День защиты детей

Автор  Опубликовано в Десерт-акция. Проза. Четверг, 01 Июнь 2017 11:53
Оцените материал
(0 голосов)

 

Дорогие друзья!

 

 

Сегодня –День защиты детей. Мы, детские авторы, одновременно являемся бабушками и дедушками, мамами и папами, поэтому этот день для нас особенно важен.

Конечно, мы все желаем нашим детям и внукам, и не только нашим, а всем детям на земле мирной жизни, крепкого здоровья, и пусть они растут счастливыми.

 А мы – взрослые должны сделать всё, что в наших силах, чтобы мир стал лучше.

На фотографиях дети и внуки наших авторов. Какие же замечательные у нас дети!

А ещё мы сами всё время учимся у наших детей, иначе какие же мы детские писатели?

В Десерт-акции собраны самые разные по содержанию и стилю рассказы и сказки о наших детях.

Сегодня мы расскажем о творческом, нестандартном мышлении, как у Савушкина в рассказах Р. Карапетьяна, научим фантазировать, как в весёлой сказке Михаила Стародуба, расскажем, как победить в себе злость, как в сказке Л. Васкан «Королевство», попробуем научить быть смелым и добрым, как в рассказе Л. Шубной , нести свет и добро, как в истории Н. Ананченко, попытаемся защитить от голода, как в отрывке из исторической сказки О.Малышкиной, будем бороться со страстью к сладкому, как героиня рассказа Ю.Камышевой.

 

Подготовила Елена Овсянникова

Для некоторых бабушек м дедушек подготовлен сюрприз! Они узнают на фотографиях своих внуков!!!

 

 

Карапетьян Рустам                       

 САВУШКИН И МАТЕМАТИКА

 

ОДИН ПЛЮС ОДИН

Почему-то все думают, что Савушкин не любит математику. Даже папа с мамой так думают. Ерунда какая. Это же такой интересный предмет! Только почему-то ответы у Савушкина часто получаются не такие, как у всех или как в учебнике. Но разве он в этом виноват?

Вот, например, вчера учитель показывал на пластмассовых яблоках, как складываются числа:

- Вот берем, ДВА яблока, кладем к ним еще ТРИ яблока, получаем раз-два-три-четыре-пять... Сколько?... Правильно, ПЯТЬ яблок.

Потом учитель радостно посчитал сколько будет ОДНА груша и ДВЕ груши (тоже, кстати, пластмассовые). Потом, сколько будет ДВА лимона и ДВА лимона. А потом сказал, чтобы все дома самостоятельно посчитали сколько будет ОДИН + ОДИН.

Вот пришел домой Савушкин и стал считать. Первым делом он отправился на кухню и начал искать яблоки. Но ни одного яблока дома не оказалось. Потом Савушкин поискал груши, но тоже не нашел ни одной. Потом он начал искать лимоны. Но тут Мама, которая пила на кухне чай, спросила:

- А чего это ты по полкам шаришься? У тебя что, уроки уже сделаны?

Тогда Савушкин объяснил ей, что ему, чтобы сделать математику, нужны яблоки, или груши, или, в крайнем случае, лимоны. Мама рассмеялась и сказала, что вовсе не обязательно считать яблоки, или груши, или, в крайнем случае, лимоны. А еще она сказала, что можно считать что угодно.

Савушкин вернулся к себе в комнату и начал оглядываться в поисках чего угодно. А тут за окном закапал дождь. Подошел Савушкин к окну, стал смотреть, как капли по окну стекают. Вот одна капля скользит, вот другая. Вот две капли встретились - и получилась одна большая капля. Стал Савушкин за другими каплями наблюдать - и все время одно и тоже получалось. Встретятся одна капля и другая капля, а дальше уже одна большая капля бежит. Савушкин так в тетради и написал: один + один = ОДИН.

Ну и разве он виноват, что у учителя другой ответ получился? Просто, когда он тетрадь Савушкина проверял, дождь уже давным-давно закончился.

 

 

ОДИН ПЛЮС НОЛЬ

- Сколько будет ОДИН + НОЛЬ? - спрашивает учитель математики.

Савушкин молчит.

- Савушкин, ну это же так просто! - уговаривает учитель.

Савушкин молчит.

- Савушкин, ну скажи хоть что-нибудь, - умоляет его учитель.

Савушкин молчит.

- Садись, Савушкин. Вынужден констатировать, что у тебя в голове у тебя пустота, ноль, - вздыхает учитель

Савушкин молча садится на место.

- Сколько будет ОДИН + НОЛЬ? - спрашивает учитель у класса.

Вверх взметается лес рук.

- Один, - бодро рапортует отличница Денисова.

- Вот видишь, Савушкин, как просто? Ты понял, Савушкин? - спрашивает учитель.

Савушкин молчит. Савушкин думает. Вот если у него в голове пустота, ноль, то в этой же пустоте у Савушкина много чего есть. Там есть и белый медведь, который живет далеко на Севере. И полярная звезда, которую показывал Папа. И дерево в парке, похожее на большого тролля. И еще много-много-много чего. И если к единице прибавить ноль, то получается вовсе не единица. Получается единица плюс медведь с севера, и плюс полярная звезда и дерево-тролль и еще много-много-много чего. Савушкин мог бы это объяснить учителю. Но этого "много чего" в голове у Савушкина так много, что пока он всё вспомнил, учитель уже давно начал рассказывать новую тему. Обидно.

Савушкин надул губы. Но тут заметил, как по подоконнику за окошком крадется черный кот. Савушкин тут же перестал обижаться. А ноль в голове Савушкина стал еще больше - на одного пушистого черного кота, крадущегося по подоконнику.

 

 

МНОГОУГОЛЬНИКИ

Возбужденный учитель математики залетел в учительскую:

- Вы только посмотрите, что опять выдумал этот Савушкин!

- Что такое, а что такое? - заволновались остальные учителя

- Вот. Я задал им на дом нарисовать разные многоугольники и подписать их названия. Все дети прекрасно справились. Например, Аня Мамонова нарисовала красивый равнобедренный треугольник. А Максим Алевич изобразил замечательный черный квадрат. А что выкинул этот Савушкин, вот полюбуйтесь? - и учитель математики открыл тетрадь.

- Что это? - охнули учителя.

- Читайте, там подписано, - хмыкнул учитель математики, - это ДВУугольник!

- Как двуугольник? Какой двуугольник?

- Вот и я ему говорю, - разволновался учитель математики, - Савушкин, - какой еще двуугольник? А он смотрит на меня, глазами хлопает и говорит: "Это фигура, состоящая из двух углов"! Но это еще не все! Вы дальше листайте!

Все перелистнули страницу и прочли:

- ОДНОугольник.

- А вы знаете, очень похож, - вдруг сказала молоденькая учительница литературы.

- Это уже ни в какие ворота не лезет! - закричал учитель математики, - я двадцать лет преподаю математику и с полной ответственностью заявляю, что никаких одноугольников не существует!

- Но здесь же, всего же один угол? - испуганно спросила молоденькая учительница литературы.

- Да вы что, сговорились что ли вместе с Савушкиным, - возмутился учитель математики, - не бывает такого! НЕ БЫ-ВА-ЕТ! И вообще, посмотрите, что там дальше.

- По-моему замечательный круг, - заметил учитель географии

- Да, - вздохнул учитель математики, - а что Савушкин написал?

- НУЛЬугольник, - прочел учитель географии, - ерунда какая-то.

- Вот и я говорю, ерунда у тебя Савушкин, в голове. А он ничего не слышит, стоит только и улыбается мне прямо в глаза. Короче, влепил я ему двойку и родителей вызвал!

- Родителей, каких родителей, зачем родителей? - спросил директор, только что вошедший в учительскую, - что тут вообще происходит?

- Да вот, полюбуйтесь, - протянул ему тетрадь учитель математики, - опять Савушкин.

- А-а-а, Савушкин, это да... - заметил директор, - и что тут у нас?

Директор посмотрел на круг и с удивлением заметил:

- По-моему, очень замечательный нульугольник. Даже я лучше бы не нарисовал.

- Нульугольник? - растерянно переспросил учитель математики.

- Конечно, - ответил директор, - не ромб же это.

- Там еще у него двуугольник на другой странице. И одноугольник еще…, - попытался объяснить учитель математики.

Директор перелистнул страницу, посмотрел и поморщился:

- Ну здесь, конечно, не совсем аккуратно. Но по сути правильно. По-моему, вы придираетесь к мальчику.

- Да-да, - пискнула молоденькая учительница литературы, - Савушкин пишет просто замечательные сочинения про лето! Правда почерк у него не очень...

- Вот и я говорю, - кивнул головой директор, - нечего раздувать из мухи свинью. Исправьте ему двойку, ну, скажем, на четверку. Все ж таки надо мальчику быть поаккуратней.

Учитель математики растерянно уставился на директора:

- Но я уже вызвал родителей в школу. Что я им скажу?

- Объявите им благодарность, - махнул рукой директор, - за то, что воспитали такого замечательного сына.

Перемена закончилась и все разошлись по классам. В учительской остался один директор. Он подошел к столу учителя математики, еще раз посмотрел на тетрадь Савушкина, нежно погладил страницу и прошептал:

- Так вот он ты какой, нульугольник!

 

 

 

Николай Ананченко

 ФЕЯ ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ

 

 

В самый обычный день, по самой обычной городской улице шла фея. Самая обычная юная прекрасная фея.  А, впрочем, разве может быть фея не прекрасной?

На ней было надето замечательное платье цвета ясного весеннего неба, светлые волосы на голове были собраны в два хвостика, которые украшали бантики цвета ранней зори похожие на красивые розочки, а на ножках сверкали туфельки такого же цвета. Вот и получалось, что по улице шёл кусочек неба с отблесками утренней зорьки.

В руках фея держала букет нежно-розовых хризантем, и это придавало ей очень праздничный вид. Хотя, скорее всего, у феи всегда праздничный вид, потому что она и есть праздник.

Из-под пушистых тёмных ресниц весело и озорно блестели глаза. Их зеленоватое сиянье разливало вокруг  доброе и радостное настроение. Все, кто попадал под это лучистое сиянье, тут же улыбались, и у них появлялось желание немедленно сделать что-нибудь доброе и хорошее. А как же иначе! Ведь это была Фея хорошего настроения. Она пробуждала в людях самые добрые чувства. А, как всем известно, добрые чувства обязательно улучшают настроение. Вот вы попробуйте, и тут же убедитесь в этом.

Иногда фея начинала танцевать. Она подскакивала то на одной, то на другой ножке, а потом кружилась, для того, чтобы все увидели, каким красивым колокольчиком развевается её платье.

Рядом с феей шла нарядная женщина. Она внимательно присматривала за феей, чтобы та, ненароком, не испачкала свой замечательный наряд, или не споткнулась, кружась в своём весёлом танце. Фея, прекратив на мгновение своё кружение, обратилась ней:

– Мама, а правда Вероника очень-очень обрадуется, когда я подарю ей такой красивый букет?

– Конечно, обрадуется. Ведь ты ей покажешь, что цветов в букете ровно столько, сколько ей исполняется лет.

– Знаю, знаю, – фея вновь сделала два оборота, – Ей уже пять лет, точно столько же, сколько и мне.

– Правильно, – с улыбкой сказала феина мама, – Ведь вы же ровесницы.

Может кто-то из вас разочаровано скажет: «Ну, вот. Это вовсе и не фея, а обыкновенная девочка». Но почему же тогда все люди, мимо которых проходила девочка, становились такими весёлыми и даже забывали о своих повседневных заботах?

Нет, нет! Это была самая настоящая фея!

А вы обернитесь вокруг. Посмотрите. Может быть и мимо вас в этот момент проходит фея доброго настроения. И вам немедленно захочется сделать что-нибудь доброе.

 

 

Михаил Стародуб

КАРЛИКОВЫЕ КРОКОДИЛЬЧИКИ СЕМЕЙСТВА КУСАЧИХ

 

     Однажды бельевым прищепкам надоело висеть без дела на балконе последнего этажа многоэтажного дома.

     – Кажется, про нас забыли… – возмущались они, раскачиваясь на старенькой веревке.

     –  Обидно!

     – И несправедливо!

     – Придется напомнить о себе! 

     Спрыгнули прищепки с веревки одна за другой – всего 100 штук – и объявили себя карликовыми крокодильчиками.

     – Головы у нас плоские с зубастой пастью, туловище приплюснутое, вполне крокодильское, ноги такие короткие, что их не сразу заметишь!

     – И хотя мы, прищепки, существа медлительные и неуклюжие, но начинаем охотиться, как большинство наших кусачих родственников!

     – Будем нападать на первых встречных.

     – Научимся клевать, щипать и жалить соседей с утра до вечера, а иногда, всю ночь напролет.

     – Мы, карликовые крокодильчики, безжалостные хищники семейства «кусачих»! – рассуждали они. 

      Окружающие предметы, вещицы и штучки не желали, чтобы кто-то с утра и до вечера  на них охотился. Но что поделаешь, если неподалеку появляется безжалостный хищник из семейства «кусачих»? Разумеется, не попадаться на глаза. И хотя большинство никогда не слышало про карликовых крокодильчиков, имело смысл не встречаться с этими злодеями. Мало ли чем встреча может закончиться?

     Вещи научились теряться из виду, становиться незаметными, даже невидимыми. Или прятаться. Тарелки – под кроватью, еда на шкафу, рубашки и ботинки – в холодильнике. Чистые полотенца заползли в самую большую кухонную кастрюлю, и крышкой накрылись. 

     – Что происходит? – удивился дядюшка утюг, который был рассеян и пропустил начало этой истории.

     – Разбежалась, добыча! – ответили прищепки, постукивая зубастыми рычагами-щепочками. – Тук! Тук!

      Некоторые из них научились скрипеть и даже дзинькать карликовой пастью.

     – Вот оно что! – оглядывался утюг, соображая медленно, но верно. – Лично я не боюсь кусачих и жалящих злодеев.

     Между тем, прищепки уже вскарабкались на обеденный стол (там стояла ваза с леденцами и карамельками) и стали хватать конфеты за цветные юбочки и рубашки. Леденцы и карамельки выпрыгивали из фантиков – без привычной одежды краснея от стыда.

     – Спасите! – кричали леденцы.

     – Помогите! –  умоляли карамельки.

     – Бегите скорее сюда, друзья мои! – решил утюг. – Я сумею защитить вас!

     – Защитить? – расхохотались прищепки. – Как это?

     – Насмешил, дядюшка утюг!

     – Конфетки – лакомство! Десерт! Сладости!

     Собравшиеся вокруг дядюшки утюга, леденцы и карамельки дрожали от страха.

     – Где это видано, защищать лакомство!

     – Прыгайте ко мне на спину! Располагайтесь! Держитесь крепче! – командовал утюг. – Поплывем в дальние края!

     – Так не бывает! – злились прищепки. – Топор, лом, утюг и остальные железяки не умеют плавать.

     – Попробую скользить по воде, как по гладильной доске! – объявил дядюшка утюг и, отправился в ванную комнату.

      Послышался шум воды. А когда ванна наполнилась почти до краев – утюг прыгнул в самую середину. И что же вы думаете?

     – Ура! – радостно закричали карамельки.

     – Плывем! – восторженно галдели леденцы.

     – В сказочной истории все бывает! – восклицал дядюшка утюг таким приятным и бодрым басом, что слышно было на соседних улицах.  

      Вздрогнули от неожиданности книги на полках (неустанно размышляющие о том, что происходит там, в воображаемых глубинах на их страницах). Распахнув глаза, огляделись. И решили, раз уж в сказочных историях случаются чудеса, не терять времени даром.

     – Взлетаем, – решили они, спрыгивая одна за другой с полок на пол. – Начинаем разбег! Увеличиваем скорость…

     – Какое чудо! –  радовался сборник «Сказки народов мира», распахнувшись, шелестя страницами. – Отрываюсь от земли…

     – Набираю высоту, о! А! Э! И! У! – весело сообщил старенький Букварь, а тяжеленный «Словарь иностранных слов», поднявшись к потолку, орал во все горло, – Драйв! Супер! Гоу-гоу!   

     – Вот так-так…– огляделась вокруг настольная лампа и решила, что в этой сказочной истории она попробует превратиться в жирафа. – Шея у этого животного необычайно длинная, а сердце – сильное и доброе. Жирафы обладают хорошим зрением, слухом и обонянием. Но главное, быстро бегают и умеют прыгать почти на два метра в высоту.

     – Неправда! На целых два метра? – удивились прищепки.

     –  Без малого. На один метр и восемьдесят пять сантиметров.

     Вытащив шнур из электрической розетки, лампа пробежалась по комнате. Стала учиться прыгать в высоту. С шумом, с грохотом!

     Наконец, зашевелился в ящике для инструментов первейший богатырь этих сказочных мест – сударь молоток, который был стар, но крепок, хотя и соображал даже более неспешно, чем его дальний родственник утюг. Всем было известно: сударь молоток оживает в случаях крайних. Значит можно ждать чего-то исключительного. Какого свет белый не видал. 

     – Эх-ма! – сказал сударь молоток.

     И объявил себя охотником на карликовых крокодильчиков из семейства кусачих. 

     Однако охота не сложилась.  Бельевые прищепки сбежали на балкон, расположившись на старенькой веревке. Висели себе, помалкивая. Так, что любой и всякий, глядя на них, сразу понимал: перед нами всего лишь прищепки. 

      Тарелки вылезли из-под кровати, еда перебралась в холодильник, рубашки – в платяной шкаф, книги – на полки. Вещи становились видимыми. Леденцы и карамельки упаковали друг друга в  разноцветные фантики.

     – Не случилось сегодня поохотиться! – вздохнул сударь молоток, возвратившись в ящик для инструментов, замирая, до следующего раза.

      – Эй, прищепки! – зашелестела старенькая веревка, раскачиваясь под ветром. – Не упустите влажную простыню, вывешенную на балкон для просушки. Держите ее крепче. Подует ветер – начнем играть в морские путешествия. Простыня – наш корабельный парус. Флаг – дедушкины шорты. Красные в белый горох.  

  

 

 

Лариса Васкан

     КОРОЛЕВСТВО

 

     За окнами снова стало светло. Это солнце, зевая и ленясь, медленно вышло на работу.

– Как же мне неохота каждый день просыпаться и светить! – пожаловалось оно принцессе.

     Маленькая принцесса Анастасия-Виктория-Изабелла тоже только что проснулась.

– Но впрочем, – вздохнуло солнце, – если Вашему Высочеству так угодно…

– Высочество! – с удовольствием подумала Анастасия. Как же прекрасно быть принцессой! Вот сейчас захочу и пожелаю всё, что только вздумается!

– Хочу, чтобы я уже была умыта, причёсана и одета! – вслух проговорила она, представляя, как было бы здорово, если бы все её желания начали сбываться.

     И вдруг её длинные светлые волосы сами собой собрались в красивую причёску, а на лице принцесса почувствовала свежесть, как после умывания. Вместо пижамы на ней моментально оказалось платье для дневных прогулок.

– Ничего себе! – удивилась Анастасия. – Но впрочем, что удивляться? Это же МОЁ королевство, а я в нём – принцесса!

     Придворная фрейлина Кэти, послушно ожидавшая пробуждения Её Высочества, удивлённо уставилась на принцессу большими голубыми глазами.

– Бывает! – многозначительно сказала ей Анастасия, подняв хорошенькие бровки вверх.

     Легко сбежав по ступеням дворца, она спустилась в зал для приёма утренних завтраков.

– Ваше Высочество, садитесь кушать кашу! – пригласила её к столу бабушка-королева.

– Сама? – удивилась Анастасия. Вот ещё!

    Она терпеть не могла овсянку и очень возмущалась оттого, что её заставляют самостоятельно держать  ложку в руках.

– Но принцесса должна всё уметь делать сама! – сказала ей королева.

– Хочу вместо каши пирожные! – пожелала Анастасия. – И чтобы сами в рот прилетели!

     На глазах у изумлённой королевы овсянка превратилась в эклеры, которые сами поплыли в рот маленькой принцессы.

     Наевшись и невинно взглянув на бабушку, Анастасия пожала плечами и выбежала во двор.

     Повесив мантию, корону и парик на дерево, дедушка-король с удовольствием пропалывал баклажаны.

– Может быть, хотите помочь мне, Ваше Высочество? – спросил он принцессу.

– Ну что Вы, Ваше Величество! Я бы помогла, но не принцессическое это дело! – покачала головой Анастасия.

– Хочу карамельку! – громко сказала она.

     И тут, откуда-то сверху прилетела карамелька в разноцветном фантике. Сбросив с себя фантик прямо на садовую дорожку, карамелька шустро прыгнула Анастасии в рот. Король от изумления даже присел на грядку!

     А маленькая принцесса побежала гулять дальше по королевскому двору.

– Фантик, фантик! – возмущённо кричал ей вслед опомнившийся король. Но это было напрасной тратой сил с его стороны.

     Белокурый маленький принц Эдуард-Антоний-Максимилиан играл с друзьями в войну возле королевских конюшен. Принц был старше принцессы всего на один год. Этот факт всегда очень обижал Анастасию. «Один год – это не так уж много!» – часто размышляла она.  «Всё равно я его когда-нибудь перерасту и стану старше! Вот тогда он не будет так зазнаваться!»

     Судя по довольному лицу Эдуарда, его армия шла в атаку и побеждала всех врагов на своём пути. Ему явно было не до принцессы, которую он частенько прогонял от себя, называя врединой, ябедой и малявкой. Последнее обзывательство было, пожалуй, самым обидным!

– Ну, сейчас я тебе устрою! – с довольной улыбочкой подумала Анастасия.

– Хочу стать великаном размером с королевскую конюшню, и чтобы глаза огнём горели, а голос был страшный-престрашный! – громко сказала она.

     И тут же, на глазах удивлённых принцев, маленькая принцесса превратилась в огромного великана!

– Я вас всех победи-и-ила! – сверкая огненными глазами, громким и страшным басом завыл великан. – Сдава-а-айтесь!

     Принцы в страхе разбежались по своим королевствам, а Его Высочество заплакал, и бросив свою армию, тоже побежал в свои покои.

– Ва-ха-ха-ха! – жутко хохотал великан и гнался за высочеством почти до самой дворцовой двери.

     Изумлённый король, открыв рот, снова шлёпнулся на грядку с баклажанами.

– Ну, всё, – пожелал великан, – теперь можно и развеликаниться! И тут же превратился обратно в принцессу Анастасию-Викторию-Изабеллу.

     Принцесса победно улыбнулась, сорвала с клумбы один из любимых цветов королевы и воткнула себе в волосы.

– Ох, ну зачем я утруждалась! – спохватилась она. – Можно ведь было всего лишь это пожелать!

– Кого бы мне ещё осчастливить? – подумала она потом. – Пойду, поищу!

     Королевский кот Барс-Пуш-Мурзил спал, пригревшись на солнышке. Он был серым, полосатым и очень откормленным. Это был любимец бабушки королевы. Видимо, он это чувствовал и часто вёл себя совершенно нескромно. Всю прошлую ночь этот любимец не давал принцессе спать. Он без конца мяукал и шатался из дворца во дворец и обратно. Дома ему отчего-то не сиделось, и он постоянно просил, чтобы его выпустили. Всем по очереди приходилось вставать и открывать дверь надоедливому Барсу. Но стоило ему только выйти во двор, королевский кот садился на один из подоконников и начинал истошно орать, чтобы его впустили обратно. Принцесса решила отомстить ему ещё ночью.

     Подойдя поближе к Барсу, Анастасия стала громко кричать «Мяу-мяу-мяу!» прямо у него над ухом. На сладко спящего королевского кота эта мера наказания почему-то не действовала.

– А хорошо было бы подговорить принца, посадить Барс-Пуш-Мурзила в сумку и сильно его покружить! – подумала принцесса. И эта мысль ей очень понравилась! Но тут Анастасия вспомнила, что принца-то она уже победила!

     Одной отправлять королевского кота в космос было как-то скучно и неинтересно!

Если сказать честно, то фантазия у принцессы была не очень-то богатая, поэтому не раздумывая далее, принцесса просто подошла и дёрнула королевского кота за хвост. Барс-Пуш-Мурзил громко взвыл и побежал жаловаться королеве.

– Ну вот, все против меня! – рассердилась Анастасия. – И заняться-то мне совсем нечем! Может нанести визит в какое-нибудь соседнее королевство? Зайти к Анне-Елизавете, Марии-Евгении или Алисе-Валерии?

– Ох! – вдруг вспомнила маленькая принцесса. – Я же с ними ещё вчера поссорилась! Вместо того чтобы обсуждать наряды и соседских принцев, эти глупые принцессы решили научиться варить суп, устраивать приёмы для гостей и угощать их по-королевски! Фу! Не принцессическое это дело! Да и кому он нужен, этот противный суп! Пусть его бабушки-королевы сами едят, если он им так уж нравится!

– А ещё, я же подралась с Алисой-Валерией! – вспомнила принцесса. – А из-за чего, интересно? Что-то я забыла! Ну, впрочем, мне даже лень ещё о чём-то вспоминать!    

– Чем же мне заняться, и что же, наконец-то пожелать? – подумала измученная Анастасия. – И почему я ещё и думать до сих пор должна обо всём сама?

     Она рассердилась ещё больше.

– Пусть появится тот, кто придумает за меня, как сделать так, чтобы было всё по-моему! – пожелала принцесса и капризно топнула ножкой.

     В ту же секунду прямо перед ней появилась очень-очень древняя горбатая, седая и морщинистая старушка.

     Анастасия ещё не совсем привыкла к чудесам, и поэтому от неожиданности протёрла на всякий случай глаза руками.

     Старушка мило улыбалась.

– Ты кто? – удивилась принцесса.

– Ох, как приятно встретить такую невоспитанность! – пропела сладким голосом старушка. – Только эти глупые воспитанные принцессы, типа твоих подружек, обращаются к старшим на «Вы». Но ты – это же совсем другое дело! Я восхищаюсь тобой!

     Принцессе было очень приятно!

– Меня зовут матушка Леннетруда, – представилась незнакомка. А фамилия моя – Вредина. Я поселилась на окраине твоего королевства. И поверь мне, только я одна в состоянии сделать тебя абсолютно счастливой! Всё будет так, как тебе нравится, пойдём со мной!

     Старушка протянула принцессе руку. И только Анастасия до неё дотронулась, как очутилась в очень уютной комнате. Повсюду царил мягкий полумрак, вместо ламп с потолка свисали разнообразные конфетки, шоколадки и леденцы. Посреди комнаты стояла очень уютная кроватка. Принцессе сразу захотелось в ней полежать. Тут же она утонула в мягких пуховых перинах, которые начали нежно укачивать Анастасию, словно лодочка на волнах. Прямо перед кроватью стоял огромный телевизор.

– Можешь смотреть мультфильмы, сколько тебе захочется! – ласково проговорила матушка Леннетруда.

– Надо же, как мне повезло! – с радостью подумала Анастасия. – А бабушка-королева мне почти совсем ничего не разрешала. Вот и пусть теперь живёт без меня!

– Можешь больше не причёсываться, не мыть руки, не есть противные супы и каши, – продолжала добрая старушка. – Леденцы и шоколадки будут сами прыгать тебе в рот, стоит лишь тебе на них посмотреть! Я никогда не отдам тебя учиться в школу, потому что это трудно и противно. Не заставлю ни в чём мне помогать. Я всегда буду охранять твой покой и не устану тебя хвалить. Ведь ты – самая на свете красивая, самая умная и самая принцессическая из всех принцесс в мире! И не надо мне ничего отвечать, ты же устанешь! И не надо ни о чём думать, я позабочусь обо всём сама!

     Анастасии было так уютно, так удобно, так хорошо! Она совсем перестала шевелиться, и ей, на самом деле, стало лень о чём-либо думать! Сколько прошло времени? День, месяц, год? Или, может быть, сто лет? Принцесса не знала.

     А матушка Леннетруда  становилась в её глазах всё красивей и красивей, всё моложе и моложе! Горб распрямился, морщины исчезли, волосы из седых стали светлыми. Сначала она стала пожилой женщиной, потом – молодой, потом – девушкой, и наконец, стала превращаться в девочку.

   И вот, однажды, Анастасия посмотрела на матушку Леннетруду и узнала в ней себя. Перед принцессой сидела её точная копия. В глазах Анастасии отразился ужас!

– Бывает! – многозначительно сказала ей матушка Леннетруда, подняв хорошенькие бровки вверх.

     Довольная собой, она взяла в руки зеркало и стала любоваться на своё отражение.

– Ну вот, теперь я – настоящая Леннетруда Вредина! – радостно сказала принцессе бывшая старушка. – И мне что-то теперь совсем лень за тобой ухаживать!

     Анастасии захотелось вскочить с кровати и бежать, куда глаза глядят! Но только сейчас она почувствовала, как сильно болит её живот, доверху набитый карамельками и шоколадками, как одеревенели её руки и ноги, которыми она не может пошевелить!

– Не старайся! – весело засмеялась маленькая Леннетруда и поднесла зеркало к лицу принцессы.

     Из зеркала на Анастасию посмотрела древняя морщинистая старуха!

     Анастасия горько расплакалась.

– И тебе не лень плакать? – поинтересовалась маленькая Леннетруда. – Что тебе печалиться? Ведь ты прожила так, как сама хотела! Разве не о такой счастливой жизни ты мечтала? Впрочем, мне уже всё равно! Я ухожу, а ты остаёшься. Ты настолько ослабла, что никогда уже не сможешь встать с этой кровати!

– Что же я наделала? – подумала принцесса. – Я своими руками отдала матушке Леннетруде всю свою жизнь! И теперь ничего уже нельзя поправить… какая же я была глупая!

     И она разрыдалась ещё сильней и безутешней.

– Но ведь это же МОЁ королевство! – вдруг вспомнила Анастасия. – И всё, что бы я ни пожелала, в нём сбывается!

     Принцесса обрадовалась и громко сказала:

– Хочу снова быть маленькой!

***

       За окнами снова стало светло. Это солнце, зевая и ленясь, медленно вышло на работу. 

      Маленькая девочка Настя тоже только что проснулась.

– Даже не вздумай лениться! – погрозила она пальцем солнцу.

      Настя встала с постели, сама оделась, умылась и причесалась.

     Фарфоровая кукла Катя удивлённо уставилась на неё большими голубыми глазами.

– Бывает! – словно извиняясь, сказала ей хозяйка и ласково погладила нарядную Катю по голове.

     Легко сбежав по ступеням дачного домика, Настя спустилась на кухню.

– Я сходила с утра в магазин и купила тебе эклеров! – сообщила бабушка.

– Что-то не хочется, – ответила девочка, обнимая её, – дай мне лучше твоей кашки!

     Сама не своя от радости, бабушка дала внучке целую тарелку овсянки. Настя всё съела и помыла за собой посуду.

     Поблагодарив бабушку, она побежала в огород, чтобы помочь дедушке пропалывать грядки. Вместе, они пропололи баклажаны, перцы и морковь. А потом Настя взяла веник и подмела садовые дорожки.

     Возле дедушкиного гаража белокурый старший Настин брат Эдик, который был старше её всего на один год, играл с друзьями в войну. Судя по довольному лицу брата, его армия шла в атаку и побеждала всех на своём пути. Ему явно было не до Насти, которую он частенько прогонял от себя, называя врединой, ябедой и малявкой. Раньше последнее обзывательство  было самым обидным.

– Эдик! – окликнула Настя брата. Эдик недовольно сморщился и с опаской загородил от младшей сестры свою армию.

– Я больше никогда не буду вредничать и прятать твоих солдатиков! – пообещала Настя.

     Потом она налила в лейку воды и полила любимые бабушкины цветы на клумбе. Ей показалось, что цветы приветливо машут своими головками, словно говорят: «Спасибо, Настя!»

     Девочка погладила дремлющего на солнцепёке Барсика, и бабушкин любимец замурлыкал от удовольствия.

– Всем приятно, когда о них заботятся и хорошо к ним относятся! – подумала Настя и тут же вспомнила, из-за чего подралась с Алисой.

     Подружка не давала ей бросить муравьёв в бочку с водой, а Насте так хотелось отправить их в большое плавание и посмотреть, что с ними будет!

– Они ведь могли утонуть! – расстроенно подумала вдруг девочка. – Хорошо, что Алиса за них заступилась!

     Настя побежала мириться с подругами. Аня, Маша и Алиса были ей очень рады! Во дворе у Алисы они стали играть в принцесс. Маленькие принцессы по очереди готовили суп из воды, земли, травы и листьев, устраивали приёмы в воображаемых дворцах и приглашали друг друга в гости. Они ни разу не подрались и не поссорились!

     За обедом Настя не вредничала как обычно, а с удовольствием съела сама целую тарелку щавельного супа со сметаной, да ещё попросила добавки!

     А вечером бравые солдаты Эдика пришли в гости к фарфоровой кукле Кате. И даже катали Катю и её подруг на мощном военном грузовике. Все Настины куклы, большие и маленькие, были просто в восторге!

     Потом Эдик с дедушкой ушли на рыбалку. А Настя помогала на кухне бабушке перебирать спелую клубнику. Барсик лакал из блюдца молоко, заботливо налитое ему девочкой.

     В дверь тихонько вошла древняя сгорбленная старушка.

– Здравствуйте! – ласково пропела она.

– Здравствуйте, матушка Гертруда! – обрадовалась Настина бабушка. – Вы давно приехали?

– Только что! – ответила старушка. – Вот, пришла поздороваться с соседями!

– Здравствуйте! – вежливо поздоровалась Настя, вскакивая с места и немного испуганно загораживая собою бабушку.

– А Вы не заберёте к себе меня, мою бабушку, Эдика с дедушкой и Барсика?

     Девочке захотелось срочно схватить кота на руки.

– Нет, конечно! – рассмеялась старушка. – Особенно Барсика! У нас на днях кошка родила пятерых котят. Сами не знаем, куда их пристроить!

– Однако, как ты выросла! – обратилась она к Насте. – Какая стала большая и вежливая! Здороваешься и на «Вы» меня называешь! Заходи ко мне завтра в гости вместе с бабушкой! Угощу тебя чем-нибудь вкусненьким, и с котятами поиграешь!

***

     – Настенька, ты что, забыла нашу соседку, матушку Гертруду Редину? – спросила у внучки бабушка, когда старушка уже ушла к себе домой. – Она очень хорошая и всю свою жизнь много трудилась! Матушка Гертруда пережила войну, она совсем старенькая! Во время войны матушка работала санитаркой в госпитале, ухаживала за ранеными. А потом, когда война закончилась, она, как всегда и мечтала, выучилась на кондитера и прошла большой трудовой путь от простого работника до директора крупной кондитерской фабрики! Она всегда очень любила детей, приглашала их к себе на экскурсии и щедро одаривала карамельками и шоколадками. В детстве мне тоже посчастливилось побывать на кондитерской фабрике у матушки Гертруды! А сейчас она уже давно на пенсии, но до сих пор продолжает трудиться как дома, так и на даче!

– А мы пойдём завтра к ней в гости? – спросила Настя.

– Пойдём! – пообещала бабушка. – И возьмём с собой Эдика!

     Настя обняла бабушку и рассказала ей свой сон. Бабушка слушала, улыбалась, а потом сказала:

– Моя милая принцесса, я хочу пожелать тебе, чтобы ты росла доброй и трудолюбивой, а лень и вредность больше никогда в жизни не пробрались в твоё Королевство!  

 

 

 

Любовь Шубная

 СТРАШНАЯ КНИЖКА

 

Недавно Пашка притащил откуда-то страшную книжку и начал читать по страничке на ночь. А чтобы самому не так боязно было, читал он вслух страшным-престрашным голосом:

– На опушке леса завыли волки: «У-у-! У-у-у-у! У-у-у!». Один волк пробрался в комнату мальчика и спрятался под кроватью. И как только мальчик опустил ногу, он схватил его своими безобразными острыми зубами…

– Не хочу слушать, – сказал я и накрылся одеялом с головой.

– У-у-у! У-у-у-у! У-у-у! – не успокаивался Пашка.

На его выходки я никак не реагировал, поэтому Пашка завыл ещё громче:

– У-у-у! У-у-у-у! У-у-у!

На этот вой прибежала мама.

– Что у вас происходит? – спросила она.

– Ничего не происходит, – нагло заявил брат.

– Но я же только что слышала, какие-то непонятные звуки, – сказала мама.

– Это за окном у соседей собака воет, – ещё более нагло заявил брат.

– Ну, ладно, спокойной ночи, – сказала мама и выключила свет.

Всю ночь мне снились какие-то страшилки. Я просыпался и очень хотел пить, но боялся встать и опустить ноги на пол – вдруг под кроватью спрятался волк или ещё кто-нибудь пострашнее.

Утром я первым делом заглянул под свою кровать, потом под Пашкину, потом под стол. Нигде никого не было. За день я забыл все свои ночные страхи.

А ночью Пашка снова стал читать свою страшную книжку:

– Мальчик с трудом освободил ногу, и недовольный зверь сначала зарычал, а потом завыл: «У-у-у! У-у-у-у! У-у-у!».

Мне показалось, что под кроватью кто-то, и правда, скребётся, и я закричал:

– А-а-а!

– Что тут у вас? – прибежала мама. – Снова соседская собака воет? Ну-ка признавайтесь!

– Пашка страшную книжку вслух читает, – сказал я.

– Да ничего она не страшная, – засмеялся Пашка.

– Как же не страшная? Волк под кроватью спрятался и ждёт, когда мальчик ноги опустит.

– Да нету этого в книжке, – снова засмеялся Пашка.

– Дайте я проверю, – скомандовала мама.

Она взяла книжку, сняла с неё газету, которую Пашка приспособил в качестве обложки, и прочитала:

– «Колобок». Хм… Действительно, ничего страшного. Хотя про волка есть: «Катится Колобок, навстречу ему Волк: – Колобок, Колобок, я тебя съем! – Не ешь меня, Серый Волк, я тебе песенку спою…». Ты этого что ли испугался?

– Нет, не этого, – сказал я. – Там волк спрятался под кроватью у мальчика и ждал, когда тот ноги опустит.

– Да не было этого в книжке, – хихикнул Пашка.

– Как не было? Ты сам читал, – чуть не заплакал я.

– Это я сам придумал, хотел твою смелость проверить, – снова хихикнул Пашка.

– Эх ты, фантазёр, – покачала головой мама. – Придумал бы что-нибудь доброе. А смелость разве этим проверяется? Петя у нас вовсе не трусливый. Ты вспомни, как он от тебя на даче индюков отгонял. Таких огромных не испугался. Я им очень горжусь.

– А мной? – перестал хихикать Пашка.

– И тобой, конечно тоже. Вы же у меня самые замечательные сыновья, и я очень хочу, чтобы вы были самыми дружными братьями. Вырастете, и будете друг друга поддерживать, друг другу советовать и помогать. И никакие волки вам будут не страшны. А теперь – спать. И пусть вам приснятся только хорошие и добрые сны.

– Спокойной ночи, – сказали мы хором. А потом долго лежали с открытыми глазами и думали.

– Слушай, Петька, а давай заведём себе тетрадку и будем туда по очереди разные добрые истории записывать, а вечером вслух читать, – предложил Пашка.

– Только, чур, без волков под кроватями, – сказал я.

– Ладно, – согласился Пашка. – Первым дежурным по тетрадке будешь ты. Так что начинай придумывать.

Нашей тетради хватило на две недели. Придумывать добрые истории оказалось так здорово!

– Интереснее, чем страшилки,  – признался Пашка.

Волк под кроватью у него всё-таки появился. Но теперь добрый зверь рассказывал лесные сказки и охранял мальчика, чтобы в его сон не прокралось зло.

А потом вместе тетради нам понадобился толстый альбом, потому что добрые истории стали придумывать мама с папой и бабушка, а дедушка к каждой что-нибудь рисовал. Вечерами все вместе мы садились в гостиной, вслух читали истории и даже иногда их инсценировали.

Ольга Малышкина. Отрывок из книги «Брысь, или Приключения одного м.н.с.»

«…Моя знакомая увлечённо примеряла кольца, нацепляя их одно за другим на лапки, словно браслеты, а на её талии уже красовался золотой ободок с изумрудами. Вид у неё был такой счастливый, что я залюбовался: и серая крыса может превратиться в красавицу, если её принарядить!

Вдруг Клара остановилась и принялась стягивать с себя драгоценности.

— Ты чего? – удивился я.

Она деловито сложила снятые украшения отдельной горкой.

— Нельзя мне в них показываться! Отберут или обзавидуются и придётся делиться!

— Ну и что? Здесь же на всех хватит! – не понимал я её опасений.

— Простофиля ты! Никому про клад больше не рассказывал?

— Нет! Я тут только с тобой знаком! Ещё с мальчиком Колей!

— Вот и хорошо! Мальчику про это тоже знать не обязательно! Нужно вход замаскировать! Не ровён час кто-нибудь из наших пронюхает!

Клара суетилась, подгребая рассыпанные монеты и блестящие бусины к общей куче. Я помогал.

— Ладно, так и быть! Возьму одну жемчужинку! – не удержалась она и сунула в рот чёрный переливчатый шарик, отчего её левая щека слегка оттопырилась.

Покинув сокровищницу, мы завалили вход кирпичной крошкой и двинулись в обратный путь. Снаружи я услышал мальчишеские голоса.

— Барчук! Барчук! Офицерский сынок! – дразнили они кого-то. – Наши красные ваших белых всех поубивают! Буржуй недобитый!

Потом раздалось сопение, кряхтение – видимо, от слов мальчишки перешли к рукопашной. Я кинулся на звук борьбы, а Клара крикнула вслед:

— Кужа-ты? Затошшут! Или каннями зарошают!

Это она из-за жемчужины шепелявила, а понимать следовало так:

— Куда ты? Затопчут! Или камнями забросают!

Но я уже догадался, что обижают моего спасителя Колю, и отвага переполнила сердце!

Правда, вступиться мне не пришлось. К месту потасовки приковылял инвалид на деревянной ноге, и с его появлением драка прекратилась, а буяны убежали.

Коля всхлипывал, размазывая по лицу красную юшку, которая текла из носа. Мужчина вздохнул и погладил его по стриженой голове:

— Потерпи, сынок! Время такое! Озлобились люди друг на дружку! На-ко вот, утрись! – он вытащил из кармана не очень чистый носовой платок и подал мальчику, а потом, вздыхая и что-то бормоча, поковылял назад.

Тут уж я не выдержал: подбежал к моему Коле и быстренько забрался к нему на плечо.

— Убегу! – вдруг твёрдо произнёс Коля, перестав шмыгать носом. – Зиму тут перезимую и убегу!

Я ужаснулся: он ведь такой маленький (по человеческим меркам), а мир такой огромный! К тому же я вспомнил слова Клары про голод и смертельные болезни, а тут ещё мальчишки кричали, что какие-то красные воюют с какими-то белыми!

Забыл упомянуть, что он снова отнёс меня под яблоню. Наверное, тут было его любимое место – дальний уголок сада, тихо, сквозь стволы и ветви деревьев дом казался причудливым сказочным видением. (Умер во мне поэт! Как пить дать умер!)

Я искренне пожалел, что ничем не могу помочь моему спасителю. Впрочем, почему ничем?! «Я могу собрать ему продукты в дорогу!» – осенило меня. Укромная ниша уже есть. Где кладовая, знаю. Осталось только натаскать побольше! Хотя он такой худенький и слабый, что много не унесёт…

Тем же вечером я посвятил в свои планы Клару.

— Ты спятил?! Он же пропадёт! У вас на том конце города совсем, что ли, от жизни отстали?! В человеческом мире сейчас такая кутерьма творится! Слухи ходят, что Люди сотнями тысяч гибнут!

— Что же делать? – растерялся я. Мне совсем не хотелось, чтобы с Колей случилось несчастье!

Клара немного подумала.

— Ладно! Запас еды лишним не бывает! Когда начнём?

Я поразился её кипучей энергии и переменчивости настроения: минуту назад была решительно против и вдруг – «когда начнём?»!

Закралась приятная мысль, что Кларе нравится проводить со мной время. Правда, вслед за ней протиснулась гадкая мыслишка, что причина в сокровищнице – ведь именно там я предложил устроить продуктовый склад! Однако ещё чуть-чуть подумав, я повеселел – какая разница, почему?! Главное – у нас появилось общее дело, которое обязательно укрепит нашу дружбу! Шагать по неизведанным страницам биографии в обществе хозяйственной и дальновидной Клары было как-то легче и безопасней! От её присутствия становилось теплее, как от солнышка, серого солнышка…»

Юлия Камышева

КОНФЕТНЫЙ ЗОВ

– Днём ещё ничего, терпеть можно. А ночью! Он становится громкий-громкий, громче шума водопада, громче самого громкого грома, такой громкий – не утерпеть! И потом, зря ты, Даша, улыбаешься. Считаешь, что я слабачка? Что у меня силы воли нет? А я, когда его слышу, всё время думаю про ту историю, – у Люськи глазищи круглые, а голос таинственный, замогильный.

Мне смешно. Я изо всех сил стараюсь сдержаться и не расхохотаться. Захохочу – Люська не простит. Три дня будет дуться. А когда Люська дуется, то мне отчего-то грустно-прегрустно становится. Так что я сосредоточилась, воздуха побольше вдохнула и не рассмеялась, только спросила:

– Какую историю?

 А Люська тоже воздуха побольше вдохнула и стала рассказывать:

– Одна девочка очень любила сладости. Так любила, что ела их и днём, и ночью. Так любила, что пожертвовала ради них самым дорогим, что у неё было – красотой! А как же? Ведь девочка от этих сладостей сильно растолстела. А толстая девочка – это жуть, как некрасиво.

 Люська внимательно посмотрела на меня, проверяя, понимаю ли я, насколько важна для девочки красота. Оно и понятно, по Люськиному мнению я на настоящую девочку мало похожа. Короткая стрижка, вечные джинсы, футболка и никаких девчачьих атрибутов: ни платья, ни туфелек на каблучке и, вообще, ничегошеньки блестяще-розовенького. Одним словам – пацанка. Но я кивнула и Люська, успокоившись, продолжила:

– Торты, пирожные, пастила, зефир – всё это девочка обожала. Но больше всего девочка любила конфеты. Она поглощала их в неимоверных количествах. Девочка из-за этой любви стала не только толстая, а ещё рассеянная и невнимательная. А это потому что всё время думала, где ей добыть сладенького.

Родители сначала потакали девочке, а когда заметили, что она из-за своей несобранности стала плохо учиться, то решили бороться с дочкиной конфетной зависимостью. Они прятали от неё конфеты в самые потаённые уголки буфета, они завязывали пакеты со сладостями на морские узлы, но ничего не помогало. Девочка находила конфеты где бы они ни были, ни тёмные уголки буфета, ни мудрёные узлы не останавливали её.

От рассеянности и невнимательности девочка и своё отражение в зеркале не могла рассмотреть, как следует. А однажды днём с девочкой приключилась беда. Хотя тот несчастливый день начинался замечательно. Ведь с утра девочке удалось налопаться конфет до отвала, но надо ж было такому случиться, что проходя мимо трюмо, она вдруг краем глаза заметила в зеркале кого-то очень толстого и несимпатичного. Девочка испугалась, но всё-таки решила вернуться и рассмотреть, кто это там в зеркале, так некрасиво отражается. Каково же было её удивление, когда девочка поняла, что этот кто-то – она сама. Девочка смотрела целый час на своё отражение, а потом как стукнет по зеркалу кулаком, как закричит:

 – Ни за что и никогда я не буду больше есть сладкого!

Стукнуть кулаком и пообещать легко, а выполнить обещанное гораздо сложнее. Поэтому дальше случилось вот что. Целый день девочка держалась и больше ни одной конфеточки в рот не отправила, а когда наступила ночь, то разыгрался у девочки невиданный до сих пор конфетный аппетит. Но девочка не сдавалась! Она надела ватно-марлевую повязку (сначала хотела себе рот скотчем заклеить, но передумала) и отправилась в кровать. Но тут услышала девочка голос – тихий такой, вкрадчивый:

– Конфету! Съешь конфету!

Девочка от голоса отмахнулась.

«Наверное, – думает, – это мне померещилось».

А голос тогда стал чуть громче и чуть настойчивей:

– КОН-ФЕ-ТА! Тебе нужна конфета!

У девочки сон как рукой сняло. Села она на кровать, зачем-то стала повязку с себя ватно-марлевую стягивать и вспомнилось ей, что голосок этот слышит она не впервые. Просто ей раньше казалось, что это её собственные мысли так громко звучат, а теперь поняла девочка, это совсем не её мысли – это Конфетный Зов.

– Ах, так! – думает девочка. – Мы ещё посмотрим кто–кого. Ну, держись Конфетный Зов!

И вставила в уши беруши.

Да только и Конфетный Зов был непрост. Он тогда громкость почти до максимума подрегулировал и как заорёт:

– Ничего чудесней нет, чем умять кило конфет!

Девочка тогда беруши из ушей вытащила и быстренько наушники надела. Решила она Конфетный Зов с помощью плеера заглушить. Композицию свою самую любимую поставила, «Snow» называется.  И даже целую минуту ей удалось эту композицию послушать.

Но Конфетный Зов не сдавался и быстренько придумал подлую подлость.

– Девочка-девочка, если ты сейчас же не съешь конфету, я уйду от тебя к твоей младшей сестре, – тихохонько прошептал Конфетный Зов.

Конфетный Зов звучал совсем тихо, но девочка его услышала. А надо сказать, что младшая сестра у этой девочки была особа препротивная: и ябедничала, и вещи частенько без спроса брала, да ещё и в «контакте» от имени девочки письма рассылала. Но, несмотря на это, девочка всё же любила свою сестру.

Я на Люську посмотрела и опять чуть не засмеялась. Ну, это же надо свою собственную сестру к этой истории приплела.

А Люська, делая вид, что не замечает моего взгляда, вещала дальше:

– Так что пошла девочка в буфет, взяла конфеты, села на пол, горючими слезами обливается, конфеты одну за другой в рот кладёт и стих печальный, собственного сочинения про Конфетный Зов вслух читает:

Конфетный зов непобедим

Я целый день сражалась с ним.

Но бой проигран наперёд –

Измазан шоколадом рот.

И тянется бумажный след

Из ярких фантиков конфет.

А что дальше с этой девочкой было мне неизвестно, но по всему видно, что ничего хорошего.

Люська замолчала, а я не выдержала и говорю:

– Слабачка твоя девочка!

– И ничего не слабачка! – возражает Люська. – Просто она сестру очень любила.

– Да нет, – не соглашаюсь я. – Сестра здесь совершенно ни при чём. Конфеты она сильно любила, а не сестру. Ведь они вместе с сестрой могли бы Конфетный Зов победить.

Люська фыркнула, и я фыркнула. А потом мы быстренько в разные стороны разбежались, чтобы не рассориться окончательно.

Я пока домой шла у меня всё время строчки про «Конфетный Зов» в голове вертелись и дома весь вечер вертелись: «И тянется бумажный след из ярких фантиков конфет».

А когда я спать легла, вдруг услышала голос:

– Девочка-девочка, если ты сейчас же не съешь конфету, я уйду от тебя к твоей сестре!

Только я его ни капли не испугалась. Улыбнулась, на другой бок перевернулась и язык показала. У меня-то сестры нет!

 

 

 

Ольга Малышкина

 ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «БРЫСЬ, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОДНОГО М.Н.С.»

 

«…Моя знакомая увлечённо примеряла кольца, нацепляя их одно за другим на лапки, словно браслеты, а на её талии уже красовался золотой ободок с изумрудами. Вид у неё был такой счастливый, что я залюбовался: и серая крыса может превратиться в красавицу, если её принарядить!

Вдруг Клара остановилась и принялась стягивать с себя драгоценности.

— Ты чего? – удивился я.

Она деловито сложила снятые украшения отдельной горкой.

— Нельзя мне в них показываться! Отберут или обзавидуются и придётся делиться!

— Ну и что? Здесь же на всех хватит! – не понимал я её опасений.

— Простофиля ты! Никому про клад больше не рассказывал?

— Нет! Я тут только с тобой знаком! Ещё с мальчиком Колей!

— Вот и хорошо! Мальчику про это тоже знать не обязательно! Нужно вход замаскировать! Не ровён час кто-нибудь из наших пронюхает!

Клара суетилась, подгребая рассыпанные монеты и блестящие бусины к общей куче. Я помогал.

— Ладно, так и быть! Возьму одну жемчужинку! – не удержалась она и сунула в рот чёрный переливчатый шарик, отчего её левая щека слегка оттопырилась.

Покинув сокровищницу, мы завалили вход кирпичной крошкой и двинулись в обратный путь. Снаружи я услышал мальчишеские голоса.

— Барчук! Барчук! Офицерский сынок! – дразнили они кого-то. – Наши красные ваших белых всех поубивают! Буржуй недобитый!

Потом раздалось сопение, кряхтение – видимо, от слов мальчишки перешли к рукопашной. Я кинулся на звук борьбы, а Клара крикнула вслед:

— Кужа-ты? Затошшут! Или каннями зарошают!

Это она из-за жемчужины шепелявила, а понимать следовало так:

— Куда ты? Затопчут! Или камнями забросают!

Но я уже догадался, что обижают моего спасителя Колю, и отвага переполнила сердце!

Правда, вступиться мне не пришлось. К месту потасовки приковылял инвалид на деревянной ноге, и с его появлением драка прекратилась, а буяны убежали.

Коля всхлипывал, размазывая по лицу красную юшку, которая текла из носа. Мужчина вздохнул и погладил его по стриженой голове:

— Потерпи, сынок! Время такое! Озлобились люди друг на дружку! На-ко вот, утрись! – он вытащил из кармана не очень чистый носовой платок и подал мальчику, а потом, вздыхая и что-то бормоча, поковылял назад.

Тут уж я не выдержал: подбежал к моему Коле и быстренько забрался к нему на плечо.

— Убегу! – вдруг твёрдо произнёс Коля, перестав шмыгать носом. – Зиму тут перезимую и убегу!

Я ужаснулся: он ведь такой маленький (по человеческим меркам), а мир такой огромный! К тому же я вспомнил слова Клары про голод и смертельные болезни, а тут ещё мальчишки кричали, что какие-то красные воюют с какими-то белыми!

Забыл упомянуть, что он снова отнёс меня под яблоню. Наверное, тут было его любимое место – дальний уголок сада, тихо, сквозь стволы и ветви деревьев дом казался причудливым сказочным видением. (Умер во мне поэт! Как пить дать умер!)

Я искренне пожалел, что ничем не могу помочь моему спасителю. Впрочем, почему ничем?! «Я могу собрать ему продукты в дорогу!» – осенило меня. Укромная ниша уже есть. Где кладовая, знаю. Осталось только натаскать побольше! Хотя он такой худенький и слабый, что много не унесёт…

Тем же вечером я посвятил в свои планы Клару.

— Ты спятил?! Он же пропадёт! У вас на том конце города совсем, что ли, от жизни отстали?! В человеческом мире сейчас такая кутерьма творится! Слухи ходят, что Люди сотнями тысяч гибнут!

— Что же делать? – растерялся я. Мне совсем не хотелось, чтобы с Колей случилось несчастье!

Клара немного подумала.

— Ладно! Запас еды лишним не бывает! Когда начнём?

Я поразился её кипучей энергии и переменчивости настроения: минуту назад была решительно против и вдруг – «когда начнём?»!

Закралась приятная мысль, что Кларе нравится проводить со мной время. Правда, вслед за ней протиснулась гадкая мыслишка, что причина в сокровищнице – ведь именно там я предложил устроить продуктовый склад! Однако ещё чуть-чуть подумав, я повеселел – какая разница, почему?! Главное – у нас появилось общее дело, которое обязательно укрепит нашу дружбу! Шагать по неизведанным страницам биографии в обществе хозяйственной и дальновидной Клары было как-то легче и безопасней! От её присутствия становилось теплее, как от солнышка, серого солнышка…»

 

Яков Шварцман и детский театр  

Прочитано 128 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

 

Обо мне:

 Татьяна Шипошина,   Писатель, врач.  Член Московского отделения Союза писателей РОССИИ.  Член Московского союза литераторов.  Член правления МТОДА (международного творческого объединения детских авторов). Гл. лит. редактор  сайта МТОДА «Дети и книги».  http://www.deti-knigi.com/

Автор около сорока книг для взрослых, детей и юношества. Многие книги переизданы.

Лауреат многих литературных конкурсов, в том числе: 

 

Межд. Конкурс «Золотое перо Руси» - лауреат -2010,  2013

Конкурс «Новая детская книга» Росмэн – лауреат 2012 

Конкурс «Детское время» СПРоссии – лауреат 2012

Конкурс  им. Г.Р. Державина СПРоссии – лауреат 2013

Конкурс МГОСПР «Лучшая книга» 2013-2014 – лауреат в ном. «Книги для детей»

Корнейчуковская литературная премия, 2014, 2015  - лауреат.

Конкурс им. С. Михалкова  на лучшее произведение для подростков.-  2014, 2016 – лауреат.

Знак  «Серебряное перо Руси» - 2011 в ном. «Проза для детей»

Знак МГО СПР «Орден В. В. Маяковского», 2014

Знак "Золотое перо Руси" - 2016

С подробной биографией и библиографией можно познакомиться пройдя по ссылке http://www.deti-knigi.com/index.php?option=com_k2&view=item&id=5116

 

Люди, участвующие в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Виктория Топоногова

Спасибо за прекрасные рассказы! :-) :-) :-)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Наталия Волкова: Вдохновляет жизнь...

14.06.2018
Наталия Волкова: "Вдохновляет жизнь..."

Подготовил Рустам Карапетьян На днях Красноярск в рамках ежегодной программы "Лето с книг...

Десерт-Акция. Проза

Галине Лебедевой - 80 лет

14 Июнь 2018
Галине Лебедевой - 80 лет

Писательнице Галине Владимировне Лебедевой в этом году исполнилось бы 80 лет. Наверное, нет в ...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика