и подошел к одноклассницам.

–  С кем это ты лясы точил? – бойко поинтересовалась Лиза, надевая очки.

– С Борькой. Мы с ним сто лет знакомы! – Миша хотел еще что-то сказать Маше, но тут к ним подлетели Вера, Ника, Дима и Ваня.

– «Амишки», пойдемте скорей на урок! – сказала Вера девочкам. – И вы, мальчишки, не опаздывайте!

– Как ты их назвала? – удивился Дима, кивая в сторону девочек.

– «Ами»[1] с французского означает «друг» или «подруга». Перевод зависит от того, как пишется слово. – пояснила Ника. Она дополнительно занималась французским языком.

Мальчики удивленно переглянулись. Надо же, у девчонок какие-то свои «особые» словечки появились. А они, мальчишки, чем хуже?!

– Давайте себе тоже какое-нибудь слово придумаем! – воскликнул Дима.

– Тол-ко нэ «амифки»! − предупредил Ваня. Он дожевывал булочку, поэтому фразу сказал нечетко, но мальчики его поняли.

Принялись перебирать иностранную лексику. Кто-то предложил «френды».

– Можно выбрать синоним слова «френд»! − азартно предложил Миша, – Например, «бади»[2]. Так называют друга, приятеля в англоязычных странах. Во множественном числе – «бадиз».

Раздались одобрительные возгласы:

– Да! Круто! Давайте будем друг друга звать «бади»!

– Замётано! – хлопнул в ладоши Дима. Каждый «бади», ужасно довольный собой, важно закивал.

– Ну что, бадиз, гоу на урок! – предложил Миша, – Кто последний – тот в конце дня поднимает все стулья после технологии!

Мальчики ринулись в класс. Там сообщили остальным «бадиз» о том, как они теперь все будут друг друга называть.

Первый урок – физика. Миша и Никита по этому предмету – главные специалисты. Вокруг их парты столпились одноклассники и одноклассницы

– Всё просто! – заверял ребят Никита.

Кто-то осторожно уточнил:

– Силу тока измеряют в вампирах?

– В амперах! – строго поправил Миша.

– Ампер, – задумчиво произнесла Лиза. – В дизайне стиль похоже называется: «ампир».

– И в архитетуре тоже – вставила Вера.

– А переводится как «империя». – похвасталась Ника. – Это из французского.

Маша достала из рюкзачка тетрадку с совой на обложке и сделала пометки – она частенько записывала интересные слова.

Глава IV

А есть мы там что-нибудь будем?

Вторым уроком была история. Сегодня Ярослав Олегович был спокоен и даже улыбался. О плафонах никто в классе справшивать не стал. Классный руководитель напомнил:

– Не забудьте, сегодня у вас технология! – заметив, что Вася сидит, уткнувшись в телефон, Ярослав Олегович настойчиво  уточнил, − Ребята, все слышали? Между прочим, даже царь Петр I плотницким делом увлекался.

– Серьёзно что ли? – восхитился Валера.

– Конечно! – кивнул преподаватель. – Кто же о Петре Великом несерьезно говорит?! Добавлю, что именно при нем Новый год стали отмечать зимой.

– А до этого как же, без Нового года что ли обходились? – перепугалась Вика.

– Нет, − улыбнулся преподаватель, − его отмечали осенью. А еще  раньше − весной.

Часть урока истории преподаватель символично назвал словом «вече» − «собрание». Ярослав Олегович, словно мудрый полководец, раздавал поручения – пора уже готовить праздничную сценку!Тематику они с учениками выбрали необычную – Древняя Русь. Но ребят она заинтересовала, многие с энтузиазмом делились идеями. Лиза и Маша показали альбом с набросками костюмов.

Эскизы понравились преподавателю и ученикам. Девочки радостно переглянулись. Не напрасно в субботу допоздна сидели у Маши дома! Учитель спросил, кто сам (или вместе с мамами) сможет пошить такие наряды. Ярослав Олегович записал имена и фамилии вызвавшихся мастериц. Маша подняла руку и сказала, что ее мама предложила сделать «собольи меха» из воротника ее старого пальто.

– Отлично! – хлопнул  в ладоши учитель.

Миша, Дима и Никита высказали свои идеи по поводу персонажей сценки. Вика пообещала поискать дома кокошники.

Ваня всех озадачил, спросив:

– А есть мы там будем?

Учитель и ученики на минуту задумались.

– Баранки, бублики и сушки! – сказали хором Вера и Ника[3].

– Мы с мамой можем испечь большой пирог! – радостно сказала Маша.

– Я, пожалуй, приготовлю сбитень, – добавил Ярослав Олегович, – Будем угощать всех желающих!

– А что такое этот сби-тень? – полюбопытствовал Никита, – Холодец такой?

– Это такой пряный напиток! – пояснил Миша, который уже «прогуглил» неизвестное слово.

Следующим пунктом обсуждали музыкальное сопровождение. Ваня вызвался принести балалйку, а преподаватель пообещал сыграть на гуслях. После обсуждений сценки перешли к теме урока. Вскоре прозвенел звонок. На этой перемене почти никто из класса не отдыхал – готовились к контрольной. Вера, уперев руки в бока, стояла и звонким голосом призывала всех повторить хоть что-нибудь.

– Тебе какое дело, на какую оценку я напишу? – насмешливо поинтересовался Дима. Вася и вовсе демонстративно зевал.

– Я же староста! – терпеливо пояснила Вера, – Мне хочется, чтобы ученики нашего класса были среди лучших! Давайте, ребята, соберитесь! Я в вас верю!

– Правда? – ко всеобщему удивлению спросил вдруг Валера.

– Конечно! – заверила его Вера, широко улыбаясь.

Толя достал из портфеля учебник и открыл его. Маше с Лизой показалось, что мальчик закрыл учебником лицо, чтобы Вера не увидела, как он покраснел. Лиза хотела что-то сказать, но Маша толкнула ее локтем и замотала головой. Лиза хихикнула, но промолчала.

Когда пишешь контрольную, время пролетает так быстро, что и глазом не успеешь моргнуть, а уж тем более – решить все задачки.

– Эх, Сидоров! − посетовала Элина Витальевна, − Когда же ты за ум возьмешься?! – мальчик последним сдал свою работу, и теперь она лежала в самом верху стопки. Учительница с опаской открыла тетрадь, и тут же захлопнула.

– Так Вы же запретили списывать! – пожал плечами Вася, словно упрекая учительницу в отсутствии гуманности, – Да и зачем за ум браться, если все вокруг меня итак за головы хватаются?

– Мне просто все это неинтересно! – усевшись на парту, пояснял Вася одноклассникам во время перемены, − Я еще не нашел себя! Может, как перееду с родителями в другой город − так и найду свое призвание. Ну, и признание заодно.

– А учителя уже знают, что ты после каникул переезжаешь? − спросил Ваня, доставая из портфеля булочку, заботливо завернутую для него мамой в несколько слоев бумажных салфеток.

– Не-а, − хитро улыбнулся Вася, − я их еще не порадовал этой новостью. Зато какой им подарок будет к Новому году!

– Как же ты в новом городе будешь? – встревоженно спросила Маша. − Все новое, незнакомое.

– Обо всех волнуешься, Машка! – усмехнулся мальчик. − Ничего, я уже кое с кем познакомился на сайте ВКонтакте. С одним Петей. Пишет, что он у себя в классе отличник. И обещает мне помогать.

– Ты про нас не забывай, бади! − хлопнул его по плечу Миша.

Вера и Ника закивали.

– Вас забудешь! − ухмыльнулся Вася.

– Напиши потом, − добавила Лиза, поправляя челку,− что у них там носят. Какая там мода, такая, как у нас, или другая?

Вася  недовольно  поморщил  нос:

– Ой,  Лиз,  ну  делать  мне  больше  нечего,  только  вот  за  модами  всякими  следить!  Я  тебе  лучше  фотки  прохожих  пришлю,  сойдет?

– Ладно, шли, − согласилась девочка.

– И мне пришлешь, хорошо? – попросила Нина, доставая из сумочки зеркальце на резной рукоятке.

– Какая прелесть! – восхитилась Маша обновкой.

Нина довольно кивнула. Обсуждая предстоящие контрольные и опросы, ребята направились в класс русского языка и литературы. На уроке Людмила Валентиновна услышала, как мальчики, перешептываясь, произнесли такие слова, как «респект», «кульно» и «окей». Учительница тяжело вздохнула и посетовала на то, что иностранные слова заполонили сегодняшнюю повседневность.

– Так без английского сейчас никуда! – удивленно воскликнул Миша.

– Везде же на нем хоть что-нибудь да написано, – подтвердил Никита.

– Я не говорю, что иностранные языки – это плохо, – примирительно произнесла Людмила Валентиновна, но тут же, воинственно сверкнула глазами и сказала, – А сами вы знаете такие, казалось бы, не «иностранные слова»: ланиты, перст, шелом?

Никита замялся. Миша потянулся к телефону. Ваня закашлялся. Маша, Вика и еще несколько девочек торопливо подняли руки.

– Щеки, палец, шлем! – не удержавшись, выпалила Вика. Все-таки литература – ее любимый предмет. А слова эти она встречала в художественных произведениях.

– Верно! – кивнула учительница, одарив девочку сияющей улыбкой.

На перемене мальчики столпились возле одной из парт:

– Бадиз! – заговорщически прошептал Дима, – ловите мой совет, мой личный лайф-хак: хотите понравиться – читайте стихи. Девчонки это любят до жути.

– Советчик высший класс! – хмыкнул Миша – Димас, ты блоггером не хочешь быть? –. – Поведаешь миру о своих лайф-хаках. Будут тебе писать восторженные Марины и Алины. – с хохотом Миша увернулся от Димы, метнувшего в него учебник. Учебник был по физике, поэтому Миша не стал бросать его обратно, а взял, демостративно отряхнул и убрал в свой ранец.

– Не жалко, забирай! – махнул рукой Дима. – Я все равно там ничего не понимаю.

Миша и остальные «бадиз» рассмеялись, а Дима, довольный собой и своей шуткой, повернулся к девочкам, собравшимся у доски, где Лиза хвасталась обновкой – пеналом с кошачьими ушками.

Глава V

Разговаривают они! Дисциплину только расхолаживают!

После четвертого урока многие решили: пора подкрепиться! Столовая располагалась на первом этаже, между левым и правым крылом школы. Тут, как и всегда, витал заманчивый аромат свежей выпечки.

Каждого из ребят «приманивало» что-то своё в этом калейдоскопе запахов: румяные пирожки-лежебоки с капустой и картошкой, замысловатые булочки в шоколадной глазури, большие круглые ватрушки и творожная запеканка со сметаной.

В столовой, как всегда, светло, шумно и многолюдно. Всё же Маша нашла уголок, чтобы спокойно перекусить.

– Что, Маша, пирожков накупила? – насмешливо проговорила Яна, подойдя к столу, за которым сидела девочка, – Бабушке через лес понесешь?

Маша (к удивлению Яны) не стала злиться или смущаться. Девочка решила, что главное – не поддаваться на провокации. Она широко улыбнулась и как ни в чем не бывало сказала:

– Это не пирожки, а рогалики с повидлом и шоколадом. И я Маша, а не Красная Шапочка. Так что ты сказкой ошиблась.

– Ах да, в твоей сказке должны быть медведи! – произнесла Яна, сузив глаза.

– А в твоей – слуги! – не сдержалась Маша.

Яна передернула плечами, и, демонстративно задрав подбородок, села за другой стол.

– Чего это она так на нас смотрит? – спросил Миша, усаживаясь рядом с Машей.

– Завидует, – коротко ответила девочка.

− А-а-а, − непонимающе произнес мальчик. «Кто их разберет, этих девчонок», – Вот, держи конфету. Нас с Димкой Ваня угостил.

− Спасибо! – улыбнулась Маша, шурша фантиком. 

Перекусив, поторопились на третий этаж, на урок. На следующей перемене все вышли из класса почти одновременно и пошли по коридору, споря о том, какой предмет самый легкий. 

– Ребята, ребята, тише! – вдруг шикнула на всех Вера.

– Бомба идет! – добавила Ника, прижимая указательный палец к губам.

Все мгновенно замолчали. И попытались пригладить волосы, заправить рубашки, одернуть свитера и приосаниться.

Бомбой завуча школы прозвали не без причины. Фамилия у Элеоноры Филипповны говорила сама за себя − Бомбилова. В ее присутствии обычно даже мухи старались не жужжать. И Боже упаси, если какой-нибудь незадачливый мальчишка (или девчонка) умудрится помчаться куда-нибудь в ее присутствии!

Дело в том, что Элеонора Филипповна любила порядок во всем. У нее всегда в порядке прическа, в порядке наряд и дома у нее, вероятно, всегда порядок. В школе тоже она усердно следила за порядком. А, если кто-нибудь из ребят вдруг слышал ее голос, звучащий с другого конца школы, значит, там (на том конце школы) явно что-то не в порядке!

– Вот вы и попались! – произнесла Элеонора Филипповна, хищно сверкая глазами.

– Да мы и не убегали, – шепнула Лиза Маше. Обе хихикнули. Яна в это время бочком протиснулась в ближайшую приоткрытую дверь.

– Смеются! – воскликнула завуч, – Вы только посмотрите на них! Наверняка что-то затевают!

– Нет, – хором ответили Вера и Ника.

– Уроки прогуливаете? – распалялась все больше Элеонора Филипповна. Она, похоже, решила, что просто так ребят не отпустит.

– Вовсе нет! – сказал Миша, старясь смотреть завучу прямо в глаза – для большей убедительности.

– Идем на технологию, – пояснила Нина.

Завуч перевела взгляд с девочки на переминавшегося с ноги на ногу Ваню:

– Вы что, родственники?

– Нет, мы просто рыжие! – хором ответили Ваня и Нина.

– Мы ничего хулиганского не замышляем, – произнес Миша, надеясь на то, что их наконец отпустят, – Просто шли и разговаривали.

– Вы  мне  зубы не  заговаривайте! –  воскликнула завуч, – Разговаривают  они!  Дисциплину  расхолаживают!  Технология на втором этаже, а ну, марш на занятия!

Дважды повторять не пришлось. Ребята быстрым шагом (бежать ведь нельзя)  направились к лестнице,  ведущей  на  второй  этаж  –  от  греха  подальше.

После занятий Миша и Маша в школе задерживаться не стали – было много домашнего задания да еще учить слова для сценки. Под ногами весело хрустел снежок, разговор ребят зашел о приближающихся каникулах.

Все-таки предпраздничная пора зимой – удивительное время! Вроде бы снег такой же, как в любой другой зимний месяц. И фонарики те же – хоть летом включи – будут гореть всеми  цветами радуги. Но именно перед Новым годом всё это – узорчатые снежинки, фонарики, – кажется волшебством. Словно есть в воздухе что-то такое… чудесное. И ощущается нечто сказочное. Кажется, придет новый год, а вместе с ним – какая-то особенная радость. Новая. И новые лица, друзья, впечатления!

Снова пошел снег, подул ветер. Миша пошутил, что не тот подарок попросил к Новому году: не планшет надо было, а снегоход! Маша улыбнулась и сказала: «Лыжи бы тоже подошли».

– И соломка бы не помешала! – мечтательно произнес мальчик.

– Соленая? – догадалась Маша, – Так у меня же во дворе есть ларек. Можем там спросить.

– Точно! – обрадовался Миша, – Я и забыл! Там еще сидит женщина в очках с затемненными стеклами.

– Сегодня там Марфа Тихоновна – ее мама. Она из деревни приехала к дочке в гости. И вместо нее в ларьке торгует – «с людями пообщаться», как она сама сказала.

– С людями? − хмыкнул Миша, – Какой необычный у этой бабульки язык. Она ведь уже совсем бабулька, да?

Маша звонко рассмеялась:

– Бабулька, бабулька! А что бы она сказала о твоих английских словечках?

Миша пожал плечами. Добравшись по снегу до ларька, ребята постучали в стеклянное окошко. Часть бабулькиного морщинистого лба прикрывал цветастый вязаный платок. С доброй улыбкой продавщица поздоровалась с ребятами.

– Скажите, у Вас есть соленая соломка? – спросил Миша, пытаясь нащупать в кармане мелочь.

– Чагось? – переспросила женщина, прикладывая руку к уху. – Не слыхать ничаго!

– Соломка есть соленая? – спросил Миша громче. Он попытался  руками изобразить, как выглядит соломка.

– Ах, енто! – расслышала, наконец, бабулька и достала откуда-то из-за прилавка блестящий пакетик с надписью «Солёная».

– Спасибо! – Миша расплатился и, раскрыв пакет, протянул его Маше, а потом – продавщице.

– Угощайтесь, бабуль!

– Ох, мои ж вы родненькие! – женщина всплеснула руками и скромно достала из пакетика одну соломинку.

Съев всю соломку, ребята повеселели. Теперь никакой снегопад не страшен. И проверочные работы тоже.

Глава VI

Ну-ка признавайтесь, кто где будет отмечать Новый год?

Назавтра перед первым уроком многие нервничали. Их можно понять!

– Интересно, что у меня по контрольной? – проговорил Ваня, опасливо косясь на тетради, лежавшие на учительском столе. Вика, похоже, разделяла его беспокойство.

– Да что вы паритесь из-за этих уроков! – беззаботно воскликнул Вася.

– Парятся в бане, – сухо отозвался Миша, – А тут все-таки четвертные оценки!

Вася упрямо продолжал:

– Эх, бадиз, я полюбил бы школу, если бы тут была только физ-ра и походы в столовую. Остальные предметы хороши для того, чтобы поспать. Классные часы совсем не «классные».

– Да ладно тебе, Вась! – махнул рукой Дима, − Всё не так уж плохо. Учеба во вторую смену – крутяк! До обеда подрыхнуть можно.

Вера, услышав это, покачала головой, а Ника нахмурилась. Лиза сощурилась и насмешливо, произнесла:

– То-то и видно, что дрыхнешь – по биологии совсем съехал!

Дима хохотнул:

– А ты прямо паинька, будильник на 5 утра ставишь, чтобы уроки все сделать!

Миша и Маша переглянулись и покачали головами: Дима и Лиза, кажется, и дня не могли прожить, чтобы не поспорить друг с другом. Это у них вроде хобби, соревнования по скорости остроумных ответов.Обычно заканчивалось все примирением. Не исключением была и сегоняшняя перепалка.

На следующей перемене мальчики (а сегодня дежурили они) взялись устанавливать, кто именно должен мыть доску? Выяснилось это очень просто: при помощи игры «камень, ножницы, бумага».

На улице валил снег. Большие белые хлопья торопливо покрывали черные ветви деревьев. Через открытое окно в класс пробиралась зимняя стужа. Морозный пар деловито проникал в душное помещение. Он, казалось, даже мысли освежал, и от этого становилось как-то радостней. Мороз, кажется, и придуман для того, чтобы веселиться! Если не хочешь дрожать от холода – прыгай и бегай! Поэтому мальчишки за окном разделились на две команды и с хохотом играли в снежки.

– Везет же людям! Занятия закончились − можно и на улице погулять! – со вздохом сказал Миша, протирая доску

– Ничего, − успокоил  его  Никита, – Мы тоже сейчас займемся полезным делом. Ну-ка признавайтесь, кто где будет отмечать Новый год? – спросил мальчик, оглядывая оставшихся на этой перемене в кабинете одноклассников и одноклассниц.

Оказалось, многие уезжают. Дима с важным видом заявил, что отправится с родителями в тур по Золотому кольцу. Вера и Ника сказали, что хотят пройти какой-нибудь квест.

– Я останусь в городе, – сказал Никита, – Вик, ты, кажется, тоже? – девочка кивнула, листая сборник стихов, взятый из библиотеки.

– Мишка, а ты где? – полюбопытствовал Дима. 

– Проведу праздники с Машей и ее родителями, – Миша продолжал вытирать доску.

Маше, стоявшей неподалеку, показалось, что уши и щеки мальчика порозовели. Наверное, от холода. Пора закрывать окно. Дима присвистнул и озорно подмигнул Никите, а Миша спешно пояснил:

– Мои по турпутевке уезжают, а я решил остаться здесь. 

– Всё понятно, – произнес Дима, но Маше в его голосе послышалась насмешка. 

Миша резко обернулся и с вызовом сказал:

– А на сами Новогодние каникулы Машина бабушка пригласила нас к себе в гости.

Дима потянулся и миролюбиво произнес:

– Ну, у бабушек хорошо! Они зубы на ночь чистить не заставляют и рано спать не укладывают. Зато кормят всякими «вкусностями-печёностями». А с дедушками можно на рыбалку сходить. Правда, летом.

– Только надо быть осторожней со словом «лол», – предупредил всех Никита, – А  то я при бабушке сказал «лол», так она подумала, что я ищу этот, как его, курвалол.

– Корвалол, – поправила Маша.

– Да? – удивился Никита, – А ты откуда знаешь?

– В медицинской энциклопедии как-то читала.

– Во ты чудна́я! А я-то думаю, что бы на ночь почитать. Оказывается, за медицинскую энциклопедию браться надо! − усмехнулся мальчик.

На следующей перемене отправились в раздевалки – физкультура! Сегодня по программе канаты. Правда, Нину это не слишком обрадовало. Когда на перемене учитель сказал ей, что их ожидает, девочка поморщила носик. Веснушки на ее лице как будто стали ярче, а рыжие волосы превратились в огненные. Что поделать с боязнью высоты?! Ира – подруга Нины – всячески старалась подбодрить одноклассницу. 

Со звонком все побежали в спортзал.

– Тома, Саша и Соня на соревнованиях! – ответственно напомнила Вера преподавателю.

После переклички Аркадий Леонтьевич оптимистично заявил:

– Забираясь на канаты, почувствуете себя настоящими Дедами Морозами! Они наверняка пользуются канатами, когда через дымоход попадают в дома.

– Э, может, Вы имеете в виду Санта-Клауса? – осторожно уточнил Миша.

– Разве? – насупился учитель.

– Ну, да. Это Санта-Клаус попадает в дом через дымоход.

– А как же действует Дед Мороз? – поинтересовался преподаватель, задумчиво почесывая подбородок.

Дима, Никита и другие мальчишки с трудом сдерживали смех. У Веры, Ники и Яны, которые изо всех сил старались не рассмеяться, получилось какое-то странное фырканье. Но Аркадий Леонтьевич, похоже, ничего этого не заметил. Он стремился постичь истину новогодних чудес!

– Так что там с Дедом Морозом? – нетерпеливо повторил он.

Миша поднес ладонь ко рту, делая вид, что закашлялся, а на самом деле – пытаясь побороть смех. Но он привык отвечать на поставленные вопросы. Даже если они кажутся странными:

– Дед Мороз попадает в квартиры или дома либо через окна, либо через двери.

– Как интересно! – оживился учитель, – Никогда об этом не задумывался!

– Вот тебе и «взрослые»! – с улыбкой прошептала Маша стоявшим рядом с ней Лизе и Вике. – Всему-то их учить надо!

Подруги закивали.

– Так приятно, когда  мы  знаем что-то такое, чего не знают  они! – радостно произнесла Лиза.

– Аркадий Леонтьевич! – заголосила Яна, − А девочки шепчутся о Вас!

– Ябеда-корябеда! − негодующе прошипела Лиза, − Любопытная, нет, вездесущая Варвара! – и пригрозила однокласснице кулаком.

– Так, Яна, девочки, успокойтесь! – пробасил учитель, – Разговаривать будете потом. А сейчас вас ждут канаты! Почувствуйте себя, − тут он нерешительно посмотрел на Мишу. Мальчик кивнул. – Санта-Клаусами!

Насчет Санта-Клаусов неизвестно, но альпинистами ребята себя ощутили. Оказывается, не так-то это просто – взбираться по канату! А уж какие фотографии получатся! Несколько девочек попытались сделать селфи, а мальчики принялись снимать это на видео (чтобы потом выложить в «Ютьюб»).

Однако Аркадий Леонтьевич решительно отобрал у всех телефоны − до звонка на перемену. Всё из-за того, что одна из девочек, фотографируясь, чуть не упала. Ученики были так напуганы, что перечить преподавателю не стали. Пожалуй, не стоят эти фото и видео того, чтобы рисковать своим здоровьем! Этот в прямом смысле жизненно-важный урок извлек для себя каждый из учеников. Но по канатам лазить научились всё-таки не все. Нина так и не смогла себя пересилить и с места почти не сдвинулась.

– Ничего! – успокаивала ее Ира, – не волнуйся, у тебя всё равно все пятерки!

– Говорят, клин клином вышибают. Попробуй съездить на отдых в горы! – предложила Маша, – Там же высоко! А вдруг и страх пройдет?

Нина была благодарна девочкам за такую поддержку. Она боялась, что над ней станут смеяться, но мальчишки были слишком заняты своими «канатными» победами. Яна тоже ничего не сказала, хотя любила поехидничать. Она сегодня вообще была какая-то странная − ни с кем ни о чем не спорила и, казалось, мыслями была где-то далеко, думала о чем-то, известном ей одной.

Обсуждая после урока замешательство учителя физкультуры, запутавшегося в новогодних  волшебниках, одноклассницы  спросили у Ники, как будет «Дед Мороз» по-французски:

– «Père Noël».

– Пэр Ноэль! – хором повторили девочки.

– Да, − кивнула Ника, − а вообще слово «père» переводится, как «отец», а «Noël» − это «Рождество».

После занятий все, кто собирался участвовать в новогодней сценке, собрались в классе, Вера предложила выбрать день для репетиций. Миша и Маша, севшие перед Никитой и Викой, услышали шепот и обернулись.

– Вик, хочешь, я тебя по формулам подтяну? Приглашаю тебя. Короче, можем встретиться где-нибудь в  кафе и  там  ну, э …

– Что э?  − осторожно уточнила Вика, не сводя с Никиты глаз.

– Ну как что? – от волнения мальчик начал раскачиваться на стуле, − Решать задачки, конечно!

Девочка опустила глаза и покраснела. Никита закашлялся. 

– О, они точно на этой неделе на репетицию могут не остаться, – пробормотала Вера.

– Ляму-ур, – промурлыкала Ника, с пониманием глядя на ребят.

Миша и Маша переглянулись и невольно улыбнулись.

Глава VII

Попадись ты мне в какой-нибудь онлайновской стрелялке!

Обсудив сценку, ребята стали расходиться по домам. Когда Дима, Никита и Миша стояли в очереди в гардероб, Дима вдруг сказал шепотом (чтобы не привлекать внимания посторонних):

– Какие все-таки эти девчонки разные!

Друзья непонимающе на него посмотрели. Дима пояснил:

– Ну, к примеру, Лиза и Яна. Казалось бы – обе блондинки, но совсем не похожи друг на друга!

– Конечно! – простодушно хмыкнул Никита, – Они же разного роста. Яна высокая, а Лиза – маленькая.

– Не маленькая, а миниатюрная! – сердито поправил его Дима, – Но дело даже не в этом! У Янки глаза, как ледышки, зыркнет на тебя – мураши по коже бегут! А у Лизы глаза тоже голубые, но другие. Совсем другие − добрые. И хитрые немного, – говоря это, Дима покусывал губу. Нервничал что ли?

– А что это ты о них заговорил? – прошептал Миша, прищурившись.

– Ну, − растерялся Дима, − а что тут такого? – но тут на его губах появилась хитрая улыбка, а интонация изменилась, – Или надо было заговорить о Маше?

– Как бы… а Маша тут при чем? – переполошился Миша и огляделся по сторонам.

Маша сидела на лавочке у окна и переобувалась. Рядом с ней стояла уже одетая в пуховик Лиза. Кивнув подруге, она направилась к выходу из школы. Забрав, наконец, свою зимнюю куртку из гардероба, Дима крикнул Мише и Никите:

– Гуд бай, бадиз. Побегу я – дома еще домашку у младшего брата проверять.

Друзья кивнули.

– Ой, я обещал Вике помочь нести портфель! − опомнился вдруг Никита и добавил, как бы оправдываясь, − Все равно живем рядом, – с этими словами он скрылся в гудящем улье школьников.

Миша пожал плечами и подошел к Маше. Мальчик и девочка решили вместе пойти домой. Жили они в разных дворах, но не очень далеко друг от друга, в одной стороне. На землю мягко падал  снег, морозец, озорничая, кусал щеки и носы.

Прозрачный свет фонарей разрывал вечерний сумрак. Выйдя за школьную ограду, Миша и Маша направились к двору, соседствовавшему со школьным. Это – самая  короткая дорога домой. Во  дворе  было пустынно – наверное, взрослые еще не вернулись с работы, а школьники пока сюда не добрались. 

Услышав хруст шагов по снегу, Миша и Маша обернулись – за ними шли трое незнакомцев – девочка и двое мальчиков. Наверняка из старших классов. Маше почему-то всё это показалось подозрительным.

Неприятное чувство, когда за спиной ощущаешь взгляд  неприятного человека. А тут – даже не одного, а сразу нескольких! Не сговариваясь, Миша и Маша ускорили шаг – не нужны им неприятности накануне праздников.

«Может, просто показалось, что они за нами следят», − подумала Маша. «Ой!» − вскрикнула она, когда они с Мишей завернули за угол жилого дома. Кто-то с силой потянул ее за косу, выглядывавшую из-под шапочки. Девочка обернулась. Миша сделал то же самое. Перед ними, ухмыляясь, стояла та незнакомая старшеклассница. Это она подкралась сзади и дернула Машу за косу. Через миг рядом с ней оказался один из спутников. Другой, тяжело пыхтя, спешил к ним.

– Ты чего?! – возмутился Миша, строго глядя на незнакомку.

– Что хочу, то и делаю! – противно хихикнула та и показала язык. У девчонки были ярко накрашены губы и глаза. И неестественно розовые щеки. Вот уж действительно − на лице настоящая штукатурка у этой «Цацы»! Но в компании своих друзей она, безусловно,  выглядела самой «приятной».

– А чё, чего-то не устраивает? – огрызнулся один из мальчишек. Миша условно окрестил его «Тощим» − роста он был среднего, но очень худой с выступающими скулами, острым подбородком и маленькими бегающими глазками.

– Вообще-то да! – воскликнул Миша.

Маша потянула его за руку, пытаясь увести. Лучше не связываться с этой  компанией. Но мальчик не сдвинулся с места. В этот момент к ним подбежал второй мальчишка − довольно высокий, крупный с огромными ручищами и широченными плечами. Настоящий «Шкаф»! Он  запыхался, и его частое дыхание напоминало гудок паровоза.

– Пускай извиняется! – твердо сказал Миша, обращаясь к «Тощему», который, несомненно, был главарем этой «банды».

– Еще чего! – хмыкнул «Тощий», пожав плечами, – Мы даже перед родителями никогда не извиняемся! А ты типа под умника косишь?!

– Косят траву, а «тип» − это неприятная личность, – парировал Миша.

– Ладно, Миш, пошли! – прошептала Маша, пытаясь увести мальчика, но тот не слушал ее.

– Вы что, нас преследовали? – спросил он, переводя взгляд с «Тощего» на «Цацу». «Шкаф» все еще пытался отдышаться.  Изо рта его шел пар.

Маша с тревогой огляделась по сторонам – кроме них здесь никого нет. И где эти прохожие, когда они так нужны! В следующий миг «Шкаф» ринулся к Маше, но Миша преградил ему путь. Оба с кулаками кинулись друг на друга. «Тощий» с деланным равнодушием достал из кармана куртки телефон и принялся снимать (сначала себя, а потом и происходящее) на видео.

– Останови своего увальня! – крикнула Маша и бросилась к «Тощему», едва не выбив у него из рук телефон.

– Ничё се!  Зачётный выпад! – изумился «Тощий», отбиваясь от Маши и переводя камеру на нее. – А ты, оказывается, боевая девчонка!

– Ты чего к нему лезешь?! – завизжала «Цаца», бросаясь на Машу.

Девочки принялись хватать друг друга  за  волосы и толкаться. «Цаца» была значительно крупнее Маши, и девочке стало трудно сражаться. На уроках ее самообороне не учили. К сожалению. Но интуиция подсказала Маше применить зубы.

– Ай! –  вскрикнула  «Цаца», отпустив Машу, – Эта дурища меня укусила!

– Крутяк! – хмыкнул «Тощий».

Он зумом приблизил «Цацу», похоже, совсем позабыв о мальчиках, которые в пылу сражения уже повалились на снег, побросав рюкзаки.

Маша бросилась к школе – за подмогой.  В школьном дворе она увидела Нику, Вику и Никиту – они еще не успели разойтись по домам. Чуть поодаль стояла Вера и о чем-то разговаривала с каким-то высоким мальчиком. 

– Помогите! – закричала Маша и замахала руками, чтобы привлечь внимание, − За мной, быстрей! Миша с какими-то хулиганами, − девочка остановилась, чтобы перевести дух, но продолжать было не обязательно – слово «хулиганы» все разъяснило для присутствовавших. Не задачки же Миша с ними решает!

Все побежали за Машей. По дороге незнакомый мальчик крикнул:

– Не мои ли это хулиганы?

Оказавшись на «поле сражения», незнакомец и Никита накинулись на «Шкафа», с которым боролся Миша, а четыре подруги налетели на озадаченного «Тощего» и выхватили у него телефон. «Цаца» на сей раз не стала участвовать в поединке. Зачем портить маникюр? Итак, пока боролась с Машей, свой ноготь сломала!

«Тощий» прохрипел:

– Сдаёмся! Вы чё, уже и шуток не понимаете?! – коряво улыбнулся он и приблизился к Маше, в  руках  у  которой был  «трофейный»  телефон.

– Хороши у вас шуточки! – сердито воскликнула Вера, сверкая глазами.

Ника и Вика не сводили глаз с «Цацы» – чтобы не вздумала улизнуть. Маша подбежала к Мише, который уже успел подняться с земли и отряхивал одежду от снега. «Шкафу» тоже досталось − капюшон его куртки Миша оторвал  еще до того, как прибыла подмога. Никита, не отрываясь, следил за «Шкафом».

– А ты молоток! Хорошо дерешься! – похвалил незнакомец Мишу, – Я Максим. Староста этих вот дуралеев.

«Тощий», заметив, что Максим взял у Маши его телефон и куда-то там нажал, завопил:

– Э, э, ты чё творишь?!

Он подбежал к Максиму, но наброситься на него не решался. Маше показалось, что хулиган побаивался своего старосту.

– Я отправил себе на телефон видео, которое ты, «горе-спилберг», наснимал, – сурово заявил Максим и добавил, − Это – важные улики. С твоего телефона я их удалил. Нечего разбойничать! У меня, если помнишь, папа в полиции работает!

– Да помню я! Это трудно забыть, – просипел «Тощий», а «Шкаф» испуганно шмыгнул носом.

– Меня потому старостой в нашем классе и назначили, − пояснил Максим Мише, Маше и их друзьям, − чтобы я за этими вот, – он кивнул в сторону своих одноклассников, − присматривал.

«Тощий» заискивающе прогнусавил:

– Зачем отвлекать твоего папу от важных дел? – «Шкаф» и «Цаца» закивали, – Мы больше не тронем этих… киборгов!

Миша и Маша переглянулись. Так их еще не называли. Может, «Тощий» и впрямь сдержит свое слово? Вера и Ника с подозрением покосились на хулиганов, а Никита и Вика заинтригованно смотрели на Максима и «Тощего».

  – И не только их! – пригрозил Максим, переводя взгляд с «Тощего» на «Шкафа», а потом – на «Цацу», – Перестаньте пугать людей! А я за вами буду следить – имейте в виду!

Чтобы слова не расходились с делом, Максим добавил, что доведет каждого из своих одноклассников до дома (он, как староста, знает, где кто живет).

– Сначала мы с вами проводим даму, – строго сказал он «Тощему» и «Шкафу», – А уже потом я отведу и вас домой.

«Тощий» и «Шкаф» недовольно засопели, но перечить не стали.

– Спасибо за помощь! – кивнул Миша, пожимая руку Максиму.

«Шкаф»  на  прощание  пригрозил  Мише:

– Ну, попадись ты мне в какой-нибудь онлайновской стрелялке!

– Ой, напугал! – рассмеялся Миша, – Вот чудик! Думал, если я хорошо учусь и в компьютерах  разбираюсь, я за себя и за близких постоять не смогу! К  тому  же, − добавил он со знанием дела, − большой рост и вес  в сражении – не всегда преимущество.

Когда Максим и его одноклассники скрылись из виду, Миша, Маша и их друзья переглянулись. Вот так «приключение»! Миша и Маша поблагодарили одноклассников за помощь.

– Да что уж там, – махнул рукой Никита.

– О чем разговор! – произнесли хором Вера и Ника.

– Хорошо, что Маша нас разыскала, – добавила Вика.

Вся четверка  вызвалась сопровождать Мишу и Машу. «Да ладно вам, телохранители!» − попытался  пошутить Миша, но строгий взгляд Веры и Ники его остановил. А Никита обиженно сказал: «Мы же за вас волнуемся!»

Маша задрожала. В пылу сражений она взмокла, и теперь у девочки возникло ощущение, что холодный ветер пронизывает насквозь.

– Маша, в чем дело? –  встревожилась Вика.

– Тебя не ушибла эта дылда? – воинственно спросил Миша.

– Нет, нет, – смущенно  ответила девочка, – Ничего страшного. Просто холодно.

– Да, не лето, – согласился Никита, – Пойдемте быстрей − вам с Мишей надо попить горячего чая!

– Надо Мише раны обработать сначала, а потом чаи гонять! – возразила Маша.

Но Миша замотал головой:

– Какие там раны, не драматизируй! Так, пара синяков, – с этими словами он потер ушибленные места и айкнул  − все-таки больновато было.

– И фингал под глазом! − добавил Никита, кивая на лицо мальчика.

– А вот это уже хуже, – помрачнел Миша, – Мама заметит. Устроит допрос с пристрастием.

– Хулиганов не испугался, а маму боишься? – улыбнулся Никита. Он говорил это без злобы, а с тайным восхищением. Он бы тоже хотел проявить себя как-нибудь геройски. Особенно перед Викой. Мальчик не знал, что Вика уже считала его героем – так отважно он бросился помогать другу!

Глава VIII

Интересно, в Антананариву тоже есть хулиганы и разбойники?

Проводив Мишу, дружная компания направилась к Машиному дому. Миша, выходя из лифта на своем девятом этаже, размышлял, кто из родителей уже дома и как замаскировать фингал. Дверь открыл папа. Это уже не так страшно. Василий Анатольевич хоть роста был и не очень высокого – в школьных драках участвовал и наверняка всё поймет.

Пока папа еще не успел опомниться и засыпать его вопросами, Миша рассказал обо всем сам.

– Молодец, сынок, что за Машу заступился, – одобрил папа и предусмотрительно  заметил, – Маме  лучше  твой  фингал  не  показывать.  Перепугается,  по  врачам  тебя таскать  начнет, обследования проводить.

– Как же я его скрою? – спросил мальчик, машинально прикоснувшись к «боевому ранению» и сразу же ойкнув.

– Ляжешь сегодня спать пораньше. Мама звонила, сказала, только выезжает. А вечером пробки, сам знаешь. Мы с тобой пока за это время спланируем, что будем ей говорить. А завтра, глядишь, поменьше будет твой фонарь под глазом.

– Как же я в школу пойду? – озадаченно спросил Миша. − Не хотелось, чтобы все видели!

Папа, потер подбородок, размышляя, как быть.

– Ты же во вторую смену учишься?

– Ага.

– Тогда проблема решена! Я заеду с утреца к дяде Вите. Помнишь, он доктор, педиатр? – мальчик  неуверенно  кивнул,  Василий  Анатольевич  продолжил, −  Дядя  Витя  знает  окулиста. Раиса Эдуардовна тебя осмотрит (на всякий случай) и выпишет справку.

– Пап, я занятия пропускать не хочу, − переполошился мальчик, − у нас репетиции!

– Ох, да ты дослушай, горячая голова! Кстати, тебе лед надо приложить к синяку – легче станет. Так вот, окулист выпишет справку о том, что несколько дней тебе надо ходить в затемненных очках. Без диоптрий. Просто с темными стеклышками. Проблема решена! Пропустить тебе один урок придется (если вдруг она завтра после обеда работает).

– Па, ты супер! Правда! – Миша даже подпрыгнул от радости.

– Ну так, − смущенно ответил Василий Анатольевич, − Я же твой папа! Есть завтра урок, на котором не будет контрольных и прочих «орудий пыток»? Так, чтобы тебе потом наверстывать не пришлось.

– Да, − произнес Миша, подумав, – Биология. Там просто повторение будет. Контрольные мы уже написали и работы свои разобрали.

– Точно?

– Да, – кивнул Миша, – Пап, у меня твердая четверка. Все нормально!

Василий  Анатольевич пожал плечами и посоветовал Мише прилечь, а сам пошел за льдом. Миша расположился у себя в спальне на любимом диванчике. Не успел мальчик загрустить без компьютера, как папа вошел в его комнату.

– Приложи, сынок, – произнес он, подавая мальчику компресс.

Миша сделал то, что рекомендовал ему старший по опыту «сражений». Чтобы не видеть компресс (на нервы действует), мальчик закрыл глаз, под которым был фингал. Так, лежа с одним открытым глазом, Миша вдруг подумал, что стал похож на одноглазого пирата. «Хорошо хоть не одноногого» − усмехнулся мальчик и принялся (открытым глазом) изучать карту мира, висевшую на стене у диванчика.

Почти сразу Миша отыскал Мадагаскар и его столицу Антананариву, о которой говорили недавно на географии. «Интересно, в Антананариву тоже есть хулиганы и разбойники? − размышлял мальчик, – Думаю, есть. Они повсюду. Но хороших людей все-таки больше».

 От размышлений Мишу отвлекло звяканье посуды,  раздававшееся с кухни – папа разогревал ужин. «Позже позвоню Маше, – подумал Миша. – Как она там до дома  добралась?»

В  комнату мягкой поступью вошел Помпон. Кот вспрыгнул на диванчик и принялся тереться головой о Мишину руку.

– Ты не представляешь, что сегодня было! – произнес мальчик, поглаживая кота по мягкой шерстке. Тот мурлыкнул, проявляя заинтересованность, прикрыл глаза и принялся внимательно слушать.

Не слыша, о чем говорит радиодиктор, Маша задумчиво ковыряла вилкой в пюре. Котлету она все-таки осилила,  а вот гарнир остался и теперь в гордом одиночестве лежал на белом фарфоре.

– Доча, выкладывай! – грозно произнесла над самым ухом Василиса Николаевна. Ее карие глаза сузились.

– Что выкладывать, мам? Пюре из тарелки?

– Не юли! – нахмурилась мама, − Когда такое было, чтобы у тебя пюре в тарелке оставалось?! Пюре с котлетой – это же твое любимое блюдо! Раз не поела – тебя что-то беспокоит!

– Ну да, – пробормотала девочка, – Из-за меня Миша сегодня подрался!

Маша все рассказала маме. Ей даже как-то легче стало.

– Какой молодец этот Миша! – закивала головой Василиса Николаевна.

– Мам!

– Что?

– Я думаю, надо было молча пройти и все. Не связываться с этими дураками! – расстроено проговорила девочка, – Вот зачем он в драку полез!

– Нет, я согласна с тобой: драка – не лучшее решение проблемы, – спохватилась Василиса Николаевна, – Но то, что он не струсил – тоже важно.

– Я теперь волнуюсь, как он там!

– Так позвони! Еще лучше – возьми гостинцев да сходи к нему в гости.

– А можно?! – обрадовалась Маша.

– Почему же «не можно»?! – рассмеялась мама, − Значит, Новый год он у нас будет отмечать – это можно. А сходить проведать его – не можно! Как-то это нелогично, Маш! Тут без посторонних дело не обошлось. Кто-то что-то сказал? Опять Яна эта покоя тебе не дает?

– Откуда ты про нее знаешь? – перепугалась Маша.

– Так ты же сама как-то рассказывала, что она тебя то и дело дразнит.

– Вот это да! – удивленно прошептала девочка. Она, честно сказать, не любила жаловаться на что-то или кого-то. Предпочитала справляться со всем сама, − Все-то ты помнишь!

– Я же твоя мама! – улыбнулась Василиса Николаева, обнимая дочь, – Это еще мы папе про нее не сказали.

– И не надо! – переполошилась Маша, – Мне вообще до нее никакого дела нет! Дразнит, значит, ей заняться больше нечем. А у меня и так дел много, еще не хватало на нее время тратить.

– Вот и правильно! – кивнула Василиса Николаевна.

Повеселев, Маша принялась собирать пакет с гостинцами: «Возьму-ка я Мише еще и апельсинов. Он их даже больше, чем конфеты любит». По дороге к Мише девочка зашла в аптеку. Спросить, что можно использовать от синяков и ссадин. Аптекарь – милая женщина с румяными щеками – дала девочке листочек со списком нужных лекарственных средств. Маша поблагодарила женщину, поздравила с наступающими праздниками и выбежала из аптеки. 

Когда девочка позвонила в дверь квартиры, открыл Мишин папа:

– О, подмога приехала! Заходи, Машутка! Вовремя ты – наш Мишутка отказывается кашу есть. Может, хоть ты его уговоришь.

– Па, ну я же просил так меня не называть! – сердито пробурчал Миша, выходя в прихожую. И остановился, как вкопанный. – Мэри, это ты? 

Маша улыбнулась, потрогала свою голову, руки, ноги:

– Да, вроде бы я! Посылку тебе принесла. От Снегурочки! – с этими словами девочка протянула Мише пакет с гостинцами. – Пришла узнать, как у тебя дела. И кашей из ложечки покормить.

– Издеваешься?! – воскликнул мальчик, беспокойно ероша волосы.

– Да нет, что ты! – бросилась его успокаивать девочка, – Просто решила угостить апельсинами и конфетами. Мы новые сорта конфет купили – вкусные! А апельсины какие сладкие! – она причмокнула губами.

Миша смущенно улыбнулся и достал для нее тапочки.

– Я в аптеку зашла, − добавила Маша, снимая пальто, − там сказали, что хорошо в таких случаях использовать, − она кивнула на Мишин фингал, − для лечения используют бодягу. И вот еще, список.

– Отлично! – обрадовался Мишин папа. – Теперь мы нашего богатыря в два счета на ноги поставим! А вы пока… бегом на кухню! – скомандовал Василий Анатольевич.

Пока ребята мыли руки, Мишин папа закрыл Помпомна в спальне – чтобы Маша от аллергии не мучилась. К удивлению девочки, каши на столе не оказалось. Выяснилось, что Василий Анатольевич пошутил. Зато из кастрюли заманчиво пахло борщом. Один Миша его есть не хотел, а Василий Анатольевич собирался в аптеку. Маша сначала хотела отказаться от угощения. Но Мишу надо было заставить поесть – ему силы нужны! Поэтому девочка налила половник и себе – за компанию. Борщ оказался очень вкусным! Хотя ни Миша, ни Маша до этого к борщам особую любовь не испытывали.

Вернувшись домой, Маша с радостью сообщила маме, что Мише уже лучше, он даже поел, а еще − очень обрадовался апельсинам. Папа непонимающе перевел взгляд с жены на дочь, но спрашивать ничего не стал – захотят, сами все объяснят.

Необъяснимая вещь: когда Елена Аркадьевна вернулась домой, ее сын Миша уже лежал в своей кровати, повернувшись лицом к стене!

– Что это он так рано спать лег? – с подозрением спросила мама, выходя из комнаты сына.

–– Просто устал, − пояснил папа, – День был тяжелый. Пускай сил набирается, у него еще репетиции завтра.

Мама о репетициях слышала, но о том, чтобы Миша ложился спать так рано – никогда. Она снова зашла в комнату. Василий Анатольевич понял: настала пора действовать:

Милая, – прошептал он, заходя следом, – у меня там программка компьютерная никак не устанавливается. Может, у тебя получится? Ты же у нас умница, специалист!

Уловка сработала – мама улыбнулась:

– Ладно, пошли. А Миша, – она бросила ласковый взгляд на макушку сына, выглядывавшую из-под одеяла, − пускай отдыхает.

Когда мама вышла из комнаты, Миша отвернулся от стены и посмотрел на папу. Василий Анатольевич кивнул и подмигнул:

– Я дверь к тебе закрою на всякий случай. Чтобы нас не рассекретили.

– Окей! – обрадовался Миша, – Пап, подай телефон.

– Опять допоздна будешь в Интернете зависать? – насупился папа.

– Нет, Маше хочу позвонить.

– О, другое дело, – успокоился Василий Анатольевич. Подав телефон, он вышел из комнаты.

– Мэри, привет!

– Миша! – обрадовалась девочка, кутаясь в теплый вязаный плед – бабушкин подарок  на прошлый Новый год, – Как ты себя чувствуешь?

– Да все хорошо, спасибо! – успокоил ее мальчик, – Я  же говорю: всего лишь несколько синяков. Ты как добралась, нормально?

– Да, спасибо, – Маша подошла с телефоном к окну – там связь получше. На подоконнике лежала книга, – Миш, почему ты шепотом разговариваешь?

– Чтобы мама не услышала. Она думает, я сплю. А что это у вас там так тихо? Телевизора не слышно.

Верно подметил, − ухмыльнулась Маша, – свет отключили.

Как? Опять что ли?! – Миша не верил своим ушам, – У вас, на седьмом этаже? Или во всём доме?

Во всём доме. Хорошо хоть, мы с мамой пельмени долепить успели. Теперь зажгли свечки и создаем «романтическую атмосферу».

Пельмени это хорошо, – облизнулся Миша, – Маш, а ты какой подарок у родителей попросила на праздники?

Я хочу, − начала Маша, мальчик услышал, как она чем-то шелестит, – Ай (!) книгу…

Ай-книгу? – удивился Миша, – Странно, не слышал о таких! Но это не айпад?

Да нет же! – рассмеялась Маша, – Я книгу электронную хочу!

А что за «ай» тогда было? – озадаченно спросил мальчик.

Это у меня учебник из рук «выпрыгнул», − пояснила девочка, – Вот «ай» и получилось!

А-а-а, − произнес Миша, – Тогда понятно.

Проболтав еще минут десять, друзья положили трубки. Нужно хорошенько выспаться, чтобы с новыми силами взяться за сценарий и подготовку к праздникам.

Глава IX

Вы не волнуйтесь! На перекладине подтягиваюсь − и биологию подтяну!

Проснувшись в девять утра, Маша с радостью обнаружила: свет уже дали. Значит, микроволновка и тостер снова работают. Поев, девочка позвонила маме и папе на работу, а потом − Мише. Узнать, как поживают его синяки. Мальчик заверил, что с ним всё в полном порядке, а самое главное – мама так ничего и не заподозрила,  поскольку на работу ушла рано утром, пока он спал. Поговорив с Мишей, девочка взялась за одну из своих любимых энциклопедий, да так увлеклась чтением, что чуть не опоздала в школу.

Когда она сдавала пальто и сапожки в гардероб, к ней подлетела Ира:

– Привет, амишка! Чмоки-чмоки во все щёки! – с этими словами она поцеловала Машу в каждую щёку.

– Это что? – удивилась Маша, – Проверяешь на стойкость свой бальзам для губ?

– Не а, – замотала головой подруга, − Увидела, что так здороваются старшеклассницы. А щёки у тебя какие ледяные!

– Потому что на улице мороз! – хмыкнула Маша.

Подруги  побежали  на  второй этаж  –  в  кабинет  биологии.  Постепенно  в  класс  стекались  ученики.  Аккуратной  стопочкой  Маша  раскладывала  на  парте  дневник,  учебник, рабочую тетрадь. К девочке подошел Никита. Лицо у него было красное – значит, нервничал.

Муромцева, Маш, дай списать, плиз, плиз! – скороговоркой сказал он, нависая над девочкой.

– Опять не сделал домашнее задание? – удивилась Маша. Ей казалось, что биология – самый легкий предмет. 

– Не, не сделал, – глухо отозвался одноклассник, – Эта домашка – просто вынос мозга! А хочешь, я тебе с физикой помогу!

– Мне уже Миша помог, – улыбнулась Маша.

– Какой он молоток, наш Миша! – хмыкнул Никита, но тут же снова стал серьезным. Или озадаченным.

Девочка потянулась к своей тетради. Никита просиял и схватил с соседней парты свою. Через десять минут в класс впорхнула миниатюрная учительница биологии. У Евгении Викторовны была короткая стрижка и привычка носить высокие каблуки. Наверное, чтобы казаться выше. Но, несмотря на свой небольшой рост, повышать голос в нужных ситуациях (для усмирения учеников) она могла. Маленькая, шустрая, всегда в одежде ярких расцветок, она напоминала птичку колибри. Потому-то  ей и дали прозвище – «Колибри».

Маша подошла к учительскому столу и потихоньку сказала Евгении Викторовне:

– Миши не будет, он в поликлинике. Справку обязательно покажет.

– Беспокойная твоя душа! – покачала головой учительница, – Хорошо, буду иметь в виду.

Отметив отсутствующих, Евгения Викторовна спросила, где Яна. Никто не знал.

– Что ж, − задумчиво произнесла учительница, проводя пальцем по журнальному столбику с фамилиями, − Первым будет отвечать… отвечать будет… Дима!

– Что такое фотосинтез? – спросила учительница, когда мальчик нехотя вышел к доске.

– Фото-синтез? – задумчиво произнёс Дима, почесывая затылок, – Это какая-то компьютерная программа для обработки фото? Что-то вроде «фотошопа»?

– Не «что-то» и даже не «вроде»! – передразнила его учительница.

– Давайте я помогу Диме! – не удержалась Маша, поднимая руку, и принялась отвечать.

– Муромцева, ты делаешь большие успехи в биологии! – похвалила позже преподавательница Машу.

– Молодец, Машка! – подмигнул девочке Дима и обратился к учительнице. – Евгения Викторовна, я тогда сяду на место, а Маша еще что-нибудь расскажет.

– Сто-ять! – прогремела учительница, – Я тебе «вольную» еще не давала! – кое-кто из учеников хихикнул, а кто-то сочувственно вздохнул. Но учительница, похоже, не обратила на это никакого внимания. Она строго смотрела на Диму, − Что такое симбиоз?

– Симби-оз? – переспросил Дима, – Волшебника из страны Оз я знаю. А вот кто этот Симби и что ему понадобилось в стране Оз – понятия не имею!

На помощь Диме снова пришла Маша:

– Симбиоз – это своего рода взаимодействие, сосуществование организмов, при котором каждый из них извлекает для себя определенную пользу.

Учительница устало провела рукой по лицу:

– Ох, Дима, что мне с тобой делать?

– Предупреждаю: телесные наказания запрещены законом! – произнес на всякий случай мальчик.

Учительница рассмеялась:

– А ты законы знаешь?

– Немножко, – пожал плечами Дима, – Я юристом хочу стать.  Как мама и папа. – А биологию я в следующем году подтяну, Вы не волнуйтесь! На перекладине подтягиваюсь − и биологию подтяну.

– Вот шутник! – усмехнулась учительница, – Хорошо хоть не говоришь: «Не хочу учиться – хочу жениться». Как Митрофанушка.

– Так мне еще по закону не положено  жениться, – серьезно произнес мальчик, – Нет еще восемнадцати. Да и зачем мне жена? У меня мама вкусно готовит. Одежду я по комнате не разбрасываю. Жена мне ни к чему. Вот мороженого бы!

Учительница улыбнулась и разрешила Диме сесть на место. Никита озадаченно спросил:

– А кто такой Митрофанушка?

– Персонаж Фонвизина, – хором отозвались Вера и Ника.

– «Недоросль» произведение называется, – добавила Вика.

На следующий урок – историю – пришел Миша. Правда, он опоздал минут на пять. К счастью, Ярослав Олегович этого даже не заметил – когда Миша входил в класс, учитель как раз пытался выяснить у ребят, сидевших за первой партой первого ряда, что им задали на сегодня. 

Дело в том, что другой учитель заболел, и Ярославу Олеговичу пришлось вести урок сразу у двух классов: своего и еще одного. Два класса с трудом умещались в одном кабинете, но ребята из-за этого нисколько не огорчились: учеников слишком много, значит, учитель точно не успеет опросить всех! 

Миша пришел в очках, но мальчишки об этом ничего спрашивать не стали – дело житейское! Зато любопытные девчонки стали перешептываться.

– Почему это Миша в очках? – поинтересовалась Лиза, пристально глядя на мальчика. Ярослав Олегович в это время изучал журнал другого класса.

Маша спросила без особой надежды:

– Если скажу, что так модно, поверишь?

– Нет, – ухмыльнулась ее соседка по парте, – Уж я про моду всё знаю!

– Снег на улице такой белый, – медленно прошептала Маша, пытаясь придумать ответ, – глаза слепит.

– Так в классе же снега нет! – произнесла Лиза, с удивлением уставившись на свою соседку по парте.

– А зайчики перед глазами всё еще прыгают, – твердо произнесла Маша, – Потому в очках и пришел.

Лиза ухмыльнулась. Она сегодня кое-что слышала от старшеклассниц, с которыми учился Максим, но сказать ничего не успела: Ярослав Олегович переключился на свой класс. Несколько минут урока истории учитель посвятил обсуждению сценки. Это тоже в каком-то смысле «исторические» вопросы! Отметив в своем экземпляре сценария, кто кого будет играть, классный руководитель дал ребятам несколько советов и перешел к истории.

В конце урока Ника подняла руку и спросила:

– Ярослав Олегович, а правда, что князь Ярослав Мудрый свою дочку замуж за французского короля отдал?

– Правда. Одну из дочерей он действительно выдал замуж за французского короля Генриха I.

– Как это он так «умудрился»? – удивился Ваня, – Неужели «своих» князей не было?

– Это называется «династический брак», ребята! А вы, надеюсь, помните, что при Ярославе еще была учреждена «Русская правда»?

– Это газета что ли? – спросил Федя, почесывая затылок.

– Нет! – учитель беспомощно развел руками, – Не газета, а письменный свод законов, составленный на Руси!

На помощь двум озадаченным классам пришел звонок на перемену. Ярослав Олегович тяжело вздохнул и напомнил о назначенном дне репетиции. 

Глава X

Мы тут… сценку репетировали

На перемене Миша с Машей и Лиза с Димой спустились на первый этаж.  Прогуливаясь по школьному холлу, четверо друзей разглядывали новые плакаты, прикрепленные к стендам.

На самом большом плакате красовалась огромная ёлка, украшенная сверху донизу игрушками. Подпись под ёлкой, расположенная на одной из подарочных коробок, заявляла: «Оценки «хорошо», «отлично» − чтоб «обстановка» в дневнике была приличная! В Новый год  перейдем  без  забот!»

Лиза  хихикнула, Дима попытался сдержаться – мимо как раз проходила Элеонора Филипповна. Вместо смеха у мальчика получилось хрюканье. Миша хмыкнул, а Маша закрыла лицо руками. Завуч остановилась и  с  подозрением покосилась на учеников.

– Мы тут… сценку репетировали, – отозвалась Маша, убирая руки от лица. Оно постепенно становилось пунцовым.

– Да! – сразу же подхватила Лиза, – Возле этого плаката прямо особое, новогоднее настроение!

Элеонора  Филипповна  довольно кивнула  и пошла дальше.

Миша присвистнул:

– Какие хитрюги вы, девочки!

– Уф! – выдохнул Дима, – Тихони, тихони, а сами вон что вытворяют.

Лиза зарделась от смущения, а Маша, теребя в руках косу, пояснила:

– Да тише вы! Просто это были вынужденные меры. И ни к чему страшному наша выдумка не привела. Мы никому не навредили.

– Кто же спорит? – улыбнулся Миша, – Мы с Димкой только за! Правда, Дим?

– Точняк, бро! – согласился с ним одноклассник. 

– Бро? – переспросили девочки.

– Это как «братан»! – пояснили мальчики, – От английского «brother»

– Ох, ну и словечки у вас! – возмутилась Лиза, – То «бро», то «мыло», на которое вы всё скидываете!

– Без «мыла» вообще никуда! – терпеливо пояснил Миша, – Это же «электронная почта»!

– Без мыла никуда в ванной! – съехидничала Лиза.

– Пойдемте на урок! – поторопила всех Маша, − Еще опоздаем, и тогда отговорка: «мы сценку репетировали» точно не сработает!

С этим спорить было сложно – ребята стали подниматься на второй этаж.

– Погоди, а как же ваше словечко «амишки»?! – воскликнул вдруг Дима так громко, что две девочки, проходившие мимо, вздрогнули. 

– Это совсем другое дело! – пожала плечами Лиза

– Ну конечно! – поцокал языком Дима, – И как я сразу не догадался?

Они препирались до самого звонка. Преподавательница – Элина Витальевна – пообещала, что сегодня на уроке будут отвечать только желающие. По классу прошелестел вздох облегчения.

Миша и Никита тут же подняли руки.

− Хорошо, − улыбнулась учительница, – Ларцев первый пойдет доске.

Миша быстро переписал из учебника условие задачи. Через несколько минут мальчик радостно заявил:

− Готово! Как бы, решил.

− Да? – почему-то грустно спросила учительница, – Тогда я могу «как бы» поставить тебе двойку, – она потянулась к журналу. Некоторые ученики недоуменно переглядывались.

От удивления Миша выронил мел:

− Двойка, мне? За что, Элина Витальевна?!

Учительница пожала плечами и сочувственно сказала:

− Сама не хочу, Миш. Но ты же «как бы» решил. А я «как бы» поставлю. А поставлю или нет на самом  деле – попробуй разобрать!

Миша почесал  затылок, переосмысливая  услышанное.

− Кажется, понял, – пробормотал он, – Я решил задачу. И даже не «как бы»!

− Молодец! – обрадовалась учительница, – Ребята, избавляйтесь от слов-паразитов.

− Я вот не  пойму, − на весь класс произнес Вася, почесывая нос, – Мы же не на русском сейчас. Зачем говорить правильно?

− Затем, Сидоров, что грамотным надо быть всегда и даже везде! – строго пояснила учительница, − Так же, как и лучше быть умным, чем глупым. Умный сумеет притвориться глупым, а вот наоборот − уже вряд ли.

Вера  и  Ника победно посмотрели на Васю, мол «Вот! Мы тебе это постоянно говорим, а ты не веришь».

После уроков все ринулись к гардеробу. Маша и Миша, идя по первому этажу, глянули  в окно:  было ощущение, что уже ночь.

− Димка, а ты что, домой не торопишься? – удивленно спросил Миша у одноклассника. Тот еще даже не переобулся.

− Тороплюсь, конечно, − отозвался мальчик, − просто мне еще надо брата забрать, – Он, хоть и в началке, учится во вторую смену. Там еще продленка у них.

− Мы с Мишей можем пойти с тобой, − предложила Маша. Миша кивнул, – За компанию.

− Здорово! – обрадовался Дима, − Вместе веселей.

Однако в другое крыло здания (туда, где располагалась начальная школа) ребята направились не втроем, а вчетвером – Лиза  вдруг решила пройтись вместе с ними. Маша, улыбаясь, покачала головой. Брат Димы – Елисей − розовощёкий подвижный мальчик с большими черными глазами. С огромным нетерпением он ждал, когда за ним придут и заберут домой. 

− Мама сейчас подъедет на машине, – успокоил брата Дима, – Давай-ка шарф тебе завяжем что ли. Ребята, мы и вас подвезём. По пути же.

− А мы все поместимся? − уточнила Лиза, причесываясь перед зеркалом.

− Всё будет «норм», не волнуйся, – успокоил ее Дима, – Поместимся! У нас большой автомобиль.

− Ди-ма, − Елисей потянул старшего брата за рукав, – а ты мне сегодня дочитаешь книжку про львят с Островка? Интересно же, что они еще натворят!

− Нашел себе няньку! − Дима покраснел, как рак, − Лады, почитаю тебе перед сном, неугомонное ты создание! – и, как бы извиняясь за эту семейную сцену, посмотрел на ребят.

Маша понимающе улыбалась, Лиза все еще причесывалась, а Миша сделал вид, что ищет что-то в ранце. Но его губы подозрительно дрожали.

− Книги – это очень хорошо! – сказала Маша. Елисей просиял.

− Я люблю, когда мне читают, – сказал мальчик.

− Взрослые тоже любят, – неожиданно для всех заметил Миша, – Потому сейчас так популярны аудиокниги.

Наконец приехала Дарья Андреевна. В семейном автомобиле цвета лазури всех ждал приятный сюрприз: горячие пирожки с капустой и картошкой! «Как раз перед выходом достала из духовки, − пояснила Димина мама, пока ребята с удовольствием дегустировали выпечку, − мне с работы пораньше удалось домой приехать – вот и напекла!» Пирожки оказались вкусными, и ребята подумали, что ради них и в самом деле стоило уйти с работы пораньше! Каждый из друзей пришел домой сытый и довольный.

Этим вечером Мишина мама всё-таки увидела его «боевые ранения», как он их в шутку называл. Но мальчик и Василий Анатольевич заверили Елену Аркадьевну, что беспокоиться не о чем. У врача они уже побывали, компрессы прикладывали, и теперь ребенок идет на поправку.

Повздыхав и посетовав на такую скрытность, мама в конце концов успокоилась, накормила сына и мужа вкусным ужином и уложила Мишу в постель. Для скорейшего восстановления организму необходим полноценный сон!

Глава XI

Суета двух видов: предпраздничная и праздничная

Чем меньше дней оставалось до Нового года, тем меньше хотелось думать об уроках и тем более – домашнем задании. Это и понятно! Важнее всего сейчас подготовка праздников, подарков и продумывание того, какие подарки хочешь получить сам. О репетиции сценки, конечно, тоже нельзя забывать, ведь по итогам школьного мероприятия за лучший спектакль вручали грамоты, сладкие призы и, как загадочно добавлял классный руководитель, «памятные» подарки.

– Ох уж это домашнее задание, – сетовал Никита, усевшись на парте и пытаясь разобрать свои собственные записи в дневнике, – Особенно биология! Зачем загружать головы, когда все уже думают о праздниках?!

– Что-то про свою физику ты так не говоришь! – возмутилась Маша.

– Так это ж физика, – пожал плечами мальчик.

Мимо  прошла  Яна.  Она сжала  губы  и  ни слова не сказала ни Маше, ни Никите. Может, это и к лучшему, кто знает?  Продолжили  обсуждение  учебных  предметов. К счастью, уже позади контрольные − самые  страшные  испытания  (и  для  учеников,  и  для  преподавателей).  Теперь  настало  время  для  работы  над  ошибками.

На уроке литературы (к изумлению Людмилы Валентиновны) руку поднял Никита. Бросив взгляд на Вику, мальчик стал отвечать на заданный учительницей вопрос:

– Короче, Пушкин написал «Памятник». Но до него «Памятник» уже писал Державин, а еще до него похожее стихотворение было у античного поэта – Горация! Короче, подобная тема встречается на протяжении многих веков.

Вика улыбнулась покрасневшему Никите, а Миша показал ему поднятый вверх большой палец.

– Молодец, Никита, − похвалила Людмила Валентиновна, − хорошо подготовился к уроку.  Только вот… думаешь, Пушкин был  бы рад, узнав, что писал «короче»?

Никита выглядел растерянным:

– Не понял?

Преподавательница пояснила:

– Не стоит злоупотреблять словом «короче». Одно дело, когда мы просим кого-нибудь говорить короче, то есть, торопим. Но совсем другое − если мы вставляеем это «короче» через слово! Как будто всё спешим сократить! «Короче» надо давать ответы на блиц-опросе, «короче» становятся дни зимой. Но порой, когда «короче», получается глупее!

– Ой! – Никита приложил ладонь к губам, – Правда так глупо выглядит? – он искоса посмотрел на Вику.

– Если не будешь увлекаться этим словом – все отлично! – успокоила его Людмила Валентиновна, – Просто заменяй его синонимами: «итак», «то есть», «одним словом», «словом», «таким образом», − речь станет грамотнее, слушать приятней.

Мальчик кивнул и сел на место. За ответ на уроке он получил пятерку. На перемене Вика поздравила его с первой отличной отметкой по литературе.

Спустившись на первый этаж, ребята с удивлением обнаружили в холле пушистую сосну, одетую в мишуру и фонарики. К всеобщей радости последний урок отменили – вместо него всех заняли подготовкой школы к праздникам. Часть класса вырезала снежинки и украшала второй и третий этажи гирляндами. Остальные ученики вместе с классным руководителем отправились на первый этаж – расписывать окна специальными красками.

На землю ложился пушистый снег. Красивые, нежные снежинки облепили окно узорчатой рамкой. На запотевшем  стекле Маша вывела: «Н г». Как всё-таки здорово делать что-то вместе! Сообща! Будь-то решение особенно сложной задачи или передача  шпаргалок  от парты к парте (конечно, тайком от учителя). Но всё же… ничто не сравнится с подготовкой к празднику! От души поработав – украсив школьные стены и окна – ребята  стали  расходиться по домам.

Неделя пролетела незаметно и в суете – в репетициях и повторении пройденного материала. Хулиганы из класса Максима были тише воды ниже травы, контрольные в ближайшее время не грозили, а значит, ребята спокойно могли заняться чем-то более приятным.

Погода готовила перемены – снег растаял, но воздух был по-зимнему холодный. За  ночь снова выросли  снежные  сугробы – волшебство!  Город одевался в елочные фонарики. Всё блестело и сияло, будто в сказке. Праздничное настроение, как и веселые снежинки, летало повсюду.

Началась новая неделя. Домашнее задание перестали задавать – настоящая радость для школьников! Теперь уж точно можно хорошенько подготовиться к праздникам: помочь с уборкой, приготовлением блюд, упаковать подготовленные для близких подарки. И не забыть о генеральной репетиции сценки. Словом, дел невпроворот – отдыхать, сидя перед компьютером,  попросту некогда. Маша даже сказала как-то на перемене:

– Я поняла, суета бывает двух видов: предпраздничная и праздничная!

Миша кивнул, раскладывая на парте сценарий. Синяк у мальчика уже прошел – и он  снова ходил без очков.

Наконец, настало время школьного спектакля! Кое-кто из класса уже уехал, чтобы отметить  праздники, кто-то просто решил не приходить на мероприятие. Но не те, кто принимал живейшее участие  в  подготовке сценки.

Открыл «Ёлку» танец снежинок. За ним − небольшая постановка под названием «Зимняя сказка». После – была сценка под названием «Новый год на Марсе». Для нее объединилось несколько классов. Ребята пошили костюмы самых разнообразных цветов. Школьники изображали марсиан и обитателей планет из других галактик. Все они прилетели  на Марс, чтобы, как выразились сами артисты: «Затусить и утроить улётный праздник! И придумать, как еще одурачить этих недогадливых землян».

Наконец, настал черёд класса Ярослава Олеговича.  Ребята в  «древнерусских»  нарядах  вышли на сцену и хором обратились к зрителям: «Гой еси! Это молвим каждому. Мира и добра желаем!»

Зрители удивленно переглянулись, такое необычное вступление всех заинтересовало. Школьники, в соответствии с ролями, продолжили: «Славится земля Русская щедротами своими. Путникам здесь радушный прием оказывают. Хлебом да солью привечают!  Хороводы водят да чудеса творят, силу предков да природу чтят!»

У ребят в их постановке царствовала зима. Только древнерусская. Потому костюмы у них оторочены «соболиным» мехом (тем самым, который совсем недавно был воротником и рукавами пальто Машиной и еще нескольких мам). На ногах у юных артистов − валенки. Правда, у девочек на  головах были кокошники – здесь все-таки не по-настоящему холодно, а такие  головные  уборы –  невероятно  красивые!

Все играли с большим удовольствием. Ваня, как и обещал, принес балалайку, а Ярослав Олегович удивил всех своей игрой на гуслях. Представление очень понравилось зрителям. Даже Элеонора Филипповна не протестовала, когда в актовом зале стало слишком шумно – от аплодисментов! После бурных оваций ребята вместе с классным руководителем  пригласили всех на сцену – угоститься подготовленными лакомствами и, конечно же, сбитнем!

К радости Миши, Маши и их одноклассников, их с Ярославом Олеговичем сценка заняла первое место!  В  подарок победители (ученики, так или иначе принимавшие участие в подготовке)  получили грамоты, пакеты с конфетами, электронные часы  (на выбор: наручные или настольные), а также наборы  канцелярских  принадлежностей.  Больше  всех  такому подарку обрадовался  Ваня:  он  к  концу года растерял все свои ручки и карандаши.

 Миша в качестве подарка выбрал наручные часы, а Маша – настольные, в форме совы в очках. Вера и Ника обнимались и поздравляли с победой всех вокруг. Лиза, Вика, Ира и Нина хлопали в ладоши, а Дима, Никита и Федя прохаживались из стороны в сторону, горделиво выпятив грудь.

До  новогодней сказки оставалось совсем чуть-чуть − на календаре 30 декабря! Маша и её родители после длительных поисков и обсуждений, наконец, нашли «свою» хвойную красавицу. Ту, которая украсила их зал и наполнила воздух праздничным ароматом (в сочетании с «оранжевым» мандариновым настроением). Вместе с большой приобрели еще одну – миниатюрную ёлочку.

Вечером раздался звонок в дверь. На пороге стояли Миша (с ранцем на плечах и  большущей коробкой конфет в руках) и его родители: Елена Аркадьевна и Василий Анатольевич. Помпона они оставили у своих соседей – Бочаровых.

Машина мама пригласила всех к столу, а Машин папа пошёл в комнату за стульями для гостей. Когда все поели, Мишины родители стали собираться – у подъезда их уже ждала машина.

– Хорошо повеселитесь! – сказала Елена Аркадьевна, обнимая Мишу, и потихоньку произнесла, − Мы  вам  с Машей вручим  подарки, когда вернёмся домой.

– Окей, − кивнул  мальчик, − и мы с Машей вам вручим уже в новом году. И покажем  фотографии с праздников!

Мама улыбнулась. Поразмыслив, она серьёзно добавила:

 – Прошу, ни с кем не дерись!

Папа, пока мама обувалась, шепнул на ухо сыну: «Без надобности не дерись. Но, если что, ты уж не подкачай!» Миша улыбнулся и кивнул.

– Не волнуйтесь! – успокоила взрослых Маша, – Я за ним присмотрю.

– Это ещё кто за кем?! – усмехнулся Миша. Маленький он что ли, чтобы за ним присматривали!

Проводив Мишиных родителей, Маша и Василиса Николаевна принялись вырезать снежинки. Миша посоветовал намазать их тонким слоем шампуня – так их можно прикрепить к  окнам, а, когда понадобится, с легкостью снять без вреда для стекла. Сам мальчик  вызвался  помогать  Машиному папе. Илья Иванович – высокий широкоплечий мужчина – предложил для начала развесить под потолком мишуру и гирлянды.

Маша захотела украсить хвойную красавицу не только игрушками, но и конфетами. «Так будет вкуснее!» − радостно сказала она, хватая горсть шоколадных конфет и подбегая к ёлке. На славу поработав – украсив квартиру – все уселись за  кухонным столом и  принялись  пить какао с печеньем.

Илья Иванович вдруг заявил:

– Эх, шубу хочу!

Василиса Николаевна  иронично  спросила:

– Разве не я такое должна говорить?!

– Ну, − пожал плечами  Илья  Иванович, −  ты если и будешь говорить, то наверняка о меховой. А я, − он  подмигнул  Мише  и  Маше, −  о малом прошу,  о  шубе, которая укрывает сельдь! Душа требует!

Василиса Николаевна  рассмеялась:

– Потерпи  уже  до завтра. Скоро Новый год, скоро!

– Ладно, − согласился Илья Иванович, − на сам праздник этот салат и в самом деле  особый,  сказочный  вкус приобретает.

– Как и оливье! −  добавили хором Миша и Маша.

Машин папа кивнул. Допив какао, стали готовиться ко сну. Мише разложили софу, стоявшую в зале.

– Вот увидишь, тут царское место! – заверил  мальчика Илья Иванович, – И ёлка под боком, и  кухня недалеко!

Миша смущённо улыбнулся. У Маши в комнате тоже было красиво:  небольшая  живая  ель установлена прямо на столе – для экономии места. Оба деревца  переливались огоньками, конфеты заманчиво пахли, а ёлочные игрушки блестели и настраивали  на  «празднично-чудесный»  лад…

Глава XII

Подарок от «Деда Мороза»

Для встречи Нового года Маша надела свое новое платье лазурного цвета и туфельки (на невысоком каблучке – чтобы не оказаться выше Миши). Мальчик решил отмечать праздник в темных брюках и своей любимой рубашке жемчужного цвета. Повоевав с расческой, Миша смирился: никуда ему не деться от своих кудряшек! Маша по случаю торжества решила не заплетать волосы в косу, а лишь немного их завила.

Наконец, все сели за стол и включили телевизор. Илья Иванович загадочно заявил:

– Праздничные концерты – дело хорошее, но без традиций никуда.

С этими словами Машин папа переключил канал. Там шла «Ирония судьбы»: Женя Лукашин уже начал осознавать, что каким-то образом оказался в совершенно неожиданном для него месте – в ленинградской квартире. 

– Ни разу не видела это кино с самого начала, – посетовала Маша.

– Ничего! – махнул рукой папа, – Главное: самое интересное начинается сейчас.

Миша и Василиса Николаевна переглянулись и улыбнулись. С этим точно не поспоришь.

 Пришел Новый год, а с ним – весёлый смех и яркий фейерверк! После боя курантов все принялись друг друга поздравлять. Связались и с Мишиными родственниками. Позвонила Машина бабушка – она как раз этой осенью освоила «Скайп».

Машины родители подготовили для ребят интересные конкурсы и приятные сюрпризы. Маша и Миша загадывали взрослым загадки, вручали за отгадки свои подарки, а после − пели песни и читали стихи.

Когда Василиса Николаевна и Илья Иванович вышли на балкон, чтобы полюбоваться  очередным фейерверком, Миша взял Машу за руку и повёл в зал. Там под ёлкой лежала коробочка, завёрнутая в блестящую красную бумагу.

– Я не видела её раньше! – всплеснула руками Маша.

– Подарок от «Деда Мороза», – улыбнулся мальчик, протягивая девочке коробку.

Аккуратно развернув бумагу и раскрыв коробочку, Маша обнаружила деревянные бусы.

– Вот это да! Какая красота! – восхищенно произнесла девочка, перебирая разноцветные шарики бус и задерживая в руке изящный кулон, − А Жар-Птица – просто чудо!

– Похожа,  да?! – обрадовался  Миша, – Я  волновался,  будет ли  понятно,  кто  это.

– Конечно, понятно! – воскликнула Маша, – Она же золотисто-алая – очень красивые краски. А хвост, вон какой пышный! Кто же это, если не Жар-Птица?!

Маша торопливо надела бусы и побежала к зеркалу. Вернулась в комнату с сияющими глазами – такого украшения точно ни у кого больше нет! К тому же, Миша сделал это своими руками.  Девочка закружилась, плавно взмахивая руками и представляя, будто и сама она – птица, летящая по голубому небу.  Миша  невольно  залюбовался  девочкой.

– Ой! Я о своём тебе подарке чуть не забыла! – вдруг спохватилась Маша, убирая со лба растрепавшиеся во время «полета» волосы. Напевая одну из новогодних песенок, она вручила мальчику коробку, перевязанную лентами.

Миша  с  нетерпением  ее  открыл:

– Шарф! – он действительно обрадовался, – Как раз вовремя – мой совсем истрепался! – мальчик принялся рассматривать тёплый вязаный шарф.

– Это я сама связала! – пояснила Маша,  Ей было приятно, что подарок пришёлся Мише по душе.

– В этом я и не сомневаюсь! – улыбнулся мальчик, – Ты же рукодельница!

Девочка смущённо улыбнулась. Она долго искала именно такую пряжу, ярко-синюю. Похожую на цвет Мишиных глаз. Обычно, когда мальчик смотрел на Машу, они светлели и как будто теплели. Даже если сам он не улыбался, ей казалось, что улыбаются его глаза.

– Рада, что подарок от «Снегурочки» нравится! – мягко проговорила Маша, – Я  подумала, шарф точно пригодится. А то вы – мальчишки – как сумасшедшие в свой футбол  играете в любую погоду. Распаритесь, а потом идёте по холоду с  открытыми  шеями!

– Ох, заботливая мамочка! – прищёлкнул языком Миша. И тут же обмотал шею «обновкой». Шарф приятно грел.

Подарок пришёлся кстати: родители предложили ребятам прогуляться по заснеженным улицам. Мягко падал снег, небо расцвечивали праздничные вспышки фейерверков, а новогодний  морозец  вынуждал затеять подвижные игры.

Правда, Миша поначалу отказывался, заявляя, что взрослый он уже для таких причуд. Когда ему в рот чуть не залетел снежок, запущенный Машей в качестве протеста, мальчику пришлось изменить свое решение. Не может он оставить Машиного папу одного в намечавшемся «снежковом» сражении!

Полчаса спустя мальчик уже забыл о том, что был настроен решительно против всяких зимних забав. 

– А мы еще не лепили снеговика! – спохватилась Василиса Николаевна.

И в самом деле! Спорить не о чем. Занялись лепкой. Полученные снеговые «экспонаты» сфотографировали и передали «на хранение» белоснежной дворовой площадке.

 По дороге домой весело разговаривали, угощали прохожих мандаринами и конфетами, предусмотрительно взятыми из дома. Прохожие тоже смеялись, поздравляли с Новым годом  и тоже угощали вкусностями.

Промчались первые дни праздников. Их украсили прогулки по заснеженному парку, согревающие (горячий шоколад делает свое дело) посиделки в кафе и увлекательный поход в кино с друзьями (Миша позвал Никиту, а Маша позвонила Вике – получился весёлый квартет).

Вечерами были другие важные задачи: доесть запасы салата оливье вприкуску с  холодцом и сельдью под шубой. И, конечно, отредактировать многочисленные фотографии!  Да еще не забыть пересмотреть все свои подарки, полученные во время праздников!

– О, − воскликнула Маша, глядя в свой телефон, − Лиза по Цапу прислала фото своих подарков! («Цап Царапычем» подруги в шутку называли «WhatsApp»), − Нацарапаю-ка ей ответное письмо. Все-таки удобная это вещь, когда за тридевять земель находишься от человека!

Лиза в ответ на сообщение подруги прислала смайлик и написала, что они с  родителями отдыхают у родственников в другом городе. Дима отправил Мише ВКонтакте  несколько красивых фотографий с видами городов. Тех,  в  которых  они  с  родителями  уже  побывали во время своего тура по Золотому кольцу.

Настало время путешествия и для Миши с Машей. Они собирались к Фёкле Афанасьевне Началовой − Машиной бабушке. Все Мишины вещи уместились в ранец, а Маше пришлось брать с собой рюкзачок и ещё − дорожную сумку «с разными нужными вещами». Миша хмыкнул, пожимая плечами. Повязав новый шарф, мальчик взял в руки дорожную сумку и вышел из квартиры.

Маша выбежала следом. В руках у нее был пакетик с едой – хлопотливая мама сложила  в  дорогу. Илья Иванович уже ждал на улице, Василиса Николаевна замыкала квартиру. Машины родители поехать с детьми не могли – уже пора выходить на работу (обидно, конечно, многие всё  ещё  отдыхают). Но до вокзала ребят сопроводили. Так,  на всякий случай. 

– Обязательно позвоните,  как  доедете! – сказала  мама,  помахав рукой.

– С незнакомыми  не  разговаривайте! –  добавил  папа.

Купив детям билеты и убедившись, что Миша и Маша сели в «нужный» автобус, родители с (относительно) спокойной душой вернулись домой. Там, лежа под ёлкой, Василису Николаевну и Илью Ивановича терпеливо дожидались подарки, которые для них потихоньку оставили ребята − к Рождеству!

Машина бабушка долгое время жила в городе, а потом переехала – поближе к природе, да и «курятинкой домашней родных подкармливать». Теперь дом Фёклы Афанасьевны находится в небольшой деревушке, чем-то напоминающей городок. Взрослые называют это «посёлком городского типа». Миша и Маша переводят на «свой» язык: тут нет высоток, мало транспорта, зато много кур, домиков, встречаются коровы, а иногда и лошади.

– Родненькие! Здравствуйте, мои ласточки! – встретила на вокзале внучку и её одноклассника Машина бабушка. От неё всегда пахнет свежей выпечкой. А хорошее  настроение (Миша в этом уверен) создается в том числе и запахом выпечки! И вдобавок –  искрящимися  смехом глазами  и  тёплой  улыбкой  Фёклы  Афанасьевны.

– Голодные чай? – спросила бабушка, горячо обнимая Машу и её одноклассника.

– Как волки! – пошутил Миша.  

– Мы ещё с собой еду привезли! −  улыбнулась Маша, показывая бабушке пакет.

– Ничего, − махнула рукой  женщина, − всё съедим!  Пройдёмся  чуток,  а  пешие  прогулки, уж  поверьте,  усиливают  аппетит!

Не успели они сделать и нескольких шагов, как позвонили Машины родители. Потом – Мишины. Фёкла Афанасьевна заверила взрослых:  с детьми  всё  в  порядке. После этого она со спокойной совестью отключила свой сотовый. Чтобы ничто не мешало наслаждаться зимней прогулкой! Болтая, шли по посёлку; морозец приятно освежал ребят после душного автобусного воздуха. Миша и Маша предвкушали приятное продолжение начатых столь удачно каникул...

Глава XIII

Вот и Новогодние каникулы у бабушки!

– Милости прошу в мою избушку у леса! – сказала Фёкла Афанасьевна. В ее васильковых глазах плясали смешинки.

– Куда?!  –  не  поняли  ребята.

– Не уж-то раньше вам не говорила? Я так свой одноэтажный домик величаю! – пояснила бабушка, довольная собой и своей выдумкой, – А про лес обмолвилась, потому как  поблизости много палисадников! Миша и Маша переглянулись. Похоже, скучать им точно не придется!

Фёкла Афанасьевна (несмотря на ее весомый возраст) имеет все весомые преимущества, чтобы смело называть себя «продвинутой». У неё есть сотовый телефон, компьютер, своя страничка в Фейсбуке и ВКонтакте. Правда, в социальных сетях бабушка  практически не «зависает» − уж очень много других хобби. А любимая «присказка» у нее: «С появлением внуков жизнь только начинается!»

– Бабуль, как поживают Барбос и Поварешка? – спросила Маша, когда они огибали очередной заснеженный домик.

Фёкла Афанасьевна улыбнулась:

– Ладят, Машенька, теперь ладят. Барбоска – потомственный сторожевой – несет службу. А Поварешка себе занятие по душе нашла – мышками заведует.

Миша хмыкнул. Фёкла Афанасьевна ему подмигнула – нравилось ей, что Миша и Маша дружить стали. Подойдя к дому, услышали заливистый лай – Барбос их по шагам узнал, встречает. Фёкла Афанасьевна отворила калитку. Навстречу выбежал большой черный пёс с белыми лапами и белой шерстью, окаймлявшей шею. Барбос приветливо махал хвостом и ластился то к девочке, то к мальчику. Он знал: Миша и Маша его обязательно покормят чем-нибудь вкусненьким! Это же «свои». А вот у посторонних из рук он ничего не брал – нечего задабривать, когда он делом занят – двор охраняет!

Покормив верного друга и зайдя в дом, ребята увидели Поварешку. Белая, с тёмными  полосками, кошка лежала на вязаной подстилке. Она лениво открыла один глаз, потом – другой. Наверное, так она поприветствовала гостей. Комнаты в доме отапливались при помощи газового котла, но Маше показалось, что тут довольно холодно.  Девочка порылась в дорожной сумке, достала свою любимую кофту с карманами и застежкой на молнии и надела ее поверх свитера.

Пока ребята раскладывали в комнатах своих вещи, Фёкла Афанасьевна прошла на кухню. Через время оттуда стали доноситься заманчивые запахи, а немного погодя раздалось радостное:

– Идите есть!

Ребята бросились мыть руки, после чего торопливо направились в кухню. Там их поприветствовало весёлое шкворчание сковородки − бабушка жарила оладьи. В комнате витали ароматы, аппетит от которых разыгрался  не  на  шутку.  Блины, пирожки, оладьи, клубничное варенье и домашняя сметана − что может быть лучше?!  А лучше может быть… только  добавка!

 – Родители волнуются, – проговорила Маша, разливая чай по чашкам, – что я у тебя поправлюсь со всеми этими выпечками и вкусняшками.

– Ох уж эти родители! – шутливо посетовала бабушка, – Когда-нибудь поймут меня: бабушки и дедушки для того и нужны, чтобы кормить внуков вкусненьким да баловать их! – Ешьте, ешьте, дорогие! Блины да поцелуи… счёта не любят.

– Бабушка! – воскликнула Маша. Миша чуть не поперхнулся чаем с малиной. Уши у него стали пунцовыми.

– А что?! – как ни в чем не бывало пожала плечами Фёкла Афанасьевна, – Это не я, а народная мудрость! Передается из поколения, так казать, в поколение. Вот я вам и передаю. А ещё, − мальчик и девочка насторожились, − вы знали, что «первый блин −  комам»?

– Конечно! − с облегчением сказали ребята. Эта тема не казалась такой  «опасной».

– Значит, − хитро подмигнула бабушка, − вам известно, что комы – это медведи?

– Нет! − хором ответили  ребята. И переглянулись: «Как так?»

Фёкла Афанасьевна пояснила:

– Так издревле называли медведей. Считалось, что, угощая медведей, человек отдает дань уважения  своим предкам.

– Вот это да! – воскликнула Маша. Миша задумчиво потёр подбородок: «Вот ведь парадокс – такой древний обычай, а до сих пор язык о нём помнит!».

Пока Маша доставала из холодильника мороженое (у бабушки всегда были запасы), Миша осторожно заметил, возвращаясь к теме блинов:

− А у тех, кто компами занимается, «блины» − это диски.

− Вот фантазёры! – удивилась Фёкла Афанасьевна и хитро добавила, − Но эти «блины», поди, вкуснее будут, а?

− Спору нет! – охотно согласился мальчик, отправляя в рот очередной румяный блинчик.

Маша предложила всем попробовать оладьи по-особому: положив на каждый по шарику шоколадного мороженого. Мише такое блюдо пришлось по душе.

− Вот и Новогодние каникулы у бабушки! – произнёс  позже  мальчик, поднимая кружку с  горячим душистым чаем.

Машина бабушка улыбнулась и попросила внучку подсобить ей с уборкой – ревматизм разыгрался. Наверное, погода поменяется.

– И твоя помощь нужна старой женщине, – кивнула Фёкла Афанасьевна Мише, –  У тебя же пятерка по информатике?

– Ага, – ответил мальчик, пытаясь понять, к чему бы такой вопрос.

– Чудно! – обрадовалась бабушка, − Значит, в компьютерах ты шаришь.

– Бабуля! – воскликнула Маша с восхищением, – Какие словечки ты знаешь!

– Нужно идти в ногу со временем! – бодро сказала Фёкла Афанасьевна и, улыбнувшись, добавила, − А для этого нужно разговаривать с вами на одном языке!

Мальчик и девочка рассмеялись – с этим не поспоришь. Фёкла Афанасьевна пояснила: у неё неполадки с компьютером. Пока Миша разбирался с непослушной техникой (сбитые настройки удалось отрегулировать, а вот Интернет не работал из-за обрыва линии), Маша взялась за уборку. «О, это, наверное, бабушкины затычки для ушей, которыми  она  время  от  времени  пользуется, – подумала девочка, подойдя к прикроватной тумбочке, – Уберу-ка я их сюда. Чтобы не мешались, пока пыль протираю…»

Кап-кап-кап...  капля за каплей дождь барабанил в окно небольшого домика. Мальчик  и  девочка вжались в потрёпанный диванчик с тёмно-синей полосатой обивкой. Они не отрывали взгляда от седовласой женщины, деловито перебиравшей шерстяные нитки и рассказывавшей о тайне древнего леса.

– В конце тропинки друзья увидели забрезживший свет. Они чувствовали: это – ловушка! Но ничего не могли с собой поделать − тёмная тропинка, уводившая вглубь, казалось, заставляла их броситься к свету. Так мотыльки  летят на огонь. Если бы тогда они знали, что в этом лесу нет ничего безопасного! Блуждающие огни заманивали  заплутавших  путников в самую чащу. А там тропинка терялась в болотной пучине и...

– Бабуля, не забывай, нам скоро уже спать. Как бы кошмары не приснились! − воскликнула Маша. 

– Неужто испугались? − Фёкла Афанасьевна хитро посмотрела на ребят. − А кто говорил,  если  отключили  электричество,  вечер  потерян?

– Это Миша скучал без своих компьютерных игр!

– И совсем я не скучал! − возмутился мальчик, − Маша, ты всё неправильно поняла. Я просто сказал: было бы неплохо послушать какую-нибудь историю.

– Вот вы и послушали! − удовлетворенно заключила бабушка. − Правда, так и не  узнали, добрались ли ребята до дома.

– Обязательно узнаем! − заверил  бабушку Миша, − Только  давайте  завтра,  Фёкла Афанасьевна. А то я беспокоюсь о Маше − ещё кошмары ей приснятся.

– Какой заботливый! − фыркнула девочка, − А сам-то вздохнуть лишний раз боялся, пока слушал историю. Что,  страшно  было?

– Конечно, нет, − хмыкнул мальчик, − но спорить не буду, твоя бабушка − мастерица на всякие страшилки!

– Ещё бы, − довольно усмехнулась женщина, − думаете, мы скучали, когда были пионерами?!  Вечерние  посиделки у костра, а в прикуску − страшилки на ночь! Вот было время... − бабушка мечтательно закрыла глаза, − Мы  даже  конкурс  проводили  на  самую  лучшую  «страшную историю».

– Ты наверняка заняла первое место! − улыбнулась Маша. Девочка не сомневалась, что ее бабушка – лучшая во всём.

Женщина кивнула. Ребята решили еще немного посидеть на уютном диванчике и понаблюдать за умелой работой бабушки. В тусклом свете свечи казалось, что носки вяжутся сами собой, с помощью волшебства − так быстро в воздухе порхали спицы. А вышитые крестиком картины на стенах превращали комнату  в  настоящую  галерею  пейзажей! Вскоре друзья отправились спать − каждый в свою комнатку. Маша перед сном еще немного почитала – электронную книгу – подарок родителей.

 Проснувшись на следующий день и выглянув в окно, мальчик и девочка обнаружили, что снег на улице растаял окончательно, и погода стала похожа на осеннюю: кругом лужи и слякоть. Вот уж причуды погоды – не успеешь и глазом моргнуть, а месяцы уже поменялись местами! Проведя день в прогулках по окрестностям (хорошо, что сапоги не протекли), ребята  вернулись  только к  вечеру.  Уставшие и голодные.

После ужина Фёкла Афанасьевна, ласково улыбаясь, сказала:

– Держите-ка. Я знаю, вы сластены! – с этими словами  она  вручила каждому по ярко-красному леденцу на палочке.

– Ух ты! – обрадовалась  Маша, − Какие  красивые!  В  форме  петушков!

– И такие  большущие! –  облизнулся  Миша, −  Размером  с  ладонь!

– Любимое лакомство моего детства, – с ностальгией проговорила бабушка, – Нас – ребятишек – леденцовыми петушками из жженого сахара угощал старьевщик. Тот, кто принимает старые вещи в обмен на что-то, – пояснила Фекла Афанасьевна, опережая вопрос ребят.

– А тот старьёвщик ехал на велосипеде? – предположила Маша, полагая, что автомобилей в то время было мало.

– На телеге, запряженной двумя гнедыми лошаденками.

– Вот это да! – ахнула Маша, а Миша присвистнул от изумления.

Мальчик и девочка развернули сладкие подарки.

– М-м, − пробормотала Маша, пытаясь отгрызть кусочек петушиного хвоста, – Неплохо!

– Угу, – кивнул  Миша. Он занялся петушиным гребешком.

– Чем-то похоже на вкус, который остается во рту после  сахарной ваты! – заметила Маша, облизывая губы, ставшие сладкими.  

–  А те петушки были вкусные? – с сомнением поинтересовался Миша.

– Нам тогда нравились, – пожала плечами бабушка и насмешливо пояснила, – Чупа-чупсов  не  было в  то  время. Как впрочем и Интернета.

Миша хмыкнул, Маша улыбнулась. Чувства юмора у бабушки не занимать – это уж точно!

Глава XIV

А чем вам ковёр-самолёт не «гаджет»?

Через несколько дней, в Сочельник, бабушка принялась готовить блюда к Рождеству. Вечером  она  подала на стол рыбу, кисель и пшеничную кашу  (кутью),  добавив туда мёда.

– Чего такие кислые?! – воскликнула Фёкла Афанасьевна, глядя на притихших  ребят, − Вы же не тесто в конце концов! Подумаешь, снег растаял! Праздники никто не отменял! Так что  собирайтесь  поживей  да потеплее одевайтесь  –  колядовать  пойдем!

Ребята удивленно переглянулись. Бабушка, не теряя времени даром, дала маски: медвежью и лисью. Сама повязала на голову платок и взяла несколько мисочек с кутьёй. «Стихи какие припомните, − сказала Фёкла Афанасьевна, − или песни! Идём за  гостинцами!»

Миша и Маша перестали грустить – похоже, вечер становится всё интереснее! Во дворах начинало темнеть, а никогда не унывающая бабушка вместе с ребятами ходила от дома к дому. 

– Отворяйте ворота, соседушки! Поздравить вас пришли!

Счастья вам, блага! Да стол хлебосольный,

И весь год на щедроты станет вольный!

А в семьях пусть каждый будет довольный!

– Вот  так  сюрприз! А мы как раз к вам собирались!

С каждым новым встреченным человеком, улыбки у ребят становились шире. Возвращаясь домой с полученными от гостинцами и радостно смеясь, мальчик и девочка подняли головы. На тёмно-синем небесном полотне алмазами блестели звезды.

– Между прочим, − загадочно произнесла бабушка, − сегодня стоит загадать желание – оно  непременно  сбудется!

Миша и Маша, не сговариваясь, взялись за руки и на миг закрыли глаза. Где-то вдали вспыхнул фейерверк всеми цветами радуги.

Ночью ударил мороз, и земля оделась в снежные меха. Природа снова напомнила: на календаре – зима! За завтраком ребята вручили Фёкле Афанасьевне свой подарок на Рождество.

– Какая чудесная! – воскликнула бабушка, ставя на стол картонную ёлочку с Вифлеемской звездой, – Как же вы её смастерили?

– Миша сделал из картона конус, – пояснила Маша.

Мальчик добавил, улыбаясь:

– Потом мы обернули его зеленой мишурой, – сказал Миша и добавил, улыбаясь, − а вот конфеты крепила Маша.  Она такая сладкоежка!

Девочка покраснела. Фёкла Афанасьевна подарила  ребятам по паре вязаных носков. В придачу к ним Маша получила плетёную шляпку. «Ещё одно мое увлечение! – пояснила Фёкла Афанасьевна и добавила, когда внучка, обнимая, благодарила её за подарки, −  Готовь сани летом, а шляпку от солнца – зимой!» Миша получил плетёную подставку для  карандашей и ручек. «И линейка помещается – супер!» − воскликнул мальчик, улыбаясь  бабушке-умелице.

К обеду все отправились на улицу – кататься на санках с горок (правда, бабушка скромно ограничилась тем, что фотографировала). После – зашли к знакомым Фёклы Афанасьевны. Там уже были гости из соседнего городка: две подруги − Валентина Васильевна и Оксана Даниловна. Они приехали  на Рождество  вместе  с мужьями и детьми. 

Валентина Васильевна заметила у Маши новогодний подарок от Миши:

– Какие красивые бусы! – сказала женщина, улыбаясь, − И кулон тоже.

– Спасибо! – смущённо улыбнулась девочка, − Это мне друг подарил.

Миша быстро нашёл общий язык с сыном Оксаны Даниловны – Алешей − любителем футбола.  А  Маша  подружилась с дочкой Валентины Васильевны – Настенькой. Девочка была похожа на куклу: розовые пухлые щечки, большие глаза и задорные хвостики с оранжевыми бантиками.

– Футбол их, видите ли, не интересует! Эх вы, кисейные барышни! – воскликнул Алеша, обращаясь  к  девочкам. И  принялся  показывать  Мише  свой  футбол.  Настольный.

– Маса, а посему мы кисельные балысни? – спросила малышка Настя. Она ещё не научилась выговаривать некоторые звуки. −  Мы  зэ  не  из  киселя  сделаны! – и почесав подбородок девочка добавила, − Или  Лёса  думает,  сто мы любим кисель?

– Не «кисельные», а «кисейные» барышни! – рассмеялась Маша. – Неженки то есть. А вообще кисея – это ткань такая.

– А! – успокоилась Настенька. – Понятно! А  то  я  узэ хотела сказать, сто  кисель  не осень люблю. А вот соколад… − девочка облизнулась.

– Значит,  ты  Настёна-сластёна? – улыбнулась Маша.

– Ага! – охотно согласилась малышка, – Только мама от меня плячет соколад! Говолит, если объемся, к власю плидется идти! А я их боюсь! – сказав это, девочка сжала Машину руку – так страшно ей было. 

– Ну, твоя мама права, – согласилась Маша и принялась успокаивать девочку. – Но ты врачей не бойся! Они добрые, людям помогают.

– Плавда?! – спросила Настя, посапывая носиком.

– Конечно! − заверила ее Маша.

После обеда  Валентина  Васильевна  предложила  устроить конкурс песен. Идея всем пришлась  по  душе.  После этих соревнований Оксана Даниловна воскликнула:

– Давайте теперь все встанем к ёлке − сфотографируемся! А потом распечатаем и в рамку – хорошая память о праздниках будет!

− Эх, палки для селфи не хватает! − посетовал Миша, оглядываясь по сторонам в поисках предмета, на который можно было бы установить фотоаппарат, – позже все обсудили получившиеся снимки – яркие и праздничные.

Постепенно на улице темнело, пошел снег. Настало время возвращаться домой, в «избушку». По дороге Миша и Маша позвонили родителям и ещё кое-кому из родственников. Фёкла Афанасьевна сказала ребятам: завтра ей надо поехать в соседнюю деревню – отвезти знакомой лечебную настойку. Но это завтра, а сегодня  ещё всех ждут вкусные угощения!

Рождественский вечер украсила вереница праздничных блюд. В качестве первого бабушка поставила на стол суп рассольник. На второе ребята полакомились гусем,  фаршированным яблоками и тушёной капустой. На десерт были пирожки с  клубничным и вишневым повидлом и блинчики со сметаной. Наевшись до отвала и откинувшись на спинку стула, Миша сказал

– Хорошо как! 

Бабушка кивнула. Ей приятно, когда всем вокруг хорошо.

– Чай пить – не дрова рубить, – улыбнулась Фёкла Афанасьевна, − А ведь у меня и дрова есть, и банька!

– Да какая! – добавила Маша, – Просто замечательная!

– Окей, помню, помню, – пожал плечами Миша, – но это… для лета, – к баням он, честно сказать, был равнодушен.

Перед сном ребята еще долго делились впечатлениями от праздника. Ночью снег растаял, пошел дождь. Утром отключили электричество.

– Свет должны скоро дать, – успокаивала притихших ребят Фёкла Афанасьевна, – Вы пока послушайте радио, оно у меня походное, от батареек работает. Может, сказку там какую  расскажут.

– Бабуль,  мы  уже  взрослые  для сказок! – мягко сказала Маша.

– Выдумки это всё! – добавил Миша и мечтательно произнёс, − Вот если бы рассказали что-нибудь о  роботах! Или гаджетах.

– А чем вам ковёр-самолёт не «гаджет»?! – спросила вдруг Фёкла Афанасьевна, – Это же прообраз настоящего самолёта! А наливное яблочко по блюдечку… Чем не телевизор или, скажем, Скайп?

Ребята  задумались. Похоже, Фёкла Афанасьевна права.

– Конечно, я права! – весело сказала бабушка, будто прочитав их мысли, – В сказках всё  сказано, всё изобретено... Ну, мне пора. Вы точно сами справитесь дома? Я всё-таки с ночёвкой еду и вернусь только к вечеру.

– Всё окей! – заверил ее Миша, – Я, если что, за Машу постою!

– Можно подумать, на меня нападать будут, – отмахнулась Маша. И добавила  полушепотом, – Ты поезжай, бабуль. А за Мишей я присмотрю. Чтобы он ни в какие переделки не попал!

Барбос  проводил Фёклу Афанасьевну звонким лаем. Наверняка хотел сказать:  «Повода для волнений нет, за домом я присмотрю!» После того, как бабушка уехала, ребята принялись строить планы на день. Можно прогуляться до знакомых Фёклы Афанасьевны, у которых были вчера. Но только не с пустыми руками идти в гости.

В Мишин ранец положили апельсины и мандарины. Чем больше – тем лучше! А то без них и настроение уже не такое праздничное. В Машин рюкзачок отправили конфеты (куда же без них).

– А блокнот зачем таскать? Выложила бы, – посоветовал Миша, из любопытства заглядывая в Машин рюкзачок.

– Я его всегда с собой ношу, – пожала плечами девочка. Ей очень нравился блокнот, подаренный бабушкой в прошлом году на 8 Марта.

Еще раз проверили, всё ли собрали. Миша с ухмылкой поинтересовался, какие еще «полезности» скрываются в Машином рюкзачке? Оказалось, что зеркальце, пачка влажных салфеток, платочки, расческа и много еще полезных «мелочей». Пока Миша насмешливо качал головой, девочка надевала свою тёплую кофту с карманами. Мальчик обмотал шею новым шарфом.

– У меня телефон вообще разрядился, − сказала Маша, – Быстро он стал…

– Значит, возьмём мой, – предложил Миша и положил телефон в карман джинсов, – Там ещё есть немного зарядки. Будем экономить, чтобы, в случае чего, смогли позвонить или сообщение отправить.

К  походу  готовы, вот только… По крыше и стёклам забарабанило. 

– Ого! – удивился Миша, подойдя к окну и отодвинув цветастую занавеску.

Маша присоединилась к мальчику и посмотрела на улицу:

– Вот это Дождик Дождикович!

Говорливый дождь плескался, журчал. Крупные капли звонко отскакивали от стекол, а в небе голосила гроза. Узенькую улочку, на которую выходило окно комнаты, почти не было видно – все краски потускнели, а в небе столпились пухлые дождевые тучи.

Ребята тяжело вздохнули: придется переждать непогоду. Поварёшка, похоже, одобрила такое поведение: кошка дружелюбно потерлась о ноги Маши, потом – Миши, а после –  свернулась калачиком и уснула на своей любимой подстилке.

Из-за пасмурной погоды в комнате стало темно, Маша зажгла свечу. Миша включил радиоприемник. С ранцем и рюкзачком на коленях ребята расположились на диванчике. После чудесной рождественской песни диктор сонным голосом объявил: «А сейчас, уважаемые слушатели, мы пригашаем вас в путешествие по волнам радио и по волнам известных  произведений  классиков  литературы»…

Эфир то и дело сопровождался шипением и прочими помехами. Ребята изо всех сил старались внимательно слушать, но голос диктора был настолько размеренный и умиротворяющий, что у них начали слипаться глаза…

Очнувшись, ребята не поверили тому, что увидели. В комнате по-прежнему горела свеча, но даже этого приглушённого света достаточно, чтобы понять: они уже не сидят в уютной спальне! В сумраке комнаты зловеще потрескивал огонь. Над кроваво-красными огненными  языками висел котёл, в котором что-то булькало.

Окна в помещении задрапированы занавесями. Но даже сквозь них можно было различить яркую вспышку, похожую на ту, что бывает от молнии. Надев на плечи ранец и рюкзачок, ребята подошли ближе к котлу…

Из него выглядывали скрюченные пальцы. Закричав от ужаса, мальчик и девочка побежали к двери и споткнулись обо что-то, лежавшее на полу. Раздался хруст. Наверняка упали на гору костей!

– Маша, бежим! − скомандовал Миша, помогая девочке подняться.

Оказавшись на улице, ребята побежали, куда глаза глядят. Правда, глаза их слепил яркий солнечный свет, из-за которого было плохо видно, в какую сторону направиться. Остановившись, они огляделись.

Мальчик и девочка увидели избу. Самую настоящую деревянную избу на сваях! Неподалеку от нее − две небольшие постройки. Снега на улице не было. Зелень, почки на деревьях и ласковое солнце красноречиво говорили: здесь царит весна.

– Миша, смотри! – вполголоса сказала Маша указывая в сторону, – Лес!

– И в другой стороне тоже! – воскликнул Миша изумлённо. Там же виднелся и колодец. Несколько похожих ребята видели в посёлке, – Вот так сон!

– Гой еси, добрый молодец! Гой еси, красна девица!

Ребята обернулись. Перед ними стояла статная миловидная женщина с зелеными глазами. Одежда ее – длинная, светлая, с красными и синими узорами на воротнике и рукавах. На запястьях позвякивали медные браслеты. Шею украшали крупные деревянные бусы. На каждой бусине − бороздки в форме животных и растений. В длинные, до пояса, волосы незнакомки вплетены незабудки и листья мелиссы. Маша поняла это, потому что у неё дома есть гербарий. Незнакомка медленно приложила руку к сердцу и поклонилась. Миша и Маша, не в силах сказать ни слова, поклонились в ответ.

Глава XV

Здравствуйте, гости дорогие!

Незнакомка закрыла глаза и подняла руки ладонями вверх. У Миши и Маши по спинам поползли мурашки. Мальчик и девочка стояли, не шелохнувшись. Не отрываясь, они наблюдали за происходящим. Незнакомка принялась напевать что-то на неведомом ребятам языке, а после − открыла глаза и заговорила. Голос ее был приятный, низкий, говорила она громко, но при этом размеренно, не спеша:

– Здравствуйте, гости дорогие! Путники издалёка! Постараюсь я говорить на языке вашего времени. Но отдельные слова вам слышать будет непривычно, потому как не из вашего я столетия. 

Раньше Миша и Маша плохо понимали выражение «челюсть отвисла». Но теперь до них дошёл смысл этого высказывания. Показалось, что даже ветерок, ласково колыхавший листву на деревьях, смолк, желая узнать, что будет дальше.

– Влада, – произнесла русоволосая незнакомка.

Собравшись с духом, ребята тоже представились.

– Так Вы… − начал Миша, пытаясь собраться с мыслями, − ну, Вы не она, не Баба Яга?

– Нет, ну где это видано! − воскликнула Влада. Похоже, она была раздосадована, − Я ведь представилась! Али вы не слыхали?!

– Извините, − виновато проговорили ребята, – Но… кто Вы?

Влада улыбнулась, убрала со лба прядь волос и сказала:

– Я хранительница здешних земель и лекарских трав. Знахарка. Ведаю… – увидев замешательство на лицах ребят, Влада пояснила, – знаю древние тайны. Вы можете называть меня, как хотите  − я всё равно останусь собой.

– И… ножки у курицы Вы не брали, чтобы… на них поставить избушку? – осторожно произнесла Маша. Она, похоже, ещё не решила: хорошо это или нет.

– Что за чудеса! – всплеснула руками удивлённая Влада, – В жизни такого не видывала, слыхом не слыхивала! Чтоб на ногах курицы изба стояла! У вас, в вашем мире, такое, может,  и встречается, но не у нас.

– У нас такого тоже нет, – озадаченно замотали головами Маша и Миша. И подумали: «В самом деле, это же какая огромная должна быть курица, чтобы на ее ногах целое строение  держалось?!»

Влада пояснила:

– «Ноги» избушки могут окуривать дымом. Чтобы не портились. Но это – совсем другое дело,  согласитесь!

Мальчик и девочка поспешно кивнули,  а Влада продолжила:

– Избушка моя стоит на границе двух  лесов:  Северного и Южного. 

– Двух лесов и двух… миров? – осторожно уточнила Маша.

Реакция Влады была неоднозначной: знахарка пожала плечами, но вместе с тем губы её  дрогнули в едва уловимой улыбке.

– Раньше здесь было болото, – проговорила Влада, возвращаясь к своему рассказу, – потому при строительстве использовали  сваи.

Ребята слушали хозяйку избы, разинув рты. Такие невероятные события не каждый день происходят! Миша и Маша решили, что задремали, и теперь им снится удивительный сон, в котором Баба Яга вовсе и не Баба Яга, а очень даже милая женщина. Лесная жительница.

Влада словно догадалась, о чём они думают. И сказала:

– Лучшее средство проверить, спите вы или нет − ущипнуть себя да посильнее!

Мальчик и девочка последовали её совету:

– Ай, Миша, больно же!

– Маша, это я еще не жалуюсь, а у тебя ногти подлиннее будут!

Препираясь и потирая щеки, за которые ущипнули друг друга, ребята вдруг осознали: они не оказались вновь на своём любимом диванчике. Мальчик и девочка по-прежнему стояли на опушке леса, а в двух шагах от них была загадочная лесная жительница. Маша и Миша с удивлением  воззрились  на Владу.  Та  переливисто рассмеялась:

– Убедились?

Миша почесал затылок:

– Я где-то читал, будто радиоволны могут создать помехи во времени и пространстве. Выходит, мы из-за них оказались в... ну, не в своём времени?! Нет, я, конечно, слышал, что пространство и время − зыбкая материя,  но чтобы настолько!

− Недавно во время гаданий, − произнесла Влада, жестом приглашая ребят в избу, − я почувствовала: вскоре явятся двое путников, – она развела руками, – Вот они и явились.

– Мы?! – изумились ребята, поднимаясь по лестнице, ведущей ко входу в избу.

– А кто же ещё? – пожала плечами Влада, – В наших краях других путешественников нет. Сейчас. Да и просто так тут никто не оказывается. Ни зверь, ни птица, ни человек.

Миша и Маша переглянулись. Как это вообще понимать? Оказавшись в избе, ребята смогли, наконец, всё спокойно рассмотреть. На полу лежал хворост. «Так вот что хрустнуло, когда мы выбегали из избы!» − догадались мальчик и девочка и с облегчением вздохнули. Справа от двери была большая печь, от которой раздавалось гостеприимное потрескивание огня. «Здорово, как в настоящей сказке!» – восхитилась Маша. «Какое всё же любопытное устройство − печка!» − подумал Миша.

Свечи видно не было, а занавеси на окнах уже отодвинуты. Пол, стены, потолок – всё из дерева. Вдоль окон − длинные широкие лавки. Видимо, с одной из них ребята и соскочили, когда открыли глаза. Есть самовар. Жидкость в котле по-прежнему загадочно пыхтела. А сам котёл… Только теперь ребята заметили: висел он на длинной цепи, прикреплённой к потолку, а костёр под ним горел на некотором расстоянии от пола. То есть, висел в воздухе! И Миша тут никак не сказал бы своё любимое «как бы». Костёр висел в воздухе.

– С ума сойти! – присвистнул Миша.

– Невообразимо! – заворожено произнесла Маша, прижимая руки к груди.

Влада пожала плечами и подошла к котлу:

– Тут я отвары да настойки готовлю. А еду − в печи.

Знахарка  бросила  в  котёл  какой-то травы. Ребята подошли ближе. Из варева выглядывала куриная ножка. Так вот что они, испугавшись, поначалу приняли за человеческую руку! И в самом деле, верно говорят: «У страха глаза велики».

Влада налила себе в кубок немного напитка, подула и сделала глоток.

– А как мы сможем понимать всех обитателей здешних земель? – спросила вдруг Маша.

– Да, это непросто! – согласился Миша, – В нашем мире, например, попытались изобрести международный язык. «Эсперанто» называется.

– У животных даже в вашем мире есть всеобщий язык, с помощью которого они понимают друг друга, – сказала Влада, – Люди, если захотят, тоже научатся понимать друг друга. И животных. Даже без слов.

– Язык жестов? – предположила Маша.

– И  это  тоже, –  кивнула Влада, –  Но главное − язык  души. И язык природы. Дабы понимать, надобно слушать да прислушиваться. Ко всему.

Ребята затаили дыхание. Влада продолжала что-то варить, потом закрыла глаза и стала проводить над котлом руками, беззвучно шевеля губами. Затем подошла к сундуку, стоявшему возле печи, и достала оттуда два кубка, сделанных из какого-то зеленого камня с диковинными узорами. Зачерпнув понемногу из котла, Влада протянула Мише и Маше по кубку.

– Пейте, пейте, не бойтесь, − улыбнулась она и отпила немного из третьего – своего кубка.

– Мы теперь сможем говорить на здешнем языке? – прошептали хором ребята, благоговейно поглядывая на дымящийся котел.

– Нет,  что  вы! – хитро  подмигнула  Влада, –  Это  просто  целебный  отвар. Он мне всегда помогает с мыслями собраться. И вам поможет. Враз начнёте понимать здешних жителей. А они − вас. Правда, повторюсь, трудности могут быть − вы всё же не отсюда.

Сделав несколько глотков, Маша спросила:

– Влада, а ты многие языки знаешь?

– Многие, да не все, – пожала плечами знахарка, – Я очень люблю разные языки! Особенно человеческие.

– Ты имеешь в виду – любишь на них говорить, а не есть? – осторожно поинтересовался Миша, на всякий случай закрывая собой Машу.

– Ох, ну конечно! – удивилась Влада, − Что за глупости такие? Я же не чудище лукоморское − что попало не ем!

– Чудище? – испугалась Маша.

– Лукоморское? – не поверил своим ушам Миша.

Но Влада их не расслышала. Когда ребята выпили всё, что было в кубках, Влада хлопнула в ладоши. Котёл вместе с костром, словно по волшебству, исчез. На его месте возник большой стол с двумя лавками. 

Маша ойкнула от неожиданности, а Миша воскликнул:

– Вот это да!

– Снимайте свои, − Влада замялась, не зная, как называются эти предметы: «котомки, торбы?» − свои… сумы.

Догадавшись, о чём идёт речь, ребята положили рюкзачок и ранец на лавку. Влада озадачила Мишу и Машу, сказав:

− Испытать вас надобно.

– Испытать или попытать? – не то в шутку, не то всерьёз уточнил Миша.

– Я вам не разбойница какая! – строго сказала Влада, – Деток малых не ем.

– Так мы и не детки, – мягко возразил Миша.

– По крайней мере, не малые, – добавила Маша.

Знахарка улыбнулась:

– Для ваших родителей всегда таковыми будете.

«Наверное, знает, что говорит» − подумали ребята. А Влада тем временем разложила на столе семь яблок.

– Выберите одно. Только вместе.

Миша  потянулся к большому зелёному. Но Маша жестом остановила его и кивком указала на самое маленькое, но самое спелое.

– Почему так думаешь? – прошептал мальчик.

– Не знаю, − пожала плечами девочка, – Интуиция. А ты все равно то хочешь выбрать?

Миша был озадачен. Обычно интуиции он предпочитал математический расчет. Поразмыслив, мальчик решил прибегнуть к помощи считалки. Как ни странно, считалка тоже указала на яблоко Маши.

– Насчёт три! Раз, два, три! − мальчик и девочка одновременно дотронулись до красного яблочка. Оно тут же стало ещё краснее и подпрыгнуло на месте.

Миша и Маша озадаченно посмотрели на Владу. Знахарка довольно улыбалась:

– Молодцы! Разглядели наливное яблочко!

– Неужели то самое?! – уточнила Маша, едва дыша, − Которое по блюдечку?

Влада кивнула. Миша на всякий случай ущипнул себя несколько раз. Знахарка усмехнулась. Но тут же стала серьёзной:

– Правда, сейчас я вам не могу показать действие яблочка – перезрело уже для этих целей. Помехи большие даёт. Да и блюдечко разбилось. А другого такого у меня нет. Это у Василисы Премудрой их видимо-невидимо: и серебряные, и фарфоровые. Словом, на любой вкус и цвет. Качества тоже разного. Кстати, – Влада поднялась, – выброшу-ка я его. Негоже дома битую посуду держать.

С этими словами она вышла из избы вместе с блюдцем, которое достала из сундука.

– Это просто что-то с чем-то! – восхищённо прошептала Маша.

– А может, мы все-таки спим? – спросил Миша, озадаченно почёсывая затылок.

Девочка замотала головой. Ей в это не верилось. Миша не сдавался:

– Этого решительно не может быть! Потому что я даже представить себе не могу, как такое возможно!

Маша настаивала на своем:

– Но ты же видишь, всё это происходит с нами здесь и сейчас! Как ты можешь это  отрицать?! – видя замешательство мальчика, она с жаром добавила, − Вспомни историю! И ученым приходилось порой доказывать то, во что никто, совсем никто не верил!

Миша задумался. Ему вдруг вспомнилась биография ученого Шлимана – археолога и  путешественника, который нашел Трою и ее сокровища. А ведь многие считали этот город  выдумкой древнегреческого поэта Гомера.

– Может, ты и права, – произнес мальчик задумчиво, – Но если это действительно так, как же нам вернуться домой?

Миша задал этот вопрос Владе, когда она вернулась в избу.

– Всему свое время, – загадочно ответила знахарка, – Думаю, вы здесь оказались неспроста. Ничто не случается просто так. Ни в каком из времён. И всё происходит вовремя. Неуж плохо тут?

– Нет, конечно, нет! – заверила ее Маша.

Миша кивнул. Если они и в самом деле не спят, о таких новогодних каникулах можно только мечтать! 

Глава XVI

Всё это, конечно, хорошо, но как же нам проснуться?!

Наблюдая за тем, как Влада расстилает на столе белоснежную скатерть с узорами, Миша произнес:

– Всё это, конечно, хорошо, но как же нам проснуться?! – он вдруг опять засомневался. И  подумал: «Приснится же такое!»

– Всё ещё не веришь? – удивилась Влада, – Экий ты упрямец! Могу поспорить, что и вы в своём мире даже со всей вашей просвещённостью и научными знаниями не можете объяснить всего, происходящего на Земле-Матушке! Да и не только на ней.

Ребята во все глаза смотрели на знахарку. Её слова заставили призадуматься.

– О, вижу я в глазах интерес! – довольно проговорила Влада, − И слепой видит больше порой, чем зрячий. Как бы то ни было, не вы первые, не вы последние – гости в нашем мире. Вот скажите, разве не бывает у вас такого: человек исчезает, а потом вдруг появляется в самом невероятном месте?

Маша медленно кивнула, а Миша севшим от волнения голосом произнес:

– Бы-вает, конечно, но…

– Знаешь что, − прервала его Влада, – иди-ка ты в баню!

– А в баню-то зачем? – удивился Миша, округляя глаза.

– Затем, что вода не только тело, но и сознание очищает, – произнесла полушепотом знахарка.

– Моя бабушка тоже так говорит! – воскликнула Маша.

– Мудрая женщина, твоя бабушка, – кивнула Влада, – верно говорит.

Миша пожал плечами. Баня так баня. В баню он ещё ни разу во сне не ходил.

– Вот и чудно! – кивнула Влада. Мальчику снова показалось, что его мысли ненавязчиво, совершенно без усилий… прочитали. Знахарка продолжила, – Во дворе на траве дрова есть. Ими и затопим баньку. Я вам венички дам: дубовые, березовые. У каждого из них – своя магическая сила! Сначала Миша пойдет, потом – Маша. Водицу нальем в бочки, они в баньке уже стоят. Мне их один бондарь из кедра смастерил.

Ребята спросили: «Кто такой «бондарь»?»

Влада удивленно подняла брови:

– Тот, кто делает бочки. В некоторых землях его еще «бочаром» кличут.

– Вот  это да! – удивилась Маша, – У меня знакомая – «Бондарева».

– А у нас соседи из квартиры напротив – Бочаровы! – воскликнул Миша и, не удержавшись, добавил, − Круто!

Знахарка улыбнулась и подошла к ребятам:

– Сходите-ка за водицей к колодцу. Вёдра там есть. А я пока всё необходимое подготовлю. Постойте! – окликнула она Мишу и Машу, когда те уже собирались выходить,  − Ежели Мурку встретите, передайте ей: у  меня  готова  «живительная  настойка».

По дороге ребята не проронили ни единого слова. Переосмысливали всё сказанное и увиденное. У колодца они встретили изящную лошадку жемчужно-серого цвета. На её боках  и шее − пятна. Ребята вспомнили, как в одной передаче о таком окрасе сказали: «лошадь в  яблоках».    

– Помочь вам набрать водицы?

Мальчик и девочка остолбенели. Выходит, в этом мире они теперь понимают не  только людей, но и зверей?!

Первой опомнилась Маша:

– Будем признательны за помощь!

– Благодарим! – кашлянул Миша.

Когда вёдра были наполнены, ребята сказали:

– У нас тут сообщение для Мурки…

– Так говорите, – отозвалась лошадка.

– М-м-м-, нас просили передать это лично. Скажите, пожалуйста, где можно…

– А так разве не «лично»? – нетерпеливо перебила ребят лошадка.

– Простите, Вы, похоже, не поняли.

– Да, я вас не понимаю! – воскликнула лошадка, ударив копытом о землю, − Сами говорите, что для меня есть сообщение, а какое именно – сообщать отказываетесь!

– Но нам нужна кошка! – осторожно пояснили мальчик и девочка.

– Кошка? – удивилась лошадка, − Вы говорили, сообщение для Мурки!

– Ну, да, – подтвердили ребята, переглянувшись.

– Так что же вы мне голову морочите всякими кошками? – заржала лошадка, – Мурка это я!

Ребята подумали, что их разыгрывают. Может быть, это какая-то обычная лошадиная шутка? Но, увидев, что лошадка в самом деле расстроена, они сказали:

– Прости, мы не знали, что это твоё имя!

Лошадка успокоилась:

– А вас как зовут?

Миша и Маша представились. И сообщили Мурке, что Влада приготовила для неё настойку. На радостях лошадка принялась гарцевать.

– Радость какая! Знали бы вы, как я по Сивушке скучаю – вконец измаялась! Теперь уж восстановлю свои силушки!

– Ты… о Сивке-Бурке говоришь? – догадалась Маша. Миша часто-часто заморгал.

– О нём родимом! – промурлыкала лошадка. Промурлыкала – в прямом смысле этого слова. Так обычно кошки делают! Теперь понятно, почему у новой знакомой такое не «лошадиное» имя. 

Мурка не обратила никакого внимания на замешательство мальчика и девочки. Она продолжала рассказывать:

– Быстрый, могучий! Просто сказка, а не конь! Есть у него тёзки, но мой Сивушка для меня лучший. Вот только, − лошадка опустила голову, − в  походах  он все время. То князю, то богатырям помогает.

– Не грусти, Мурка, вернётся скоро Сивка-Бурка! – принялась успокаивать лошадку Маша, ласково проводя рукой по ее густой длинной гриве.

Миша легонько похлопал новую знакомую по шее. Мурке понравилось, что ребята так её поддерживают − она снова замурлыкала. Вдруг от колодца, у которого они стояли, стало исходить голубоватое сияние.

– Что это?! – удивлённо воскликнули ребята.

– Обычное дело, – отозвалась Мурка и пояснила, − это вода снова поменялась. Обычно такой её используют для приготовления снадобий.

Втроём направились к избе. Влада дала лошадке настойку, и обратилась к ребятам:

– Неудобно здесь вам будет в ваших-то одеяниях!

Миша и Маша с удивлением осмотрели свою одежду.

– Вот, держите! Попарившись, наденете, – произнесла знахарка, подавая ребятам  одежду из «своего» мира, – У меня для гостей припасены наряды. Лён. Носить одно удовольствие!

Вместе с прочей одеждой Влада раздала ребятам по паре лаптей.

– Ух ты! – воскликнули мальчик и девочка, с любопытством разглядывая диковинную обувь.

– Только прежде обмотайте ноги этим, – предупредила Влада, подавая ребятам небольшие отрезы материи, а с ними в придачу – верёвочки для закрепления, – Иначе лапти и «укусить» могут.

 «Ну и дела!» − думал Миша по дороге в баню. В руках у мальчика было всё, что дала ему знахарка. «Но как такое может быть?»

Миша! – хлопнула в ладоши Маша, когда мальчик вернулся в избу. Одет он был в штаны и рубаху.

− Любо-дорого смотреть! − улыбнулась Влада, поправляя пояс, который мальчик несколько неаккуратно повязал поверх рубахи, доходившей ему до колен, − Теперь совсем другое дело!

Настал черёд Маши отправляться в баню. «Миша думал, что это – сон. А я? – девочка прикусила губу. Она так всегда делала, когда размышляла над чем-то серьезным и неоднозначным, – Так хочется верить в чудеса… А всё это… происходит на самом деле!»

Глава XVII

Что ни  шаг − всё открытие!

– Ну, как тебе банька, Мишенька? – полюбопытствовала знахарка, – По душе ли пришлась?

– Просто чудесно! – искренне сказал мальчик, – Я, кажется, начинаю понимать, за что её так ценят.

– То-то же! – довольно улыбнулась Влада, – Чудодейственная сила в ней заключена, коли с умом к этому подходить! Она, как вспышка, озаряет тело и душу.

– Кстати о вспышке, − медленно произнес мальчик, проводя рукой по высохшим  волосам, – Влада, скажи, что за молния такая была за окном, когда мы с Машей тут  очутились? Не похоже, чтобы здесь дождь в то время шел и гроза была.

Знахарка улыбнулась:

– Мы как раз приземлялись! Ступушка моя, видишь ли, так домой торопилась, что  силы малость не рассчитала свои – вот искры и посыпались во все стороны. А вам  показалось, будто это молния.

– Но всё обошлось? – встревожился мальчик.

– Да, − успокоила его Влада, – Что поделать − любит она у меня порезвиться, коли разыграется!

– Вот это да! − воскликнул Миша, – А я думал, на мётлах летают!

– И такое случается, – кивнула хозяйка избы, – Но я предпочитаю ступу. У нас с ней полное взаимопонимание!

– А в нашем мире такого нет, – с сожалением сказал мальчик, – На самолётах летают.

– Это ты ковёр-самолёт имеешь в виду? – на всякий случай уточнила Влада.

– Да  нет, –  замотал  головой  Миша, –  Обычный  самолёт.

Мальчик хотел спросить, можно ли полетать, но знахарка опередила его, заметив:

– Ступа только женскую руку приемлет.

– Как это? − не понял Миша. Становилось всё интересней. И непонятней.

Влада строго спросила:

– Ты когда-нибудь видывал, чтобы Кощей Бессмертный летал в ступе?

– Да я, честно сказать, и Кощея Бессмертного никогда не видел, – признался мальчик.

– А я вот его видела, − сказала знахарка и поморщилась. Наверное, воспоминания были не очень уж приятные, − Не кривя душой, говорю тебе: ступа терпит только пассажирок. Пассажиров тут же сбрасывает.

– Ничего себе! – почесал затылок Миша, – Дискриминация, как сказал бы Димка.

Влада пожала плечами:

– Всё потому, что у богатырей свое средство передвижения. Кони добрые на что?!

Миша хотел полюбопытствовать, на чём же передвигается Кощей, но тут Влада вскочила со скамьи:

– Совсем забыла Маше ещё одно полотенце дать. Ты знаешь… особенное.

Девочка уже надевала рубаху длиной до щиколоток, когда в дверь бани постучали.

– Кто там?

– Влада. Я кое-что забыла.

Хозяйка избы протянула девочке полотенце:

– Вытри-ка им хорошенько свои волосы.

Проводя полотенцем по голове, Маша ощутила приятное тепло. Окончив процедуру,  девочка с удивлением обнаружила: ее волосы уже не были мокрыми. Совершенно не были  мокрыми!

– Вот это да! – восхитилась Маша,  – Аналог фена!

– Чего, чего? – переспросила Влада.

– Ну, фена, − Маша замялась, пытаясь объяснить, − у нас такое специальное приспособление для сушки волос.

– А! – улыбнулась Влада, − Значит, вы тоже в вашем мире такое изобрели!  Впрочем…  сушить волосы – не больно мудреное средство. Вот выходить сухим из воды – особенное искусство!

Девочка улыбнулась. С Владой не соскучишься!

– Мише я тоже дала такое полотенце, – заметила знахарка.

– А-а-а, теперь понятно, почему в избу он вошёл с сухими волосами!

Влада кивнула и певуче произнесла:

Отойди-ка немного, погляжу на тебя, красавица. Поверх рубахи надень это, а после − пояс повяжи. Дабы не «распоясаться»!

Их я хочу оставить, − сказала девочка, надевая на шею бусы с кулоном в виде Жар-Птицы.

Обязательно, Машенька! − кивнула Влада, − Подарок от близкого человека − лучший оберег! Присядь, я гребень принесла. Сейчас мы тебя причешем − негоже ходить как русалка. И косу заплетём. Вся девичья краса − это  гордость и коса! Слышала ты такое?

– Да, − улыбнулась девочка, − Бабушка так часто говорит!

– А мы с Мишей о ступе разговор вели, – произнесла Влада, расчесывая густые длинные волосы девочки.

– О  ступе? Я  её  даже  не  заметила,  когда  мы  в  избе  были!

– Неудивительно, она у меня не в избе живет, – пояснила Влада, – В специальной постройке. Рядом с этой, где банька. А сверху я свою ступушку холщовой тканью накрываю,  –  заботливо добавила знахарка, – Это её успокаивает – уж  больно норовиста! Как скаковая лошадка.

– Чудеса! – развела руками Маша. Вот бы и ей прокатиться!

– Дорогу домой ступа всегда отыщет, – горделиво добавила Влада, − У некоторых ступ еще пест бывает. Им направление указывают. Моя ступушка нынче без песта летает. Может отвезти туда, где уже бывала. По просьбе, конечно – ласковое слово и кошке приятно. А ступушка моя − страсть как ласковые слова любит!

Маша восхитилась:

– Вот так умница!

Влада довольно кивнула и произнесла, внимательно осмотрев косу, которую девочка только что заплела:

– Ну вот, теперь можно идти в избу!

– Ого, Маша! – Миша от удивления открыл рот.

Влада, улыбаясь, прошептала:

– Приворожила уже, ундина!

– А кто это? – спросила тоже шёпотом Маша.

– Обитательница вод, которая пользуется своими чарами. «Чаруют» еще русалки, сирены. Их можно задобрить, предложив красивые гребни для волос и украшения. Но важно помнить: они завлекают своими песнями. Заманивают моряков. Впрочем… не только их, − Влада хитро подмигнула девочке и добавила, − Не все эти существа в воде живут. Иные – на деревьях. Потому кто-то видел полуптиц, а кто-то – полурыб. Порой же существа сии и вовсе неожиданный облик имеют.

– Всё как в сказке! – ошеломленно произнесла Маша.

Знахарка пожала плечами:

– На самом деле это наша обычная жизнь. И твой Миша, похоже, наконец в это поверил!

– Почему это «мой» Миша?! – спохватилась девочка.

– Так чей же ещё? – ухмыльнулась Влада.

Миша молча наблюдал за знахаркой и девочкой. О чём говорят? Непонятно! Хоть в каком из миров…

Оглядывая ребят с головы до ног, Влада радостно сказала:

– Ох, какие ладные вы! Теперь душой готовы к новому.

Мальчик и девочка изумлённо переглянулись: тут вообще, что ни шаг − всё открытие! Влада наступила правой ногой на одну из половиц. Послышался звон. Знахарка сделала несколько шагов назад и прыгнула на ту же половицу. Раздался протяжный скрип, от которого Миша и Маша вздрогнули. Неизвестно откуда появился старинный шкаф! По виду – книжный. Верхние полки – открытые. На них стояли подписанные склянки с разными растениями, порошками и снадобьями.

Девочка сразу же заинтересовалась несколькими пузырьками.

– Маша в семье всех лечит, – пояснил, улыбаясь, Миша.

– «Лечу» – громко сказано, – смутилась девочка.

– Но передачи же смотришь, слушаешь?! – с жаром сказал мальчик, − И советы даёшь!

Влада, наблюдая за ребятами, улыбнулась и протянула девочке пыльный пузырек изумрудного  цвета:

– Возьми. Исцеляет раны. Такое в любом мире пригодится. 

Девочка горячо поблагодарила знахарку за столь ценный подарок. Ребята продолжили с любопытством изучать шкаф. Полки занимали несколько ярусов. Под самой нижней полкой была глухая панель. 

– Глухая то, глухая, – хитро произнесла Влада, − да только слова заветные она желает услышать: «Коли всё чернее ночи, с книгой ты раскроешь очи!»

Ребята невольно повторили эти слова. И вскрикнули: из ниоткуда на панели возникла продолговатая ручка, которая, вытянувшись, потащила за собой дверцу.

– Это, – благоговейно произнесла Влада, − потайной отдел с древней книгой, которая передается и пополняется у нас из поколения в поколение. Называется эта книга − «Травник».

Травник Влада доставать не стала: «Уж очень древняя книга. Без повода её лучше не беспокоить». Ребята ещё изучали содержимое чудо-шкафа, когда за дверью раздалось кукареканье.

– Пойдёмте со мной, – сказала Влада, – Осмотреться вам надобно.

Ребята переглянулись. Наверняка и природа здесь необычная. И встретить за пределами избы можно будет кого угодно…

Глава XVIII

А что же здесь?

Поначалу в новой одежде было как-то непривычно, а в лаптях – неудобно. Но через некоторое время Миша и Маша освоились со своими новыми «нарядами». Миша только еще часы свои надел – привычка.

По дороге ребята увидели небольшое болотце.

– Смотри, не наткнись какую-нибудь Царевну-Лягушку, − не то в шутку, не то всерьез предупредила Мишу Маша, − А то ещё скажет, что теперь она твоя невеста.

Миша рассмеялся. А Влада серьёзно заметила:

– Всех лягушек, что жили здесь, я уж сосватала за царевичей, – и, хитро подмигнув, добавила, − Так что… не волнуйся!

– А я и не волнуюсь, − пожала плечами Маша. Но голос у неё стал бодрее.

Влада привела ребят в берёзовую рощу. На изумрудной траве выплясывали солнечные зайчики. Берёзки, стройные и высокие, тянулись к небу, шелестя своими резными листочками. Воздух тут необычайно чистый. «Не то, что в нашем загазованном городе!» − подумала Маша. Миша сделал глубокий вдох. Потом ещё один и ещё. Невероятное чувство какой-то удивительной радости и воли!

Из холщовой сумки, прихваченной из избы, Влада достала две небольшие склянки. Знахарка подошла к берёзке, ласково провела рукой по стволу:

– Здравствуй, красавица! Прости, милая, что потревожили, но деткам надобно сока твоего живительного, сил придающего, – с этими словами она аккуратно сделала надрез на коре дерева и собрала прозрачную вязкую жидкость в склянки.

Обращаясь к ребятам Влада пояснила:

– Берёзовый сок обладает чудодейственными свойствами! Только злоупотреблять им нельзя – дереву силу необходимо оставлять. Всегда относитесь к творениям природы трепетно да с почтением. Потому как деревья живые. Только что по лесу не бегают, как животные. Но всё слышат и чувствуют. Вместе с ними всё мироздание дышит.

– Это, она, наверное, о фотосинтезе и о том, что деревья превращают углекислый газ в кислород, – прошептал Миша, но Маша его не услышала. Она подошла к одной из берёзок и провела рукой по белоснежному стволу, испещрённому тёмными полосами.

– Видишь, какие узоры природа создаёт, – произнесла, улыбаясь, Влада. – Всё в гармонии.

Миша тоже подошел к берёзе. Влада приблизилась к нему.

– Ваши изобретения – вещь, видно, полезная. Но вы за ними о природе забываете. Вот чувствуешь, Миша, что устали глаза да мысли путаются, подойди к дереву да прикоснись к нему. Спокойно, без суеты. Понапрасну силы его не расходуй. Закрой глаза и прислушайся к звукам леса. Токмо помни: «своё» дерево отыскать надобно. Поелику иное у тебя и силу может отобрать. Невзначай.

– Как же это выяснить? – озадаченно спросил Миша, с опаской поглядывая на берёзу.

– Сначала коснись его осторожно. Прислушайся к себе. Если ты успокаиваешься рядом с ним, чувствуешь силу – дерево тебе благоволит. Так и отыщешь «своё» дерево в лесу.

– Так… − Миша замялся, – у нас и леса толком нет.

– Но хоть где-нибудь деревья растут? – с надеждой спросила Влада, убирая со лба русую прядь. 

– Растут, – успокаивающе кивнул мальчик.

– Стало быть, не всё потеряно в мире вашем! – с облегчением произнесла знахарка.

Когда вернулись в избу, Влада сказала:

– Вот, держите-ка. Такой мешочек мы именуем «калитой».

– Как у князя Ивана Калиты! Маша, помнишь?

– Ага! − кивнула девочка, потирая нос, – Ярослав Олегович о нём рассказывал.

Влада сказала:

– Здесь есть монеты. Но деньги не всегда помогут. Зато эти вещицы, – знахарка подала ребятам склянки, в которые набирала берёзовый сок, – восстановят силы да мысли прояснят. И кубки, из коих вы пили, дарю, – ребята радостно переглянулись.

– Кульно! – воскликнул Миша, поднимая вверх большой палец. Маша кивнула.

Влада непонимающе переводила взгляд с мальчика на девочку. Целительница не поняла это слово. Миша спохватился и попытался разъяснить:

– Ну, классно! То есть, − он никак не мог подобрать нужное слово.

– Замечательно, – подсказала, улыбаясь, Маша.

– Да, − с облегчением кивнул Миша, – Или «очень хорошо».

Влада покачала головой:

– Нелегко приходится, коли изъясняешься с трудом. Погодите минутку. Вот, держите. Берестяные грамоты. Если вдруг не поймете, что говорят в нашем мире, − Влада подрезала края грамот, − Так сподручнее будет. Свернуть можно.

Мальчик и девочка с интересом принялись разглядывать берёзовые пластины с нацарапанными на них словами. Напротив каждого слова – перевод. Влада тем временем раскладывала на столе деревянные миски, резные ложки.

Оторвавшись от изучения грамоты, ребята, во все глаза наблюдали за таинственной хозяйкой избы. Она поставила блюдо с караваем, соль. Ковшом в форме ладьи знахарка разлила по гранёным стаканам квас.

– Варчик, Варчик, иди сюда, мой хороший! − как только Влада произнесла это, самовар, стоявший на старинном кованом сундуке возле печи, вздрогнул, встрепенулся, словно ото сна, и... спрыгнул на пол!

Разинув рты от изумления, ребята наблюдали за тем, как начищенный до блеска самовар побежал по комнате, вспрыгнул на стул, а оттуда − на стол. Вытерев свои изогнутые резные ножки о полотенце, лежавшее здесь же, самовар важно прошествовал к центру стола.

− Он у меня большой чистюля! − похвасталась Влада.

Маша и Миша ошеломлённо кивнули. Собственно, а что здесь необычного? Самовар бежал по полу, и его желание вытереть ножки, совершенно естественно. Ничего такого. «Каникулы нравятся мне всё больше и больше» − подумал Миша, а Маша осторожно поинтересовалась у Влады, может ли её избушка поворачиваться?

− Конечно! − кивнула Влада, − В конструкции моей избы есть особый вращательный механизм. Поэтому мне пришлось лавки, что вдоль стен, прикрепить к полу – дабы не падали. Варчика я прикручивать не стала − он у меня свободу любит!

Самовар довольно булькнул в ответ что-то своё, самоварное. Миша осведомился:

– А стол, эти две лавки и котел где хранятся?

Влада хитро улыбнулась и сказала, что это – секрет. Маша чихнула.

– Ну, что же вы, гости дорогие, присаживайтесь! – подтолкнула Влада мальчика и девочку к столу.

Миша и Маша взяли в руки ложки, расписанные причудливыми золотисто-красными узорами. Ручки ложек формой напомнили хвост сказочной Жар-Птицы. А может, не такой уж и сказочной? Ложки на ощупь были приятные, гладкие. От них пахло свежим деревом. «Наверное, берёза» − подумала Маша.

− Как необычно, − произнёс Миша, − деревянная посуда и тут же – самовар, гранёные стаканы.

– Так у меня знаете, сколько гостей бывает! – заметила новая знакомая, – Из разных земель да времён! − с этими словами Влада поставила на стол высокий глиняный кувшин.

− А что же здесь? − поинтересовалась Маша, заглядывая в кувшин.

− Вода! – тут же отозвалась Влада

− Живая или мертвая? – уточнил Миша, подаваясь вперед.

− Чистая, родниковая! – ухмыльнулась Влада, – Для восстановления сил. Вы пареную репу будете? − Маша закусила губу, а Миша поморщил нос, – Понятно, − улыбнулась Влада, − неволить не стану. Но это, поешьте − восстанавливает силы! – она с довольным видом поставила на стол глиняный горшок.

От него шел пар и заманчивый аромат. Как ни странно, так вкусно пахла… каша. Даже животы нетерпеливо заурчали!

− Вот молодцы! – похвалила ребят Влада, когда каждый из них съел по порции каши, – Теперь другие угощения.

Знахарка хлопнула в ладоши – и на столе (Миша и Маша удивленно вскрикнули) возникло блюдо, отливавшее серебром и заваленное пирожками, кренделями, бубликами и прочими ароматно пахнувшими и аппетитно выглядевшими хлебобулочными изделиями.

− Вот уж действительно… красна изба пирогами! – довольно произнесла Маша и снова чихнула, – Всё вкусно, как у моей бабушки!

– Благодарю за слово доброе! – улыбнулась Влада, – Кваску подлить вам? Вкусный! А блюда такими получаются, когда с любовью готовишь!

− И скатерть-самобранка никакая не нужна! − заметил Миша, беря ещё один пирожок.

− Верно говоришь! – кивнула Влада, − Потому я подарила её одному своему знакомому.

− А это что за пирог? − спросили хором ребята.

− Курник, – пояснила знахарка, − И пирожков отведайте. С капустой!

− Пир-р-рожки, это хор-р-рошо, но белая, как свежестир-р-ранная простынь, жирная сметанка... м-м-м − вот что мне по душе более всего! – внезапно произнёс приятный голос, вальяжно растягивая слова.

Глава XIX

Ну, как вам яства, гости издалёка?

Ребята обернулись. С печи спрыгнул кот! Черный, с белыми лапками. Шерстка на его шее тоже была белая и чем-то напоминала «воротничок».

– А мы Вас не видели! – изумлённо произнесли ребята.

– Пр-р-равильно, − кивнул кот. Похоже, он был доволен собой, – Где же это видано, чтобы меня видели, когда я этого не желаю?! К тому же…  − кот потянулся, – меня в избе не было. Я сюда пришел, пока вы в березовой роще были. Помогаю Владе хранить то, что есть в избе. И почти всегда здесь нахожусь.

Маша чихнула в третий раз. Нос и глаза у нее покраснели.

– Будь здорова! – сказала Влада, – Значит, все-таки аллергия?

Девочка кивнула, краснея. Ей было неловко перед котом, но это действительно так. Миша тяжело вздохнул, кот сочувственно покачал головой и хотел выйти из избы, но Влада его остановила:

– Ничего, помогу сейчас Машеньке! – порывшись в сундуке, знахарка достала пузырек с жидкостью и подала его девочке, – Выпей. Тут на донышке еще есть. Выпей всё – поможет на время.

Целебный напиток подействовал почти сразу. Уже не чесались ни нос, ни глаза. И чихать совсем не хотелось! Девочка счастливо улыбалась. Снаружи послышались какие-то звуки. Кот подскочил и принялся отрывисто…  лаять! За дверью раздалось кукареканье.

– А, это свои, – произнёс, успокаиваясь кот. 

Влада открыла дверь, с улыбкой обращаясь к кому-то:

– Как раз к десерту успел!

В избу вбежал большой белый с пышным хвостом и тёмными полосами… пёс. Ребята посмотрели друг на друга и ухмыльнулись: «Ну да, действительно, не петух же это кукарекал!»

Пёс вышел вперед и, прочистив горло, произнёс:

– Я страж того, что находится за избой. В моём ведении – постройки и колодец. А Мурка, вы с ней уже знакомы, приглядывает за берёзовой рощей.

Мальчик и девочка удивлённо переглянулись. Наверное, когда они были на улице, пёс находился в постройке, где отдыхает ступа. Потому они его и не видели раньше.

– Друг Собакеевич к вашим услугам!

– Собакевич? – переспросили ребята.

Но пёс замотал головой:

– Собакеевич. Друзья зовут меня просто − Друг. Или Дружок.

– Очень приятно познакомиться, – сказали ребята, улыбаясь, – Мы Миша и Маша.

– Ну что ж… пора и мне представиться дорогим гостям! – с ленцой в голосе произнёс кот, – Кот Котофеевич, – оценивающе посмотрев на ребят, он добавил, − Можете звать меня Котофей. Но имейте в виду, так меня может звать не всякий. И даже не каждый. Вам оказана великая честь!

– Мы польщены, – с почтением сказала Маша.

– И ценим это, – серьёзно добавил Миша.

Котофей снисходительно улыбнулся:

– Кот Боюн – мой родственник. С ним, конечно, фамильярности не пройдут. Знайте это. Авось и с ним столкнётесь.

– Но это маловероятно, – успокоил ребят Друг.

Все уселись за стол (кот и пес запрыгнули на лавку).

– Ну, как вам яства, гости издалёка? – спросила Влада с улыбкой, по которой было понятно: она догадывается, какой получит ответ.

– Пальчики оближешь! – отозвался мальчик.

– Яства просто отменные! – довольно улыбнулась девочка. Вдруг она вскочила, явно о чём-то вспомнив, − А у нас тоже есть, чем вас всех угостить! – с этими словами Маша бросилась к своему рюкзачку. Догадавшись, о чем она говорит, Миша подошел к своему ранцу.

Влада с любопытством наблюдала за ребятами. Позже, попробовав всё, сказала: больше всего ей понравились мандарины и конфеты «мармелад в шоколаде».

– Птичье молоко? – удивился Котофей, прочитав надпись на одной из конфет, – Так и быть… уговорили – отведаю, что за молоко такое!

Дружок оценил грильяж в шоколаде – уж очень ему по душе пришлось, что эти конфеты грызть надо!

– Как сахарная косточка! − причмокнул пёс.

Большой апельсин Влада отнесла Мурке на пробу.

– Оставьте себе что-нибудь, – сказала знахарка ребятам, когда вернулась в избу.

– Да у нас этого добра навалом! – попытался отмахнуться Миша.

– Сейчас в нашем мире праздничная пора, – пояснила Маша, – И эти вкусности принято подавать на стол.

– Праздники – это чудно, – сказала Влада, – У нас тоже недавно были. И всё бы хорошо, да вот только, − она запнулась, – в наши края гости незваные вторглись.

Миша и Маша обеспокоенно переглянулись, а хозяйка избы после некоторого молчания продолжила:

– Разбойники бесчинствуют, покоя не дают местным жителям!

– А их, как бы, ну, то есть, богатыри не смогли одолеть? – осторожно спросил Миша.

– Так нет их сейчас! – тяжело вздохнул Друг.

– А где же? – уточнила Маша.

– Ох неблизко! На Кудыкиной горе, – махнул лапой Котофей, − За яблоками отправились.

– Молодильными? – предположили хором ребята.

– Что вы, это же не сказка какая! – воскликнула Влада, барабаня пальцами по столу, − Просто за целебными. Теми, что сил придают, ратные раны заживляют, да мысли на нужный лад настраивают. Полезные свойства, согласитесь.

– Да, − кивнула Маша, − Мама говорит, в яблоках много калия, витамина С и железа.

– Знаю, железа много в мечах бывает, – уклончиво ответила Влада.

– Так значит богатыри… – напомнил Миша.

– Далеко они сейчас, – вздохнула знахарка, − вот разбойники и разгулялись!

– И у тебя от них никакого средства нет? – сочувствующе произнесла Маша. 

– Я ведь не колдунья, – пожала плечами хозяйка избы, – Знахарка и проводник путников. Но ничего! – воскликнула она, хлопнув рукой по столу, – Придумаю, как их одолеть.

– Возможно ли? – засомневался Котофей, умываясь, – Владушка, они тебя как увидят, свяжут да и кляп в рот.

– Подмога нужна нам! – добавил Друг, спрыгивая с лавки.

Влада тоже поднялась:

– Знаю, мои хорошие, – потому и собираюсь к Василисе отправиться. Может, она что подскажет от этой напасти.

– К  Василисе? – охнула Маша, − Той  самой?!

− Премудрой?!  –  оживленно  добавил  Миша.

− Василис  несколько  в  нашем мире, – пожала плечами Влада, – Имя-то не шибко редкое. Да и «Премудрых» сыскать можно, коли захочешь. «Прекрасных» тоже. Потому не знаю, о которой вы говорите, а я отправляюсь к своей  знакомой – Василисушке  Премудрой, той, с которой мы вместе зверю да люду честному помогаем. Она − изобретениями своими, а я − травами да лекарскими снадобьями.

Ребята спросили, где она живет.

– В хоромах, – ответили хором Котофей и Друг.

Мальчик и девочка попросили пояснить, из чего состоят эти самые «хоромы». Владе нравилось, когда «путники» любознательные попадались. Да и в самом деле: как освоиться не в «своем» времени? Разузнать о нем как можно больше! Знахарка села за стол и принялась рассказывать:

– В хоромах есть подклет, в самом низу он располагается. Это место для хранения припасов, утвари.

– А, то есть, это как наши кладовки?! – догадался Миша.

– Думаю, в каком-то смысле, да, – кивнула Влада и продолжила, − Также «кладовой» бывает клеть. Выше располагается горница, а на самом верху, на третьем этаже, у Василисы терем. Там-то она и хранит премудрости свои – вещицы, что смастерила или привезла издалека.

– Но начинается всё с крыльца, – сказал Котофей вылизывая тарелочку со сметаной.

– О сенях не забывайте, – добавил Друг. Он снова забрался на лавку и догрызал грильяж.

Миша и Маша задумались – они пытались представить, как же всё это выглядит.

– Я всегда считала, что терем – отдельное строение, – призналась Маша.

– Бывает и такое, − кивнула Влада, – Только он тогда на подклете стоит.

Отставляя стакан с квасом, Миша задал тревоживший его вопрос:

– А что если Василиса не сможет подсказать, как бороться с разбойниками?

– Тогда я в Книговник загляну.

– Книговник? – переспросили ребята.

– Библиотеку по-вашему, – пояснила знахарка, – Она у нас в северной стороне расположена. Котофей и Друг кивнули.

– Ну дела! – произнес Миша, потирая виски. Сколько сразу всего нового и неожиданного!

– Но сначала ты к Василисе решила отправиться? – уточнила Маша, разворачивая конфету.

– Да, − отозвалась Влада, − У меня ее вещицы кое-какие. Ежели не вернуть их в срок – утратят свои магические свойства.

– Надо же! – хмыкнул Миша, – Кто бы мог подумать: даже у волшебных предметов бывает «срок годности»!

Маша укоризненно посмотрела на мальчика. «Что такого?!» − прошептал он одними только губами. Влада, похоже, не заметила этой бессловесной перепалки, она начала убирать со стола. Котофей и Друг попросили развернуть им еще по конфете.

У Влады с лица не сходило сосредоточенное выражение. Наверняка думала о разбойниках:

– Скажите-ка, – обратилась она к ребятам, – нет ли у вас каких нужных вещиц?

Мальчик и девочка взяли в руки рюкзачок и ранец и принялись тщательно осматривать их содержимое. Через время Миша вспомнил об одном предмете:

– А где мои джинсы?

Влада кивком указала на угол избы. Там аккуратной стопочкой были сложены вещи ребят из их мира. Миша достал из кармана…

– Телефон, – пояснила Маша новым друзьям – они не отрывали взглядов от необычного предмета.

 – Телефон? – переспросила Влада, – Я, кажется, как-то слышала это слово от кого-то из странников. А что он делает? В чем его польза?

– Ну, мы связываемся друг с другом, – начала Маша.

– Правда, связи в этом параллельном мире нет, – грустно добавил Миша, глядя в экран.

– Еще выходим в Интернет, – добавила Маша.

Миша разочарованно сказал, что Интернета тут тоже нет. Еще и зарядки мало.

– Не расстраивайтесь так! – попыталась успокоить ребят Влада, видя, как мальчик, огорчившись, сердито убирает телефон обратно в карман джинсов и садится. Котофей потерся головой о Машину руку, а Друг, виляя хвостом, подошел к Мише.

– Мы все равно хотим вам помочь, – твердо сказала Маша, почесывая кота за ушком.

Влада испытующе посмотрела на ребят:

– Думаете, справитесь?

Мальчик и девочка кивнули и встали. Знахарка покачала головой:

– Опасно это. Прежде отдохнуть вам надобно. А там видно будет. Утро вечера…

– Мудренее, – произнесла со вздохом Маша.

Влада кивнула. Миша недовольно фыркнул:

– Окей.

Знахарка ласково проговорила:

– Спать ложитесь да ни о чём не тревожьтесь, а я пока ступу проведаю. За ней знаете, какой уход нужен!

Миша и Маша собрались возразить и сказать, что им ещё многое хочется разузнать, но перед глазами всё поплыло…

Как в тумане, друзья услышали голос:

– Уложим их на лавках. Котофей, Дружок, подсобите-ка…

Глава XX

Волков бояться – в лес не ходить!

Проснувшись, Миша потёр глаза. Хотел повернуться набок и… чуть не свалился с деревянной лавки! Подскочив, мальчик огляделся. Они с Машей по-прежнему были в избе. Девочка спала на другой лавке, у окошка, положив руки под голову.

Миша посмотрел на свои наручные часы: «Ого! Так рано я не вставал даже когда мы в первую смену учились». Снаружи раздалось чьё-то мяуканье. Мальчик подумал, что это кошка, но тут же вспомнил о лошадке Мурке. «Она или нет?» Мяуканье становилось громче, как будто Мурка подошла совсем близко к окнам избы. Это разбудило Машу. 

– Как спал? – спросила девочка, потягиваясь.

– Хорошо, – отозвался Миша, потирая лоб, – Наверное. Маш, представляешь, мы всё ещё здесь! Просто невероятно!

− Ну да, − пожала плечами девочка, − «Всему своё время», помнишь?

Вдруг дверь избушки затряслась. Похоже, в неё кто-то ломился. Ребята вздрогнули. Раз уж всё это им не снилось, то опасности (как и угощения) здесь тоже настоящие! Миша схватил метлу, стоявшую в углу, а Маша дрожащими руками взялась за кочергу.

− Кто там? – спросили ребята хором.

Стук в дверь прекратился. 

– А там кто? 

Ребятам этот тонкий голосок показался знакомым. Но всё же… лучше проверить.

– Самый  быстрый конь – тот, которого вырастили специально для скачек! – громко сказал Миша.

– И самый ретивый! – добавила Маша, разгадав его план.

За дверью послышалось насмешливое ржание.

– Что за нелепость! – воскликнул голос, – Самый ретивый и быстрый конь – Сивка-Бурка!

Миша и Маша с облегчением переглянулись:

– Мурка!

– Я это, я! – промурлыкала лошадка.

Ребята открыли дверь. Увидев их, лошадка радостно закивала головой. Маша подбежала к ней и стала гладить по шелковистой гриве. Лошадка замурлыкала от удовольствия.

– Мурочка, а где Влада? – ласково спросила девочка.

Лошадка опустила глаза и печально произнесла:

– Я потому и стучала в двери, хотела узнать, вернулась ли она из своего путешествия.

Услышав это, ребята огорченно переглянулись. Они думали, Влада в пристройке со ступой сейчас. Или в роще.

– Она всё-таки ушла без нас! – посетовал Миша. Маша покачала головой.

– Улетела, – грустно сказала лошадка, – Вышла из избы и молвила: «Путь держу к Василисушке». Туда токмо на ступе добраться можно. А оттуда, ежели совета не получит, Владушка в Книговник направится. Ох, боюсь, как бы чего с ней в пути не приключилось!

Мальчик и девочка встревожились не на шутку, а лошадка продолжила делиться своими переживаниями. Мурку прервало хриплое кукареканье. К ребятам и лошадке бежал Дружок. Он так торопился, что не заметил на своем пути кустарник и зацепился за колючую ветку.

Бросились вызволять Дружка из этих цепких «объятий». Вновь оказавшись на воле, пёс в знак признательности принялся облизывать руки и лица своих спасителей. Мурка стояла, не двигаясь и, похоже, думала о чём-то своём.

– Тревожно мне за Владу! – закудахтал Дружок, отходя подальше от злосчастного кустарника.

Маша побледнела, а Миша, взял её за руку и обратился к Дружку:

– Ты боишься, что она заблудиться по дороге в этот, как его… − мальчик запнулся, пытаясь вспомнить, куда, по словам Мурки, отправилась Влада.

– В Книговнике её нет! – воскликнул Друг, – Я это чувствую. Эх, чует мое сердце, что-то неладно! Да и с Котофеем я разговаривал. Он сейчас у колодца. Интуиция ж у него… как у кота! Да он и есть кот. Так вот… эта самая интуиция сказала ему, что Владу подстерегают опасности!

– Разбойники?! – всплеснула руками Маша.

– Те самые?! – ужаснулся Миша.

– Скорее всего, – понуро ответил Дружок, – Котофей не знает наверняка. Просто чувствует: опасности грозят. Ну а что может быть опаснее, чем шайка свирепых разбойников?!

 Мурка опустила голову. Неподалеку раздался лай. Ребята, пес и лошадка увидели Котофея, направлявшегося к ним. Кот шел вальяжно даже сейчас. Похоже, такая у него привычка. А еще – говорить, растягивая слова:

– Детишки, возвр-р-ращайтесь в избу! Пр-р-ри таких особых обстоятельствах мы с Др-р-ругом, − кот бросил взгляд на пса, тот кивнул, − отправимся за подмогой. Сначала в Южный лес. Искать животных, которые ещё не успели уйти в другие земли.

– А опосля, − сказал Друг, − направимся к богатырям. Далёко они, но, боюсь, без их помощи уже никак не обойтись.

Воинственно фыркая, Мурка решительно произнесла:

– Оставлю на время рощу да за Сивушкой отправлюсь! Он поможет!

– Пр-р-равильно, − кивнул кот, – Мур-р-рка, ласточка наша, расскажи, поведай, сообщи Сивушке, что да как!

Миша и Маша, не отрываясь, смотрели на Котофея, Друга и Мурку. Ещё совсем недавно ребята ходили на уроки и с замиранием сердца слушали бабушкины страшилки. А теперь они сами − в гуще событий, связанных с, казалось бы, сказочными существами. Только всё это не понарошку, а очень даже всерьёз! Какие-то жуткие разбойники могут схватить или уже схватили Владу и запугали всех местных жителей! Как найти на них управу?!

Дружок напомнил:

– Вы, ребятки, ступайте в избу да смирнёхонько там сидите!

– Но мы тоже хотим помочь! – запротестовали друзья.

Однако все трое: кот, пёс, и лошадка – замотали головами. Негоже детям в таких рискованных делах участвовать! Ребята понуро поплелись к избе. «Что теперь с Владой? Удастся ли Котофею, Дружку и Мурке осуществить задуманное, не угодив самим в передрягу?»

Чтобы отвлечься от тягостных мыслей, Миша и Маша сели на лавку. Догорала свеча. На столе, за которым накануне у них был по-настоящему «царский» пир, на блюде лежали оставшиеся пирожки и бублики, накрытые чистым полотенцем – чтобы не засохли. Налив в свои кубки кваса, мальчик и девочка сделали несколько глотков. Ну как можно спокойно сидеть, когда друзья (пусть и новые) находятся в опасности?!

– Нет, так нельзя! – воскликнула Маша, вскакивая. Её глаза горели решимостью, – Мы не можем просто ждать здесь и сидеть сложа руки!

Миша согласно кивнул:

– Да, мы должны что-то предпринять! Вот только, − он замялся, − Маш, я то в переделках разных бывал… Ещё с младшей школы, а ты… – при этих словах глаза девочки сузились. Миша покраснел, – Ты только не обижайся, но тебе лучше остаться здесь. В безопасности, а я сам отправлюсь…

– Нет уж! – твёрдо сказала девочка, скрестив руки на груди, – Мы пойдём вместе.

– Но Маша! – возразил было Миша

– Ну Миша! – передразнила его девочка.

Мальчик сделал глубокий вдох и попытался говорить как можно более убедительно:

– Дело серьёзное! Маш, я теперь вижу: все это взаправду, и я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

– Миша, – голос девочки стал тише, – я не смогу сидеть спокойно! Вместе мы здесь оказались, значит, вместе и поможем новым друзьям.

Похоже, спорить с ней было бесполезно. Миша знал, она девочка тихая, но жутко упрямая, если что решила – не отступится. Стали собираться в путь.

Взяв ранец, мальчик положил туда самое необходимое: подарок Влады – кубок − и склянку с берёзовым соком. Маша в свой рюкзачок уложила свой кубок, берестяные грамоты, несколько пирожков, склянку с берёзовым соком и пузырёк для заживления ран, подаренный знахаркой. Поразмыслив, ребята взяли апельсин и несколько мандаринов, оставшихся после пиршества. И не забыли о калите. Мало ли что.

Высказав идеи, сошлись на том, что нужно отыскать Книговник – к Василисе Премудрой им точно не добраться. Миша достал свой телефон из кармана джинсов. Мальчик принялся быстро что-то нажимать на экране. Но минут через пять он разочарованно произнёс:

– Да уж… Связи по-прежнему нет. Учитывая время, в котором мы пребываем, я даже не удивлен. И навигатор, который я закачивал на телефон, найти этот самый «Книговник» не поможет. Он вообще не «видит» ни избу, ни лес. Показывает только дом твоей бабушки и автовокзал.

– Ничего! – бодро произнесла Маша, – Спросим у кого-нибудь дорогу.

– А может, и сами ее найдём, – предположил мальчик. Он выключил телефон и убрал его обратно в карман джинсов.

Ребята предположили, что к хранилищу книг их может вывести Северный лес. Определить, в какой он стороне, было не трудно – мальчик и девочка видели, куда направились Котофей и Друг, а значит, им нужно идти в противоположную сторону. Подойдя к лесу, мальчик и девочка в нерешительности остановились. Что их там ждет?

– Волков бояться – в лес не ходить! – сказал Миша Маше, и они, взявшись за руки, вошли в царство деревьев…

Глава XXI

Что скрывается за тем поворотом?

Лес оказался смешанным: здесь росли как лиственные, так и хвойные деревья. В начале пути ребят встречали клёны с листьями, похожими на трехпалые руки, и буки с густыми кронами и листьями, формой напомнившими Маше медальоны, а Мише – обычные капли.

Пахло свежестью, древесной смолой и травами. Свет с трудом пробирался через скрюченные ветви деревьев, но всё же ребята разглядели на земле тропинку, которая, извиваясь, уводила куда-то вдаль. Интересно, что скрывается за тем поворотом?

На сосновой ветке сидела белочка и щёлкала орех. К удивлению ребят, она то и дело приговаривала тонким звонким голоском:

– А моей сестрице дома не сидится! В теремочке всё сидит да гостей Гвидона веселит!

– Ого! Это она о Гвидоне Пушкина?

– Видимо, да.

– Подумать только!

– Прошу прощения, как добраться до Книговника?

– Не знаю. Моё дело – жёлуди собирать да орешки щелкать, − сказала белочка и  строго добавила, − Негоже детям разгуливать по лесу! Тут нынче разбойники промышляют!

– Мы знаем, − кивнула Маша.

– Мы хотим помочь! – добавил Миша.

– Кому, разбойникам? – не поняла белочка. Мальчик и девочка замотали головами, а белочка, махнув хвостом, прыгнула на ветку соседнего дерева и крикнула, – Дело ваше! Только знайте: коли свечение какое заприметите, не суйтесь к нему!

– Окей, − кивнул Миша, но, задумавшись, добавил, − А вдруг там сокровища будут?! 

– Не зная броду − не суйся в воду! – воскликнула белочка, − Говорят так в вашем мире? – и, не дождавшись от изумленных ребят ответа, прыгнула на другую ветку, а через минуту и вовсе скрылась в кроне деревьев.

– В вашем мире… − повторил Миша, – Как она догадалась, что мы не отсюда?! И одежда на нас «местная». Правда, ранец и рюкзак…

– Думаю, дело в языке, − предположила Маша, – давай попробуем подбирать слова в общении со здешними жителями. Так, на всякий случай.

Мальчик и девочка осторожно ступали по лесному настилу. Для городского жителя любой лес полон загадок и тайн. А уж такой – населенный говорящими зверями – тем более. С каждым шагом становилось все больше аккуратных елочек и пихт с размашистыми лапами. Миша опустил глаза: кое-где виднелись иголки и упавшие шишки. Земля здесь была на удивление мягкая. «Как будто идёшь по ковролину», – подумалось мальчику. Девочка сделала глубокий вдох: запах хвои вызвал ощущение праздника, Нового года.

– Постой! – крикнула Маша и бросилась к мальчику. Миша замер, склонившись над белым цветком на тонком высоком стебле с большими листьями.

– Это борщевик, – взволнованно пояснила Маша, – При соприкосновении с кожей остается ожог. И это еще не самое страшное, что может произойти.

– Жуть какая! – воскликнул Миша, опасливо таращась на казавшееся безобидным соцветие мелких цветочков в форме зонтика.

Маша взяла Мишу за руку и отвела подальше от опасного растения:

– Странно.

– Что странно? – не понял мальчик.

– Обычно он цветет летом. А здесь сейчас вроде бы весна. Да и хвойные деревья вокруг, а не лиственные.

К удивлению девочки Миша легкомысленно махнул рукой:

– Это не наш обычный мир, думаю, тут возможно и такое.

Маша неуверенно кивнула и через время поинтересовалась:

– А ты зачем хотел сорвать, Миш?

– Ну, – мальчик в смущении принялся ерошить волосы, – думал, тебе цветок понравится.

Девочка ласково улыбнулась. Ребята продвигались в глубь леса. Миша и раньше знал, что девочка увлекалась травами, но теперь он увидел эти знания в действии. Полезные знания – спору нет. Он в растениях почти не разбирался. Разве только – различить между собой розы, гвоздики, тюльпаны и мимизы. Да ромашки с одуванчиками в придачу. Их, наверное, любой распознает.

Через время животы у ребят заурчали. Мальчик и девочка решили устроить привал и достали прихваченные с собой пирожки. Расположились на огромном пне, нависавшем над землей. Маша достала из рюкзачка влажные салфетки – чтобы руки перед едой протереть.

– Вот и пикник на свежем воздухе! – радостно проговорила девочка, откусывая пирожок с капустой и присаживаясь.

– Да, − довольно кивнул Миша, подвигаясь, − И это посреди-то зимы! Точнее, у нас зима…

Подкрепившись, ребята продолжили свой путь. Ориентировались по деревьям, – по их толстым стволам, поросшим бархатистым мхом. А мох, как помнили Миша и Маша из школьных уроков, растет гуще с северной стороны.

Чем дальше мальчик и девочка уходили в чащу, тем выше становились деревья и тем толще были их стволы. Солнце пробивалось сюда с большим трудом – мешало огромное покрывало из листьев.

– Долго ли, коротко ли, – в шутку прошептала Маша на «сказочный» манер. Миша кивнул.

Они ещё долго шли, надеясь встретить хоть какой-нибудь знак. Сначала брели по тропинке, которая, как им казалось, выведет к лесной опушке. Но тропинка привела ребят не к опушке, а к чаще. 

Начали пробираться сквозь лесную чащу. Где же заветный Книговник? Деревьев и кустарников становилось всё больше, а уверенность в том, что они не заблудились, таяла вместе с солнечным светом.

Быстро темнело, становилось трудно различить не то что мох на стволах, но и сами деревья. То тут, то там жалобно скрипели сучья, где-то вдалеке ухала сова. Скрюченные ветви деревьев с раздражающим постоянством цеплялись за одежду, руки и ноги. Похоже, прогулка по лесу не обойдется без ссадин и царапин! Поднялся ветер.

– Я совсем не вижу, куда идти, – испуганно прошептала Маша.

– Эх, мой телефон бы сейчас пригодился, – посетовал Миша, – Я бы им посветил! Не врезаться бы в дерево… Ни одного животного до сих пор не встретили.

– Ну, с голодными волками точно столкнуться не хочется, – иронично заметила Маша.

– С этим не поспоришь, – согласился Миша, – Но всё это подозрительно.

Внезапно впереди вспыхнули огоньки. От неожиданности мальчик и девочка вскрикнули. Огоньки будто приглашали следовать за ними. Решив, что выбора у них нет, Миша и Маша приняли такое приглашение. И стали осторожно продвигаться навстречу этим неведомым, повторявшимся зеленоватым вспышкам.

Вдруг ребята услышали крик.

– Птица что ли какая? – произнёс Миша, поднимая голову туда, где, предположительно, находились кроны деревьев. 

– Мне кажется, это кто-то другой, – с опаской предположила Маша.

– Кричат так, будто на помощь зовут, – прошептал Миша.

В этот момент вспыхнувший огонёк позволил мальчику разглядеть лежавшую неподалёку ветку. Миша поднял её с земли. На всякий случай.

Глава XXII

Отпустите нас!

– Ки-кинуть в меня хошь?! – раздался чей-то голос. Огоньки, возникавшие то тут, то там, исчезли. Стало темно – хоть глаз выколи. Миша и Маша схватились за руки. В панике ребята сделали несколько шагов вперед и застыли от ужаса. Им показалось, что земля уходит у них из-под ног, а сами они погружаются во что-то вязкое. Впереди послышался пугающий, скрипучий смех, злорадное хихиканье.

– Кто Вы? – крикнул Миша в темноту. И на всякий случай выставил вперед ветку, – Покажитесь!

– Ки-кинуть в меня не смей! – зловеще захихикал голос.

– Мы не хотели Вас обидеть, – примирительно сказала Маша.

– Обидеть? – проскрипела незнакомка, – Я сама кого хошь обидеть могу! Запутаю, наведу туман. В голове будет дурман! – при этих словах неведомая сила ударила Мишу по руке, в которой он держал ветку. Мальчик вскрикнул и выронил ее.

В темноте промелькнул свет. Ребятам показалось, что один из огоньков осветил кусочек суши посреди топи. Они изо всех сил дернулись в эту сторону. Но в следующий миг поняли: им в полумраке померещилось, а сушей на самом деле оказался широкий лист какого-то болотного растения. Усилия оказались напрасными, и вдобавок, из-за резких движений, Миша и Маша ещё сильней увязли в трясине. Ветка ушла на дно.

– Поверили моим блуждающим огням?! – захихикал голос, – Заблудились в моем болоте!

В этот миг огоньки заискрились зеленоватым светом, мальчик и девочка смогли разглядеть в центре болота, на коряге, существо, говорившее с ними.

– Кикимора! – догадались ребята.

– Кикимора Болотная! – поправила хозяйка трясины, – Какие вы молодцы, что пожаловали ко мне на болото! – хихикнула она, – Заморю вас своим «гостеприимством».

– Не надо, пожалуйста! – попросила Маша.

– Отпустите нас! – произнёс Миша, – Какой Вам от нас прок?

– Да хотя бы такой – развлечёте меня своими уговорами! – произнесла Кикимора, – Пока ещё можете языками шевелить – ногами-то уж невмоготу – увязли небось!

Маша и Миша и в самом деле чувствовали: они всё больше увязают в тягучей болотной жиже. Кикимора рассмеялась и картинно закатила глаза.

– Эх, ну чем не мех этот дивный мох! – произнесла она, поправляя свой воротник из зеленоватого мха, – А вы полюбуйтесь на мою дивную прическу! – она провела рукой по своим волосам. Огоньки услужливо горели вокруг Кикиморы Болотной, давая ребятам возможность разглядеть растения, вплетённые в её волосы.

– Вместо того, чтобы держать нас здесь − лучше отпустите на берег, расскажите нам о лесных растениях, – сказала Маша, – Вы, видно, знаете в них толк.

– Хитрая какая! – расхихикалась Кикимора и пригрозила, – Ты хитри, да не перехитри! Вот позову Лешего – вместе с ним повеселимся!

Миша, не отрываясь, наблюдал за огоньками, кружившими возле Кикиморы:

– Маш, блуждающие огни могут привести к кладам! – прошептал он на ухо девочке.

– Ни к чему хорошему блуждающие огни не приведут! – возразила Маша, – Посмотри, где мы из за них оказались! Если искать клады – можно угодить в ловушку!

– Клады?! – сказала громко Кикимора, – Уж не клады ли вы ищете?!

Миша бросил взгляд на Кикимору, потом – на Машу. И твёрдо сказал:

– Нет! Мы ищем библиотеку. 

– Чагось? – не поняла Кикимора.

– Книговник! – сказала Маша.

– Да, – кивнул Миша. Он никак не мог вспомнить это слово, указанное Владой в берестяной грамоте, − Книговник.

– Уверены, что Книговник вам нужен, а не клад? – испытующе спросила Кикимора.

– Уверены! – хором сказали ребята.

Все огоньки снова погасли. Маша прижала к сердцу кулон, подаренный Мишей. Миша одну руку сжал в кулак, а другой поддерживал девочку за локоть. «Не нужен нам никакой клад. Только бы выбраться отсюда да поскорей отыскать то, за чем отправлялись. И чтобы с Машей всё хорошо было». 

Огоньки снова зажглись. Теперь горели они ярче и не так зловеще.

– Что ж… − прокряхтела Кикимора, – Разочаровали вы меня. Клад не хотите. Я уж думала, познакомлю вас с обитателями болота – глядишь, вы бы к ним присоединились, – от этих слов лица ребят стали белее снега, – Но нет, так нет. На нет – и суда нет! Отпущу вас, коли так.

Мальчик и девочка радостно переглянулись, но хозяйка болота продолжила:

– Ежели загадку мою отгадаете!

Ребята удивлённо переглянулись. Что ж… это лучше, чем остаться в болоте навсегда.

– Кто живёт один, словно гордый волк? – начала Кикимора, − На болотах он зубами щёлк! И в загадках знает толк! −  и тут она добавила мечтательно, − И есть ещё один такой… одинокий… красавец мутноокий!

– Так, про болото сказала, − начал рассуждать Миша, потирая подбородок, − наверное, себя имеет в виду.

– А потом ещё о красавце каком-то, − произнесла Маша, проводя рукой по лбу, − с какими-то мутными глазами. Кто же это может быть?

– Эх, прогуглить бы сейчас! – тяжело вздохнул Миша.

– Нам просто надо вспомнить сказочных персонажей, – заверила его Маша.

– Сказочных, сказочных – а на самом деле самых настоящих! – сказал мальчик, поглядывая на хозяйку болота.

– Мутные глаза… − повторила девочка, – Мутной бывает вода. Значит, он живёт в воде.

Кикимора нетерпеливо махнула руками:

– Ну что, детки, сдаётесь?! – и радостно добавила, − Загадки, видать, в вашем мире не водятся!

И в этот миг ребята вспомнили песенку из одного мультфильма, где сказочный персонаж помог герою − дал волшебные инструменты, а потом пожаловался, как ему одиноко живётся.

– Мы знаем ответ! – радостно воскликнули Маша и Миша.

– Неужто?

– Это Вы и Водяной!

Кикимора даже под воду начала уходить от удивления. Но спохватившись, всплыла:

– Повторите-ка ещё разок!

– Вы и Водяной.

– Ах, − мечтательно прошептала Кикимора, закатывая глаза, − звучит-то как! Я и он! Словом, мы! Так и быть, − махнула она рукой, − Отпускаю вас!

Миша и Маша почувствовали, что ноги их уже не затягивает. Наоборот, словно какая-то пружина появилась откуда-то снизу и выбросила их на твердую землю.С трудом поднявшись на ноги (их всё еще трясло), ребята посмотрели друг на друга. Живы! Кикимора, наблюдая за ними, произнесла:

– Эх, раньше часто здесь летала...

Мальчик и девочка с удивлением на неё посмотрели, пытаясь понять: «О ком идет речь?» 

Кикимора Болотная продолжала:

– Вот, бывало, погляжу в небо, а там – она! Летит, красавица!

Маша и Миша радостно переглянулись:

– Влада?!

– Нужна мне ваша Влада! Как лягушке − лапти! – поморщилась Кикимора, − Я о ступе говорю! Но Влада, кажись, там тоже была. Токмо в той стороне разбойники нынче. Ох, тревожно мне за ступу-то – хоть бы не попала к ним! Редкая вещица, знаете ли! Но всё, хватит с меня вашего присутствия! Отпускаю вас − доброту душевную проявляю!

Решив, что приставать с расспросами не стоит, ребята спешно поблагодарили хозяйку болота и побежали по тропинке, в сторону которой она махнула рукой. Оказавшись на безопасном (как им показалось) расстоянии от болота, мальчик и девочка остановились, тяжело дыша. Теперь-то они точно знали, что означает выражение «душа в пятки ушла». Так страшно, как на болоте, им ещё никогда не было!

Глава XXIII

Нам нужен гребень!

В лесу снова стало больше света. Когда подходили к болоту, казалось, близится ночь. А теперь – снова день. Только вот холодом повеяло, Маша поежилась. Сейчас бы пригодилась любимая кофта на пуговицах! Где-то неподалёку что-то шумело.

Через время мальчик и девочка оказались у говорливого ручья. Деревья здесь росли реже. Солнечные лучи, протискиваясь между кронами, бликовали, а водные брызги искрились, словно осколки стекла. Миша зачерпнул ладонью немного воды. «Студеная!» – присвистнул мальчик.

Ребята почистили одежду от налипшей грязи и умылись. Вода приятно охладила разгорячённые лица.

– Надо обработать раны! – спохватилась Маша.

– Ты о себе беспокойся, – произнёс Миша, – У меня так… царапины.

Девочка хмыкнула и принялась искать в рюкзачке пузырёк, подаренный Владой. В нём оказалось нечто похожее на средней густоты травяную мазь. Маша достала из кармана рюкзака несколько чистых носовых платков, которые у неё всегда были в запасе. Несмотря на Мишины протесты, девочка смазала его ранки, а после − занялась своими, для которых использовала уже другой платок.

– Только не вздумай чесать! – предупредила она мальчика, – Чтобы не занести инфекцию.

– Хорошо, – пробурчал Миша, – Ты тоже не вздумай!

Девочка усмехнулась. Укладывая пузырёк и платки обратно, она воскликнула:

– Миша, у нас же есть берёзовый сок!

– Точно! – обрадовался мальчик и достал свою склянку.

Сделав несколько глотков, ребята и в самом деле ощутили прилив сил. Мальчик и девочка с удивлением обнаружили: мазь быстро впитывается, а ранки постепенно затягиваются.

– Думаешь, нам это удастся? – вдруг спросил Миша, опуская глаза. Маше послышались в его голосе нотки сомнения, – Отыскать Книговник, помочь новым друзьям, – Миша замялся, – просто… находясь в этом мире, я уже ни в чем не уверен.

Маша взяла его за руку:

– У нас все получится! Я верю в это.

Миша посмотрел на девочку. Она улыбалась. Мальчику нравилась эта мягкая, лучистая улыбка. Когда Маша так на него смотрела, ему казалось, что все будет хорошо, а на душе становилось спокойно.

Отдохнув, ребята продолжили идти по лесу. Теперь Маша вздрагивала от каждого шороха, да и Миша, как бы ему не хотелось это признавать, время от времени озирался по сторонам. Одно дело сражаться со сверстниками (пусть они и постарше), но совсем другое – столкнуться с чем-то неизведанным и совершенно неизученным наукой! Конечно, без борьбы они сдаваться не собираются, но как одолеть то, с чем раньше никогда не сталкивались?!

Внезапно Миша и Маша услышали приглушенные всхлипы.

– Плачет кто? – едва шевеля губами, вымолвил мальчик.

Девочка неуверенно пожала плечами. Прислушавшись, ребята смогли различить голос. Похоже, женский. Тонкий, ломкий, полный страдания. Страшно идти на эти звуки, но что если кому-то нужна помощь? Что если какое-то существо угодило в ловушку так же, как совсем недавно они сами? Делать нечего – придется всё выяснить. Взявшись за руки, мальчик и девочка направились к зарослям из которых раздавались стоны.

Жалобный голос становился всё громче. Наконец, выбравшись из чащи, мальчик и девочка увидели… дерево, гибкие ветви которого раскачивались из стороны в сторону. Казалось бы: «Что тут странного?» Да вот только ветра в лесу не было! Таинственный голос умолк.

Ребята огляделись по сторонам пытаясь разглядеть того, кому принадлежал голос. Но кроме них, похоже, здесь никого не было.

– Плакучая ива что ли? – шепотом спросил Миша, кивая в сторону дерева со склоненными тонкими ветвями.

Девочка кивнула. Ветви дерева перестали шевелиться. Миша и Маша замерли, едва дыша. Снова раздался печальный голос. Ребята вздрогнули – он исходил от дерева! С говорящей ивой Миша и Маша прежде не сталкивались! Что за удивительный лес такой?!

Ива пожаловалась, или, как сказала она сама, «пожалилась» ребятам: на самом деле она никакая не ива, а девица-красавица. Был у нее друг верный, сердечный. Подарил он как-то гребешок ей – сам смастерил, из дерева. Да вот только не оценила она дар сей, высмеяла, сказав, что дерево – слишком «просто» для нее. Вот золото – другое дело!

Опечалился друг верный и ушел. На пути встретился ему старичок. Рассказал старцу молодец о горе своем, а старец тот волшебником оказался. Пообещал он помочь молодцу и отправился с ним к девице. А как увидел ее – заколдовал, саму в дерево обратил и сказал, что отправит в далекие края, в Северный лес. 

Миша и Маша перебили иву, спросив, как же поступил молодец? Ива ответила: как ни просил он волшебника вернуть ей человеческий облик, ничего не вышло. Непреклонен остался старец. Сказал, что ни молодец, ни даже местные жители не сумеют отыскать девицу-иву в лесу. А помогут ей лишь те, кто и сам вдали от дома окажется.

 У Миши холодок побежал по спине, Маша поёжилась: «Вот так чудеса! Уж не мы ли сможем вернуть девице прежний облик? Неужели старец знал, что мы тут окажемся? А может, и не обязательно мы – Влада ведь говорила – в этом мире путники из других веков время от времени появляются».

Ива закончила свой рассказ, предупредив ребят:

– Недавно в округе разбойники рыскали.

Конечно, ей они помочь даже не пытались. Хорошо хоть веточки не сломали! Миша и Маша посочувствовали иве и спросили, как ей помочь?

Ива замахала веточками (наверное, от радости) и сказала:

– Старец говорил, гребешок отыскать надобно. Поблизости он спрятан, в дупле древнего дерева, что растет неподалеку от тропинки.

Оглядевшись, мальчик с девочкой и в самом деле заметили узенькую тропку, которая уже начала зарастать травой.

– Не горюй, мы поможем тебе! – крикнули они на прощание иве и скрылись из виду.

 Тропинка петляла, извиваясь между густыми кустарниками и высокими деревьями с толстыми стволами. Никуда не сворачивая, Миша и Маша внимательно оглядывали кору каждого попадавшегося на глаза дерева. Дупла нигде видно не было.

Ребята уже начали отчаиваться. Возникло желание бросить всё и возобновить поиски Книговника. Или вообще попытаться вернуться в избу Влады. Но… они же обещали иве помочь. Да и с разбойниками как-то бороться нужно.

Ноги гудели от долгой ходьбы, но ребята продолжали искать. Где-то вдали раздавалось уханье совы. Наконец, мальчик и девочка увидели его! Могучее дерево с потрескавшейся корой. В стволе его чернело дупло. Миша и Маша переглянулись и прошептали: «Оно?» Подул ветер, листья заколыхались, послышался скрип.

– Мы… за гребешком пришли, – сказала на всякий случай Маша. 

Ее шепот чем-то напомнил Мише шелест листвы. Внезапно в дупле что-то вспыхнуло золотистым светом и снова погасло. Миша осторожно протянул руку в дупло и вытащил оттуда небольшую коробочку, украшенную драгоценными каменьями.

«Ларец», − подумали ребята. Разглядывая находку, друзья вскрикнули − на крышечке ларца появилась надпись: «Ступайте подобру-поздорову. Да ларчик сей с собою возьмите. Об иве не тревожьтесь – не ваша то забота».

Маша с изумлением открыла рот. Миша нахмурился. Одновременно ребята сказали:

– Нет, спасибо! Нам нужен гребень!

– Гребешок для волос.

Маша пояснила:

– Мы знакомой помогаем.

Миша добавил твердым голосом:

– И, если можно, побыстрее, мы торопимся!

Ларец исчез. Дупло снова заискрилось золотистым светом, и снова Миша протянул руку. На сей раз он достал гребень. Да только он…

– Золотой! – воскликнула Маша, разглядывая гребешок, − А нам нужен деревянный!

– Да, − кивнул Миша, − это не тот.

Ребята поблагодарили за гребень, но сказали: им нужен совсем другой – тот, что молодец для девицы сделал. Золотой гребешок испарился – словно и не было его. Снова вспыхнуло дупло, и снова Миша протянул руку.

– Ура! – захлопала в ладоши Маша, – Кажется, он!

– Будем надеяться, – вздохнул Миша, передавая девочке резной деревянный гребешок для волос.

Идя по той же тропинке, ребята вернулись к новой знакомой. Мальчик и девочка положили гребешок у подножия ивы – ее окутал густой, золотистый туман. Когда он рассеялся, деревца уже не было. Вместо него перед Мишей и Машей на земле стояла птичка. Маленькая, ножки тонкие, голосочек звонкий. Ребята переглянулись: «Невеличка?»

Птичка радостно защебетала, благодаря своих спасителей. Миша и Маша просияли. Приятно на душе становится, если удалось кому-то помочь!

– Как доберусь до дома, − пропела птичка, − прощения попрошу у друга своего сердечного и тогда верну облик свой человеческий! А гребень сей, − она взлетела, подняв лапками гребешок, − сердцу моему дороже всего и милей всего на свете! Вы, путники добрые, берегите друг друга! – мальчик и девочка смутились и покраснели, а птичка продолжала, − Дружба, любовь – самые ценные сокровища! Лишь теперь мне истина эта открылась. Жаль, что не могу вам подсказать, где книгвоник – не из этих ведь краев.

В знак признательности за то, что помогли ей, птичка некоторое время сопровождала ребят. Потом помахала на прощание крылышком и улетела, держа в лапках заветный гребешок. Миша и Маша огляделись. Они вышли на поляну. Ласковое солнце освещало окрестности.

– Что-то мха тут нигде не вижу, – озадаченно проговорила Маша, – как же нам взять курс на север?

– Я  как-то один способ в книжке вычитал.

С этими словами Миша подвернул рукав рубахи, чтобы увидеть циферблат часов. Маша с любопытством смотрела: что будет дальше?

– Ровно одиннадцать, – пробормотал мальчик, расстегивая ремешок часов. Сняв часы, Миша в горизонтальном положении повернул циферблат так, чтобы часовая стрелка смотрела в сторону солнца, – Теперь, – от волнения голос его охрип, – мысленно соединим линиями точки: от 1 часа к центру циферблата, а от него – к 11 часам. 

 – Получится угол, – прошептала Маша, поднимаясь на цыпочках, чтобы лучше разглядеть циферблат.

– Находим биссектрису, – кивнул Миша.

– «Крыса, которая бегает по углам и делит их пополам», – вспомнила Маша шуточное правило.

Миша снова кивнул и сказал:

– Будет двенадцать. По правилам этого метода, в той стороне, где на часах цифра 12 – юг.

– Здорово! – лицо Маши просияло, – Север в противоположной стороне, значит, нам надо идти в сторону цифры шесть!

Миша улыбнулся:

– Если наука нас не обманывает.

Продолжили путь в заданном направлении. Лес казался бесконечным! По крайней мере, им пока не встретились разбойники. Где-то поблизости треснула ветка. Маша задрожала. Всё-таки поход в неизведанный лес – настоящее испытание для нервов! Миша обнял девочку за плечи.

Глава XXIV

Солнце, словно  знание,  освещает  землю

– Кто там?! А ну, выходи! – постарался сказать мальчик как можно более сурово, − Мы тебя не… боимся! – и, прокашлявшись, твёрдо повторил, – Не боимся!

Раздался шелест листьев – и перед ребятами возникла сова. Наверное, это её уханье слышали мальчик и девочка, когда шли по лесу.

– Эх вы! Не вы-совы-вались бы из избы! А коли выглянуть решили – с ответом бы поспешили!

– Странно, что сова ведёт себя, как сова. И ухает, − заметил Миша, вспомнив о том, что Котофей лает, а Дружок кукарекает.

– Не сова, а филин! – важно поправила мальчика птица.

– П-рошу прощения, – сконфузился Миша.

– Мы не специалисты по птицам, – дружелюбно улыбнулась Маша.

– Позвольте присесть? – спросил филин, глядя на Машу своими огромными янтарными глазами.

Девочку такая просьба изумила, но она с удовольствием (и некоторым волнением) вытянула вперед руку. Миша хотел что-то возразить, но не успел – филин взмахнул крыльями – и через миг его когтистые лапы на удивление аккуратно обхватили предплечье девочки. Длинные, черные, закругленные когти сомкнулись.

«Как будто в замок», – подумал Миша. Маша легонько потрясла рукой – филин оказался довольно тяжелым.

–  А можно нам? – спросила девочка, поднося к филину свободную руку.

Тот благосклонно ухнул:

– Угу.

Маша провела пальцами по сизо-бурым перьям. Миша, готовясь к какому-то подвоху со стороны филина, последовал ее примеру. На ощупь перья оказались гладкими и похожими на шелк. Что ж… вроде бы, птица опасности не представляет.

 – Видите ли, мы кое-что ищем, – начала Маша, обращаясь к филину, то и дело вращавшему головой.

– Подскажите, пожалуйста, где Книговник? – спросил Миша как можно вежливей.

Филин ухнул и взлетел. Приземлился на ветке ближайшего дерева.

– Загадка! – важно провозгласил он, захлопав крыльями, – Внимайте с вниманием! – Деваться некуда − мальчик и девочка приготовились слушать, − И растёт, и силушку даёт. Живёт долго, наряды сменяет. Согреться поможет да пищу для ума даст.

– Это зверь какой-то? – на всякий случай уточнили ребята.

– Ух-хохочешься с вами! – проухал филин и добавил, щёлкая клювом, − Будто бы окромя зверя более и расти некому!

– Растёт… –  Миша принялся ходить из стороны в сторону.

– Живёт долго, – произнесла Маша, задумчиво проводя указательным пальцем по подбородку, – Силы придаёт. Кто-то нам недавно уже говорил о том, как восстановить силы…

– Влада! – воскликнули оба. И потрясённо огляделись. «Отгадки» были повсюду – деревья!

– Листья осенью становятся жёлтыми, а потом опадают. А весной распускаются новые «наряды»! – воскликнула Маша.

– А дровами топят печь! – радостно добавил Миша.

– Как быть с пищей для ума? – хитро спросил филин.

Ребята замолчали, но, к удивлению любителя загадок, ненадолго:

– Бумага! – победно воскликнул Миша, – Её делают не без дерева! А из бумаги – книги! Это – «пища для ума»!

– И берестяные грамоты – тоже из дерева! – безапелляционно добавила Маша.

Филин удовлетворённо угукнул:

– Ух, умные удальцы, умелые угадыватели! Ух, утомили вы меня! Ухватиться бы за ветку − всё ответили вы метко! – сказав это, он взлетел, − Правильно шли вы, но долгим путем.  Следуйте за мной, детишки, да берегите свои нервишки.

Миша и Маша переглянулись: похоже, теперь они точно доберутся до Книговника! Лишь бы только с их новыми друзьями всё было в порядке…

Влада стала собираться в путь сразу же, как только Миша и Маша уснули. Положив в мешочек то, что надобно вернуть Василисе, Влада зашла за ступой.

Как нравилось им обеим это удивительное чувство полета! Когда всей лепотой природы можно любоваться, смотреть с высоты! С высоты, но не «свысока», ведь каждое деревце, каждая травинка там, внизу, по-своему прекрасны, по-своему особенны.

Знахарка ласково провела рукой по краю ступы. Любила она свою верную спутницу-летунью! Крепкая дружба их связывала. Где они только ни летали, а уж сколько чудес повидали!

Но в каких землях ни бывала Влада, все же милее всего ее сердцу были родные края. Изба, леса и все звери, которых она там знала. И всё бы хорошо, коли б не явились эти разбойники страшные! Шайка бандитов, жадных до злата и чужого добра. «Одна надежда теперь, что Василисушка поможет. Вот только дома ли она будет? – размышляла Влада, − Ежели нет, отправимся со ступушкой в Книговник».

Оказавшись над лесом, в котором росли ели с ветвями, напоминавшими всклокоченные зеленые щетки, знахарка попросила ступу немного снизиться и лететь помедленней. Поправляя волосы, растрепавшиеся во время стремительного полета, Влада сделала глубокий вдох − смолистый хвойный запах успокаивал и освежал. Уж больно нравился знахарке этот целебный аромат!

За еловым лесом виднелись тоненькие, словно прозрачные, березки. Влада снова набрала высоту. Знахарка летела довольно долго, внизу мелькали реки и озера, поднялся ветер. Влада увидела небольшое ромашковое поле, которое сверху чем-то напомнило копошащегося в траве диковинного пушистого зверя с желтыми глазками. Ромашки цвели здесь круглый год, а снег никогда не касался этих земель. Спору нет, на маленьких белых цветочках можно гадать, но Влада была уверена: в борьбе с разбойниками это не поможет.

Через время, опустив глаза, знахарка увидела большую постройку, украшенную замысловатой росписью. Хоромы Василисы! Ставни она никогда не закрывала, а потому Влада не могла понять, дома ли хозяйка.  

Приземлившись, ступа слегка наклонилась – так Владе удобнее было спрыгнуть на землю. Стенки ступы – не слишком высокие (чтобы из нее было удобнее выбираться). Поблагодарив верную спутницу за мягкую посадку, знахарка подошла к хоромам.

Высокий светлый терем, как всегда, приковывал к себе взгляд. Особенно выделялись щедро украшенные резьбой наличники синего цвета. Взяв мешочек, Влада поднялась на крыльцо. На двери, снизу доверху, были изображены узенькие дощечки. Знахарка отсчитала слева девять, а сверху семь дощечек и постучала, приговаривая:

– Гой еси, хозяюшка! Гой еси, Василисушка! Это я, Влада.

Двери  распахнулись. Влада вошла. В помещении приятно пахло деревом и мочеными яблоками. На первом этаже Василисы не было. Влада поднялась на второй, а затем – на третий этаж, в терем. Василисы не оказалось и здесь. Влада положила на большой кованый сундук мешочек, который привезла.

С  любопытством осматривая окружающие предметы  (с  прошлой встречи  подруг  всё здесь изменилось) Влада заприметила маленькую деревянную кадушку, стоявшую на огромном столе. Кадушка эта была расписана узорами. В ней, опуская головы в воду, плескалась пара лебедей с позолоченными клювами. 

Белоснежные, с изящными шеями, птицы вызвали возглас восхищения. Но более всего Владу поразил размер лебедей: они были крошечные, размером с мизинец! На полу стояла  большая кадка с водой. Здесь тоже плавали лебеди. Только эти птицы были гораздо больше тех, что плавали в малюсенькой кадушке. 

Та часть стола, которую не занимала кадушка с маленькими лебедями, была завалена свитками, схемами и чертежами изобретений. Здесь же Влада увидела свиток со словами благодарности от жителей какой-то деревушки.

В дальнем углу терема стоял огромный шкаф, в котором Василиса хранила все свои изобретения. Но открыть его могла одна лишь хозяйка. Мудро – даже если бы в отсутствие Василисы в ее жилище, вырубив двери, пробрались недруги, дверца шкафа ни за что бы не поддалась – она была сделана из особенного, волшебного материала. А схемы и чертежи, как только к ним прикасались, становились невидимыми – в этом Влада убедилась сама.

Продолжая осматриваться, знахарка увидела ковер, висевший на стене. На ярко-голубом фоне тонкими золотистыми и алыми нитями было выткано сияющее солнце. Подойдя к ковру, Влада ощутила тепло, исходившее от него. Как если бы настоящие солнечные лучи грели!

«Солнце, словно знание, освещает землю», − прошептала  Влада. Наброски изобретений, шкафчик с этими самыми изобретениями, ковер − всё  это было так похоже на ее подругу! «Только вот узнать бы мне: как одолеть этих разбойников? Как прогнать их шайку?! −  Влада  тяжело  вздохнула, –  Тогда и на наших землях снова  будет свет». 

Возвращаясь к столу, Влада еще раз посмотрела на чертежи. Вдруг ей показалось, что она увидела свое имя. Знахарка прикоснулась к свитку. Надпись не исчезла, напротив, она вспыхнула, а следом появилась запись: «Владушка, я вернусь через семь дней». Ниже стояла дата. Как только Влада отложила свиток, все слова на нем исчезли.

«Еще не скоро», – прошептала Влада. Делать нечего, пора уходить. Теперь путь знахарки лежал в Книговник. Возможно, там отыщется ответ на мучивший ее вопрос. Выйдя на крыльцо Влада охнула: за то время, что она пробыла в жилище Василисы, поднялся сильный ветер, небо стало черным от грозовых туч, и уже слышались сердитые раскаты грома. Ступа дрожала от страха – не по нраву ей было всё это – того и гляди молния ударит!

– Опасно отправляться сейчас в дорогу, − пробормотала Влада и ласково подозвала, – Ступушка, пойдем, моя хорошая! Переждем в сенях непогоду.  

Глава XXV

Книговник – сущий клад, коль путешествий ты…

По небу проплывала вереница облачков, когда ребята махали вслед улетавшему филину:

– Спасибо за помощь!

Проводив взглядом птицу, мальчик и девочка повернулись к бревенчатому трёхэтажному строению. К двери была прикреплена деревянная табличка, на которой витиеватым почерком написано: «Книговник – сущий клад, коль путешествий ты…»

– Фанат! – произнёс Миша. Маша хмыкнула, – Ну а что? Тут же дальше слова выцвели от времени. Вот я и предположил!

Они постучались. Дверь Книговника распахнулась. Ребята осторожно переступили порог. У входа с внутренней стороны стоял деревянный столб с табличкой, на которой большими буквами значилось: «Кладезь знаний. Мудрость веков и на века».

– Вот не ожидал, что сегодня пожалуют гости, – произнёс низкий приятный голос.

Ребята подняли головы и открыли рты от изумления: со второго этажа по винтовой лестнице на задних лапах к ним спускался… нет, не Кот Учёный, а… Рыжий Лис! На носу у него было изящное пенсне. Кроме того, одет он в нечто синего цвета. «Кафтан», − догадались мальчик и девочка, припомнив картинки, которые рассматривали в детстве в книге сказок.

– Милости прошу! – улыбнулся лис, сверкнув маленькими острыми зубками.

Миша и Маша переглянулись. Вот так сюрприз! Если бы в их школьной библиотеке работал такой сотрудник, от посетителей бы точно не было отбоя!

– З-дравствуйте! – смущенно произнесла Маша.

– Мы – Миша и Маша, – представил себя и подругу мальчик.

– Очень приятно! Елисей, – сладким голосом проговорил лис и протянул переднюю правую лапу для рукопожатия. Лапа оказалась теплой и пушистой. Правда, Миша чуть не поцарапался о коготки, – Пройдёмте в кабинет. Там и сообщите о цели вашего визита, – сказав это, лис жестом пригласил ребят подняться на второй этаж.

– Говорит совсем как взрослые из нашего мира, – шепнул Миша Маше, когда они поднимались по ступенькам. Лис в это время шелестел и гремел чем-то на первом этаже.

Девочка кивнула:

– Он же с книгами дело имеет. Наверное, много языков знает. Вот здорово!

– Подумаешь! – буркнул мальчик. Ему почему-то не понравилось, что Маша так засмущалась в присутствии Елисея.

– Лизе с Викой он бы тоже понравился! – прошептала девочка.

– С чего бы это? – проворчал Миша, но тут же спохватился, − Что значит «тоже»?!

Девочка густо покраснела, но ничего не ответила. Поднявшись, ребята увидели перед собой несколько массивных дверей. Толкнув ближайшую, мальчик и девочка с удивлением обнаружили, что она, несмотря на «громоздкий» внешний вид, оказалась легче пушинки.

– Давай сюда, – предложил Миша, – Может, это и есть «кабинет».

Войдя в комнату, ребята охнули от удивления. Все без исключения стены, от пола до потолка занимали стеллажи, битком набитые книгами!

– Обалдеть! – завороженно произнесла Маша, оглядывая такое книжное изобилие.

– Норм, – пожал плечами Миша, – Это же библиотека,  – подойдя к одной из полок, он наугад потянул за корешок, – Вау! «Как устроены ковры-самолеты и сапоги-скороходы»!

– Сей кабинет устроен так, что книга, которая может заинтересовать, буквально сама прыгает в руки.

Миша вздрогнул и обернулся. На пороге стоял Елисей.

– Ой, мы не слышали, как ты сюда поднялся, – произнесла Маша, как бы извиняясь за что-то.

– Не мудрено! – мягко произнес лис, – Это потому что у меня подошва такая, – с этими словами он выставил вперед ногу.

Только сейчас мальчик и девочка заметили: обут их новый знакомый в туфли с заостренными и приподнятыми кверху носами. «Наверняка сафьяновые», − подумали ребята, разглядывая обувь лиса.

Миша замер, раскрыв рот от изумления, а Маша улыбалась. Похоже, произведённый им эффект, пришёлся лису по душе. Довольно хмыкнув, он взял Машу за руку и подвёл к небольшому столику, стоявшему в этой же комнате в компании нескольких мягких кресел.

– Присаживайтесь, – ласково произнёс он, обращаясь к ребятам, – Располагайтесь поудобнее и расскажите мне, что вы ищете здесь? – увидев, что Миша хочет поставить книгу на место, лис добавил, – Оставь её пока у себя. Почитаешь.

Миша, помявшись, последовал совету и сел рядом с Машей, положив книгу перед собой на блестящую полировку стола. Пока ребята обдумывали, с чего бы им начать свой рассказ, Елисей делился событиями из жизни Книговника: 

– Заходит ко мне на днях сестрица моя из дальних краёв. Лисица. Снова ей Журавль угощение подавал в кувшине с высоким горлышком. Пыталась найти в Книговнике что-нибудь по премудростям да прехитростям. И когда они, наконец, придут к консенсусу?! Это означает…  

– К согласию, – сказал Миша, – Знаем.

Лис оценивающе посмотрел на мальчика и кивнул. И продолжил как ни в чём не бывало: 

– Друг друга зовут в гости и каждый раз пытаются перехитрить один другого. Или просто на продуктах сэкономить. Уж не знаю. Хотя… нет, наверняка состязаются в хитрости. Вы то сами откуда родом будете? – опомнился вдруг он.

– Мы издалека, – осторожно произнесла Маша, – Из XXI века.

– Это ещё не самое «далёко», из которого можно быть! – махнул лапой Елисей.

– Нам нужна помощь… для Влады, – сказал Миша.

– О, Владушку знаю, знаю, − закивал хранитель Книговника, – Умница, красавица.

– Мы думаем, в плену она теперь, – вздохнули ребята.

– У разбойников? – ужаснулся лис, – Бедняжка!

– Потому и пришли, – сказала Маша.

– Поможешь нам? – спросил Миша.

– Да я по части ратного дела, − замялся Елисей, видимо, от волнения начав использовать больше слов из «своего» времени − не то, чтобы очень… смогу подсобить.

– Мы не о ратном деле разговор ведём, – успокоила Маша, – Может, в книге какой что говорится, о том, как разбойников одолеть?

– Ах это… − успокоился лис и с нетерпением потёр лапы, – Это дело другое! Сейчас поищу что-нибудь в моей потайной секции, – с этими словами он вышел из кабинета.

– Вот хитрец, − проговорил Миша, – Как в сражение – так это не его!

Маша попыталась ущипнуть его, но лис, вероятно, услышал то, что сказал мальчик, потому что из коридора раздалось:

– Я потому и хитрый, что умный – книг много читаю, – Елисей, кажется, совсем не обиделся на замечание мальчика, а спокойно разъяснял, – В сражении толку от меня никакого – только помехой буду. Я себя хорошо знаю. А вот в книжном деле – вы обратились, куда надо!

Миша покраснел и опустил глаза, а Маша с надеждой кивнула. Ожидая возвращения хранителя Книговника, Миша взялся изучать обнаруженную им книгу. А Маша заинтересовалась творением под названием «Как приготовить не хуже скатерти-самобранки». На первой странице девочка увидела имена всех, кто когда-либо брал книгу. Среди них была и Влада.

Время текло, ребята уже успели полистать выбранные ими книги, а лис всё не возвращался.

– Надо было пойти с ним, – произнёс Миша, вздыхая.

– Он же сказал: секция потайная! – урезонила его Маша, – Значит, нам туда нельзя!

– А вот и я! – мягко проговорил хранитель Книговника, входя в кабинет. В передних лапах у него была толстая, старинного вида, книга в пыльной поблёкшей обложке.

Миша присвистнул. В жизни бы не подумал, что увидит подобную картину: лис в одежде и перчатках изучает раритетное издание. Да еще и в своей собственной библиотеке!

– А для чего перчатки? – спросила с благоговением Маша.

– Дабы книгу не повредить! – пояснил Елисей, улыбаясь, – Она очень древняя. «Борьба со злом» называется. 

Ребята с любопытством наблюдали, как лис усаживается и бережно кладёт книгу на стол.

– Слыхивал я, – произнес Елисей, – Будто главарь разбойничий свистом своим грозным любого на земь уложить может.

– Соловей что ли? – хором спросили потрясенные ребята.

– Нет, – покачал головой Елисей, – Соловей нынче далёко. Его Илюша Муромец разыскивает. А этот разбойник – Свистун.

– Как же в самом деле с ним сражаться можно? – озадаченно прошептал Миша. Маша покачала головой.

– Вот! – степенно произнёс лис, открывая книгу в «нужном» месте.

От жёлтой страницы, усеянной многочисленными надписями и пометками, веяло загадкой… и пылью. У Маши зачесался нос.

– Но… я не могу разобрать, что здесь написано! – воскликнул Миша, тщетно пытаясь прочесть хотя бы одну строчку.

– Не мудрено, – спокойно произнёс лис, – Это древнейший язык! Но вы не тревожьтесь. – поспешил он утешить ребят, – Я переведу отрывок, где говорится о том, что вам знать надобно.

Ребята просияли. Маша достала из рюкзачка блокнотик на кольцах и ручку. Елисей прочитал надпись про себя, а затем вслух принялся диктовать перевод на более-менее понятный ребятам язык. В блокноте появились такие строки:

Грозен разбойник в  лесу  лютует. Голос его громом землю трясёт. И нет супротив него средства иного окромя него самого. Да только сам себе он вредить не станет и супротив себя собственное оружие в ход пускать. 

– Как же его одолеть? – озадаченно спросили ребята, уставившись на лиса.

Елисей только пожал плечами.

– К сожалению, я не знаю, – грустно произнес он, – Но думаю, вы найдете разгадку. Главное: ключ к ней – эту надпись – держите при себе.

Маша ещё раз перечитала запись.

– Было бы у нас какое устройство волшебное! – произнёс Миша и обратился к Елисею, – Поблизости можно где-нибудь достать сапоги-скороходы?

– Нет, – покачал головой лис, – Их все разобрали, а новая партия ещё не поступила. Шапка-невидимка коту с Лукоморья понадобилась.

– Ну, а ковры-самолёты? – с надеждой спросил мальчик.

– Они все сейчас за морем, – вздохнул лис и посетовал, − И откуда только взялся этот разбойник?! Соловьём поёт да на ветках раскачивается! Люд честной пугает да от Книговника отвадить всех пытается! − Елисей распалялся всё больше и чуть не свалил со стола книгу. К счастью, Миша и Маша вовремя её отодвинули, – Ничего не имею против хитрости, − произнёс лис, успокаиваясь и поправляя пенсне, съехавшее на самый кончик носа, − Но грубая сила?! И совершенно уж… поверьте моему утончённому, музыкальному слуху, отнюдь не музыкальный свист! Нет, это просто невыносимо! Ребятишки, что же вы притихли, словно мышки? – спросил вдруг он у Миши и Маши.

– Размышляем, как разбойников одолеть, – сказала Маша.

– Ничего, Машенька, отыщется путь,– глубокомысленно произнёс Лис, – Главное оружие – вот, – он легонько постучал лапой по голове, после чего добавил, − В конце концов все те вещицы волшебные, о которых Миша спрашивал, тоже когда-то благодаря этому, – он снова постучал лапой по голове, − возникли. Кстати… в вашем мире они бы плохо работали – слишком уж помехи там большие от ваших изобретений.

– Что ж, − произнёс лис после того, как отнёс книгу обратно в секцию, − вы проделали нелёгкий путь сюда, чтобы узнать тайну. И заслужили вознаграждение, – ребята недоуменно переглянулись, а лис продолжил, − Спускайтесь на первый этаж – угощу вас. Силы пора подкрепить перед дальней дорогой!

Ребята попытались отказаться от такого неожиданного предложения. Но Елисей настоял на своём. Мальчик и девочка спустились на первый этаж. И обнаружили там большой стол, застеленный белоснежной скатертью с окантовкой из диковинных узоров. 

«Так вот что так громыхало, когда мы только поднялись в кабинет, – подумала Маша, − Елисей для нас накрывал стол. Как мило!»

«Да, есть, оказывается, хочется», – подумал Миша, услышав, как в желудке у него заурчало при виде такого изобилия.

На столе красовались изящные кувшины с квасом, компотом, пироги с капустой, картошкой, мясной, рыбной начинкой, пирожки с повидлом, варенье, вареники, крендельки и ещё много чего вкусного! Нос приятно защекотали аппетитные запахи. Маша спросила, где можно помыть руки.

Когда все сели за стол, лис пояснил:

– Я не так искусен в приготовлении яств, как в изучении книг. Потому и подарила мне Влада сию чудесную скатерть-самобранку. Занятная, скажу я вам, вещица!

– Да! – восхищённо согласилась Маша.

– Слов нет! – воскликнул Миша, облизываясь и невольно чувствуя вину за то, что недавно злился на лиса.

После сытной трапезы на душе стало веселей. И уже ничего не казалось невозможным! Даже разгадка тайны из книги. Ребята стали прощаться с радушным хозяином Книговника. В знак благодарности за всё мальчик и девочка протянули Елисею апельсин и мандарины.

– Рыжие! Почти как я! – улыбнулся лис, принимая гостинцы.

– Ну, мы пошли, – проговорила Маша, – Спасибо тебе!

– Береги себя! − сказал Миша, пожимая рыжую лапу хранителя книг.

– Главное – я книги берегу, − отозвался Елисей, улыбнувшись, – Вы друг за другом присматривайте.

– А сюда разбойники не доберутся? – осторожно спросила Маша.

– Думаю, нет, – успокоил её Лис, – Они охотники до золота да драгоценностей. А у меня тут – свои сокровища. Такие и разбогатеть помогут, и врага любого одолеть. Да вдобавок – целый мир откроют. Только разбойникам это, к счастью, невдомёк. А вот вы знаете. И вам это непременно пригодится!

Глава XXVI

Хода нет. Токмо ясти

Когда ребята уже покинули территорию Книговника и возвращались по тропинке назад, к лесу, Маша произнесла:

– Почему-то мне кажется, Елисей знает больше, чем говорит. 

– Да, – кивнул Миша, – Хитрый он всё-таки. Но умный! Тут уж ничего не скажешь.

Мальчик и девочка долго шли по лесу. Казалось, он какой-то безразмерный и… каждый раз менял  направление своих тропинок! Но, возможно, они просто устали.

– Что-то и грибов не видно, – сказал Миша, чтобы как-то отвлечься от непонятной тревоги.

– Да, − кивнула Маша, – Я тоже об этом подумала. А ты в грибах разбираешься?

Мальчик пожал плечами:

Знаю только: гриб можно есть, если ты уверен, что он съедобный. А в самих грибах – нет. Да и откуда? − он окинул взглядом высокие деревья, окружавшие их, – Как можно разбираться в грибах, живя в заасфальтированном и загазованном городе? Там «грибок» – это всего лишь навес от дождя или солнца.

– Меня бабушка немного научила в грибах разбираться,  − скромно ответила девочка. – Правда, давно это было. Так что я сама не рискнула бы их собирать.

Решив сделать привал, ребята снова стали вслух размышлять над записью в блокноте. Вот уж загадка так загадка! Впрочем… если бы она так легко решалась, о Свистуне не говорили бы, как о грозном и опасном разбойнике!

– Вор он, воррр он! – раздалось откуда-то с ветки.

Ребята подняли головы и увидели ворона. Это он гаркнул, услышав имя главаря разбойников.

– Простите, Вы поможете нам понять, как одолеть… – начала было Маша.

Ворон замотал головой и степенно произнёс:

– Сами р-разбир-райтесь. Р-раз оказались тут р-разбойники – так тому и быть. А коли сумеете их одолеть – так тому и быть.

Миша и Маша переглянулись. Ну и дела!

– Пошли отсюда, Маш! – сказал с вызовом Миша.

– Погоди минутку, − девочка снова обратилась к ворону, − Пожалуйста, хотя бы подскажите нам, как добраться до избы Влады?

Ворон оценивающе посмотрел на ребят.

– Слушайте мою загадку, – мальчик и девочка переглянулись. Вероятно, так ворон выражал своё согласие, − Всюду суёт свой нос! Песни распевает, багрянец попивает! Голосок тонок, да не рад, коли встретишь! А сразу ведь и не приметишь!

– Всюду суёт свой нос, − пробормотал Миша, – Это же наша Яна!

Маша ухмыльнулась.

– Ладно, шучу! – улыбнулся мальчик, – Что же это такое?

Мальчик и девочка смотрели друг на друга и никак не могли сообразить. Попросили ворона повторить. Тот хмуро прокаркал загадку ещё раз.

– Может, Влада нам что-нибудь о загадках написала? – с надеждой произнёс Миша. Маша достала из рюкзачка берестяные грамоты. Но никаких загадок и (что хуже) отгадок ребята там не обнаружили.

– Полно вам! – строго гаркнул ворон, – Сами думайте, сами! С подсказкой всяк умён. Мудр-рено ли – с готовым ответом р-разгадку давать?!

Миша посмотрел на Машу. «Ничего, справимся!» − прошептала девочка. Ее добрая улыбка подбодрила мальчика, и он принялся размышлять вслух. Ему это всегда помогало. По крайней мере, при решении задач по физике и математике:

– Песни распевает – понятно. А вот багрянец попивает… – мальчик почесал затылок.

– Это же загадка, значит, что-то может быть сказано в переносном значении. Фигурально, – предположила Маша, – Давай подумаем… багрянец – это у нас цвет…

– Вроде красного! – воскликнул Миша.

Ворон, казалось, с безразличием наблюдал за ребятами. Время от времени он покашливал и переминался с ноги на ногу.

– Быстр-рее давайте! – пробурчал он, – Нет охоты с вами тут весь день возиться.

– Минуточку! – попросила Маша, – Про кровь иногда говорят, что она багряная. Я в поликлинике слышала.

– Так… − Миша задумался, − Вампир? Ему точно рад не будешь!

– Вампир-невидимка что ли? – с сомнением произнесла Маша, − «А сразу ведь и не приметишь»

– Напоминаю, − степенно проговорил ворон, − Ошибётесь – не скажу, куда надобно лететь. То есть, идти.

– Постой-ка! – воскликнул вдруг Миша, – Кто-то малюсенький…

– С тонким голоском, – добавила Маша, − Значит, наверное, противным! − она, похоже, тоже догадалась.

– Комар! – хором сказали  ребята, выжидающе глядя на ворона.

Пернатый мудрец, словно очнувшись от глубокого сна, каркнул:

– А коли что хорошо сделаешь − так и носа не подточит!

– Ну точно, комар! – Миша хлопнул в ладоши, а Маша от радости даже подпрыгнула.

Наконец, ворон кивнул.

– Следуйте за мной. Пр-ровожу вас немного.

Окрылённые, ребята бросились за вороном. Бежать пришлось долго. Когда мальчик и девочка уже выбились из сил, ворон приземлился на сухую ветку дерева.

– Дальше сами пойдёте. Не заблудитесь, – каркнул он, – Пойдёте по той тропинке. Только… не свор-рачивайте с пути, а не то отклонитесь от своей цели!

Ребята поблагодарили ворона, а тот на прощание вдруг сухо их похвалил: «Спр-равились». И улетел. Миша и Маша присели отдохнуть.

– Везде какие-то загадки! – произнесла, отдышавшись, Маша.

– Ага, – согласился Миша, – «мозговой штурм» какой-то!

– Ой, смотри! – воскликнула девочка, показывая куда-то, – Во-он там растет красивый алый цветок!

– Интересный.

Но подходить ближе ребята не стали. Некоторое время мальчик и девочка шли молча. В лесу снова было тихо и как-то подозрительно. Вдруг Миша остановился.

– Что? − переполошилась Маша.

– Слышишь, − мальчик поднёс палец к губам, − вода плещется?

Девочка прислушалась. Похоже, где-то неподалеку и в самом деле журчал ручей.

– Кажется, там, за теми густыми кустами! – произнёс Миша, собираясь повернуть.

– Миша! – девочка ухватила его за рукав, – Нельзя же! Идём строго по лесной тропинке!

– Да мы просто посмотрим, Маш! – принялся успокаивать её мальчик, – Меня так жажда мучает! У Елисея мы не догадались воды попросить в дорогу, и цитрусовых больше не осталось.

Маша тоже хотела пить. Но ещё больше − оказаться в безопасности. Как быть? Поколебавшись, она поддалась на уговоры. Только они свернули с тропинки, та сразу же исчезла! Словно спряталась в высоком лесном ковре. Деревья будто обступили со всех сторон.

– Накаркал ворон! – прошептал Миша.

– Ох, любишь ты нарушать правила! – посетовала Маша. Миша старался не встречаться с ней глазами.

– Давай тогда хоть посмотрим, что же там журчит? − примирительно произнес мальчик, раздвинул цепкие ветки кустов и шагнул в темноту… И присвистнул от удивления!

Маша направилась туда, где скрылся Миша. Ахнув, девочка огляделась. Леса как не бывало! Перед ними была ярко-зелёная лужайка, залитая солнечным светом. Впереди возвышался массивный деревянный столб с тремя стрелками и надписями:  «3/9… 3/10… Молочные реки».

«Три девятых и три десятых» − задумчиво произнёс Миша. – Неужели это…

– Точно! – захлопала в ладоши Маша, – Тридевятое царство!

– И Тридесятое государство, – озадаченно продолжил Миша, − Уму не постижимо…

– Ты подумай, где мы сейчас находимся! – горячо возразила Маша, срывая цветок.  Лепестки его – блинчики, сердцевина из оладика, а стебелек – сахарный. Девочка показала эту необычную находку Мише.

– Что ж… с точки зрения логики… в этом мире может быть и такое, – успокоил себя мальчик.

– Значит, мы можем выбрать одно из трёх направлений, – сказала, подытоживая, Маша.

– Интересно, − произнёс Миша с азартом, – А «Молочные реки» означает именно то, что я думаю? – он был рад и в то же время никак не мог поверить. Как и тогда, когда узнал, что любимый кружок «Пытливый математик» на летние каникулы закрываться не будет.

– Давай проверим! – подмигнула девочка. Мальчик кивнул.

Выбрав дорожку, на которую указывала заинтересовавшая их стрелка, ребята шли, шли и, наконец, дошли до реки молочного цвета. Часть берега у этой реки была огорожена колышками, на которых была натянута полотняная ткань с надписью: «Хода нет. Токмо ясти».

Маша порылась в рюкзачке и, достав берестяные грамоты, нашла среди прочих пар слов: «ясти – есть; яства – еда». Ребята перегнулись через ограждение и кубками зачерпнули часть «берега»…

– Кисель! – констатировал Миша, облизывая губы.

– Да ещё какой! – кивнула Маша, зачерпывая ещё.

– Вкуснота! – согласился Миша, следуя её примеру.

– Выходит, в речке и в самом деле молоко течёт?

– Надо проверить!

Так и оказалось. Пройдя чуть дальше, ребята обнаружили ещё одну реку молочного цвета. Зачерпнув немного из реки в кубки, они с удивлением обнаружили: это – жидкая манная каша! Мамы такую варят на молоке!

Ребята принялись оглядываться в поисках новых «необычностей». Увидели озеро. Но, подойдя к нему, поняли: там всего лишь вода. Самая обычная. Только кристально-чистая.

– Наверное, для тех, кто просто захочет попить именно воды, – предположил Миша.

– Или для тех, кто захочет помыть руки перед едой! – деловито добавила Маша, зачерпывая кубком воду.

Миша хмыкнул и пожал плечами. Помыв руки над травой, ребята продолжили изучать «вкусные» края. Обтирая мокрые руки об рубаху, Миша подошел к ближайшему дереву:

– Маш, помнишь, Влада говорила, что деревья помогают? Может, это дерево нам сил придаст? – с этими словами он прикоснулся рукой к стволу, поднял голову к кроне, принюхался, а в следующий миг забрался наверх.

Девочка подбежала к дереву:

– Миш, ты куда?

– Маша! Это нечто!

Маше не удалось разглядеть мальчика – его скрывала густая крона деревьев. Через время Миша спустился. Довольный и улыбающийся. Он протянул Маше белочку.

– Что это? – присмотревшись, девочка охнула, – Пряничные звери?!

– Ну да! – улыбнулся Миша, – Одного срываешь – такой же следом вырастает.

– Какой аромат! – произнесла Маша, облизываясь, – Вроде бы и ели не так уж давно, но после такой «прогулки» на свежем воздухе хочется попробовать всё, что здесь отыщется.

Заметив неподалеку еще одно озерцо, ребята направились к находке. Они подумали, что в озере плавают рыбки, но приглядевшись, с удивлением обнаружили, это − абрикосы, вишни и сливы. Маша набрала компота в кубки. Сев на берегу дивного озера, с которого подул сладковатый ветерок, ребята принялись есть пряники, запивая их компотом.

Поев, Миша предложил:

– Давай с собой пряников возьмём. Авось пригодятся!

– Авось? – рассмеялась Маша, – Освоил здешний язык?!

– Он очень интересный, – улыбнулся Миша, – временами понятный, а порой − совсем сказочным кажется! Вроде бы ино-странный… и вроде бы − нет.

Маша кивнула. Подняв голову к небу, мальчик удивленно воскликнул:

– Маш, похоже, снег пошел! 

Девочка протянула руку, чтобы поймать несколько снежинок. Но они оказались похожи на…  Маша  попробовала  на  вкус:

– Сахарная  пудра!

– Не может быть! – замотал головой Миша и последовал Машиному примеру, − или все-таки может?

– Точно, точно! – заверила его девочка, – Я бабушке и маме частенько на кухне помогаю и знаю точно: это –  сахарная пудра!

– Невероятно! – восхитился Миша, – Вот это я понимаю «сахарный снег»!

Перед тем, как покинуть чудесный край и пробраться через кустарники, Маша остановилась перед указателем. Миша с любопытством наблюдал, как девочка доставала из своего рюкзачка блокнот с ручкой и иголку с ниткой. Написав что-то на одной из страниц, девочка вырвала ее и, прошив ниткой, сделала петлю, обмотала ее вокруг столба и крепко завязала. Теперь под указателями на ветру колыхалась бумажка с надписью.

– Для тех, кто сможет понять язык нашего века, – пояснила девочка, краснея.

Миша, улыбаясь и мотая головой, прочитал:

«Убедительная просьба: перед поеданием всех этих вкусностей тщательно мойте руки! Микробы – это вам не сказки. Чтобы быть здоровыми – следите за чистотой!»

Глава XXVII

Экие путники нонче отважные пошли!

Ребята оказались на лесной поляне. По виду самой обычной. С деревьями и несколькими пеньками. Мальчик и девочка присели друг напротив друга – составить план и подвести итоги:

Миша принялся загибать пальцы:

– Из плюсов у нас: добрались до Книговника.

– Та-ак, − Маша согласно кивнула.

– Затем, узнали полезную информацию, – продолжил Миша, − Есть большой минус. Влада скорее всего попала к… Маш, ты чего? – воскликнул он, заметив, что Маша внезапно перевела взгляд куда-то за его спину.

Глаза девочки расширились, лицо застыло. Она судорожно вздохнула и поднесла руку ко рту. Сердце Миши пропустило удар. Что-то неладно в этом лесу. Слишком тихо. Мальчик сделал глубокий вдох и обернулся. 

Раньше он думал, что выражение «дикий, горящий взгляд» − выдумка. Разве глаза могут гореть?! Это же не лампочки! Но теперь Миша понял: горящий взгляд – это взгляд, источающий злобу, жестокость, словно змея – яд. Это взгляд, от которого мороз по коже и мурашки по всей спине! Несколько пар горящих глаз впились в лица ребят. Жуткие лесные существа окружили мальчика и девочку. С косматыми головами, спутанными бородами, в которых кое-где виднелись листья и травинки.

Злобный оскал существ говорил об их явно не добрых намерениях. Костистые руки сжимали массивные деревянные дубины. Оборванное тряпьё, в которое одеты существа, красноречиво говорили о том, что они побывали во многих сражениях. И теперь одежда их была в заплатках и багряных пятнах, о происхождении которых… лучше не задумываться! Миша вскочил, закрывая собой Машу. Лесные разбойники окружили ребят со всех сторон и тем самым отрезали пути к отступлению.

– Притомились? – насмешливо обратился к ребятам худощавый разбойник с всклокоченными белёсыми волосами, самой спутанной бородой и самым диким взглядом. На затылке у него волос не было – проглядывал обтянутый кожей череп. Скрипучий голос разбойника вызвал у мальчика и девочки такие же неприятные ощущения, какие бывают от скрежета по стеклу, − Что, дитятки, ябеду на меня имеете какую?

Миша и Маша непонимающе переглянулись. Разбойник почесал затылок:

– Толмачить могёте?

Разбойники с любопытством наблюдали, как Маша, порывшись в рюкзачке, достала берестяные грамоты с пометками Влады. Найдя нужные слова, ребята спешно прочли: «Толмач» − «переводчик». «Ябеда» − «письменная жалоба, донос». Теперь всё понятно.

– Вы, разбойники, зачем людей да зверей распугиваете?! – строго спросил Миша. 

Главарь осклабился. Его боковые зубы казались более острыми и длинными, чем обычно бывают у людей. И оттого походили на волчьи клыки. Остальные разбойники загоготали.

– Видали, как заговорил ушастый?! – усмехнулся тот, что стоял по правую руку от главаря.

– Экие путники нонче отважные пошли! – шмыгнул носом другой разбойник – рослый и неповоротливый.

– Верно, Ловкач, верно Силач! – хмыкнул главарь, кивая говорившим, – Не дело это! Надобно уму-разуму поучить ребятишек!

Как только он это сказал, разбойники схватили Мишу и Машу за плечи и стали рыться в рюкзачке и ранце.

– Да не дёргайтесь вы! – рявкнул главный разбойник, – Всё равно не отпустим! −  Уж гостям из других миров мы особливо рады бываем!

Один из разбойников потянулся к Машиным бусам с кулоном. Девочка попыталась увернуться, а Миша вскрикнул:

– Не лезьте к ней!

– Что за украшение, драгоценное? – спросил главарь. Но, присмотревшись, разочарованно произнёс, – А, это всего лишь дерево.

– Оно мне дорого как память! – с жаром воскликнула девочка.

– Оставьте девчонке её «память», − махнул рукой главарь.

– А это что за диво? – спросил Силач, указывая на блокнот.

– Девичьи письмена! – поморщился один из разбойников, пролистав несколько страниц. – Слова иноземные записаны. Ещё сердца да солнца всякие.

Маша покраснела:

– Верните сейчас же!

– Ой, какие мы сердитые! – щёлкнул языком главарь, – Знаешь, Умник, мне порою кажется, ты не умеешь читать!

– Так мы все, – начал было невысокий вертлявый разбойник, почёсывая голову.

– Молчать, Коротышка! – рявкнул главарь, − Ладно, верните ей. Кажись, тут ничего ценного нет.

Продолжили разглядывать вещи: 

– Берестяные грамотки уже видали! – хмыкнул разбойник с жутким шрамом на лице.

– Забирай! Глядишь, Умник хоть по ним читать научится.

– А это что? Берёзовый сок?

– Оставьте деткам, – с усмешкой произнёс предводитель разбойничьей банды, − У нас своих берёз навалом. А в этой склянке что, тоже сок? И кубки пока оставьте. Пущай детишки сами их тащат. Расчёска и зеркало нам ни к чему. И без них собой хороши!

Маша и Миша хмыкнули. Действительно, хоть сейчас на конкурс красоты! А разбойники продолжали осматривать содержимое: 

– Прянички! Знаю, где их взяли!

– Дай-ка, отведаю!

Съев почти все пряники, разбойники заметили:

– А вот это, − главарь взял в руки калиту, – это, дитятки, мы заберём себе! Злато детям не игрушка!

– Деньги людей портят, – добавил Ловкач, − Так что, детишки, избавим вас от сей непростой ноши!

– Деньги не портят, если с умом с ними обращаешься! – сказала Маша.

– С умом? Это кто такой вумный нашёлся? – сварливо произнёс разбойник, сверля взглядом Машу.

Желая отвлечь внимание разбойника от девочки, Миша бойко проговорил:

– У нас такое каждый ребенок знает.

– Ну и детки нонче пошли! – рассмеялся главарь, – Семи пядей во лбу! Палец в рот не клади, голову заморочат!

– Дроздушка, − обратился один из разбойников к главарю, – Давай, я калиту понесу!

– Ещё чего! – огрызнулся главарь, − Я твои трюки знаю, Трюкач! В прошлый раз половины монет не досчитался!

Миша и Маша удивлённо переглянулись

– А мы думали, Вы и есть Свистун, – пролепетала Маша, а Миша разочарованно кивнул.

Разбойника такие слова, похоже, задели за живое:

– Да верно всё! Я это! – воскликнул он, ударяя себя кулаком в грудь, – Перед вами великий главарь самой ужасной шайки – Свистун! – раздалось приветственное улюлюканье разбойников. Ребята неуверенно переглянулись, – Это для своих я Дрозд, – пояснил разбойник и бросил суровый взгляд на Мишу и Машу, – Так что даже не вздумайте сомневаться!

– Значит, − пробормотал Миша, − Вы свистите, как и Соловей, но зоветесь иначе, верно?

– Соловей – мой родственник, – сердито пояснил Свистун, – Но что же нам всем теперь одинаково зваться? Не годится так – станут путать нас! А нам этого не надобно. Ни мне, ни ему! Каждый из нас должен сам себе славу разбойничью заработать!

Миша и Маша переглянулись. Кто бы мог подумать, что у разбойников может быть «слава». Но ребята не стали выражать свое удивление – на всякий случай. Лучше не злить им Свистуна, а придумать, как сбежать.

Дрозд окинул суровым взглядом свою банду и приказал:

 – Повесьте им, – он кивнул на ребят, − обратно эти их… сумы. Да держите ребятишек покрепче – настала пора их в гости к нам пригласить!

Под грозные разбойничьи выкрики ребят потащили по лесу. Вдруг все остановились –послышался какой-то пронзительный скрип.

– Чего ещё? – рявкнул Свистун.

Из лесной чащи прямиком к ним на небольшом расстоянии от земли летела ступа! Ребята были ей несказанно рады. А вот главарь рассвирепел:

– Я же приказал: привязать! – за ступой бежали двое разбойников, которым, вероятно, было велено оставаться в логове и следить за ней.

– Мы не виноваты! – крикнули те двое «стражей», приближаясь.

Пока Свистун отчитывал провинившихся, остальные разбойники пытались поймать ступу. Но та оказалась резвее них! Она налетела на разбойников, державших Мишу и Машу. Те бросились врассыпную. Миша подтолкнул Машу к приземлившейся ступе. Девочка в неё забралась.

– Давай, скорее! – крикнула Маша, протягивая мальчику руку.

Однако лишь он приблизился к ступе, та с возмущённым скрипом резко оторвалась от земли и закрутилась в воздухе:

– Что с ней?! – воскликнула девочка.

– Лети в избу Влады!

– А как же ты?! Я без тебя не полечу!

– Спасайся, ступа меня не понесёт! Влада предупреждала.

– Как это?! − девочка не успела договорить – взвизгнув, ступа помчалась к облакам, – А-а-а! – закричала Маша, изо всех сил ухватившись за стенки непривычного для нее средства передвижения.

– Всё будет хорошо! – крикнул Миша, – Она тебя послушается! Только дер…

Дальше Маша уже не слышала −  они со ступой стремительно набирали высоту.

Глава XXVIII

Медлить  нельзя

– Без боя я не сдамся! – подумал Миша, закатывая рукава и глядя на обступивших его разбойников.

Вдруг их как ветром сдуло. А точнее – по плетёной лестнице разбойники забрались на дерево, из-за крон которого выглядывало покосившееся строение. «Меня что ли испугались?» − ухмыльнулся Миша, но тут же понял, дело не в этом. Главарь же никуда не ушёл!

Наоборот, он сделал несколько шагов к мальчику. Миша занял боевую стойку. Главарь поднёс руку ко рту. И тут-то мальчик вспомнил: этого разбойника зовут «Свистун»! Если бы позже Мишу попросили описать услышанный свист, ему было бы трудно это сделать. Мальчик помнил лишь ужасное головокружение и тошноту…

Миша поморщился. Он лежал на траве. Словно в тумане, мальчик услышал чьи-то голоса:

– Посмотрите-ка жилобой.

«Что они у меня смотреть собрались?» Один из разбойников обхватил своей костистой рукой запястье мальчика.

– Кажись, живёхонек.

«Ах, так это пульс», – подумал Миша и зажмурился ещё сильнее, – голова раскалывалась.

– Тащите-ка его наверх! – последовал приказ, – Эх, улетела девчонка! Ну, ничего, один пленник у нас уже есть.

– А один – лучше, чем ничего! – загоготал другой голос.

Несколько пар рук обхватили Мишу и принялись куда-то его поднимать. Мальчик приоткрыл глаза: разбойники крепко его держали и карабкались по высокому дереву с мощным стволом. Мальчик попытался пошевелиться, но перед глазами всё поплыло…

Всё произошло так быстро, было трудно сосредоточиться. Поток воздуха ударил Маше в лицо. Немного свыкшись с ним, девочка опустила взгляд. Там, далеко-далеко внизу виднелись зелёные пятна деревьев и кустов. Невероятные ощущения полёта! Когда находишься в компании пушистых облаков и озорного ветра. «Вот это я понимаю: быстрая езда!» − с восторгом подумала  девочка.

Посадка вернула Машу с небес на землю. Только девочка выбралась из ступы, как та с визгом взлетела и помчалась к постройке, предназначенной специально для неё.

– Постой! – прокричала девочка вслед сказочному средству передвижения, − А как же Миша?!

Маша быстро заморгала, стараясь не заплакать. Как же выручить Мишу? Что она может против целой ватаги разбойников?! Девочке показалось, что она съежилась, как будто стала меньше. Нет, не в ее правилах распускать нюни! «Слезы только помешают сосредоточиться. Мише так не поможешь – нужно взять себя в руки!» – Маша сделала глубокий вдох и расправила плечи.

Девочка дошла до постройки, в которой «припарковалась» ступа. Осторожно погладив её по гладкой деревянной поверхности, Маша бережно накрыла ступу тканью, которую нашла тут же − на соломе. Ступа в ответ дружелюбно скрипнула.

Маша ласково проговорила:

– Отдыхай, набирайся сил для нашего нового полета.

 «Медлить  нельзя – нужно срочно придумать, как спасти Мишу!» – девочка решительно направилась к избе. Возможно, там она отыщет средство, которое поможет одолеть разбойников…

В разбойничьем обиталище что-то грюкало и звякало. Миша открыл глаза. Похоже, лежал он где-то на полу. В нос ударил тяжёлый запах какого-то подозрительного варева.

– А мы тут обед готовим! – «обрадовал» мальчика один из разбойников, – Присоединяйся.

– Э, спасибо, я сегодня уже ел, − произнёс мальчик, потирая голову, которая всё ещё болела.

– Нежелание разделить трапезу – проявление высшей степени неуважения! – пророкотал другой разбойник.

– А нежелание отпустить пленника – тоже неуважение к его правам и свободам, – ответил Миша, поднимаясь.

Мальчик осмотрелся. Оказалось, он в клетке. В разбойничьем логове. В центре логова был массивный деревянный стол со стульями. Чуть поодаль – котёл. Один из углов избы занимали дубины внушительных размеров. В другом углу – сама клетка с Мишей в придачу. В третий угол навалена одежда и какие-то блестящие побрякушки. Наверняка награбленная добыча! В четвертом углу на груде тряпья белел потрескавшийся череп.

– Что-то мне подсказывает, это не бедный Йорик, – пробормотал мальчик, не в силах оторвать взгляд от ужасной картины.

– Нет! Это упрямый одинокий воин, который на свою голову встретился нам как-то в поле, – рассмеялся Свистун, входя в избу. Хохот его больше походил на жуткое уханье, – А кто этот Йорик, твой друг?

– Н-нет. Это персонаж Шекспира.

– Шексп-пир, – повторил, запинаясь, разбойник, – Нет, его мы не грабили. Пока. Ты очнулся, как я погляжу. А девчонка сбежала без тебя!

– Не сбежала, а спаслась, – пробормотал Миша, отводя взгляд, – Я специально толкнул её к ступе. Теперь она в безопасности.

– Какой благородный! – проскрежетал другой разбойник, затачивая свой нож, – надолго ли безопасность эта? А женщинам доверять не стоит. Вон знахарка удрала от нас – ведьма!

Только сейчас Миша вспомнил о том, что они шли спасать Владу, а оказывается, она уже спаслась. А вот он угодил в передрягу. «Напрасно мы сюда сунулись!»

– Слышь, мальчонка, шутки в сторону! – прошипел Свистун, сверля Мишу взглядом, – Что за девчонка? Знакомая Влады?! Она полетела к ней? Смотри мне в глаза!

– Откуда я знаю?! – воскликнул Миша, стараясь округлить глаза как можно больше – как будто он очень сильно удивлён, – Я только познакомился.

– С кем из них? – голос разбойника стал глухим, как в бочке.

– С обеими!

Разбойник хлопнул кулаком по столу:

– Думаешь, не понятно, кто вам одежонку из нашего мира придарил?! Думаешь, поверю, будто знахарка вас просто так приветила, по доброте душевной?! Затеяли вы что-то!

Миша поднял голову и изучающе посмотрел на главаря. Тот прохрипел:

– Ты с виду смышлёный малый. Иди к нам! Будешь разведывать, разнюхивать, что где. Кто по каким дорогам ездит. Никто и не заподозрит, что ты заодно с разбойниками. Тебе все всё будут рассказывать. К тому же ты, видать, не отсюда, – разбойник усмехнулся, − Уж мы это поняли. Многих путников встречаем. Так что? – грозно произнёс он, демонстративно беря в руки нож.

– Нет, конечно! – воскликнул Миша, – Вы – разбойники, обманываете людей, грабите их и хуже того, − мальчик невольно перевел взгляд на череп, − а я таким быть не собираюсь!

– Ишь ты! Шибко храбрый сыскался! – проскрипел Свистун, испытующе глядя на Мишу, – Так тому и быть, − он плюнул на пол, – Побудешь пока нашим пленником. Авось одумаешься! И не вздумай сбежать!

Добежав до избы, Маша отворила дверь. «Я вызволю Мишу. Непременно!» Чтобы собраться с мыслями, девочка сделала несколько глотков из склянки с берёзовым соком – хорошо, что рюкзачок при ней!

Котофей, Друг и Мурка ещё не вернулись из своих походов. Девочка в очередной раз осмотрела избу в поисках нужного средства, какой-нибудь «палочки-выручалочки».

– Травник! – с надеждой воскликнула Маша, – Вдруг там будет какой-нибудь полезный рецепт?!

Дрожа от волнения, девочка принялась наступать на половицы. Наконец, она услышала заветный звон. Маша сделала два шага назад и прыгнула. Возник чудесный шкаф.

− Так, не расслабляемся! − подбадривала сама себя Маша, – Как же там говорила Влада? – девочка принялась перечислять варианты, которые приходили на ум, – «Если», нет, «коли» всё чернее ночи… это я запомнила, потому что шкаф тёмного цвета. Я ещё тогда подумала – почти как ночь! – девочка озадаченно потёрла лоб, − Дальше там... о книге говорилось – это же «книжный» шкаф! С книгой ты… Что-то о глазах. Так, как тут глаза называют? – нужное слово как назло вылетело из головы. И берестяные грамоты разбойники отобрали! Наконец, она вспомнила, − С книгой ты раскроешь очи! – для верности девочка повторила фразу целиком и замерла в ожидании… − Ура!

Доставая книгу, Маша чихнула. Потом ещё и ещё. «Травник» оказался очень пыльным. Старинные страницы пожелтели, от некоторых из них исходил запах ветоши. Но не это, не надоедливый чих не остановило Машу. Содержание книги оказалось для девочки настоящим подарком. Надпись (по крайне мере, то, какой она предстала перед Машей) гласила: «Целебные рецепты, травы от хворей, тысяча и одно растение на все случаи жизни».

«Ох, − пробормотала девочка, вытирая заслезившиеся глаза, − если бы только эта ужасная аллергия не мешала сконцентрироваться!» Девочка попыталась обтереть книгу полотенцем, но аллергия отступать не собиралась. В отчаянии Маша стала искать в оглавлении что-нибудь от этой напасти и радостно вскрикнула, заметив: «Аллергия на пыль, как исцелиться».

Маша принялась искать на полках пузырёк с названием эликсира, указанного в книге. Вылила необходимое количество мерцающей голубоватой жидкости в стакан, добавила немного воды из кувшина, стоявшего на столе, и, зажмурившись, выпила. Потёрла глаза и… аллергии как не бывало! Голова снова ясная, нос перестал хлюпать, а глаза − слезиться и чесаться. Девочка вернулась к изучению любопытной книги…

«Интересно, − подумал Миша, наблюдая за теми из разбойников, что были в избе, − они все слова поймут из нашего времени? Проведём-ка научный эксперимент! Всё равно заняться в этой клетке нечем»

− Э, я тут хотел сказать, − начал мальчик. Все взоры устремились к нему, − Чёт винда перед праздниками заглючила.

− Чего-чего? – грозно переспросил Ловкач.

– Он что, нам угрожает? – спросил Трюкач, нервно тряся головой, – Как думаешь, Пустозвон?

– Он, видать, что-то о праздниках сказать пытается, – предположил Пустозвон,  – Токмо невразумительно как-то. Того и гляди, от страха все слова человеческие у мальчонки из головы повылетают.

«Всё понятно, − усмехнулся Миша, − значит, с таким русским языком они не знакомы».

– Что за имя такое «Пустозвон»? − спросил, ухмыляясь, Миша. Он решил извести разбойников своими расспросами.

 – Да любит он порассуждать! Чего тут непонятного?! – хлопнул по столу Силач.

Из предосторожности Миша отошел в самый дальний угол клетки.

Осторожно перелистывая ветхие страницы, Маша пробегала глазами по надписям, зарисовкам и засушенным травам, проложенным между страничками в качестве образцов. Кое-где девочка видела записи, сделанные почерком Влады. В них значилось, для чего используют ту или иную траву, а ниже – как. Вдруг рука девочки замерла над очередной страницей. Красивыми древними буквами на ней что-то написано. Рядом стояли какие-то, знаки. А ниже – подпись «Сон» и пометки к ней.

– Вот оно! – радостно воскликнула девочка и принялась читать то, что было написано почерком Влады, − Ну, держитесь, разбойнички! – воинственно произнесла Маша, помахивая кулаком, – Ох, и напою вас чайком!

Девочка поискала глазами самовар. Тот отдыхал на сундуке.

– Варчик, будь любезен, помоги мне заварочку сделать особую!

Самовар подался вперёд, Маше показалось, что так он кивнул. И побежал по полу. Обтёр свои ножки и запрыгнул на стол. Маша благодарно улыбнулась. «Схожу к колодцу – за водой для снадобий». Засушенную траву, о которой говорилось в книге (пузырёк с ней девочка нашла на одной из полок шкафа), надо залить кипятком. Далее шли ещё некоторые рекомендации. Выполнив всё по рецепту, Маша стала думать, в чём бы понести эту «заварку». Взгляд остановился на рюкзачке. Девочка достала блокнот, выдернула из него чистый листок и завернула в него траву (в книге говорилось, что воду после заваривания можно слить. Главное – трава).

«Рюкзак, пожалуй, с собой брать не буду, – подумала Маша, – В этот раз разбойники могут его и не отдать!»

Девочка сжала в руке свёрток с травой, сделала глубокий вдох и вышла из избы:

– Ступушка, милая, прошу тебя, полетели! Ты же запомнила, где логово разбойников!

Глава XXIX

Если сердце горячо – все преграды нипочём!

Миша сидел тише мышки, чтобы ненароком не спугнуть разбойничий разговор по душам. Мальчик надеялся выведать какие-нибудь секреты.

– Всем главарям главарь! – произнёс елейным голосом Пустозвон.

– Ну не сглазь смотри! – ткнул в него костистым пальцем Свистун.

– Как можно? Дроздушка! Нет тебе равных в удали разбойничьей, – просюсюкал Умник.

– Что верно, то верно, – довольно закивал главарь, – Вы без меня, как ноль без палочки! Только такой, как я может меня одолеть. Но Соловей далеко. Да и ладим мы с ним. А остальных мне бояться нечего!

Мальчик чувствовал: неспроста он оказался здесь, разгадка близка. Стоит только напрячься – и он поймёт, как одолеть грозных разбойников! Дым от огня проникал во все щели и, казалось, затуманивал голову мальчика. Миша не заметил, как погрузился в тревожную дрёму.

– Я отправлюсь к «Молочным  рекам», – сказал Свистун, – Принесу нам провизии. А то ваша стряпня, − он брезгливо покосился на котёл, − оставляет желать лучшего!

Разбойники, стоявшие у котла, обиженно переглянулись, но спорить не рискнули. Главарь всё-таки.

– Умник, Ловкач, Трюкач, пойдёте со мной! − распоряжался Свистун, – Пустозвон, Коротышка, присмотрите за мальчишкой!

– Это же ребёнок, что он может? – насмешливо спросил Коротышка.

– Разве что из рогатки стрелять вздумает, – хмыкнул Пустозвон, − Да только где он её возьмёт! – добавил он и звучно расхохотался.

Свистун сердито посмотрел на разбойника. Тот замолк.

– Силач и остальные будут внизу, – произнёс главарь и вышел.

Миша открыл глаза. Хохот разбойника его разбудил. Лёжа на полу, устланном соломой, мальчик размышлял над всем, что услышал перед тем, как уснуть. «Свистуна можно победить только его же оружием – свистом! Он сказал, что это по силам Соловью. Но тот и сам разбойник, потому против Свистуна выступать не станет». В пылу размышлений мальчик поднялся на ноги и принялся ходить по клетке из угла в угол.

– Чего это он? – ухмыльнулся Коротышка.

– Видать, выйти хочет, – пожал плечами Пустозвон.

Миша потер виски, стараясь сосредоточиться. Таким серьезным он бывал только на контрольных по точным наукам: «Если справиться со Свистуном, остальные будут дезориентированы… Н-да… тут бы и Интернет не помог… И связи нет! Хотя… кому бы я здесь позвонил? Тут скорее надо письма или грамоты всякие писать под диктовку…» Внезапно мальчик остановился. «Писать под диктовку» Его осенила догадка! Записать на диктофон свист главаря! И потом включить эту запись – чтобы сам Свистун её услышал!

Откуда-то снизу раздались крики и возня.

– Чего там? – переполошился Коротышка и вышел.

Вернулся он, довольно потирая руки:

– Что, малец, заскучал?

Миша непонимающе посмотрел на разбойника. Тот лишь ухмыльнулся. Дверь в избу снова отворилась.

– Маша! – изумлённо воскликнул мальчик.

– Гляди, кого мы привели! – прогнусавил Силач, толкая к клетке девочку, – Вот глупое создание − вернулась! Скучно тебе стало, девонька?

Маша шмыгнула носом и провела ладонью по щеке. Мише показалось: в другой руке девочка что-то сжимает. 

– Я, я хотела чайку себе заварить, – дрожащим голосом произнесла девочка, – Вот, траву решила в лесу поискать. Чтобы чай хороший получился.

У Миши возникло ощущение: девочка лишь притворялась, будто её застали врасплох. «Что-то придумала!» − восхищённо подумал мальчик.

– Чай? – переспросил Силач. 

– У нас как раз есть кипяток! – радостно воскликнул Пустозвон.

Отобрав у Маши «заварку» Пустозвон принялся рассыпать ее по кубкам. Из Мишиного ранца, брошенного под стол, разбойники тоже достали кубок.

– Составишь нам компанию! – проверещал Коротышка, сверкнув глазами

Пустозвон открыл клетку и выжидающе посмотрел на мальчика. Миша вышел и хотел броситься к Маше, но Силач толкнул его к ближайшему стулу:

– Садись! И без фокусов!

Девочку усадили на другой стул. Силач встал у двери. Когда Пустозвон и Коротышка наливали в кубки кипяток, Мальчик посмотрел на девочку. Она едва заметно помотала головой. 

– Ну, пей! − скомандовал Коротышка, впиваясь глазами в Мишу.

Миша взял кубок, осторожно поднёс его ко рту, подул и сделал вид, что отпил немного «чая». Для большей убедительности мальчик причмокнул губами: «Такого я ещё нигде не пробовал!»

Разбойники радостно переглянулись.

– А что это вы на меня так смотрите? – с преувеличенным удивлением спросил мальчик.

– Проверяем, не оброс ли ты шерстью, – ляпнул Пустозвон.

– Он хотел сказать: не пора ли тебе к брадобрею! – пробасил Силач, по-прежнему стоявший у двери.

– Дубина!  – проговорил Коротышка, постучав кулаком по лбу, − У него ж ещё бороды нет!

– Ну, когда-нибудь будет? − пожал плечами Силач

– Так ведь не сейчас! – не унимался Коротышка.

– Давайте пить чай! − предложил Пустозвон.

«Наконец-то!» − подумала Маша, нетерпеливо заёрзав на стуле. «Что будет дальше?» − размышлял Миша. Ему так хотелось рассказать девочке о том, что он придумал с диктофоном! Но не при разбойниках же это делать.

Коротышка и Пустозвон отпили из своих кубков. И принялись нахваливать чай. Силач, заинтересовавшись, подошёл к столу, взял свой кубок и снова отошёл к двери, таким образом, преградив выход из избы. 

Через пять минут логово разбойников сотрясалось от их дружного храпа.

– Ты просто молодчина! – обнял девочку Миша.

– Я просто почитала одну полезную книгу, – улыбнулась Маша и покраснела.

Мальчик вылил свой «чай», положил кубок обратно в ранец, забросил его на плечи, и ребята выбежали из избы. О калите они и не вспомнили. Сейчас куда важнее решить проблему с главарём! Пока ребята спускались по лестнице, Миша рассказал Маше, как, по его мнению, можно справиться со Свистуном. 

– Диктофон? – повторила Маша, – хоть бы сработало! Но как же защитить твои уши?

– Вот в этом-то и проблема, – вздохнул мальчик. Он спрыгнул на землю и помог спуститься девочке.

Дорогой, размышляя над Мишиной идеей, Маша вспомнила слова, сказанные как-то бабушкой: «уши любят слушать, но порой даю им отдохнуть». Фёкла Афанасьевна имела в виду свои затычки, которые всегда хранила в….

– Они же у меня! – воскликнула девочка так громко, что Миша вздрогнул и с тревогой посмотрел на неё, – Бабушкины затычки для ушей! – Маша схватила мальчика за руки, её глаза оживлённо блестели, – Затычки должны быть в кармане моей кофты, я их туда положила, когда делала уборку, а на место вернуть забыла!

Миша просиял и обнял несколько смутившуюся Машу:

– Ну теперь держись, Свистун!

– Попались! – из-за деревьев выскочили разбойники, стоявшие на стрёме по приказу Свистуна.

– Куда вы дели ступу?! – воскликнула Маша, оглядываясь.

– Таперича не удерёт она от нас! – осклабился крупный, грозного вида разбойник.

– Сеть на неё набросили да в сохранное место отнесли! – добавил другой, − А теперь и вами, детки, займёмся!

Ребята бросились в разные стороны. Один из разбойников схватил девочку и поволок её к дереву с избушкой.

– Маша! – мальчик, повернул к ним.

– Миша, беги! – крикнула девочка, пытаясь вырваться, – Кто-то должен добраться до телеф… − но тут рот ей закрыла огромная разбойничья лапища.

Двое разбойников неслись прямиком на мальчика. Миша успел увернуться и скрылся за деревьями. Преследователи бросились за ним…

Тем временем разбойник втолкнул Машу в клетку и запер её. Вытаращил глаза на Пустозвона и Коротышку, которые мирно спали, положив головы на стол. Силач похрапывал, прислонившись к стене у входа в избу.

– Глазастая, у вас что, игра такая? – неожиданно спросил разбойник, глядя на Машу, – Кого быстрее поймают и кто быстрее удерёт?

– А мы думали, это у вас такая игра: одного ловите, другого отпускаете, − усмехнулась Маша. Девочка сама удивлялась той дерзости, с которой она говорила с разбойником. Странно, но все эти приключения начали пробуждать в ней непривычные чувства. Уже и в плену не так страшно − Миша вызволит! 

Разбойник от возмущения даже не нашёлся, что ответить. В этот момент Коротышка всхрапнул и открыл глаза. Видимо, чая он выпил совсем немного, раз уже стал просыпаться. Машу это нисколько не огорчало − она вошла в раж и продолжала запугивать незадачливых негодяев:

− Вот придёт Миша и покажет вам, где раки зимуют!

− Раки зимуют в горшке − на печке. Потому как там тепло, – отозвался Коротышка, окончательно проснувшись, − Но о каком Мише ты говоришь, ты что, Маша? Та, которая забралась к медведям?

Девочка решила использовать эту ложную догадку:

– Да, это я! И мой друг Михаил придёт и спасёт меня!

– Слушай, − Коротышка обратился к разбойнику со шрамом, – Топтыгин, он это, жутко серьёзный. Может, отпустим девчонку подобру-поздорову?

– Вот если отпустим, не будет нам добра. А нам это добро позарез нужно: золото да самоцветы, – ответил грозно разбойник, – А медведь, может, ещё и не придёт за ней. Мало на свете что ли Маш? Найдёт себе другую. Да и «Мишей», по-моему, она мальчишку зовет! Пойду я погляжу, поймали его или как…

Вскоре разбойник вернулся в избу злобно хохоча и ведя за собой…

– Влада! – воскликнула Маша.

Оказавшись в клетке, знахарка обняла девочку. Коротышка и другой разбойник вышли. Силач и Пустозвон всё ещё спали. Маша рассказала, что произошло с ней и с Мишей.

– А я с Василисой так и не встретилась, – вздохнула Влада, поправляя выбившуюся из-за уха прядь, – Думаю, к ней за помощью обратились из соседнего государства – там тоже бесчинства какие-то творятся.  

Маша нахмурилась: «Что же злодеям всяким спокойно не живётся?!»

Влада продолжила:

– Я в «Тереме» Василисы сама ничего отыскать не смогла. Там планировка поменялась − потайные отделы новые появились. А где именно − не знаю, – хозяйка избы огорчённо вздохнула, − Я оставила то, что обещала вернуть, переждала со ступушкой грозу и полетела обратно. Остановились мы с ней на привал. Тут-то нас и схватили! – Влада закрыла лицо руками и покачала головой, – Навалились все на мою бедняжечку! На ступушку! И потащили её куда-то. А главарь их, злодей этот, мне угрожать начал. Стань, мол, нашей личной знахаркой! Тоже мне ещё, пуп земли!

Маша успокаивающе погладила знахарку по плечу. Влада гордо произнесла:

– Я сказала, что злодеям помогать не стану! А он в логово отправился – за дубиной. Чтобы меня переубедить – запугать! Приказал одному разбойнику меня держать. Рослому такому, – губы знахарки дрогнули в улыбке, – Да только я изловчилась и убежала от этого остолопа!

Маша усмехнулась. Влада улыбнулась и добавила:

– Отправилась в Книговник. Елисей сказал, что вы у него уже побывали. Я принялась вас разыскивать – вот и угодила снова к этим разбойникам!

– Ничего, Владушка, все вместе справимся с ними! – твёрдо сказала Маша.

– Конечно! – кивнула Влада, – Если сердце горячо − все преграды нипочём! А вы с Мишей такие молодцы! Надеюсь, с ним всё в порядке, – задумавшись на мгновение, знахарка спросила, − Ты сказала, ворон показал вам тропинку?

– Да, – кивнула девочка.

– Она волшебная, – сказала знахарка, − Если Миша будет правильно себя вести, сумеет её отыскать.

Девочка хотела спросить, что значит «правильно себя вести», но тут Влада задумчиво произнесла:

– А как самого Свистуна одолеть, я так и не поняла. И Елисей в замешательстве остался.

Маша хитро подмигнула знахарке:

– У Миши есть одна идея.

От волнения Влада сжала девочке руку:

– Будем надеяться, всё получится!

Маша кивнула. В избу вошёл Коротышка. Влада и Маша затихли.

Глава XXX

Вместе возьмём и ка-ак навалимся!

Миша продолжал бежать. «Как бы отделаться от тех двоих, что за мной гонятся! А что если…» Миша резко свернул и крикнул, шелестя ветвями разросшегося кустарника:

– Вот это да, золото! Кто-то рассыпал столько монет! Надо их быстрей собрать, пока никто не видит!

Чтобы его не заметили, мальчик спрятался за огромным деревом с толстым стволом. Уловка сработала: оба разбойника бросились на поиски заветного «клада». Воспользовавшись этим, мальчик убежал.

Через некоторое время Миша остановился, чтобы отдышаться, и заметил в высокой траве красный цветок. «Похоже, где-то здесь ворон показывал нам тропинку. Теперь я точно не стал бы отвлекаться на посторонние предметы! – подумал мальчик, – Только бы добраться до избы Влады!»

Каким-то чудом ему это удалось – Миша обнаружил заветную тропинку! Ему даже показалось, будто трава не такая высокая стала. Словно всосалась в землю, а на её месте проявилась тропинка…

Ни заветной тропинки, ни цветка разбойники не заметили. Хуже того – монеты они так и не нашли – обманул мальчишка! Обозленные, воротились ни с чем. Видя, что они упустили Мишу, Пустозвон стал кричать и ругаться.

– А сам-то! – почесал затылок один из разбойников, – Чего уснул?!

Вскоре вернулись из своего «молочно-кисельного похода» остальные разбойники. У Ловкача и Умника в руках были кадки с пряниками, бубликами и сушками, у Трюкача – ведро с молоком и ведро киселя. Свистун не нёс ничего. Он командовал и шел позади, вразвалочку, не спеша.

Поднявшись в избу, Умник сказал разбойникам, которые там были:

–  В сладких краях надпись какая-то чудная появилась.

–  Так сорвал бы ее, коли такая уж «чудная»! – пробурчал Силач.

– Дрозд запретил. Мол, заколдованная она может быть, кто знает? – услышав это, Маша хихикнула.

–  А почём тогда говоришь об этом? – рассердился Коротышка, − Лишь бы языком почесать!

Пустозвон вышел, чтобы встретить главаря, и принялся жалостливо и долго расписывать всё, что произошло.

– Вот так улов! – расхохотался Свистун, зайдя в избу и увидев пленниц, – Сразу две рыбки в невод угодили!

– Не сразу, а по очереди! – съехидничала Маша.

– Так это ты, разбойница, одурачила столько здоровых лбов и заварила всю эту кашу с чаем?! − усмехнулся Свистун.

Разбойники, о которых шла речь, недовольно поморщились. Резко оборвав смех, главарь распорядился:

– Хорошенько приглядывайте за нашими гостьями! Да не вздумайте распивать с ними чаи! – сказав это, Свистун вышел. Девочка и знахарка переглянулись.

Добравшись до избы Влады, Миша первым делом достал телефон и включил его. Зарядки не очень много, но на то, что он задумал, должно хватить. Пускай здесь нет Интернета, лишь бы только диктофон не заартачился!

Мальчик закусил губу: «Давай, миленький, работай!» Для пробы он решил записать несколько фраз. «Фух… Всё удалось!» Отыскав среди прочей одежды Машину кофту, Миша достал затычки для ушей и положил их в карман своего ранца. Поразмыслив, мальчик повязал подаренный Машей шарф: «На удачу!».

Когда мальчик выбежал из избы, он увидел: погода стала портиться. В небе столпились тучи, подул холодный, промозглый ветер. На ходу Миша принялся отключать телефон. «Рисковать нельзя – лучше сэкономлю зарядку. А буду подходить к логову разбойников – включу. Только бы снова отыскать ту тропку». 

− Это что у тебя? − раздался откуда-то сверху незнакомый скрипучий голос.

Не успел Миша опомниться, как к нему подлетела птица и выхватила то, что было главным оружием в борьбе со Свистуном.

− Эй! – закричал мальчик, размахивая руками, – А ну верни мой телефон!

− Блестящий! Красивый! – тараторила сорока, подлетая к Южному лесу.

Миша погнался за птицей, но уже через минуту она скрылась, пролетев над верхушками косматых деревьев. В этом лесу они с Машей не были. «Хоть бы не заблудиться самому, пока ищу эту разбойницу!» Миша брел, вглядываясь в листву деревьев и надеясь заметить там очертания грабительницы.

Через какое-то время мальчик услышал: кто-то пробирается ему навстречу через густые заросли. Ещё мгновение − и перед Мишей возник бурый медведь. Мальчик охнул от изумления. Вот так встреча!

− Обхожу я, значит, лес, – произнёс мишка низким хрипловатым голосом, − Гляжу – сорока! На ветке сидит и хвастается: «У меня такая диковина есть!» − медведь попытался сымитировать скрипучий голос сороки, − Сказала, у какого-то мальчишки её стащила. Твоё? –медведь протянул Мише телефон.

Мальчик даже подпрыгнул от радости.

− Моё! Спасибо большое!

− Топтыгин, – представился медведь, кивая большой мохнатой головой, – Не терплю таких особ: склочных, до чужого добра жадных! То сор из избы выносят, то вещи чужие! А тебя как звать?

− Миша!

− Будем знакомы! – улыбнулся медведь. Уж я в этих лесах, – Топтыгин встал на задние лапы и развёл передними, − каждую берёзку знаю! Каждого жителя! А сколько путников мне попадается! А тут… явились − не запылились! Эти, из шайки! – медведь топнул ногой и принялся рассказывать, хватаясь лапами за голову, − Разбоем промышляют, весь уклад порушили, всё с ног на голову поставили! Деревья валят, ветки ломают, животных из домов выгоняют! Вбить бы им в головы: нельзя де гнёзда птичьи разрушать да звериные жизни рушить! И человечьи тоже! Уму-разуму бы их поучить, да вот только свист их главаря и медведю не по силам одолеть!

− Ничего! Мы ещё посмотрим, кто кого! – твёрдо сказал Миша.

Косматый обитатель леса с уважением посмотрел на мальчика:

− Молодец, удалец! Но со Свистуном как быть? Он даже никогда не спит, всё время начеку! И близко к себе не подпускает никого из зверей – сразу свистеть начинает!

− Как же это он никогда не спит?! – удивился Миша.

Топтыгин тяжело вздохнул:

− Мне заяц сказывал: говорила ему белка, мол, услышала она от своей сестрицы, той, что нынче в дальних краях живет, будто этот Свистун зелье выпил, которое сон отгоняет. А когда действие этого зелья закончится, никто не ведает. Да и закончится ли?

− Ничего! – воскликнул Миша, подмигнув Топтыгину, – Мы всё равно его одолеем! Его же оружием!

− Ох, да как же это? – удивился бурый знакомец.

− С помощью техники! – пояснил Миша.

− Ну, коли так, – Топтыгин почесал голову лапой, – значит, справимся! Вместе возьмём и ка-ак навалимся! Одна голова хорошо, а одна человечья и одна медвежья – ещё лучше! Лишь бы не пустые были. Головы эти. А они не пустые. Эх, Мишутка, выдворим с тобой разбойников!

Разговаривая, они вышли из Южного леса и направились к Северному. Миша угостил своего нового знакомого двумя пряниками, оставшимися у него в ранце после разорительных «поеданий» разбойников.

- Благодарю! – обрадовался Топтыгин, – Знаю то дерево пряничное. На нём каждый месяц прянички новой формы и вида вырастают! − присмотревшись к пряничным фигуркам, которые ему дал мальчик, он воскликнул, − Ай да мишка! Прямо как я! И в лапах корзинка у него с надписью «мёд». Я тоже ведаю, где этот самый мёд находится! Потому и «мед-ведь»! А второй-то пряничек! – Топтыгин расхохотался, – Ну, вылитый Серый! Жаль, его сейчас здесь нет!

– Это ты о волке? – уточнил Миша.

– О нём родимом, – кивнул медведь, жуя пряник, – На службе он нынче. Увел свою стаю из наших лесов, а теперь помогает очередному царевичу и его невесте.

− Вот оно что! – понимающе кивнул Миша. И решил: если они с Машей смогут вернуться к себе домой, он перечитает все сказки. Чтобы освежить в памяти волшебных (но, как оказалось, самых настоящих) персонажей.

Путники уже собирались войти в лес, когда за их спинами раздались возгласы. Обернувшись, Миша и Топтыгин увидели приближавшихся к ним старых знакомых.

− Вмефте пойдём! – воинственно произнёс Друг. В зубах он держал какую-то бечёвку.

− Непр-р-риятелям покажем, что к чему! – прорычал Котофей и принялся точить когти.

− Словно с цепи сорвался! – восхищенно проговорил Друг, положив верёвку на землю и наблюдая за тем, как Котофей распаляется всё больше и больше.

− Как я рад вас видеть! − воскликнул Миша, − Знали бы вы, какие приключения у нас с Машей были! А потом… Машу схватили разбойники!

− Р-р-разбойники! – прорычал кот.

− Совести у людей нет! – воскликнул пёс.

− Они и Владу схватили! – сказал кот, – Интуиция мне подсказывает!

Миша удивлённо посмотрел на Котофея. Наверное, Владу поймали в первый раз, но ей удалось улизнуть. Тогда у разбойников осталась ступа. Значит, во второй раз знахарку схватили уже после того, как он убежал. «Выходит, они с Машей сейчас вместе. В логове разбойничьем находятся».

− Отчего в избе вы не остались? – строго спросили кот и пёс.

− Хотели помочь! – пожал плечами Миша, – И теперь знаем, как победить Свистуна!

Кот и пёс удивлённо переглянулись, а медведь довольно кивнул.

− Мы обошли лес. Думали, Топтыгина встретим, но не вышло, – произнёс Друг.

− Видать, разминулись! – почесал затылок медведь, – Лес ведь не маленький, а очень даже огромный! Что один, что другой!

− Тогда мы вместе с Другом отправились к богатырям, – пояснил Котофей, – За помощью.

− И что они сказали? − уточнил Миша.

− Сказали да не они, а друзья их верные (мы в самом начале пути повстречались). Сказали, что прибудут, – произнёс Котофей, – Правда, не знают, как скоро. Их в соседних от нас землях какое-то очередное сражение ожидало. 

– Зато нам одолжили чудо сие! – произнёс Друг, кивком указывая на верёвку, − Верёвка-самовязка! Очень полезная вещь! Пригодится в нашем деле!

Кот одобряюще гавкнул. Миша и Топтыгин кивнули.

– У меня есть одна идея, − произнёс мальчик. Эта верёвка нам как раз пригодится! Дружок, дай-ка её мне. 

Пёс кивнул, но предупредил:

− Надобно тебе знать, как пользоваться сим предметом. По команде она начнёт связывать что и кого угодно и как угодно.

Мальчик радостно потёр руки. А пёс продолжил «инструктаж»:

− Ты, для начала, сей вещице улыбнись, проведи по ней рукой и вежливо так скажи: «ой верёвочка моя, ой чудесная, распрелестная, ой свяжи-ка (или, в случае надобности, можно сказать «завяжи») ты ... » (тут говоришь, кого или что)! Только помни: ежели верёвочке покажется, что с ней не были достаточно дружелюбны, она свяжет того, кто к ней обращался.

− Понятно, − Миша озадаченно потёр затылок, − спасибо, что предупредил!

Котофей воинственно произнёс:

− Ну что, тепер-р-рь отпр-р-равимся подвиги р-р-ратные совер-р-ршать?

− Стратегия ещё нужна, – задумчиво произнёс мальчик, продумывая предстоящие действия.

Он чувствовал себя воином, который готовится к сражению. И вспомнил их с Машей шахматные поединки. Там тоже каждый шаг просчитывается.

Вдруг земля задрожала. Раздалось лошадиное ржание и мяуканье. Это Мурка спешила присоединиться к друзьям! Рядом с ней бежал статный конь с длинной гривой.

− Сивка! – догадался Миша.

− Бурка! – обрадовался Топтыгин.

Глава XXXI

Не судят о других, хорошенько их не зная

Коротышка подошёл к клетке и, глядя на Машу, произнёс:

– Ох, краса, длинна твоя коса! А длинные волосы нынче в цене. Вот обрежу – будешь знать, как о своём Мишутке вспоминать!

– Последнее дело – ребёнка пугать! – воскликнула Влада.

– А тебе чего надо? – огрызнулся тот.

Умник, усмехнулся, глядя на Владу:

– Слышь, присоединяйся к нам! Будешь и красавица, и разбойница!

Силач осадил обоих:

– Нечего с бабами лясы точить! – он опасливо посмотрел на Владу, − Могут и головы заморочить!

– Ты боишься их чой-ли? – усмехнулся Коротышка.

– Я ничего не боюсь! – пробасил Силач.

– Только остерегаешься? – поддразнил Умник, – Как и собак?

– Я и собак не боюсь! – соврал Силач.

Коротышка и Умник насмешливо переглянулись. Все знали, что Силач боится этих животных даже больше, чем гнева главаря.

– Ну что, пленницы, дождались?! – прогромыхал Свистун, влетая в логово.

Он хищно осклабился и подошёл к клетке. В руках у главаря был большой нож. Лучше не попадать под горячую руку! Остальные разбойники торопливо покинули избу. Влада и Маша отскочили в дальний угол клетки. Сердце у каждой колотилось так, что это, наверное, было слышно и главарю.

– Ну что, птички, решайте немедленно! – просипел Свистун, – Или вы с нами, или − пеняйте на себя! – он провёл рукой по горлу, – А коли помогать нам станете − златом вас осыпем, почестями!

Но соглашаться пленницы не собирались. Маша, хмурясь, замотала головой, а Влада, сверкая глазами, громким ясным голосом сказала:

– Вы рубите деревья ради забавы! Грабите ради наживы! Запугиваете людей, прогоняете животных из леса! Не станут они долго терпеть, взбунтуются против вас!

– Умолкни, колдунья!  − взревел Свистун, − О каких людях ты говоришь? Нет ни одного уж поблизости! А звери какие? Их и след простыл! Оставили места насиженные, отступили перед мощью нашей и могуществом! Не по зубам им оказались мои бравые «молодцы». Не сладили со Свистуном! – сказав это, главарь с жаром  ударил себя кулаком в грудь и расхохотался каким-то жутким, пугающим смехом.

– Все равно не сдадимся, – прошептала Маша, ёжась.

Влада слабо улыбнулась. девочке показалось, что знахарка прошептала (так, чтобы слышала только она): «Не судят о других, хорошенько их не зная. Не спешат праздновать победу, коли противник сбежал».

– Д-д-дроздушка! – елейным голосом произнёс Ловкач, бочком протискиваясь в дверь.

– Чего тебе?! – рявкнул Свистун, оборачиваясь, – Не видишь, я тут пленников переубедить пытаюсь?!

– Дело любопытное, − пробормотал разбойник, – мальчишка совсем того… − Ловкач покрутил пальцем у виска, – Вернулся!

Свистун нахмурился:

– Шутить ты со мной вздумал?!

– Как можно, Дроздушка! Правду говорю! Мальчишка тебя на бой вызывает!

Свистун с минуту молчал, осмысливая услышанное, а после − запрокинул голову и расхохотался! У Маши и Влады мороз пробежал по коже: «Рискованная всё-таки затея! Вдруг не сработает план, что с Мишей тогда будет?!»

Главарь выбежал. А в следующий миг в избу вошли все разбойники (кроме Свистуна). Никому не хотелось пасть от грозного свиста своего главаря!

– Экий молодéц-удалéц! – хохотал Свистун, насмешливо глядя на Мишу, – Что ж… коль тебе головушки своей не жалко, сойдёмся в бою!

Миша смотрел на Свистуна, стараясь не моргать. Он не мог вспомнить ни одного былинного сражения, но таким образом надеялся разозлить разбойника как можно сильнее. Чтобы тот выдал свой самый лучший, коронный свист.

– Совсем что ли не боишься, щенок?! – главаря вывел из себя пристальный взгляд мальчишки.

Миша поднёс руку к уху, а потом кивнул разбойнику, делая что-то с какой-то странной вещицей, которая была у него в руках. «Вот чудной! Против меня выступить задумал! Пожалеет еще!» − кровожадно подумал главарь и прикрыл глаза. Чтобы лучше сконцентрироваться.

Когда разбойник открыл глаза, ему показалось, что это – кошмар наяву. Мальчишка не упал, а только морщился. В следующий миг он и вовсе обнаглел – улыбнулся! Покраснев от ярости, Свистун собрался применить своё оружие ещё раз, но тут малолетний «богатырь» ткнул пальцем в коробочку, которую держал в руке …

– Ах ты мофэнник, ах ты фафбойник! – ругался Свистун, приходя в себя.

Во рту у него был кляп. Сквозь пелену тумана, застилавшего глаза, главарь разбойничьей шайки осознал: он лежит на земле, поверженный, да к тому же − связанный  по рукам и ногам!

Тем временем, в логове, разбойники пытались понять: можно ли им уже выходить? Или главарь ещё не разделался с наглецом? Всё же Ловкач и ещё трое разбойников решили разузнать, что да как. Спустившись с дерева, они с грозным кличем ринулись туда, где Миша стоял неподалеку от связанного Свистуна. Но разбойники никак не ожидали: сражаться им придётся не с мальчиком!

Из-за деревьев раздалось воинственное:

– Иду на вы!

Это прорычал Топтыгин, бросаясь на двоих разбойников сразу.

Остальные хотели напасть на него со спины, но вдруг один из них воскликнул:

– Кто это ржёт, как конь?!  − обернувшись, он увидел стремительно приближавшихся Мурку и Сивку-Бурку.

Конь ударил копытом о земь, прицелился и…

– В яблочко! – победно воскликнула Мурка.

Разбойники отшатнулись, упали и принялись отползать от места сражения, позабыв и о главаре, и об оружии, которое они уронили.

В логове почуяли неладное:

– Что за возня там? – с подозрением спросил Трюкач, – Мы с Коротышкой пойдем и проверим, а вы – он обратился к Пустозвону, Умнику и Силачу, − сторожите этих! – он кивком указал на Машу и Владу.

На земле Коротышку и Трюкача уже поджидал Дружок, налетевший на них с боевым петушиным кличем.

– Это всё из-за тебя! – прокричал Трюкач, оставляя пса и Коротышку сражаться друг с другом и тыча пальцем в подбежавшего Мишу.

Мальчик ухмыльнулся, снял с шеи шарф и принялся размахивать им прямо перед носом разбойника:

– Тор-ро!

Трюкач не знал, кто такой этот «Торро», и это разозлило его ещё больше. Он кинулся к мальчику. Миша увернулся и набросил шарф на глаза разбойнику. Яростно крича и пытаясь сдёрнуть с себя шарф, Трюкач не заметил дерева, стоявшего рядом, и врезался в него. Пока разбойник приходил в себя, мальчик выхватил шарф со словами: «Это не тебе дарили!»

Тем временем Котофей поднимался по дереву к разбойничьей постройке. Столкнувшись с Пустозвоном, который вышел проверить, что происходит снаружи, Котофей принялся «угощать» его своими боевыми кошачьими коготками.

Видя, что разбойники, которые ушли, не возвращаются, Маша и Влада догадались: план сработал! Радостно переглянувшись, они решили извести своих «стражей». Капризами. 

– Дяди, дайте воды попить! – заголосила Маша, обращаясь к разбойникам. Те озадаченно переглянулись. Девочка принялась хныкать, − Дайте водицы! Дяденьки, дайте водицы! – причитала она, картинно заламывая руки.

– Что вам, жалко что ли?! – воскликнула Влада, подыгрывая девочке, – Дайте ей воды!

– Ох, сладу с ней нет! – вскричал Умник, − Силач, дай уже воды девчонке! Лишь бы не верещала так противно!

Силач налил в один из кубков воды и протиснул его Маше через прутья клетки. Сделал он это, с опаской косясь на девочку, словно готовился войти в клетку с диким зверем.

– Дядь, мне теперь выйти надо. Дядь, мне выйти надо! – раздалось из клетки через пять минут. − Дядь, мне теперь выйти надо! – кричала Маша, мечась по клетке.

Влада тоже стала бегать из угла в угол:

– Да выпустите вы её! Не видите, ребёнку выйти надо?!

– Терпи! Не маленькая чай! – рявкнул Умник.

Но Маша продолжала гнуть свою линию:

– Дядь, нас даже на уроках отпускают по такому поводу!

Силач воскликнул, хватаясь за голову:

– Какие вредные эти дети! Пошли со мной! – сердито крикнул он, подлетая к клетке и открывая её.

 – Ты что творишь?! – встрепенулся Умник, – Нельзя же! – он бросился к Силачу, но тот уже повернул в замке ключ.

Маша выбежала из клетки, но её за руку схватил Умник. Девочка, извиваясь, попыталась высвободиться. Знахарка выйти не успела – дорогу ей преградил Силач.

– Уйди! – властно сказала Влада, выбрасывая вперёд руку, − А не то превратишься в столб!

– Я тебя не боюсь, ведьма! – зашипел Силач, поёжившись.

– Неужели? − усмехнулась знахарка и произнесла, сузив глаза, – Я знаю все твои страхи!

– Не слушай её! – пропыхтел Умник, сражаясь с Машей, – Ах ты! – вскрикнул он, когда девочка, изловчившись, укусила его за руку.

– А я и не… − дрожащим голосом начал Силач, но его остановил заливистый лай, раздавшийся совсем близко.

Разбойник стал опасливо озираться по сторонам в поисках собаки, а Влада воспользовалась его замешательством и выбежала из клетки. Громко лая, в избу вбежал Котофей. Силач ошалело уставился на него, пытаясь понять: сторожевой пёс это или боевой кот? И стоит ли его бояться? Ноги разбойника затряслись, он споткнулся и упал в клетку. Влада поспешно подняла ключи, которые он обронил, и защёлкнула замок. Умник котов не боялся, а вот медведей… Топтыгин протиснулся в логово разбойников и бросил незадачливого Умника в клетку – к Силачу.

– Миша! – воскликнула девочка, бросаясь к вошедшему в избу мальчику, – Всё удалось!

– Маша! – мальчик обнял подругу, − Ещё как пригодились беруши! – подмигнул он девочке, – Перед тем, как идти к разбойникам, я одно ухо заткнул – чтобы слышать, что они отвечают. А второе закрыл, когда Свистун ко мне вышел.

Влада с благодарной улыбкой смотрела на ребят. Мальчик сказал девочке, знахарке, коту и медведю выйти из избы.

– Пускай теперь свист послушают те, кто в клетке! – пояснил мальчик.

Сказано – сделано! После этого Топтыгин вернулся в логово и помог Мише спустить обессилевших Умника и Силача на землю. Их связали вместе с остальными разбойниками. Прелесть верёвки-самовязки была ещё и в том, что она становилась такой длины, которая нужна именно сейчас.

Благодаря этому с её помощью все разбойники были связаны и лежали на земле практически плечом к плечу друг к другу. Во главе, разумеется, Свистун. Верёвка так крепко держала тех, кто ею связан, что у «пленников» не было сил даже пальцем пошевелить. А уж сбежать − тем более! Миша, Маша, Влада, Котофей, Дружок, Топтыгин, Сивка-Бурка и Мурка стали поздравлять друг друга с такой чудесной и безоговорочной победой!

– Ай да ребятишки! − восхищался Топтыгин.

– Заткнули за пояс разбойников! – с гордостью произнесла Влада.

– Верно говорите, верно! – хором сказали Котофей и Друг.

Сивка-Бурка и Мурка согласно кивнули.

– Мы все вместе их победили! – улыбнулся Миша.

– Общими усилиями и слаженными действиями! – воскликнула Маша.

После победного клича, рёва, ржания, мяуканья, кукареканья и лая было решено отправиться в избушку Влады.

– Вы нас не ждите! – произнёс Котофей, вальяжно вышагивая.

– Мы своим ходом! − кивнул Друг.

– Вразвалочку! – добавил Топтыгин.

Глава XXXII

Здесь и в самом деле сказочно!

Смеркалось. Но теперь деревья, кусты – все это вовсе не казалось враждебным или таящим опасности. Напротив, у ребят возникло ощущение, будто деревья приветливо помахивают своими ветвями, а листья радостно перешептываются, поздравляя друг друга и весь лес с освобождением от разбойников.

Миша ехал на Сивке-Бурке, Маша – верхом на Мурке. Влада высвободила из пут свою ступу и летела на ней.  Когда добрались до избы, Сивка-Бурка и Мурка оправились в берёзовую рощу.

– Сказано вам было: «не выходите отсюда», – улыбнулась Влада, обращаясь к Мише и Маше, когда они втроём вошли в избу, − А вы всё сделали наоборот! Дети…

– Зато мы помогли! – твёрдо сказал Миша.

– И не хуже взрослых! – добавила Маша.

– Конечно! – кивнула Влада, – Никто не спорит. И взрослые порой ошибиться могут. На то они и люди! А вы, ребятушки, молодцы! – сказала она, улыбаясь, − В честь нашей победы надобно пир устроить праздничный!

– Пир на весь мир? − Миша и Маша радостно переглянулись. После всех волнений и сражений подкрепиться и в самом деле не помешало бы!

Знахарка подмигнула:

– Пир для всех, кто этот мир помог восстановить! Только вот… что бы приготовить? Может, кулебяку?

– Какую бяку? – не понял Миша.

– КУЛЕбяка! − рассмеялась Маша, − Её на семейный праздник как-то готовила моя бабушка. Было очень вкусно! Но, если не ошибаюсь, для приготовления этого блюда нужно много времени! − произнесла озадаченно девочка.

– Это в вашем мире, а у нас иначе всё! – успокоила Машу Влада.

К изумлению ребят знахарка открыла потайной ход в подпол («подвал» иначе говоря). Пока Влада доставала необходимые продукты, Миша шепнул Маше:

– Представляешь, тут, в лесу, и волк живёт! Серым зовут.

– Здорово! – улыбнулась девочка, – А почему мы его не видели?

– Ну, − замялся Миша. Он не помнил сказку, в которой говорилось об этом волке, – В командировке в общем. Помогает кому-то.

– Да, − кивнула девочка, – это дело нужное. Мы помогли здешним жителям, а он – кому-то другому.

Когда все ингредиенты для блюда уже были на столе, мальчик отправился к колодцу − набрать воды для чая. Девочка и знахарка принялись готовить. К тому времени, когда Котофей, Друг и Топтыгин добрались до избы, стол уже был накрыт. Варчик деловито пыхтел, а к запаху дерева, которым пропитана изба, стал примешиваться аромат выпечки.

Сивка-Бурка и Мурка мирно пощипывали травку у входа в избу. На десерт их угостили большими вкусными яблоками.

– А я вас тут точно не стесню? – на всякий случай спросил Топтыгин, протискиваясь в дверь  избы.

– Что ты! – всплеснула руками Влада.

– Без тебя и пира не будет! – воскликнули Миша и Маша.

– Присаживайся! – добавили Котофей и Друг.

Медведь улыбнулся и сказал:

– Благодарствую! Только я могу нечаянно сломать лавку-то!

– Ничего, Топтыгин! – успокоила его Влада, – У меня лавки особые, прочные – любого гостя выдержат!  

– Угощайся! – сказала Маша, подавая Топтыгину конфету.

– Благодарю, Машенька! – улыбнулся медведь, – О, глядите-ка, тут медведи нарисованы! – удивленно воскликнул он, разглядывая фантик.

Сказочного вкуса кулебяка в форме вытянутого батона с удивительно вкусной сочной начинкой и блинами внутри… очень понравилась Мише. Хрустящее тесто таяло во рту, при каждом укусе из мясной начинки вытекал горячий сок, а от начинки из яиц с травами исходил просто чудесный аромат!

– М-м-м… как всё-таки всё вкусно! – произнесли ребята с набитыми ртами, а Маша подумала: «Как у бабушки!»

Влада пояснила  с тёплой улыбкой:

– Это потому, что готовились яства в добром расположении духа да с хорошим настроением!

– Меня бабушка тоже так учит! – воскликнула Маша, − Готовить надо с любовью! Тогда еда пойдет на пользу!

–Мудрая женщина! – улыбнулась знахарка, − Прислушивайтесь к ней.

Топтыгин, дожевывая очередной пирожок, довольно поглаживал живот передней правой лапой. Дружок радостно махал хвостом, а Котофей умывался. Раздался стук в дверь.

На пороге стоял высокий широкоплечий, с длинной бородой и румяным лицом… богатырь! Миша и Маша с интересом оглядели его с головы до ног, а затем, выглянув в окно, увидели его соратников.

– Отряд дружинников в сапогах скороходах, – пояснил, улыбаясь во всю бороду, богатырь, – Мы, как только бой наш окончился, прямиком сюда! Скажите, где эти негодяи?

Сивка-Бурка и Мурка вызвались показать богатырям, где находятся разбойники.

Праздничное пиршество продолжилось – Влада достала всевозможные варенья. К чаю. Вдруг Миша хлопнул себя по лбу:

– Как же я раньше не сообразил?!

Все с удивлением воззрились на мальчика.

– Сфотографируемся! – пояснил он, – Давайте все вместе, пока телефон не разрядился! А то без этих «вещественных доказательств» Димка не поверит, что всё это правда. Да и Никита тоже.

– Точно! – воскликнула Маша, − А ещё мы можем показать им и Вике с Лизой наши сказочные кубки и берестяные грамоты, которые забрали из логова разбойников!

– Так вот он какой, телефон! – проговорила Влада, рассматривая аппарат.

– Диву даёшься! – воскликнул Друг.

– Какие вещицы диковинные на свете встречаются! – произнёс Котофей.

– Лепота! – подытожил Топтыгин.

– Что это значит? – удивились ребята.

– «Лепота» – «красота», – пояснила знахарка, − Говорят у вас в мире «великолепный»?

– Да, – кивнули озадаченные ребята.

– Вот, то-то и оно.

– А «лепый» означает «красивый»? – уточнила Маша.

Влада кивнула:

− Красивый, пригожий. Много ещё значений у слова сего.

Сказав это, знахарка аккуратно сложила одежду ребят из «их» мира в рюкзачок и ранец. И подала их Мише с Машей. Те по привычке надели их на плечи. Установив телефон на возвышении и выставив на «фотоаппарате» таймер, Миша побежал к столу, за которым все сидели. Вспышка – готово! Мальчик и девочка бросились смотреть, что получилось. Фотография вышла отличная!

– Ещё бы видео снять! – воскликнул Миша с азартом.

– По-моему, он уже разряжается, − прошептала Маша, глядя в мерцающий экран. 

Торопясь, Миша попытался переключить функции на «камеру», но нечаянно нажал не на ту кнопку. Произошла ещё одна вспышка, после которой батарея полностью разрядилась. Вздохнув, мальчик и девочка подняли глаза.

Они стояли в комнате, на стенах которой висели вышитые крестиком картины. Спрыгнув с тёмно-синего диванчика, Поварёшка удивлённо смотрела на мальчика и девочку.

– Как! Уже?! – разочарованно воскликнули Миша и Маша.

Они не успели так много сделать! А сколько нового им ещё хотелось узнать об удивительном мире Влады! Наверное, знахарка чувствовала, что ребята скоро вернутся домой, так же, как и знала в своё время, что они окажутся в её мире. На один миг Мише и Маше даже показалось: вот она, Влада. Улыбнулась и подмигнула.

Из соседней комнаты раздавался встревоженный голос Фёклы Афанасьевны:

– Уже час как ищу по всему дому и за его пределами! Называется, съездила в гости! Где же они могут быть?! И что я их родителям скажу?! 

– Бабуля, мы тут! – крикнула Маша, выбегая из комнаты.

– Фёкла Афанасьевна, с нами всё в порядке, не волнуйтесь! − добавил Миша, следуя за девочкой.

– И где же вы были, позвольте вас просить?! – строго спросила бабушка.

Поставив телефон на зарядку, ребята принялись рассказывать Фёкле Афанасьевне о своих удивительных приключениях.

– Бабулечка, это всё правда, честное слово! – обняла бабушку Маша.

Миша энергично закивал.

– Да, верю я вам, верю! – ласково проговорила женщина, − Я ведь и сама говорила: сказки – никакие на самом деле не сказки! Только родители вам всё равно могут не поверить. У них все мысли постоянно работой да делами заняты – чудес вокруг не замечают.

– А мы вот заметили! – радостно сказал Миша, – Так здорово я время еще не проводил, даже летний лагерь по сравнению с этим – сплошной тихий час!

Фёкла Афанасьевна улыбнулась и сказала:

– Будет еще веселье у вас, праздник скоро! – видя недоумение на лицах ребят, женщина пояснила, − Старый Новый год приближается!

Миша и Маша переглянулись. Глаза их заблестели.

Фёкла Афанасьевна кивнула и добавила, сетуя:

– Знала бы я, что вы в такое путешествие отправитесь − осталась бы с вами! Не каждый день дверь открывается… в царство чудес! Узнать, что за ней – всегда такой интерес!

– Всегда?! – хором переспросили ребята и переглянулись.

– Фёкла Афанасьевна, − начал Миша.

– Бабуль, ты что-то не договариваешь? – осторожно уточнила Маша.

– Чудо в мире любом сотворится, − пожала плечами седовласая женщина и хитро улыбнулась, − Так порой говорится.

Фёкла Афанасьевна попросила ребят продолжить их рассказ. Миша и Маша с удовольствием делились впечатлениями от всех произошедших с ними чудес.

– Мне ещё очень понравилось изучать «Травник»! – призналась Маша, – Благодаря нему удалось одурачить разбойников, избавиться от аллергии! Да, чуть не забыла, − спохватилась девочка, − Мы с Мишей даже смогли залечить раны при помощи целебного снадобья Влады! Правда, мы его всё использовали. А раны затянулись всего за несколько минут! − глаза девочки горели от оживления, – Это так здорово! Теперь мне даже больше прежнего хочется стать врачом!

– Вот и хорошо! – улыбнулась бабушка, – И словечки из разных языков ты любишь записывать, а в этой профессии латынь понадобится. Ну а ты, Миша, определился с выбором?

– Стопроцентно! − радостно сказал мальчик, – Раньше я не был уверен, просто учил любимые предметы и всё. Но теперь я решил: учёным буду. Изобретателем! Ковры-самолеты, − мальчик и девочка понимающе переглянулись, − и телефоны, конечно, уже есть. О 3Д домах я слышал. Но всё-таки тоже постараюсь изобрести что-нибудь полезное и нужное для всех! Лишь бы голова работала. Как сказал один наш знакомый – Елисей − это самое главное!  

– Правильно! – кивнула бабушка, – Ну что, пойдём на улицу? Там для вас сюрприз!

– Окей, то есть, хорошо! – поправился Миша. Что-то надоели ему эти «океи».

Фёкла Афанасьевна сказала мальчику и девочке одеваться потеплее. «Снаряжаясь», ребята попутно достали подаренные Владой кубки, берестяные грамоты, склянки с остатками березового сока и пузырек с чудодейственной мазью. Все эти «гостинцы» мальчик и девочка показали бабушке.

Фёкла Афанасьевна улыбнулась, разглядывая склянки и пузырек, внимательно прочитала грамоты и оценила кубки, сказав:

– Сразу видно – издалека прибыли! Красивые какие, с узорами!

Выйдя на улицу вместе с бабушкой, ребята с удивлением обнаружили: там было белым-бело. Оказывается, пока их не было – выпало столько снега! Домики и деревья покрыты «воздушной ватой» − белоснежными шапками. На некоторых заборах плясали, подмигивали огоньки разноцветных фонариков.

– Как тут… «лепо»! – восхитилась Маша.

Миша понимающе кивнул:

– Великолепно!

Фёкла Афанасьевна хитро добавила:

– Согласна с вами. Здесь и в самом деле сказочно!

Маша улыбнулась и произнесла:

– Знаете, мое желание, загадонное в Сочельник, сбылось. Я мечтала, чтобы эти праздники запомнились надолго.

– Ха! – Миша хлопнул в ладоши и воскликнул, – Я тоже! Хотел провести незабываемые новогодние каникулы!

Посмотрев друг на друга, ребята рассмеялись и, подставляя руки падавшим с неба снежинкам, хором сказали:

– Чудные!


[1] ami– друг; amie – подруга

[2]buddy – друг, приятель; buddies– друзья, приятели

[3] Они – лучшие подруги – часто говорили хором. Девочек иногда так и называли «ВероНика», а им это даже нравилось. «Получается «Вера в победу!»» − говорила Вера. «Потому что Ника – это древнегреческая богиня победы» − добавляла подруга старосты.

Прочитано 74 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина