Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Красноярск, Москва, Минск. Наши встречи 18.05.18

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 18 Май 2018
Красноярск, Москва, Минск. Наши встречи 18.05.18

№133 Приключения Коли и Поли

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2017 Среда, 06 Сентябрь 2017 11:43
Оцените материал
(0 голосов)

Приключения Коли и Поли

 

Окно на улицу было открыто, и в детскую смотрела большая желтая луна. Трещали сверчки и пахло спелыми грушами. Но, даже если вы очень любите груши, ночью ходитьзаними в сад не следует, потому что ночью положено спать, особенно детям.

– Мам, расскажи сказку, –  попросил Коля, обнимая подушку.

– Поздно уже,  – сказала мама и посмотрела на часы. – Завтра надо пораньше встать, если хотите на пляж.

– А ты коротенькую расскажи, а то мы не уснем, – слукавила Поля.

– Ладно, – согласилась мама и поцеловала двойняшек по очереди — сначала Полю, потом Колю.

Детей всегда следует целовать на ночь, чтобы им снились сладкие сны. Мама  Колю и Полю очень любила, поэтому всегда целовала их перед сном. Вот и сейчас — поцеловала и начала сказку рассказывать.

– Далеко-далеко, на самом краю неба, за васильковой далью, жила-была Дождевая Фея. Как и все феи, она была очень обидчивая. Когда у нее было хорошее настроение, она посылала на землю солнечные и грибные дождики, но, стоило только ей на кого-то обидеться, как тут же начинался ливень с градом или даже очень неуютный снежный дождь. Так она и жила много-много лет, пока однажды ей это не наскучило.

И тогда решила Дождевая Фея на землю отправиться, посмотреть, что там делается. Раскрыла голубой зонтик, волшебную палочку в карман сунула, и — вниз. Да только молнию на кармане закрыть забыла. А волшебная палочка возьми, да и выскользни. С тех пор, говорят, так и летает Дождевая Фея над землей, пропажу ищет.

– Еще одну расскажи! – прищурилась Поля.

– На бочок и спать! Покойной ночи! – строго сказала мама и вышла из комнаты.

– Как думаешь, Дождевая Фея очень красивая? – спросила Поля.

– Спи давай! – буркнул Коля и отвернулся.

***

Утром Полю разбудил шум дождя.

– Не может быть! – она выскочила из-под одеяла и подбежала к окну.

Губки её задрожали, и из глаз брызнули слезы.

Коле совсем не хотелось вставать. Раз уж пляж все равно отменяется, то можно хоть поспать подольше. Но как тут поспишь, если сестренка плачет? Вы, например смогли бы остаться равнодушными, если бы рядом с вами кто-то плакал? Вот и Коля не смог.

– Ничего, в следующий раз сходим, – сказал Коля, успокаивая сестренку,  но Поля заплакала еще сильнее.

Слезы потекли, как говорит в таких случаях папа, в три ручья. Коля смотрел, как они капают на желтого цыпленка на Полиной пижаме и не знал, что делать.

Из кухни прибежала мама.

– Ну вот, опять слезы, – вздохнула она и взяла Полю на руки. – Смотри, Коля, снова большая черная муха у Поли на носу сидит. Как же нам  ее прогнать?

Никакой черной мухи, разумеется, на носу у Поли не было. Мама так сказала, чтобы дочка перестала плакать и капризничать.  Но Поля не унималась — мотала головой, дрыгала  ногами и выкрикивала:

– Плохой, глупый дождь!.. Злюка!.. Уходи отсюда!.. Навсегда!..  Слышишь?..

– Нельзя так говорить,  – сказала мама, вытирая слезы с Полиных конопушек. – Если перестанут идти дожди, все живое на нашей планете погибнет. Хватит капризничать. Завтрак почти готов. Умойся и давайте с Колей за стол.

Мама чмокнула Полю в щеку, посадила на кровать и ушла на кухню.

Продолжая всхлипывать, Поля открыла шкаф с игрушками и стала что-то искать.

– Что ты делаешь? – спросил Коля. – Мама велела умываться.

– А вот что, – ответила Поля и вынула из шкафа волщебную палочку.

– И что? Она же не настоящая. – пожал плечами Коля.

– Еще какая настоящая! Сейчас увидишь! – шмыгнула носом Поля и вышла на балкон.

– Пойдем лучше в ванную, пока мама не заругала, – сказал Коля и взял Полю за руку.

– Велю тебе, дождь, и вам, тучи, повелеваю: исчезните навсегда! – скомандовала Поля и взмахнула палочкой.

Сверкнула молния, раздался оглушительный треск и дети зажмурились от страха.

***

– Поля... – тихонько позвал Коля, когда все стихло.

– Я здесь, – ответила Поля. – А почему стало так темно? Включи, пожалуйста,  свет, я боюсь.

Коля щелкнул выключателем, и в комнате стало светло. Но это была совсем чужая, незнакомая комната. Вы когда-нибудь оказывались в совсем не знакомом месте? Если нет, я вас поздравляю, потому что это не очень-то приятно, а, скорее, даже страшно, особенно если рядом нет ни мамы, ни папы.

Поля повернулась к Коле, но вместо него увидела, – что бы вы моги подумать? Маленькую серую тучку. Да-да, самую настоящую тучку, только одетую в Колины шортики и майку.

– Коля? – испуганно спросила Поля.

Коля кинулся к зеркалу.

– Что ты наделала? Зачем превратила нас в тучек? – закричал он.

– Это не я... Я не хотела… Я хочу к маме, – скривилась Поля и заплакала.

Снаружи послышались чьи-то веселые голоса. Коля осторожно выглянул в окно. Осторожность никогда не бывает лишней, особенно, если вы оказались одни в незнакомом месте и совершенно не знаете, что делать.

– Где мы? – спросила Поля.

– Хотел бы я знать, куда ты нас отправила, – вздохнул Коля и почесал затылок.

За окном синела гора. 

– Какая высоченная… даже верхушки не видно, –  сказала Поля.

– Уль-тра-ма-ри-новая, –  продекламировал  Коля.

Когда-то он услышал это слово по телевизору, и оно ему очень понравилось. Если честно, выговаривать его было очень трудно, но Коля решил, что сейчас как раз  самый подходящий случай произнести его потому что гора была именно такая.

На склонах необычной горы то там, то тут виднелись разноцветные домики, около которых суетились, –  кто бы вы думали? – нет, не люди, и даже не эльфы, а самые настоящие облака да тучки.

Коля открыл окно.

– Мы в сказке? – спросила Поля.

– В Тучкином городке, – ответила прилетевшая откуда-то сверху розовощекая тучка с бантиком на макушке.

– Они еще и разговаривать умеют? – удивился Коля.

– И читать, и писать, – нас всему в Тучкиной школе учат. А вы новенькие? – заглянуло в окно  круглое белое облачко. – Давайте знакомиться, я – Пончик.  А вас как зовут?

– Это прозвище? – хихикнула Поля.

Коля легонько пихнул ее в бок, чтоб лишнего не болтала, и ответил:

– Мы Коля и Поля. И нам срочно надо домой.

– Какие забавные, – улыбнулся Пончик, – все облака и тучки живут в Тучкином городке, и вы сейчас, насколько я вижу, находитесь в своем собственном доме.

Коля и Поля переглянулись. Вы бы, наверное, тоже очень удивились, если бы вам кто-то сказал, что вы находитесь у себя дома в то время, как вы абсолютно уверены, что это совершенно чужой дом.

– Вон, видите? – указал Пончик на высокий золотистый шпиль, – это и есть Тучкина школа – самое красивое здание в городке, потому-то и стоит в центре – отовсюду видать. Кстати, поговаривают, если на самую верхушку шпиля взобраться, можно увидеть дом самого чародея Водовика.

– Кого-кого? – переспросила Поля.

Но Пончик, не обращая на Полю внимания, продолжал рассказывать:

– За школьным двором начинается Площадь Выпускников. Оттуда, закончив школу, облака и тучки покидают Заоблачную Гору.

– Извини, Пончик,  – вмешался Коля, – но, или нам все это снится, или ты что-то путаешь. На земле нет ни Тучкиного городка, ни Заоблачной Горы…

– На Земле, может, и нет, а у нас, на самом краю неба, есть, – невозмутимо продолжал Пончик. – От площади к окраинам разбегаются извилистые улочки. Их не так уж и много, зато у каждой свое название: Ливневая, Снежная, Туманная, Росистая…

– Как же  нам вернуться на Землю? –  испуганно спросила Поля.

– Пока еще рано об этом думать, тем более, что сейчас каникулы, – ответил Пончик, – давайте я вам наше озеро покажу.

Домик, в котором оказались Коля и Поля, стоял в конце Солнечной улицы,  на самом берегу Оранжевого озера.

– Это наше любимое место отдыха, –  с гордостью сказал Пончик. – Даже не знаю, что бы мы без него делали.

Коля и Поля огляделись по сторонам. Облака и тучки всех мастей и пород плескались в озере. Они по очереди выбирались на берег, отряхивались и осыпали друг друга оранжевыми брызгами. Девчонки прихорашивались, мальчишки – мешали им: эту за косичку дёрнут, ту – взлохматят, и ну по кругу носиться.

Озорничали, покуда у девчонок терпение не лопнуло. Вот тут и началась настоящая погоня. Не разбирая дороги, ватага понеслась по улочкам, и неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не случилось совершенно неожиданное, и даже невероятное.

***

Внезапно зашумела крона огромного дерева, под которым стояли Пончик, Коля и Поля.

– Будет гроза? – испугалась Поля.

– Дядюшка Ветер! Дядюшка Ветер!.. – радостно закричали облака и тучки.

И тут увидели Коля и Поля огромного дедугана, заслонившего собой полнеба. Ухватился он руками за Пепельный утёс – видимо, когда быстро летит, трудно ему остановиться бывает. Смахнул рукавом капли пота со лба, скинул плащ на берегу, и тут же, не раздумывая, в озеро бултыхнулся. И не бомбочкой, по-простецки, и не камнем ко дну, как толстяк какой-то, а так, что в один миг все озеро в высоченный сноп брызг превратилось, и оголились камешки желтоватые на дне. Умостился на них Дядюшка пузом кверху, ногу за ногу закинул, и стал дожидаться, пока брызги обратно в озеро соберутся. А облака и тучки словно только того и ждали: знай, в самую гущу брызг, да повыше, запрыгивают, чтоб на гладкое дядюшкино пузо плюхнуться и с него в озеро соскользнуть.

Никогда еше не видели Поля и Коля такого замечательного аттракциона!

– Коля! Давай и мы прокатимся! – загорелись глазки у Поли.

– Это же опасно! – нахмурился Коля в ответ.

– Может, немножечко и опасно, зато как весело! – ответила Поля и — шмыг к дядюшке.

Еще мгновение — и вот уже она мчится с дядюшкиного носа, большущего и гладкого, как ледышка, словно это и не нос вовсе, а веселая горка! И вместе с другими облаками и тучками так заправски прыгает на пузе-батуте, словно всю жизнь только этим и занималась!

– Коля! Коля! Давай к нам! Смотри, какие качели! – раззадорившись, кричала Поля.  – Ни на одном пляже такого не увидишь!

Но Коля так и остался стоять в сторонке. Он смотрел на Полю, на других тучек, на Дядюшку Ветра и никак не мог взять в толк, что же все-таки происходит, и что мама, наверное, уже сбилась с ног, разыскивая их.

Казалось, веселью не будет конца, но тут кто-то из малышей затеял драку – хотел прокатиться с горки вне очереди, а Пончик не пропустил его, потому что был Полин черед.

– Ну все, довольно! – громыхнул дядюшка Ветер и стал стряхивать с себя разгорячившихся озорников. – Раз вести себя не умеете, как следует, так и забавам конец.

– Ну прости, прости нас, дядюшка. – послышалось со всех сторон, – Мы больше так не будем!

Надо вам сказать,  что дядюшка Ветер, хоть с виду и казался грозным, и даже суровым, на самом деле был большим добряком, и проказников тотчас простил. Сразу, он, конечно, не показал этого, чтобы научить малышей соблюдать правила вежливости, но и долго хмурить брови тоже не мог – расплылся в добродушной улыбке.

Покряхтел Дядюшка Ветер, потряс головой и стал на берег выбираться. Кинулись облака и тучки помогать ему – нелегко мокрую и тяжеленную бороду из озера вытаскивать. Силенок у них, конечно, маловато было, но общими усилиями довольно-таки скоро борода оказалась старательно развешенной для просушки на ветвях свеженичного дерева.

Окружили облака и тучки дядюшку со всех сторон, и ну упрашивать: расскажи да расскажи интересную историю! Заботливая Пышка подложила дядюшке под голову подушку, Тучка-Летучка налила прохладного свеженичного сока, и расселись малыши вокруг дядюшки, а некоторые, самые бойкие, даже у дядюшки на коленях примоститься сумели.

Тут надо признаться, что все дядюшкины аттракционы ни в какое сравнение не шли с его фирменными рассказами. Каких только фантастических историй не знал Ветер, где он только ни странствовал! Шутка ли – с самим Водовиком лично знался, – да-да, с тем самым таинственным чародеем, который в далёком прошлом поселился на вершине Заоблачной Горы и основал Тучкин городок.

Никто из горожан чародея этого никогда не видел: в городке он не показывался, а летать на вершину Заоблачной Горы облакам и тучкам было строго-настрого заповедано. Но сами ведь знаете: чем сильнее запрет, тем больше хочется. Не раз облака и тучки пытались Водовика увидеть – эх, хотя бы краешком глаза, – но даже с высоченного  Пепельного утеса вершину Заоблачной Горы не увидать.

Что же это, скажите на милость, за чудесник такой – Водовик? Очень уж тучкам хотелось о том разведать, вот и принялись они упрашивать Дядюшку рассказать о таинственном чародее. И вот, наконец, настал долгожданный момент.

***

Так вот, умостился дядюшка Ветер в тени свеженичного дерева, отхлебнул свеженичного сока и начал рассказ.

– Много разных дел у Водовика-трудовика. С давних пор он по небу бродит, в мешок влагу собирает – ту, что с земли испаряется. Как мешки наполнятся, он их домой несет, влагу через сито просеивает. Падают капли в белую кадку — чародей их особым эликсиром сбрызгивает, долго-предолго мешает да потихоньку заклинания повторяет. Как жижица та побелеет, Водовик достает свою волшебную соломку. Один конец окунет, во второй подует. Что получается?

– Пузыри? – догадалась Поля.

– Они самые! Да такие красивые, что вы, наверное, и представить не можете! Но слушайте дальше, ведь тут-то настоящее чудо начинается. Водовик те пузыри на лету ловит и, знай, фигурки лепит – одна другой забавнее. А как слепит, так в белые ящики складывает. Ловко так складывает: чтоб после, при перевозке, не высыпались. Затем он за капли покрупнее принимается, дождевым снадобьем сверху поливает да серым порошком припорашивает. Капли те в густую пену превращаются. Водовик ее аккуратно выкладывает в серебристые ящики и застыть дает. Когда все ящики полны-полнехоньки оказываются, он их в тележку ставит и в Голубую Долину опускает, к Дождевому Духу. Ну тут вы, конечно, догадались, что дальше будет…

Облака и тучки замотали головами и посмотрели на дядюшку с интересом.

– А дальше вот что, – продолжал старик. – Дождевой Дух по одной те фигурки из ящиков вынимает и каждой имя дает. И фигурки тотчас в руках его оживают, в облака и тучки превращаются. Вот так-то! Иной раз, конечно, имя Дождевому Духу не сразу приходит, дело-то не простое. Тогда он подолгу раздумывает, по долине расхаживает, мается, а порою, бывает, и в Тучкин городок забредет.

– Знаю! – обрадовалась Тучка-Летучка. – Худющий такой, высоченный, в синей шляпе ходит и в длинный шарф кутается!

– А потом – что? Облака и тучи в городок улетают? – спросила Пышная Тучка.

– Совершенно верно, – улыбнулся Дядюшка Ветер. – Выбирают домик по вкусу, в школу ходят, искусствам разным учатся – и летать, и приземляться, и превращаться… Ну да об этом вы и сами мне много чего расскажете, не так ли?

Малыши закивали в ответ, а Дядюшка закряхтел, дунул в усы и плечи свои широченные расправил.

– Ну что ж, за компанию приятную спасибо, и за сок свеженичный. Засиделся я, а мне на землю пора. Водовик сетует: влаги мало. Помочь просил: над землёй полетать, испарение усилить…

– Ах, Дядюшка Ветер! – вздохнула Поля. – Если бы ты только знал, как нам с Колей на землю надо попасть! Возьми нас с собой, пожалуйста, а то нам самим дорогу ни за что не найти!

Ветер взял Полю под мышки, поднял высоко и сказал:

– Всему свое время, маленькая тучка. Ты еще многого не знаешь, и тебя по пути на землю могут подстерегать самые настоящие опасности, да такие серьезные, что никто не сможет тебе помочь. А потому оставайся-ка, голубушка, в Тучкином городке да правила тучкиной жизни изучай, как следует.

– Но я не тучка вовсе! – чуть не заплакала от обиды Поля. – Мы здесь случайно оказались. Мы дети, и живем на земле с нашими мамой и папой.

Услышав это. остальные облака и тучки засмеялись.

– Это правда, скажи им, Коля! – обиженно сказала Поля.

В ответ Коля только вздохнул, взял Полю за руку и повел в аккуратный маленький домик на берегу Оранжевого озера.

***

– Хочу домой! – снова заплакала Поля, когда они вошли в домик.

– Забыла, из-за кого мы здесь? –  буркнул  Коля.

– Что теперь с нами будет? – всхлипывала Поля, растирая по щекам слезы.

– Что, что… – вздохнул Коля. – Закончатся каникулы, в школу пойдем, как все тучки…

– Не хочу в школу, домой хочу, –  не унималась Поля.

– Вставай! Пошли! – неожиданно скомандовал Коля.

– Куда это? – Поля шмыгнула носом  и посмотрела с интересом.

– На разведку. Надо изучить,  что это за место такое, а потом будем думать, как отсюда выбираться.

Они вышли из домика и направились в противоположную от озера сторону.

Вскоре вдалеке они заметили каких-то странных, разноцветных существ, метавшихся из стороны в сторону.

– Прячься! – скомандовал Коля, и они притаились за ближайшим холмом.

– Как думаешь, они опасные? – шепотом спросила Поля.

– Не знаю, – пожал плечами Коля, – надо за ними понаблюдать.

Существа мотались туда-сюда и переливались всеми цветами радуги. Трудно было понять, представляют ли они собой какую-то опасность, но вот одно из существ оторвалось от остальных и стало медленно приближаться к Коле и Поле.

– Бежим! – крикнула Поля.

– Тс-с! –  шикнул Коля и приложил палец к губам.. –  Может, оно нас не заметит?

Существо медленно приближалось и как-то странно подрагивало.

– Оно спит, – догадалась Поля, когда существо оказалось достаточно близко, чтобы его рассмотреть, – смотри, какие у него длинные реснички. Ой, оно улыбается…

– С виду совсем безобидное, – подтвердил Коля.

И тут вдруг Поля громко чихнула. Существо вздрогнуло всем телом, открыло глаза и злобно зашипело.

– Ну все, мы пропали, – сказал Коля и попятился назад. – Бежим!

Коля и Поля рванули обратно, к домику, но, каким же было их удивление, когда они увидели, что тот, от кого они так стремительно убегали, сидит у них под дверью и радостно улыбается своим совершенно беззубым ртом!

– Привет! Я – Шух. а вас как зовут?

– Поля… и… Коля, – чуть отдышавшись, ответила Поля.

– Мы живем здесь, неподалеку, так что приглашаю в гости, – снова улыбнулся загадочный гость.

– Кто это – мы? – робко спросила Поля.

– Воздушные Потоки, – продолжал Шух. – Нас тут все знают и сорванцами кличут, потому как все время прыгаем да вертимся, да еще со свистом носимся, куда глаза глядят. Так уж мы устроены. Даже спим на ходу.

– И сколько же вас там живет? – спросил Коля.

– Никто точно не знает, – улыбнулся Шух. – Сколько нас ни пытались в ряд выстроить и пересчитать, всякий раз кто-нибудь от нетерпения – прыг да скок! – то окраску изменит, то умчится куда-нибудь, – поди тут, не сбейся со счета!

Шух выглядел таким милым и забавным, что Поля и Коля, прихватив с собой горстку малиновых леденцов из вазочки в гостиной, отправились в гости к Воздушным Потокам.

– Мы часто тучек вокруг Заоблачной Горы катаем,  – рассказывал по пути Шух. – Не всякий с нами проехаться решается – слишком уж быстро летаем. Хотите, прокачу прямо сейчас?

– Спасибо, мы лучше как-нибудь потом, – ответил Коля.

Но у Поли тотчас глазки загорелись от нетерпения – уж кто-кто, а она-то обожала, когда от скорости  в ушах свистит и дух захватывает, потому и согласилась радостно. Пытался Коля её отговорить от опасной затеи, но лишь быстрее чертики у нее в глазах забегали. Казалось, даже конопухи на ее круглой мордашке от задора вспыхнули.

А вот Коля– тот смельчаком не был. При одном только упоминании о горках  или качелях у него коленки дрожать начинали, до того он большой скорости боялся. Сколько ни пробовал страх преодолеть – все напрасно. Потому всякий раз во время катания в стороне сидел и отмалчивался. Кто знает, может, в такие минуты ему больше всего на свете поплакать где-нибудь в чулане хотелось, но надо отдать ему должное – никогда он этого не делал, не мог Полю одну оставить.

Ах, как, у него, должно быть, сердце замерло, когда представил, как Поля несется верхом на быстром Потоке! Пытался Коля уговорить ее не улетать, да только Поля его не слушала – лишь смеялась да отшучивалась. Раззадорилась, раскраснелась и говорит весело:

– Эй, Потоки, слушайте! Горсть леденчиков тому из вас, что выше всех меня поднимет!

Не успел Коля и глазом моргнуть, как Поля – шмыг на спину Шуху – самому проворному из всех – и только их и видели. Все так и разинули рты от изумления: разве кто-нибудь раньше улетал в самые небеса?

Застыли зрители в ожидании, помалкивают… У Коли сердце – тук-тук-тук! Страшно ему, ох как страшно. Время словно остановилось. Даже Воздушные Потоки – и те друг на друга поглядывают. Притихли, даже не шепчутся. Вот кто-то о Стране Вечного Холода вспоминает, и у всех аж мороз по коже: нет, не хочется о плохом думать…

Самые нетерпеливые вдогонку попробовали отправиться, но вскоре вернулись ни с чем.

***

Бедный Коля! Все глаза проглядел, всматриваясь в голубую даль. Показалось ему, что целая вечность прошла. И вдруг увидел он на небе маленькую точку. «Мерещится», –  подумал было, но понял скоро: так и есть, возвращаются! Затрепетало сердце от радости: вот-вот Поля вернется. И решил он твердо, что никогда, никогда больше не позволит Поле кататься на Воздушных Потоках.

Но, увы! – Шух был один.

Обмер Коля, увидев это, и не сразу в себя пришёл.  А Шух тем временем прямо на своих собратьев с высоты небесной грянулся. И был он порядком измучен и дышал так тяжело, словно ему вокруг земли сто раз облететь довелось.

Наконец Коля опомнился и на Шуха набросился: куда, мол, Полю подевал? Но тот в ответ одну лишь невнятицу нес, а самого его так колотило, что зубы чечетку выплясывали. И только когда его напоили свеженичным чаем, рассказал он, что с ними стряслось.

***

А случилось вот что: Шух так хотел угодить Поле, что не рассчитал силы. Слишком он разогнался и до того далеко залетел, что Заоблачная Гора сперва в точку превратилась, а после и вовсе из виду исчезла. Струхнул Шух, и хотел было уж назад вернуться, но вдруг Поля как закричит: «Шар! Лиловый шар!» Глянул Шух – и впрямь: посреди неба, чуть ли не у самых звезд, чудесный-расчудесный шар висит, искрами переливается.

Захотела Поля к лиловому шару ближе подлететь, а сами знаете: спорить с девчонкой – дело пустое. Что поделать, сбавил Шух скорость, а сам чувствует: от шара того холодом веет, да не так, как от снеговых туч, а в тыщу раз сильнее.

«Нехороший знак», – вздыхает Шух, а Поля ему в ответ: «Хочешь леденчиков – вези прямо к шару, а нет – так ни единого не получишь!»

Ну почему так устроено, что Потоки без леденчиков жить не могут?

Ну что ж, делать нечего – повез Шух Полю прямо к лиловому шару. А холод между тем всё нестерпимее, все жгучее. И тут чувствует Шух, как шар их притягивать начинает.

Вот тут он по-настоящему перепугался, хотел было уже и от угощения отказаться, но Поля с такой силой ему бока сдавила, что Шух от неожиданности вперед рванул – прямо на лиловый шар! И почувствовал – цепенеет от холода. Стал противиться силе шара, улететь порывался – начало бросать его из стороны в сторону. А Поля между тем что-то кричала, но Шух уже не мог разобрать ее слов. Потом его несколько раз перевернуло, и в глазах его стало темно. Что было потом, и куда пропала Поля, он не помнил.

Тут показалось нашему Коле, что от ужаса стало ему так же холодно, как Поле у того ужасного лилового шара. Не слышал Коля, что ему Потоки говорили, не помнил, как в домик попал. Все мысли его были поглощены одной только Полей: как она, бедная, там? И что за тайна у этого лилового шара?

И лишь одной мыслью пытался Коля себя утешить, что это всего лишь очередная Полина выходка, что на этот раз всё точно  обойдется.

Но разве не глупо самого себя обманывать?

***

Весть об исчезновении Поли быстро по городку разлетелась. Одни вздыхали и сочувствовали бедняжке, другие детвору стращали: мол, за чрезмерное баловство Поля наказана. Но никто не знал, куда она исчезла.

С каждым днем Коля горевал все  сильнее. Что они натворили? Как теперь вернуться домой?   Он совсем не выходил из дома и никого не хотел видеть. Всё ждал, что вот-вот распахнется дверь, и в комнату ворвётся сияющая Поля. Но надежды оставалось всё меньше и меньше.

Коля с горечью вспоминал: раньше, когда они ссорились, ему даже хотелось, чтобы Поля исчезла. Каким же он был глупым! Однажды он весь день готовил яблочный пирог, а Поля позвала на чай  друзей, и они все съели без Коли. Как же он  тогда обиделся! Да он готов хоть каждый день эти торты печь и не пробовать, только бы Поля снова была рядом! А ещё когда-то Коля попросил Полю заштопать его любимые шортики, а она возьми, да и сделай на них бахрому… Ох и разозлился же он тогда! Она ведь хотела как лучше, а он, неблагодарный, заставил её расплакаться… Ну, не дурак ли?   Теперь  готов что угодно отдать, лишь бы только она вернулась. Где же ты, Поля?

Прилетал дядюшка Ветер навестить несчастного Колю, гостинцы приносил. Да  только ни вишневым пастилкам, ни сладкой вате, как сами понимаете, Коля не радовался,  Все дядюшкины попытки развеселить его оказлись напрасными.

Качал дядюшка Ветер седой головой и вздыхал: «Эх, беда, беда! Тут и чары Водовика не помогут…»

Стоит ли рассказывать, с каким тяжёлым сердцем улетел он от Коли?

***

Показалось как-то Коле, что доносится с улицы знакомый голос.

– Поля! – обрадовался он и выскочил на крыльцо.

Яркий свет в глаза ему ударил. Прищурился Коля, увидел у озера несколько маленьких тучек. Они о чём-то толковали с Дядюшкой Ветром, расставляя на берегу яркие декорации – готовились ко дню Тучкиного городка. Поли, увы, нигде не было видно.

Коля не мог забыть, как с ней было весело, как заразителен её смех, и даже её вечные слёзы по всяким пустякам казались ему теперь такими милыми… С тех пор, как она исчезла, слишком тихо стало вокруг. Некому весёлые игры затевать, некому развлечения выдумывать. Потускнел мир без Поли. Так захандрил наш Коля, что даже домой расхотел возвращаться.

Коля тяжело вздохнул и хотел было в домик вернуться, но вдруг не выдержал, сорвался с места и побежал. Казалось, даже чубчик его духом воспрянул. Коля спешил к дядюшке Ветру.

***

Дядюшка помогал старшеклассникам в подготовке праздничного концерта на площади Выпускников. Увидев Колю, он улыбнулся и помахал рукой. 

– Здравствуй, Дядюшка! Как хорошо, что ты здесь! –  радостно начал Коля. – У меня к тебе важное дело!

Дядюшка распорядился, чтобы репетицию продолжили без него, и они с Колей устроились в беседке неподалёку.  

–  Мне нужно к Водовику, на вершину Заоблачной Горы. Можешь мне помочь, дядюшка Ветер? – спросил Коля.

– Зачем тебе?  – насторожился Ветер.

– Как же? – Коля с недоумением посмотрел на дядюшку. – Водовик – он должен сказать мне, где Полю искать!

– О, нет, Коля! – запротестовал Ветер. – Откуда ему знать? Небеса – они ведь без края. Того, кто в них затерялся, уже не отыщешь.

– Нет! – решительно сказал Коля. – Водовик – чародей. Он поможет. Я найду Полю, и мы с ней вернёмся на землю!

Дядюшка внимательно посмотрел на Коля. Похоже, он впервые видел такую  решительную и целеустремлённую тучку. Не зная, что ответить, Ветер пожал плечами.

– Сегодня праздник. Может, разговор на завтра перенесём?

– Нет, дядюшка. Я и так потерял слишком много времени. Я должен найти Полю! Ты поможешь мне или нет?

Ветер вздохнул. Понял, что Коля отступать не собирается.

– Ты должен знать, Коля, – сказал он, – ни облакам, ни тучкам нет из городка прямого пути к Водовику. Они обретают жизнь и законы природы постигают, чтобы пролиться на землю дождём, укрыть её снегом или посеребрить инеем. И только после этого, испарившись влагой, они снова к Водовику возвращаются. Из бывшего Коли чародей вылепит новую тучку или облако, потому что, упав на землю, – тут слушай меня внимательно – тучка теряет память и забывает своё имя.

– Нет! – испугался Коля. – Это не может быть правдой!

У него даже слёзы на глазах выступили. Неужели они никогда домой не смогут вернуться? Неужто он больше никогда не увидит ни маму, ни папу, ни Полю?

– Дядюшка! – в отчаянии воскликнул Коля. – Ну, придумай что-нибудь, пожалуйста! Ты же умный. Я должен, я обязан найти Полю и вернуться домой! Я не могу оставить её в беде!

Странно посмотрел на Колю старик. Кто знает, о чём он размышлял в ту минуту, но наконец, сказал:

– Дело это трудное и нескорое. Тут особая сила воли надобна, иначе задуманное не осуществить. Не знаю, что из этого выйдет, но попробую помочь тебе сохранить память, однако помни: искать Полю тебе самому придётся.

– Что я должен сделать? – очень серьёзно спросил Коля. Он был полон решимости. Он верил, что может одолеть все преграды, пройти любые испытания, чтобы только Поля снова была рядом.

И тогда дядюшка вот что сказал:

– Прежде, чем к делу приступить, придётся тебе, Коля, все необходимые для тучек знания и навыки усвоить и сдать на «отлично» экзамен в Тучкиной школе. Я помогу договориться, чтобы с тобой позанимались во время каникул.

. – Ради спасения Поли я на всё согласен, – не раздумывая, согласился Коля.

***

Изо всех сил учился наш Коля. Скажу честно: никогда еще Тучкина школа не знала более прилежного ученика!

С каждым днём занимался он всё усерднее, корпел над уроками в школе и дома,  одолевал книгу за книгой, осваивал науку за наукой. Знал: чем скорее знания накопит, тем быстрее встретится с Полей.

За то, что был он так старателен, разрешили ему сдать экзамен досрочно. И вот настал день испытания. Отвечал Коля без единой запинки, и получил отличную оценку. И помчался он, сгорая от нетерпения, к дядюшке.

– Молодец! Поздравляю! – обрадовался Ветер. – Предлагаю устроить по этому поводу праздник на озере.

Какой там праздник? – наотрез Коля от этой затеи отказался. Поблагодарил дядюшку и напомнил о данном обещании.

–  Значит, не передумал, – задумчиво сказал Ветер.

– Дядюшка, я выполнил условие, теперь слово за тобой, – ответил Коля.

– Что ж, договор есть договор, и его надо выполнять, – согласился Ветер.  – Слушай внимательно. Перед твоим полётом на землю я выхвачу из бороды небольшой Вихрь. Ты должен тут же оседлать его и закрыть ему руками глаза, иначе он не станет тебя слушаться. Жизнь его коротка, но её хватит, чтобы долететь до земли. Если ты правильно рассчитаешь скорость полета, Вихрь поможет тебе удержаться над землёй до встречи с Водовиком. Помни: ты не должен коснуться земли, иначе потеряешь память. Если выпустишь Вихрь из рук, Поли тебе не видать. Это всё, чем я могу тебе помочь.

Коля выслушал дядюшку и поблагодарил его.

Ветер проводил его до площади Выпускников. А там народу – видимо-невидимо: прослышав о намерении Коли, все захотели ему удачи пожелать. Малыши с восхищением таращатся, горожане постарше одобрительно головами кивают.

Глянул Коля на городок, на столпившихся горожан, и тут его охватил ужас. «Никто из них даже не подозревает, до чего я боюсь летать! – с трепетом подумал он. – Я даже на велосипеде боюсь кататься, а тут – лететь самому на землю!.. Меня уже чуть ли не героем считают, а коленки мои так и скачут от страха! И мне ни за что, ни за что не справиться с ним! Зачем, ну зачем я сюда притащился? Какой из меня герой?.. Вот бы спрятаться где-нибудь. Надо бежать, бежать прямо сейчас! Пускай все считают меня трусом, пускай смеются надо мной, пускай…»

Коля попятился и, наткнувшись на кого-то, обернулся. Это была их соседка,  Пышная Тучка. Она радостно улыбалась ему, и на щеках у неё были ямочки.

– А знаешь что? – сказала Пышная Тучка. – Когда  вы с Полей вернётесь, я испеку огромный шоколадный торт!

«Поля…» – только и пробормотал Коля.

В эту минуту Ветер протянул ему полупрозрачный извивающийся Вихрь. Не помня себя от страха, Коля вцепился в него, вскарабкался на упругую спину. Вихрь тут же закружил на месте, свернулся клубком, пытаясь сбросить  наездника.

– Глаза! – напомнил дядюшка. – Скорее закрой ему глаза!

Тут заметил Коля две зелёные бусины – они на самой макушке Вихря вертелись. Накрыл их Коля ладонями и чужим от страха голосом скомандовал:

– Лети… на землю!

Замер Вихрь на какое-то мгновение и вдруг стал растекаться и прогибаться под Колей, пока не сомкнулся над головой: получилась прозрачная кабина. Чувствует Коля:  под ладонями у него что-то твёрдое. Поднял руки: вот те на! – да тут кнопки какие-то, рычажки… Огляделся он, а внутри-то уютно вполне и, на первый взгляд, очень даже безопасно. Пока наш Коля кабину осматривал, Вихрь незаметно от площади оторвался – Коля не сразу и почувствовал. И лишь по тому, как удалялась Заоблачная Гора, понял он, что летит. Тут бы и закричать во весь голос от страха, да вспомнил, что провожающие все ещё слышать могут – стерпел, даже не пикнул.

***

Ровно и спокойно летел Вихрь. Привык немного Коля, вздохнул с облегчением: «А всё-таки это не так уж и страшно».

Трудно сказать, сколько времени прошло, но вот показался впереди шар – голубой, как само небо. «Неужто земля? – подумал Коля. – Такая малюсенькая…Как же на ней семь миллиардов человек помещаются?»

Тут Вихрь немного качнуло. Коля взялся за рычаг, осторожно нажал какую-то кнопку, потом  другую, и перед ним включился белый экран. Мало-помалу Коля разобрался с управлением – недаром ведь отличником был. Убедившись, что скорость рассчитана правильно, и что в запасе еще достаточно времени, он стал с любопытством рассматривать землю – такую родную и теперь такую далёкую.

Надо же! Какие краски! Какое разнообразие! Тут и зелёный лес, и жёлтая пустыня, и синее море! Всё выглядит так же, как на картинках учебников, только теперь Коля увидел это своими собственными глазами, к тому же, как говорит папа — с высоты птичьего полета! Какая же она красивая и таинственная – эта Земля! Там мама, папа, их дом... Если бы совсем еще недавно Коле кто-то сказал, что ему нельзя будет ее касаться, ни за что бы не поверил!

Коля так залюбовался, что едва не отпустил рычаг, когда Вихрь, проносившийся мимо кроны большого дерева, снова качнуло. Коля ловко успел свернуть. Всё-таки неплохо, что в школе учат внимательности и собранности!

Когда земля оказалась совсем близко, Коля вдруг почувствовал, как зелёные кнопки ускользают из рук. Попытался схватить их, да не тут-то было: кнопки таяли, как мороженое, если долго держать его в руках в жаркий летний день. , то ли руки не слушались. Но через мгновение Коля уже не думал об этом: тело его начало странно раздуваться.

– Что со мной? – испугался Коля. Вы когда-нибудь чувствовали себя воздушным шариком? Это такое ощущение, когда кажется, что вот-вот лопнешь. Однажды Коля объелся сладкого, сочного арбуза, и тогда ему казалось, что вот-вот лопнет живот. А теперь не только живот, но и ноги, руки, и даже голова, казалось, так раздулись, что, сделай он одно-единственное неосторожное движение, как они сразу лопнут. Он попытался ощупать себя, но вдруг понял, что нет у него больше ни рук, ни ног. От страха он зажмурился и стал бормотать: «Я – Коля… Я – Коля…»

Неужели он так и не спасёт Полю? Нет, нельзя ему расслабляться, нельзя терять память!

***

…Когда Коля осмелился открыть глаза, очень удивился. Ещё бы! – он видел землю из разных точек одновременно, словно у него тысячи глаз. Внизу поблёскивал пруд, очень похожий на озеро в городском детском парке, только в разноцветную полоску. В какой-то момент Коле показалось, что он отражается в этом пруду, но эта мысль тут же ушла, потому что никого похожего ни на Колю-мальчика, ни даже на Колю-тучку он не увидел. И все-таки: что же это за озеро такое волшебное? Коля был озадачен, и все думал, думал, пока, наконец, не понял, что к чему.

То, что с ним произошло, было до того удивительным, что расскажи ему кто-нибудь из его друзей такую историю раньше – ни за что бы не поверил!

Думаю, вы хотя бы раз в жизни видели над землей радугу после дождя. Весёлую, раскинувшуюся над землёй мириадами водных пылинок. Так вот, в эту самую радугу и превратился наш Коля!

Вот такие вот чудеса!

Он не коснулся земли, а завис над ней разноцветной сияющей дугой! И самое главное – он не потерял память!

Коля ликовал. Ему хотелось закричать так громко, чтобы не только на земле, а и на Заоблачной Горе услышали! Вовремя он спохватился: где ж это видано, чтобы радуга была говорящей? Засмеялся Коля этим своим мыслям и тут же почувствовал, как вверх поднимается. Хорошо, приятно ему стало. Закрыл глаза, расслабился…  Теперь ему всё ни по чём: на землю он, считай, прилетел, – стало быть, и до встречи с Водовиком недолго осталось… Ох, как щекотно!.. Это кто ещё там за пятки хватает?

Что? – Коля встрепенулся. – Пятки? Ух, ты! Всё вернулось – и руки, и голова, и даже чубчик на месте!.. А это ещё что за  пузан краснолицый? Какой же он огромный! И колпак – жуть! – чёрный, как сажа. А из-под колпака бакенбарды – во все стороны. А глазищи какие! –  серые, колючие – так и сверлят из-под лохматых бровей.

– Водовик! – вне себя от радости выдохнул Коля.

Но чародей лишь недовольно фыркнул в ответ и ещё сердитей на Колю глянул. Снял с плеча мешок пребольшущий и перед собой положил.

– Тебя здесь быть не должно! – громыхнул и тут же – хвать Колю, и давай в мешок запихивать.

– Нет! – завопил Коля.  – Со мной так нельзя! Я не тучка, я настоящий!

Стал он верещать что есть мочи да брыкаться по-всякому. Только куда там тучке-недомерку с великаном справиться? Скоро наш Коля вконец из сил выбился. Однако не собирался он так просто сдаваться. Боролся, покуда руки и ноги совсем слушаться не перестали, а после зажмурился, да как вопьётся зубами Водовику в палец, – а палец-то толстенный был, как бревно! Ух, и подскочил же чародей от такой неожиданности да как тряхнёт ручищей:

– Пусти! Пусти! Ух!.. Что б тебе! О-хо-хо!..

Как бы не так! – Коля и не думал отпускать: болтался на пальце, что пиявка.

– Ох!.. – взмолился Водовик. – Да пусти ж ты! Не трону! Слово даю!

Открыл глаза Коля, глянул на чародея. Колпак у того набок сбился – голая лысина блестит, лицо перекосилось, на глазах слёзы выступили. Жаль Коле беднягу стало. Разжал он зубы и к ногам пузана плавно опустился.

Вздохнул чародей и принялся пострадавший палец изучать. Не глядя на Колю, проворчал:

– Порядок для всех один: тебя здесь быть не должно. Досчитаю до пяти, и ты исчезнешь.

Коля и бровью не повел. Разве для того он столько времени и сил потратил, чтобы  от Водовика ни с чем уйти?

Подождал великан, за мешком потянувшись, глядь – а Коля на прежнем месте сидит.

– Что?! Насмехаться вздумал? – вскипел чародей и как замахнётся своим мешком.  Не шелохнулся Коля. Без страха на Водовика посмотрел и говорит вполне вежливо:

– Меня Колей зовут. Простите, что ваши правила нарушил, и за палец простите. И поверьте: не стал бы я великого волшебника по пустякам беспокоить. Дело у меня к вам и очень серьезное.  Одна девочка, то есть тучка, в беду попала, и никто не знает, как ей помочь. Без вашей помощи мне в этом деле никак не обойтись.

– Что?! – Водовик поднял бровь. – Ты часом не об Амории толкуешь?

– Нет,– ответил Коля. – Мою сестру зовут Поля.

Озадачился чародей. Ещё бы! – небось, он на своём веку разного повидал, а вот тучку, которая помнила бы своё имя, да к тому же хотела спасти другую тучку, наверняка впервые встретил.

Покряхтел Водовик, затылок поскрёб и вдруг как придвинется к Коле:

– Эй, малый… Ну, раз уж ты такой упрямец, то давай по порядку,

Коля не заставил себя долго ждать: коротко и ясно рассказал чародею свою историю.

Долго раздумывал Водовик, прежде чем ответить.

– Ладно, слушай, – сказал он, наконец. –  Мешал я как-то пену. Всё, как обычно, да только пена в тот раз отчего-то лиловая вышла. Сколько ни сыпал серого порошка – всё без толку. Никакие заклинания не помогали. Что поделать? – решил оставить, как есть. Вылепил из той мешанины одну-единственную тучку, вот и вышла она лиловая. Но до чего ж она была красивая, приятель, – словами не передать. Ну, подивился я чуток, да и отнес её Дождевому Духу: таков порядок. Что бы ты думал? Залюбовался Дождевой Дух странным созданием, долго с тучкой носился и вот, наконец, придумал ей имя – Амория. Ну а что дальше было, того сам не видел – рассказывали. Когда Амория в Тучкин городок прилетела, все ахнули. Никто прежде такой красоты не видывал. Выбрала она себе домик с башенкой на крыше, поселилась – всё чин-чином. Была умницей, да и училась, говорят, неплохо. Словом, всем она нравилась. И вот настал день экзамена. Разве кто сомневался, что она его на «отлично» сдаст? Каким же было удивление, когда Амория на экзамене ни словечка не проронила. Старик Ветер её домой проводил, «Не заболела ли?» – спрашивает. Да нет, здорова, вроде бы. Экзамен ей на потом переназначили. Да только ни во второй, ни в третий раз ничего не изменилось. Придёт Амория на экзамен, глаза – в пол, и молчит. Что за странность? И вот она день ото дня всё грустнее становится, всё реже на улицу выходит. Перестали её на экзамен звать, ждут – авось со временем всё образуется… Поначалу обитатели городка жалели Аморию, но дни летели. Стали над ней мало-помалу посмеиваться. Дальше – больше. Стоило лиловой тучке на улице показаться, как за ней малышня увязывалась, дразнить принималась. Как только мне про то рассказали, попросил я Дождевого Духа выяснить, что там творится. Отказался он наотрез: занят, мол, слишком. Что поделаешь? Прикинулся я облаком и в Тучкин городок отправился. Когда же к домику Амории подступил, кто-то из прохожих крикнул: «Нет её там, накануне вечером улетела». «Куда?» – спрашиваю. «Говорят, в Страну Вечного Холода…» О, несчастье! Я – к Дождевому Духу, а он услышал – и как взовьётся к небу, да наземь как грянется: верно, хотел, как тучка, памяти лишиться.

– Но зачем? – удивился Коля.

– Как зачем? Чтоб Аморию забыть!

– Странный он какой-то, – пожал плечами Коля. – То видеть её не хотел, а тут и вовсе забыть надумал.

– Это не он странный – это любовь странная, – вздохнул Водовик. – Тогда я тоже не понимал его, а сейчас уже невозможно что-либо изменить.

– И что? Сумел он забыть Аморию?

– Пожалуй, сумел. После того, как он Голубую Долину покинул, я долго и тщетно искал его. Если бы не старик Ветер, сгинул бы Дождевой Дух в знойной пустыне. Ветер его совсем обессиленным нашёл, ко мне принёс. Чтобы несчастного на ноги поставить, много времени ушло. Сейчас он жив, но глаза его печальны. Тучки оживляет, а сам полумёртв, потому как в сердце его – пустота. И ничем ему не помочь.

– Но почему Амория улетела в Страну Вечного Холода? – спросил Коля.

– Должно быть, поверила, что безликая стынь погасит жар её сердца. Вечный Холод облёк Аморию в ледовые путы.

– Вечный Холод, – повторил Коля.

 – Вот только смог ли он одолеть любящее сердце? – Водовик пожал плечами. – Кто знает? Может, оно всё так же горячо, и лёд, подобравшись к нему, снова тает. Но это всё только мои предположения.

– Но неужели нельзя ничего изменить? – воскликнул Коля.

– Вечный Холод заботится о прочности ледяных оков: они крепнут, притягивая и замораживая всё, что оказывается поблизости.

– Но Шух… самый быстрый Поток – ему ведь удалось вернуться!

– Случайность, – развёл руками Водовик. – Знаешь, что я думаю? Твоя сестрёнка Поля стала крупицей ледовых пут Амории. Вот такая грустная ирония судьбы.

–  Но я освобожу их! – уверенно сказал Коля. – Обеих!

– Нет, малыш, – Водовик пригрозил пальцем. –  Даже не думай! Вечный Холод… да он сотню таких как ты в мгновение ока заморозит!

– А как же тепло моего сердца?

– Тепло сердца, говоришь? Это всего лишь маленький огонёк. Чтобы меряться силой с Вечным Холодом, надо по меньшей мере вулканом быть.

– Что же мне делать? – растерялся Коля

Водовик пожал плечами.

– Не знаю. Тучек-то я наделать – мастак, но над чувствами их власти не имею. Ты славно поступил, когда отправился на поиски своей сестрёнки, но помочь тебе я не в силах. Облака и тучи не для любви созданы. Есть в жизни вещи, с которыми смириться нужно. Отправляйся-ка обратно в Тучкин городок, и обо всём забудь. Вот и всё. Прощай, приятель! – Тут закинул Водовик мешок на плечи и прочь побрел.

Остался один наш Коля. Представил он себе Аморию, льдом скованную, а рядом Полю – маленькую, окоченевшую. Неужто никак им помочь нельзя? Неужто они с Полей и вправду домой никогда не вернутся?

Долго смотрел он с вершины Заоблачной Горы на Тучкин городок, думая, что же делать. Неужто все старания напрасны и отступить придётся?

Смотрел Коля на Пепельный утёс, на Оранжевое озеро, и вдруг приметил вдали крошечный домик с башенкой на крыше. В Тучкином городке нет одинаковых построек… Да ведь это домик Амории! И как он его раньше не видел?

Перехватило у Коля дыхание, собрался он с силами и как сиганёт вниз!

***

Домик с башенкой на крыше стоял в дальней части городка, за Пепельным утёсом. Судя по   рассохшимся ставням и некрашеному крыльцу, давненько в нём никто не жил. Опустившись рядом с домиком, Коля открыл дверь, шагнул внутрь и тут же замер от неожиданности: полы, стены, мебель в домике – всё было лиловое! Вот те на! Даже на окнах лиловые жемчужинки поблёскивали. Присмотрелся, а жемчужинки повсюду,  словно капли застывшие. Что это? Подобрал Коля несколько самых ярких, присмотрелся. Ишь ты, прозрачные, что слёзы!... Застывшие слёзы Амории?!

Да, теперь он не сомневался – это были самые настоящие слёзы. Но почему она столько наплакала?

Походил Коля по комнате, сел на пуф перед столиком, прищурился. Вот зеркальце в белой оправе, вот красный медальон-сердечко. Представил он, как жила в этом домике Амория. Полюбуется на себя в зеркальце, в окошко посмотрит, поплачет…

Положил Коля слезинки в карман, взял медальон в руки, а он возьми, да откройся. А внутри – портрет Дождевого Духа!

И тут догадка осенила сметливого Колю: да ведь Амория просто не могла жить без Дождевого Духа! Недаром Водовик про эту странную штуку вспоминал… как её там?..

«Что же это за вещь такая?» – задумался Коля.

Встал он, вышел из домика и побрёл себе. Шёл-шёл, пока не пришёл в Голубую Долину. Глядь, а там Дождевой Дух тележку катит – плечи сутулые, на лице тень. Подошёл к нему Коля, вынул из кармана лиловые жемчужинки и протянул их Дождевому Духу. Тот и слова не проронил, будто и не видел Колю: закатил тележку под навес около дома, остановился, сел в кресло-качалку. Коля ближе подошёл, руки в бока упёр.

– Эй, думаешь, ты один такой?

Нет ответа.

– Я с тобой говорю, Дождевой Дух! Неужто забыл обо всём?

Посмотрел Дождевой Дух на Колю равнодушно, словно на глиняный горшок, протянул руку к ящику за серой фигуркой и под нос себе бормочет: «Взял одну – и меньше кучка… Будет имя – будет тучка…»

 Тут наш Коля уже не выдержал. Вскочил, заслонил собой тележку, глянул Дождевому Духу в глаза, брови насупил и говорит:

– Да что с тобой такое?! Твоя любимая от холода замерзает, а ты тут тру-ля-ля да тру-лю-лю – стишки распеваешь! А ну-ка отправляйся Аморию спасать!

Дождевой Дух поднял бровь, и Коле на миг показалось, что он что-то вспомнил, но Дождевой Дух только головой покачал:

– Прости, но я не знаю никакой Амории, – и снова потянулся к ящику, но Коля живо схватил тележку и в сторону отодвинул.

– Как так не знаешь? Как же ты тогда это объяснишь? – и он протянул ему медальон-сердечко. – Ну, допустим, память ты себе отшибить умудрился, но неужели, неужели в сердце у тебя не осталось ни капли этой… ну как же она называется?..

Коля так рассердился на самого себя из-за того, что слово вспомнить не может, – даже слёзы выступили.

– Любви? – спросил вдруг Дождевой Дух, не глядя на медальон. – Глупыш же ты, однако. Как бы я жил, если бы в сердце у меня не было ни капли любви?

– Вот-вот, – заметил Коля, и ещё раз подумал, что не зря он всё-таки в школе учился: пускай и «глупыш», а со взрослым на равных разговаривать может.

– А раз есть в твоём сердце любовь, – ещё уверенней сказал он, – значит, и Амория в нём осталась – тучка лиловая, – вспомни же её!

Но лицо Дождевого Духа снова тень накрыла. Ещё больше ссутулился он, глаза – два пустые колодца.

Тут наш Коля, конечно, немного упал духом. Посмотрел растерянно под ноги и снова о Поле вспомнил. Так что же это выходит – теперь окончательно всё потеряно?

Дождевой Дух забыл бедную Аморию… Вечный Холод рано или поздно до сердца её доберётся… Ледовая броня никогда не растает… А Поля навек в Стране Вечного Холода останется!.. Стало быть, прав Водовик: не под силу маленькому Коле чудеса творить.

Дождевой Дух мало-помалу в себя пришёл, за фигурки взялся. И довелось Коле своими глазами чудо увидеть: как новорожденное облачко синие глазки в первый раз открывает. Потянулась крошка на ладони Дождевого Духа, вспорхнула и в сторону Тучкиного городка полетела. Проводил Коля её взглядом, и вдруг пришла ему мысль:

– А может, ты Полю помнишь?

– Поля… – едва слышно повторил Дождевой Дух. – Малютка Поля… Должно быть, она в школе учится, а, может, уже на землю отправилась… Тут у меня время медленно ползёт…

Ухватился Коля за соломинку – всё равно терять нечего:

– Да нет же, не на землю, а в Страну Вечного Холода!

– Послушай, тучка, – сказал Дождевой Дух. – У меня тут работы полно, а ты мне мешаешь!

– На, забери медальон! – рассердился Коля. – Может, память когда-то вернётся. Впрочем, теперь-то понимаю. Ты ведь не только любовь хотел забыть, но и трусость свою. Из-за тебя ведь бедная Амория в страну Вечного Холода улетела!

– Отстань от меня! – вскипел Дождевой Дух. – У меня работы непочатый край! Дай с мыслями собраться!

– Работай-работай! Хорошо устроился, однако… Ты ведь только в первый миг облака да  тучки видишь. Какое тебе дело до их будущего, верно?

– Да замолчишь ты наконец?! – Тут обхватил Дождевой Дух голову руками и давай  в кресле раскачиваться.

– Ладно, – пожал плечами Коля. – Ухожу. Взялся он за полную тележку и прочь покатил.

– Эй! – кричит вслед Дождевой Дух. – Куда это ты?! Тележку верни!

– Зачем? – отзывается Коля, не оборачиваясь. – Подарить им жизнь, чтобы потом предать? Ну уж нет, пускай лучше спящими останутся!

– Стой! – страшным голосом закричал Дождевой Дух. – Подожди! Прошу тебя…

Обернулся Коля, ждёт.

– Ладно, – вздыхает Дождевой Дух. – Дай мне, пожалуйста, посмотреть на медальон. Только тележку верни. Со спящими фигурками надо быть очень бережным.

***

Когда вошли они в лиловую комнату, Дождевой Дух осмотрелся, туда-сюда прошёлся, а затем, повернувшись к Коле, руками развёл:

– Нет. Ничего не помню.

– Посмотри внимательнее, – сказал Коля, – Видишь эти жемчужинки? Они тоже лиловые. Я думаю, это её слёзы…

Походил Дождевой Дух ещё немного, даже в кресле-качалке посидел, в окошко поглядел, а на последок подобрал с пола несколько лиловых слезинок и долго-долго их изучал, как самый настоящий исследователь. И щурился, и лоб морщил – хоть что-нибудь вспомнить пытался. В конце концов, он тяжело вздохнул и говорит:

– Извини, малыш, хотел бы я тебе помочь, но это выше моих сил. Видать, тебе надо поискать в помощники кого-нибудь другого.

Вскочил Коля, стал на пути у него, руки расставил. Метнулся взгляд его по комнате. «Вещи, вещи, помогите, напомните Дождевому Духа про Аморию, верните несчастному память!» Разнервничался Коля, слёзы по щекам бегут. И тут он зеркало увидел и хвать его со столика. Уставился на холодное, безжизненное стекло, шепчет:

– Прошу тебя, зеркало, – ты же видело её – покажи Аморию!

И вот тут-то случилось одно из самых главных чудес этой истории: что-то как вспыхнет – Коля с Дождевым Духом даже зажмурились. А когда глаза открыли, видят – в зеркале лиловая тучка – такая красавица-раскрасавица, что и не передать.

Задрожал Дождевой Дух, руку протянул к ней:

– Здравствуй, Амория, – говорит, – здравствуй, моя дорогая …

Но, как только пальцы его стекла коснулись, зеркало треснуло! Дождевой Дух ахнул – и на пол. Испугался Коля, подскочил  к нему – и давай его трясти да по щекам хлопать, а после к груди ухом припал и, только когда услышал как сердце стучит, немного успокоился. Принялся было удары считать, как вдруг по телу Дождевого Духа судорога пробежала, закашлялся он, глаза открыл и – что бы вы думали? – улыбнулся!

Поднялся Дождевой Дух, отряхнул с одежды осколки и на крыльцо вышел. Коля– следом. Говорит ему Дождевой Дух:

– Настало время за любовь бороться, – и совсем так тихо добавляет: – Я иду к тебе, Амория!

И тут же – в небо. А Коля на крыльце остался. Смотрел вслед Дождевому Духу до тех пор, пока глаза не устали. Тогда поднялся он на вершину Пепельного утёса, стал оттуда наблюдать. Чем дольше глядел, тем тревожнее становилось. Но вот показалось ему, будто видит он на небе точку. Может, думает, пригрезилось от волнения? Да нет же: маленькая, лиловая, светится, с каждой минутой всё больше становится. Проходит минута, другая, – видит Коля, а вокруг точки – лучики. Всё ближе сияние, всё ярче, и вот оно уже на Тучкин городок опускается. Ах, какая красота! Горожане из домов повыскакивали, в небо с восхищением глядят-любуются. Увидали Дождевого Духа: одной рукой он лиловую тучку прижимает, в другой крошку Полю держит.

Запрыгал Коля от радости и навстречу ринулся – в небо отважно взлетел, ни капли страха в нём не осталось. Лихим вихрем над горожанами пронесся. Задрали они головы  – дивиться стали.

А тем временем Дождевой Дух опустился прямёхонько в центре площади Выпускников. Вовремя Коля подоспел: едва Дождевой Дух брусчатки коснулся, Коля Полю из рук его выхватил, в объятиях закружил.

– Эй, Коля! – обиженно запищала Поля. – Ты бы знал, какая там холодина: миг – и всё стынет, пальцем не шевельнуть! А потом день и ночь – всё одно и тоже!

Тут она уткнулась лицом ему в плечо и залилась слезами.

– Ах, Коля, что бы с нами было, – бормотала, всхлипывая, – что бы было, если б не  отважный Дождевой Дух… Та ледышка, какая же она холоднющая, а он ей в любви признался, представляешь? До чего странный! Честное слово, так и сказал, что любит. И сразу… сразу почему-то тепло стало…

Тут она ещё сильнее заплакала, хоть, казалось бы: чего плакать-то? – веселиться надо!

Тем временем горожане заполонили площадь: зашумели, загомонили – всё удивлялись счастливому возвращению Поли и красоте лиловой тучки. А уж больше всего удивлялись они улыбке Дождевого Духа.

Прилетел на шум и дядюшка Ветер. Увидал счастливую Аморию на руках у Дождевого Духа, а Полю в объятиях Коли, прослезился, и тут же умчался к Водовику радостными новостями делиться.

Тем временем Дождевой Дух во всеуслышание заявил, что любит Аморию и отправился придумывать имена заждавшимся его фигуркам. Амория полетела за ним, и с той поры, когда в руках у Дождевого Духа оживает маленькое нежное создание, она вкладывает в него частичку своей души. И в это время над землёй можно увидеть удивительно красивые лиловые облака.

Коля и Поля воспользовались суматохой и улетели в свой домик. У обоих накопилось столько впечатлений, что, казалось, не хватит и вечности, чтобы поделиться ими.

Часть II

 

***

В этот день жители Тучкиного городка проснулись задолго до рассвета. Даже любители подольше поспать собрались в назначенный час у Оранжевого озера: надо закончить последние приготовления. С первыми лучами солнца раскроются бутоны свеженичного дерева, а это значит, что совсем скоро начнётся долгожданный праздник.

Так уж повелось в городке, что вся его история связана с этим волшебным деревом. Когда-то очень давно дядюшка Ветер летел над Пепельным утёсом из дальних стран и зацепился за него бородой. А борода у него – сами знаете – длиннющая и живая. Больно старику стало, остановился он на берегу Оранжевого озера, чтобы бороду отцепить, да непросто это оказалось. Если бы не стайка Воздушных Потоков, обитавших в этих краях, – пришлось бы дядюшке бороду заметно укоротить, а это, сами понимаете, – значит лишить Ветра его волшебной силы.

Так вот, распутали Потоки дядюшкину бороду, и Ветер решил их отблагодарить за помощь. Но ничего не попросили Потоки в благодарность, только вздохнули, что слишком жарко здесь летом бывает – негде от солнца укрыться Тогда дядюшка достал из кармана зёрнышко и посадил его. «Будет вам, Потоки, тень даже в самый жаркий день!» – просвистел на прощание, и был таков.

Давно это было. Сегодня трудно даже представить, что огромное, раскидистое дерево когда-то было крошечным свеженичным зёрнышком. Наверное, потому оно таким роскошным стало, что Воздушные Потоки растили его с любовью. Да и дерево платило им тем же – только Потокам всегда удавалось отыскать в густой листве первый созревший плод.

Кто знает, может, оттого они и летают искуснее всех, что плодами волшебными кормятся? А какие затейники! Ни один праздник без их фантазии не обходится, и нет в городке никого веселее их.

Вот и сегодня Потоки хлопочут, вовсю к празднику готовятся. Выйдут  горожане на улицу, а там гирлянды радужные сияют; вокруг домов искристы завиваются: в клубок сплетутся – и не разглядишь их, а то вдруг как присвистнут, и давай снопами яркими искры сыпать, да такие частые да пёстрые – загляденье! На улицы трескунчики бойкие выйдут, горожанам кланяться станут. Подойдёшь к такому – он и программу праздника расскажет, и билет на любой аттракцион выдаст.

Только не до трескунчиков было нашим Поле и Коле, – больше всего на свете им домой хотелось вернуться, в свою маленькую квартирку, к маме и папе.

– Знаю, что надо сделать! – радостно сообщила Поля, глядя в окно на бойкого трескунчика.

– Вернуться в прошлое и пойти завтракать, а не волшебной палочкой махать! – проворчал Коля в ответ.

– Ну не сердись, я же не хотела, – стала оправдываться Поля. – Я правда знаю, что надо сделать, чтобы домой вернуться.

– И что же? – недоверчиво спросил Коля.

– Надо дождаться, когда созреют плоды свеженичного дерева.

– Ага, и на них мы улетим домой, – состроил гримасу Коля.

– Не надо меня всё время попрекать, – обиделась Поля, – я домой ещё сильнее, чем ты, хочу, вот и придумываю, как вернуться. А ты только и делаешь, что критикуешь, а сам ничего не предлагаещь.

– Ну ладно, извини, –  пристыженно потупился Коля. – Что ты придумала?

– Все знают, что Потоки лучше всех летают, потому что свеженичными плодами питаются.

– И что? – не понимал Коля.

– А вот что! Плоды  эти – волшебные... – начала было Поля.

– Да-да-да. Мы уже знаем твою историю с волшебной палочкой, – отмахнулся Коля.

– Если нам повезёт съесть первый созревший плод свеженичного дерева, мы сможем исполнить любое желание! – не унималась Поля.

– Тебе это приснилось? –  спросил Коля.

– Вовсе нет. Мне Шух по секрету сказал, когда я ему спинку чесала, что раньше он самым слабым из всех Потоков был. В библиотеке от всех прятался, стеснялся. Там и нашел случайно какую-то волшебную книжку. Кажется, «Энциклопедия» называетсяя. В ней и прочел, что надо делать. Долго ему не удавалось первый плод сорвать, но однажды всё-таки повезло, и он загадал желание стать самым быстрым из всех Воздушных Потоков..

– И ты ему поверила? – удивился Коля.

– А у тебя есть другие идеи? С удовольствием выслушаю. – Поля уперла руки в бока и пристально посмотрела прямо Коле в глаза.

Этому она, кстати, научилась у мамы. Однажды папа стал смеяться над ее идеей сварить картошку в электрическом чайнике, когда отключили газ мама  именно так и посмотрела на папу. И папа тут же положил картошку в чайник. И даже сам лично включил его.

– Ладно. Можно попробовать, только это ещё сколько ждать придётся, – сказал  Коля. – Мама с папой там, наверное, уже обыскались нас.

– А, может, нам просто надо взять, и полететь домой? – спросила Поля.

– Не думаю, что мама очень обрадуется, если увидит вместо своих детей две тучки? – вздохнул Коля.

Поля заплакала, а Коля принялся вытирать ей слезы.

-        

***

– Смотрите! Смотрите! – закричали на улице белые облака-близнецы.

Коля и Поля выбежали на улицу и увидели Воздушных Потоков. Выстроившись ровными рядами, известные в округе проказники летели в сторону озера.

– Ух ты! – всплеснула руками Поля. – А я и не знала, что они могут летать строем!

– С ними дядюшка Ветер! – обрадовалась Пышная Тучка.

– Ветер! Ветер! Дядюшка Ветер летит! – гулким эхом зазвенели над озером детские голоса.

Облака и тучки, забыв о своих делах, мчались к Пепельному утёсу – дядюшкино любимое место посадки. Поднялся невообразимый шум: малыши визжали, хлопали в ладоши и отчаянно спорили, кто первый заметил кортеж.

Дядюшкина борода была распушена, одет он был в длинный бирюзовый плащ, полы которого закрывали полнеба.

Ветер подал знак Воздушным Потокам, и процессия сбавила скорость. От дядюшкиного дыхания по поверхности озера пробежала мелкая рябь. Потоки подхватили длинную бороду, чтобы она не упала в озеро и подобрали полы плаща.

Из бороды то и дело вырывались серебристые вихри, плащ искрился на солнце. Малыши притихли и, взявшись за руки, сбились в кучку, чтобы Дядюшка случайно не сдул их.  

– Приветствую вас, жители Тучкиного городка, – пробасил Ветер и опустился у озера  вполне аккуратно для своих размеров.

Облака и тучки захлопали в ладоши - они обожали Дядюшку, и тут же набросились на него с вопросами:

–  Куда летишь?

–  У тебя бывают каникулы?

–  Ты останешься с нами купаться в озере?

– Нет, ребятки, сегодня не могу. – покачал головой Ветер. –  Чародей Водовик ждёт моей помощи. С земли поднимается слишком мало влаги. Если так и дальше пойдёт, ему не из чего будет облака и тучки лепить, и ваш Тучкин городок опустеет. А я не могу  этого допустить. К кому же тогла я буду прилетать в гости?  Чтобы не было беды, я полечу на землю, в болотистые края, и усилю испарение влаги. Знаете, что это такое?

–  Знаем! –   радостно закричала Пышная Тучка. –   Это когда капельки влаги с земли в небо поднимаются, чтоб в облака м тучки превратиться!

–  Правильно! –   кивнул головой Дялюшка Ветер. –  А сейчас мне пора. До встречи!

–  Коля! – позвала Поля и придвинулась к брату. –   А давай в плаще спрячемся и полетим на землю. Может, мы тучки потому. Что на небе, а на земле снова станем детьми?

–  Ты что, разбиться хочешь? –   рассердился Коля.

–  Так и скажи, что струсил, –   выкрикнула Поля и надулась.

Дядюшка расправил усы, кивнул Воздушным Потокам, и они взмылы над озером. Описав над озером большой круг, процессия исчезла из виду.

Облака и тучки помахали вслед дядюшке и разлетелись, кто куда.

– Ну что, идём домой? – Коля обернулся к Поле, но её рядом не оказалось.

Коля огляделся вокруг: куда же она подевалась? Он несколько раз обошёл вокруг Пепельного утёса, заглянул в  беседку, обошел всех соседей, даже в школу заглянул.  Поли нигде не было.

Около их с Полей домика стояла Пышная Тучка.

– Ты не видела Полю? – спросил Коля.

–  Нет, –   пожала плечами Пышная Тучка. – Она около дядюшки вертелась, спрашивала, не хочу ли я к нему в карман забраться.

– Только не это! – испугался Коля.

– Что такое? – спросила Пышная Тучка.

– Поля отправилась с дядюшкой на землю.

– Ты что?! Нам ведь нельзя туда до окончания школы! – ахнула Пышная Тучка и выпучила глаза. – А вдруг она вывалится из кармана и потеряет память? Что с ней тогда будет?

– Я должен догнать дядюшку и предупредить его! – на ходу крикнул Коля и помчался вслед за дядюшкой.

– Сумасшедший! Тебе не угнаться за Ветром! – кричала ему вслед Пышная Тучка, но Коля уже не слышал её голоса.

***

Коля не знал, где искать дядюшку. Лететь было легко, да только куда надо лететь? Заоблачная Гора скрылась из виду, что впереди, что сзади – лишь пустота синеет.

Вам приходилось когда-нибудь летать на самолете? Когда и вверху, и внизу, и спрва, и слева — одна пустота? Хорошо, если у вас есть карта, и специальные навигационные приборы — тогда вы сможете лететь в правильном направлении. Па вот у Коли ни карты, ни приборов таких не было. Да и сами посудите: откуда им взяться у мальчика, который по случайности превратился в тучку, да к тому же решившего догнать Ветер?

Коля летел-летел, и вдруг ему стало очень страшно: а вдруг он что заблудится в Небесах и не найдёт ни дядюшку, ни Полю,  ни дорогу домой? Он чуть было даже не заплакал, как как вдруг увидел Водовика.

Стало одновременно и веселее. Потому что теперь он не один, и страшнее, потому что очень уж не хотелось Коле оказаться в огромном мешке чародея. И тут Коля стал думать. Думать изо всех сил, как учил его дедушка, когда они играли в шахматы. И вот до чего он додумался:  совершенно необязательно чародею на глаза попадаться! Если Водовик здесь, значит, и Ветер где-то поблизости – не зря же они вместе собирались влагу гонять.

Коля обрадовался, что нашел выход из трудной ситуации и подумал, что дедушка сейчас непременно бы его похвалил за это, только вот, к сожалению, дедушка сейчас очень-очень далеко. А Водовик — вот он. Рукой подать!. Выдай Коля себя каким-то звуком или неосторожным движением — и все. Пиши — пропало!

 Коля притаился и ствл дожидаться появления дядюшки. Трудно сказать, сколько прошло времени, но Ветер и вправду появился на горизонте. Он ещё издали разглядел Колю и сам подлетел к нему, сердито хмуря брови:

– Что ты здесь делаешь?

– Дядюшка! Поля снова пропала! – виновато сказал Коля. – Она могла у тебя в кармане спрятаться, когда ты к озеру прилетал.

– Не может такого быть! – мотнул головой Ветер.

– Посмотри пожалуйста, дядюшка! – попросил Коля.

Ветер, придержал бороду и заглянул в карман плаща:

– Нет тут её! На вот, сам смотри!

– Бантик! – Коля заглянул в карман и вытащил оттуда яркую ленту. – Это Полин бантик.

– А, ты ж… Да как же это?…  – занервничал дядюшка.– Лети  в городок, я поищу её.

– Я с тобой, дядюшка! – решительно сказал Коля. – Я тоже буду искать её!

–  К Водовику в мешок захотел? Лети домой, пока цел! – приказал дядюшка и ринулся вниз.

– Но я не могу вернуться без Поли… – растерянно сказал Коля и медленно полетел вслед за Ветром, стараясь не упускать его из виду, но и чтобы на глаза не попадаться.

Вскоре внизу показалось большое болото. Коля боялся, чтобы оно не затянуло его, поэтому медленно летел над ним и высматривал Полю. Шелестел рогоз, прыгали лягушки, охотясь на комаров, да  только Поли нигде не было видно. 

***

Вдруг Коля услышал, как кто-то зовёт на помощь. Он прислушался: призыв был жалобный и тихий, доносился словно из глубины болота. «Поля?» – мелькнуло в голове.

– Иду, где ты?  –  ринулся вперед.

– Скорее, тону! – снова послышалось совсем рядом.

– Где ты, Поля? Я тебя не вижу. – Коля летел на голос, осматриваясь по сторонам.

– Здесь я, здесь, спаси меня! – голос становился всё жалобнее.

Коля прислушивался и высматривал Полю, но никого не видел.

– Не лети туда, пропадёшь! – качнулся справа бело-розовый цветок-колосок.

– Ты кто? –  спросил Коля.

– Росянка. Не ходи туда. Тётушка Тина заманивает тебя в трясину! Назад не веротишься.

– Нет, это Поля! –  не поверил Коля. –  Я знаю её голос! Я должен ей помочь!

– Тётушка Тина водит тебя за нос, – прошелестел желтый цветок. –  Не верь ей, она погубит тебя.

– Да нет же, это Поля! – упрямился Коля и пробирался вглубь болота.

– На кого тётушка Тина глаз положит, тот в трясине лежать останется, – прокричала над болотом большая черная птица и улетела.

Коля пробирался вперед, не слушая советы болотных обитателей. Это, конечно, хорошо, когда у тебя есть цель, особенно такая благородная, как спасение родного человека, но, даже если ты спасаешь чью-то жизнь, стоит прислушаться к советам. Которые тебе дают. Коля, конечно же, знал об этом, но ему так хотелось поскорее отыскать Полю, что он решительно никого не слушал.

Голос казался то приближался, то удалялся. Болото булькало, хлюпало, чавкало, словно хотело проглотить Колю, но он упрямо пробирался вперёд. От  болотных газов дышать становилось всё труднее, и у Коли закружилась голова. И вдруг он увидел Полю. Она  махала ему рукой и улыбалась. Коля ринулся навстречу ей, но вдруг кто-то схватил его сзади за лямки шортиков и куда-то потащил. Коля хотел было возмутиться, но язык его вдруг перестал слушаться, а перед глазами поплыли радужные круги.

***

Когда Коля пришёл в себя, увидел маленького жилистого старичка с жёлтым лицом без бровей. Его глаза-щёлки пристально смотрели на Колю.

– Вот и славненько. Очнулся – значит, живой! –  обрадовался старичок и улыбнулся маленьким ртом с двумя торчащими вперёд зубами..

– Ты кто? – спросил Коля.

– Хозяин Болота. Меня тут все знают, да и я всех знаю, только тебя вот что-то не припомню. – ответил старичок и сощурил чёрные, как сажа, глаза.

– Я – Коля.

– На-ка, умойся, полегчает. – Хозяин Болота наклонил цветок жёлтого ириса, и из него на Колю пролилось немного росы.

Коля послушно умылся и спросил у старичка:

– Ты здесь живёшь?

–  Можно и так сказать. –   согласился старичок. – А ты зачем пробирался в болотную глушь?

– Я искал Полю, – вздохнул Коля.

– Это ещё кто такая? – насторожился Хозяин Болота.

– Моя сестрёнка, она потерялась где-то в этих краях. –  Коля обвёл глазами окрестности и снова посмотрел на старичка. –   Я услышал её голос и полетел за ней.

–  Забавно, –   задумался Хозяин Болота. –  Сразу видать, не здешний ты. Это тётушка Тина была, она мастак голоса чужие подделывать, вот и старается на все лады. Нельзя её слушать.

– Почему нельзя? –  удивился Коля. –   Она ведь на помощь звала. Может, у неё горе какое?

– Да какое там горе, – отмахнулся Хозяин Болота.  – Мается от безделья, прячется от всех да, знай, причитает.

– Она просила спасти её, может, она тонула? –   не унимался Коля.

– Тётушка Тина? Тонула? – засмеялся старичок. – Ну уж нет, с такое чудище даже топь Болотная поглотить не захочет... Вижу, полегчало тебе, вот и отправляйся домой, пока Болотный Дух не уморил. Я бы поболтал с тобой, да работы слишком много, так что прощай, Коля.

Хозяин Болота нахлобучил мохнатую зелёную шапку и исчез.

***

Коля посмотрел по сторонам. Хозяин Болота вынес его из трясины на сухой пригорок, но улетать отсюда без Поли Коля не собирался. Только где же  её искать? Коля несколько раз облетел пригорок и вдруг увидел под ним кустик клюквы.

Ягоды были ярко-красные, блестящие и почти такие же круглые, как Полины щёчки, только, конечно же, размером поменьше. Коля наклонился и увидел в них своё отражение.

 «Неужели я навсегда останусь тучкой?» – промелькнуло в голове.

Он потянулся к ягодам рукой, но вдруг прямо перед ним сверкнула молния, и раздался оглушительный треск. Поля зажмурился от страха: ему показалось, что небо раскололось на части и вот-вот произойдёт что-то ужасное. 

Стало очень жарко.

– Я же сказал, чтобы ты домой летел! Вот испаришься сейчас, будешь знать! – услышал Коля знакомый голос и понял, что Хозяина Болота снова куда-то его тащит.

Стало прохладнее, и Коля решился открыть глаза.

– Куда ты меня несёшь? – спросил он у Хозяина Болота.

– В безопасное место, – буркнул старичок, – мало мне бед с Грозовиком, дак ещё ты на мою голову с неба свалился. Сиди тут и не высовывайся! Потушу пожар – приду за тобой.

Хозяин Болота посадил Колю на высокую кочку, покрытую мхом, пригрозил пальцем и исчез.

Долго сидел Коля без движения – испугался: вдруг бы он и вправду испарился, кто бы тогда Полю спасал?

Хозяин Болота всё не возвращался.

«Куда он пропал? – думал Коля. –  И кто такой этот Грозовик?»

Сидеть на месте ему давно надоело, но снова попасть Хозяину Болота под горячую руку он не хотел. И решил тогда Коля позвать Полю: вдруг она услышит его голос и отзовётся?

– Поля! По-о-ля-а-а! – кричал он во всё горло, временами прислушиваясь.

– Чего горланишь? – вместо Полиной мордашки с конопухами из зарослей осоки показался чумазый и усталый Хозяин Болота. – Нету здесь никакой Поли. и быть не может.

– А кто такой Грозовик? – спросил Коля.

– Ох уж этот Грозовик…– Хозяин Болота покачал головой и присел на трухлявый пенек. –  Всё болото мне выжег, прямо беда с ним... Сейчас передохну чуток и отнесу тебя на высокую сопку, чтоб до неба ближе было.

– Нет, без Поли я отсюда не улечу! – нахмурился Коля и скрестил на груди руки. – Лучше про клюкву расскажи, почему её трогать нельзя, да про огненного Грозовика – вдруг он знает, где Поля.

– Ну что за упрямец! – хлопнул себя по коленям Хозяин Болота. – Не знаю я толком ничего. Вижу только, охраняет Грозовик кустик этот: только приблизится кто – он тут как тут, и горят-дымят торфяники на моём болоте. А поди, потуши пожар! Измаялся я с Грозовиком этим. Мне бы по болотам пройти, порядок навести, а я тут, знай, пожары задуваю…

– А что, у него других дел нет, кроме как клюкву охранять? – спросил Коля.

– Ладно б охранял себе, дак без пожара-то не обходится! – сокрушался Хозяин Болота.

– И давно он сюда летает?  – спросил Коля.

– Да как сделалось болото, так и летает, пожары…

– А что, болота здесь раньше не было? –  не дал старичку договорить Коля.

– Озеро на этом месте раньше было, – вздохнул Хозяин Болота. – Говорю тебе, не знаю. У меня и без того дел по горло. Всё, устал я, спать хочу. Вздремну чуток, вынесу тебя на высокую сопку, дождусь Ветра и вручу тебя прямо ему в руки, чтоб голову мне не морочил.

Коля хотел было ещё что-то спросить, но Хозяин Болота вмиг зарылся в мохнатую кочку и захрапел.

***

Коля задумался. Неспроста Грозовик клюкву охраняет. Что за тайна тут кроется?

Тем временем наступил вечер, и Коля снова услышал, как кто-то зовёт на помощь. Неужто тётушка Тина? Коле вовсе не хотелось, чтобы она заманила его в трясину, но, может, ей и правда нужна помощь, как Поле, например? Коля не решался отправиться навстречу голосу, и лишь время от времени прислушивался. Голос приближался, и вот впереди зашевелились заросли осоки.

Коля спрятался за кочкой.

– Ой-ой-ой! Ох-ох-ох! – кто-то тихонько кряхтел и вздыхал.

Коля осторожно выглянул из-за кочки и обомлел: прямо перед ним,   сгорбившись до самой земли, стояло какое-то чудище и неистово чесалось. Оно было таким грязным, что Коля не мог понять, – то ли оно покрыто слипшейся шерстью, то ли одето в ужасные засаленные лохмотья.

– Это еще кто? – вырвалось у Коли.

Чудище метнулось в заросли и притихло.

«Неужто  тётушка Тина?» – подумал Коля и позвал шёпотом:

– Тётушка Тина!..

В ответ – ни звука.

– Тебе плохо? Может, тебе нужна помощь?

Коле  показалось, что заросли шевельнулись.

– Не бойся, я просто мальчик, то есть, тучка, – сказал Коля и выбрался из-за кочки.

Никто не отзывался.

– Я ищу Полю, свою сестрёнку, ты не видела её? – спросил Коля и направился в сторону осоки.

– Не ходи сюда! – донеслось из зарослей.

Коля остановился и сказал:

– Давай знакомиться. Я –  Коля, а ты, наверное, тётушка Тина?

Осока зашелестела, и из зарослей выткнулся длинный чумазый нос:

– Это ты мне, ну… знакомиться?

– А тут больше никого и нет, – улыбнулся Коля.

– Но я  страшная, ужасная,  и меня здесь никто не любит. – ответил нос исчез в зарослях.

– Может, ты просто неаккуратная? У тебя есть чистая одежда? Где твой дом? – спросил Коля и шагнул к осоке.

Тётушка Тина не отвечала. Подождав немного, Коля собрался с духом и раздвинул заросли. Тётушка Тина сидела, закрыв лицо руками, и плакала. Коля растерялся. Он всегда терялся и не знал, что делать, когда люди плачут. Наверное, именно поэтому он и погладил Тётушку Тину          по волосам. Она вздрогннула, жалобно посмотрела на Колю  и зарыдала пуще прежнего.

–– Тише, Хозяина Болота разбудишь, –  испугался Коля.

Но тётушка всё рыдала и рыдала, а Коля удивлялся, откуда в ней набралось столько слёз. Он не знал, чем её утешить. – казалось, она будет обливаться слезами целую вечность.

Повертевшись по сторонам, Коля увидел среди осоки цветы ириса.

– На-ка, умойся, полегчает, – сказал он, повторяя слова Хозяина Болота, и наклонил соцветие над тётушкиной   головой.

Цветок был полон росы, и она полилась тонкой струйкой. Тётушка приутихла и стала прилежно тереть лицо.

«Жуть, какие длинные и грязные ногти» – подумал Коля, один за другим наклоняя ароматные жёлтые цветы над тётушкиной головой. Когда роса закончилась, тётушка громко шмыгнула носом и растерянно посмотрела на Колю.

– Ух ты! – от неожиданности Коля даже отступил назад.

– Я – страшилище! – в отчаянии выкрикнула тётушка и тут же прикрыла лицо  длинными космами.

– Да нет же, наоборот! – просиял Коля. – Ты просто прелесть! Твоё лицо на самом деле розовое, а не чёрное!

Коля кружил вокруг тётушки и радовался:

– Я так и знал! Ты не страшная, ты просто жутко, жутко неопрятная. Ты прямо как из сказки про Мойдодыра — не соблюдаешь правила личной гигиены, потому тебя и боятся все. Где у вас тут чистая вода?

– Ох, не знаю. Была здесь раньше и вода чистая, и красота неземная… –  потупилась тётушка и снова заплакала.

– Нет-нет-нет, только не слезы! –  замотал головой Коля. –  Хватит реветь. Расскажи лучше, что происходит.

– Ты такой добрый, – вздохнула тётушка,  –  а я, я… чудовище! Это я во всём виновата, из-за меня все беды вокруг…

–  Да что случилось-то? Расскажет мне кто-нибудь, наконец? – топнул ногой Коля.

Это, конечно, же. выглядит смешно, когда малюсенькая тучка топает ножкой и смотрит, нахмурив брови, но, как ни странно, тетушка послушалась.

– Всё-всё-всё! Уже рассказываю! – спохватилась она. –  Только не сердись.

Она вытерла слёзы и начала рассказ.

***

–  Когда-то давно на этом месте было Ясное озеро с прозрачной водой, – начала тётушка Тина. – Однажды, по какой-то случайности, прилетела сюда красавица Дождевая Фея. Ясное озеро ей очень понравилось, и она решила на нем пожить. Надо признаться, раньше я никогда не видела такой красоты: длинные золотистые волосы, белая кожа, ямочки на щеках… Она пела песни и ухаживала за цветами, а воду в озере сделала  целебной.

Как-то на рассвете с дальних болот к озеру пробрался Седой Туман. Он был так очарован красотой Дождевой Феи, что три дня неподвижно провисел над озером. Вернувшись на болота, Туман. рассказал о Фее Болотному Духу.

– Он и правда такой страшный? – спросил Коля.

– Ну, не знаю, – пожала плечами тётушка, – довольно симпатичный – на лепёшку заплесневелую  похож, такой же круглый да зелёный, бородавками покрытый. Только вот характер у него тяжёлый.  Пока в полудреме пузыри пускает – ничего ещё, а как разозлится да надуется – лучше ему на глаза не попадаться.

– И что, ему тоже Дождевая Фея понравилась? – спросил Коля.

– Ох, понравилась. На мою беду. – тяжело вздохнула тётушка.

– А тебе-то что от этого? – удивился Коля.

– Раньше мы с Болотным Духом душа в душу жили, а как узнал он о Дождевой Фее – покой потерял, –  хочу, говорит, чтоб жила она в моём болоте, и точка. На что тебе красота такая? – спрашиваю, жили без неё испокон веку, и горя не знали. А он – сам не свой, надоело, говорит, всё, хочу красоту на болото! Облился жижей зелёною и пополз к  Родниковой Фее кланяться.

Не знаю, как там дело было, только вернулся он чёрным от злости. Таким свирепым я в жизни его не видела. И буреломом швырялся, и жижей болотной плевался, газами едкими всю живность на болоте уморил. Много дней и ночей буйствовал, а потом меня позвал и говорит, что житья мне не даст,  если Дождевую Фею на болото не приведу.

Ахнула я, спрашиваю: видел хоть ты её, говорил с ней? Зыркнул на меня, что лезвием полоснул, щупальца выставил с присосками да как хукнет – я и сомлела. Хорошо, дождь пошёл, привёл в чувства.

Думала я, рядилась, да и пошла к Дождевой Фее.

Встретила она меня, словно царицу. В кресло мягкое усадила, оно, говорит, из травы-бодрянки сплетено, усталость снимает. Соком лесных ягод поила – ничего вкусней сроду не пила. Угощает меня, а сама ласково так со мной, голос льётся, словно ручей звенит. Спрашивает, кто я и зачем  пришла, а глаза у самой добрые-добрые. Подумала я: как можно красоту такую на болото звать? Да что делать? Кличет тебя, говорю, Болотный Дух к себе в трясину жить. А она не покривилась даже, а улыбнулась и отвечает: «Прости меня, тётушка, не могу я с озера уйти».

Всё, думаю, пропала я, сживёт меня со света Болотный Дух. Посидела  немного, поразмыслила, да и поплелась домой. Ноги не идут, от страха подкашиваются. Что, думаю, скажу Болотному Духу? А он сидел, караулил меня. Где, спрашивает, Фея? Заполучи её, говорит, любой ценой!

Так и не стало мне житья на болоте. Где бы я ни спряталась, где бы ни укрылась – Болотный Дух гнал меня отовсюду. А куда мне деться?

– А почему ты к Фее не пошла жить? – спросил Коля.

– Да что ты, куда мне, уродине, из болота соваться? – вздохнула тётушка. – Нет у меня другого дома, кроме трясины. А Болотный Дух день ото дня свирепел всё больше. Вот и замыслила я превратить Ясное озеро в топкое болото. Думала, если озера не станет, Фея согласится жить на болоте.

– Ты что, колдовать умеешь? – удивился Коля.

– Да нет, куда там мне колдовать, – отмахнулась тётушка, – на болотах растёт белый мох. Попадая в водоём, он быстро разрастается и, как только  покрывает всю поверхность воды, образуется болото. Я собирала белый мох  и тайком, ночью,  пробиралась к Ясному озеру, чтобы разбросать его по воде. Но Родниковая Фея не давала мху прижиться и разрастись. Каждое утро она собирала его и сушила на солнце, а потом делала из него мягкие подушки для детёнышей и птенцов озерных обитателей. Все мои старания были напрасны: я переносила на озеро тонны мха, но в болото оно так и не превратилось.

И придумала я тогда усыпить Родниковую Фею на время, пока Ясное озеро не превратится в болото. Из стрелолиста смастерила лук, а из сон-травы – тонкую стрелу. Подкараулила Родниковую Фею на берегу озера и выстрелила в неё. Из ранки упало несколько капелек крови, а сама Фея вдруг растаяла в воздухе. Я очень испугалась. Утешала себя, что Фея рано или поздно появится, но напрасно. Фея исчезла, и только на месте, куда капнула кровь, вырос кустик клюквы.

Я заселила озеро мхом, и оно в один миг превратилось в болото. Теперь это моя собственная топь, только радости мне от этого нету. Болотный Дух сперва взбесился, узнав об исчезновении Дождевой Феи, не поверил. Седой Туман искал её повсюду, да так и не нашёл. Сейчас Болотный Дух немного успокоился, но я стараюсь не попадаться ему на глаза. Стыдно мне, что Дождевую Фею cгубила. Уж лучше бы я на солнце поджарилась, чем пошла на поводу у Болотного Духа.

– Не все ещё потеряно, – сказал Коля, – Поля тоже исчезла, но это же не значит, что её невозможно найти. Надо подумать как следует и поискать хорошенько.

– Да искала я, и думала по-всякому, да толку никакого. Даже звать на помощь разными голосами пробовала. У Родниковой Феи доброе сердце. Думала я, услышит – обязательно откликнется. Да, видно, нет её тут. Или же сердится на меня очень, простить не может.

Тем временем наступила ночь, и над болотом заметались голубоватые огоньки.

–  Что это? – спросил Коля.

Тётушка Тина задрожала и сказала чуть слышно:

– Болотный Дух рыщет. Прятаться надо.

Она шмыгнула в заросли осоки.

– Стой! Так и будешь всю жизнь прятаться? – попытался остановить её Коля.

– Ишь ты, какой смелый. Сцапает Болотный Дух – куда твоя прыть  подевается. –  Прошипела Кикимора и растворилась в темноте.

***

Коля на всякий случай отпрянул от края болота и стал наблюдать.  Болотный Дух не появлялся. Коля долго смотрел на огоньки и не заметил, как задремал. Ему снилась Поля. Она летела, ухватившись за бороду дядюшки Ветра, а потом стала падать в болото. Коля протянул руки, чтобы поймать её, и проснулся.

Было светло. «Вот и утро наступило, – подумал Коля, а Полю я так и не нашёл».

В раздумьях  он перебирался с кочки на кочку, пока не наткнулся на кустик клюквы. Красные ягоды глядели на Колю из-под зелёных глянцевых листиков.

Коля вздохнул:

– Дождевая Фея, наверное,  помогла бы мне найти Полю.

Над болотом начала появляться дымка, потом она загустела, и всё вокруг стало белым, как молоко. И вдруг Коля услышал тихий неприятный голос:

– Хм, снова тучка. А где же  бантики?

Коля огляделся. Кругом – лишь белое молоко.

– Мальчики не носят бантиков, – ответил он непонятно кому, – это девчачьи штучки.

– Что ж, обойдёмся  без бантиков, – вздохнул кто-то.

И вдруг Коля догадался:

– Это Поля была с бантиками…  Ты видел Полю?  Где она?

– Скоро и ты там будешь.

Голос был такой неприятный, что Коля поёжился и спросил:

– Кто ты?

– Твой друг, – услышал Коля в ответ и увидел огромное белое лицо. Страшное лицо, потому что всё – и глаза, и губы – абсолютно всё на нем было совершенно белым.

– Знаю! Ты – Седой Туман. Говори, где Поля! – решительно сказал Коля.

– Я же сказал: скоро узнаешь.

К Коле потянулись толстые белые щупальца.

– Оставь его! Прочь отсюда! – над щупальцами взметнулась охапка осоки, и они убрались от Коли.

– Дождевую Фею выследил, теперь на тучек охотишься?

Мелькнули длинные космы.

–  Тётушка Тина?  – удивился Коля.

И вдруг с небесной высоты прямо на голову Седому Туману грянулся огненный сноп, и грянул гром. Что-то громко  зашипело, стало жарко, а Колю отшвырнуло в сторону.

«Ну вот, сейчас, наверное, я испарюсь», – подумал Коля и прислушался к своим ощущениям. Как ни странно, жара он больше не чувствовал. «Наверное, я испарился очень быстро, – промелькнуло в голове, – значит, сейчас Водовик станет запихивать меня в свой огромный мешок».

***

Коля помотал головой, открыл глаза и очень удивился. Болото на месте, мшистые кочки тоже, только Седой Туман исчез.

– Ура! – подпрыгнул от радости Коля. – Седой Туман испарился вместо меня!

Коля стал пританцовывать на месте, и вдруг почувствовал на себе чей-то тяжёлый взгляд. Он медленно обернулся, и, – о, ужас! – на него смотрели глаза  Водовика!

– Не может быть, – пролепетал Коля и съёжился.

«Что-то тут не так, – подумал,  – Водовик лысый, как льдинка, а у этого рыжая копна на голове, и какой-то он слишком красный весь».

Коля внимательно посмотрел на рыжую бороду, выгоревшие ресницы и сказал:

– Ты ведь не Водовик? Верно?

–  Конечно, нет! – буркнул рыжий. – Я — Грозовик.

– А почему тогда так на него похож?

– Потому что мы братья, –  ответил Грозовик и озадаченно посмотрел на свои промокшие сапоги.

– Что? Ты – брат Водовика? – удивился Коля.

Грозовик не ответил. Он кряхтел, отряхивая одежду и кривился, перекладывая что-то из одного кармана в другой.

– Что ты делаешь? – спросил Коля.

– Домой собираюсь, – буркнул Грозовик. – Не понимаю: как меня в такую толщу тумана занесло? Ну и ну! Брякнуться прямо в трясину! Поди, просохни теперь на этом гнилом болоте! Тут воды больше, чем во мне огня.

– Если ты так не любишь болото, почему летаешь сюда всё время?

– Тебе не понять, – вздохнул Грозовик и с грустью посмотрел на Колю большими зелёными глазами.

– Отчего это? – обиделся Коля. – Может, ты тоже на Родниковую Фею глаз положил?

В ответ Грозовик так сверкнул глазами, что Коля даже вздрогнул и пролепетал:

– Прости, я, наверно, что-то не то сказал.

– Проваливай отсюда! – рявкнул Грозовик, и в его глазах засверкали молнии.

– Прости, прости меня, пожалуйста, – испуганно затараторил Коля, – я не хотел тебя обидеть, я не знал…

– Не знал – так молчи! Думать надо перед тем, как говорить. – Грозовик навис над Колей, и бедолага почувствовал его жгучее дыхание.

– Нет! Нет! Н-не… не испаряй меня! –  умолял Коля, отступая. – Я, я… я должен найти её…

– Да кто ты вообще такой, чтобы меня допрашивать? – вдруг сощурился Грозовик и сделал шаг назад. – И что здесь делаешь?

– Я – Коля, ищу Полю. Она  потерялась на болоте.

– Что за ерунда? –  скривился Грозовик, словно хлебнул лимонного сока без сахара.

– Чистейшая правда. Поля всегда попадает в неприятные истории, а я спасаю её, потому что она моя сестра, и я люблю её. Но сейчас не об этом. Я предлагаю объединить наши усилия. Вместе мы отыщем и  Полю, и Дождевую Фею, –  с азартом выпалил Коля.

–  С чего ты взял, что мне нужна Дождевая Фея? – хмыкнул Грозовик.

– Во-первых, ты охраняешь место, куда капнула её кровь, во-вторых, свирепеешь,  когда дело касается её чести. Когда Вовка из нашего класса сказал, что Поля глупая, я тоже очень рассердился, и даже хотел ударить его. А все потому, что я неравнодушен к ней, а ты неравнодушен к Дождевой Фее, вот и выходит, что она тебе нужна, что любишь ты её больше, чем самого себя.

Коля еще никогда не разговаривал со старшими так убедительно и совершенно по-взрослому, и ему очень даже понравилось, что он умеет так красиво говорить.

Грозовик внимательно посмотрел на Колю  и спросил:

– Если ты такой умный, то, может, скажешь, что надо делать?

– Не знаю точно, но возможно… – замялся Коля.

– Вот то-то и оно, что не знаешь, – вздохнул Грозовик и посмотрел на небо.  – Пора мне выбираться отсюда.

– Нет, погоди, а что, если, к примеру, полить клюкву чем-то полезным, вроде удобрения или снадобья какого? Вдруг поможет? – предложил Коля.

– И где ж ты его возьмёшь? На болоте такого добра не водится,  – ответил Грозовик.

– Да хоть у брата твоего, у Водовика! У него снадобий этих – пруд пруди, дядюшка Ветер рассказывал! – радостно воскликнул Коля.

– Ай, нет, не даст он. – отмахнулся Грозовик.

– Почему это? – удивился Коля.

– В ссоре мы с ним, давно друг друга не видели, – вздохнул Грозовик.

– Так помиритесь. Мы с Полей всегда миримся после ссоры, как же иначе? Вы же братья родные.

– Нет, всё так просто, как ты думаешь, – погрустнел Грозовик. – Мы взрослые, и проблем у нас куда больше, чем у вас, у детей.

– Вы всегда так говорите, когда не знаете, что делать. На самом деле все просто. А хочешь, я попрошу снадобье? – предложил Коля.

– И что ты ему скажешь? Что брат твой, Грозовик, просил, мол, чудесного снадобья дать, чтоб клюкву удобрить? – криво усмехнулся Грозовик. – Не даст он, ни за что не даст – обижен слишком на меня.

– А если даст, поможешь мне Полю найти? – не унимался Коля.

– Какой ты настырный, однако… Ладно, как хочешь. – Пожал плечами Грозовик. – Только сейчас мне пора лететь.

– Отлично! – обрадовался Коля. – Заодно и меня к Водовику подкинешь.

Грозовик нахмурился, но, подумав, ответил:

– Только до Заоблачной /Горы. И обернись несгораемыми листьями плюща, не то от тебя один только пшик останется.

 Коля не заставил себя долго ждать, и очень скоро оказался перед домом Водовика.

***

Дверь была открыта, и Коля осторожно заглянул внутрь и прислушался. Было тихо и  пусто.

 «Наверное, влагу собирает, – подумал Коля. – Как бы так устроить, чтобы он из меня  новую тучку не слепил?» На всякий случай Коля решил спрятаться где-то в доме, чтобы выйти, когда у Водовика будет хорошее настроение.

Он шагнул через порог и тут же остановился в изумлении.

– Ничего себе бардак! В нашей с Полей комнате никогда такого не было! – сказал он и принялся за уборку.

Комнат у Водовика было всего две и одна прихожая, но Коля очень устал, пока мыл окна, чистил посуду и наводил порядок в шкафах. Трудным это оказалось делом – слишком уж много пыли и мусора всякого накопилось, но, раз уж взялся за дело, так надо его до конца доводить.

– Совсем другое дело! – радостно воскликнул Коля, когда дом засиял чистотой. – Ладно, не буду прятаться, что я, маленький, что ли? Вот Водовик обрадуется, увидев, как я постарался!

Коля плюхнулся на диван и стал дожидаться Водовика. Скоро он услышал тяжёлые шаги и выглянул в окно: чёрный колпак, огромный мешок – так и есть, Водовик возвращается.

Дверь открылась, и Коля с радостным криком выскочил в прихожую:

– Здравствуй, Водовик, а я тебя заждался уже! Давай, помогу!

Коля ухватился было за мешок, но Водовик сердито буркнул:

– Не тронь!

Он снял мешок с плеч, поставил его на пол и нахмурился:

– Ты как сюда попал?

– Я? – Коля втянул голову в плечи. – Меня это… Грозовик принёс.

– Кто-о-о? – взревел Водовик и побагровел от злости. – Этот наглец был в моём доме?

– Н-нет, он только до Заоблачной горы меня донёс, дальше я сам, – запинаясь, пролепетал Коля.

– Чего ему надо от меня? – Водовик сорвал с головы колпак и швырнул им в Колю с такой силой, что беднягу отшвырнуло в угол комнаты. – В собственном доме житья не дают! Где это видано – в чужой дом без спросу вваливаться? Что за манеры, что за воспитание! – бушевал Водовик, меряя шагами комнату.

Коля забился в угол и боялся даже пошевелиться. И вдруг, в очередной раз проходя мимо Коли, Водовик остановился.

«Всё, теперь уж точно он вылепит из меня новую тучку» – пронеслось в голове у Коли, когда Водовик ухватил его за шиворот.

– Где моё сито? – громыхнуло над ухом. – Где большой медный чан? Где склянки со снадобьями?

Коля дрожал всем телом и даже не пытался вырваться. Водовик опустил его на стол и вперился в него взглядом:

– Куда ты подевал мою одежду? Признавайся, ты отдал моё добро Грозовику?

– Я…я… – пытался ответить Коля, но язык не хотел слушаться.

– Говори немедленно! – лютовал Водовик.

– Я…Прибрался у тебя... – выдавил из себя Коля.

– Что?! – лицо Водовика вытянулось от удивления. – Что ты сделал?

– И выстирал одежду.. Она сохнет на улице.

Водовик подозрительно глянул на Колю, потом в окно. И как закричит опять:

– Ты зачем разбил окно?

– Я просто вымыл его, и оно стало прозрачным, – дрожащим голосом ответил Коля.

Водовик ткнул пальцем в стекло и замер.

– А ещё я принёс тебе подарок. Там, на тумбочке.  –  Сказал Коля.

– Подарок? Мне? – Водовик шагнул к тумбочке. –  Рукавицы?

–  Не нравятся? – совсем тихо спросил Коля.

– Хм… Надо же…– Водовик натянул рукавицы и стал ими любоваться. – Ох, какие мягкие… И  тёплые! У меня сроду таких не было! Вот спасибо! Где ты их взял?

– Дождевая Фея из белого мха выткала,  – ответил Коля.

Настроение у Водовика заметно улучшилось. Рукавицы пришлись ему впору, и он не мог ими налюбоваться.

– Давненько я её не видел. Как она поживает? – вскинул мохнатые брови Водовик. – Все такая же обидчивая?

Коля насупился и не знал, что ответить.

– Не сердись на меня, малыш, – дружелюбно сказал Водовик, – Одичал я тут совсем, всё один да один, не с кем и  словом перекинуться.

– У тебя же… брат есть, – с опаской напомнил Коля.

– В ссоре мы… давно уже… – вздохнул Водовик.

– Знаю, что в ссоре, – Коля внимательно посмотрел на Водовика, – только вот понять не могу. почему  помириться не хотите.

– Наши желания тут ни при чём, – деловито начал Водовик, – тут, понимаешь ли, дело принципа.

– Принципа? – переспросил  Коля.

– Ну, это когда у меня есть своя точка зрения, и у тебя – своя, и они разные.

–  И из-за этого вы не разговариваете? – удивился Коля.

– Понимаешь, малыш, у нас, у взрослых, всё сложно. Есть правила, которые мы обязаны соблюдать во что бы то ни стало.

Коля подумал немного и ответил:

– Почти из каждого правила бывают исключения. И в математике, и в русском. К  тому же вы – братья, и должны любить и заботиться друг о друге, и прощать всякие мелочи.

– Мелочи я ему как раз и прощал… А вот когда он потребовал, чтобы я облака перестал делать, дескать, от них никакого толку! Слыхал такое? Эти красивейшие небесные создания, от которых зависит погода и климат, он назвал бесполезными!

– Не сердись, тебе это не идет, – заметил Коля. – Мама всегда говорит папе, когда он начинает сердиться, что злость — это признак слабости, и они всегда мирно до всего договариваются, даже если мама хочет в театр, а папа — на футбол!

– Облака — это тебе не футбол. От них, можно сказать, судьба всего человечества зависит! – увлеченно продолжал Водовик. – Вот посадил. К примеру, человек хлебное зернышко в землю, ждет от него урожая. Что, по твоему, для этого нужно?

– Время? – спросил Коля.

– Это да, конечно, только если, например, в земле влаги не будет, зернышко это ни за что не прорастет. Или вот, представь: лало зернышко росток, а тут солнце печет нещадно... Что будет?

– Засохнет? – спросил Коля.

– Непременно, если только  облако его не прикроет — и светло ростку, и не жарко. В самый раз расти. Тянется он к небу, колосок наливается, и тут — представь-ка себе — раз — и град размером с фасоль, или, и того хуже — с яйцо! – и давай сыпаться на поле пшеничное. Что будет? – Водовик внимательно посмотрел на Колю.

– Неурожай?

– Вот именно! – Водовик поднял указательный палец вверх. – Грозовик хотел, чтоб я одни только грозовые тучи  лепил. Чтоб не было ни грибных, ни слепых, ни каких-либо других, кроме как одних только  грозовых дождей… Вот тут мы и поссорились.

– И что, ты не смог доказать ему, что так нельзя? – удивился Коля.

– А чего я буду ему доказывать? – он и сам должен понимать, что в природе равновесие должно быть. И облака, и тучи, и снег, и дождь, и даже туман играют важную роль в круговороте воды в природе. Убери что-нибудь одно, и всё наперекосяк пойдёт,  вся система развалится. –  рассуждал Водовик.

«Вот бы Поля его послушала! – подумал Коля. – Сразу бы поняла, как глупо на дождь сердиться».

–  Погорячился я, конечно, когда Грозовика из дома выгнал, –  вздохнул Водовик, –   дак это не я злой, это у меня характер такой,... как бы это выразиться... тяжёлый, в общем.

–   Ты выгнал родного брата из дома? –  не поверил Коля. 

–   А чего он у меня тучки воровал и в грозовые переделывать пытался? – смущённо ответил Водовик и густо покраснел. –  Сам виноват, не надо было так поступать.  

– Вот так просто взял и выгнал? И де же он теперь живет? –  допытывался Коля.

– Не знаю, – пожал плечами Водовик, – я как-то не думал об этом. Некогда мне, собственно, думать, работы много.

Водовик поправил колпак на голове и заходил по комнате из угла в угол.

– Ты хрочешь сказать, что тебе все равно, как и где  он живет? А вдруг с ним что-то случилось, вдруг ты единственный, кто может ему помочь? –  не унимался Коля.

– Да что с ним станется? – пробурчал Водовик. – Бродит себе где-нибудь, бездельничает, а я в это время вкалываю с утра до ночи, и никто доброго слова не скажет…

– Вот-вот, только о себе и думаешь! Грязь в доме развёл немыслимую, одичал совсем. Чуть разговаривать не разучился. А был бы рядом Грозовик, глядишь, нашлось бы время и в доме прибраться, и поговорить с ним, и знал бы, какая с ним беда приключилась.

–  Беда? –   поднял брови Водовик.

– Вот именно, что беда, а ты и в ус не дуешь! – выпалил Коля. – Грозовик покой потерял, днём и ночью клюкву на болоте сторожит.

– Фуф! – выдохнул Водовик. –  Так это он от безделья. Чем же ему еще заниматься, как не глупостями разными?

– А вот и не глупостями! –  нахмурился Коля. –  Дожднвая Фея исчезла.

– Как так — исчезла?  – насторожился Водовик, –  Она ведь всегда летает, куда  захочет, и живет, где заблагорассудится. Попутешествует, да и вернется.

– Ты не понял. Она исчезла бесследно, –  вздохнул Коля. –  Вернее, только след и оставила – кустик клюквы на болоте.

– Бедная моя племянница! –  схватился за голову Водовик, –  а я-то, пень старый, и не знал ничего.

– Племянница?! – переспросил Коля. – Так вот почему Грозовик убивается! Она ему дочка родная, а я-то не мог понять, почему он на болото зачастил!

– Ох-ох-ох, бедняжка, – сокрушался Водовик, – надо бы что-то придумать.

– Вот-вот, и с братом помиришьсо, и Дождевую Фею найдешь. –  обрадовался Коля.

– Не так-то всё просто, – нахмурился Водовик и снова заходил по комнате.

Долго ходил, думал. То в окно поглядит, то затылок почешет, а потом и говорит:

– Есть у меня снадобье одно, должно помочь. Давай ко мне за пазуху, покажешь, где клюква растёт.

Коля расплылся в улыбке и шмыгнул в карман клетчатой жилетки  Водовика.

***

Скоро Коля услышал отчаянное кваканье лягушек и высунул голову.

– Видишь впереди сопку с кривой сосной? Давай туда! –  сказал Водовику.

Они подлетели ближе, и Коля понял, что это совсем не то место, где растет клюква. Они льправились дальше. Долго кружили над болотом, а нужное место найти никак не могли. К вечеру совсем измучились и почти потеряли надежду найти кустик  клюквы.

Подлетев к очередной сосенке, Водовик устало бухнулся на мягкую кочку и сказал:

– Всё, на сегодня хватит. Надо отдохнуть.

И тут вдали над болотом сверкнула молния, и следом ударил гром.

– Там она! Давай туда, быстрей! – подскочил Коля и стал тормошить Воловика.

– Мы там уже были, –  усталым голосом ответил чародей.

– Это Грозовик! Клюква там! Вставай же! – закричал Коля Водовику в самое ухо так громко,  что бедняга подпрыгнул от неожиданности.

Коля полетел первым, Водовик – следом. Грозовик сидел, склонившись над кустиком клюквы, и. схватившись за голову, раскачивался из стороны в сторону.

– Я же говорил! – обрадовался Коля. – Доставай снадобье!

– Только не мешай. –  попросил Водовик, – И отойди подальше на всякий случай. .

– Зачем? – удивился Коля.

Водовик не ответил, а только дунул в сторону Коли, и он отлетел в сторону.

«Ладно, не буду спорить», – подумал Коля и поудобнее умостился на ветке багульника.

Грозовик тоже отодвинулся и стал наблюдать .

Водовик вынул из-за пазухи несколько разноцветных мешочков с зельями и стал, что-то бормоча себе под нос, поочерёдно высыпать их в пузырёк с какой-то дымящейся жидкостью. Содержимое пузырька забурлило, Водовик склонился над ним, понюхал, и вдруг стал рассеиваться в воздухе, словно туман. Пузырёк выскользнул из его рук, шлёпнулся на зелёную кочку рядом с клюквой, и всё его содержимое вылилось.

-  Водовик! – испуганно крикнул Коля и кинулся к чародею.

   Коля — к  Грозовику:

– Где он? Что случилось? Найди его!

– Зря ты всё это затеял. – только и сказал Грозовик. – Я ведь с самого начала знал, что ничего из этой затеи  не выйдет.

От отчаяния Коля чуть не заплакал, но тут взгляд его упал на кустик клюквы. И увидел Коля, как огненно-красные ягоды стали надуваться, как воздушные шарики. Коля испугался, что они вот-вот лопнут, но нет — ягоды очень быстро покрылись паутинкой мелких трещин, и вдруг рассыпались. Да-да, именно рассыпались. Представляете? Тысячи алых бусинок запрыгали по болоту.

Коля наклонился и увидел у каждой бусины, –  что бы вы могли подумать? –  зубастый рот!

– Этого не может быть! – воскликнул Коля и даже потёр глаза.

Бусины не исчезли, а Коля ещё сильнее удивился, когда увидел, с каким аппетитом эти зубастые бусины стали уплетать болотную жижу. Коля оглянулся в надежде увидеть Грозовика, но повсюду, куда ни глянь, были только огненно-красные прожорливые зубастики.

Коля потянулся к бусинам рукой, но те бросились врассыпную, и на месте, где они только что ужинали, Коля увидел своё отражение.

-  Надо же, как зеркало! – сказал он и подскочил от радости. –  Ух ты! Зубастики превращают болото обратно в озеро!

Коля запрыгал от радости, словно нашел Полю, а не чистую воду. Он и сам не знал, отчего ему было так радостно. Но вдруг трясина забурлила, и из неё стала расти грязная, корявая гора. Болотная жижа потекла с неё мутными потоками, и Коля отскочил в сторону, чтобы не испачкаться.

Гора выпустила облако едкого чёрного газа, взревела на всю округу, и Коля увидел, как из болота поднимаются длинные толстые щупальца, покрытые огромными бурыми бородавками. Щупальца стали отчаянно молотить по поверхности болота, пытаять утопить зубастиков в мутной зелёной жиже. К удивлению Коли, зубастикам это вовсе не мешало: они, как ни в чём не бывало, продолжали с аппетитом кушать, и только время от времени облизывались острыми розовыми язычками.

Щупальца беспрестанно били по болоту, но вместо мутной жижи с них постепенно начала стекать прозрачная вода. Стало светлее, и Коля разглядел на дне  болота туловище-лепёшку, из которого росли щупальца. Чудище елозило по дну, опираясь на громадную присоску.

Свет становился всё ярче – наступило утро. Зубастики начали зевать, блекнуть и вскоре совсем исчезли. Чудище в последний раз вскинуло щупальца, сложило их на голове и затихло.

***

За кустами багульника показалось солнце, стало быстро подниматься и Коле показалось, что оно потянулось к нему тёплыми ярко-жёлтыми лучами.

– Нет, нет, не испаряй меня, пожалуйста! – взмолился Коля и зажмурился. – Мне во что бы то ни стало надо отыскать Полю!  

Тихий, ласковый голос ответил ему:

– Спасибо, что спас меня, отважный Коля.

– Что? – от неожиданности у Коли перехватило дыхание, но голос был такой приятный, что Коля решился открыть глаза и обомлел: на него смотрела очень красивая  девушка с длинными золотыми волосами.

– Ты – солнце? – спросил Коля.

– Нет, – улыбнулась красавица. – Я – Дождевая Фея.

– Ух ты! – вырвалось у Коли.

– Иди сюда! Не мешай ей! – кто-то шепнул Коле в самое ухо  и потащил его в кусты.

Коля повернул голову и застыл от удивления:

– Тётушка Тина, это ты?

Тётушка Тина покраснела до кончиков ушей и потупилась:

– Что, очень плохо?

– Да тебя не узнать! Просто красавица! – восхитился Коля.

– Я – красивая? – ещё сильнее смутилась тётушка Тина.

– Платье новое, причёска… И  пахнешь приятно…– Коля ходил вокруг тётушки и с восхищением рассматривал её.

– Ты не шутишь? – недоверчиво покосилась на него тётушка.

Коля замотал головой:

– Ты просто супер!

Помявшись немного, тётушка Тина спросила:

– Как думаешь, я понравлюсь Болотному Духу?

Коле стало смешно, но он сдержал улыбку и кивнул головой:

– Вне всякого сомнения!

– Ладно, тогда я пошла! – выдохнула тётушка Тина, поправила шляпку на голове и зашагала к озеру.

Она остановилась над самым чудищем и сказала:

– Выходи, Болотный Дух, я за тобой пришла. Погостил в озере, и хватит, домой пора.

Некоторое время было тихо. Тётушка Тина смотрела в воду и улыбалась. И вдруг к её руке потянулась зелёная бородавчатая клешня.

– Осторожно! – крикнул Коля.

Ему показалось, что чудище хочет оттяпать тётушке Тине руку, но вдруг откуда-то появился Хозяин Болота. Он приложил палец к губам и сказал Коле:

– Тише! Не бойся.

Клешня сложилась и погладила тётушку Тину по шелковистым чёрным волосам. Из воды показалась пара щупалец, тоже вся в бородавках, и взяла тётушку Тину за руки. Вода в озере всколыхнулась, и из неё вынырнула и сама зеленоватая лепёшка.

– Ты чудесно выглядишь, Тина! Прости, что раньше твоей красоты не замечал, – услышал Коля хриплый, низкий голос.

– А ты и не мог ее видеть. На мне был такой слой грязи, что целую неделю отмываться пришлось. – Смущенно сказала  тётушка Тина и повернулась к Коле, – Если бы не он, так и осталась бы  я замазурой. Спасибо тебе, маленькая мудрая тучка за добрые слова. Ты пожалел меня, грязную и злую, доброе слово сказал и о многом подумать заставил.

Коля только заулыбался в ответ. Тётушка Тина и впрямь преобразилась – жёлтое платье в чёрный горошек удивительно шло ей и придавали особый шарм, а маленькие башмачки с золотыми  пряжками делали походку лёгкой и изящной, как у девочки,

, –  Вылезай, Болотный Дух, не место тебе в Ясном озере, пойдём домой. – ласково сказала она Болотному Духу.

– Если бы ты знала, сколько  я бед натворил, – тяжело вздохнул Болотный Дух.

– Ладно тебе каяться, вылезай уже,  –  потянула его за клешни тётушка Тина.

Болотный Дух поёрзал по дну, выпустил тётушкины руки и пополз к Коле.

Коля испугался и хотел уже улететь, но Болотный Дух остановил его:   

–  Постой. Я должен кое-что сделать, – сказал Болотный Дух и как резанёт себе  брюхо клешнёй…

– Что ты делаешь? – закричал Коля.

– Спасите! Помогите! – запричитала тётушка Тина.

– Я проглотил твою подружку. –  Тяжело дыша, заговорил Болотный Дух. – Я был настоящим чудовищем. Я очень злился на тётушку Тину, что она не такая красивая, как Дождевая Фея. Я думал, что она мне подослала тучку с розовым бантиком вместо Дождевой Феи, вот и проглотил со злости.

Болотный Дух растянул присосками края раны, и Коля увидел Полю. Она сидела, сжавшись в комок, и жмурилась от яркого света. Коля оторопел от ужаса и не мог даже пошевелиться. Зато тётушка Тина выхватила Полю из брюха, вручила Коле и зарыдала над Болотным Духом во весь голос.

 

***

Коля крепко прижимал к себе дрожащую от страха Полю и с ужасом смотрел на происходящее. И тут он увидел, как над Болотным Духом склоняется Дождевая Фея.

– Не плачь, тётушка Тина, дай, помогу, –  сказала она и стала что-то прикладывать к ране.

–   Что это? –  подняв на красавицу полные слёз глаза, спросила тётушка Тина.

–  Сфагновый мох. Он залечивает раны. – Ласково ответила Дождевая Фея и наложила повязку. –  Всё будет хорошо. Дай ему опуститься в воду.

– Он выживет? –  тихонько спросила Поля.

–  Фея знает, что делает, – ответил Коля и ещё крепче прижал к себе Полю.

Она глубоко  вздохнула и уткнулась лицом в Колино плечо.

На некоторое время воцарилась тишина.

– Смотрите! – вдруг закричала Поля.

Поверхность озера всколыхнулась, послышался тихий всплеск воды, и все увидели,  как целый и невредимый Болотный Дух стал выбираться на берег.

– Это чудо! – обрадовалась Поля и кинулась обнимать Дождевая Фею. – В озере целебная вода!

Болотный Дух взял тётушку Тину за руку и сказал:

– Пошли домой, на наше родное Гнилое болото. Ты будешь на нём красоту наводить,  за зверушками присматривать, а я – клады со дна болота доставать, ночью огоньки зажигать и путникам дорогу указывать.

Дождевая Фея подошла к Коле и сказала:

– Спасибо, что спас меня и моё озеро.

– Ты спас Дождевую Фею?! – восхищённо спросила Поля.

– Я просто искал тебя, а потом мне стало жаль Грозовика, и так вышло, что заодно и Дождевая Фея нашлась. Вот и все. – смутился Коля. –  А теперь нам пора в Тучкин городок возвращаться.

– Но я хочу к маме! – возмутилась Поля. –  Пускай нас кто-нибудь домой отнесет, в нашу квартиру!

Коля смутился и шикнул на Полю:

– В таком виде? Сначала надо обратно в детей превратиться, а потом уже домой возвращаться.

– Но я не хочу в Тучкин городок! – скривилась Поля и заплакала.

– Сама виновата. Не надо было говорить, что тучи плохие, что дождь не любишь, и всякое такое, – ответил Коля. – Может, Водовик нас подкинет, чтоб мы в Небесах не заблудились?

–  Он тоже здесь?  – удивилась Поля и огляделась.

– Был, да куда-то пропал, – ответил Коля. –  Может, Грозовик знает, где он?

– Нет-нет-нет! Только не Грозовик! – из зарослей осоки послышался скрипучий голос Хозяина Болота. – Умаялся я пожары тушить. У меня и так работы полно – клады со дна болота поднимать, растения удобрять…

– Не переживай, не буду я больше пожары на твоих болотах устраивать. –  услышали все радостный голос Грозовика.

Он стоял на краю озера и нежно обнимал Дождевую Фею.

– Ух ты, какая огненная борода! – воскликнула Поля.

– Прямо как твои кудряшки, – ответил Хозяин Болота.

– Это Коля спасДождевую Фею! – с гордостью сказала Поля.

– Спасибо тебе. Коля! – сказал Грозовик.

– А ты помнишь своё обещание? – спросил у него Коля.

– Конечно, помню! Мы обязательно помиримся с Водовиком! – сказал Грозовик и огляделся. – Только где же он?

– Мы думали, ты знаешь, где его искать, – сказал Коля.

– Пожалуй, знаю, – хитро прищурился Грозовик. –  Было у нас в детстве тайное местечко... Туда и полечу.

– И что ты скажешь ему? – спросила Поля.

– Нас два брата, два волшебника, имеющих власть над облаками и тучами, а, значит,  облака и тучи мы по-братски делить должны.

– Но ведь от грозовых туч много вреда. –  сказал Коля. –  Град вредит урожаю, от грозы иногда погибают животные, и даже люди.

– Мне жаль, что так бывает, но и без грозы тоже не обойтись. – вздохнул Грозовик.

– Вот скажи, Хозяин Болота, –  обратился он к старичку, –  у тебя на болотах растения хорошо растут?

– Да не очень-то, – честно признался Хозяин Болота, – хилые да слабые в основном, будто чего-то им не хватает...

– Вот-вот! Именно не хватает! – оживился Грозовик. – В заболоченных почвах очень мало кислорода, вот и чахнут растения. А знаешь, как обогатить им болото?

Хозяин Болота пожал плечами, а Поля и Коля посмотрели на Грозовика с интересом.

– Гроза – незаменимый источник кислорода для болотных растений. Только во время грозы он проникает к корням растений и дает им жизненную силу. Чем больше кислорода, тем лучше для болотных растений. Так вот! – радостно заключил Грозовик.

– А можно при этом как-нибудь без пожара обойтись? – спросил Хозяин Болота.

– Я буду очень стараться, – улыбнулся Грозовик, – А сейчас мне к брату пора.

Грозовик поцеловал на прощание Дождевую Фею, помахал всем рукой и был таков.

Поля долго смотрела ему вслед, а потом сказала Коле:

– Тётушка Тина помирилась с Болотным Духом, и они вернулись домой. Грозовик разыщет Водовика, и они вернутся к себе домой, Дождевая Фея тоже вернулась к себе домой, и только мы застряли неизвестно где, к тому же неизвестно, в каком виде.

– Хотите, я смастерю для вас хижину в самом красивом уголке моих владений? – предложил Хозяин Болота. – Будем вместе за порядком следить, мне помощники всегда нужны.

– Спасибо тебе, Хозяин Болота, за гостеприимство, но у нас уже есть дом, в котором нас ждут, – ответил Коля.

– И в который мы не можем вернуться, – вздохнула Поля.

***

Припустился мелкий дождь.

Дождевая Фея очень обрадовалась и сказала:

– Больше всего на свете я люблю дождь. Он наполняет реки м моря водой, питает землю и дарит жизнь растениям и животным. И после него так чудесно пахнет свежестью!..

–  А еще после него бывает радуга, –  добавил Коля.

– А я никогда не любила дождь, – вздохнула Поля. – У него скверный характер, и он всегда идёт не вовремя.

– Может, это у тебя характер неправильный? – спросил Коля.

Поля задумалась.

– Наверное, ты прав, – вздохнула сказала она. –   Если бы в тот день  не пошел  дождь, мы никогда не побывали бы в Тучкином городке, не познакомились бы с Дождевым Духом, Воздушными Потоками, и ты, Коля, никогда бы не спасал Дождевую Фею…

– И Водовик с Грозовиком, быть может, никогда не помирились бы, и тётушка  Тина не нашла бы общий язык с  Болотным Духом, и Ясное озеро навсегда осталось бы болотом, – добавила Дождевая Фея.

– Если мы когда-нибудь вернёмся домой, – задумчиво сказала Поля, – и, если  начнётся дождь, даже очень некстати, обещаю, что обязательно скажу ему «спасибо» за удивительные приключения, которые он нам подарил. Да, прямо так и скажу: «Спасибо тебе, дождь, и извини, что сердилась на тебя».

–  Хватит уже мечтать, пора в Тучкин городок возвращаться, – спохватился Коля.

– Я могу подарить вам затонувший когда-то воздушный шар – на дне болота всё очень хорошо сохраняется, –  предложил Хозяин Болота. – Болотный Дух наполнит его газом, а дядюшка Ветер поможет вам не сбиться с пути.

– Зачем нам воздушный шар, если мы и сами летать умеем? – удивился Коля.

– Ты в этом уверен? – спросила Дождевая Фея и протянула Коле и Поле зеркало.

– Ух ты! – первой воскликнула  Поля! – Мы больше не тучки! Как это?

– Я, как и все феи, очень обидчивая, но при этом еще и очень отходчивая. Я тебя простила. –  улыбнулась Дождевая Фея. –

– Ты Фея из маминой сказки! –  ахнула Поля. – Ты нашла свою волшебную палочку?

– Она мне больше не нужна, – ответила Дождевая Фея, –  потому что все чудеса рождаются в нашем сердце.

На секунду стемнело, а в следующее мгновение Коля и Поля уже сидели на кроватях в своей комнате, а мама звала их завтракать.

Прочитано 125 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Татьяна Стамова. Живописные стихи

15.05.2018
Татьяна Стамова. Живописные стихи

Подготовила Марина Тараненко Татьяна Стамова - поэт, переводчик, автор книг для детей...

Десерт-Акция. Проза

Виорель Ломов: в сказках - правда, и ничего кроме правды.

15 Май 2018
Виорель Ломов: в сказках - правда, и ничего кроме правды.

Виорэль Ломов – лауреат ряда литературных премий: «Ясная Поляна» им. Л.Н. Толстого; «Ру...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика