Лето уходит...

Автор  Опубликовано в Десерт-акция. Проза. Понедельник, 15 Август 2016 08:41
Оцените материал
(0 голосов)

 

Подготовила Эльвира Смелик

 

КАК Я ПРОВОЖУ ЛЕТО

Вот и наступил август. Можно подводить первые итоги, делиться впечатлениями о лете, о каникулах.

 

Юлия Камышева.

ОХОТА ЗА ТИШИНОЙ 

 

 

Больше всего на свете я люблю ловить тишину. Мой сосед Вовка ходит в лес, чтобы прыгать, резвиться да по травке-муравке носиться. А я не за этим в лес хожу – мне тишину подавай.

Поймать тишину и просто, и сложно. Тут главное настрой. Да и погода немалую роль играет. В дождливый день тишина сама в руки идёт. И леса никакого не нужно, только окно пошире отвори да внимательно вслушивайся в мерное звучание дождевых капель.

В солнечный день другое дело – без леса никак не обойтись. Да кроме леса много ещё чего надо. Лес – это только раз. Пенёк подходящий в лесу отыскать – два. Устроиться на нём поудобнее – три. Ну, и настроение нужное – четыре.

Скажем, всё это имеется, дальше надо поднять голову вверх – как можно выше и цепко вглядеться в высоту. И вот тогда-то не сдержится небо, возьмёт и полыхнёт на тебя своей синей бездонностью. До того ярко, аж дыхание перехватит! И если смотреть долго, то звуки начнут отдаляться и медленно-медленно затухать. Всё тише, тише, тише, пока окончательно не замрут вдали. А тишина станет ощутимой, почти зримой. И, в конце концов, обвалится на тебя вместе с острой всепоглощающей небесной глубиной.

Часто охотиться за тишиной у меня не получается. От силы раз в месяц, да я и тому рада. А однажды не было меня в лесу целую вечность: три весенних месяца мимо меня пробежали – ни разу в лес не позвали. И лишь когда одуванчики стали невесомыми, а по луговой глади заскользили стрекозы, выбралась я на своё любимое место. Вдохнула тёплого терпкого воздуха, огляделась вокруг и устроилась, как водится, на подходящем пеньке, голову вверх подняла, окунулась в тишину, и вдруг – «бац!» – прямо на кончик моего носа приземлился кузнечик. Я скосила глаза, чтобы получше разглядеть непрошеного гостя. А кузнечик, ничуть не смутившись, говорит: 

– Позвольте представиться! Дарвин Бряк, кузнечик. Прозвище моё – Ловкий смычок. Чрезвычайно рад нашему знакомству!

Я рот раскрыла. И от удивления, и для того чтобы поздороваться, но тут подул лёгкий ветерок и кузнечика сдуло. 

Я расстроилась. Ведь не каждый день приходится общаться с говорящим кузнечиком. Ах, да ветер-свистун! Всё унёс от меня и говорящего кузнечика, и тишину.  

С тех пор не встречала я больше Дарвина Бряка, да и с другими говорящими кузнечиками тоже свидеться не доводилось.

 

 

Владимир Янов.

УДАЧНАЯ РЫБАЛКА. 

 

 

Каникулы были в самом зените. Петька с другом Витькой уже давно открыли летний купальный сезон.  Сначала они барахтались на мелких озерках, где вода теплела уже в конце мая, затем купались в прогретых солнцем закрытых морских бухтах, а потом уже и на всём побережье, где был горячий песок и ласковая волна. Их сияющие бронзовым загаром   гибкие мальчишеские   фигуры почти каждый день мелькали то на пляже в бухте Отрада, то на Песчаном пляже, то на Золотарях, где ребята с удовольствием кувыркались на пенистых бурунах  мыса Козина. Однажды они выбрались даже на дальние пляжи в бухту Спокойную за мысом Поворотным. Когда ребята вдоволь накупались, Петька предложил:

– Витька, надоело просто купаться.  Давай на рыбалку махнём.

– Давай, а куда?

– На устье Сучана.

– Давай, а когда? 

– Послезавтра. Завтра подберём удочки, подготовим наживку и первым автобусом  на устье.  

– Договорились, Петька. Рыбки наловим, ушицу сварим, и вечером домой.

Росным прохладным утром ребята были уже на речке, где быстренько расчехлили  удочки, наживили на крючки недовольных, ещё сонных  червей, и рыбалка началась.

 Солнце уже давно взошло, но из-за сопки сюда ещё не дошли его лучи, отчего на берегу ещё царил полумрак.   На траве крупными каплями рассыпалась  искристая   роса.  Лёгкий туман медленно поднимался от зеркальной поверхности реки. 

Поплавки  удочек лениво покачивались на мелкой утренней ряби, даже не пытаясь сигнализировать о наличии в речке рыбы.  Ребята уныло сидели на подмытом  бережку, пристально следя за поплавками  и изредка переглядываясь. 

– Да, Петька, не видать нам с тобой сегодня ухи, – посетовал Витька, меняя на крючке  наживку. 

– Ничего, Витька, ещё не вечер, – приободрил друга Петька, отмахиваясь от назойливого комара. – Опытные рыбаки говорят, что для хорошего клёва надо поплевать на наживку.

– Чего проще, – солидно ответил Витька, с самым серьёзным видом поплевал на червяка и забросил удочку подальше от берега. Поплавок шумно  упал на воду и тотчас утонул, словно был не из лёгкой  пробки,  а из свинца, как грузило. Витька тупо смотрел на воду, не понимая, что происходит. Затем  неуверенным  движением руки попытался  перебросить крючок, но леска не пустила, натянулась, словно крючок зацепился за что-то на дне. Витька чертыхнулся  и стал осторожно вытягивать леску, опасаясь, чтобы она не оборвалась. Леска с трудом стала уступать, затем вдруг резко подалась, и из воды выскочила и упала на берег средних размеров камбалёшка.  

– Петька, держи,  уйдёт, – заорал чужим голосом Витька. 

 Петька бросил свою удочку и помог другу справиться с уловом. Камбала затрепыхалась в садке, но ребятам было некогда любоваться  первым уловом.  Уже у Петькиной удочки поплавок запрыгал  на воде и вскоре он тоже вытащил отчаянно трепыхающегося на  крючке бычка. Затем Витька удачно подсёк  краснопёрку. 

Хороший клёв продолжался почти до полудня. За несколько часов ребята поймали десятка три очень внушительных рыбёшек. Но самое главное было в той радости рыбацкого азарта, который не отпускал их с самой первой удачи. Несколько часов пролетели для них как одно мгновение, наполненное ожиданием самой большой рыбы, самого необыкновенного улова, которым можно будет поразить всех знакомых,  и о котором можно будет потом рассказывать недоверчивым слушателям  всю долгую морозную  зиму. 

И хотя чего-то необыкновенного не случилось,  ребята были полны радостного победного настроения. Садок был почти полон рыбы, которая вполне годилась для настоящей, наваристой, забористой, рыбацкой ухи.  Для этого надо было всего лишь развести костёр, подвесить котелок, и через полчаса уха готова. 

Петька  собрался было чистить рыбу, а Витька занялся костром, как к ним  на оглушительно ревущем мотоцикле подъехали двое  незнакомых  ребят, видимо,  из соседней деревни. Было заметно, что незнакомцы здесь не впервые. Вновь прибывшие по хозяйски  поставили мотоцикл в тенёчек под прибрежную, раскидистую иву  и стали споро  готовить  длинные снасти с большими кривыми крючками.  

– Ребята, вы на акул снасти готовите, что-ли? – полюбопытствовал  Петька. 

– Закидушки на сомов,– солидно ответил один из сельских мальчишек.

– На сомов? – удивлённо переспросил Петька. – А наживка какая?

– А вон она, наживка, в банке глаза таращит, – ответил другой. 

Петька кинул взгляд  туда, куда указал мальчишка, и обомлел.  Возле мотоцикла  в трёхлитровой  стеклянной банке  под плотной  полиэтиленовой крышкой с отверстиями  находилась  свернувшаяся  в спираль небольшая змейка. Она недоумённо крутила небольшой головкой, таращила свои не моргающие глазки во все стороны, словно хотела понять, зачем её посадили в эту прозрачную норку. Временами змея  дотягивалась головой до крышки, пробуя её на прочность.  Убедившись в бесполезности своих метаний, змейка  снова  обречённо сворачивалась  в спираль и ненадолго затихала  на дне банки. 

– Ребята, а зачем вы змейку   на наживку?– обратился Петька к  высокому белобрысому парнишке, очевидно старшему среди них. – Она же живая.

– А чего? – ответил тот. – Со змеюкой  очень удобно. Порубил на кусочки, какие надобно, и сажай на крючок. 

– А что, если мясо на крючок  насадить? – спросил подошедший Витька,

– Чудак,– бросил на Витьку удивлённый взгляд черненький парнишка. – Мясо жалко. Мясо самим съесть можно. А в магазине оно дорого, рыбы той  дороже. 

– А змейки не жалко?– спросил Петька.

– Змейки, а чего её жалеть? Она же в лесу живёт.  Там мы её и поймали,– пододвигая к себе банку со змеёй, ответил чернявый. 

Петька бросил быстрый взгляд на Витьку.

– Ребята, а сколько рыбы вы хотите поймать на эту змейку? – спросил он.

– Это как будет,–  ответил белобрысый.– Может, один сомик попасть, а может, все три поймаются. 

– Ребята, а давайте меняться, – предложил Петька. – Мы вам  весь свой улов сегодняшний отдадим, а вы нам змеюку живую.

– А зачем вам змеюка? – удивился чернявый. – В костре запечь  её, что-ли?

– Да вот у него бабушка болеет. Ей надо спиртом растираться, на змее настоянном. Правда, Витька? – торопливо ответил Петька и подмигнул другу.

– Ага, – ответил Витька, непонимающе взирая  на друга. – Бабушка очень болеет, кричит по ночам.

– Ну, вы даёте, – удивился белобрысый.– А как же наша рыбалка?

– Да на что вам рыбалка? – наседал на них Петька. –  Вон мы вам  рыбы все три кило отдаём. Там даже  сомик один есть  вот такой.

Петька показал размер сома  по самый локоть. 

– Точно, вы такого ещё поймаете ли. А мы вам его запросто  отдаём.

– А что, Санёк, может, в самом деле, берём рыбу и домой? – спросил белобрысый  у чернявого. Тот пожал плечами.

–  Леша, ты же знаешь, я завтра не смогу приехать сюда. Мы с батькой в город  едем.  А одному тебе на мотоцикле сюда ехать опасно. Вдруг поломается. Один не дотолкаешь до деревни. Смотри сам. 

– А чего мы тогда ехали сюда? – удивился белобрысый Лёша. – Ладно, показывай свой улов,– обратился он к Петьке. Осмотрев садок  с рыбой,  белобрысый Лёша задумался, посмотрел на друга Саньку.

– Ты точно завтра не поедешь? 

– Я говорю, у нас с батькой договор ещё с третьего дня.  

– Забирайте змеюку, – распорядился Леша и вытряхнул улов  из садка в свою сумку.– Только банку верните. Мне мамка дала с возвратом.

Петька  с трудом снял с банки тугую крышку и осторожно взял в руки доверчиво прильнувшего к руке небольшого полоза. Змейка позволила положить себя в освободившийся  от рыбы судок, где снова свернулась в тугую спираль, покорно ожидая своей участи. Сельские ребята забрались на свой ревущий и дымящий мотоцикл и лихо умчались по просёлку. 

Петька с Витькой остались на берегу. Петька смотрел на змеюку в садке, а Витька в упор  на друга.

– Петька, а зачем нам эта змея нужна? Для «живого уголка», которого у нас в школе нет? Бабушка у меня здоровее нас с тобой будет, с огорода не выгонишь. 

Петька взглянул на друга с укором.

– Витёк, я не смог удержаться, полозёнок  так жалобно на меня смотрел, будто просил о помощи.  Эти сельские  рыболовы вмиг бы порубили его на наживку. 

– А куда мы его девать будем? – занудно спросил Витька.

– А чего его девать? – ответил весело Петька. – Он сам себе хозяин. Собирай вещи и пошли.

Ребята побросали вещички в рюкзачки и тронулись в обратный путь. Они перешли трассу  и подошли к сырому заболоченному ложку, за которым невдалеке  виднелось  озерцо. 

– Вот самые  змеиные  места, –  сказал Петька, открыл садок и взял змею  в руки.– Тут ты не пропадёшь, маленький.  Лягушат и кузнечиков здесь в избытке. Иди и живи, как жил. 

Петька осторожно опустил змею на землю, в густую траву.  Полоз, словно не веря своему счастью, неподвижно полежал на травке, впитывая прохладной кожицей   солнечное тепло, затем повернул головку к ребятам и пронзительно взглянул им в глаза, словно благодарил за неожиданную свободу. Потом его гибкое тело стремительно развернулось и за несколько плавных движений исчезло среди  травы. 

Ребята пошли на трассу к автобусной остановке.

– Петька, а я так ухи хотел поесть, – грустно сказал Витька. 

– Ничего, Витёк, ухи мы с тобой ещё наедимся. Давай послезавтра   сюда ещё раз приедем.  А вот потому,  что мы с тобой живую душу от лютой смерти спасли, значит, не зря  день  прожили. Побольше бы нам таких деньков. Очень удачная у нас с тобой сегодня рыбалка  получилась.

 

 

 

Лада Кутузова.

УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО ЖЕНЬКИ (отрывок из повести)

 

Наступило лето, ребята разъехались, кто куда. Женька сначала в Египет, а потом на дачу, как и Кирилл, Стас остался в городе, а про Дениса никто толком не знал. Он был при их компании, а не равноправным другом. Так что им особо не интересовались. Женька боялся, что в Египте будет дикая жара, а родители потащат по экскурсиям. Но на удивление, температура воздуха была чуть выше тридцати градусов, а папа решил, что хватит поездки на коралловые острова.

Жизнь удалась! Пицца в баре у пляжа, колы и спрайта – хоть залейся. Теплое море, аквапарк, время мчится, точно выпущенная стрела. В кои-то веки повезло, что брат имеется. Все же с Пашкой гораздо веселее прыгать на волнах и играть в дартс. Территория отеля утопает в зелени: лохматые пальмы сменяются кубиками аккуратно постриженных гибискусов, ровный порядок в которых нарушают лишь выскочившие из пунктирных линий цветы-граммофоны. Растут красивые деревья с ажурными листьями и ярко-алыми цветами, тут же на ветках висят длинные черные стручки, похожие на притаившихся змей. Женька как-то видел похожие в передаче про Африку. Друг за другом бегают юркие ящерки, вылитые прозрачно-голубые мальки, только сухопутные. На них в траве охотится банда обыкновенных ворон, таких в Москве тысячи. Даже странно: четыре тысячи километров, а что-то знакомое с родины.

На кораллы поехали в среду. С утра позавтракали, затем подъехал автобус, и Женька с родителями отправились в Хургаду. Добираться пришлось недолго, вскоре яхта отплыла от берега. Волнения на море почти не было, яхта неспешно шла к рифу, когда слева по борту пассажиры увидели черепаху. Только обсудили событие, как впереди корабля показались дельфины. Женька схватил фотоаппарат и успел снять. Будет что пацанам показать. А потом они плавали среди рыбок. Желтые, голубые, черные, фиолетовые, разноцветные… Рыба-игла, рыба, похожая на коралл, рыбка из мультфильма - Немо. В глазах рябило от разнообразия. Женька нашел морского ежа. Тот прятался посреди кораллов: черный с длинными иглами. На такого лучше не наступать. Даже мурену увидели. Она, как собака в конуре, сидела в норе и не хотела вылезать. Но гид подразнил ластами, и она высунулась. Здоровенная. У Женьки аж дух захватило: такая цапнет, мало не покажется. Было так классно, что из воды вылезать не хотелось. Плавал бы и плавал среди кораллов.

Вернулись в пять дня, а вечером пошли в рыбный ресторан. Родители заказали огромное блюдо с крабами, креветками и кальмарами. Женька макал морепродукты в соусы и наслаждался жизнью. С пляжа прибежал рыжий котенок. Он сразу же выбрал Женьку в качестве спонсора и жалобно замяукал. Подросток проверил, не видит ли кто, и пихнул котенку мясо.

- Повезло коту, - заметила мама, - не каждого крабами и креветками кормят.

- Я немного, - начал оправдываться Женька, но родители лишь рукой махнули: сын с детства отличался любовью к животным.

То в Пражском зоопарке от козочек не отходит, то решит муравьиную ферму завести.
- Если смочить ватку водой, то можно посмотреть, как муравей будет ее пить, - авторитетно заявлял Женька, обнаружив в ванной комнате отеля насекомое.

И это вместо того чтобы прихлопнуть муравьишку.

Вот и тут котенок сообразил, кто в семье слабое звено. Лапки на Женькины ноги поставил, а тот растаял.

- Все Портосу расскажу, что ты его на чужого котенка променял, - съехидничал Пашка.

Женька только кулак показал, до чего ж брат вредный.

- Он бедный, сам себе пропитание добывает, - пожалел попрошайку Женька.

Он бы все кальмары котенку скормил, настолько тот трогательный.

- Мы его с собой взять не можем, - предупредила мама, - нас в самолет не пустят.

Когда вышли из ресторана, котенок побежал за ними, но по дороге отстал. Женька долго вздыхал, что еще существуют в мире бездомные кошки.

 

 

Вера Вьюга.

ЧУДО-ГРЯДКА

 

Дело было в деревне, куда восьмилетний Никитка отправился с мамой на все лето. Никитка часто болел. Слабые бронхи не первую зиму укладывали его в постель, а потом еще долго кашель так трепал его по ночам, что новые жильцы сверху пригрозили пожаловаться участковому на собачий лай, мешавший им спать. Зато когда узнали, что лает совсем не собака, а Никитка  – заохали и предложили маме с Никиткой поехать летом в деревню, где у них пустовал домик, а местные жители держали желтоглазых коз, дающих драгоценное молоко, избавляющее от всех хворей.

Маму уговаривать не пришлось, и как только наступили каникулы, семья их загрузилась в автомобиль, и через два часа уже обживала домик  на берегу речки. Папа остался на выходные. И начиналось веселье! С утра они гоняли мяч, потом бежали купаться, загорали, а вечером ловили рыбу на ивовые удочки или  раков на старый папин башмак. Время пролетело незаметно, и Никитка с грустью проводил папу.

Неделя без папы выдалась скучной. Никитка коротал денечки в обществе двух соседских девчонок и их кукол. Тоска… Говорить с сюсюкающими созданиями было не о чем. В кружавчиках, бантиках и бусиках Никитка не разбирался, разве, что в бадминтон поиграть с подружками или в прятки.  Иной день он и вовсе мог провести на дереве – сидел в укрытии, среди переплетенных веток, где  устроил себе наблюдательный пункт и часами разглядывал в бинокль, что творится на соседских огородах или речке.  Правда, играть в одинокого пограничника ему быстро надоело. Хоть и просились девчонки в его игру, но на дерево ни одна забраться не смогла, а быть пограничными собаками им не захотелось.

Бегать на четвереньках, лаять и выполнять Никиткины команды они посчитали недостойным принцесс, и навсегда ушли играть в свое кукольное королевство.

Лето только началось, и Никитка надеялся, что еще привезут на парное молоко мальчишку подходящего для игры в человека-паука или войнушку.

А пока молоком лечили его одного, если не считать принцесс-соседок.

Мама быстро отыскала Деда с расчудесной козой.  Козы тут были почти в каждом доме, так, что молока хватало всем. Не деревня – козья столица!

«Еще тепленькое... Из-под самой козочки!» – приговаривала мама, глядя, как Никитка давится непривычным питьем. Сначала он морщился, но быстро распробовал. Сладковатый, густой вкус понравился ему настолько, что совсем скоро он установил личный рекорд, выпивая банку в день!  Не за раз, конечно, иначе бы лопнул.

Ох, скажу вам нелегко

Пить парное молоко!

Из  огромной кружки

От козы-подружки.

У козы есть хвост и вымя, рожки и бородка

А зовет ее хозяин почему-то - Тётка!

Это они с мамой сочинили козе в благодарность. Жаль, что козы не ценят поэзии, и потому было решено угостить их поилицу вместо стиха яблочной пастилой.

Мама предложила Никитке  проявить самостоятельность и сходить за молоком одному,  заодно козе Тётке подарок отнести, тем более Дед жил неподалеку.

«С козой познакомишься, стихов ей почитаешь», – пошутила мама, вручая Никитке  пустую литровую банку и пастилку.

Пришел Никитка, а Деда в доме не застал, только коза желтоглазая во дворе у поленницы дровишки грызет, да блеет жалостно так, вроде проголодалась. Никитка погладил ее между рожек по шелковой голове, за бородку подёргал, пастилкой угостил и отправился искать ее хозяина на огород, потому что прочитал записку, что Дед там.

По тропке  обогнул дом и в глубине сада-огорода отыскал хозяина. Тот возился возле одной из грядок со щавелем. Никитка сорвал  листик и засунул себе в рот – кисло! Огляделся вокруг. Все грядки были засажены: где петрушка, где укроп, где еще какая- то зеленушка. И только одна грядка пустая!

– А почему эта грядка пустая? – поинтересовался он.

– Да, вот не решил еще, что посадить… У нас здесь земля такая, что хоть лопату сажай! Зазеленеет и плоды даст!

Никитка засмеялся. Не поверил, конечно, Деду. А дед хитро, так прищурился, да и засадил лопату в землю, так, что один полированный черенок из грядки торчит.

– Через неделю приходи сам увидишь! А пока пойдем, молока тебе налью.

Никитка хоть и не поверил, что лопата зацветет, но ждал с нетерпением, когда неделя пройдёт. Каждый день у мамы спрашивал: «Прошла неделя?» И когда она, наконец, закончилась и наступила новая, побежал к Деду. На крыльце его поджидала банка с молоком, а хозяина опять нигде не видно. Дело ясное – на огороде Дед.

И Никитка прямиком через сад-огород  к чудо-грядке.

От удивления он даже банку упустил и не заметил, как  шлепнулась она из его рук прямо в мягкую, пушистую землю, оттого и не разбилась.  Стоял изумленный и таращился на лопату… Не узнать было лопату! За неделю отросли на ней ветки. Все зелеными листочками укрылись. Никитка даже глаза потер кулачками: не обман ли зрения!

– Нет, не обман,– услышал он позади себя голос Деда. – Дней через  десять и плоды даст.

– Плоды?! – не веря ушам, переспросил Никитка.

– А как же… Думаю, десятка два лопат собрать с лопатного дерева. Вам, кстати, лопаты не нужны? Хорошие лопаты в этом году созреют, крепкие. Сносу им не будет.

Никитка пообещал спросить у мамы. Как только  оказался дома сразу и спросил. Мама согласилась, что их лопата уже старая и затупилась, хорошо бы новую купить. Но когда услышала, что покупать не нужно, а нужно подождать пока они созреют на лопатном дереве, сильно расстроилась и даже потрогала Никиткин лоб губами – не заболел ли.  Только лоб оказался вполне холодным и подмышкой 36,6.  Тогда мама решила, что Никитка фантазёр и успокоилась.

Вот только самому Никитке чудо-грядка покоя не давала:

«Если на грядке растёт ВСЁ, то можно посадить ВСЁ и ВСЁ умножится!» - размышлял он, сидя на дереве.

Оставалось найти это «ВСЁ» и совершить эксперимент.

Недолго искал Никитка, что посадить. Схватил  со стола блестящую, серебреную  машинку с откидным верхом, поднимающимися дверями и каучуковыми шинами. На секунду  задумался: жалко  было зарывать в землю такую красоту! Но ничего не поделаешь, как ещё доказать маме, что он не фантазёр.

На следующее утро машинка была у Деда.

– Что ж… – согласился хозяин чудо-грядки,  – можно и машинку. Через неделю, думаю, ведро соберём.

– Машинок? – все ещё недоверчиво переспросил Никитка.

– Ну, не огурцов же, – усмехнулся Дед. – Что посадишь, то и пожнёшь.

Никитка не понял, что такое «пожнёшь», но обрадовался целому ведру автомобильчиков.

– И куда тебе столько?

Никитка пожал плечами.

– Лопаты, то скоро подрастут. Их по домам разнесу. Лопаты в хозяйстве вещь нужная. А ведро машинок – баловство одно.

Никитка представил ведро машинок и как он расставляет их на полу рядами, изображая автосалон.

– Пригодится, – деловито ответил он Деду.

– Ладно. Пошли сажать.

На огороде Никитка не узнал лопатное дерево. Оно так вымахало, что стало раза в три выше Деда. Кое-где на нём уже виднелись маленькие лопатки. Пока ещё совсем маленькие, словно игрушечные.  Но Дед пообещал, что через пару дней, если дождя не будет, дозреют лопаты и можно снимать урожай.

– Здорово! – обрадовался Никитка. – Нам с мамой вон ту, красную.

Дед кивнул, воткнул машинку в землю и приказал Никитке приходить через неделю с ведром.

Дождавшись положенного срока, Никитка с пятилитровым ведром пришел за урожаем.

Собранные разноцветные лопаты лежали вдоль грядки. Дед взял одну из них и загнал в землю, поднажал и вместе с комом земли к ногам Никитки упали две машинки.  Как и обещал Дед, они, целое ведро накопали! Никитка еле дотащил до дома, еще и за лопатой пришлось возвращаться. Умаялся!

Мама ни ведру машинок, ни новенькой красной лопате не обрадовалась, опять огорчилась:

– Что же это такое! – всплеснула она руками. – С какой свалки ты все это притащил?!

Про то, что машинки выросли на огороде и оттого в земле, мама и слышать не хотела. И пообещала пожаловаться папе на Никитку-вруна, таскающего, со свалок что попало.

Машинки она приказала вернуть туда, откуда принёс, а за лопату обещала расплатиться с дедом, совершенно не веря, что та выросла на дереве.

Раздосадованный Никитка потащил ведро с машинками к калитке, сокрушаясь, что нет у него здесь приятелей,  чтобы поделиться чудо-урожаем, а лучше вместе поиграть распрекрасными, свеженькими автомобильчиками.

За своими заботами он совсем пропустил, приезд новых дачников. Мальчик глядел на него из окна домика-времянки, что стоял рядом с их большим домом.

Никитка очень обрадовался соседу. Он показал на ведро и предложил выходить и поиграть с ним в автопарк. Но мальчик лишь грустно улыбнулся:

– Болею… – сказал он.

– Поправишься выходи!

– Я не поправлюсь…

– Как это не поправишься!? – удивился Никитка.

Мальчик ничего не ответил. Да и Никитка не стал дожидаться ответа. Он радостно закричал и бросился, навстречу нагруженному пакетами отцу. 

Только вечером Никитка вспомнил про странного мальчика.

– Вот тоже на воздух и молочко парное вывезли… –  ответила мама на его вопрос, разливая земляничный чай по цветастым чашкам. –  Да только разве поможет молоко, когда ноги не ходят…

А дальше мама начала рассказывать папе про Никитку, про ведро машинок и лопатное дерево.

Она думала, что и он не поверит. А папа взял и поверил! И обещал непременно сходить на чудо-грядку взглянуть, где лопатное дерево растет. Никитка тут же потащил его к ведру с машинками, оставленному им  на скамейке в саду. Папа на минутку оторвался от своего смартфона и, взглянув на ведро, даже присвистнул, вроде, от удивления. Но тут же с головой ушёл в телефонные игрушки, не пожелав играть с Никиткой в настоящие машинки.

Весь вечер мама ругала папу за интернет, а Никитку за фантазёрство, с которым нужно что- то делать!  Папа, по ее мнению, ничего не замечает и не воспитывает Никитку, оттого он и тащит со свалок всякую пакость.

Напрасно Никитка объяснял маме, что машинки совсем новенькие, спелые, только с грядки, мама грозно хмурилась и грозила пальцем. И тогда Никитка решил доказать, ей что всё это правда!

Нужно посадить то, что ни при каких обстоятельствах не может вырасти на грядке, а тем более найтись на свалке, решил  он и, недолго думая, вытащил смартфон из папиного кармана. Папа не заметил пропажи и уехал в город без телефона. А Никитка сразу побежал к Деду.

– А почему бы нет… – разглядывая мобильник, поскреб подбородок Дед.– Говоришь через недельку вернется… Что ж с кило соберем.

– А кило это сколько?

Дед взвесил телефон на ладони, зачем-то приложил к уху:

– Не тикает…

– Ха-ха-ха! Это ж телефон, а не будильник! – не смог удержаться Никитка.

– А почему циферблат и стрелки бегают?

– Так это ж матрица! Андроид!

– Андроид, говоришь, – Дед в задумчивости накручивал седой ус. – Ну, раз Андроид, то с десяток соберём. Через неделю приходи с корзиной. 

Когда Никитка возвратился домой, озабоченная мама ходила по комнате, проверяя все углы. Она перетрясла все перины и подушки, обшарила кровати, заглянула во все кастрюли и даже под крыльцо!  Но телефона папиного нигде не находилось. Зря мама его искала. Если бы Никитка рассказал, что найти его можно на грядке, мама вряд ли обрадовалась такой находке.

«Ничего. Через неделю к папиному приезду целую корзину соберу! Тогда и посмотрим, кто фантазёр!»

В положенный срок корзинка Никитки наполнилась  свеженькими смартфонами. Но оказалось их не десять, а девять.

– Один не дозрел, – сообщил Дед и протянул Никитке небольшой, в пол телефона прибор  в пластиковом  корпусе с экраном.

– Это что? – заинтересованно спросил Никитка, разглядывая мигающие на экране нолики.

– Не дозрел до смартфона… еще бы пару деньков солнечных, а так… электронный шагомер. Маме подари. Пусть шаги за день пройденные учитывает. Десять тысяч шагов в день через месяц минус пять килограмм в талии. Сейчас все за фигурой следят, на диетах сидят.  Мама, небось, тоже?

– Угу. Кефиром себя замучила! – подтвердил догадку Деда Никитка.

Корзинку с телефонами он отнес в сарай, туда же, куда он спрятал ведро с машинками. Шагомер оставил, но подарить его маме никак не решался. Ходить по улице туда-сюда, глядя на мелькающие на экране цифры, быстро надоело. Хотелось с кем-нибудь поиграть, побегать, погонять на велике... Но как назло вокруг одни девчонки – новый сосед Гарик не считается, а папа в воскресенье  не приехал, хотя Никитка его очень ждал.

– Привет, Гарик! Всё сидишь? –  проходя мимо окна, спросил Никитка.

– Сижу… 

– А молоко пьёшь?

– Пью…

– И не помогает?

– Нет, – ответил тот печально.

Гарик был такой грустный, что Никитка захотел его чем-то развлечь. Он сбегал в сарай и вернулся с машинкой и телефоном.  А когда Никитка рассказал приятелю про чудо-грядку, глаза его ожили и заблестели. Гарик сразу поверил, что лопаты растут на дереве.

– Эх, хорошо бы здоровье вот так же вырастить…  –  задумчиво произнес он.

Весь вечер Никитка думал, как же вырастить здоровье. Его же не посадишь на грядку, хоть она и чудо и не соберёшь урожай.

Наутро он отправился к Деду и все ему рассказал.  Дед повел Никитку к чудо-грядке – а она пустая! Совершенно, будто никогда и не росло на ней лопатное дерево. Растерянный Никитка стоял возле грядки и смотрел то на Деда, то на свежевспаханную землю.

–  Вроде и посадить нечего, а помочь мальчишке хочется… Давай-ка ты, Никитка, желание посей, –предложил Дед.

– Как это?

– Да, так. Посей желание, пожнешь мечту! Ты ведь хочешь, чтоб  приятель твой был здоров?

– Очень!

– Тогда желай!

Никитка зажмурился и изо всех сил пожелал здоровья Гарику. Вспотел, как желал!

– Хорошо пожелал? От всей души?

– От всей! – подтвердил Никитка, хотя и не знал где, та душа у него.

– Тогда приходи завтра. И если действительно от всей души желал – всё исполнится.

На следующее утро, чуть свет, когда еще мама спала, Никитка побежал на огород, совершенно не представляя, что же там могло вырасти, но твердо веря, что бы там ни выросло, оно поможет Гарику выздороветь!

Клубника! Её было видимо-невидимо! Пурпурная, наливная, душистая, сладкая! Аромат стоял на весь сад-огород! Никитка сбегал за корзинкой, и вернулся за здоровильными ягодами. Набрал до краев и принес их Гарику.

Все лето и осень Гарик ел чудо-ягоды с чудо-грядки. Желание Никитки было так велико, что даже под снегом клубничины созревали, как ни в чем не бывало! Дед собирал ягоды зимой и отправлял Гарику в город. 

Следующим  летом Гарик с Никиткой снова встретились. Гарик совсем поправился. Целыми днями  друзья носились наперегонки на новеньких блестящих великах. Дед вырастил их для мальчишек на своей чудо-грядке из старого мопеда, много лет ржавевшего в сарае без дела.

Мама наконец-то поверила Никитке и даже задумала посадить на чудо-грядке руль от трактора, вдруг ко дню рождения папы вырастит новенький джип.

 

 

Анна Снежина

И НЕБО ТРОГАЯ РУКАМИ

 

Серёжа с пелёнок грезит космосом. Едва научившись сидеть, он стал строить космические корабли. И на риторический вопрос взрослых: «Кем ты будешь, когда вырастешь?» -  удивлённо отвечает, не понимая, как они не замечают очевидного: «Конечно, изобретателем!» Серёжа мечтает изобретать новые космические корабли и ракеты. И грезит о небе. Он уже несколько раз летал на самолёте, но смотреть в иллюминатор совсем не то, что самому оказаться в небе. И потрогать небо руками. Но недаром ведь говорится, что мечты обязательно сбываются, нужно только очень сильно этого захотеть.

Вот и Серёжина мечта сбылась этим летом.

А дело было так.

Отдыхая в Анапе, узнали, что в Геленджике есть «Сафари-парк» и канатная дорога, самая протяженная на всём Черноморском побережье. Да ещё и музей бабочек в придачу. А где бабочки, там и жуки. Вторая страсть Серёжи. Он им целые мегаполисы строит рядом с космическими станциями.

Поначалу идея поездки не вдохновила его, так как море в этот день отменялось. А он, рыбка по гороскопу, готов был жить в воде. Упорно отказывался ехать, пока мне не пришла в голову идея. Небо! Ведь канатная дорога — скамеечная, открытая. И я сказала Серёже, что он будет ехать по небу. И сможет его потрогать. Он тут же согласился. И даже попросил разрешения, что если ему случайно, совершенно случайно, когда он будет трогать небо, попадёт в руки никому не нужный, пусть даже сломанный космический корабль, то он возьмёт его себе? Их же наверняка в космосе много летает? Я выразила сомнение, что ему удастся это сделать, но всё же разрешила. Действительно, а вдруг? Тем более, что Серёжа обещал починить этот ненужный, сломанный корабль и запустить обратно. С жуками на борту. Им ведь тоже хочется в космос.

И вот мы в «Сафари-парке». Отстояв небольшую очередь на посадку, запрыгнула на подъехавшую скамейку, мгновенно получив на руки Серёжу от служителя. (Дети до пяти лет поднимались на канатке только сидя на руках у взрослых.) Опустив предохранительный поручень, прижала покрепче Серёжу к себе. Честно скажу, было страшновато. Земля медленно уплыла из-под ног, и мы оказались в воздухе над склоном Маркотхского хребта. Подъём занимает двадцать минут. Через минуту Серёжа тихонечко сказал: «А я боюсь». Я напряглась. Не хватало ещё, чтобы он попросился обратно. Пришлось признаться, что мне тоже немножечко страшно. Но делать нечего, пока не поднимемся на вершину горы, мы отсюда не сможем выйти. Остановок в небе не предусмотрено.

На слове «небо» Серёжа оживился, и я почувствовала, как напряжение его отпустило. Он заёрзал, устраиваясь удобней и оглядываясь. Но руки от поручня не оторвал, продолжая всё так же крепко держаться за него.

- А где небо? - спросил он.

- Так вот же, мы по нему плывём.

- Как так? А почему я его не вижу?

- А ты вниз посмотри. Видишь, как далеко внизу, под нами, деревья? - Он слегка наклонился и посмотрел.

- Да, вижу. А почему они такие маленькие?

- Да потому что мы высоко, в небе, над ними. Вспомни, когда ты стоишь на земле и смотришь в небо, оно плывёт над деревьями? Так вот и мы сейчас с тобой плывём в небе. Над горой и деревьями. - Серёжа задумался.

- А его можно руками потрогать? 

Я засмеялась: 

- Ну что же, потрогай!

Он поднял ручку и растопырил пальчики. Немного погодя поднял и другую. Так мы и ехали. Я, прижимая его одной рукой к себе, а другой, держась за поручень. И он, подняв обе руки и трогая небо.

А люди, сидящие на скамейках, что двигались нам навстречу, спускаясь, думали, что ребёнок машет им, приветствуя. Их лица, немного напряжённые, разглаживались, уходил страх из глаз, и они начинали, улыбаясь, приветственно махать в ответ. «Смотрите, малыш нам машет!» - говорили друг другу.  «Привет, малыш!» - кричали они. А ветерок доносил до нас, их слова.

Но никто из них и подумать не мог, что малыш не им машет.

Он просто трогает небо руками…

Космический корабль ему так и не попался.....И музей бабочек тоже не понравился. Они оказались неживыми, и он расстроился. Зато на улице было полно саранчи. Это было гораздо интересней засушенных жуков и бабочек. Но это совсем другая история.

 

 

Прочитано 130 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

 

Обо мне:

 Татьяна Шипошина,   Писатель, врач.  Член Московского отделения Союза писателей РОССИИ.  Член Московского союза литераторов.  Член правления МТОДА (международного творческого объединения детских авторов). Гл. лит. редактор  сайта МТОДА «Дети и книги».  http://www.deti-knigi.com/

Автор около сорока книг для взрослых, детей и юношества. Многие книги переизданы.

Лауреат многих литературных конкурсов, в том числе: 

 

Межд. Конкурс «Золотое перо Руси» - лауреат -2010,  2013

Конкурс «Новая детская книга» Росмэн – лауреат 2012 

Конкурс «Детское время» СПРоссии – лауреат 2012

Конкурс  им. Г.Р. Державина СПРоссии – лауреат 2013

Конкурс МГОСПР «Лучшая книга» 2013-2014 – лауреат в ном. «Книги для детей»

Корнейчуковская литературная премия, 2014, 2015  - лауреат.

Конкурс им. С. Михалкова  на лучшее произведение для подростков.-  2014, 2016 – лауреат.

Знак  «Серебряное перо Руси» - 2011 в ном. «Проза для детей»

Знак МГО СПР «Орден В. В. Маяковского», 2014

Знак "Золотое перо Руси" - 2016

С подробной биографией и библиографией можно познакомиться пройдя по ссылке http://www.deti-knigi.com/index.php?option=com_k2&view=item&id=5116

 

Другие материалы в этой категории: « Как хорошо, что всё ещё лето! Первое сентября! »

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Татьяна Стамова. Живописные стихи

15.05.2018
Татьяна Стамова. Живописные стихи

Подготовила Марина Тараненко Татьяна Стамова - поэт, переводчик, автор книг для детей...

Десерт-Акция. Проза

Виорель Ломов: в сказках - правда, и ничего кроме правды.

15 Май 2018
Виорель Ломов: в сказках - правда, и ничего кроме правды.

Виорэль Ломов – лауреат ряда литературных премий: «Ясная Поляна» им. Л.Н. Толстого; «Ру...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика