Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах В каждом человеке -...

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Январь 2018
ЛОНГ-ЛИСТ конкурса рассказов о детях-инвалидах "В каждом человеке - солнце"

№117 Приключения Ивана и домовёнка.

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Воскресенье, 03 Сентябрь 2017 14:46

 

 Приключения Ивана и домовёнка.

Эта книга о том, как один мальчик не мог понять, для чего столько предметов надо изучать в школе. О том как, путешествуя во времени и в пространстве, он пришел к выводу, что наоборот очень мало предметов ему преподают. О том, что невозможное возможно. Всё зависит от нашей веры, знаний и навыков.

Оглавление.

  1. А зачем?
  2. Первая встреча.
  3. Вторая встреча.
  4. Неожиданная неприятность.
  5. Неожиданная помощь.
  6. Причинно-следственные связи.
  7. Провал первого путешествия.
  8. Будь готов.
  9. Второе путешествие.
  10. Верю – не верю.
  11. Футбольный эксперт.
  12. Живая история.
  13. Путешествие к динозаврам.
  14. Распутать запутанное.
  15. Электрический мозг.
  16. Гений – это один процент таланта и девяносто девять процентов пота.
    1.       Трудно быть богом.
  17. Верь в себя.
  18. Доклад.
    1.       Не рой другому яму.
    2.       Последняя встреча.
    3.       Хорошего много не бывает.

А зачем?

            «Как хорошо, когда много знаешь, когда можешь ответить на любой вопрос, когда можешь удивить своими знаниями не только ровесников, но даже взрослых!» - Подумал Иван, когда ответил на очередной вопрос старшего брата. А ведь совсем недавно о таком он и мечтать не мог. Что-то читать или учить для него было мукой. Делал уроки он только под надзором мамы, стараясь сильно не вникать в суть задач или событий. Ещё недавно он не понимал, зачем столько лет ходить в школу?  Ну, для чего надо изучать столько предметов? А теперь ему жалко, что мало преподают предметов в школе. Жалко, что в сутках так мало времени, всего 24 часа. Но хорошо, что есть каникулы! Оказывается, раньше каникулы нужны были ему для того, чтобы хорошо выспаться, поиграть во дворе, в компьютерные игры. А теперь ему каникулы нужны для того, чтобы получить более полные и точные знания по тем темам, которые прошли за четверть в школе. И играет он сейчас во дворе не только потому, что это приносит удовольствие. Оказывается, наш мозг для того, чтобы хорошо работать, забирает третью часть кислорода. А ему так хотелось, чтобы его мозг запоминал всё, что узнал!

Что же помогло Ивану из обычного бесшабашного мальчишки превратиться за очень короткий срок в ходячую энциклопедию? Обычное волшебство. Кто-то скажет, что волшебства не бывает. Но так люди говорят до тех пор, пока нос к носу не столкнуться с таким явлением. Вот как это было с Иваном.

Первая встреча.

Когда в очередной раз мама объяснила Ване, что «учение – свет, а не учение – чуть свет, так на работу», и попросила отправляться выполнять домашнее задание, то он сделал вид, что лёжа на диване, читает учебник истории. Но сам заснул, так как до этого набегался во дворе с друзьями и очень устал. Уже засыпая, он слышал, как мама перед уходом сказала, что проверит домашнее задание. Он даже успел крикнуть в ответ «хорошо» и провалился в сон. Но спать ему пришлось недолго. Сначала он услышал какое-то барахтанье, шуршание, бормотание. Потом он с трудом сумел открыть глаза, и сон с него слетел мгновенно. Он увидел маленького бородатого человечка, такого маленького, что он легко бы мог поместиться в портфеле Ивана. Где он и барахтался, создавая шум.

- Ты кто? – еле промолвил Иван.

- А-а-а-а, проснулся! Это хорошо! Где твой учебник по истории?

- У меня, вот он, я учу урок.

- Люди так учить не могут: спать и во сне читать. Ты просто спал, прикрывшись учебником.

- Ну, я хотел учить, просто набегался и заснул.

- А зачем ты так бегал, чтобы потом у тебя не было сил на основной труд?

- На какой труд?

- На учение. Вы же люди, когда маленькие, сначала учитесь, чтобы потом добывать себе всё, что хотите с помощью знаний.

- Ну, не все зарабатывают с помощью знаний, кто-то же должен улицы подметать, вагоны разгружать. – Вспомнил Ваня мамины наставления.

- Тот, кто вагоны разгружает, тот не имеет всё, что хочет, согласен?

- Да кто ты такой?! – возмутился Иван, вспомнив, что и мама всегда так говорит, когда хочет подчеркнуть важность учения.

- Я – домовой, вернее – домовёнок, потому что я ещё маленький.

- Какой же ты маленький, если у тебя такая борода? – Сказал Иван, хотя хотел сказать о том, что домовых не бывает.

Домовёнок вылез из портфеля, подошёл, больно ущипнул его за ногу и сказал: "Ну, во-первых, домовые бывают".

- Ой, - от неожиданности вскрикнул Иван, подумав, что он не говорил это вслух.

- А, во-вторых, мы, домовые, рождаемся старичками. И чем больше мы получаем знаний, тем моложе становимся.

- А что будет, когда вы получите все знания? Вы исчезните?

- Во-первых, всех знаний получить невозможно. До сих пор это никому не удавалось, - вздохнул домовёнок, - а молодым хочется быть, чтобы кости не ныли на погоду, чтобы можно было легко путешествовать.

- Как интересно! Мы получаем знания, чтобы стать большими, а вы – наоборот.

- В других мирах ещё интереснее. Вот в четырёхмерном пространстве: пока не получишь знания – не родишься. Там жить легко, о чём не подумаешь – всё имеешь, а вот родиться трудно.

- А как же можно получить знания, ещё не родившись?!

- Просто. Такое явление как «душа» тебе знакомо? – Хитренько прищурился домовёнок.

- Примерно.

- Так вот такая душа в виде сгустка энергии летает по всем мирам и набирается знаний.

- А сколько всего миров?

- А сколько тебе лет?

- Десять. А причём здесь это?

- А притом, что я уже сто лет учусь и то не всё знаю. А ты в десять лет хочешь знать всё обо всех мирах, при этом ничего сам не учить.

- Но это так интересно! Я и не мог представить, что есть ещё какие-то миры!

- Ты не мог представить, что дважды два - четыре, пока учительница тебе это не объяснила путём сложения. Ты сначала свой мир изучи, где так много интересно и удивительного, а потом в другие лезь, - сказал домовёнок и поднял указательный палец вверх.

- Но наш мир совсем не интересен. Бывает, что где-то появляются летающие тарелки или привидения, но в нашем городе этого ни разу не было, - грустно сказал Ваня.

- Появление летающих тарелок или привидений – это временное пересечение миров. Кстати, ваши учёные это почти доказали. Все чудеса можно объяснить с точки зрения науки, просто надо знать, где и как применять законы физики, химии и т.д.

- А ты тоже из параллельного мира? - У Ивана от предчувствия того, что он сейчас узнает, откуда появился старичок и, может быть, туда можно заглянуть, голова потянулась вперёд и, кажется, уши развернулись как локаторы.

Но старичок разочаровал и заинтересовал одновременно своим ответом: "Нет, я из этого мира".

- Как из этого?! Никто никогда о таких, как ты, мне не рассказывал! Ни в школе, ни дома, ни во дворе!

- Это потому что мы, если и появляемся, то у людей создаётся впечатление, что это им приснилось. Это мы умеем делать, - с гордостью сказал домовёнок.

- А я не чувствую, что сплю. Я точно знаю, что не сплю! Я могу до тебя даже дотронуться, - и Ваня ткнул в старичка пальцем.

- Но-но-но! Я не люблю этого! Восстанавливай после тебя потом ауру.

- Какую ауру?

- Такую, какую надо. И так я потратил много времени на твои вопросы, а мне учиться надо. Я уже всё прочитал, прощевай!

- Как прочитал? Ты же даже не открывал мою книгу!

- Много будешь знать, скоро состаришься, - сказал домовёнок и начал таять в воздухе.

- Подожди, пожалуйста, подожди, можно ещё один вопрос?

Домовёнок отрицательно качнул головой и почти растаял. Тогда Иван решил прибегнуть к последнему средству - шантажу. Он очень не любил это делать из-за неприятного чувства, появлявшегося где-то в области желудка, как будто что-то сосёт там. Но в этот момент выбора не было. Он чувствовал, что если он это не сделает, то больше никогда не увидит это существо.

- А я всем расскажу, что ты есть, если ты не останешься и не поговоришь со мною!

И в этот момент старичок резко проявился.

- Тьфу-ты! Как чувствовал, что с тобой не надо связываться! Теперь придётся целую минуту ждать, пока от тебя сбежишь.

Иван даже не обиделся на то, что домовёнок хочет от него сбежать, так ему было интересно, почему именно минуту? Мальчик сообразил, что надо успеть уже за оставшееся время как-то задержать старичка. Но как?

- А почему надо ждать минуту?

- Потому что, чтобы пройти "за занавес" надо сосредоточить силы. Ты видел, как в ваших фантастических фильмах готовится к выстрелу фотонная пушка? Она сначала набирает энергию в пучок, заряжается, а потом бац - и выстрел. Энергию раньше минуты не накопишь. Вот поэтому вы нас иногда можете видеть, когда резко просыпаетесь или заходите в то помещение, в котором мы только что появились. Но мы напускаем на вас морок, и вы либо забываете, что видели, либо думаете, что померещилось, либо приснилось.

- А зачем вы напускаете на нас что-то, разве нельзя жить дружно?

- Хороший вопрос, но это уже было.

- Что было?

- Дружба между нашими мирами.

- Как было? Когда было?

- Очень давно. Много тысяч лет назад.

- А почему эта дружба кончилась?

- Зачем? Почему? Надоело! Пока! - И старичок опять начал таять.

- Подожди, такая беседа была интересная.

Но домовёнок даже не оглянулся. Тогда Иван вспомнил, что когда провожаешь кого-то и хочешь, чтобы он вернулся, надо об этом обязательно сказать. И он крикнул: "Я буду ждать тебя, обязательно буду ждать!" Он успел увидеть в последнюю секунду, как домовёнок оглянулся, и удивление мелькнуло на его лице.

- Да, я буду ждать его, - подумал про себя Иван и начал представлять их будущую встречу. Вдруг опять домовёнку понадобится учебник истории, или физики, или химии, ведь он о них упоминал. И тут он вспомнил, что старичок сказал, что прочёл учебник, хотя его не открывал. Иван взял брошенный во время беседы учебник истории, покрутил его, обсмотрел со всех сторон, но ничего интересного не нашёл. Он открыл его, пролистал - опять ничего. "Может мама что-нибудь увидит, - подумал Иван, - она такая умная у меня. Ох, мама! Она же сейчас придёт и спросит, что я выучил!" Иван быстро открыл учебник на домашнем задании и начал читать. И вдруг осознал, что читает его не как раньше, быстро, стараясь запомнить ключевые фразы и даты, а вдумчиво, осознавая каждое предложение.

"Странно, но мне это интересно. Вроде бы, как всегда описываются события, но почему-то они начинают оживать в воображении, как в кино", - подумал Ваня, - "Вот древние люди идут на охоту, вот загоняют зверей. А звери, какие интересные: волосатый бегемот!"

И тут в замке начал поворачиваться ключ. Иван соскочил с дивана, и, не успела мама войти в квартиру, кинулся ей навстречу со словами: "Представляешь, мама, в древние времена были волосатые животные. Мамонт - это волосатый слон! Ещё были волосатые бегемоты!" - рассказывал Ваня взахлёб.

Мама сильно удивилась, её брови ползли всё вверх и вверх по ходу Ваниного рассказа. Но Ваня сам не знал, как ему повезло с мамой. После того, как она его выслушала, она сказала: "Ты меня сегодня порадовал,  сынок, я думала, что опять застану тебя спящим, ведь ты так гонял во дворе с мальчишками".

- Да я, вроде бы сначала заснул, но потом мне пришлось проснуться, и я вспомнил, что ты будешь проверять.

Он не стал рассказывать о старичке. Нет, он хотел, потому что он всегда всё рассказывает маме. Она умеет слушать и, если надо, даст дельный совет. Но сейчас как будто что-то не давало ему сказать  "Наверное, это домовёнок наводит на меня ... Как он это назвал?" Но его размышления прервала мамин голос: "А какие ещё были животные на земле в то время, каких сейчас нет?"

- Не знаю, ну, зебры сейчас есть, олени там.

- А хотел бы узнать?

- Да. ...? - И теперь Ванины брови поползли вверх. - Ты что знаешь?

- Я это давно читала, а вот в дедушкиной библиотеке есть такая книга "История жизни на земле. Древние животные и люди". Там ещё динозавры нарисованы на картинке.

- О-о-о-о, динозавры, это интересно. А что они вместе с людьми жили?

- Нет, но ты почитай, сам разберёшься.

И Ваня пошёл в другую комнату, где была дедушкина библиотека. Здесь делал уроки старший брат, пока не поступил в институт и не уехал в другой город. Теперь здесь делает уроки сам Ваня. Комната была как бы кабинетом. Она и была когда-то кабинетом дедушки. Мама очень любила дедушку и поэтому ничего не меняла в комнате, хотя прошло много лет. Ваня был совсем маленьким, когда дедушка с бабушкой разбились на машине. Тогда Ваня с мамой и братом жили с папой в его квартире. Но после смерти родителей мама стала замкнутой, неразговорчивой. Папа стал часто задерживаться с работы, а потом сказал, что у него другая семья, и мы должны уехать в дедушкину квартиру. Мама молча собрала вещи, и мы переехали. С папой стали редко видеться, особенно когда у него появились другие дети. Он поздравляет Ваню с братом только в дни рождения и на Новый год. И то это так натянуто проходит. А раньше жили весело, когда были все вместе, ездили за город, ходили в зоопарк, в цирк. Сейчас у мамы нет ни времени, потому что она всё время работает, ни "лишних" денег, потому что надо всё время что-то покупать, то учебники, то одежду. Но на папу мальчишки были не в обиде, так мама приучила: "Жизнь - сложная штука, главное - не держите в себе зла, иначе оно съест вас самих". Ваня с братом просто как-то отдалились от отца, и он стал чужим. Вот так родной человек, самый родной, стал чужим.

За этими воспоминаниями Ваня зашёл в кабинет и посмотрел на библиотеку: "Какая она большая. Почему я раньше не замечал? Где я буду искать эту книгу?" Действительно библиотека была на стеллажах во всю стену, с пола до потолка.

- Мам, а, может, я в интернете посмотрю? Где я буду искать её?

- Я так и думала, что первая маленькая трудность тебя остановит.- Сказала мама, заходя в комнату. - А ведь у дедушки все книги расставлены по темам. Вот здесь "Жизнь замечательных людей", здесь - художественная литература, а вот и исторический отдел. А вот и твоя книга. - Продолжала мама, доставая большую книгу. - Понимаешь, сынок, чтение книги - это таинство. Ты её держишь в руках, она пахнет по-особому. Раскрываешь страницы и представляешь, как всё было.

- Ну, в интернете тоже можно представлять, если скачаешь книгу.

- Можно, но на лицензионное скачивание у нас нет денег, а нелицензионное - это воровство, которое потом к тебе же и вернётся.

- Ну, мам, так все делают.

- Вот поэтому у нас столько несчастных людей. Люди иногда не понимают, что такие мелочи, накапливаясь, приводят к большим потерям.

- Откуда ты это знаешь?

- Знаю, сынок, точно знаю. Потом как-нибудь расскажу, когда подрастёшь. А сейчас получай свои знания. - И мама вручила сыну книгу.

Ваня хотел задать еще вопросы, но его взгляд упал на обложку, и динозавры пересилили. Он сел за стол, включил лампу. Так как стол стоял далеко от окна, то на нём была лампа, которую они с братом всегда включали, когда делали уроки. Потому что мама говорила: "Света должно быть достаточно, и  он должен падать слева.  Зрение надо беречь, в очках неудобно играть в футбол, они запотевают и спадают".  А Ваня очень любил играть в футбол. Он не просто гонял мяч с мальчишками во дворе, он ходил уже три года на стадион в спортивную секцию три раза в неделю, и даже выезжал на соревнования.

Сначала мальчик хотел, как всегда, пропустить предисловие, но увидел, что оно маленькое и прочитал. В нём говорилось о том, что прочитав эту книгу, он сможет познать мир, в котором он живёт. Это - то самое, о чём говорил домовёнок. И он начал читать. Но книга начиналась с возникновения солнечной системы. "Да, до динозавров я не скоро доберусь!" - вздохнул Иван, но продолжил. Сначала чтение показалось ему неинтересным: какие-то теории, термины. Но он был спортсменом и усилием воли заставил себя читать и запоминать основные этапы развития нашей солнечной системы. Он даже выписал термины, которые там встречаются, чтобы потом похвастаться маме, как он поумнел. Но чтение было всё-таки нудным, и Ваня уснул.

Вторая встреча.

Снился ему бесконечный космос, звёзды, туманности. И вдруг он почувствовал, что его голова с руками, на которых она лежала во время сна, куда-то тихо едут. Он открыл глаза и убедился, что действительно руки едут вместе с книгой, на которой он уснул, как будто кто-то тянет эту книгу. Он резко поднялся и повернулся в ту сторону, куда ехала книга. И в то же мгновенье книга резко рванулась по ходу движения, и кто-то вскрикнул: "Ох!"

Это был домовёнок. Именно он тянул книгу, и когда Иван резко поднял голову, тот шлёпнулся на попу, держась за край книги.

- Вот уж не думал, что ты проснёшься, - недовольно сказал домовёнок.

- Ты думал, что потревожив меня, ты меня не разбудишь? - уточнил Ваня.

- Раньше ты никогда не просыпался, хоть переворачивай тебя.

- Так вот почему я свои учебники находил не там, где их оставлял. Это ты их брал?

- Да, я. Тебе же они всё равно не нужны.

- Были не нужны, а теперь нужны.

- Ой, люшеньки, с чего такие перемены?

- Ты же сам сказал, что этот мир такой интересный. Вот я и решил узнать о нём больше.

- А хотел бы всё увидеть своими глазами?

От такого неожиданного предложения Иван онемел. Ему очень хотелось крикнуть «Да!», но язык прилип к нёбу. А домовёнок будто бы пожалел о своём предложении и быстро сказал:

- Ну, как хочешь!

И тут Иван понял, что теряет такой шанс. И, несмотря на все страхи, громко закричал: «Конечно, хочу!»

- Чего ты хочешь? – Спросила мама, заходя в комнату.

Ваня от неожиданности подскочил и закрыл собой домовёнка.

- Я бы хотел посмотреть этих животных своими глазами.

- А кому ты это говорил? – Не унималась мама.

- Ну, я представил, что учительница на уроке меня спросит, хотел бы я посмотреть на древний мир своими глазами, - придумал на ходу Ваня.

- Видимо, сильно зацепил тебя древний мир. Хочешь, в воскресенье сходим в музей, где есть останки древних животных?

- Да, обязательно, пойдём, - ответил Иван, продолжая загораживать, как он думал, своего нового друга от маминых глаз.

- Что ты там прячешь? – спросила мама, стараясь заглянуть сыну за спину.

- Ничего, - как можно спокойнее постарался ответить мальчик.
Он за спиной поднял книгу, чтобы она закрыла домовёнка, а потом повернулся, чтобы посмотреть, как это у него получилось. Но друга уже и след простыл.

- Вот, - сказал Иван, протягивая маме книгу, - я ещё не дочитал до древних людей.

- Ничего, до воскресенья дочитаешь, - ответила мама и ушла опять на кухню.

- Домовёнок! – Позвал он, - Домовёнок!

Но никто не отзывался.

- Я буду ждать нашей новой встречи, – прошептал Иван и продолжил чтение.

Неожиданная неприятность.

Утром Иван встал, как обычно, рано, сделал зарядку, позавтракал и отправился в школу. Но в этот раз привычная дорога показалась неожиданно интересной.

-  Какие у нас большие и красивые деревья растут! Ветер перебирает листву, а она будто разговаривает. А вдруг она и правду что-то говорит?! Надо будет спросить у домовёнка, могут ли деревья разговаривать.

Так рассуждая, Иван не заметил, как добрался до школы. И первым уроком была история. На вопрос учительницы о том, кто хочет рассказать домашнее задание, Иван вдруг неожиданно для самого себя поднял руку. Чем вызвал бурю возгласов и улюлюканья, ведь Иван всегда старался отлынивать от ответов. Даже учительница не смогла сдержаться: «Что-то взорвалось в космосе, и один маленький протон активировал Ваш разум?» Но Иван не обиделся, ему понравилось выражение учительницы, и он ответил: «Примерно так и произошло». Когда он закончил рассказ о жизни древних людей, в классе стояла гробовая тишина. Дети не могли придти в себя от красочного Ваниного рассказа.

- Да, удивил, Иван, удивил. Где ты прочитал об этом?

- В дедушкиной энциклопедии.

- Я думала, ты и урок не выучишь, а ты ещё и дополнительную литературу прочёл. Садись, пять.

- Пять?

- Да! Если бы могла, я бы две пятёрки поставила. Вторую – за литературное изложение: последовательно, красочно. Ну, иди, урок не резиновый, надо ещё других опросить.

Иван гордо пошёл на место. Но, не доходя до своей парты, он вдруг обо что-то споткнулся и грохнулся посередине прохода. Класс громко засмеялся. Это отличник Алексей подставил ему ножку. Иван сначала растерялся, ведь Лёха всегда вёл себя примерно, никогда не баловался, тем более на уроке. Но потом ему стало обидно, что тот испортил его триумф, и он бросился на него с кулаками.

- Иван! – Громко сказала учительница, - теперь ты меня не удивил. Твоя пятёрка превратилась бы сейчас в двойку. Но я оставлю пять, а ты придёшь, завтра с мамой, потому,  что по поведению ставлю тебе два. Быстро садись на место!

Ваня поплёлся к себе за парту. Настроение было испорчено. Он сначала хотел подкараулить Лёху после школы и надавать ему хороших тумаков. Но подумал о маме. В то, что он не виноват в шуме на уроке, она поверит, но в то, что потом это не он бил Лёху, если у него будет синяк, не поверит. Кое-как проведя день в обычном для него режиме, он всё думал, что огорчит маму своим поведением, что ей опять надо будет отпрашиваться с работы. И в дом он вошёл чернее тучи.

- Что случилось? - Спросила мама. Она как раз пришла на обед домой.

- Я сегодня получил пять по истории.

- Так радоваться надо!

- Я бы радовался, если бы тебя не вызвали завтра в школу.

- По какому поводу?

- Понимаешь, я так хорошо рассказал урок, ведь я же вчера весь вечер к нему готовился, а Лёха подставил мне подножку, и я упал прямо посередине класса. Ну, и не сдержался, хотел ему всыпать.

- Да, не ожидала я от Алексея такого поступка. А как сам думаешь, почему он так сделал?

- Понимаешь, мне так было интересно рассказать, что я узнал помимо учебника, что я увлёкся и рассказывал не как урок, а как какую-то историю. Даже учительница сказала, что поставила бы мне вторую пятёрку, если бы смогла. А ему никогда не ставили две пятёрки за один урок, пусть всегда пятёрки, но только по одной. Позавидовал, наверное.

- Да, скорее всего. Ты, надеюсь, не побил его после школы, как обычно?

- Нет, это мы проходили. Это ни к чему хорошему не приведёт, - сказал он маминым голосом.

Мама рассмеялась и продолжала спрашивать: И что ты думаешь делать дальше?

- Думаю, я его взгрею по-другому.

- Это как?

- Завтра у нас биология и география. Я отвечу так же и по ним.

- Молодец, сынок! Ты начинаешь рассуждать как мужчина: разумно и благородно. Побить его физически для тебя не составит труда, а вот побить его же оружием, тем, в чём он сильнее тебя – это достойный ответ. Я горжусь моим взрослым сыном!

Вдохновлённый мамиными словами, Иван хотел сразу же сесть за уроки. Но мама сначала заставила его переодеться, вымыть руки и лицо, пообедать, убрать в своей комнате, а потом разрешила делать уроки. Никогда Иван не хотел так быстро сеть за выполнение домашнего задания. Чувство обиды и несправедливости будило в нём желание блеснуть знаниями. Он решил начать с географии. По географии было легче всего, потому что этот материал он уже знал из энциклопедии «История жизни на земле».  Да и по биологии там нашлось немало материала.

На следующий день, когда Иван уже уходил в школу, мама его остановила.

- Я вчера вечером созвонилась с учительницей, объяснила, что ты сожалеешь и больше так делать не будешь. Поэтому сегодня веди себя хорошо. Ладно? А, вообще, как настроение?

- Боевое.

- Как ты думаешь, что сегодня будет?

- Лёха постарается меня опять спровоцировать.

- А что ты предпримешь?

- Ничего. Это его проблемы, если он уже будет не первый. У меня слишком много дел, и нет времени на чьи-то обиды.

На мамином лице отразилось удивление и радость одновременно.

- Когда ты успел так измениться?

- Когда в космосе произошёл взрыв, и маленький протон активировал мой мозг, - ответил Иван,  заставив мамину челюсть опуститься вниз, и быстро помчался в школу.

Неожиданная помощь.

В школе всё было обычно. Но когда начался урок биологии, и Иван вытащил учебник, то из учебника выпала записка: «Будь осторожен, садись за парту слева!». Но слева сидел его одноклассник Фёдор, и Иван не мог без разрешения учителя поменяться с ним местами, поэтому продолжал сидеть на своём месте. Когда учитель биологии спросил, кто пойдёт отвечать домашнее задание, Иван уже намеренно поднял руку. Он думал, что класс опять  начнёт гигикать, но, вопреки ожиданиям, стояла гробовая тишина. Все ждали. Учитель с интересом посмотрел на Ивана и произнёс: «Значит, сегодня Вы решили-с удивить меня, молодой человек. Да-с, наслышан, наслышан, как вчера Вы изволили-с удивить учителя истории. Ну-с, выходите-с». Учителю биологии было столько лет, сколько он уже сам не помнил. Он уже с трудом передвигался, но его умение без крика призывать учеников к порядку, его аристократичные манеры и ровное уважительное отношение ко всем, привычка называть всех на «Вы»,  иногда прибавлять букву «с» к словам, вызывали у всех не только уважение, но и любовь.

Иван не заставил себя долго ждать, потому что дома он прорисовал своё выступление в деталях: с чего начать, куда добавить дополнительный материал, как подвести итог своего выступления. Так готовил доклады его старший брат. И слышал-то Иван это краем уха, когда играл в комнате во время обсуждения выступления брата с другом. Но, надо же, запомнил!

Вот поэтому после его четкого и интересного ответа в классе опять была гробовая тишина, и учитель биологии произнёс: «Да-с, это уже не случайность, это уже тенденция-с. Садитесь, пять». И тут Иван как говорят «шкурой почувствовал» чей-то взгляд. Он поднял глаза и встретился взглядом с Лёхой. На него смотрели глаза врага. Если ещё вчера Лёха смотрел с презрением, мол «напрягся один разочек, но больше не получится», то теперь в его взгляде была ненависть. В голове начали носиться мысли: за что, что я такого сделал, что он так смотрит? По спине пробежал холодок, как будто его ждала опасность, и голос в голове произнес слова: «Садись за парту с левой стороны». Повинуясь инстинкту, Иван пошёл на место по другому ряду, потревожив при этом Фёдора.

- Молодой человек, Вы от радости забыли-с, где сидите? – спросил учитель.

Весь класс засмеялся. Иван смутился и подумал: «И, правда, что это я попёрся не с той стороны?» А в это время учитель попросил дежурного вытереть доску. Дежурный Кирилл сидел сзади Ивана. Он подскочил и бросился к доске. Но не успел он сделать и трёх шагов, как растянулся на полу во весь рост и больно ударился головой. Иван кинулся поднимать Кирилла и опять наткнулся на злобный взгляд Лёхи.

- Так вот, что ты для меня подготовил в этот раз, - сказал шёпотом Иван, поднимая Кирилла.

- Иван, отведите Кирилла к врачу, а кто-нибудь вытрите-с, пожалуйста, доску на правах дежурного.

Ваня дружил с Кириллом не потому, что тот передавал ему шпаргалки на контрольных и подсказывал, сидя за его спиной. Они поэтому так и сели, один за другим, чтобы учителям это было незаметно. А Иван помогал Кириллу, если к нему кто-то приставал во дворе из старших ребят. Они дружили ещё с песочницы. Кирилл считался умным, а Иван сильным. Вот так и дополняли друг друга.

- Как тебя угораздило так растянуться? – спросил Ваня, поддерживая друга под руку по пути к врачу.

- Я сам удивляюсь. Как будто меня кто-то толкнул, или я поскользнулся на льду. А, может, и то, и другое. Не знаю.

Иван отвёл друга к врачу, рассказал, что случилось, получил диагноз и пошёл на урок. В голове его проносились мысли одна страннее другой:

- если бы я пошёл с правой стороны к парте, то наверняка упал бы;

- но Кирилл побежал, а я бы просто шёл;

- но и в прошлый раз я просто шёл, но ведь упал;

- как можно так сильно упасть, практически не разогнавшись, да и ничего скользкого не было на полу.

С этими мыслями он зашёл в класс, попросил разрешения пройти на своё место и прошёл к парте с правой стороны. Шёл не спеша, внимательно глядя под ноги.

- Как Ваш товарищ себя чувствует-с? – спросил учитель.

- Отделался большой шишкой, сотрясения нет, - ответил Иван и шёпотом добавил, - а у кого-то будет.

Он хотел ещё на перемене поговорить с Лёхой, но того и след простыл как только зазвонил звонок. Иван был самый сильный в классе, да и среди ребят средней школы мало было более сильных и выносливых. Не только природа наградила Ваню такой силой. Мама рассказывала, что дедушка с пелёнок его закаливал и заставлял делать всякие упражнения. Например, Ивану ещё не было и годика, когда дед ставил его на свою большую ладонь и, балансируя Ваниным телом, мог целых полчаса так ходить, приговаривая: «Вот он, наш богатырь! Смотрите, какие у него сильные ноги. А как руки держит по швам! Точно генерал будет!» Видимо ещё с тех пор нравилось Ване чувствовать напряжение мышц, их усталость после сильной нагрузки. Поэтому в футболе у него были такие хорошие результаты. Он своей выносливостью просто загонял противника на поле, у которого потом легко было отобрать мяч. И отжимался он больше всех в своей команде и на турнике подтягивался больше всех.

Когда пришёл черёд урока географии, у Вани не было желания отвечать, хотя все думали, что он сам выйдет. Но учительница географии решила проверить, правду ли говорят коллеги о разительной Ваниной перемене, и вызвала его к доске. Иван вышел нехотя, краем глаза увидев, как ликует Лёха, подумав из-за его грустного вида, что он не знает урока. И действительно Ваня сначала запинался, но потом увлёкся и закончил свой ответ на восторженных тонах. Ведь он так любил путешествовать!  Он представлял, что это он открывает новые земли, сталкивается с новыми народами, с незнакомой растительностью и климатом. Так что, ответ опять получился в виде рассказа.

- Скажи, Иван, - обратилась учительница, - а где спали твои таланты до сегодняшнего дня?

И тут из класса полетели комментарии: в космосе, на футбольном поле, в раздевалке и т.п.

- Видимо, как говорит моя мама, всему своё время. В спорте я добился успехов, пора добиваться успехов в учёбе.

- Это сильно радует. Садись, пять – сказала учительница.

Иван пошёл на своё место, но при этом не переставал смотреть на Лёху, который вжался в парту.

После уроков Лёха исчез, как только вышел за дверь.

- Ладно, - сказал Иван Кириллу, - в следующий раз поймаю и накостыляю.

- Откуда ты знаешь, что это он? А вдруг не он? – Спросил Кирилл.

- Если он не виноват, то почему прячется? – Аргументировал Иван. – И как это у него получилось?

Третья встреча.

Друзья расстались возле дома. Зайдя домой, Ваня услышал шорох в кабинете. Он потихоньку туда заглянул и был приятно удивлён. На раскрытой дверке книжного шкафа сидел домовёнок и что-то искал в шкафу, изогнувшись немыслимым образом.

- Здравствуй! – Закричал Иван от радости.

- Не шуми, а лучше скажи, куда дел энциклопедию?

- Я её в школу брал, хотел своему другу показать, но он упал на уроке, и не до этого было.

- А, значит, прочёл мою записку.

- Так это ты писал?!

- Нет, баба Яга, которая даже читать не умеет.

- Но, почему я должен был упасть, а упал Кирилл?

- Про Кирилла я как-то не подумал. Вот поэтому я ещё маленький, не могу простроить причинно-следственные связи на четыре шага вперёд, только на три.

- Чего не можешь?

- Не приставай, подрастёшь – узнаешь.

- Но как ты узнал, что я упаду.

- Я слышал, как ты говорил маме, что сделал Лёха, что ты собираешься его побить его же оружием. Шаг третий – он отомстит. Как – это я увидел, переместившись немного во времени. Вот поэтому и написал тебе записку.

- У тебя есть машина времени?

- Нет, я могу это делать только мысленно. А вот в прошлое могу всем телом попасть, да ещё тебя с собой прихватить.

- Правда?!

- Ну, я же тебе предлагал попутешествовать, а ты не захотел.

- Я даже представить не мог, что это возможно!

- Вот сейчас мы с тобою это и сделаем.

- Что?

- Перенесёмся в класс, когда упал Кирилл.

- Как?

- Ты только молчи и не выходи из-за занавеса.

- Из-за какого занавеса?

- Который будешь видеть перед собой, как тюлевая занавеска. А сейчас закрой глаза.

Ваня закрыл глаза и домовёнок взял его за руку. Через мгновенье они оказались за спиной самого Ивана, стоящего у доски и смотрящего на Лёху.

- Садись за парту с левой стороны, - сказал домовёнок.

- Так вот, что это был за холодок, - подумал Иван и увидел, как он сам пошёл к парте, как пробрался через Фёдора, как учитель позвал дежурного, как встал Кирилл с места и начал движение. Он хотел крикнуть, чтобы Кирилл остановился, но, в то же мгновенье увидел какую-то тень за спиной Кирилла, и в то же время у него под ногами образовался лёд, буквально на мгновенье. Но этого было достаточно, чтобы Кирилл поскользнулся.

Иван стоял как вкопанный, он даже зажмурился от неожиданных мыслей, и пришёл в себя, когда домовёнок начал трясти его за ногу.

- Ты что, оглох?

- Ты это видел? Я что сплю? – И Иван начал оглядываться по сторонам. Вокруг была та же комната, те же шкафы. И он точно не спал.

- Видел и не раз. А ты стоя спать не можешь. Это бывает только на фронте. Солдаты так устают, что засыпают стоя.

- Откуда ты знаешь?

- Видел своими глазами, мне же сто лет, забыл?

- Нет, ты видел этот лёд под ногами Кирилла и какую-то тень?

- Я же сказал, что видел и не раз. Сам когда-то так хулиганил.

- Что значит хулиганил?

- А то и значит. Вы же шалите, когда маленькие, а мы тоже так растём.

- Но мы никого не обижали. Можно что-то разбить, испортить, но чтобы человеку навредить, да ещё хорошему!

- Тебя Лёха не считает хорошим.

- Да это не Лёха, это кто-то такой… такой, как ты – за занавеской.

- Нет, это Лёха попросил своего знакомого тебя наказать.

- Меня, за что?

- Чтобы не смел его место занимать, самого умного и интересного мальчика в классе.

- Да я не собирался ничьё место занимать. Я просто решил хорошо учиться.

- Это тебе кажется, что ничьё. Вот если бы в вашем классе появился мальчик сильнее тебя?

- Это же хорошо! Больше шансов на всех соревнованиях выиграть!

- Да? И всё?

- А что ещё?

- И тебе не обидно, что кто-то сильнее тебя?

- Не говори, что сильный, найдётся сильнее тебя. Не говори, что умный, найдётся умнее тебя – это мы с детства проходили. – Произнёс нараспев Иван цитату из мультфильма. - Всегда будет кто-то сильнее, умнее, но надо стремиться к совершенству, как говорит моя мама.

- Умная у тебя мама, но это не она сказала, а только повторила за одним из авторов.

И тут у Ивана округлились глаза от внезапно посетившей его мысли: «Значит, Лёха тоже имеет такого друга как ты?»

- Значит, имеет. Только здесь не дружба. Мы с вами уже давно не дружим. Между нашими мирами взаимовыгодное соглашение.

- Какое соглашение?

- Вы нам разрешаете посещать ваш мир, потому вы – ближайшие соседи, ходим по одним половицам, да и ваши науки такие понятные, как для детей. Точно, это детям рассказывают физику и химию ещё в школе, когда она вообще не нужна, и они понимают, пусть не все.

- А вы нам что, если взаимовыгодное?

- А мы оказываем помощь в определённых случаях.

- Какую именно?

- Подсказываем решения каких-нибудь задач, например, Менделееву подсказали таблицу. Или вот тебе, чтобы не упал.

- Может и Королёву подсказали, как ракету сделать? – съехидничал Иван.

- Может и Королёву, я об этом - не в курсе, но могу поспрашивать у своих, если надо, - спокойно ответил домовёнок.

- А зачем вам это надо? Сами изобретали бы! – сказал с обидой за всё человечество Иван.

- Сами не можем, мозг не так работает, творческих способностей нет. Вот запомнить можем целую гору всего, а вот как развить это дальше – нет.

- Как тогда Менделееву подсказали, если сами не можете?

- Просто: все мысли его считываются и записываются, а потом на нужном месте останавливаются.

- Значит, это он сам придумал эту таблицу? – с гордостью и надеждой спросил Иван.

- Конечно, сам, но без нашей помощи он ещё бы долго её рисовал, - тоже не без гордости сказал домовёнок.

- А вот…

Иван хотел задать ещё вопрос, но домовёнок его прервал: «Всё! Твоя мама идёт, прощевай», - и ушёл в угол, то есть, как шёл, так и ушёл, не тая, как в прошлый раз в воздухе.

Причинно-следственные связи.

Входная дверь открылась, и мама вошла, неся тяжёлые сумки.

- Привет, мамуль, давай помогу, - сказал Иван и, забрав у мамы сумки, потащил их на кухню.

- Привет, сын, - сказала мама, зайдя за ним в кухню. – Мне звонила твоя классная руководительница и спрашивала, что случилось.

- А что случилось? – Спросил Иван, лихорадочно перебирая в голове события.

Ничего не вспоминалось, где и как он мог набезобразничать.

- Почему ты думаешь, что только плохие события могут вызывать вопросы?

- А, ты про мои пятёрки!

- Я видела, что ты сидел за уроками. Но никак не ожидала, что будет столько восторга от твоих пятёрок! Она так хвалила и твою учёбу, и твоё поведение. Всё спрашивала, как я могла добиться таких перемен. Вот и ответь мне сын, за что меня так незаслуженно хвалят?

- Мам, разве ты не заслужила, чтобы тебя хвалили?

- Да, я стараюсь всё делать на пять, включая твоё воспитание. Но мне кажется, что твои пятёрки - это не моя заслуга, ведь ты много лет не слушал, что я тебе говорила о важности учения.

- Как не слушал? Хочешь, я тебе расскажу все твои поговорки об учении и о труде?

- Знать – одно, а понимать – другое. Это в одночасье не случается.

- Ну, случилось же. Как ты говоришь: «Капля камень точит?» Вот и доточилась.

- А может в тебе дедушкины гены проснулись? Он от всего получал удовольствие: от работы, от чтения, от общения. Помню, что даже с нашим дворником мог говорить часами, а потом прийти домой и восхищаться, какой он мудрый.

- Наш дворник мудрый? Вот этот, слегка выбритый и всегда подвыпивший?

- Да, представляешь, как он любил людей и жизнь!

- А почему хорошие люди умирают? Мам, они же должны жить вечно.

- Трудно, сынок, отследить причинно-следственные связи.

- Что, что? – Иван услышал фразу, которую произнёс домовёнок. – Какие связи?

- Причинно-следственные. То есть ничего не бывает без причины. Это из философии, из психологии, ты вряд ли сейчас разберёшься в этих понятиях.

- А бывают причинно-следственные связи на три шага вперёд?

Мама засмеялась: «Так говорить не очень правильно. А вот сказать «проследить на три шага вперёд» будет точнее.  И почему именно на три шага вперёд?» - Продолжала спрашивать мама. Она была очень внимательная, никогда не упускала ни одну деталь, поэтому всегда выводила Ивана на чистую воду. Она всегда задавала уточняющие вопросы, когда он врал, и Иван не мог долго что-то придумывать, сбивался и признавался. Поэтому он не врёт маме уже давно, бесполезно. Да и он заметил, что когда расскажешь правду, то на душе легче становится. Его друг Кирилл тоже говорит, что лучше сразу получить, чем дрожать, что всё откроется. А всё всегда открывается, рано или поздно. И потом становится ещё более стыдно за враньё.

- Так что ты там просчитывал? – вывела его мама из задумчивости вопросом.

- Ну, как понять, что будет в результате какого-нибудь поступка? Разве можно это просчитать?

- Действительно, на первый взгляд, кажется, что много разных путей и дорог. А когда начинаешь просчитывать варианты, то оказывается не так уж и много. А, если говорить о поступках, то всего два: хорошо или плохо.

- А как мы можем предугадать поступки другого человека?

- Ну, дорогой мой, это психология. Надо знать характер человека, его психотип, его типичные поступки, привычки, принципы. Да что случилось? Что тебя понесло в психологию?

- Я вот думаю, что если я поколочу Лёху, ведь это из-за него сегодня упал Кирилл и набил большую шишку на голове, то, что будет дальше?

- Дальше, - сказала мама, - будет педсовет, может из школы исключат. И все твои благие намерения стать отличником так и останутся намерениями. Иди, вымой руки и умойся. Пообедаем, потом продолжим. Война - войной, а обед по расписанию. – Сказала мама и начала накрывать стол.

После обеда, который прошёл так быстро, как только Иван смог работать ложкой, они продолжили разговор.

- Но, нельзя же Лёху оставлять безнаказанным, тем более что я ему пообещал.

- Что пообещал? – Удивилась мама.

- Сотрясение мозга, - спокойно ответил Иван.

- Ты серьёзно собирался ему устроить сотрясение?- Испуганно спросила мама и как-то сразу стала чужой.

- Нет, конечно, но пару затрещин, чтобы мозги стали на место - не помешало бы отвесить, - постарался успокоить он маму.

- Уф-ф-ф, - выдохнула мама, - а то я думала, что что-то упустила в твоём воспитании, что ты стал жестоким. Ты же знаешь наши принципы «силой решают только глупые люди», так и примени его к своей ситуации.

- Как?

- Побить его его же оружием – знаниями.

- Ты знаешь, он не так уж много знает. Он просто зубрит, что написано в учебнике и всё.

- Не всё.

- Как не всё? Когда он ничего, кроме того, что было в учебнике, не рассказывает.

- Не всё.

- Ну как не всё?

- Да так. Если ты собрался на битву, ты должен знать, чем силён твой враг. Ну, так чем отличается Алексей от других учеников? Подумай.

- У него всегда заполнен дневник, - выпалил Иван первое, что впомнил.

- Так, обязательностью, раз.

- Он всегда учит уроки.

- Последовательностью, два.

- Он всегда опрятно одет.

- Аккуратностью, три, - продолжала мама, загибая пальцы.

- Он не кричит и не бегает на перемене.

- Дисциплиной, четыре.

- Возле него всегда кто-то вертится из подхалимов, кто не сделал домашку.

- Авторитетом, пусть и сомнительным, но авторитетом.

- Всё, - сказал Иван, немного подумав.

- А какие из этих пяти качеств у тебя есть, и это ты делаешь лучше, чем он?

- Я сильнее, чем он, - гордо заявил Иван

- Факт! Но не-вни-ма-тель-ный! – Протянула мама. – Из пяти качеств, которые есть у него?

И тут Ивана как будто водой окатили. А ведь действительно, у него нет этих качеств. Уроки он никогда постоянно не делал. Дневник заполнял кое-как, надеясь на память. Аккуратным его нельзя было назвать. Хотя мама всегда готовила ему чистые рубашки и брюки. Но, то рубашка вылезет из брюк от того, что он постоянно куда-то бежит, то брюки умудряются запачкаться даже на самой чистой улице. И он всё время куда-то бежит: то ему надо догнать одноклассников, то вспомнил, что надо сказать кому-то что-то из старших классов, которые находятся на других этажах. Однажды чуть не сбил директора школы с ног. А вот с пятым у него всё в порядке. И об этом он громко заявил маме: «Ну, я тоже, вроде как, пользуюсь в школе авторитетом».

- Замечательно! А как с первыми четырьмя пунктами?

- Ну, мам, ты же сама знаешь! Что сыплешь соль на рану?

- От того, что мы будем сидеть и горевать о твоём взбалмошном характере, мы ни на шаг не станем ближе к победе. Давай подумаем, с чего можно начать.

- С уроков. Я буду всегда делать уроки, да ещё лучше, чем он. Ведь у дедушки столько книг!

- Замечательно! А второй шаг?

- Буду всегда заполнять дневник, не для себя, я и так знаю, что задают.

- А для чего тогда? – Хитро прищурилась мама.

- Для выработки обязательности! – Сказал Иван и вытянулся в струнку, опустив руки по швам.

- Вольно, - скомандовала мама, - и остался самый трудный, на мой взгляд, пункт – дисциплина.

- Вот здесь может и не состояться, - горько вздохнул Иван. – Ну, не могу я просто стоять у стеночки на перемене. Мам, меня разорвёт на части, потому что у меня столько дел в школе!

- Какие в школе могут быть дела кроме учёбы?

- Ну, ты даёшь! А кто капитан школьной команды по футболу средней школы? А кто организует встречу любительских команд во дворе, а потом в районе?

- И что, для этого надо обязательно метаться по школе так, что рубашка к вечеру мокрая, как будто ты из шахты вылез?

- А  иначе я не успею, - оправдывался Иван.

- Ладно, три пункта сразу – это даже больше, чем я ожидала. А там видно будет. Ладно, я на работу, а ты иди что-нибудь поучи перед тренировкой.

Иван отправился в свою комнату и собрал учебники на завтра. Разложил на столе те, по которым задано и пошёл на тренировку.

Будь готов.

Тренировка прошла в обычном режиме: разминка, дриблинг, скоростной комплекс, игра. Но по окончании тренер сделал Ивану замечания, что тот был не внимателен во время игры и спросил: «У тебя проблемы?»

- Нет, ответил Иван, просто задумался об уроках.

- Это хорошо. Футболист должен быть развитой личностью. Но во время тренировки и тем более игры надо уметь сосредотачиваться. Да и в жизни это пригодится. Перед тобой стоит задача – отработать тренировку. И ты знаешь, что в это время ты не сможешь больше ничем заниматься, тогда зачем ты думаешь о тех вещах, которые точно не сможешь сейчас сделать?

- Ну, не знаю, мысли сами в голову лезут. Как можно выкинуть их из головы?

- Просто. Что ты делаешь, когда к тебе пристают в то время, когда ты сильно занят, например, спешишь на тренировку?

- Говорю, что мне некогда и бегу на тренировку.

- Вот так и с мыслями: не сейчас. А чтобы лишние мысли не лезли в голову, ты их записывай.

- Это как?

- У тебя есть распорядок дня?

- Есть.

- Он у тебя записан?

- Нет.

- Так запиши. И тогда тебе не придётся держать в голове то, что написано на бумаге. Работает. Так все великие спортсмены делают: ведут ежедневник. В таком часу у них тренировки, в таком – встреча с прессой, отдых и т.д.

- Что даже отдых записывают?

- А как же! Ведь отдых – это смена деятельности. Сейчас ноги нагружаем, потом голову и т.д.  Понятно?

- Понятно, - сказал Иван и побежал домой.

По дороге домой он заскочил в канцелярские товары и купил себе ежедневник. Выбирал он долго, сначала смотрел на обложку, потом увидел, что некоторые листы разбиты не только на дни, но и на часы, а в других есть ещё и дополнительная информация. Так как денег у него было немного, то решил ограничиться тем, который был разбит только на дни, но зато на обложке был большой футбольный мяч на зелёном поле.

Прибежав домой, он сразу бросился заполнять свой новенький ежедневник. Мама, удивлённая тем, что после тренировки он не бежит на кухню, спросила: «Ты на тренировке был?»

- Ну, конечно же, что за вопросы?

- Ты не проголодался?

- Проголодался, но у меня есть дела интересней.

- И что же это за дела?

- Мне тренер рассказал, что все великие спортсмены ведут ежедневники, это помогает им ничего не забывать и ничего лишнего в голове не держать.

- Это хорошее дело. И называется это самодисциплина, кстати, как раз тот четвёртый пункт, с которым у нас были проблемы. Но дисциплина заключается в том, что не просто надо написать свои дела, но и выполнить их. А по расписанию у тебя ужин. Значит, что надо делать?

- Идти ужинать, - ответил Иван и впервые за свою жизнь пошёл мыть руки без воодушевления, которое всегда испытывал перед принятием пищи.

Быстро поужинав, он побежал в свою комнату к ежедневнику.

- Так, какие дела у нас на завтра? – сказал Иван вслух, садясь за стол.

- Победные! – услышал Иван голос домовёнка у себя над головой.

- Привет! Как хорошо, что ты пришёл! У меня к тебе столько вопросов!

- Притормози! Я что, справочное бюро?

- Нет, но ты столько лет учишься и точно знаешь то, чего я не знаю! Хорошо, - продолжил Иван, хитро глядя на старичка, - поговорим о взаимовыгодном сотрудничестве.

- Вот так уже интересней, - приободрился старичок.

- Что ты хочешь взамен тех знаний, которые у тебя есть?

- Ты честный мальчик, поэтому я буду с тобой честен. Я тебя выбрал, потому что мне нужен напарник в путешествиях. А ты очень любишь путешествовать. Ты всегда обсуждаешь со своим другом, куда ты поедешь, когда вырастешь.

- Да, мы с Кириллом будем либо лётчиками, либо геологами.

- Это понятно, что ты ещё маленький и не видишь разницы в этих профессиях. Ничего, подрастёшь – определишься. Но путешествую я не только по земле, но и по времени.

- А это ещё интересней! – засветился Ваня от восторга.

- Интересней, но опасней. А мы такой народ, что теряемся, когда опасно. Просто убегаем домой или в другой мир. Но, хуже всего то, что мы можем просто оцепенеть, то есть стоять и ничего не делать. Поэтому я не могу взять кого-то из своих в напарники. А ты смелый, ловкий и сильный для своего возраста, ты мне подойдёшь.

- Есть ребята посильнее, - честно признался Иван, боясь, что домовёнок откажется от его помощи после этих слов. Но что-то ему подсказывало, что не откажется.

- Посильнее, но постарше. А подростки, знаешь, не любят подчиняться, всё делают по-своему. У них гормоны играют, они самоутверждаются и т.п. А здесь надо придерживаться плана, соблюдать дисциплину. А ты прошёл испытание на дисциплину.

- Какое испытание? - Спросил Иван, а сам подумал о том, что с дисциплиной у него как раз и не порядок.

- Помнишь, я просил тебя не высовываться из-за занавески? Ты и не высунулся.

У Ивана в голове закрутились мысли о том, что: да, он помнил, что домовёнок просил его не высовываться, но он помнил и то, что хотел крикнуть Кириллу, просто увиденные необычные явления сковали его. Он подумал, что если домовёнок хочет взять его в напарники, потому что он честный, то надо ему признаться о том, что он не крикнул только потому, что у него онемел язык, а не потому, что он помнил обещание.

- Ты знаешь..., – начал Иван.

- Знаю, что ты – честный мальчик и хочешь мне признаться в том, что забыл мои предупреждения.

- Да, - ответил Иван, - а вдруг опять будет такая ситуация, что я обо всём забуду и подведу тебя? Я, наверное, тебе не подойду, хотя мне очень хочется быть твоим напарником.

- Подойдёшь! – Авторитетно заявил домовёнок. - Именно потому, что ты – честный, а в остальном – потренируемся, прежде чем куда-то отправляться.

- Ура-А-А! – закричал мальчик и начал прыгать от счастья на месте.

- Не кричи! - Остановил его домовёнок, - а то мама придёт, а мне еще надо тебе кое-что сказать.

- Хорошо, молчу и слушаю.

- Завтра начнём тренироваться. Будешь идти из школы, остановись между трёх сосен у стадиона и будь готов.

- Хорошо. А куда поедем, или полетим, или будем перемещаться?

- Завтра узнаешь. А сейчас делай уроки, если не хочешь вагоны разгружать, - сказал домовёнок и начал таять. Но вдруг резко проявился и сказал: «Меня Топтун зовут. Можно просто - Топтышка, ведь я ещё маленький». -  И растаял.

- Надо же, - подумал Иван, - так зовут моего любимого мишку, того, что дедушка подарил, - и начал делать уроки.

Провал первого путешествия.

Утром Иван проснулся раньше, чем всегда. Предчувствие первого необычного путешествия будоражило его воображение. Даже мама заметила, что он какой-то не такой: «Ты не заболел? Что-то твои глаза лихорадочно блестят». Сказала она, провожая его в школу.

- Нет. Всё в порядке. Мне надо будет после школы сделать кое-какие дела. Я, может быть, немного задержусь, ответил Иван.

- Хорошо. Только к обеду не опаздывай, не нарушай режим, - крикнула ему мама вдогонку.

Из соседнего подъезда вышел Кирилл, и они пошли в школу вместе. Как хотелось Ивану всё рассказать Кириллу!!! Его так и подмывало на каждом шагу. Он несколько раз открывал уже рот, чтобы выпалить всё, что не давало ему покоя: знакомство с домовёнком, намеченное путешествие. Но в последний момент усилием воли он закрывал рот, потому что чувствовал, если расскажет, то это может плохо кончится.

«Топтышка же не давал мне разрешения говорить другим. Но и не запрещал. А что не запрещено, то разрешено. А вдруг ему это не понравиться, и он не будет больше приходить?» - Так размышлял Иван, то открывая, то закрывая рот. Но даже намёк на то, что его болтовня может разрушить только что начавшиеся отношения и перспективу путешествий закрыла его рот окончательно.

- Ты что, как рыба ловишь воздух ртом? – Удивился Кирилл. – Как будто хочешь что-то сказать, но не можешь. Что случилось?

- Да, всё в порядке, потом как-нибудь расскажу, - ответил Иван, приняв окончательное решение ничего не говорить.

- Ну-ну, - сказал Кирилл и замолчал, зная, что Иван всё равно расскажет, если обещал, надо только подождать.

Сколько помнил себя Кирилл, они всегда были с Ваней рядом: одна площадка во дворе, один детский сад, одна школа. Правда, когда начались различные кружки и секции, то они уже меньше виделись, потому что у них были разные направления. Ваня ходил всегда в те секции, где надо было напрягаться физически: сначала гимнастика, потом, лёгкая атлетика, а с семи лет – футбол. А Кирилл сначала ходил на балет, потом на шахматы, а сейчас увлёкся программированием. Но им всё равно было интересно друг с другом. Потому что им нравились одни и те же герои, фильмы, одно и то же мороженное.

Так, каждый думая о своём, они дошли до школы. На уроках Иван был не очень внимателен, он никак не мог отогнать от себя мысли о предстоящем путешествии. И даже совет тренера сосредоточится по системе «Не сейчас» помогал ненадолго. Еле дождавшись окончания уроков, Иван сказал Кириллу, что ему надо по делам и рванул к стадиону. Когда он добежал до трёх сосен, то сердце еле удерживалось в груди, так оно стучало. Это у него-то? У того, кто преодолевал такие расстояния в два счёта, даже не запыхавшись?

Сосны были очень большие. Их посадили тогда, когда строили стадион, дедушка тогда был ещё молодой. Они были толще Ваниного обхвата и росли так близко друг к другу, что если стать между ними, то тебя не будет видно ни с какой стороны. Но Ваня не захотел заходить внутрь сосен, боясь, что там будет загажено любителями бесплатных туалетов.

- Не бойся, здесь чисто, - заходи, - позвал его Топтун.

- Я всё время забываю, что ты можешь читать мысли, - ответил Иван и зашёл внутрь соснового треугольника. Топтышка сидел на нижней ветке, которая как раз бала на уровне головы Ивана, потому что все ветки ниже были спилены.

- Это место охраняется, поэтому вовнутрь никто без разрешения не зайдёт.

- Я не вижу ни охраны, ни даже таблички, - удивился Иван, осматриваясь вокруг себя.

- Шишкарь, покажись! – крикнул Топтышка. И в ту же секунду Иван увидел маленького старичка на ветке сосны, к которой стоял лицом. Он был всего в два раза больше шишки, и очень похож на шишку: на голове вязанная шишечками шапочка, такой же тулупчик, штанишки коричневого цвета и такая же коричневая как одежда борода. Лапти тоже были коричневые.

- Здравствуйте, - сказал Иван, а сам подумал, - как же он такой маленький может не пустить сюда какого-нибудь верзилу.

- Здрасте, - сказал Шишкарь, - а вот так!

И у Ивана поползли по телу холодные мурашки, ему стало жутко неуютно и очень захотелось уйти с этого места.

- Ну, хватит, хватит! – Прервал этот эксперимент Топтышка, - у нас много дел.

И Шишкарь исчез. С ним исчезло чувство «быстрее отсюда уйти».

- Да-а-а, - протянул Иван, - после такого ощущения вряд ли будет какое-нибудь желание, кроме желания как можно дальше уйти от этого места.

- Итак, - сказал домовёнок, - мы сейчас с тобой попадём на лучший матч Льва Яшина.

- В Париж? В 1960 год? – удивился Иван.

- Нет. В Париже тогда шёл дождь, а ты можешь нас выдать своими переживаниями. Мы попадём на «Матч века» в Лондон.

- Но в Лондоне Яшин сыграл всего один тайм. Но этот тайм действительно был лучшим, наверное, во всей его жизни.

- Ты хорошо знаешь историю футбола. А теперь ты увидишь её своими глазами. Только сначала я заклею тебе рот, - сказал Топтышка и вытащил неизвестно откуда пластырь.

- Зачем? – удивился Иван.

- Затем, что ты не сможешь молчать.

- Как не смогу, я же дал слово.

- Бывают такие ситуации, когда все обещания забываются. Поэтому всегда очень осторожно надо их давать.

- Ладно, - согласился Иван, видя, что домовёнок настроен решительно.

Он подошёл поближе к ветке, где тот сидел, свесив ноги среди иголок, и закрыл глаза. Топтышка наклонился и ловко заклеил ему пластырем рот. Но, когда Иван открыл глаза, то он уже был на стадионе «Уэмбли», который был заполнен до отказа. Всюду шныряли какие-то люди, лоточники, полицейские. Иван стоял возле колонны на трибунах, а Топтышка сидел на перилах рядом. Вокруг них была та самая занавеска, которую он видел в классе. Он хотел что-то спросить у домовёнка, но не смог даже раскрыть рта. Домовёнок был прав, он точно бы их выдал. Хотя стадион так гремел, что вряд ли Ванин голос был бы слышен. Но тут его внимание привлекла атака англичан на ворота, где стоял Яшин. Гол был неминуем. Каким чудом Яшину удалось извернуться, но поймать мяч неизвестно. Стадион взревел и Иван вместе с ним. Из его заклеенного рта вырвалось мычание, и руки взлетели вверх, едва не скинув с них занавеску. По пальцам прошла волна тока и Иван упал.

Очнулся он на траве между соснами. Рядом сидел домовёнок и внимательно на него смотрел. Иван молчал не потому, что рот был заклеен, а потому что он досадовал на себя из-за пропущенной возможности посмотреть матч. Тут он обнаружил, что рот у него не заклеен и сказал: «Это было круто. Я, конечно же, много об этом матче читал и даже видел репортажи по интернету. Но чтобы своими глазами! Такой мяч! Такой Яшин! Спасибо!!!»

- Ты всё испортил, - спокойно сказал домовёнок, - я, конечно же, знал, что ты – фанат футбола, но не до степени провала операции.

- Какой операции? – Удивился Иван.

- А ты что думаешь, мы там очутились, потому что ты любишь футбол?

- Я думал так.

- Нет, я взял тебя с собой, как эксперта по футболу.

- А что же ты не предупредил?! Что я должен был делать?

- Смотреть матч.

- Я смотрел.

- Не весь смотрел.

- Ну, извини, я не думал, что эта занавеска током бьётся.

- Это не ток, это отражательное поле большой энергетической мощности. Как тебя ещё не убило?!

- А почему ты не сказал, что она может убить?!

- Я же говорил тебе, что я ещё маленький, не всё могу предвидеть. Мы в расчёте. Моя ошибка – твоя ошибка.

- Давай договоримся, чтобы больше таких ошибок не было, - попросил Иван. -  Предупреждай меня заранее, что надо делать и что будет в случае чего.

- Договорились. Иди домой, - сказал Топотун и исчез.

- А зачем мы туда летали? – крикнул Ваня, но ему никто не ответил.

Иван поднялся на ноги и пошёл домой. Он шёл и вспоминал потрясающий захват мяча Льва Яшина. Как будто тот знал, куда будет он лететь.

- Ты уже сходил по своим делам? – Спросил его вдруг вставший на пути Кирилл.

- Да, а что?

- Мы же вместе вышли из школы, ты пошёл в другую сторону, а оказался у дома вместе со мною?

- А который час?

- Всего десять минут прошло, а ты уже сделал свои дела?

- Да, сделал, что пристал, - решил Ваня отделаться от друга.

- Ну, не хотел идти вместе со мною, так бы и сказал, - обиделся Кирилл.

- Не обижайся, я же тебе говорил, что потом всё расскажу.

- Тебе точно помощь не нужна? Ты какой-то не такой как всегда, да и волосы у тебя дыбом. Ты девчонок пугал за школой?

- Нет, это, скорее всего, они меня напугали, - отшутился Иван, и они разошлись по домам.

Дома Иван попытался применить систему «Не сейчас», садясь за уроки. Но из головы не выходило увиденное. «Нет, не мог даже самый гениальный математик рассчитать, куда полетит мяч. Времени не хватило бы на таком близком расстоянии. Даже добежать не успеешь, если и просчитаешь за полсекунды. Только угадать. Предчувствие. Не мог он знать, куда надо вставать. А, может, мог. Но откуда?» - рассуждал про себя Иван, сидя за уроками.

- Вот и я говорю, что знал, - вдруг он услышал голос домовёнка со шкафа.

- Так мы поэтому там были? Но что это даёт?

- Тебе то, что интуицию надо развивать. А мне – выполнение домашнего задания.

- Какого задания? У вас тоже есть школа?

- Ну, школой это назвать можно с натяжкой. А вот правильный анализ каких-либо событий поможет мне перейти на уровень выше – помолодеть на пару лет.

- Вам тоже дают задание?

- В общих чертах. А уж конкретную тему мы сами подбираем, исходя из тех возможностей, что у нас есть под рукой. В данном случае у меня под рукой был ты и твоя любовь к футболу.

- Ты просто меня использовал?

- А то как! Но готов честно выполнить своё обещание - ответить на твои вопросы, если ты завтра опять будешь смотреть со мной этот матч.

- Спрашиваешь! Да я готов хоть сейчас это сделать.

- Нет, сейчас у тебя уроки, потому что, если я помешаю тебе выполнять свои планы, мне перекроют доступ в ваш мир. У нас с правилами строго. Завтра встретимся на том же месте в тот же час, - пропел последние слова скрипучим голосом домовёнок и исчез, даже без «прощевай».

-Уроки так уроки! – Сказал Иван и хотел приступить к выполнению домашнего задания.

Но домой пришла мама и позвала Ивана обедать. Она специально устроилась поближе к дому, чтобы следить за Ваниным режимом, потому что он просто забывал, что надо есть, бегая целый день во дворе. Со старшим братом не было проблем, он был очень ответственный и всегда соблюдал режим. Ваниного режима хватало на зарядку и на посещение футбольной секции. Маму всегда удивляло, что на тренировки Иван ходит как скорый поезд – строго по расписанию, а в школу может легко опоздать. Футбольная форма всегда в порядке, а школьный костюм каждый день выглядит так, будто его месяц не гладили.

- Я, конечно же, рада твоему рвению учиться, но без фанатизма, пожалуйста. Сначала обед, потом прогулка, потом уроки. Вырабатывай дисциплину, вырабатывай.

И Ваня начал вырабатывать дисциплину. После обеда и прогулки он внёс исправления в свой ежедневник и с того дня стал соблюдать расписание. Выполнение домашнего задания уже не было нудной обязанностью. Ему нравилось узнавать что-то новое. Мало того, у него появилась необузданная жажда этого нового, как будто в голове сидел голодный птенец, который всё время просил есть. И он переставал пищать тогда, когда Иван выучит уроки, да ещё дополнит знаниями из дедушкиных книг.

Мальчик пытался найти новую информацию в интернете, но оказалось, что там очень разная информация по одним и тем же вопросам. Он спросил у мамы, почему это так. Мама объяснила, что в интернет выкладывают информацию все, кому не лень, а дедушкины книги прошли при издании хоть какую-то проверку на достоверность. Поэтому Иван больше за помощью в поиске информации не полагался на интернет. Хорошо, что дедушка собрал такую большую библиотеку!

Второе путешествие.

На следующий день Иван отправился в школу с мыслью, что обязательно сделает всё, что скажет домовёнок, но взамен он получит ответы на свои вопросы. И договорится он с ним об этом сразу перед путешествием.

В школе день прошёл в обычном для последнего времени режиме – на всех уроках учителя начинали вести опрос домашнего задания с Ивана, чтобы убедиться в том, что их предмет не является исключением. Учитель по Охране безопасности жизнедеятельности, получив развёрнутый ответ, попытался задать дополнительные вопросы по прошлым темам. На что Иван ответил: «Извините, за прошлые темы я уже получил отметки и пока не готов их исправить». Учитель смутился и сказал: «Садитесь, четыре». Класс стал возмущаться, а Иван молча прошёл на своё место. Все остались недовольны. Иван, потому что из него делали подопытного кролика. Учитель, потому что превысил свои полномочия и был поставлен на место. Ученики, потому что оценка не соответствовала ответу. Один Лёха был доволен. Он не мог сдержать ехидной улыбки. Но Ивану было всё равно, и Лёха быстро остыл.

В остальном день прошёл как обычно. После уроков Иван сказал Кириллу, что опять надо идти по делам, чтобы тот не обижался, а подождал до завтра, что завтра он всё ему расскажет, и побежал к соснам. На этот раз он вошёл в сосновый треугольник без боязни, но на всякий случай сказал: «Здравствуй, Шишкарь, я к Топтуну пришёл».

- Приветики, - ответили откуда-то сверху из веток, - уж полчаса тебя тут дожидается.

- Ну, что, готов? – Воодушевлённо спросил Топтун.

- Я-то готов, но ты обещал мне ответить на мои вопросы. Поэтому давай договоримся на берегу: я выполняю всё, что ты скажешь, а ты отвечаешь на все мои вопросы.

- А малой не промах! – хихикнул Шишкарь.

- На берегу, - передразнил его домовёнок, - хотя это символично, время течёт как река. Ладно, только если я буду знать ответы на твои вопросы.

- Ну, тогда давай, заклеивай рот.

- Я думаю, что тебе это уже не надо.

- Надо, надо. Больше никаких сюрпризов не будет?

- Если будешь стоять спокойно – не будет, - сказал домовёнок и свесился с ветки, держа в руках пластырь.

Иван подошёл, закрыл глаза, получил свою наклейку и уже знал, что будет, когда он откроет глаза.

Так и случилось. Они оказались на том же месте в тот же час. Иван стоял возле той же колонны, а домовёнок сидел рядом на перилах. Матч только начался. Иван стал внимательно наблюдать за игрой. Все острые моменты он воспринимал так же остро, но сдерживал свои эмоции. Это помогло ему быть более сосредоточенным. Его задание было наблюдать за игрой Яшина. Что тот делал, когда шла атака на его ворота, на ворота противника, когда просто разыгрывался мяч.

Судья просвистел окончания первого тайма и домовёнок взял Ивана за руку. Иван повернулся к Топтышке и увидел, что тот сидит на ветке, а он стоит рядом.

- Как это мы переместились в мгновение ока? – Удивленно спросил Иван.

- Это твой первый вопрос?

- А сколько я могу задать тебе вопросов?

- Сколько успеешь задать за две минуты.

Иван сообразил, что на уточнение уходит время, поэтому выпалил: «Я могу рассказать о тебе и обо всём этом своему другу?»

- Можешь, но он тебе не поверит.

- А ты можешь прийти, когда он будет у меня в гостях?

- Нет, у меня договор только с тобой.

- А передоговориться нельзя?

- Нельзя, это не я устанавливаю правила.

- А я тебе ещё буду нужен? На сколько у нас договор?

- Хоть пожизненно, пока кто-то из нас не решит его разорвать, - легко ответил Топтышка.

- А я могу первым к тебе обращаться с просьбой?

- Можешь, но с одной. Как только ты выполнишь что-то взамен, потом можешь и второй раз обратиться.

- А что обычно вы просите взамен?

- Так, две минуты истекли, договорим после того как ты сделаешь уроки, - сказал и исчез.

- Ладно, - сказал Иван, - дома так дома. Будь здоров, Шишкарь, - сказал Иван и пошёл домой.

- И тебе не хворать, - ответ Шишкарь.

Подходя к дому, Иван замел, что Кирилл тоже только что подошёл.

- Ты опять успел сделать все дела? – Немного с иронией спросил Кирилл.

- Успел. Если ты не занят после обеда, то давай встретимся на нашем месте и поговорим.

- Хорошо, - ответил Кирилл, - часа в два смогу, не раньше.

- Ну, тогда до двух! – сказал Иван и побежал домой, потому что мама уже стояла в окне и подавала сигналы.

- Привет, мамуль, - крикнул Иван, снимая школьную форму на ходу, - я сейчас.

- Сынок, ты же знаешь, что моё время ограничено. Я и так подстраиваюсь под твои уроки, чтобы уйти на перерыв, но задерживаться не могу.

- Мам, у нас сегодня было много уроков. А тебе не надо больше ходить меня кормить, я это буду делать сам, как брат.

- Точно будешь?

- Да, точно! Что я – маленький?

- Вот завтра и проверим. А сейчас мой руки и - за стол.

Мама поставила всё на стол и ушла на работу. Иван кушал не спеша, обдумывая, что и как сказать Кириллу, чтобы он поверил.

Верю – не верю.

До встречи был ещё целый час и Иван, чтобы как-то скоротать время, сел поиграть за компьютер. Но, странное дело, игры его больше не увлекали. Тогда он встал и пошёл вымыл посуду, убрал в квартире, даже успел приготовить учебники для домашнего задания. Физический труд его немного успокоил. Но оставалась ещё четверть часа. И он, не дожидаясь двух часов, пошёл на условленное место.

Они давно с Кириллом присмотрели тихий уголок на окраине двора, где старая ива так наклонилась к земле, что на ней удобно было сидеть. Вот там они часами могли сидеть, что-то друг другу рассказывая. Подходя к иве, Иван увидел, что Кирилл был уже там.

- А что не позвал, когда шёл? – Спросил Иван, садясь рядом.

- Ну, я сам же сказал в два, думал, что ты будешь занят. Ты же теперь такой деловой, во дворе тебя не видно, то бегал по школе, теперь из школы.

- Да ладно, за три дня прям так и изменился? – Удивился Иван.

- Ты даже не представляешь как! – Воскликнул Кирилл. – Ты помнишь, чтобы ты мне ничего не рассказывал?

- Конечно, помню. Когда я на тебя обиделся, то не рассказал, на какой фильм мы с братом ходили, когда он приезжал на каникулы.

- Ага, целых два часа не рассказывал! А тут два дня! Два дня я не знаю, почему тебя так выкрутило: делаешь все уроки. Да как делаешь! Как никто никогда в классе не делал, а я думаю и в школе! Говоришь, что идёшь по делам, а сам идёшь домой, но, уже успев где-то побывать. Я даже не знаю, что думать! У меня в голове ступор. Я пытался разложить твоё поведение на алгоритмы, программа выдаёт одни неизвестные.

- Что ты пытался?

- Промоделировать твоё поведение на компьютере.

- А-а-а, - протянул Иван, - тут компьютер бессилен. Я даже не знаю, поверишь ли ты в то, что со мною произошло.

- А когда я тебе не верил? Даже тогда, когда все во дворе смеялись, что ты в пять лет говорил, что был на луне, я тебе верил. Только тогда, когда ты признался, что придумал, тогда я перестал верить. Мне кажется, что если бы ты не признался, то я верил бы в это до сих пор.

- Спасибо, Кирилл, за доверие, но нам уже не по пять лет. Ладно, поверишь или нет, я расскажу. Помнишь, во вторник мы играли во дворе в футбол?

- Конечно, помню, я домой без ног пришёл.

- Я тоже. Вот завалился я на диван с учебником истории, потому что мама сказала, что спросит, когда придёт из магазина, а сам заснул. Недолго мне пришлось спать. Разбудил меня какой-то, то ли шум, то ли шуршание, я спросонья и не понял. Но вдруг я увидел у себя в портфеле, который валялся раскрытый на полу, маленького бородатого человечка.

- Да, ладно, - не выдержал Кирилл, - серьёзно?

- Серьёзнее некуда. Я бы подумал, что сплю, если бы он не ущипнул меня больно. Тебе во сне было когда-нибудь больно?

- Страшно было, но больно – не помню. Что дальше-то?

- А дальше оказалось, что этот человечек вовсе не человечек, а домовёнок, притом маленький, ему всего сто лет.

- Да, ладно, - опять удивился Кирилл, - маленький в сто лет, да ещё и с бородой.

- Я ему то же самое сказал, а он ответил, что они рождаются старичками, а потом молодеют, когда набираются знаний.

- Поэтому ты решил учиться, чтобы тоже помолодеть? Ты, вроде бы, ещё не старик.

- Учиться я решил потому что, оказывается, в этом мире есть много интересного, которое можно понять только с помощью знаний, да и в других мирах без знаний никак.

- В каких других мирах? Этот домовёнок из другого мира?

- Он из этого мира, но есть ещё много миров. Например, есть четырёхмерное пространство, где, прежде чем родиться, надо много знаний насобирать по всем мирам. Зато, когда родишься, у тебя будет всё, что пожелаешь.

- Ух-ты, а как туда попасть?

- Пока не знаю, но Топтышка обещал ответить мне на вопросы.

- Топтышка? Это твой медвежонок?

- Да, нет. Это так зовут домовёнка, Топтун, а так как он ещё маленький – Топтышка.

- Странное имя Топтуп, я читал, что в царской охранке так называли того, кто вёл слежку.

- Ты много читаешь. А читал ты о том, что наши учёные доказали, что есть другие миры?

- Выдвигается много версий и о параллельных мирах и о многовариантных. Но всё это теории.

- Уже нет. Но доказать тебе я это не могу, потому что у меня с ним договор. Он сказал, что договор только между нами двумя, и тебе он показываться не будет.

- Не будет и не надо, подумаешь, домовёнок. Мне бабушка рассказывала, что когда-то в каждом доме был домовой, который охранял дом от несчастий и от злых людей. Их редко кто видел, но все знали, что они существуют. А сейчас это называют суеверием.

- Вот такое суеверие заключило со мною договор о том, что я ему помогаю в путешествиях, а он отвечает на мои вопросы и помогает мне, если может.

- Да, ладно! – в очередной раз удивился Кирилл, - ты, правда, будешь с ним путешествовать?

- Уже мы были на стадионе «Уэмбли» в 1963 году на «Матче века».

- Да, ладно!!!

- Да что ты заладил: «Да, ладно! Да, ладно!» Да, я своими глазами видел Яшина, видел его игру. Я такого ещё никогда нигде не видел и не увидел бы, если бы не домовёнок.

- И как?

- Что «и как»?

- Как вы туда попали? Вас что, никто не видел, такую странную парочку: мальчик в интересной одежде и рядом старичок с ноготок?

- Ты помнишь, как Гарри Потер под плащом прятался? Вот что-то в этом роде, только повыше и пошире и бьётся током так, что сознание теряешь, даже убить может.

- Круто! То есть вас никто не видел?

- Само собой. Были мы там два раза, потому что в первый раз меня током долбануло, и я не успел весь матч посмотреть. Поэтому у меня волосы дыбом торчали. А во второй раз я посмотрел весь тайм, в котором играл Яшин.

- То есть ты его попросил посмотреть матч, и он тебя туда перенёс?

- Нет, это он меня попросил посмотреть матч.

- Он что – фанат футбола?

- Нет, он выполняет какое-то задание, типа нашей школы, и ему нужен эксперт по футболу.

- А что, более профессионального консультанта не нашлось, кроме десятилетнего мальчика? – Искренне удивился Кирилл.

- Я тоже так спросил, а он ответил, что ребята постарше не слушаются и всё такое.

- И что ты должен ему ответить?

- Ещё не знаю, он придёт сегодня после того, как я закончу делать уроки.

- Так это он заставляет тебя делать так уроки?

- Нет, но, я думаю, благодаря нашей встрече мне захотелось учиться.

- Да, теперь я верю в твои перемены, но как-то не верю в этого старичка.

- Ты мне не веришь?

- Тебе верю, в старичка – с трудом.

- Я даже не знаю, как тебе доказать.

- А, не надо доказывать. Иногда лучше подождать, как говорит твоя мама, время всё расставит на свои места.

- Мне повезло не только с мамой, но и с другом. Я бы на твоём месте не поверил, если по чесноку. Ладно, у меня по расписанию – уроки. А потом встреча с Топтышкой. Я пойду, завтра всё расскажу.

- Как ты изменился, прямо деловой: «По расписанию».

- Мой тренер сказал, что все великие футболисты так делают.

- Ладно, пока, великий футболист.

И они разошлись.

Футбольный эксперт.

Иван побежал домой делать уроки. Ещё четыре дня назад, если бы ему сказали, что он сам, по собственной инициативе сядет за уроки, он бы в это не поверил. А о каких-то дополнительных материалах можно было вообще не говорить, это было из разряда фантастики. Казалось бы, по истории или по географии можно найти дополнительные факты, имена, события. Но что можно найти по математике?! Оказывается, математика применяется практически во всех науках, во всех сферах жизни. Она так и называется прикладная математика. Сколько в ней интересных задач решается. Иван так увлекся, решая задачки из пособия по прикладной математике, что не услышал, как за спиной старается привлечь его внимание покашливанием Топтышка.

- Ой, - оглянулся Иван, - привет! Я сейчас закончу учить уроки.

- Да ты их давно закончил учить, просто сидишь, играешь.

- Я? Играю? – Удивился Иван.

- А как это назвать? Сначала от компьютерных игр тебя нельзя было оторвать, хоть по голове у тебя ходи, теперь от решения задач.

- Но задачи – это же не игры. Хотя ты прав, во всём должна быть мера. – Сказал Иван и закрыл сборник задач. – Так что ты хотел узнать про футбол?

- Ты всё время смотрел на Яшина?

- Как договаривались.

- И что скажешь?

- Что он лучший!

- В этом тайме было более 10 атак, 10 мячей побывало в его руках, 3 мяча были так себе, а вот 5 взять было нелегко и 2 - просто невозможно, не зная, что будет наперёд. Про первый можно сказать, что он сделал это автоматически. Но, автоматически поднимают кисть руки, а он поднял плечо и отбил мяч. Согласись, что никто никогда этого не делал?

- Да, я такого не видел, - согласился Иван.

- А второй пойманный мяч? Когда он выскочил за пределы штрафной площадки и буквально вырвал мяч у Смита? Останься он в воротах или в зоне штрафной площадки, гол был бы неминуем. А как он впечатал последний мяч кулаком, зная, что в ту же секунду просвисти звонок! Так вот вопрос: похоже, чтобы человек так играл, не зная, что будет дальше?

- Он всегда хорошо играл за исключением года травмы. Но я тоже был удивлён такой интуиции.

- Это не интуиция, это знание наперед, что и когда будет. Вы, люди, можете развить в себе какие угодно способности. И ты – этому пример. Ты вчера ещё не мог запомнить несколько исторических дат, а сегодня дополнительный материал легко вставляешь в учебный.

- Ты прав, мне это действительно стало легко делать, как по свистку тренера.

- Вот об этом я и собираю материал.

- О чём?

- О том, как люди достигают невероятных высот, когда чего-то сильно хотят, или что-то сильно любят. О том, что в вашем материальном мире невозможное становится возможным.

- А в вашем разве не так?

- Ну, у нас есть свои преимущества.

- Я выполнил твоё задание?

- Да, на этот раз – да.

- А теперь ты ответь мне на несколько вопросов.

- Задавай!

- Как мы провели столько времени на стадионе и потом оказались опять в то же время, в какое отправлялись?

- Временной тоннель так работает. Это как ваша электричка. Если рельсы проложены от одной станции к другой, то по этой же ветке ты вернёшься опять на эту станцию. Не бывает же, чтобы электричка остановилась, не доезжая платформы или дальше?

- Бывает, но очень редко, в чрезвычайных обстоятельствах, например, если что-то лежит на путях. А вот, чтобы дальше проезжала, я такого не знаю.

- Это у вас редко бывает, а у нас так я не припомню, чтобы сбой был. Всё, больше вопросов нет?

- Деревья разговаривают?

- Вот уж удивил! Тебе это зачем? Впрочем, это не моё дело. Можно сказать разговаривают. Они не могут что-то друг другу рассказать, но сигналы подают.

- Я так и знал. А ты будешь жить вечно? Ведь нельзя, сам сказал, собрать всех знаний.

- В одном и том же мире жить вечно не интересно. Мы можем перерождаться в других мирах, когда захотим, но это надо заслужить.

- А можно заглянуть в ваш мир?

- Пока нельзя. Заслужишь – посмотришь.

- А как я могу заслужить это?

- Будешь мне помогать.

- Хорошо, я готов, - сказал Иван и даже встал из-за стола.

- На сегодня хватит, твоя мама идёт, а завтра видно будет, прощевай.

- До свидания, - сказал Иван и услышал, как мама входит в квартиру.

- Привет, мамуль! – сказал Иван, выбегая в коридор.

- Привет, сынок! Уроки сделал?

- Можешь не сомневаться. Погулял, убрал, сделал уроки.

- Я не узнаю своего сына! Даже убрал! Что так на тебя повлияло?

- Я решил повзрослеть. Это у детей нет обязанностей, а я теперь буду отвечать за порядок, - сказал Иван и сам удивился своим словам.

- Уж не знаю, радоваться или огорчаться. Ты обычно начинаешь мне помогать, когда что-то натворил. Есть что-то, что я должна знать?

- Я же тебе говорю, что взрослею.

Они поужинали и Иван спросил: «Мам, а у дедушки есть что-то про полицейскую охранку?»

- А тебе это зачем? – Удивилась мама.

- Да, Кирилл сказал, что в охранке раньше были полицейские, которые следили за кем-то и их называли топтунами.

- Да, было, особенно в предреволюционные времена, чтобы выслеживать сеть революционеров, их явки, а так же, чтобы выходить на главарей всяких банд. Не знаю, про структуру полиции вряд ли что-то есть, а вот про гения царского сыска есть литература. Хочешь почитать?

- Давай.

Мама дала Ивану «Очерки уголовного мира царской России», автор Кошко Аркадий Францевич.

- Это был не просто профессионал, а гений своего дела, - сказала она с гордостью, - книга написана от первого лица. Не знаю, поймёшь ли ты сейчас все его переживания, но мы потом с тобой обсудим это. Мне очень интересно, что ты думаешь.

- Хорошо, сказал Иван и уселся читать в дедушкином кабинете на кресло.

Рассуждения старого человека были Ивану не интересны, но они быстро кончились, и началось описание жизни и быта людей в конце позапрошлого и начале прошлого века. Но больше всего Ивану понравилось, как Кошко умел найти выход в любом безвыходном положении. Первую книгу он прочел сразу залпом и попросил маму дать продолжение.

- Ты уже прочёл? - Удивилась мама. – Ну, что скажешь?

- Он мне напоминает хорошего футболиста, быстро просчитывает варианты и выбирает самый подходящий.

- …? Интересное сравнение. Сейчас иди, ложись спать, а завтра получишь вторую книгу. А сам Кошко тебе понравился?

- Да, он добрый, видит в людях, прежде всего, хорошее и хорошо с ними обращается. А с плохими старается меньше разговаривать, как будто запачкаться боится.

- Ну, ты и философ, сынок. Не знаю, что с тобою происходит в последнее время, но ты меня постоянно удивляешь. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи! – сказал Иван и уже собирался ложиться спать, как вдруг услышал покашливание на шкафе.

- А, Топтышка, что вдруг на ночь глядя?

- Да, я случайно услышал ваш с мамой разговор, и хочу предложить тебе смотаться в то время, посмотреть на работу этого Кошко, - шепотом сказал домовёнок.

- Что, прямо сейчас? – Так же шёпотом спросил Иван, потому что мама ходила за дверью.

- Нет, конечно же, завтра. Ведь у тебя завтра нет тренировки?

- Хорошо. На том же месте?

- Нет, на этот раз в библиотеке. Временной тоннель легче строить там, где рядом есть информация о нужных людях или событиях. Футбол – стадион, историческая личность – библиотека.

- А почему именно Кошко тебя заинтересовал?

- Ну, я, вообще-то, собираю данные о выдающихся личностях, а он точно был такой один.

- Как Яшин в футболе.

- Это точно. А сейчас - прощевай! – И исчез.

- Спокойной ночи! – Прошептал мальчик и уснул.

Живая история.

На следующий день уроки шли своим чередом. Даже Лёха привык, что Иван всегда готов к урокам и перестал пакостить. Но Иван всё равно проходил осторожно возле его парты, потому что его продолжали вызывать отвечать домашнее задание. Учителя никак не могла поверить в то, что у ребёнка начал работать мозг, а не только ноги. А он всегда у Ивана работал, но в одном направлении – футбол. Он знал наизусть не только выдающихся игроков мирового футбола, но даже тех, кто сидел на скамейке запасных во всех командах. Мог даже в затылок их узнать, стоило только один раз увидеть этот самый затылок. Все футбольные матчи он мог пересказать наизусть. Не только кто с кем и когда играл. Он знал счёт, сколько каждая команда провела игр, а сколько надо провести до выхода в финал чего-нибудь и т.д.

Когда Иван удивлялся в разговоре с Кириллом тому, сколько он запоминает шахматных партий, то Кирилл ему говорил, что он бы столько фамилий не запомнил. И Ивану казалось, что если он помнит одно, то не запомнит другое. А вот как выходит! Может запомнить! Надо просто захотеть, очень захотеть! Так рассуждал Иван, идя в библиотеку.

- Ты опять куда-то собрался? – Спросил Кирилл, когда они выходили из школы.

- Да, в библиотеку.

- Завтра же воскресенье, уроки не надо делать. – Сказал Кирилл, думая, что Ваня берёт дополнительный материал в библиотеке.

- Я не уроки делать, а на встречу с Топтышкой. – Сказал Иван и добавил, - потом всё расскажу.

- Ну, хорошо, - согласился Кирилл. Но в его голосе чувствовалось недоверие.

- Тогда на нашем месте после обеда?

- Ага, - сказал Кирилл. И они разошлись каждый в свою сторону.

Когда Иван подошёл к библиотеке, он не знал, куда ему идти, то ли в читальный зал, то ли в абонентский отдел. Но, подумав, решил, что в читальном зале будет удобнее. Там большие столы, за которыми или под которыми удобно будет спрятаться. И он направился прямо к библиотекарю в читальном зале.

- Здравствуйте! А у вас есть что-нибудь о Кошко Аркадии Францевиче?

- О ком, о ком? – не поверила своим ушам библиотекарь, зная, по карточке, что Ивану всего десять лет.

- Ну, это был такой сыщик в царские времена, - пояснил Иван.

- Я это знаю, молодой человек. - Ответила уже не молодая библиотекарша, не скрывая удивления. Что и кто у неё только не просил найти в библиотеке. Но давно её так не удивляли. - А Вы откуда о нём знаете?

- Мне мама дала почитать его книгу о розыске. Он в своём деле был лучшим, как Яшин в футболе.

Это сравнение подкосило ноги у бедной женщины. Она шлёпнулась на стул и минуту приходила в себя, соображая, какое отношение имеет футбол к розыскному делу. Потом сообразив, что речь идёт не о делах, а о самих личностях двух совершенно разных людей, она медленно произнесла: «Просто как-то сразу и не сообразила, что Вы имеете в виду!» А потом добавила: «Я осмелюсь предположить, что его биография будет Вам не очень интересна. Но, если Вас интересуют неординарные личности, то рекомендую взять занимательную энциклопедию. В ней много известных личностей: и путешественники, и художники.

Иван взял книгу и пошёл к дальнему столу, часть которого закрывали стеллажи. Он сел и открыл энциклопедию. Но, не успел он начать читать, как услышал из-под стола знакомое покашливание. Он наклонился и увидел домовёнка, который спросил: «Ну, что, готов?»

- Готов, - ответил Иван.

- Тогда закрой глаза.

- А можно не закрывать?

- Лучше закрой, а то потом будешь долго в себя приходить, а время в таком деле дорого.

Иван закрыл глаза и вдруг услышал, как кто-то спрашивает: «Что, Серёжа, есть хочешь?».

- Я не Серёжа, - хотел сказать Иван, но вовремя сообразил, что это не к нему и открыл глаза. Они сидели с домовёнком уже не под столом, а в углу кабинета под отражающим экраном.

Возле стола, за которым сидел похожий на мумию юноша, стоял солидный с пышными усами и маленькой бородкой в длинном пиджаке не молодой человек. «Кошко», - подумал Иван. Вокруг толпились ещё какие-то люди. Когда перед юношей поставили тарелки с едой, он жадно накинулся и за пять минут всё съел. Иван видел, как поглощает пищу этот человек, и ему стало страшно, что он сейчас подавится. Но Серёжа, как назвал его Кошко, кидал один кусок за другим в рот, заедая щами, только получал от этого удовольствие. Потом ему принесли ещё котлету с хлебом. Хотя котлета была больших размеров, он всё равно её съел. Потом они с Кошко пили чай. Глаза у Серёжи начали блестеть от удовольствия. Глядя на него, можно было подумать, что сейчас осуществилось его самое заветное желание.

Иван вспомнил, что он вчера об этом читал, о краже в соборе, о том как вора сначала переодели, накормили, а потом только начали допрашивать. Он повернулся к домовёнку, чтобы сказать, что он знает, что здесь происходит, но Топтышка показал ему одной рукой, чтобы он закрыл глаза, а другой взял его за руку. Иван понял, что они сейчас начнут перемещаться и специально не стал закрывать глаза. Ему очень хотелось увидеть этот временной тоннель. Но за ту долю секунды, когда они перемещались, перед глазами пронеслись только цветные полосы, и закружилась голова. Так было, когда его впервые сильно раскрутили на качелях.

- Молодой человек! – Услышал он голос библиотекаря над головой. – Вы что делаете под столом? Иван, еле ворочая языком, ответил: «Я, кажется, уронил свою ручку».

- Так вот она, - сказала библиотекарь, указывая на лежащую на столе ручку, - что-то Вы бледны. Вам не плохо?

- Видимо резко наклонился, - сказал Иван, с трудом вылезая из-под стола, вот голова и закружилась.

- А сейчас как Вы себя чувствуете?

- Спасибо, лучше.

- Тогда идите домой, полежите. И обязательно расскажите родителям о том, что у Вас закружилась голова. Вы далеко живёте? Вас надо проводить?

- Нет, спасибо, я сам дойду, - уже бодрее отозвался Иван, - я живу через два квартала отсюда.

Спорт научил Ивана переносить физические нагрузки и быстро после них восстанавливаться. Он глянул под стол. Домовёнка там не было. Он собрал свои вещи в рюкзак, сдал книгу и пошёл домой.

Дома его встретила мама, которая пришла на обед, как всегда, покормить Ивана.

- Ты что такой бледный?

- Видимо много бегал, - сказа Иван первое, что пришло в голову.

- Ты много бегал?! – Удивилась мама. - В этом направлении твоей жизнедеятельности слово «много» не присутствовало никогда. Может, не надо так много заниматься? Ну, их, эти пятёрки, здоровье дороже.

- Да нет, мам всё хорошо, может я голодный.

- Ой, да, - спохватилась мама, - мой руки, я уже накрываю.

После того, как Иван поел, щёки его стали снова румяные.

- Ладно, я побежала на работу, а ты пойди, поспи немного, восстанови силы.

- Да, спасибо, что-то я действительно устал, - сказал Иван, зевая, и пошёл в свою комнату.

Он бухнулся на диван и в то же мгновенье заснул. Он не почувствовал, как мама укрыла его пледом, не услышал, как она хлопнула входной дверью, потому что спал так, как будто целый день бегал во дворе.

- Да просыпайся ты, соня, - сквозь сон еле услышал он слова домовёнка и почувствовал, как тот дёргает его за руку.

Усилием воли Иван еле открыл глаза сел на диване, откинув плед.

- Что уже утро?

- Нет, ещё день. А теперь скажи, о чём мы договаривались?

- О чём?

- О том, что ты будешь выполнять наши договорённости. Я тебя выбрал, потому что тебе 10 лет, и ты умеешь слушаться. А ты ведёшь себя как тринадцатилетний подросток, делаешь то, что хочешь, а не то, что от тебя требуют.

- Ты о том, что я не закрыл глаза?

- Ну, надо же, догадался! А почему не закрыл, когда мы договорились?1 – Продолжал возмущаться домовёнок. - Меня чуть не застукали под столом, когда я пытался тебе помочь!

- Извини, больше такое не повторится. Ну, мне очень хотелось посмотреть на временной тоннель.

- Посмотрел? И что увидел?

- Ничего, только мелькали какие-то полосы.

- Хорошо, что ты физически крепкий, а то уже был бы в больнице из-за истощения.

- Из-за какого истощения.

- Из-за физического. Твой мозг, не только твой, мозг любого человека устроен так, что при работе забирает третью часть кислорода и немало полезных веществ из организма. А когда он видит непонятные картинки, он начинает усиленно работать. Мы же с тобою преодолевали время, больше сотни лет. И через твой мозг промелькнули миллионы картинок, которые надо обработать. Где ему взять столько энергии? Обычно люди падают после таких путешествий в обморок, когда мозгу нечем уже питаться. Ваш организм не может так быстро перерабатывать энергию и мозг, бац, и отключается. А ты ещё ничего, выдержал.

- Но я же ничего не видел, какие-то цветные полоски. И секунды не прошло, я ничего не успел разглядеть.

- Это тебе кажется, что не успел, а твой мозг успел, поэтому и произошло истощение. Время может сжиматься, а может расширяться.

- Нет, время всегда идёт одинаково.

- А почему на уроке ты не мог дождаться, когда он кончится? А когда играешь во дворе, то оно так быстро бежит.

- Это я уже выяснял. Это, как говорит мама, субъективное восприятие, то есть мне это кажется, а оно идёт с одинаковой скоростью.

- Ладно, в старших классах ты будешь изучать законы физики, вот тогда и поговорим. А сейчас расскажи, что ты увидел.

- Я же говорю, что ничего не видел, какие-то полоски.

- Да, нет, в той комнате, где мы были.

- А-а-а-а. Я видел молодого человека, который тоже как будто пролетел через временной тоннель с открытыми глазами.

- Почти так и было. Он просидел за иконами трое суток, почти без еды и без воды.

- Потом я видел Кошко. Какой солидный, спокойный, добрый. Накормил преступника.

- Да. Вот если бы Серёжа учился в школе хорошо, то не попался бы, а смог заранее понять, что в окно он не пролезет. Как писал Кошко, что его обманули «законы перспективы». Впрочем, в те времена геометрию в школе не изучали. Только опытный вор мог понять, что окошко-то маленькое. Вот ты теперь тоже набрался опыта. В следующий раз сам будешь закрывать глаза.

- Это уж точно, - кивнул Иван.

Вдруг в дверь позвонили.

- Ты ждёшь кого-то? – спросил домовёнок.

- Это, наверное, Кирилл. Мы с ним договаривались встретиться после обеда. Давай я вас познакомлю!

- Мы это уже обсуждали, Не положено. – Сказал домовёнок и исчез.

Ваня пошёл открывать дверь. Это был действительно Кирилл.

- Ну, сколько тебя можно ждать?

- Извини, Кирилл, заходи. Я так устал, что свалился и заснул после обеда.

- И где ты так успел устать?

И Иван рассказал всё, что произошло после того, как они расстались.

- Я чуть не упал в обморок после такого перелёта!

- Ты, в обморок?! Что-то за всю жизнь не припомню такого.

- Как сказал Топтышка, мозг забирает много энергии.

- Знаю, видел у сестры, когда она худела, таблицу потребления калорий. Там работники умственного труда приравниваются к шахтёрам. А зачем вы туда летали или перемещались? Как правильно сказать?

- Да я и сам не знаю как правильно. Мы не успели это обсудить, ты позвонил в дверь.

- Ну, извини, тогда я пойду?

- Нет, что ты, останься. Он всё равно приходит, когда хочет. Я даже не знаю, как его позвать, когда вдруг понадобится. Я вот что хотел у тебя узнать. Ты на сколько ходов в шахматах видишь?

- Хода на четыре. А что?

- Да у них, там, у домовых, чем больше ходов можешь просматривать, тем моложе становишься. Вот я и хотел помочь Топтышке помолодеть. Можно научиться смотреть больше, чем на три хода вперёд?

- Конечно, гроссмейстеры и большие мастера могут всю партию предугадать по первым ходам противника, ну, с погрешностями, конечно. И научиться этому можно, но не сразу. Мозг, как и мышца, постепенно накачивается.

- Хоть примерно, за сколько?

- Годик точно надо будет в секцию походить.

- А куда лучше записаться?

- Лучше, конечно же в шахматную школу. Но тогда твой футбол пострадает, потому что туда тоже три раза в неделю надо ходить.

- А если один день ходить на футбол, другой – на шахматы? Как раз ещё воскресенье останется на отдых.

- Смотри сам, с мамой поговори, ведь шахматная школа платная.

- Точно, а есть где-нибудь бесплатные занятия?

- Да, школьный шахматный кружок и кружок во дворце детского творчества.

- Вот туда я и запишусь. Может, вместе походим?

- Меня туда не возьмут. У меня первый юношеский по шахматам, а там для новичков. Пока ты не получишь первый юношеский разряд, мы будем всё равно ходить в разные группы.

Входная дверь хлопнула и пришла мама с работы.

- О, Кирилл, здравствуй, - радушно сказала мама Ивана, - давно не заходил. Как твоя голова? Поужинаешь с нами?

- Спасибо, шишка почти прошла, – ответил Кирилл. – Но я пойду домой, а то уже поздно.

Кирилл попрощался и ушёл. Иван проводил его до дверей и пошёл на кухню.

- Мам, а можно я в шахматный кружок запишусь во дворце детского творчества?

- В шахматный? А как же футбол?

- Футбол само собой, но три дня в неделю свободные.

- Я не знаю, почему вдруг ты так резко взялся за развитие своего интеллекта, но ты уже сейчас бледный, потому что меньше гуляешь. А что будет, когда ты начнёшь на шахматы ходить?

- Всё будет хорошо. Я буду успевать всё, и гулять тоже.

- Хорошо, - одобрила мама, - я за любое развитие, лишь бы не во вред здоровью. В понедельник и запишемся. А завтра идём в музей, не забыл?

- Здорово, а сейчас дай мне вторую книгу Кошко почитать.

- А ты сегодня гулял?

- Немного.

- Сейчас поужинаем и пойдём, погуляем перед сном.

- Ну, мам, я хотел почитать.

- Вот завтра и почитаешь.

Они поужинали и пошли гулять. Иван любил гулять с мамой, потому что она рассказывала о своём детстве, которое прошло в этом городе, в этом дворе, о бабушке с дедушкой, которых Иван почти не помнил. Помнил только дедушкины сильные руки и громкий смех. И бабушкины руки, которые гладили по голове или подавали пирожки. И ещё бабушкины добрые глаза, большие голубые добрые глаза. У Ивана такие были. Когда он смотрел в зеркало, ему казалось, что бабушка на него смотрит.

Путешествие к динозаврам.

Утром, как и было, запланировано, Ваня с мамой пошли в музей на палеонтологическую выставку. Войдя в музей, они присоединились к экскурсии, которую вел молодой человек. Молодой человек, видимо, был ещё студентом, но он так красочно рассказывал о динозаврах, о природе тех лет, что и мама, которая много знала о том периоде, была увлечена лекцией. Вдруг среди искусственных деревьев и кустарников Иван увидел Топтышку, подававшего ему знаки. Оглянувшись на маму, которая внимательно слушала экскурсовода, Иван потихоньку отошёл к кустам и нырнул в глубину зелени.

- Что так долго не смотрел на меня? – спросил домовёнок.

- Интересно рассказывал экскурсовод, - оправдался Иван.

- Интересно, - передразнил его Топтышка, - сейчас будет ещё интересней. Сам увидишь этих динозавров.

- Да ну? – удивился Иван.

- Ну да, - ответил домовёнок, - закрой глаза, - сказал и взял Ивана за руку.

Мальчик быстро закрыл глаза. Ему совсем не хотелось оказаться в стране динозавров без сил и с заторможенной реакцией. Он только успел подумать: «А это безопасно?», как услышал недалеко громкий рёв или рык. Он даже не успел подобрать сравнение этому громкому звуку, как из чащи показалась гора мышц и свирепости. Выставленный в музее скелет тарбозавра был безобидной игрушкой, несмотря на зубастую пасть и большой рост, по сравнению с живым. Этот гигант был намного выше и больше музейного экспоната. Он шумно вдыхал воздух ноздрями, а через открытую пасть выдыхал, поворачивая голову то немного вправо, то немного влево. Он шёл прямо на мальчика, в ногах у которого домовёнок онемел от страха. Иван тоже стоял не шевелясь. Вдруг чудище резко подняло голову и бросилось немного в сторону от горе-путешественников, увидев новую жертву. Оно чуть своим хвостом не задело защитный экран, пробегая мимо.

- Ух, чуть не умер, - сказал домовёнок, переминаясь с ноги на ногу.

- Но, он же нас не видел?

- Не видел-то, не видел, но почувствовал что-то. Хорошо, что здесь полно для него пищи, иначе он мог нас найти.

- И что будет?

- Вряд ли силы защитного экрана хватит, чтобы вырубить такую громадину. Надо будет быстро переместиться назад, в наше время, чтобы он нас не сожрал.

- Ну, ты же сможешь это сделать?

- Не уверен.

- Как не уверен? Ты хочешь, чтобы нас съели?!

- Конечно, нет! Но я могу от страха забыть, что нужно сделать, чтобы переместиться.

- А раньше ты не мог меня предупредить об этом? Что я должен делать в таких случаях?

- Постараться привести меня в чувства.

- Это как?

- Отвлечь от того страха, что меня сковывает.

- Анекдот тебе рассказать?

- Анекдот – слишком долгая история, - подумав, ответил домовёнок, - например, спросить меня что-то знакомое. На худой конец, тряхнуть меня за плечо. А, правда, здесь красиво? – Сказал домовёнок, окончательно придя в себя и оглядываясь по сторонам.

- Да-а-а, - протянул Иван, - любуясь пролетающей мимо большой разноцветной бабочкой. – И цветы такие большие, я нигде таких, больших и ярких, не видел. Вот бы маме подарить. А сорвать можно?

- Нельзя.

- Ну, хотя бы сфотографировать на телефон?

- Ничего не получится, экран не пропустит изображения.

- А выйти за экран можно?

- Если хочешь здесь остаться навсегда, то можно.

- Нет, не хочу, и, по-моему, нам пора, зверина возвращается.

- Как возвращается?! – испугался Топтышка, - закрой глаза, - крикнул он из последних сил и схватил Ивана за руку.

Иван резко зажмурился и постоял так недолго, пока не услышал, как экскурсовод попросил пройти всех в другой зал. Он потихоньку вылез из кустов и присоединился к толпе.

- Вот ты где, - сказала мама, - а то я так заслушалась, что потеряла тебя из виду.

«А могла бы и совсем потерять» - подумал Иван и прислонился к маминому плечу.

- Как хорошо, - сказал он вслух с глубоким выдохом, что нет сейчас динозавров, - а то бы они нас всех съели.

- А мы бы спрятались, - ответила мама.

- От них не спрячешься. У них знаешь, какой чуткий слух! Они как будто ещё и носом слушают.

- А ведь молодой человек прав, - вдруг поддержал Ивана экскурсовод. – В тропическом лесу много звуков, которые сложно уловить или можно спутать. А в носу у динозавров, как у летучих мышей были такие ушки, которые улавливали звуковые волны, отражённые от окружающей среды.

« Так вот почему он нас учуял» хотел крикнуть Иван, но вовремя остановился. «Он уловил вибрацию нашего экрана. Но не разобрался, что это. Поэтому на наше счастье погнался за реальной добычей. Ну, домовёнок, ты у меня получишь дома, двоечник этакий. Сначала выучи хорошо местность и время, а уж потом приглашай в путешествие. Я, в принципе, тоже мог бы подготовиться. Но эффект неожиданности, как говорит тренер, всегда присутствует». Так размышляя над неожиданностями, он следовал за экскурсией, а потом за мамой домой.

- Сын, ты меня слышишь?

- Да, а что?

- Что я сейчас сказала?

- Ты спросила, понравилась ли мне выставка?

- Ну, и…?

- Я в таком восторге, а точнее в шоке, что нет слов?

- И что тебя шокировало?

- Что если бы не случайность, то динозавр мог бы нас съесть.

- Какой динозавр? Тот, что даже не весь настоящий?

- Нет, - спохватился Иван, - если бы он был живой.

- Ну, слава богу, мы, то есть люди и динозавры жили в разные эпохи.

- Вот и я говорю: «Слава богу».

- Не знала, что ты такой впечатлительный.

- Я сам не знал, что так может случиться.

- Что случится?

- Ну, что я так могу представить.

- Ладно, идём обедать.

Придя домой, мама пошла на кухню, а Иван в свою комнату и плотнее закрыл дверь. Он не знал, как связаться с домовёнком, но потом решил его позвать шёпотом: «Топтышка». Потом громче: «Топтышка».

- Да, здесь я, не кричи, - донеслось со шкафа, и Топтун проявился.

- Ты сказал, что тебе сто лет.

- Да, а что?

- А сколько лет у вас живут?

- А что?

- Сначала ответь.

- Кто тысячу, кто тысячу с половиной.

- Значит, по вашим меркам тебе столько лет, сколько мне по человеческим?

- Значит.

- Значит, в путешествие по времени отправились два ребёнка десяти лет?!

- Как будто ты не путешествуешь по своей стране.

- Да, но всегда с взрослыми. Мне даже на другой конец города не разрешается без взрослых поехать, не то, что на тысячи лет во времени!

- Как будто у вас никто из дома не убегает.

- Даже если и убегает кто-то из дома, то их ищет полиция и потом от родителей так достаётся, что больше не хочется убегать. Ты ведь не знаешь, что может быть там, куда ты ещё ни разу не путешествовал. Нас сегодня мог сожрать динозавр!

- Ну, не сожрал же.

- Больше чтобы такого не было. Я тебе доверял, а ты нас подставил. Или ты меня предупреждаешь, куда мы перемещаемся и зачем, или я тебе не напарник. Мама не переживёт, если со мною что-то случится. Она уже потеряла своих родных.

- Их тоже кто-то съел?

- Нет, её родители разбились в аварии. Она так переживала, что потом и папу потеряла.

- Он тоже умер?

- Нет, но он стал для нас чужим, это всё равно, что потерять. Зачем мы туда вообще путешествовали?

- А разве не интересно увидеть всё своими глазами, услышать звуки леса?

- Я, надеюсь, эти звуки ты надолго запомнишь, и будешь осторожен в будущем.

- Мне ведь из дома нельзя никуда уходить без сопровождения людей, - грустно сказал домовёнок. - Я поэтому и называюсь «домовой». А вот когда хозяин куда-то едет, то ненадолго с ним можно, но при этом обязательно вернуться в то время, когда покинул дом, чтобы он не оставался без присмотра.

- Это твоя работа, присматривать за домом?

- Можно и так сказать. Раньше, когда люди и мы жили вместе, было весело. Вы нас кормили, а мы за это за домом присматривали, за скотиной, природой. Напоминали вам, что вы забудете сделать, отпугивали всякую напасть. Но потом вы, люди, забыли, что мы – вольный народ и начали с нами обращаться как с прислугой. Кому же понравиться? Вот мы и ушли. Но, так как вам было без нас плохо, то пожар в доме случится, то ребёнок или корова потеряется, то вы сами попросили нас вернуться. Мы вернулись, но на определённых условиях: мы помогаем только тогда, когда хотим и не просто так, а вы нас просите и за это подкармливаете.

- А что вы едите?

- Да совсем немного молока и печенюшку. Главное, чтобы с уважением это было. Мы впитываем ту положительную энергию, которую вы оставляете вместе с едой, а к самой еде можем даже не притронуться.

- А мы ведь тебя не кормили. Может ты голодный?

- Нет, я всегда за столом сижу, когда вы кушаете. Твоя мама так хорошо говорит «Приятного аппетита!», что я сразу наедаюсь.

- А до нас кто тебя кормил?

- Была тут одна женщина, глаза как у тебя большие голубые, да потом куда-то исчезла. Я долго её ждал. Потом поселились вы. Я сначала решил вас выжить, но твоя мама попросила разрешения пожить, я и разрешил.

- Как попросила?

- Как положено: «Хозяин дома, разреши нам жить здесь. Мы будем беречь этот дом и ухаживать за ним, и тебя не обидим».

- А мама мне не рассказывала, - грустно и удивленно сказал Иван. Потом опомнился. - Ты мне зубы не заговаривай. Ты понял, что мы сегодня были на волосок от смерти? Что тебя понесло в это время? Ведь ты, кажется, изучаешь выдающихся людей. А людей в те времена не было вообще.

- Ты же был в музее на выставке. Вот я и хотел тебя порадовать путешествием, чтобы всё своими глазами посмотреть.

- Порадовал. Я, наверное, поседел. А ты сам эту эпоху изучал? Как, например можно спастись от динозавра?

- Наверное, спрятаться.

- Куда?

- На дерево, в кусты или под землю.

- Ты его когти видел? Он тебя из скалы выроет, а не то, что из земли. Давай договоримся на будущее – без сюрпризов, особенно таких.

- Считай, что договорились!

- Вот и отлично. Пойди, возьми Замечательную энциклопедию, мне библиотекарь посоветовала, и выбери оттуда настоящих великих людей. Вот к ним и путешествуй. Только заранее меня предупреди, чтобы не попасть в какие-либо эксперименты.

- Ладно, прощевай, потом зайду.

Иван пошёл на кухню к маме обедать и спросить про странное разрешение.

- Мам, а домовые бывают?

- Не знаю, сынок. Твоя бабушка верила в них. Говорила, что и в этой квартире поселился домовой, но я в них не верю.

- А почему ты тогда просила разрешения пожить в этой квартире?

- А ты откуда знаешь? – удивилась мама.

- Не помню. То ли брат рассказывал, то ли сам слышал.

- Я в домовых не верю. Но маму свою я очень любила и хотела всё сделать так, как она бы посоветовала. Она часто рассказывала, что этот домовой долго выбирал квартиру, в которой хотел бы поселиться. Этот дом построен на месте старых деревянных домишек. А в каждом доме, по русской традиции, живёт домовой. Так вот, когда домишки снесли и построили нашу многоэтажку, то домовой ходил и выбирал, скорее всего, не квартиру, а хозяев, ведь квартиры одинаковые.

- Как выбирал?

- Ну, например, сидит бабушка вяжет или готовит на кухне, вдруг кто-то звонит в дверь. Она открывает, там – никого. И у соседей так было. Думали, мальчишки балуются. Но ни топота убегающих ног не было слышно, и никто из подъезда не выбегал. А потом, когда домовой выбрал бабушкину квартиру, то звонки прекратились. Как бабушка говорила, поселился домовёнок, то есть маленький домовой, потому что был очень шкодливый, любил прятать бабушкины вещи. Вот только что положила очки, поворачивается, а их нет. Всё перевернёт, нет очков. А как только попросит его положить на место, смотрит, лежат там, где положила.

- А почему она его не прогнала?

- Потому что домовой в доме, как она говорила, это порядок в доме. Плохого человека не пустит, дом убережёт от пожара и потопа.

- А вот бабушку не уберёг.

- Они же с дедушкой не дома погибли, а в дороге.

- Ну, он же может ездить с хозяевами недолго, почему он их не предупредил?

- Не знаю, сынок, как можно знать заранее свою судьбу. Ладно, хватит о грустном. Ешь, да иди, готовься к школе. Завтра понедельник, не забыл? Или ты уже не хочешь быть отличником?

- Отличником, может, и не хочу, а вот знать больше, чтобы не попадать в нелепые истории хочу, - сказал Иван, глядя куда-то вверх.

Распутать запутанное.

После обеда Иван стал собираться в школу: разложил на столе нужные учебники и тетради и приступил к выполнению домашнего задания. Вдруг у него прямо перед носом проявился домовой и начал внимательно на него смотреть. Иван от неожиданности отпрянул.

- Ты что?

- То-то я думаю, почему у тебя такие глаза знакомые. А эта женщина была твоей бабушкой! Да-да, я тебя маленького помню, ты мне ещё чуть бороду не оторвал.

- Я тебя не помню. Как я мог тебе бороду оторвать?

- Тебя мама оставила у бабушки, а сама пошла по делам. Ты захотел пить. Пока бабушка бегала за водой на кухню, пришлось тебя развлекать, чтобы ты не орал как резанный. Тебе нравилось, когда я тебя щекочу бородой. Сначала ты смеялся, а потом вцепился в бороду. Я еле вырвался, чуть на глаза не попался. Я тебя не узнал, потому что вы редко здесь бывали. Вы, люди, так быстро растёте и так сильно меняетесь.

- Да, дедушка с бабушкой к нам ходили. В тот день мы их тоже ждали в гости. А почему ты не предупредил, что их ждёт беда? Я слышал, что вы, домовые, можете это делать.

- Можем-то, можем, но изменить судьбу очень трудно. Это удаётся единицам. Это не сделать в один момент. Вот ты, например, если бы не занялся уроками, то достиг бы результатов в спорте, но не больших. Ваш мозг так устроен: если его не развивать во всех направлениях, то он начинает тормозить и в том направлении, в котором человек занимается. Это как раз и есть тема моей работы. Как у вас говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всём. Понимаешь, ваш мозг такая интересная штука. Он состоит из клеток.

И домовёнок нарисовал карандашом на листе распластавшуюся медузу, рядом ещё одну и ещё одну, и ещё. Они как будто грелись на солнышке, протягивая во все концы свои щупальца, но не задевали друг друга.

- Вот эти щупальца, ты правильно подметил, - сказал домовёнок, хотя Ваня не произнёс ни слова, - никогда не соприкасаются друг с другом. Но именно по ним передаётся вся информация. У тех людей, что не работают головой, они маленькие, поэтому они долго думают. Это как передать из руки в руки мяч рядом стоящему или кинуть далеко стоящему человеку. У кого получится быстрее принять мяч?

- У того, кто рядом стоит.

- Правильно. Тому, кто далеко стоит надо ещё прицелиться, размахнуться.

- А причём здесь мяч?

- Ну, мяч – это информация, а щупальца – это руки клеток. Когда человек, особенно маленький, много читает, решает задачки, головоломки, занимается музыкой, шахматами, спортом, то руки его клеток растут во всех направлениях. Но что-то ему нравится больше, и щупальца-руки начинают расти больше в этом направлении. Вот ты - футболист. Ты отрабатываешь скорость, приёмчики, и у тебя в мозгу создаются определённые дорожки, - и нарисовал между медузами дорожки. Они со временем становятся уже не дорожками, а дорогами. И ты в знакомой ситуации легко справляешься с задачей, например, забрать мяч у соперника. Но, если ты плохо учишься, ничего не хочешь читать, изучать, помимо футбола, то остальные руки не растут, - и он стёр резинкой часть рук. – Вот и получается, что случись, что на футбольном поле необычного, то ты уже долго будешь принимать решение, ведь накатанной дорожки нет, - съехидничал домовёнок.

Иван вдруг почувствовал себя неловко. А ведь всё - правда. В футболе он как рыба в воде, а по урокам или в тех же шахматах – полный ноль. Да, он начал хорошо учиться. Но, сколько он уже пропустил в своей жизни: не прочитал книг, не ходил ни в какие другие кружки. Чтобы как-то снять с себя эту неловкость он сказа: «Ты от темы не уходи. Почему ты не предупредил дедушку?»

- Да я предупреждал! Бил посуду, открывал краны. Бабушка говорила, что это не к добру. Но я сам не знал где и как это произойдёт. Я просто знал, что они уйдут из дома и не вернутся.

- Но ты же можешь видеть будущее!

- Могу, если знаю, что смотреть. Я даже пробовал с ними путешествовать. Но, ты же знаешь, мы надолго не можем отлучаться. Одно знаю, что это не случайность. Я спрашивал у старших, почему так бывает. Они говорят, что это ваши человеческие дела. Но дом я охранял, сюда никто не смог войти до твоей мамы.

- А что, кто-то хотел?

- И не раз. А я - то соседям в дверь позвоню, то залаю как собака. Вот когда они с твоей мамой пришли, тогда я их пустил. Они полазили, полазили по квартире, что-то искали, но не нашли и ушли. А через год вы переехали. Я и не знал, что они разбились. Просто не пришли домой и всё. Ладно, делай свою работу, а пойду делать свою. Так говоришь: «Занимательная энциклопедия»? Ну, прощевай.

- Прощевай, - сказал Иван и попытался делать уроки. Но мысли его скакали одна быстрее другой: то про бороду, то про бабушку и дедушку, то про развитие мозга.

- Стоп! – Громко сказал Иван. – Сначала уроки, а потом всё остальное! – И открыл первый учебник.

В это время мама проходила за дверью и услышала Ивана. «Как сын изменился, - подумала она, - что же так повлияло? Надо будет спросить у Кирилла». И пошла делать свои домашние дела.

После уроков Иван пошёл к маме.

- Мам, а у нас есть что-нибудь про то, как устроен мозг?

Мама открыла рот и стояла так с минуту, потом спросила: «А тебе, зачем это?»

- Интересно как мозг работает, как он всё запоминает.

- Ну, не знаю, может у дедушки что-то и есть в научном отделе, надо поискать. Ты иди, погуляй, а я пока поищу.

Иван созвонился с Кириллом, который тоже уже сделал уроки, и побежал во двор. Кирилл его встретил радостный.

- Как хорошо, что сейчас наши расписания совпадают: я делаю уроки, и ты делаешь уроки; я гуляю, и ты гуляешь. А то раньше пока я сделаю уроки, у вас уже игра заканчивается. А сейчас мы можем вместе погонять мяч.

Иван, как всегда, организовал команду, и началась игра. После трёх часов сидения за уроками, футбол показался самой лучшей игрой на свете. Он носился по полю как угорелый, то и дело, забивая мячи в ворота противника. Кирилл стоял в это время на воротах.

После игры Кирилл спросил: «А можно записаться к вам в футбольную секцию?»

- Ты хочешь играть в футбол?! – Удивился Иван.

- А что, нельзя?

- Можно, конечно же. Я тебя раньше уговаривал, ты не хотел, а сейчас захотел.

- Я думал, что у меня нет способности к футболу. А потом, когда ты начал хорошо учиться, то я подумал, что и у меня может получиться играть.

- Правильно. Если человек талантлив, то он талантлив во всём, - повторил он слова домовёнка, - а ты талантлив, если занимаешь первые места на всяких выставках. Но сразу не жди результатов. Как говорит тренер, навыки надо нарабатывать долгим и упорным трудом.

- Что там твой новый друг?

- Ой, я забыл тебе рассказать, что он вытворил сегодня! Представляешь, он перенёс нас во время динозавров. Там нас чуть не съели. Я страху натерпелся.

Иван не заметил, как Кирилл смотрит на него с недоверием, и продолжил свой рассказ. Но по мере того, как Иван описывал всё в деталях, у Кирилла пропадало сомнение, что друг всё придумал. Он думал о том, что так придумать нельзя, но и поверить в то, что Иван своими глазами видел динозавра, он тоже не мог. И как всегда Кирилл решил, что время всё расставит по своим местам: либо Иван сознается, что всё выдумал, либо появятся доказательства его путешествий.

Они распрощались и пошли по домам. Дома Иван застал маму в слезах.

- Мам, что случилось?

- Я искала для тебя книгу и нашла в одной из них дедушкины записи. Ты знаешь, твой дедушка был лучшим в своем деле. Он распутывал даже безнадёжные дела.

- Какие дела?

- Он же был сыщик как Кошко. Он говорил, что преступник всегда оставляет след, надо его просто увидеть. Он постоянно что-то изучал. То физику, то психологию, то строение человека. Даже после работы он не выходил из своего кабинета. Постоянно что-то читал, писал, звонил своим знакомым-учёным с разными расспросами. Он даже мог погоду предсказать, потому что изучал и её. Видите ли, погода тоже может подсказать поведение преступника. И в этой книге есть его записи, а я думала, что его коллеги забрали всё, что касается его работы.

- Когда забрали?

- Когда приходили после похорон. Сказали, что есть записи государственной важности.

- А можно я почитаю дедушкины записи? – Робко спросил Иван.

- Конечно, только вряд ли ты поймёшь, что там написано. И, пожалуйста, аккуратно. Это единственный листок с дедушкиными записями. Почитала, хоть сама ничего не поняла, но как будто его услышала.

- Хорошо. Я буду очень аккуратен, потом положу опять в книгу. А лучше давай я отсканирую, а листок тебе отдам, потому что, ты же знаешь, у меня не всегда получается аккуратно.

 Так и сделал. Мама убрала листок в альбом с фотографиями, а книгу дала Ивану со словами: «Потом расскажи, что понял».

- Хорошо, - ответил Иван и пошёл в свою комнату на диван читать. Но не прошло и несколько минут, как он вернулся и сказал: «Мам, я ничего не понял. Но, вот, - он показал листок с рисунком домовёнка, - у меня есть рисунок клеток мозга. Это правда, что если заниматься и спортом, и шахматами, и музыкой и ещё чем-нибудь, то эти щупальца будут расти во все стороны, а не в одну, если я занимаюсь только футболом?»

- В принципе, так. Но кто тебе это объяснял?

- Я ходил недавно в читальный зал, и там один мальчик рассказал.

- Поэтому ты решил записаться на шахматы?

- Да. И тренер говорил, что футболист должен быть развит со всех сторон.

- Лучше сказать «всесторонне развит». Действительно, если человек хорошо знает свою сферу деятельности, он может стать очень хорошим специалистом. Но если человек знает много и в других сферах, он будет лучшим. Потому что всё в этой жизни взаимосвязано. И, на первый взгляд, совершенно разные сферы деятельности могут вдруг пересечься.

- Мой дедушка поэтому и был лучшим?

- Именно поэтому.

- Он поэтому и погиб?

- Нет, это был несчастный случай. У детской коляски отвалилось колесо, и она упала прямо перед дедушкиной машиной. Он резко повернул, понимая, что не успеет затормозить и врезался в столб.

- Это и есть человеческие дела?

- Что значит «человеческие дела»?

- Кто-то на улице говорил, что он погиб из-за человеческих дел.

- И кто это говорил.

- Ну, что я помню, кто во дворе, когда и что говорил. Это давно было. Просто как-то врезалось в память.

- Я сама считаю эту историю запутанной. Я год жизни потеряла, все накопления потратила на всякие экспертизы, пытаясь разобраться. Отца твоего потеряла, но так и не смогла распутать.

- А что полиция?

- Полиция стоит на своём: несчастный случай.

- Ладно, мамуль, не горюй. Я вырасту, стану таким же хорошим полицейским как дед и разберусь в этой запутанной истории. Обещаю.

- Я рада, сынок, что ты растёшь неравнодушным. Но стоит ли менять профессию? Ты же хотел стать знаменитым футболистом.

- Ты разве не знаешь, что у футболистов короткая карьера. А что я потом буду делать? Буду преступников искать.

- Ладно, Пинкертон, иди ужинать, да пораньше ложись. Завтра у тебя насыщенный день.

- А кто такой Пикертон?

- Пинкертон, - поправила мама. - Это ещё один сыщик, но американский.

- Дашь почитать?

- Конечно же, но после ужина.

После ужина Иван и мама отправились в дедушкину библиотеку. Там мама вручила ему книгу «Король сыщиков» и попросила долго не сидеть. Он и не сидел долго. Принёс книгу маме и сказал: «Кошко интересней. Дай мне лучше вторую его книгу».

- Тебе не понравилось?

- Скучно как-то. Он не придумывает, как наш сыщик, разные хитрости, а просто наблюдает, следит.

- Наблюдать и делать выводы тоже надо уметь. Иногда кажется, что человек что-то делает легко, а за этим стоит громадный труд.

- Знаю, знаю. Но лучше я почитаю про Кошко.

- Хорошо. Но, это завтра. А сейчас иди спать. Спокойной ночи.

- Спокойной, - и Иван пошёл к себе.

Электрический мозг.

Наутро Иван проснулся радостный. День предвещал новые интересные события: он пойдёт записываться в шахматный кружок, а Кирилл пойдёт к ним в футбольную секцию. Иван всегда начинал день с улыбки. Он любил просыпаться и, ещё лёжа в кровати, помечтать о чём-нибудь приятном. Это давало заряд на целый день. Да и не нравились ему хмурые люди. Ведь всегда приятней общаться с весёлым человеком. А ему хотелось, чтобы людям было приятно с ним общаться. Поэтому у него было много друзей.

У подъезда, как всегда, он встретился с Кириллом.

- Ну, что? Родители согласны, чтобы ты ходил в футбольную секцию?

- Да, мама сказала, что это хорошо, что я меньше буду сидеть у компьютера. А папа сказал, что ноги тоже мозг развивают. А твоя мама как на счёт шахмат?

- Сегодня после обеда перед тренировкой пойдём. Ты зарядку сделал?

- Нет. Мы же будем на стадионе тренироваться.

- Так не пойдёт. Тренировки – это специальные нагрузки, отработка навыков и выносливости, - сказал Иван, представляя себя тренером, - а зарядка – это каждодневное напоминание мышцам, что они должны быть всегда готовы.

- Хорошо, завтра сделаю. А сегодня что надо для того, чтобы меня записали?

- Лучше, если на первую тренировку ты придёшь с кем-нибудь из родителей.

- Хорошо, папа сможет.

- Тогда я за вами зайду после шахмат, и мы вместе пойдём.

Так за разговорами они добрались до школы. Всё шло как обычно. Последним уроком была биология. Когда учитель задавал на дом параграф о том, что изучает биология, Иван поднял руку.

- Что, Иван, Вам не понятно?

- Я хотел сделать доклад о развитии мозга?

- О чём? – Не поверил учитель своим ушам.

- Биология же изучает человека? Вот я и хочу рассказать о том, что надо, чтобы развивать мозг.

- Очень интересно. Может это объяснит и то, почему Вы стали-с отлично учиться. Но, доклад должен быть небольшой, на десять минут, потому что тему-с я всё равно буду спрашивать и Вас тоже, и остальных.

- Может, - сказал громко Лёха, - после его доклада все станут отличниками?

Сначала в классе воцарилась тишина, а потом посыпались выкрики с мест: «А ты один хотел быть отличником? Что, не хочешь, чтобы кто-то был умнее тебя? Самый умный!» и т.д.

- Тихо, - сказала учитель, - А Вы, Алексей, вместо того, чтобы поддерживать хорошие начинания, устраиваете балаган-с на уроке. «Два» по поведению.

- Два, мне?

- Да, Вам-с. Неси дневник, - строго сказала учитель.

Класс сначала замер, потом тихо захихикал. Алексей встал со своего места, взял дневник и оглянулся на Ивана. Его взгляд опять пылал ненавистью. Он тихо произнёс: «Ладно, сочтёмся», и пошёл с дневником к учительскому столу.

После уроков, когда они шли с Кириллом домой, тот спросил: «Ты, правда, сделаешь доклад о том, как хорошо учиться?»

- Не совсем об этом. О том, как правильно надо развивать свой мозг, о том, что он может запомнить всё, только ему, как и мышцам нужна тренировка.

- Ну, ты даёшь! Как тебе это в голову пришло?

- Не знаю, само как-то вырвалось. Ну, ничего, я домовёнка попрошу, он поможет. Он хоть и маленький, но много знает.

- Вот бы хоть раз посмотреть на него, - с досадой на такую невозможность сказал Иван.

- Да я сколько раз просил его об этом, а он всё твердит: «Не положено, не положено. К динозаврам в пасть положено, а хорошему человеку показаться – не положено!» - в сердцах сказал Иван.

- Спасибо.

- За что? – удивился Иван.

- За «хорошего человека».

- А ты сомневался в том, что ты хороший?

- Я старался быть хорошим, но сам себе оценку не дашь, это делают окружающие, как говорит мой папа.

- Да, твой папа умный, как моя мама, - и тут же спохватился, - и мама твоя очень хорошая, добрая, внимательная.

- Да, с родителями мне повезло, - но тут уже Кирилл спохватился, что надавил на больную мозоль Ивана, - а тебе - с братом. Он у тебя такой умный, в космическую академию поступил!

- Да, - с гордостью сказал Иван, - сорок три человека на место.

Тут они подошли к дому.

- Всё, пока, я за вами зайду. Форму не забудь и помни, что за два часа до тренировки кушать нельзя.

- Да-да, я знаю, пока.

Иван побежал домой. Мама ещё не пришла. Тогда он позвал домовёнка: «Топтышка!» Но никто не отозвался. Он начал бегать по комнатам и звать: «Топтышка! Топтышка!»

- Ну, что кричишь? Занят я был. Что случилось?

- Мне через неделю надо сделать доклад по биологии о том, как устроен человеческий мозг, что его надо развивать в разных направлениях. Ну, как ты мне рассказывал.

- А я здесь причём?

- Как причём? - Удивился Иван. – Я прошу тебя помочь мне найти нужную литературу, ты же много читал и много знаешь.

- Да, я запоминаю всё, что прочитал, - с гордостью ответил домовёнок, - но лучше я тебе покажу, как он работает, а ты потом своими словами расскажешь. А то научные термины будут непонятны даже учителю, а не то, что одноклассникам.

- Как покажешь?

- А вот так, попутешествуем в чью-нибудь голову?

- В каком смысле?

- В прямом.

- Мы же туда не поместимся! Да и как можно влезть в голову человеку?

- Как всегда через временной тоннель. Только на этот раз он не во времени нас переместит, а в масштабах, так сказать.

- И в чью голову мы переместимся?

- Вот ты сегодня пойдёшь в шахматную школу?

- Да.

- Вот там и будем перемещаться. Там шахматисты не просто сидят тихо, а ещё и думают. Видны будут мыслительные процессы.

- А человеку не больно будет.

- Если ничего руками трогать не будешь, то не будет больно. Будешь смирно стоять и смотреть, и всё будет хорошо.

 И тут пришла мама. Иван побежал её встречать.

- Ну, готов идти на шахматы, не передумал?

- Что ты, мам, даже ещё интересней стало.

- Хорошо. Тогда давай обедать и пошли, а то тебе ещё надо успеть на стадион.

Они пообедали и пошли. Дом, в котором жил Иван, находился в центре города. Поэтому они быстро добрались до Дворца детского творчества. Мама пошла искать преподавателей по шахматам, а Иван остался в вестибюле. Тут он услышал знакомое покашливание. За колонной прятался домовёнок.

- Готов? – спросил он.

- Готов. Но сейчас мама придёт.

- Не боись! Мы же вернёмся в то же время. Забыл?

- Забыл.

- Тогда закрой глаза.

Иван закрыл глаза и продолжал так стоять.

- Ты что, спать сюда прилетел? – Спросил домовёнок.

Иван открыл глаза и увидел, что они стоят, а точнее как будто висят в воздухе, а вокруг протянуты какие-то прозрачные провода, и по ним пробегают искры, почти такие как у троллейбуса. Но не такие. И провода не совсем ровные, то шире, то толще. Отходят они от каких-то сгустков, которых столько, сколько звёзд на небе. И тут Иван вспомнил рисунок домовёнка.

- Так это мозговые клетки?

- Конечно, а вот эти искры – это электрохимические импульсы, то есть сигналы, передаваемые от клетки к клетке.

- В нашем мозгу есть электричество?

- Именно благодаря нему твой мозг функционирует. Он сначала получает информацию. Разную информацию в шести направлениях, от шести органов чувств.

- Как от шести? Я знаю только пять: глаза, уши, нос, рот и кожа. То есть: зрение, слух, обаяние, вкус и прикосновение.  Мы с мамой учили.

- Обаяние – это внешняя притягательность, а обоняние – это работа носа.

- Ну, и так понятно.

- Но есть ещё одно чувство, без которого человек был бы овощем с нюхом, вкусом и слухом.

- Это, какое же? - Искренне удивился Иван.

- Говоря научным языком – кинестетика.

- А простым языком?

- Раньше это чувство считали составляющей осязания, как ты сказал, прикосновения. Но ты правильно сказал прикосновения. То есть горячее-холодное, мокрое, колючее, мягкое и т.д. А кинестетика сейчас выделяется отдельно, потому что наука не стоит на месте. Ваши учёные доказали, что кинестетика это отдельный механизм регулирования жизнедеятельности человека.

- Да, что это за механизм? Ты можешь проще сказать?

- Пожалуйста. Если осязание, прикосновение, ты чувствуешь только при контакте с чем-нибудь, например, с воздухом или утюгом…

При слове «утюгом» Иван поёжился. Он помнил, как однажды обжёгся о горячий утюг. Болезненный был контакт. Ожог вздулся волдырём, несмотря на все мамины примочки и мази, а потом волдырь лопнул и долго заживал.

- То кинестетика, - продолжал домовёнок, - работает постоянно. Ах, да! Осязание – это чувство, получаемое через кожу, а кинестетика – это «мышечное чувство». Это и вестибулярный аппарат, и чувство ускорения, и чувство веса.

- Час от часу не легче, - повторил Иван мамины слова. Она всегда так говорила, когда одна неприятность идёт за другой. – А что такое какой-то там аппарат?

- Это чувство равновесия.

- Ну, так бы и говорил.

- Ну, я так и говорю. Так вот, мозг получает информацию через эти шесть чувств, потом она по этим проводам бежит в аналитические центры, обрабатывается и по другим проводам бежит туда, где надо дать команду. Например, ты идёшь, видишь препятствие, и твои ноги автоматически заставляют тебя подпрыгнуть. Ты не думаешь, как поднять ногу, какую мышцу надо напрячь. Всё получается как бы автоматически. Но на самом деле – это тысячи сигналов. Твои глаза увидели препятствие, мозг рассчитал его высоту и силу, с какой надо подпрыгнуть. И только потом пошёл сигнал к мышцам как сильно надо сократиться. Ведь ты же не прыгаешь через бордюр на полметра в высоту?

- Нет. Если не хочу повыбражать.

- Вот именно. Это твой мозг делает правильный расчёт. Видишь, как искрят провода? 

- Да-а-а-а, - протянул Иван, - а перенагрузки не бывает?

- Бывает, - ответил домовёнок, - это называется усталостью. Когда вы, люди, устаёте, то это устаёт ваш мозг, а не тело.

- Но, если я бегаю по полю, и мозг мой не напрягается так, как при выполнении домашнего задания, то почему я устаю? Ведь это не мозг устал, а мышцы?

- Я же тебя объяснял, чтобы ты только поднял ногу, нужны тысячи сигналов туда и обратно. Это как после тренировки, вроде бы устал, но стал чуточку сильнее. Так и эти провода: нагреваются и остывают, но становятся крепче и повышается их проводимость. А ещё, чтобы мозг не перегрелся надо менять деятельность. Например, как сейчас у тебя расписание: и тренировки, и чтение, и прогулки. Чтобы в действие приходили разные линии передачи.

- Как и мышцы, - сообразил Иван. – Для пресса, для ног, для шеи упражнения.

- Да. Вот смотри. Видишь, как бегут по одним и тем же линиям искры?

- Да.

- Это он думает над ходом. А вот смотри, побежали по другим линиям искры, видишь?

- Да. Вон там, вдалеке.

- Это он поднял руку, чтобы переставить фигуру.

- Так, значит, папа Кирилла был прав, когда сказал, что ноги тоже мозг развивают.

- А у тебя ещё есть сомнения?

- Теперь нет. Теперь я вижу, что разная деятельность заставляет работать разные участки мозга. Но ты говорил, что эти щупальца не соприкасаются друг с другом. И надо постоянно развивать мозг, чтобы они росли ближе друг к другу. А мне кажется, что они все соприкасаются.

- Кажется. Присмотрись внимательно. Между щупальцами есть пробелы. Какие-то больше, какие-то меньше.

- Но это же так мало, – возразил Иван.

- А помнишь, ты на секунду опоздал на просмотр матча и не увидел гол?

- Да.

- Тогда тебе не казалось мало?

- Это точно. Тогда это было очень обидно.

- И вот такие малые расстояния играют о-о-о-очень большую роль.

- Теперь понятно, почему мой брат всегда говорит, что в любом деле надо обращать внимание на мелочи, если даже такие маленькие расстояния играют такую большую роль.

- И ещё тебе на будущее, чтобы больше не возвращаться к этой теме. Эти линии можно сравнить с трубами, - продолжал домовёнок, - по которым течёт информация. Если не пользоваться этими трубами, то через некоторое время они проржавеют, и вся вода будет убегать в землю. Это хорошо видно на ваших старых людях. Кто работает до последнего или занимается чем-нибудь, тот нормально разговаривает, шутит, всё понимает. А кто не напрягает свою голову, тот к старости становится как ребёнок: ест, спит, ходит в туалет и смотрит телевизор. С такими старичками не пошутишь, они сразу обижаются, всё время плачут. Младенцы не могут сказать словами, вот и плачут. Так те ещё не могут, а эти уже не могут.

- Да, я видел, у нас во дворе ходит такая бабуля, всё время плачет, жалуется, что её не кормят, обижают. А мы с мамой знаем её семью, они очень о ней заботятся. Мама говорит, что это старческий .., ну, в общем, это от старости.

- А почему же не все старики такие?

- Не знаю.

- Теперь знаешь. Голову надо напрягать всегда, тогда на старости лет не придётся плакать как маленькому. Закрывай глаза, экскурсия окончена, - вдруг резко прекратил объяснения домовёнок.

Иван закрыл глаза и услышал стук маминых каблучков по мраморному полу. Он повернулся и увидел, что мама идёт не одна, а с немолодым человеком.

- Вот, Ванечка, твой тренер по шахматам – Сигизмунд Вальдемарович.

«Фиг запомнишь это имечко, - подумал Иван, а вслух сказал, - здравствуйте!»

- Да, ты, Иван, не похож на десятилетнего мальчика. Такой большой и сильный.

- Я футболом занимаюсь.

- Да, твоя мама говорила, но я думал, что она, как все мамы преувеличивает. А что, футбола мало?

- Но мозг же не должен развиваться в одном направлении, - сделал Иван серьёзное заявление.

- Я сомневаюсь, что футбол развивает мозги, - саркастически заметил преподаватель.

- Вы, наверное, никогда спортом не занимались, - просто ответил Иван.

Учитель не знал, что на это ответить. Раньше он думал, что все спортсмены туповаты, им просто отбивают мозги либо мячом, либо кулаком, либо ногой, - в зависимости от вида спорта. Но рассуждения Ивана подкосили его твёрдую уверенность, правда, не до конца. Он подумал, что везде бывают исключения.

- А ты играл когда-нибудь в шахматы?

- Мой друг имеет первый юношеский разряд, он пытался меня научить, но тогда мне это было не интересно. Так что я только названия фигур знаю, и как они ходят.

- Это уже хорошо. И хорошо, что у тебя есть друг с разрядом. Ну, тогда давай определимся с днями занятий. Сегодня, как сказала твоя мама, у тебя тренировка.

- Да, в понедельник, в среду и в пятницу. А остальные дни свободны.

- Тогда ты пойдёшь в группу, которая занимается во вторник и в субботу. Завтра вторник, приходи в 105 аудиторию к 15 часам. С собой иметь ручку и тетрадку. Всё! До завтра!

- До завтра! – сказали Иван с мамой в один голос, и вышли из здания.

- Ладно, сынок, я побежала, а ты - на тренировку.

- Да, мне ещё за Кириллом зайти надо. Он идёт ко мне в секцию.

- Да, ну? Что такие перемены: ты сюда, он туда?

- Ты же слышала, что мозг надо развивать в разных направлениях. Я, кстати, доклад по биологии на следующей неделе по этой теме делаю.

- Вечером обсудим, а то я уже опоздала. Ох, влетит мне от начальства. – Сказала мама, находясь уже в нескольких метрах от Ивана.

Гений – это один процент таланта и девяносто девять процентов пота.

Иван заскочил домой, взял форму и побежал к подъезду Кирилла. Он позвонил в домофон и сказал, что ждёт их на лавочке. Но на лавочке ему не сиделось. Ему очень хотелось рассказать другу о пережитых впечатлениях. Но он не может это сделать при папе Кирилла. Тогда придётся на обратном пути. Вот так, то вставая, то садясь на лавочку, Иван ждал. За рассуждениями он и не заметил, как вышли из подъезда Кирилл со своим папой. Он очнулся от воспоминаний только тогда, когда дядя Серёжа, так звали папу, обратился к нему.

- Ты что, Ваня, себе места не находишь? Случилось что-то?

- Нет. Просто я сегодня ходил с мамой во Дворец детского творчества, записался в шахматный кружок. А там преподаватель сказал, что спорт не развивает мозги, - выкрутился Иван.

- Ну, это он не прав. В спорте надо уметь сделать расчёт, просчитать все варианты, суметь минимальным количеством сил сделать максимальные действия. Поэтому спорт не может не развивать мозги. Это я тебе как бывший спортсмен говорю. Я когда-то играл даже в сборной по волейболу. Но не сильно старался, вот и не попал в основной состав. В спорте, как и в науке, надо полностью выкладываться, тогда будет результат. Один умный человек сказал: «Гений – это один процент таланта и девяносто девять процентов пота». А я в институте на инженера в это время учился, а потом диссертацию писал, некогда было потеть на тренировках. Это хорошо, что вы сейчас и на спорт ходите, и на шахматы. Но придёт время, когда придётся выбирать, куда вкладываться больше, а куда меньше. Вот я и выбрал науку. Там не меньше потеть приходится, иногда в буквальном смысле. Так напрягаешь мозги, что пот по лицу течёт.

Так разговаривая, они дошли до стадиона. Иван подвел дядю Серёжу и Кирилла к тренеру.

- Здравствуйте, Николай Степанович! Это мой друг Кирилл, а это его папа, Сергей Иванович. Кирилл хочет заниматься в нашей секции.

- Что ж, очень приятно, - сказал тренер и пожал руку дяде Серёже. – Хорошо, что вы пришли сегодня. Набор уже закончен, но одно место есть, потому что только вчера от нас уехал один мальчик вместе с семьёй в другой город. Вам повезло. Иди, Иван, покажи Кириллу раздевалку, и переодевайтесь на тренировку.

Мальчики побежали в крытый стадион, а папа остался с тренером. Когда они вернулись, дяди Серёжи уже не было. Тренер передал папины слова о том, чтобы мальчики вместе шли домой после занятий и свистнул в свисток, что означало начало тренировки.

- Становись за мной и всё просто повторяй, - сказал Иван и начал лёгкий бег.

Всю тренировку Кирилл старался повторять все движения, но чувствовал себя коровой на льду. Казалось бы, что такого сложного прыгать боком, то вправо, то влево. Но он постоянно семенил ногами. К началу игры, которой заканчивалась каждая тренировка, он уже был совершенно без сил. Тренер поставил его на ворота, чтобы тот не упал на поле, а вратаря поставил в оборону. Здесь Кирилл немного приободрился, так как во дворе всегда стоял в воротах. Ему даже удалось взять несколько мячей. После игры тренер собрал, как всегда, команду для «разбора полётов».

- Вы уже ребята познакомились с Кириллом? Он пока новенький, поэтому я поставил его на ворота. В дворовой команде он как раз стоял на воротах. А потом будет видно. Может в защите у него лучше получится.

- Дальше он сделал несколько замечаний и распустил команду по домам.

Кирилл с Иваном переоделись и пошли вместе домой. Иван понимал, что его переживания по поводу путешествия в мозг не такие сильные как у Кирилла. Поэтому дал другу высказаться первым. Тот взахлёб начал говорить, как Иван хорошо играет, какая это действительно сложная и интересная игра, как он устал, но при этом очень доволен. Что сначала он себя чувствовал ужасно из-за того, что иногда путал ноги, даже принял решение уйти, но потом вспомнил, как Иван сказал, что навыки надо нарабатывать и решил остаться и научиться играть в футбол.

- Может из меня и не получится хороший игрок, но я буду чувствовать себя мужиком на все сто, - в заключение сказал Кирилл.

- Это хорошо, что у тебя спортивный характер.

- Что значит «спортивный характер»?

- Это значит, что ты не сходишь с дистанции на полпути, а бежишь к финишной ленте. Тебе важно закончить начатое. Вот это и называется спортивным характером. А я сегодня в мозг путешествовал, - как бы, между прочим, добавил Иван.

- Как в мозг? В настоящий мозг?

- Да! Представляешь?! Оказывается, этот временной тоннель может не только во времени переносить, но и уменьшать в размерах. Да ещё как! Мы были меньше клеток мозга, представляешь?!

- Там же кровь, фу, - скривился Кирилл.

- Не было там никакой крови. Там были длинные-длинные провода между клетками и пустоё пространство.

- А как же вы дышали?

- Не знаю. Может в этом защитном экране был кислород. Но я стоял и не шевелился, потому что Топтышка сказал ничего не трогать и не шевелится, чтобы человеку, в голове которого мы были, не было больно.

- Если у меня болит голова, то это значит, что там кто-то летает?!

- Нет же! Хотя я уже ни в чём не уверен. Спрошу у Топтышки. Но там было так красиво. Светло от того, что по этим проводам, да и в самих клетках вспыхивал свет, примерно как искры у троллейбуса, только ничего не падало, просто искрило. Я всё это расскажу на докладе.

- Ты что, в дурдом захотел?

- Почему в дурдом?

- Потому что если ты расскажешь, что был в чьей-то голове, то мало того, что весь класс тебя на смех поднимет, да ещё учитель вызовет скорую помощь.

- Да не собираюсь я это рассказывать! Я расскажу про эти вспышки. Просто я не помню сейчас, как они называются. Но то, что в нашем мозгу есть электричество, то это точно.

Возле дома они распрощались до завтра. Иван поднялся домой. Мама была дома.

- Как Кирилл? Ему понравилось?

- Понравилось. Но завтра его ждёт сюрприз. Он не сможет утром с кровати встать из-за боли в ногах.

- А ты его предупредил?

- Да как-то забыл. Сейчас позвоню.

Мама накрывала на стол, а Иван позвонил Кириллу и рассказал, что надо принять горячую ванну и помассировать ноги, иначе завтра ходить не сможет.

- Папа мне уже сказал, - ответил Кирилл, - спасибо за заботу. До завтра!

- До завтра!

Придя на кухню, Иван спросил у мамы: «Это правда, чтобы чего-то добиться, надо сильно потеть?»

- Ну, не в буквальном смысле, - рассмеялась мама. Потом подумав, добавила, - хотя иногда в буквальном, как футболе, например. Понимаешь, сынок. Мы, когда рождаемся, можем только дышать, глотать, извини, испражняться и издавать кое-какие звуки. Ходить, говорить, что-то делать руками или, как в твоём случае, ногами мы учимся постепенно. Малыш много раз падает, ударяется, встаёт, опять падает. И так много тысяч раз, пока его мозг не научиться сокращать мышцы настолько, чтобы они держали туловище в равновесии. Вот так и в любом деле, или ремесле, или науке надо «набить много шишек», чтобы понять, как это лучше делать. Вот это и называется сильно попотеть. И чем больше человек предпринимает усилий, тем он становится более умелый.

- А ведь, правда, малыши не умеют ходить. А я видел по телевизору, что маленькие лошадки почти сразу ходят, а дети много месяцев учатся.

- Мозг человека устроен совсем по-другому, чем у животных. Иначе бы и лошади умели читать.

Иван рассмеялся, представив, как за партой сидит лошадь и читает вслух «игогошным» голосом. Они поужинали, и Иван пошёл делать уроки. На последнем усилии он доделал математику и завалился спать. Снились ему клетки мозга. Как будто он находится в своей же голове. И вдруг, откуда не возьмись, появляется Лёха и начинает дёргать его нервы, да так сильно, что у Ивана начинает болеть голова. Он резко проснулся. Голова не болела. За окном уже светило солнце, и пора было собираться в школу.

Трудно быть богом.

После завтрака мама спросила, почему Иван такой озабоченный.

- Скоро я должен делать доклад по биологии о работе мозга, но я не знаю, как это делается.

- Я помню, что мы хотели это обсудить, но ты вчера еле уроки доделал. Не переживай, время ещё есть. Сегодня у тебя шахматы? Ты уверен, что тебе ещё одна нагрузка нужна?

- Уверен, - ответил Иван, а по себя подумал, - и это не последняя, «стрижка только начата».

И побежал в школу. Внизу его уже ждал Кирилл.

- Привет, - сказал Ваня, - как ты себя чувствуешь?

- Бегать не смогу, а вот идти – нормально.

- Зарядку сделал?

- Честно говоря, я еле встал.

- Так не пойдёт. В спорте главное – дисциплина. Если бы дал утром небольшую нагрузку, то мышцам уже легче было бы. А ведь завтра опять тренировка. – Сказал Иван и подумал о том, что зря мама говорит, что у него с дисциплиной не очень. Не было ни одного дня, чтобы он не делал зарядку. Да, в одежде он бывает растрёпан.  Но он знает, что такое дисциплина. Так что всё нормально!

И с таким хорошим настроением он шёл в школу.

- А если я сделаю зарядку после школы?

- Зарядка поэтому и называется зарядкой, что разминает мышцы после нескольких часов лежания. А днём – это разминка. Только сильно не нагружайся, а то хуже сделаешь.

День прошёл как обычно. После уроков они опять шли вместе домой и говорили о предстоящем занятии по шахматам.

- Ты, главное, запоминай ходы. Вы сейчас будете изучать дебюты – начала партий. Это как в любом спорте. Сначала надо выучить приёмы, а потом их применять.

- Короче, надо набраться терпения и вспоминать, что тебе тоже нелегко на футболе.

Возле дома они расстались. Придя домой, Иван в первую очередь позвал домовёнка. Тот появился и как всегда начал ворчать.

- Ну, чего тебе? Вечно ты меня отвлекаешь от дел.

- Прости, пожалуйста, но у меня к тебе вопрос. Мозг шахматиста и мозг футболиста одинаково работают?

- Абсолютно!

- А мозги отличника и двоечника тоже одинаково работают?

- То же самое!

- Тогда почему одни хорошо учатся, а другие нет, хотя и стараются.

Тут Иван вспомнил девочку из их класса, которая очень старалась, но у неё не получалось учиться больше чем на «3».

- А-а-а, ты об этом!

- О чём? – Спросил Иван в очередной раз, позабыв, что Топтышка умеет читать мысли.

- О твоей однокласснице Нине, которая старается и у неё ничего не получается.

- А ты откуда её знаешь.

- Ну, когда вы с Кириллом дома разговаривали о ней, я решил посмотреть, что это за девочка, которая вам обоим нравится, вот и побывал с тобой на уроках.

Иван покраснел. Он и не думал, что кто-то подслушал их разговор о Нине. А потом вспылил.

- Разве это хорошо подслушивать чужие разговоры?!

- Я не подслушиваю, а просто слышу потому, что я живу в этом доме тоже. Как бы мы защищали ваши дома, если бы не смогли всё слышать? Вот вижу я только тогда, когда проявляюсь. А проявляюсь я, только если что-то услышал непонятное, или что-то найти надо.

- Как, например, мой учебник, - съязвил Иван.

- Да, хотя бы и твой учебник, - просто ответил домовой. Так просто и душевно, что Ивану стало стыдно за своё поведение. А домовёнок тем временем продолжал. - Вот поэтому нас, домовых, могут видеть очень редко. А, если бы мы не проявлялись, то вы бы, люди, уже давно забыли о нашем существовании, – сказал он с обидой.

- Извини, я не подумал.

- Думай в следующий раз прежде, чем предъявлять претензии. Так что ты хотел узнать? Почему Нина при всех стараниях не отличница, если её мозг работает также как у тебя?

- Но, я ещё не отличник. Но суть вопроса ты уловил.

- Да потому, что твоей Нине не хватает сил в себя поверить. Ты вспомни, как она отвечает, даже если выучила урок?

- Тихо, запинаясь.

- Вот и создаётся впечатление, что она ничего не знает, хотя знает она не меньше твоего Лёхи.

- Значит, ей надо просто поверить в себя? И как я это ей скажу?

- Просто поговори с ней. А сейчас - прощевай, у меня много дел.

- До свидания, - успел сказать Иван, - спасибо тебе большое.

- С тебя печенька! – крикнул напоследок домовой и растаял.

И тут Ивану покраснел. Ему стало стыдно, что домовёнок действительно ему столько помог, столько всего показал, а он никак его не поблагодарил. Хоть у них и взаимовыгодное сотрудничество, но он же ещё и дом охраняет, а это в их договор не входило. Хлопнула входная дверь. Это пришла мама. Иван выбежал в коридор.

- Привет, мамуль!

- Привет, сынок!

- Мам, помнишь, ты рассказывала, что бабушка кормила домовёнка?

- Ты хочешь кушать?

- Я – само собой. А почему мы никогда его не кормим?

- Не знаю. Мы это никогда не делали. А почему ты вдруг вспомнил об этом?

- Не знаю. Но у нас ведь всё в доме хорошо? Ни потопа, ни пожара не было, воры к нам не залезали. Может бабушка была права. Давай теперь его будем всегда кормить.

- Давай, если хочешь. Что для этого надо?

- Надо поставить на стол блюдечко молока, положить печенье и сказать: «Хозяин дома, угощайся!»

- Так и сделаем. Только сейчас я накормлю своего мужчину, а уж потом и хозяина покормим, хорошо?

- Хорошо.

Сказано – сделано. Пообедали. Поставили блюдечко с молоком и печеньем и разошлись по своим делам. Мама на работу, а Иван во Дворец детского творчества.

Первое занятие прошло, как и ожидалось: он мало что понял, но всё записал. На обратном пути он шёл и думал, что ничего сразу не получается. В шахматах, как и в математике, как и в русском языке, надо знать правила. Правила, вроде бы, простые: как фигуры могут ходить и бить другие фигуры, а как не могут. Но их тоже надо выучить. Здесь, он не сомневался, Кирилл ему поможет. Так рассуждая, он уже подошёл почти к дому, но увидел свою одноклассницу, о которой говорил с домовёнком. Она вышла из булочной.

- Привет, Нин!

- Вроде виделись, - скромно сказала девочка.

- То было в школе.

- Тогда привет, - сказала Нина и улыбнулась.

От этой улыбки у Ивана ком в горле застрял. Они, конечно, с Кириллом говорили о том, какая она красивая. Но никогда никто не видел её улыбки. Она всё время скромно сидела за партой или стояла в уголочке. Девочки с нею не дружили потому, что Нина была из «неблагополучной семьи». Папы у неё не было, а мама имела проблемы с алкоголем, хотя в семье было трое детей. Нина – самая старшая. Ванина мама рассказывала маме Кирилла, что достаётся девочке. Иван случайно это услышал, но, как и любому мальчишке, ему было не интересно, что Нина за младшими братьями смотрит, что сама себе стирает и т.д. Она и бледненькая, потому что недоедает. Раз в год они всем классом собирают вещи для её семьи.

Пока Иван глотал воздух ртом, пытаясь что-то сказать, Нина на него смотрела очень внимательно. Потом, видя, что разговор окончен, сказала: «Я пошла». И пошла.

Иван сначала махнул головой, соглашаясь, а потом торопливо затараторил: «Подожди, пожалуйста, у меня к тебе есть вопрос!»

Нина удивлённо посмотрела и остановилась, ничего не говоря. В этих огромных карих глазах читалось любопытство, но она молчала.

- Я хотел у тебя спросить, - с трудом начал говорить Иван, подбирая слова, - ты же всё время учишь уроки?

- Стараюсь, - сказала девочка и смущённо опустила глаза.

- То есть, когда тебя вызывают, ты точно знаешь урок?

- Да, когда успеваю сделать уроки, то знаю.

- А почему ты боишься говорить громко, уверенно? Почему всё время запинаешься, как будто не знаешь, что сказать?

- Я не знаю. Нет, урок я знаю, но, когда выйду к доске, то вдруг теряюсь, боюсь забыть и забываю. Хотя перед уроком, повторяя про себя, я ничего не забывала.

- Ты знаешь, мне знакомо это чувство.

- Тебе?! – Девочка искренне удивилась. – Да смелее тебя в нашем классе никого нет!

- Спасибо, конечно, но я помню свой первый матч по футболу. Мы тогда выехали с командой в другой город. Это был ответственный матч, и я так боялся, что не мог в полную силу бегать по полю. Конечно же, я подвёл команду. Но в перерыве тренер мне сказал, что весь страх я должен пустить на пользу.

- Это как?

- Это как плыть против волны. Накатывает на тебя волна, а ты раз набрала воздуха в лёкгие и поднырнула под неё.

- А я плавать не умею.

- А ты видела по телевизору, как ныряют?

- Да, я бы ни за что не прыгнула!

- Хорошо. Тогда давай так. Когда дует сильный ветер в лицо, что ты делаешь?

- Стараюсь отвернуться и спрятаться куда-нибудь.

- Ну, прятаться в классе не получится, а вот ты можешь смотреть в одну точку, чтобы сосредоточится. Да хоть на меня! – предложил Иван.

- На тебя?

- Ну, да! Если забудешь что, я подскажу.

- Спасибо! Я попробую. Я пошла?

- Да, конечно же. Ты же домой?

- Да.

- Пошли вместе? Я тоже домой.

- Пошли, - тихо сказала Нина. И они пошли рядом, так как жили в одном доме. По дороге Иван рассказал, что он ходил в шахматный кружок на первое занятие. Что там тоже немного непонятно. Но ему поможет Кирилл, потому что они друзья.

- А хочешь, мы с тобой будем дружить? И я буду тебе тоже помогать, когда надо.

- Было бы хорошо, - скромно ответила девочка, - а то у меня нет друзей.

- Теперь есть! – С уверенностью сказал Иван. – До завтра! – Сказал Иван, так как они стояли уже у подъезда Нины, а Иван жил на два подъезда дальше.

- До завтра! – сказала девочка и скрылась в своём подъезде.

Иван пришёл домой и первым делом позвал домовёнка.

- Что опять случилось? – сказал он из Ваниной комнаты.

- Случилось, – ответил Иван, забегая в свою комнату, где домовёнок сидел на шкафу. - Я поговорил с Ниной. Оказывается, она всё забывает, когда выходит к доске. Я предложил ей свою помощь. Ну, сказал, чтобы, когда она забудет что-то, то может на меня смотреть, я ей подскажу.

- Да, у вас, у людей, есть такое.

- Какое?

- Лезть в чужую судьбу или в душу. Любить вы быть богом.

- Я не лез, я предложил ей свою помощь, и она согласилась. А что это «быть богом»?

- Это значит менять чью-то судьбу. Вот, если бы ты не предложил ей свою помощь, то она так бы и осталась троечницей, так бы и окончила школу, и ничего бы в жизни не добилась. А теперь у неё будет другая судьба. Она окончит школу отлично, поступит в институт и станет профессором.

- Это же хорошо?! – воскликнул радостно Иван.

- Наверное, для неё хорошо. Но ты взял на себя ответственность помогать ей. И это придётся делать постоянно, а не когда тебе захочется. Вот поэтому у вас людей есть такая поговорка «Трудно быть богом». Не потому, что вы меняете чью-то жизнь, а потому, что в ответе за эти перемены.

- Я справлюсь. Спасибо, что подсказал!

- Пожалуйста! А тебе спасибо за печенюшки, давно я так плотно не ел. Только это делать надо раз в неделю, а то я пополнею.

- Ты ешь один раз в неделю?

- Да, мне хватает.

- А как ты питался, когда нас здесь не было, ведь квартира стояла целый год пустая?

- Я ходил по соседям. Там тоже говорят «приятного апатита», когда садятся за стол.

- А, понятно.

- Ладно, прощевай! – Сказал и как всегда растаял.

- Прощевай! – Радостно сказал Иван и приступил к выполнению домашнего задания. Ведь он взял на себя ответственность помогать Нине, значит надо самому всё знать.

Верь в себя.

На следующий день Иван подошёл к Нине перед уроками и спросил: «Всё выучила?»

- Да, - ответила Нина, - было время, и я всё успела.

- Сама поднимешь руку?

- Нет, что ты! Я тогда и слова не смогу произнести.

- Хорошо, если что – смотри на меня.

- Хорошо, спасибо. – Сказала Нина и улыбнулась своей необыкновенной улыбкой.

Они разошлись по партам, потому что прозвенел звонок.

- Сзади его толкнул Кирилл и прошептал: «Ты о чём с Ниной говорил?»

- Потом расскажу, - также шёпотом ответил Иван.

Начался урок географии. И первой отвечать домашнее задание учительница вызвала как раз Нину. Девочка встала из-за парты и посмотрела на Ивана. Тот показал ей жестом, чтобы она была спокойна и улыбнулся. Нина сразу приободрилась и уверенной походкой пошла к доске. В своей постоянной манере говорить тихо, она начала рассказывать домашнее задание, иногда посматривая на Ивана. Тот ей в ответ махал головой, мол «всё в порядке». И Нина без запинки ответила урок. Класс шумел как обычно, когда Нина отвечала. Все занимались своими делами. Но когда учительница сказала: «Садись, пять», класс сразу замер.

- Вот так всегда, Нина, отвечай: спокойно и без запинки. – Говорила учительница, ставя пятёрку в дневник. - А то, вроде бы видно, что ты учила, но из-за твоих остановок в рассказе трудно понять, насколько ты знаешь материал.

Нина шла за парту, немного раскрасневшись от удовольствия. Она с благодарностью посмотрела на Ивана, и этот взгляд перехватил Лёха. Он резко повернулся к Ивану и увидел, что Иван смотрит на Нину и тоже улыбается. Он не смог сдержаться и прошипел: «Что, любовь-морковь?» Иван растерялся. Но в это время учительница громко сказала: «Алексей! Повернись, не нарушай дисциплину!»

Дальше день прошёл как обычно. Иван старался проводить время на переменах подальше от Нины. Кирилл увидев, что Иван как-то странно себя ведёт, спросил: «О чём ты всё время думаешь?»

- Трудно быть богом. – Ответил Иван в задумчивости.

- Что?! – не понял Кирилл.

И тут Иван ему всё рассказал. Как он спросил у домовёнка про работу мозга у отличника и двоечника, как встретил Нину, как пообещал свою дружбу, как теперь ему неловко из-за слов Лёхи. Кирилл подумал и сказал: «А давай пойдём после школы все вместе домой, ты, я и Нина?»

- Давай! – Сказал Иван. – А то я уже не знал, что делать, чтобы не подвести Нину и не слушать как Лёха будет издеваться.

Решено - сделано. После уроков Иван с Кириллом подошли к Нине и предложили вместе пойти домой. Нина была удивлена такому предложению, но не отказалась. Они втроём вышли из класса под удивлённые взгляды одноклассников. Особенно это не понравилось группе девочек, которые считали себя лучшими в этом классе из-за того, что они были детьми богатых родителей. Родители нанимали учителей, которые делали уроки с ними, поэтому они хорошо учились. Самая бойкая из них крикнула вслед: «Видишь, Нина, как важно хорошо учится. Получила одну пятёрку, и сразу поклонники появились!» Нина ничего не ответила, только покраснела.

- Не обращай внимания, - сказал Кирилл, - я бы удивился, если бы они ничего не сказали.

 И они вышли из школы. Нина поблагодарила Ивана за помощь при её ответе и добавила; «А ведь действительно не так страшно, когда тебя кто-то поддерживает».

- Теперь ты можешь рассчитывать и на мою помощь, - добавил Кирилл.

- Спасибо, - ответила Нина и улыбнулась ему.

Кирилл от этой улыбки потерял дар речи так же, как Иван. Но Иван его выручил.

- Кирилл, я тут вчера был в шахматном кружке, может, ты поможешь выучить мне дебюты?

- Да, конечно, - ответил Кирилл, обрадованный возможности прервать затянувшуюся паузу. - Сегодня после футбола и выучим. А хочешь, Нина, мы тебя научим играть в шахматы? – Вдруг неожиданно Кирилл обратился к девочке.

- А можно?

- А почему нет. Давайте сегодня в шесть часов встретимся на площадке. Я принесу шахматную доску.

Договорились и разошлись по домам. Дома Иван переоделся, умылся и пошёл накрывать на стол. Когда мама пришла, борщ уже был разогрет, на столе стоял нарезанный хлеб, а в сковороде грелись котлеты с макаронами.

- Сынок, всё в порядке?

- Всё отлично! Я же уже большой, хватит меня нянчить.

Они пообедали и Иван сказал: «Мам, а мы с Кириллом дружим с Ниной. Сегодня будем учить её шахматам. Точнее Кирилл будет нас учить».

- Это хорошо. Она очень хорошая девочка, а вот друзей у неё нет из-за её мамы. Многие не понимают, что родителей не выбирают. Все считают, что «яблоко от яблони недалеко откатывается». Да, по статистике больше половины людей живут той жизнью, которой жили их родители. Но несколько человек из сотни идут своим путём. В этих случаях говорят «вопреки», а не благодаря. Я думаю, она из этих нескольких.

И Иван рассказал, как помог ей получить пятёрку.

- Представляешь, она всегда учит уроки, но стесняется и поэтому забывает. 

- Да, уверенность в себе – одно из тех качеств, которые помогают человеку стать успешным. Эта уверенность приходит только с победами. Что-то получилось, уверенность выросла. А когда что-то не получается, надо просто посмотреть, почему не получилось, но  не терять уверенности в себе. В таких ситуациях хорошо, когда есть группа поддержки: родители, друзья, коллеги. Но даже, если никого рядом нет, нельзя терять в себе уверенность. Вот здесь тебе поможет настойчивость. Не получилось, сделай ещё раз, потом ещё. И так до тех пор, пока получится.

- Я знаю! – крикнул Иван, - У меня так не получалось набивать мяч. Я, наверное, миллион раз его подбросил ногой, пока начало получаться.

- Это называется наработка навыков. То есть ты знаешь, что многократные повторения приведут тебя к успеху. А вот если бы ты не знал, что твои усилия приведут к успеху, продолжал бы ты набивать этот мяч?

Иван задумался, потом честно ответил: «Не знаю».

- Я давно хотела тебя спросить, почему у тебя получилось так сразу начать учиться на пятёрки?

- Наверное, потому, что я этого сильно захотел.

- А что помогло тебе в себя поверить?

- То, что, если я занимаюсь спортом, то мой мозг всё равно развивается, но надо, чтобы он развивался во всех направлениях.

- То есть ты понял, что если ты умеешь одно, то другому можно научиться?

- Примерно так.

- То есть победы в спорте помогли тебе понять, что ты способен побеждать и в другом?

- Да.

- Вот так и надо приобретать уверенность. Идти от одних побед к другим. И не важно, хвалит ли тебя кто-то или нет. Главное, чтобы ты сам признавал свои победы и верил в себя. Ладно, у меня обеденное время заканчивается. Я побежала. А, если хочешь вечером заняться шахматами, идти сделай уроки до тренировки.

- Догадался, иду.

Иван быстро сделал уроки, потому что их мало задали на завтра. Он взял форму, воду и пошёл за Кириллом. Кирилл как раз выходил из подъезда. Они пошли на тренировку, но не разговаривали, как обычно. Каждый молчал о своём.

- Как твои ноги? – Спросил Иван.

- После зарядки уже лучше, сегодня не болели.

- Бегать сможешь?

- Думаю смогу.

Тренировка прошла спокойно. Кирилл опять стоял на воротах, потому что ноги всё-таки побаливали.

- Ничего, - сказал тренер после тренировки, - через две недельки втянешься. А ты хорошо можешь предугадать, куда летит мяч.

- Это чистая математика. Конечно, с точностью до сантиметра мне трудно вычислить в уме, но примерно я могу сказать, куда он полетит, если по нему ударили сильно или не очень.

- Хорошо, если бы ты научил наших вратарей этим вычислениям. А тебя надо ещё попробовать в защите и в нападении.

- Попробую.

- Попробуешь что?

- Научить вратарей и поиграть в защите и нападении.

- Молодец! Идите домой.

На обратном пути мальчики говорили о предстоящей встрече на площадке.

- Тебе что-то задали?

- Да, парочку дебютов. Но мне это как-то не очень нравится.

- Мне тоже не нравится бегать и прыгать, а вот играть в футбол нравится. А без разминки, как я понимаю, делать на поле нечего. Так и в шахматах.

- Ладно, я их выучу. Но ведь Нина вообще не умеет в шахматы играть. Ей надо будет объяснять всё сначала.

- Ничего ещё раз послушаешь. Повторение – мать учения.

Они дошли до дома и договорились, что в шесть соберутся на площадке. Иван достал дедушкину шахматную доску и начал учить партии.

- Что, логическое мышление развиваешь?

Услышал он голос домовёнка.

- Привет! - Радостно приветствовал Иван Топтышку. – Пытаюсь, да что-то неинтересно.

- А ты представь, что ты – полководец, то есть Ферзь. И у тебя есть конница, есть пехота, есть пушки и офицерский полк. Ты же играешь в компьютерные игры? Это такая же игра, но ты видишь всё поле сразу: и своих игроков, и чужих. То есть можно предположить, как пойдёт противник. Эта игра хорошо развивает не только память, но и логику, то есть, как противник может пойти, если ты пойдёшь именно так.

- Причинно-следственные связи, - попытался умничать Иван.

- Можно и так сказать, - сказал с улыбкой Топтышка и добавил, - а Нина сегодня не придёт.

- Почему?

- Её мама загрузила домашними делами.

- А ты откуда знаешь?

- Так, случайно услышал.

Ивану расхотелось учить дебюты. Он-то думал, что подождёт, пока Кирилл объяснит Нине правила игры, а потом продемонстрирует свои знания. А вслух сказал: «Ну, что ж, пойду писать доклад». Он так расстроился, что даже не попрощался с домовёнком и даже не хотел выходить во двор. Он позвонил Кириллу и сказал, что разведка доложила о невыходе Нины во двор. Кирилл удивился и ответил, что он всё равно выйдет и подождёт.

- Как хочешь, - ответил Иван, а потом добавил, - если выйдет – позвони.

- Договорились.

Но Нина не вышла, видимо мама действительно дала ей много заданий. Иван целых полчаса сидел в окне, наблюдая за площадкой. А Кирилл сидел на площадке, поглядывая на Нинин подъезд, потом пошёл домой.

Доклад.

Через некоторое время пришла мама и спросила: «Всё в порядке? Ты что такой грустный?»

- Да вот, доклад что-то не идёт, - сказал Иван, чтобы не рассказывать о Нине.

- Давай поужинаем, и потом я помогу тебе.

После ужина они сели в дедушкином кабинете за стол.

- Когда ты начинаешь какое-то дело, сынок, ты должен всегда задавать себе такой вопрос: «Что я хочу получить в результате своего действия?» Так, что ты хочешь получить в результате доклада?

- Я хочу, чтобы все ребята поняли, что учиться хорошо может каждый, только надо это захотеть.

- Замечательно! А я думала, что хочешь получить лишнюю пятёрку.

- Пятёрка тоже не помешает. Но, представляешь, как будет хорошо, если все ученики будут получать пятёрки? Они не будут расстраиваться из-за того, что родители их будут ругать. Родители не будут расстраиваться из-за того, что их будут ругать учителя. Учителя не будут расстраиваться из-за того, что им придётся ругать учеников и родителей. Всем будет хорошо!

- Ах ты мой идеалист! – Восторженно воскликнула мама.

- Кто такой идеалист?

- Это такой человек, который представляет всё в идеальном варианте, то есть всё везде и во всём хорошо. Но, к сожалению, так в жизни не бывает. Даже после твоего доклада, кто-то будет сомневаться в своих способностях.

- Значит, надо рассказать так, чтобы они не сомневались.

- Даже, если ты доходчиво расскажешь, то всё равно кто-то может просто лениться. Ты об этом не думал?

- Нет. Если человек знает, что может получить пятёрку, как он не захочет её получать?

- Ты же тоже раньше знал, что можешь получить пятёрку, надо просто выучить урок, но ведь тоже не получал. Так почему ты думаешь, что другие дети устроены по-другому?

- Но я ведь понял, что надо хорошо учиться! Может, они тоже поймут?

- Я думаю, что кто-то поймёт и начнёт учиться хорошо. Даже, если это будет всего один человек, попробовать стоит. Ну, давай напишем сначала план, а потом будем искать материал.

Иван с мамой трудились до позднего вечера. Потом мама предложила продолжить завтра.

Так они работали над докладом до конца недели, в свободное время садились и обсуждали, как и что надо говорить. Иван даже перестал думать о Нине. Он-то спросил на следующий день, почему её не было во дворе. Ответ он знал заранее, но надо было, чтобы Кирилл убедился ещё раз в существовании домовёнка. Они продолжали поддерживать Нину на уроках, когда её спрашивали. Поэтому она стала всё чаще и чаще получать пятёрки. Вместе ходили домой и в школу. Но все мысли у Ивана были только о докладе. Он начал даже наблюдать за тем, кто и как отвечает домашнее задание. Об этом попросила его мама, чтобы учесть все возможные «белые пятна». Все выходные они не только писали и исправляли доклад, но Иван тренировался говорить «без бумажки», по памяти.

 И вот пришёл понедельник, день доклада. Обычно Иван просыпался под звон будильника. Но сегодня он проснулся от того, что кто-то толкает его в бок. Он открыл глаза и увидел Топтышку.

- Что, я проспал? – И глянул на будильник. – Ну вот, ещё десять минут можно было поспать. Ты, что меня разбудил? – Обратился он недовольно к домовёнку.

- У тебя же сегодня доклад.

- И что?

- А вот что. Тебе сегодня постараются помешать?

- Кто?

- Да всё та же парочка.

- Какая парочка?

- Твой Лёха со своим домовёнком.

- Что?! – Сон с Ивана слетел в момент. – В доме Лёхи тоже есть домовой?

- А кто подстроил падение Кирилла, ты помнишь?

- Что ж ты мне раньше не рассказывал?

- А что рассказывать? Что среди нас тоже есть плохие домовые?

- Я об этом как-то не подумал. И что они будут делать?

- Не знаю. Но я тебе дам оберег. – И дал Ивану камешек. С виду самый обычный голыш.

- Одного камня на двоих мало будет, - предположил Иван.

- Да не кидаться им надо! Просто положи в карман. Он начнёт действовать только тогда, когда они что-нибудь предпримут. Ты увидишь, если будут применены какие-то нечеловеческие методы, то защитный экран сработает. Не старайся понять, откуда и что действует на экран. А то завалишь доклад. Просто продолжай рассказывать. И сразу после школы – домой. Ведь это я тебе отдам защиту дома. Надеюсь, за это время ничего не произойдёт.

- Вот этот камушек защищает наш дом? – удивился Иван.

- Камушек – это контейнер, в котором находится защитный экран.

Иван покрутил камень. Камень как камень, ничего примечательного: серый, круглый, без трещин и без выпуклостей.

- А как он открывается?

- Тебе это совсем не надо. Просто не потеряй его и всё.

- Хорошо. Спасибо. Сразу после школы домой. – Отрапортовал Иван.

В комнату заглянула мама.

- Уже проснулся? А с кем разговариваешь? – спросила мама, оглядывая комнату, в которой уже никого не было кроме Ивана.

- Доброе утро, мамуль! Так, настраиваюсь на доклад.

- Не волнуйся, всё будет хорошо. Собирайся, я пошла, накрывать завтрак.

Иван выполнил все утренние процедуры и пошёл завтракать. Уходя, мама сказала: «Ты уже сам разогреваешь обед, но я сегодня приду. Мне очень интересно как всё пройдёт. Ну, удачи!»

- Спасибо, мамуль. И тебе хорошего дня!

И мама ушла. После завтрака Иван одел отглаженную мамой школьную форму, положил в карман брюк камень и подумал: «Сегодня не придётся бегать, чтобы не потерять камень!». Он вышел из подъезда и стал ждать Кирилла с Ниной. Вскоре они собрались и пошли все вместе в школу. Иван всё время думал о предстоящем докладе и о том, что ему собираются помешать. Он волновался так, что Кирилл и Нина заметили это.

- Ты что такой нервный? - Спросил Кирилл.

- Представляешь, волнуюсь перед докладом.

- Ты же не первый раз отвечаешь не по теме, чего волноваться?

- Я очень хочу, чтобы все поняли важность обучения.

- Все и так знают, - робко сказала Нина, - что учиться – это важно.

- Все, да не все, - возразил Кирилл, - некоторые говорят, что им школьные знания никогда не пригодятся.

- Вот именно, а надо им рассказать, что учиться надо не только из-за знаний, но и для развития мозга. У кого развит мозг, тот всегда будет в выигрыше, как говорит моя мама.

- Вот и расскажешь. Только, что из-за этого волноваться?

- И, правда, что-то я уж слишком много об этом думаю. Ну, расскажу и расскажу.

Иван успокоился и подумал о том, как хорошо, что у него есть группа поддержки. Он будет смотреть только на них во время доклада и тогда точно не собьётся.

Не рой другому яму.

 На уроке биологии учитель сказала: «Сегодня нам был обещан доклад-с. Готовы, Иван?»

- Готов, - сказал Иван и нащупал камень в кармане.

- Выходите и помните-с, что у Вас всего десять минут-с.

- Хорошо, - сказал Иван и встал из-за парты.

Как только он встал, сработал защитный экран, то есть по нему пробежали круги как по воде, когда в неё бросишь камень. «Началось», - подумал Иван и спокойно пошёл к доске. Краем глаза он видел, как Лёха удивлённо смотрел на Ивана. Ему так и хотелось крикнуть: «Что, не сработало?!» Но в это время он посмотрел на Нину и увидел, что она тоже волнуется. Он улыбнулся ей и начал свой доклад. Быстро нарисовал на доске несколько распластавшихся медуз. Но, как только он прикоснулся к доске, опять сработал защитный экран. «Не удастся тебе, Лёха, помешать правому делу», - подумал Иван, и ему показалось, что экран засветился, отвечая на его мысли.

Потом он рассказал, как примерно устроен мозг. Как мозг воспринимает информацию, как её обрабатывает и как передаёт потом команды. Как бегут по «проводам» электрические импульсы. Он вспомнил свою экскурсию в мозг и красочно описал эти импульсы. Потом рассказал, что одни и те же действия развивают одно направление в этих линиях передач. А остальные направления остаются без развития, при этом стерев у нескольких медуз щупальца. И опять, как только он прикоснулся к доске, по экрану пробежали волны. Но Иван продолжал: «Если ученик учит не только математику, но и историю, и физику, то эти связи развиваются по всем направлениям. И даже если кому-то кажется, что физика ему не пригодится в жизни, но будет её учить, то в той области, в которой он будет работать, эти развитые связи помогут ему быть лучшим специалистом».

Он очень волновался, но и Кирилл, и Нина всё время ему кивали. А закончил он доклад так: «Если не развивать свой мозг, то к концу жизни можно превратиться в маленького ребёнка, который только кушает, извините, испражняется и смотрит телевизор. И всё время плачет, если что-то не понимает».

При слове «испражняется» весь класс грохнул громким смехом, а учитель вместо того, чтобы сделать замечание, вдруг сказал: «Этот доклад-с надо послушать некоторым нашим учителям-с». Потом, спохватившись, что не так сказал, добавил: «Чтобы они рассказали своим ученикам-с. А теперь, Иван, расскажите домашнее задание».

Иван открыл рот, но вдруг экран сильно заволновался, и мальчик забыл, что надо рассказывать. Он посмотрел на Нину, которая смотрела на него испуганными глазами. Потом на Кирилла, который показывал ему картинку из учебника и всё вспомнил. Он быстро рассказал урок, получил две пятёрки и пошёл на своё место. Пока он шёл к парте, экран всё время пускал круги. А когда проходил мимо Алексея, того откинуло так, будто током ударило. Сосед Алексея по парте, на которого кинуло Алексея, оттолкнул его со словами: «Ты чего?»

- Ничего, - огрызнулся Алексей. - А ты рано радуешься, - повернулся он к Ивану. – Один доклад ещё не говорит о том, что ты такой умный.

Он ещё хотел что-то сказать, но учитель его остановил: «Алексей! Почему Вы постоянно нарушаете дисциплину? «Два»-с - по поведению. Несите-с дневник и отвечайте следующий параграф-с, если Вам так хочется поговорить!» Алексей встал из-за парты и вдруг из его портфеля с грохотом высыпались все книги.

- Да что с Вами сегодня такое? – Возмутился учитель. – Идите-с уже к доске.

Тот быстро собрал учебники на парту, вышел, положил на стол учителя дневник и хотел рассказать параграф, но так и остался стоять с открытым ртом.

- Ну-с? – подбодрил его учитель.

Но Алексей ничего не помнил. Он пробежался по классу глазами. Все дети внимательно за ним наблюдали.

- Вы что, не выучили-с урок? – спросила учитель.

- Выучил.

- Так рассказывайте-с.

- Я забыл.

- Вам надо рассказать о том, что изучает биология-с, - подсказал учитель.

- Точно, - облегчённо сказал Алексей и еле рассказал домашнее задание.

- Сегодня «три».

При этих словах весь класс загудел.

- Такое впечатление-с, - продолжил учитель, - что Вы только один раз прочитали материал-с.

- Я учил, - вспылил Алексей, - это всё, - он хотел сказать «Иван», но потом добавил, - так сложно.

- Что же тут сложного-с? Есть некоторые термины, но их можно заменить своими словами-с. В следующий раз, если что-то будет непонятно, подойдите до уроков, я Вам-с объясню.

- Спасибо, - процедил сквозь зубы Алексей и пошёл на своё место, держа дневник, в котором красовалось «три» напротив урока биологии и внизу страницы «два» с надписью «мешал проведению урока».

Но это было ещё не всё. Садясь на своё место, он с грохотом уронил опять все учебники на пол. Класс хохотал минут пять. Учитель никак не мог успокоить детей. Потом он повысил голос: «Алексей! Завтра пусть ваши родители придут в школу и пусть объяснят, что с Вами случилось!», при этом ни разу не добавив букву «с». В классе моментально воцарилась тишина. Никогда ещё Лёшкиных родителей не вызывали в школу. Его родители и на собрание-то не ходили, потому что считали это тратой времени, ведь сын и так учится лучше всех. Они иногда только созванивались с учительницей, чтобы уточнить, сколько денег нужно сдать на нужды класса. А тут такое: «два» за повеление и «три» за домашнее задание.

Последняя встреча.

Весь день Алексей проходил мрачнее тучи. Не успел прозвенеть последний звонок, как он бросился домой. Иван тоже поспешил домой, помня, что дом остался без защиты. Ему очень не хотелось, чтобы Нина шла одна с Кириллом, но защита дома и мамы были важнее. Он сказал ребятам, что очень быстро надо быть дома, что с Кириллом они встретятся на тренировке и побежал что есть духу, удерживая рукой камень в кармане.

Как только он прибежал, первым делом позвал Топтышку.

- Да тута я, тута, - сказал домовёнок, раздвигая головные уборы на верхней полке вешалки.

- Успел? – Спросил Иван, подавая ему камень.

- Успел. Пока всё хорошо.

- Ты знаешь, что было?

- Знаю. Ведь это я сбрасывал учебники.

- Ты?! – Удивился Иван. – Но зачем?

- А затем, что он хотел это сделать с тобой, чтобы ты сбился с рассказа, чтобы у тебя всё время ломался мел, чтобы учитель поставил тебе два по поведению, чтобы весь класс над тобой смеялся. А теперь весь класс над ним смеётся, да ещё родители его накажут, - довольно произнёс домовёнок и в заключение добавил, - пусть хоть раз почувствует, как это, когда над тобой смеются. Может, не будет после этого над другими издеваться.

- Ты слишком хорошо подумал о Лёхе. У него нет совести. Он только озлобится и будет ещё сильнее смеяться над теми, кто сегодня смеялся над ним. Выберет людей самых слабых и незащищённых, например, Нину.

- Но у Нины же есть защита? Это вы с Кириллом. Так что, вы не защитите остальных?

- А почему и нет? – Воспрянул духом Иван. Потом продолжил. – Он, правда, подленький, будет стараться делать исподтишка. Но ты ведь нам поможешь в случае чего?

- Конечно. Тем более его домовёнок, как у вас говорят, «двоечник», мало чего знает.

- А ты знаешь его домовёнка?

- Конечно, мы с ним одной эпохи.

- Как это «эпохи»?

- Ну, типа одноклассники, только не одного года рождения, а одного слоя времени.

- Это как?

- Ну, мы когда рождаемся, то находимся в своём мире несколько десятилетий. Нас обслуживают и обучают наши родные. Мы же старенькие и ничего сами ещё не умеем делать. Вот, например, ваши старики. Они же не могут даже суп себе разогреть, руки трясутся, ноги подкашиваются. Вот так и мы. А потом, когда наши близкие нас чему-нибудь научат, мы становимся моложе и переходим на обучение вот в такие дома или квартиры.

- А потом?

- Потом мы переходим охранять города, потом страны.

- А потом?

- А потом суп с котом! Я сам ещё не всё знаю, поэтому торчу здесь с тобой, вместо того, чтобы учиться. – Сказал и повернулся, чтобы уйти. Но Иван задал вопрос, который заставил Топтышку остановиться.

- А как же Лёхин домовой перешёл в другой этап, если он ничего не учит?

- Это как если бы у вас ученик сидел в пятом классе ещё шесть лет, то потом бы пошёл в армию, сразу после пятого класса. Азам-то его научили: как перемещаться в пространстве, как получать знания, как переходить в видимое состояние. А вот читать на многих языках он не умеет, стирать за собой следы тоже не умеет. Почему мне удалось предотвратить твои несчастья?

- Почему?

- Потому что он сделал ловушку, а следы не уничтожил. Вот поэтому я узнал, что он тебе подстроил. И послал ему в ответ. А не тронь наших!

- А у вас не наказывают за то, что вы делаете ловушки?

- Нет. Это тоже считается обучением, ведь физически никто не пострадал.

- Как же не пострадал?! – Возмутился Иван. – У Кирилла громадная шишка была.

- Но, голова-то цела? Это как в единоборствах, без синяков и шишек не обойдётся.

- А почему вы себе шишки не ставите, а на нас тренируетесь?

- А почему вы сами свои дома не защищаете от пожаров?

- Мы же не знаем, как это делать. Нет, в принципе знаем, но не всё можно предусмотреть.

- А мы можем предусмотреть. Но на ком мы будем тренироваться, как не на вас?

- Ничего себе! Это мы – подопытные кролики?

- Ты сам сказал. Но в отличие от кроликов, от наших действий никто не умирает, а только умнее становятся. Вот когда Кирилл упал, как ты шёл на своё место?

- Осторожно.

- То-то же, научился на чужих шишках.

- Ладно, извини, может, я, что и не понимаю, но мне как-то это не очень нравится.

- Лошади тоже не нравится везти телегу, но за это её кормят и ухаживают за ней.

- Как-то не хочется чувствовать себя лошадью.

- А у вас часто говорят: «Пашу как лошадь». Вы сами выбираете свой путь: быть лошадью или управлять своей жизнью.

- Что значит сами?

- Ты, например, если будешь хорошо учиться, развивать свой мозг и свои футбольные способности, сам будешь выбирать команду, в которой играть. А не будешь этого делать, то будешь играть в той команде, которая захочет иметь хоть такого игрока. И больше никто тебя никуда не позовёт. Так понятно?

- Понятно. Спасибо тебе.

- За что?

- За всё: за помощь; за то, что охраняешь наш дом; за то, что учишь меня жизни.

- И тебе спасибо!

- А мне за что?

- За то, что я перешёл на другой уровень!

- Как перешёл, когда перешёл?

- А вот только сейчас, когда ты мне сказал спасибо.

Иван хотел спросить и что дальше, но домовёнок сказал:  «Прощевай, твоя мама идёт», и исчез.

Ваня открыл дверь маме. Она приятно удивилась и спросила: «Как доклад?» Ваня что-то почувствовал себя усталым и сказал: «Две пятёрки, за доклад и за домашнюю работу!»

- А как ребята восприняли такой доклад?

- Я ещё не знаю. Что-то я так устал. Можно я поем и посплю перед тренировкой?

- Да, конечно же. Давай я тебя покормлю.

Иван еле доел обед и сразу рухнул в сон. Ему приснился очень странный сон. Будто бы он и весь класс, включая учителя по биологии – кролики, которые сидят в аквариуме. А Лёха – большой человек, проводит над ними опыты. Вот он берёт Ивана за кроличьи уши и сажает его в другой аквариум, наполненный дымом. Иван начинает задыхаться, и тут он проснулся. Вся квартира была в дыму. Ваня вспомнил, что надо закрыть рот и нос мокрой тряпкой, они проходили это по ОБЖ. Он побежал в ванну и намочил полотенце. Прикрыл им нос и рот и пошёл искать источник дыма. Он был на кухне. На плите стояла раскалённая сковорода, в которой уже не было пищи, потому что она сгорела. А рядом стоящий стол так нагрелся, что готов был загореться.

Иван быстро выключил плиту и полил стол холодной водой. Потом открыл окно на кухне, куда и начал выходить весь дым. Внизу собралась толпа народа. Кто-то из соседей собирался уже вызвать пожарную охрану. Иван спустился вниз и сказал, что всё нормально, просто он забыл на плите обед, он и дымил. Подбежал Кирилл.

- Ты как? Ничего не сгорело?

- Нет, остатки обеда.

Тут прибежала мама, которой кто-то из соседей позвонил. Она обняла Ивана и спросила: «Нигде ничего не болит?»

- Да всё в порядке.

Мама поблагодарила соседей за бдительность, и они поднялись с Иваном в квартиру. Там ещё стоял запах горелого, но дыма уже не было.

- Как же так? – Сказала мама, - Я точно помню, что всё выключила. Ты ничего не ставил на огонь?

- Мам, я же спал!

- Да, точно. В следующий раз надо перекрывать газ вот здесь. – И мама показала, как надо перекрывать кран подачи газа, объясняя, - вдруг она сама включается. Я-то вызову мастера, а до тех пор будем выключать и здесь. А как ты себя чувствуешь? Может не пойдёшь на тренировку, а пойдём к врачу.

- Мам, у нас там есть врач. Я скажу, что надышался дымом, он меня и посмотрит. У нас же тренер рассказывал, что всегда надо предупреждать врача, если что, если мы хотим, чтобы он был нашим тренером дальше.

- Ну, раз всё в порядке, то я побежала. Позвони мне после осмотра врача, хорошо?

- Хорошо, - ответил Иван.

Мама поцеловала его в лоб, на всякий случай, проверяя температуру, и ушла.

Как только её каблучки простучали этажом ниже, Иван позвал: «Топтышка! Топтышка!» Но никто нигде не отозвался. «Неужели он перешёл на другой уровень и оставил нас?» Подумал грустно Иван и начал собираться на тренировку.

Внизу его ждал Кирилл.

- Может, не пойдёшь? Я расскажу тренеру, что случилось.

- Наоборот, там меня врач посмотрит. Да и дома воняет горелыми котлетами.

- Ты же говорил, что домовёнок охраняет дом. Что же он допустил пожар?

- Ну, во-первых, никакого пожара не было. А, во-вторых, он сейчас перешёл на другой уровень.

- На какой другой?

- Может, он сейчас город охраняет.

- От чего охраняет?

- Я не знаю, может от пожара, или от наводнения.

- Но ведь твой дом тоже в нашем городе находится.

- Это верно. Но, надеюсь, он ещё придёт и всё мне объяснит. Не может же он, так и не попрощавшись, уйти?

- Будем надеяться.

- А пока буду сам смотреть за своим домом.

- Это как? – удивился Кирилл.

- Уходя, буду проверять, всё ли я закрыл: окна, газ, воду, двери. Я же уже всё-таки большой.

Так разговаривая, они дошли до стадиона. Иван рассказал всё тренеру. Тот отправил его к врачу. Врач допустил его на тренировку, но сказал, если будет задыхаться, чтобы прервал тренировку. Иван пообещал и присоединился ко всем.

Тренировка прошла хорошо. Придя домой, он стал готовиться к урокам и ждать маму. Он так привык, что в доме всегда есть тот, кто его охраняет, и поэтому Иван чувствовал спокойствие. Вроде бы квартира та же, но Ивану показалось, что в доме поселилось эхо. Он сел за стол и открыл дневник. Оттуда вдруг вывалилась записка. Он узнал этот почерк, хотя видел его всего один раз в жизни.

Там было написано: «Ещё раз спасибо! Не скучай! Как-нибудь зайду к тебе в гости! За пожар Лёхиного домовёнка отправили на исправительные задания. Больше тебе никто не будет расставлять ловушки. Учись, тренируйся, помогай другим!» И подпись: «Топтун».

- Спасибо, хоть записку прислал, - сказал Иван вслух и добавил, - Раз Топтун, а не Топтышка, то значит пошёл на повышение. Постараюсь тебя не подвести! И буду ждать!

Хорошего много не бывает.

Жизнь пошла своим чередом. Уроки, тренировки, кружки. Так шли неделя за неделей. Друзей в классе у Ивана становилось всё больше и больше. К нему и раньше хорошо все относились потому, что он был добрый, никого без повода не обижал. А если кому и доставалось, то за дело и в разумных количествах. А сейчас он вообще перестал применять силу, а находил нужные слова. Однажды, после очередного такого случая, Кирилл сказал: «Ты раньше много не разговаривал. Подзатыльник и предупреждение – вот основное твоё оружие было. А сейчас ты рассказываешь о выгодах и потерях самого обидчика. Ты знаешь, какую тебе кличку дали в школе?»

- Мне кличку? Ну, и какую?

- Психолог, - ответил Кирилл и рассмеялся.

Иван сначала смутился, а потом сам расхохотался.

- Серьёзно? Психолог? Я – психолог?

Они смеялись минут пять с Кириллом.

Когда Иван успокоился, то сказал: «Прежде, чем что-то предпринять, я вспоминаю слова Топтышки о причинно-следственных связях. Ну, запугаю я кого-то. А когда меня не будет рядом, он опять это же сделает. А вот если я ему объясню, что всё возвращается, то он подумает, хочет ли он иметь такую ситуацию для себя».

- Но ведь есть такие ребята, которые не верят в то, что всё к человеку возвращается. Это же по глазам видно.

- Тогда я начинаю приводить примеры из жизни, лучше из жизни знакомых им ребят.

- Ну и кто ты после этого, как не психолог?

- А если вижу, что и это не помогает, то угроза кулаком действует. А психологи никому точно не угрожают.

Прозвенел звонок и они пошли в класс.

После того, как Алексей тоже лишился домовёнка, он стал тише, но затаил в себе смертельную обиду. Раньше он учился отлично, только благодаря подсказке своего домового, будут его спрашивать на уроке или нет. Если будут – учит урок, если нет, то сидит, играет в компьютерные игры. А теперь ему надо учить уроки каждый день, чтобы оставаться на хорошем счету дома и в школе. За ту двойку отец лишил его карманных денег на целый месяц. Сказал, что его труд – это учёба. А деньги он давал хорошие, хватало и себе на вкусные вещи и своей свите. А как только денег не стало, то половина ребят от него отошли. Целый месяц ему пришлось что-то придумывать, чтобы остальные не откололись.

Остались только те, кто считал себя выше других и поддерживал его морально. Это были такие же как он разбалованные дети. Но они учились средненько, а у Алексея были постоянно пятёрки. Вот поэтому он был у них за главаря. Но, так как хоть иногда раньше он учил уроки, то и постоянно их учить не так сложно было. Просто было мало времени на игры и развлечения. Вот этого он и не мог простить Ивану. Вместо благодарности за знания, он испытывал лютую ненависть. А ещё он ненавидел Ивана за то, что его друзья после Ваниного доклада тоже стали хорошо учиться. И его авторитет постоянно таял.

Половина класса после этого доклада к концу года стала отличниками. У кого-то сразу получилось, как у Ивана. Это были те девочки и мальчики, которые не стеснялись подойти и попросить у Ивана помощи. Остальные, глядя на первых, тоже начинали верить в свои силы. Только те, кто просто ленился и боялся что-то поменять в своей жизни, так и остались троечниками.

После таких перемен, учителя из других классов приглашали Ивана с докладом на классные часы. И постепенно у всей школы повысилась успеваемость. К летним каникулам школа стала лучшей в городе по всем показателям: по учёбе, по спорту, по художественной самодеятельности. Директор на радостях подарил Ване с мамой путёвку в санаторий, которую вручил на последней линейке со словами: «Хороший пример заразителен! Ваш сын помог многим ребятам поверить в свои силы и научиться преодолевать трудности!»

Один Лёха стоял в стороне и не аплодировал при этом. Он стоял и думал: «Ничего, ничего, в следующем году посмотрим, кто будет первым!»

Прочитано 101 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина