Надежда Смаглий: волшебство и тайна

Автор  Опубликовано в Десерт-акция. Проза. Суббота, 15 Апрель 2017 11:13

 

Как и почему становятся писателями? Откуда вдруг рождается стих, появляется образ, возникают пронзительные, проникающие в самую душу строчки? Точного ответа на эти вопросы нет. И хорошо, что нет, потому что иначе всё было бы предсказуемо, ожидаемо, а из стихов и рассказов исчезло главное – волшебство и тайна.

В детских стихотворениях Надежды Смаглий эта тайна есть. Взять, хотя бы, такие строчки:

На распахнутых ресничках

Притаился тихий сон,

Засыпай, мой невеличка,

Обернётся сказкой он.

 Как ни странно, толчком к такому тонкому поэтическому творчеству для Надежды послужила критика - комментарий под одним из ранних наивных стихотворений, опубликованных на литературном сайте. «После посещения вашей страницы жить не хочется…» - это повергло в шок. Почему?  Перечитав свои опусы, Надежда задумалась – какой-то бесконечный беспросвет! Она сложила свои «шедевры» в папку, заархивировала и забыла о них. Была попытка взрослой прозы, написаны несколько рассказов - всё не то. Заархивированная папка пополнялась новыми произведениями. А потом… потом случилось чудо. Впрочем, пусть об этом Надежда Смаглий расскажет сама.

 

1. Как и когда вы начали писать для детей? Помните ли свое самое первое детское стихотворение (или рассказ)?

Мы поехали с внучкой на дачу, и там, когда я смотрела на чумазого, но такого счастливого ребенка, у меня родился первый детский стих.

Рожица в малинке,

В абрикосах спинка,

Шляпка на макушке –

Юлька – хохотушка!

Тогда у меня словно камень с души слетел. Вот он – позитив в моей жизни! Писалось снова легко и быстро. Это были стихи и рассказы о внучке, колыбельные и песни, написанные для неё.   

 

2. Где берете темы и сюжеты для рассказов? Чего в них больше - реальной жизни или фантазии, выдумки?

Почти все рассказы и первая повесть – сюжеты из реальной жизни, конечно, с художественным вымыслом. Это истории из моего детства, детства моих детей и внуков.

Недавно в моем творчестве появилась новая тема – тема Великой Отечественной войны, вернее памяти о ней.

Два года назад я повела младшую внучку на парад Победы и, глядя на стариков, вытирающих слёзы, вдруг подумала – прошло больше 70 лет после войны. Всё меньше и меньше остается стариков, которые воевали, а уж тех, кто был подростком в то время... А ведь они работали на фабриках и заводах, пахали и сеяли, убирали хлеб наравне с взрослыми. А ещё они жили в оккупации! Как жилось мальчишкам и девчонкам, лишенным детства?

Об этом, конечно, написано много. Но мне захотелось провести параллель между современными мальчишками и мальчишками того времени. Заставить современного мальчишку с головой окунуться в то время. Как это сделать? Постепенно начал вырисовываться сюжет, возникать образы, имена, даты.

Повесть «О чём молчали берёзы…» закончена, но мне настолько жалко было расставаться с героями, которые больше года заполняли мою жизнь, что я решила продолжить тему. Сейчас я работаю над второй повестью – «Стерхи».

 

 3. У Вас есть стихи и рассказы и для малышей, и для тех, кто постарше. Для кого Вам писать интереснее?

И стихи, и рассказы для малышей написаны давно. Сейчас я пишу в основном прозу для подростков и главные герои у меня во всех произведениях мальчишки. Почему? На этот вопрос я не могу ответить. Порой сама удивляюсь, но, сколько бы я не начинала произведений, будь то рассказ или повесть, герои всегда мальчишки. Именно их мир мне ближе и понятнее.

 

4. На каких детских поэтов и писателей современности и прошлого Вы ориентируетесь? Кто был Вашим любимым писателем в детстве? А сейчас?

Сколько помню себя в детстве и юности, я всегда и везде читала: за обедом и ужином, в кровати под одеялом с фонариком. Причём всё подряд. Могла прочитать русские народные сказки, затем «Американскую трагедию» Драйзера.  Александра Дюма, Джека Лондона или Жюля Верна, следом – Шарлотту Бронте, потом снова волшебные сказки.

Очень любила Пантелеева, Драгунского и Катаева. «Маленького оборвыша» Гринвуда, «Кортик» и «Бронзовую птицу» Рыбакова перечитывала неоднократно. В юношеском возрасте зачитывалась книгами Дрюона, особенно из серии «Проклятые короли». Но любимый писатель моего детства, конечно, Аркадий Гайдар.

Сейчас выделить кого-то из классиков не могу, читаю всех, но не часто. Люблю перечитывать рассказы Шукшина и Пришвина, стихотворения в прозе Тургенева, но гораздо чаще читаю на литературных сайтах неизвестных и уже известных современных авторов.

С огромным удовольствием прочитала «Облачный полк» Эдуарда Веркина, книгу, которая никого не оставит равнодушным. Хотя неоднозначная и очень тяжелая.

Нравятся авторы нашего сайта – Михаил Смирнов, Елена Евсеева, Наташа Волкова. Нравятся короткие сказки Татьяны Лило, хоть их у неё и немного. Порой читаю и перечитываю прозу Алины Магарилл – замечательного автора, которого я открыла для себя совсем недавно.

Подготовила Анна Вербовская

 

 

 

Из цикла "Мой старший брат"

Агентство «Алекс» или как стать знаменитым?

 

   Первый день долгожданных летних каникул, а на улице с самого утра моросит дождь.

   Для Лёшки это самое худшее, что может быть на свете! Гулять он любил больше всего, и сейчас бесцельно бродил по комнате, вздыхая и тоскливо поглядывая в окно, словно от его вздохов дождь мог прекратиться!

   Я забралась с ногами на диван и, укрывшись тёплым пушистым пледом, перечитывала, наверное, в пятый или шестой раз свою любимую книгу – «Незнайка в солнечном городе». Читать я любила, и дождливая погода меня не раздражала, но хождение брата мешало сосредоточиться.

   - Лёшка, сядь и не мельтеши перед глазами!

   - Скучно! Что сидеть без дела? Так можно просидеть всю жизнь! Он с лёгким пренебрежением посмотрел на мою книгу.

   - Как ты можешь без конца перечитывать детскую книжонку?

   - Не всем же читать «Спартака» - обиделась я.

   «Спартак» - любимая книга брата, как сказала мама – настольная. Сколько раз он её читал, мы не знали, но можно было открыть на любой странице и прочитать первое предложение, как он продолжал - наизусть! Я тоже начинала читать «Спартака», но мне было не интересно.

   - Не доросла ещё, - пренебрежительно сказал тогда брат.

   Доросла или не доросла, но свои любимые книги мне не хотелось давать в обиду, и я сердито сказала:

   - И вообще «Незнайка...» - это не книжонка! Это книга - классика, так сказала мама. Её написал Николай Носов, а он - знаменитый писатель.

   - Да, знаменитый... И тут у него заблестели глаза!

   - Слушай, а ты хочешь стать знаменитой?

   Я вздохнула и отложила книгу.

   - Хочу, только дети не могут быть знаменитыми. Для этого надо вырасти и что-нибудь совершить.

   - Глупости! Знаменитым может стать любой человек. Стоит только захотеть!

   Я рассмеялась:

   - Лёшка, ты сейчас говоришь ерунду. Ну, вот я захотела и что? Сразу стала знаменитой?

   Ты включи телик, может меня показывают? Или загляни в почтовый ящик, вдруг там лежит газета, а в ней моя фотка? Глупости всё это! Чтобы стать знаменитым, надо сделать что-нибудь такое...

   - Какое? - брат смотрел на меня с интересом.

   Тут я вспомнила пионеров-героев, о которых читала недавно, потом мальчика, который вынес из горящего дома младшего братишку – о нём нам рассказывала мама, и сказала:

   - На войне дети могли стать знаменитыми, а в наше время, если кого-нибудь спасти во время пожара, или вытащить из воды.

   - Ну да! - Лёшка разозлился, - сиди и жди, когда начнётся война, загорится дом, или будет кто-то тонуть! Мы живём на севере и летом почти не купаемся – кого спасать? Некого! А пожары редко бывают, - с каким-то сожалением, сказал он, - да и неизвестно будет ли в горящем доме ребёнок. Эх, и чего я не родился раньше, когда шла война? Или ещё раньше, когда была революция. Представляешь, как быстро можно было стать знаменитым?

   Лёшка нахмурился и надолго замолчал, уставившись в окно, за которым беспрестанно лил дождь.

   Я снова начала читать книгу.

   - Стоп! - закричал Лёшка так, что я подпрыгнула на диване.

   - Понял, как можно стать знаменитым!

   Я отложила книгу и с интересом уставилась на него.

   - Может, сейчас горит дом, или кто-то тонет в реке, а мы об этом не знаем! - выпалил он.

   - Ну и что?

   - К–к-ак что? - брат даже начал заикаться от волнения, - ты только представь, что сейчас кто-то очень нуждается в помощи! Надо, чтобы люди знали, что мы можем им помочь! Для этого надо дать объявление!

   - Какое ещё объявление? И где мы его можем дать? В газете что ли?

   - В газете не получится. Надо на листочках написать и расклеить везде. Люди будут обращаться к нам, и мы быстро станем знаменитыми!

   Я рассмеялась:

   - Ты только подумай, что говоришь – горит дом, или кто-то тонет, а родственники в это время бегут к нам за помощью?! Этим занимаются пожарные и спасатели!

   Лёшка нахмурился. В принципе, может он и согласился бы со мной, но отступать не любил.

   - Во-первых – спасатели есть только на пляжах, а у нас на реке нет пляжа! Во-вторых - пока пожарные приедут…

   Я рассмеялась и добавила:

   - Люди сбегают за нами.

   - Ты послушай! Надо создать что-нибудь … типа… помощи, для нуждающихся в помощи.

   Тут уж я не выдержала.

   - Помощи, нуждающимся в помощи, - ты послушай, что ты сказал. Если тебе скучно, поучи русский язык.

   - Грамотейка. У меня, кстати, по русскому пятёрка, в отличие от некоторых.

   Я нахмурилась - у меня была первая четвёрка по русскому языку, да ещё и годовая!

   Мне хотелось сказать что-нибудь в своё оправдание, но брат меня уже не слушал. Он возбуждённо бегал по комнате и что-то бормотал.

   Я наблюдала за ним и никак не могла разобрать, что он говорит. Наконец Лёшка остановился.

   - Надо создать - агентство! - выпалил он и уставился на меня.

   - Какое ещё агентство?

   Лёшка даже подпрыгнул от возмущения.

   - Говорю тебе - агентство помощи! Представляешь, сколько людей нуждается в помощи, и они не знают, что есть те, кто может и хочет им помочь?

   - Лёш, кто будет к нам обращаться? В лучшем случае – твои одноклассники, с просьбой списать у тебя домашнее задание.

   Он нахмурился.

   - Да уж, это точно...

   Брат учился хорошо. Ему, в отличие от меня, всё давалось без малейших усилий. Самое сложное домашнее задание он мог выполнить даже на перемене! Текст читал один раз и рассказывал слово в слово. А раз ему всё давалось легко, у него списывали полкласса! Брату жалко не было.

   - Ты что молчишь? - Лёшка дёрнул меня за рукав халата.

   - Думаю.

   - Ты скажи, согласна или нет, потом будешь думать!

   Он уже начинал злиться.

   - Попробовала бы не согласиться, - проворчала я.

   - Значит, согласна! - на мой недовольный тон брат не обратил никакого внимания.

   - Тогда составляем план, пишем объявления, расклеиваем их и всё! Скоро отбою не будет от посетителей. Вот увидишь!

   - А какой план ты собираешься составлять? План пожаров, наводнений или войны? Ты что будешь поджигать дома, а потом вытаскивать всех, кто окажется в огне?

   - Ты что? Я похож на поджигателя?

   На поджигателя Лёшка похож не был, в чём я честно призналась.

   - Тогда какой план?

   - Слушай, ты серьёзно не понимаешь, или шутишь? - он смотрел на меня с недоумением.

   - Не понимаю.

   - Как ты будешь вытаскивать людей, которые намного тяжелее тебя?

   Да уж, это точно мне не по силам.

   - И что ты предлагаешь?

   - Я предлагаю начать с тренировок!

   Стать знаменитой - с этим ещё можно согласиться, а вот тренироваться…

   Я даже в школе ненавидела физкультуру и всякими правдами-неправдами пыталась не ходить на уроки, а теперь брат предлагает тренироваться самостоятельно. Но спорить мне совершенно не хотелось, тем более из его сумбурных планов вырисовывалось что-то довольно интересное.

   - Хорошо, давай составлять план.

   Лёшка вскочил с дивана и забегал по комнате, размахивая руками.

   - Ты только представь! Человек в беде, ему неоткуда ждать помощи – а тут появляемся мы и спасаем его! Выносим из огня или вытаскиваем из воды!

   Я фыркнула:

   - Ну-ну, давно ли сам тонул в луже.

   - Это была не лужа, а яма и притом очень глубокая! Да ещё лёд.

   Я рассмеялась, вспомнив, как зимой братец заявился домой, покрытый ледяной коркой. Правда, смешно мне только сейчас, а вот тогда было страшно!

   В тридцатиградусный мороз брат провалился в яму на обочине дороги, по которой проехал трактор и разбил лёд. Лёшка один из всех пацанов, которые гуляли во дворе, решил проверить глубокая она или нет. Яма оказалась такой глубокой, что он ушёл под лёд с головой! Пацаны испугались и побежали звать родителей, но когда те прибежали, Лёха уже выбрался сам и семёнил на полусогнутых ногах домой. Разогнуться он не мог, так как мороз тут же превратил одежду в ледяную корку. Мама тогда, видимо с испугу, закинула его в горячую ванну прямо в одежде, а сама потом пила валерьянку. Но всё обошлось – Лёшка не заболел.

   Пока я вспоминала о зимних приключениях брата, он притащил большой лист ватмана и вывел сверху огромными буквами – Агентство.

   - Слушай, а как мы его назовём?

   - Откуда я знаю, ты придумал, ты и называй!

   - Надо, чтобы имена в нём были…

   - Вот-вот. Фамилию не забудь! – с усмешкой посмотрела я на брата.

   Но он на подколку не обратил внимания и сосредоточенно теребил мочку уха – первый признак напряженной умственной работы.

   - Придумал! Агентство Алекс!

   - Конечно, а я где в названии? Вот и будешь тогда один, сам себе приятный агент.

   - Может – Алекс и сестра?

   - Нет, почему это я на втором месте?

   - Потому что идея моя, и я старше! Значит первое слово – Алекс!

   Я, скрипя сердце, согласилась. Вообще-то это было справедливо.

   - Только сестра как-то не очень звучит… - задумчиво произнёс брат, - может, просто – С? Так раньше называли всякие компании.

   - Вот, теперь от меня вообще одна буква осталась!

   - Ладно, не обижайся! Ты будешь в агентстве ответственным секретарём!

   Слово – ответственный, мне понравилось, и обида прошла.

   - Ладно, пускай будет по-твоему.

   Лёшка обрадовался и торжественно вывел большими красными буквами – «Алекс и С»

   - Что дальше? – я заинтересованно смотрела на брата. Его идея превращалась в довольно увлекательное занятие, если бы не тренировки!

   Но я и сама понимала - чтобы помогать людям, надо быть сильной.

   - Дальше так… - брат задумчиво грыз фломастер, - нужен штаб.

   - Штаб…штаб… Слушай, так у нас же с тобой есть детская!

   - Есть, но когда появятся сотрудники, вряд ли мама разрешит приводить их каждый день домой.

   Я от неожиданности даже подпрыгнула.

   - Лёш, ты чего? Какие сотрудники?

   - Как какие? Ты что думаешь, агентство может состоять из двух человек? Нужна агентура!

   - Ты же говорил, что это надо только для того, чтобы стать знаменитыми!

   Но брата уже понесло.

   - Ты только послушай! Мы набираем агентов, они тренируются, вытаскивают людей из пожара, вылавливают из воды! Во всех газетах наши фотографии, по телику нас показывают в «Новостях» Может, вызовут в Кремль и вручат медали или даже ордена!

   Представляешь - по Красной площади едет машина, а мы стоим наверху, а вокруг толпы народа и каждый машет нам рукой, а…

   Я расхохоталась. Лёшка сразу замолчал и с недоумением посмотрел на меня.

   - Ты что? Думаешь, нам слабо?

   Я смеялась так, что у меня потекли слёзы. Брат нахмурился и отвернулся к окну.

   - Лёшка, ты фантазёр, каких свет не видывал, правильно мама говорит. А ещё она говорит, что загребать жар чужими руками нельзя!

   Лёшка повернулся и с возмущением посмотрел на меня:

   - Как это - чужими? Я придумал агентство, я выучил агентуру, моя и слава!

   - Выучил. Уже выучил! - я снова покатилась со смеху.

   Лёшка сначала кривился, глядя на меня, потом улыбнулся и рассмеялся тоже.

   Минут пятнадцать мы с ним хохотали, как сумасшедшие. Если бы мама была дома, то сказала бы, что нам попала смешинка в рот!

   Я тыкала пальцем в брата,

   - На машине… с поднятой рукой… ха-ха-ха – как Гагарин!

   - А ты с орденом на груди…ха-ха-ха… И красную косынку не забудь!

   Насмеявшись вдоволь, мы стали составлять план тренировок. Лёшка всё пытался добавить пунктов, а я убавить. Наспорившись до хрипоты, всё-таки составили план, который устраивал обоих. Потом написали десяток объявлений и, взяв мамин зонт, помчались на улицу. Там расклеили их на столбах рядом с нашим домом.

   Два дня мы сидели с братом дома, боясь выйти хоть на минуту! По утрам вставали рано, делали зарядку: отжимались и приседали, прыгали по комнате вприсядку и на скакалках, даже крутили по очереди мой обруч. И что самое странное - мне это нравилось! Что ни говори, а брат был хорошим организатором. Потом по очереди плескались под душем. Настроение с утра было замечательное! Но потом… Целый день мы слонялись по квартире и ждали… ждали…

   Посетителей не было.

   Лёшка часто выходил в прихожую и с тоской, даже с какой-то злостью, смотрел на дверной звонок, словно только он мешал ему стать знаменитым. Мама, которой мы всё рассказали, посмеивалась, но молчала.

   И вот, наконец, на третий день раздался звонок в дверь - чужой! Мама звонила совсем по-другому. Лёшка даже слегка побледнел от волнения и помчался открывать дверь.

   Там стоял белобрысый мальчуган и держал в руке обрывок нашего объявления!

   - Вы мозете спасти мою киску? Она пловалилась в ямку, - промямлил малыш.

   Лёшка даже дар речи потерял от возмущения.

   - Ты что!? Какую киску? Мы из-за твоей кошки полезем в грязную яму! У нас А-ген-ст-во, а не команда по спасению всяких блохастых!

   Малыш захлюпал носом и расплакался. Лёшка сразу замолчал и присел рядом с ним.

   Тот протянул обрывок нашего объявления: - А мне сказали лебята, вы помозете…

   Брат вздохнул и взял скомканное объявление.

   - Ладно, подожди, сейчас вытащим твою киску.

   Оделись мы с братом быстро и через пять минут были около ямы, в которую свалился котёнок и застрял между какими-то досками. Достать его для брата не составило труда - всё эти ямы были ему знакомы до малейшей выбоины. Он спустился, взял котёнка за шкирку и уже наполовину вылез, как вдруг остановился и посмотрел на меня.

   - Слушай! А если нам сделать штаб под землёй? Представляешь, можно прорыть подземные ходы, сделать одну большую комнату и несколько маленьких, натянуть верёвки и прицепить к ним пустые банки! В одной комнате дёрнешь за верёвку, а во всех они затарахтят – значит, общий сбор! Ещё можно…

   И тут на глаза ему попался детский совочек, неизвестно откуда взявшийся около ямы.

   Лёшка замолчал, взял его и задумался. Затем машинально подковырнул землю и сбросил её в яму.

   - Лёх, ты чего? - спросила я.

   Брат посмотрел на меня… И вдруг мне показалось, что наше агентство существовать перестанет, так и не начав своей деятельности. Ну, не считая одного спасённого котёнка.

   - С-слушай… - голос брата от волнения сорвался, и он засипел, - представляешь, а если мы найдём здесь клад?! А в нём золото и драгоценности! Тогда не надо никакого агентства! Мы их сдадим, и о нас сразу напишут во всех газетах! Вот как быстрее и проще всего стать знаменитыми! Представляешь…

   - Мы едем по Красной площади… - добавила я, и мы с братом снова покатились со смеху.

   Малыш стоял рядом и прижимал к себе грязного котёнка. Он ничего не мог понять, но на всякий случай тихонько похихикал тоже - или над нами, или от радости, что его любимец спасён. Насмеявшись вдоволь, мы проводили малыша и помчались домой.

   Лёшка прямо в одежде пролетел в детскую. Я разделась и зашла следом.

   Высунув язык от усердия, брат рисовал на очередном куске ватмана какие-то загогулины.

   - Лёш, это что?

   - Не мешай! Видишь, я рисую план местности!

   Значит, я была права. Агентство наше – накрылось!

   Но один плюс от его деятельности всё-таки остался – уроки физкультуры я больше не прогуливала.

 

 

Отрывок из повести «По ту сторону радуги»

Рисунок Татьяны Лило

     Санька открыл окно и устроился на подоконнике. Звёздное небо, словно гигантская перевёрнутая чаша, нависло над головой, втягивая его в свою бездонность. Луна сыпала голубое серебро на крыши строений и тропинки, расписывая на них таинственные узоры. Очертания знакомых предметов в этом призрачном свете казались чужими и зыбкими. Всё было так же, как и в тот памятный день.

Внезапно у Саньки появилось странное ощущение, что сейчас произойдёт невероятное! Его даже зазнобило, и он посмотрел вниз, словно хотел убедиться, что там не стоит отец.

В палисаднике было пусто, только ветер присвистывал жалобно, раскачивая незапертую калитку, да шелестя листьями старой берёзы. В ожидании холодов они в унисон пели свою нескончаемую песню.

     Санька подтянул колени к подбородку, обнял их и снова загляделся на ночное небо. Серебристые звёзды на чёрном сверкали мертвенно-холодно, ярко и равнодушно.

И вспомнилось ему цветущее поле, по которому он, совсем ещё малыш, мчался за поющим облаком. И радуга, зацепившаяся одним краем за деревню, а другим за город. И серебристые поющие колокольчики, что летели сквозь призрачные стены замка-миража.

Он был словно околдован тогда теплом и красотой звуков и сочинил музыку – песню облака, дождя и радуги, в которой смеялись-искрились колокольчики счастья.

Саньке захотелось её повторить. Он вытащил из кармана губную гармошку и заиграл. Но вплеталась в музыку грусть и не звенели колокольчики, а вместо этой мелодии зазвучала совсем-совсем другая...

Звуки метались в тревожной тишине дома, нарушая привычный покой. Словно серебряные мотыльки порхали они из комнаты в комнату, заполняя пространство и вырываясь на волю. Они плыли над деревней, над землёй, поднимаясь в оглохшую пустоту. Они впитывали в себя беспощадный дремучий холод и обрушивались на землю от разрывающей их тяжести. Они просачивались в щели и стелились по дому, проникая во все уголки.

Звуки шептали и плакали от печали и тоски. Звуки кричали и рыдали от горя и страха. Они растекались по дому горячей, никому не нужной и отвергнутой любовью, и снова плакали от обиды и бесконечного одиночества.

И стихала… И снова взрывалась мелодия, заполняя пустоту мрачного дома. Слёзы текли у Саньки по щекам, но он всё играл, и играл, и играл...

     Внезапно словно лёгкий ветерок скользнул по комнате, и Санька понял, что в комнате не один. Он опустил гармошку и медленно повернулся.

Мама стояла, прислонившись к косяку, и по её щекам тоже катились слёзы. Санька опустил голову и замер, ожидая привычного крика – он снова нарушил, так охраняемый ею, покой стерильно-чистого и такого неуютного дома.

Но мама подошла и обняла его! Горячее дыхание обожгло шею, и он замер от непривычно-щемящего чувства.

– Санечка, мальчик мой, хочешь, мы поедем к папе?

– К отцу… К папке? – не поверил он. И, отвернувшись, прошептал:

– Он давно забыл нас.

– Не забыл, ты прости меня.

И мама протянула ему целую стопку писем, аккуратно перевязанных ажурной тесьмой, как и синяя банка из погреба.

– Это для нас с тобой. Папа писал и звонил, я тебе просто не говорила, чтобы не тревожить. Боялась, что сбежишь к нему.

Папа живёт у моря, в маленьком городке. Там есть музыкальная школа. Он купил тебе флейту. Давно купил…

 

Прочитано 88 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

 

Обо мне:

 Татьяна Шипошина,   Писатель, врач.  Член Московского отделения Союза писателей РОССИИ.  Член Московского союза литераторов.  Член правления МТОДА (международного творческого объединения детских авторов). Гл. лит. редактор  сайта МТОДА «Дети и книги».  http://www.deti-knigi.com/

Автор около сорока книг для взрослых, детей и юношества. Многие книги переизданы.

Лауреат многих литературных конкурсов, в том числе: 

 

Межд. Конкурс «Золотое перо Руси» - лауреат -2010,  2013

Конкурс «Новая детская книга» Росмэн – лауреат 2012 

Конкурс «Детское время» СПРоссии – лауреат 2012

Конкурс  им. Г.Р. Державина СПРоссии – лауреат 2013

Конкурс МГОСПР «Лучшая книга» 2013-2014 – лауреат в ном. «Книги для детей»

Корнейчуковская литературная премия, 2014, 2015  - лауреат.

Конкурс им. С. Михалкова  на лучшее произведение для подростков.-  2014, 2016 – лауреат.

Знак  «Серебряное перо Руси» - 2011 в ном. «Проза для детей»

Знак МГО СПР «Орден В. В. Маяковского», 2014

Знак "Золотое перо Руси" - 2016

С подробной биографией и библиографией можно познакомиться пройдя по ссылке http://www.deti-knigi.com/index.php?option=com_k2&view=item&id=5116

 

Комментарии   

#1 Наталья Капустюк * Редактор портала "Дети книги" 19.04.2017 08:24
Надежда, получила огромное удовольствие от Ваших произведений.
Малышей тоже ублажайте! :-)
Натали
Цитировать

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина