Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Сахалин, Москва, Симферополь. Наши встречи, продолжение.

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 20 Февраль 2018
Сахалин, Москва, Симферополь. Наши встречи, продолжение.

№3 Сказка без названия

Автор  Опубликовано в Новая сказка-2015 Суббота, 14 Март 2015 12:27

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОБЫКНОВЕННАЯ ДЕВОЧКА

На свете очень много сказок, и у всех есть названия. Только у этой названия нет. И не потому, что все хорошие уже достались другим. Просто в этой сказке очень много героев, и кто-то из них может подумать, что история не про него. И обидится, конечно, если его забудут в названии записать. Сказочные герои, они просто ужас, какие обидчивые. А если записать всех, получится список на целую страницу, и его никто не сможет запомнить. Лучше уж совсем обойтись без названия. Зато никому не обидно. В общем, буду рассказывать о каждом по порядку, чтобы не запутаться и никого не пропустить.

Все сказки начинаются словами «жили-были». Тут уж ничего не поделаешь. В каждой сказке должен быть свой герой. А если он есть, то должен где-то жить. В пещере, в норе, в собачьей конуре, или даже на дереве. Девочка Леля жила не в норе и не на дереве. И не в собачьей конуре, конечно. Жила Леля в самом обыкновенном доме, который стоял в самом обыкновенном городе.

Про дом я рассказывать не буду, потому что дом этот ничем не отличался от восемнадцати других домов на Лелиной улице. Да и от прочих домов на соседней улице он тоже не отличался. Было просто удивительно, как жильцы в этом городе находили свои дома, так они были похожи! Леля узнавала свой только по номеру, и этот номер был «восемь». Она уже умела читать и даже немножко считать, хотя должна была пойти в школу только на будущий год.

Кстати, может, вы думаете, что эта Леля особенная? Может, вы думаете, что днем она Прекрасная Принцесса, а ночью превращается в Бабу-Ягу и летает по небу на метле? Ха-ха, как бы не так! Это самая обыкновенная девочка. Самая обыкновенная мама водит Лелю в самый обыкновенный детский сад, а самая обыкновенная бабушка балует ее самыми обыкновенными, то есть очень вкусными, блинчиками. Словом, наверняка в каждом городе никак не меньше тысячи таких девочек, а во всей стране, наверное, целый миллион. Но вы же понимаете, что про кого попало не рассказывают сказки. Сказки рассказывают про тех, с кем приключилась какая-то сказочная история. А с Лелей, как раз, приключилась история, и очень даже сказочная.

В один прекрасный день бабушка с Лелей взяли корзинки и поехали за грибами. Они давно уже за ними собирались. Мама даже купила Леле яркую оранжевую куртку, чтобы бабушка не потеряла ее в лесу. Не куртку, конечно, а Лелю. Конечно, при условии, что Леля и куртка ни за что не расстанутся. Если уж вы надели оранжевую куртку, чтобы не потеряться в лесу, то лучше с ней не расставаться. Ведь может случиться, что куртку найдут, а вас нет.

Всю дорогу, пока Лелю с бабушкой вез автобус к остановке «Зеленая роща», Леля размышляла, сможет ли она потеряться в такой оранжевой куртке. Если, например, залезть в кусты, или спрятаться за дерево, увидит ее бабушка, или нет? Но проверить это не получилось. Когда автобус доехал до конечной остановки на краю города, Леля с бабушкой увидели, что никакой рощи там уже и в помине нет. А на месте деревьев стоят фонарные столбы и подъемные краны. И вместо грибов растут новые дома.

– Вот это номер! – огорченно сказала бабушка при виде такого безобразия.

         Леля посмотрела вокруг, но никакого номера не увидела. Зато увидела большую вывеску, на которой было написано: «План застройки района «Зеленая роща». Леля это сама прочитала, ведь она уже умела читать, если вы не забыли. Чуть пониже надписи были нарисованы красивые разноцветные домики, стоящие среди деревьев. Хотя на самом деле за воротами лежали только кучи пыльных кирпичей среди подъемных кранов, а деревьев не было вовсе. А в самом низу щита было написано: «Начальник участка П.П. Пыльный». Леля подумала, что это, наверное, ужасно строгий начальник, в его кабинете даже боятся наводить уборку. Поэтому он такой Пы-пы-пыльный.

         В общем, пришлось грибникам отправиться домой. Как сказала бабушка, несолоно хлебавши. Это значило – с пустыми руками. Но с пустыми руками, на самом деле, уехала только бабушка. Ведь она ничего не нашла. А Леля нашла очень странную шишку. Шишка лежала прямо у дороги, под кустиком, прикрытая сухими листиками. Большая, черная, вся покрытая мхом. А на ощупь она была теплая и очень даже приятная, как хомячок или морская свинка. Леля никогда не видела такой странной шишки, да и бабушка тоже. Поэтому бабушка, конечно, сказала:

– Фу! Леля! Немедленно брось эту гадость!

Но Леля, конечно, свою находку не бросила. Всем известно, что бабушки ужасно упрямы, но некоторые дети бывают упрямее бабушек. Уж я-то, во всяком случае, мог переупрямить кого угодно. Так что я бы ни за что не выбросил такую странную шишку, а сунул бы ее в карман. И Леля, конечно, сделала то же самое. Вот не сделала бы – ничего бы с ней дальше не случилось. А так с ней случилось очень много чего.

Сначала у Лели развязались шнурки на ботинках. Потом она потеряла заколку для волос. А в конце концов оступилась и чуть не упала в лужу. Хорошо, что бабушка успела поймать ее за руку. В общем, Леля не упала, но забрызгала грязью новенькую куртку. Я бы сказал, что ей повезло. Но как-то глупо говорить, что человеку повезло, если его куртка забрызгана грязью.

Когда неудачливые грибники вернулись домой, мама Лели первым делом всплеснула руками. Мамы всегда при виде грязных детей первым делом всплескивают руками. А вторым делом кладут грязные вещи в стирку. Вот и Лелина мама вторым делом засунула грязные вещи в стиральную машину. Конечно, любой мальчишка просто бросил бы их на пол. В крайнем случае, на стул. Я бы, точно, так и сделал. Но вы же знаете, что мамы ужасные чистюли. Стоит хоть раз вытереть руки о рубашку или брюки, как мамы немедленно заставят вас переодеваться и кинутся стирать ваши вещи, хотя на них еще полно чистого места. И берегитесь, если вы забудете вытащить что-то из карманов. Стиральная машинка перемоет все, что в них лежит: игрушечный автомобиль, календарик с Винни-Пухом, цветные камушки, кусочек мела, карамельку, которую вы берегли про запас, и даже фантики от жвачки. И, конечно, странную шишку, которую вы забудете вытащить. А Леля про нее, конечно же, забыла.

Когда куртку повесили сушиться на плечики, Леля все-таки вспомнила про шишку. Но теперь вместо нее в кармане было мокро и пусто. Леля на всякий случай заглянула в стиральную машинку, но и там шишки не было. «Странно, – подумала Леля, – не могла же она сбежать!».

Ручаюсь, что вы уже догадались: она еще как могла! Иначе, зачем бы я все это рассказывал? И Леля очень скоро убедилась, что так оно и было. Как только вошла в свою комнату, так и увидела, что шишка пытается удрать под диван. Только теперь у шишки невесть откуда появились тонкие сучковатые ножки, мышиный хвост, мокрая встрепанная борода и длинный вертлявый нос, похожий на фигушку. В общем, это была уже и не шишка вовсе, а странное существо, которое и пыталось удрать от Лели. И удрало бы, конечно, если бы перед этим целый час не крутилось в стиральной машине.

Попробуйте-ка целый час повертеться на карусели, а потом побежать! Я посмотрю, что у вас получится. То же, что и у странного существа. Наверное, у него все еще кружилась голова, потому что оно бежало к дивану, а прибежало к шкафу. Прибежало, и ка-ак шмякнется с разбегу о дверцу! Дынц! Даже сознание на минутку потеряло. И что бы вы сделали на месте Лели? Лично я бы посадил это существо в коробку, чтобы оно больше не убегало и не шмякалось о шкаф. Леля, конечно, поступила так же, и посадила существо в коробку от ботинок. Она ведь хотела, как лучше. Но существо ей за это даже спасибо не сказало. А сказало вместо этого, как только пришло в себя, вот что:

– Сейчас же отпусти меня, противная девчонка!

НАСТОЯЩАЯ ЧИСТЬ

         Многие считают, что сказочники все сочиняют из головы. Так думают почти все взрослые, и даже некоторые дети. До тех пор, пока с ними самими не случается чего-то необычного. Уж тут эти недоверчивые начинают верить в сказки, как миленькие. А куда им деваться, если они вдруг встречают на улице говорящую лошадь, например? Или летающего слона? Поднимут голову посмотреть, не собирается ли дождик, а слон – вот он. Летит, ушами хлопает. Тут уж – все, не отвертеться. Не захочешь, а поверишь. Вот и Леля так подумала, когда у странной шишки вдруг выросли хвост, нос и ножки. А когда Леля присмотрелась получше, то увидела глаза и ручки. А как иначе? Если есть нос и ножки, должны быть еще глаза и ручки, а то неправильно получается. По научному – некомплект. Еще у существа, конечно, имелись рот и уши, но их было плохо видно в косматой бороде.

– Ну, чего уставилась? – грубо спросило существо, недовольно вертя носом, похожим на фигушку. – Никогда шишей не видела?

– Нет, – призналась Леля, – не видела. А шиши – это кто?

– Кто, кто, – передразнило существо, – дед Пихто!

         Как видите, вежливостью оно совсем не отличалось.

– Подумаешь! – сказала Леля.- Какой сердитый!

– Конечно, сердитый! – заявил собеседник, назвавшийся шишем. – Пришли, рощу спилили, шумят круглые сутки! Приляжешь вздремнуть годков на двести – хватают без спросу, тащат невесть куда, да еще полоскают в какой-то громыхалке! А нечисти, между прочим, вовсе мыться не положено!

– Почему не положено? – удивилась Леля.

– Вот глупая девчонка! – фыркнул шиш. – Чего тут непонятного? Ведь она же н-е-ч-и-с-т-ь! А значит, чистоту не любит.

– А что она любит? – поинтересовалась Леля.

– Пакости делать, разумеется! – хихикнул шиш. – Шнурки развязывать, вещи чужие терять и ноги спотыкать!

         Тут Леля сообразила, почему на нее сегодня столько неприятностей свалилось. Вы же понимаете, что неприятности не происходят сами собой. Их непременно кто-то кому-то устраивает. Если вы, например, уроните со стола пакет с мукой, или опрокинете тарелку супа на белую скатерть – так и знайте, что вы устроили маме крупную неприятность. А если неприятности случаются не от вас, то их наверняка устраивает кто-то другой.

– Это правда все ты наделал? – рассердилась Леля. – Развязал мои шнурки, потерял заколку и куртку замарал?

– Конечно,- гордо сказал шиш, – я мастер по мелким пакостям. В другой раз будешь знать, как нечисть хватать! От вас, людей, одни неприятности!

– Кто бы говорил! – обиделась Леля. – Я тебе никаких неприятностей, между прочим, не делала.

– А для нечистой силы приятности – это и есть неприятности! – отрезал шиш.

– Но ты же теперь постиранный, – возразила Леля, – значит, больше ты никакая не нечисть. А наоборот, самая настоящая чисть.

         Тут шиш прямо ногами затопал от негодования.

– Ах, вот как! – пригрозил он. – Ты еще дразнишься! Ну, глупая девчонка, сейчас ты у меня получишь на орехи!

         И как стукнет хвостом по коробке! Леля сразу поняла, что произошло что-то странное. Потому что в карманах ее кофты что-то появилось. Она сунула руки в карманы, и в самом деле обнаружила там орехи. Кедровые, лесные и даже один грецкий.

– Ой! – обрадовалась она. – Спасибо, я очень люблю орехи!

         Но шиш почему-то этому совсем не обрадовался.

– Ах, так! – воскликнул он. – Погоди же, противная девчонка! Сейчас ты у меня попрыгаешь! – и снова стукнул хвостом по коробке.

         Хлоп! И прямо с потолка упала на пол новенькая скакалка.

– Да что же это такое! – расстроился шиш. – Ты же мне всю волшебную силу мытьем испортила! Теперь, может, придется целую тысячу лет ждать, пока снова смогу пакости делать!

         Думаю, теперь вам стало совсем ясно, что такое нечистая сила. Это просто чистая сила, на которую поналипло всякой гадости. А всякая гадость, как известно, получается от гадких поступков. Стоит начать их делать, хотя бы изредка – пиши, пропало. На иного человека к старости может поналипнуть столько, что его вовек не отмоешь. А что тогда говорить про сказочных героев! Они ведь иногда живут и тысячу лет! Я уверен, что если Кощея как следует отмыть, он станет вполне приличным старичком. Самое сложное в этом деле – запихнуть его в стиральную машину. Это счастье, что шиш такой маленький. Думаю, что и Леля это быстренько поняла.

– А мне кажется, очень хорошо, что ты стал добрым, – сказала она. – Потому что, по правде, ты совсем не злой. А очень даже симпатичный.

– Ты думаешь? – недоверчиво спросил шиш. – Раньше мне никто таких слов не говорил.

– Просто у тебя друзей не было, – сказала Леля. – Потому что ты раньше никому ничего хорошего не делал. А у добрых всегда друзья есть. Это в любой сказке написано.

         В самом деле, вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то назвал Бабу Ягу симпатичной? Или Кощея? Или, тем более, людоеда? А уж про Чудо-Юдо девятиголовое и говорить нечего: еще тот красавец. Такого симпатичным только хороший друг назвать может. Но у Чуда-Юда, людоеда и Кощея друзей не бывает. Кто же захочет подружиться с этими злюками? Лично я бы не рискнул. Вот с отстиранным шишем подружиться – совсем другое дело.

– Теперь ты можешь со мной дружить, – предложила Леля. – Вдруг тебе понравится?

         Шиш задумчиво почесал косматую бороду и ответил:

– Можно и попробовать. А то все пакости да пакости. Надоело за тысячу лет. Да и жить мне теперь все равно негде.

– А где ты раньше жил? – спросила Леля.

– В роще, под корягой, – ответил шиш. – Теперь мою рощу вырубили, а корягу выкорчевали.

– А ты живи в моей комнате, – обрадовалась Леля. – А то одной ужасно скучно.

– Ты пакости делать не пробовала? – спросил шиш. – От скуки хорошо помогает иногда.

         Леля в ответ вздохнула:

– Похоже, что с тобой не соскучишься.

– Это точно, – хихикнул шиш. – Вообще-то, я не люблю жить в четырех стенах. Я же не домовой. Но я подумаю.

– Вот и здорово! – обрадовалась Леля. – Тогда нам надо познакомиться, чтобы по-настоящему подружиться. Меня зовут Леля. А тебя как зовут?

         Шиш снова хихикнул в ответ.

– Никак не зовут. Просто шиш, и все. Вот глупая девчонка. Кто же будет звать нечистую силу?

– Но ты же теперь чистая сила, – напомнила Леля. – Значит, тебе обязательно надо имя завести.

         Я думаю, что Леля совершенно права. Если у вас нет имени, непременно заведите хоть какое-нибудь. А то неудобно получится. Придет в гости друг и радостно закричит: «Эй, ты! С днем рождения!». Или: «Эй, ты! Как дела?». Не очень-то это вежливо, как вы думаете?

– На свете столько имен! – присвистнул шиш. – Пока выберешь – сто лет пройдет!

– А можно, я буду тебя называть Шишей? – спросила Леля.

– А чего, – кивнул новый друг, – мне нравится!

– Значит, остаешься? – обрадовалась Леля.

– Ладно,- согласился Шиша, – поживу немножко, пока не найду подходящее местечко.

ЛЕНТЯЙ С ЛОПАТОЙ

         Вам часто снятся волшебные сны? Мне чаще всего снится всякая ерунда. То будто бы я плыву по морю на огромном бутерброде, то будто бы крокодилов развожу в тазике. Как-то приснилось, что еду на велосипеде на большущую гору и с огромным трудом кручу педали. А когда проснулся, то оказалось, что мне на ноги одеяло намоталось. Вам-то смешно, а мне было невесело выпутываться. Но как-то я видел настоящий волшебный сон. Будто мне подарили чудесную монетку. Зажмешь ее в кулаке, и можешь летать как птица. Ох, и налетался я тогда! Летал, пока монетку не выронил. И ка-ак рухну обратно в кровать! Просыпаюсь, а в руке пусто. И до сих пор не знаю – была монетка на самом деле, или нет. Вот и Леля проснулась утром – а ее нового друга и нет, как не было. Вроде бы, вечером он улегся спать в кукольном уголке, а теперь там пусто, даже игрушечная кровать аккуратно заправлена. И непонятно – был Шиша, или он Леле только приснился. И спросить не у кого. Ведь никто его больше не видел. Но на всякий случай Леля решила спросить бабушку.

– Ба, скажи, а нечистая сила бывает?

– Не знаю, – ответила бабушка, – я ее не видела.

– А чистая сила?

– Раньше всякая была, наверное, – вздохнула бабушка. – Когда я была маленькая, как ты, моя бабушка рассказывала, что в каждом доме за печкой жил домовой.

– А теперь? – спросила Леля.

– А теперь печек нет, – сказала бабушка, – только электроплитки. Одевайся, или опоздаешь.

         Взяла Леля свой рюкзачок и пошла с бабушкой в детский сад. Хорошая штука рюкзачок. Чего в нем у Лели только не умещается! Тряпичная кукла с приданым, пара носовых платков, зеленый камешек, фломастеры и целых восемь ракушек. Вот сколько унести можно. И при этом руки совершенно свободны. Можно было бы насобирать красных кленовых листьев по пути, если бы бабушка так не торопилась. Люди придумали рюкзак, чтобы носить его на спине, а руки держать свободными. Вы не знаете, зачем человеку свободные руки, если в них ничего взять нельзя? Вот и я не знаю.

         Подошли Леля с бабушкой к детскому саду, а на воротах табличка: «КАРАНТИН». Оп-па! Пришлось бабушке скорее идти домой, чтобы готовить Леле завтрак. А Леле пришлось до завтрака гулять в парке. А почему бы и не погулять, если парк рядом? Так близко, что даже улица, на которой стоит Лелин дом, называется Парковой.

         В каждом приличном парке, как правило, стоят скамейки. На них взрослые отдыхают. Чаще всего старички и старушки. Это потому, что старички чаще устают. А еще в каждом приличном парке есть качели и карусели. На них, как правило, отдыхают дети, которые устают очень редко. Ну, и некоторые взрослые, которые не разучились играть. А чтобы и взрослым, и детям гулялось веселее – прямо в центре каждого приличного парка стоит киоск с мороженым. Согласитесь, что с мороженым гулять намного веселее, чем без ничего.

         Леля вспомнила, что на дне ее рюкзачка, где-то между носовым платком и ракушками, лежат несколько монеток. Их вполне могло бы хватить на палочку пломбира. Леля присела на лавочку, сняла рюкзачок со спины и сунула в него руку, чтобы поискать монетки.

– Ой! – захихикал рюкзачок. – Щекотно!

         Леля даже подскочила на месте от такой неожиданности. Ведь не каждый день с ней рюкзачки начинали разговаривать. Ну, вы-то уже догадались, конечно, кто разговаривал на самом деле? А Леля не глупее вас была, тоже сразу догадалась.

– Шиша! – воскликнула она. – Это ты?

– Нет, – проворчал Шиша, – это с тобой мешок разговаривает!

– А я подумала, что ты мне приснился, – сказала Леля.

– А может, я тебе и вправду снюсь, – заявил Шиша. – А сам сплю себе в роще под своей корягой, да носом посвистываю. Может, с моей рощей не случилось ничего?

– Как это – не случилось? – удивилась Леля. – Ее же срубили под самый корешок!

         Шиша вздохнул:

– Ну, спасибо: умеешь ты поднять настроение!

– Прости, – сказала Леля, – я не хотела. Это, наверное, ужасно грустно – остаться без дома.

– Да уж, – проворчал Шиша, – веселого мало.

         И тут Лелю осенило. Ха! Вы, небось, подумали, что Леля пожелтела и облетела, как березка осенью? Вовсе нет. Просто так обычно говорят, когда кому-то в голову приходит хорошая идея. А Леле в голову как раз пришла такая идея.

– Я знаю, как тебя развеселить! – сказала она. – Когда мне грустно, я мороженое съем, и сразу веселею.

– Да, – захихикал Шиша, – это, наверное, жутко весело – что-нибудь мороженое погрызть! У вас что, печки нет?

– Нет у нас никакой печки, – сказала Леля, – у нас электроплитка.

– Так и разогрейте на ней ваше замороженное, – посоветовал Шиша. – Какие же глупые вы, люди, до таких простых вещей додуматься не можете!

         Леля поняла, что ее новый друг никогда не пробовал мороженого. Представьте себе – ни-ког-да! Жуткое дело! Представили? А я вот не могу. Как так – никогда?!

– Мороженое – самая вкусная вещь на свете, – сказала Леля,- тебе обязательно надо его попробовать.

– Самая вкусная вещь на свете – черничное варенье, – ворчливо возразил Шиша.

– А мороженое с черникой в два раза вкуснее! – заверила Леля. – Идем, я тебе куплю. Тут рядышком.

         Леля надела рюкзак и посадила Шишу на плечо. А так как ее волосы как раз доставали до плеч, то Шиша в них надежно спрятался от посторонних глаз. Если у вас есть знакомый шиш, то лучше не показывать его кому попало, мало ли что. Люди бывают разные, и нервные тоже. Как увидят, как побегут с воплями по улице – а вам это надо, что ли?

Киоск с мороженым стоял в самом центре парка. Вернее, раньше стоял. А теперь на месте киоска стоял деревянный забор с плакатом: «Строительство парка аттракционов ведет СМУ-97. Ответственный за строительство – П.П. Пыльный». Леля от огорчения едва не расплакалась.

– Ну вот! Опять этот Пы-пы-пыльный! Сначала рощу куда-то дел, а теперь мороженое!

– Так вот кто во всем виноват? – сердито спросил Шиша. – Вот бы его найти, да спросить как следует за все безобразия!

За воротами стройки скучал немолодой строитель, разглядывая перекопанную детскую площадку. Чтобы ему было не слишком скучно, он курил сигарету. А чтобы было не слишком тяжело стоять, он опирался на новенькую лопату. Вокруг него скопилась уже большая кучка окурков, потому что строитель мало работал и часто устраивал перекуры.

– Дяденька! – позвала Леля. – Где найти самого главного строителя?

– А зачем тебе, девочка, самый главный? – насторожился лентяй.

– Ну, очень надо, – ответила Леля.

– Ну, если очень, то ищи его во-он в том доме, – посоветовал собеседник, ткнув сигаретой в кирпичное здание через дорогу от парка. – Там наше строительное управление. А товарищ Пэ Пэ Пыльный сидит на первом этаже в шестом кабинете.

         И ленивый строитель снова оперся о лопату. Это Леле почему-то совсем не нравилось. Сломал, значит, всю детскую площадку, а строить обратно не собирается! И Шише он тоже почему-то не понравился.

– Ишь, стоит, как фон-барон, – проворчал Шиша Леле на ухо.

– Дяденька, что вы здесь будете строить? – спросила Леля.

– Детскую площадку, – лениво ответил строитель. – Качели, карусели, горки всякие.

– Но здесь же были качели и карусели! – удивилась Леля.

– Так это бесплатные были, – зевнул лентяй. – А теперь другие будут, за денежки. Иди, девочка, не мешай работать.

– Но вы же не работаете! – снова удивилась Леля.

         Строитель неторопливо выпустил в небо дымное колечко и возразил:

– Рабочее время идет – значит, работаю.

– Но дети же хотят качаться и крутиться! – возмутилась Леля. – А вы все сломали, и ничего не строите.

– Мое дело маленькое, – сказал строитель. – Сказали сломать, я и сломал.

         Честное слово, я бы при таких словах окончательно возмутился. А вы? Уж Леля, точно, возмутилась окончательно.

– А если бы вам сказали весь парк сломать – вы бы тоже так сделали? – сердито спросила она.

– Начальство прикажет – сломаю, – кивнул строитель.

         Леля открыла было рот, чтобы возмущенно вздохнуть, потому что слов для возмущения у нее уже не осталось. И тут она почувствовала, как что-то легонько стукнуло ее по плечу. Это, конечно, был хвост Шиши. И вздохнуть Леле не пришлось, потому что со строителем вдруг приключилась досадная неприятность. Сигарета выпала из его пальцев и упала прямо в сапог. Строитель мгновенно позабыл про лень, и принялся отплясывать танец какого-то неизвестного, но совершенно дикого народа. Во всяком случае, он махал руками и топал ногами, как самый настоящий дикарь. И при этом ругался так дико, что у Лели даже щеки покраснели. Зато Шиша заметно повеселел, потому что ехидно захихикал прямо Леле в ухо.

         Вы, конечно, догадались, что Шиша хихикал неспроста. И что сигарета у лентяя-строителя тоже выпала неспроста. И уж точно неспроста она попала прямо в сапог. Ну, и Леля, разумеется, об этом догадалась. Ведь я уже говорил, что она ничуть не глупее вас. Она живо сообразила, что надо держаться подальше от лентяя с лопатой, чтобы Шиша снова что-нибудь не натворил. И Леля поскорее отошла подальше.

– Тебе надо быть осторожнее, – сказала она Шише у самых ворот парка, – или снова превратишься в нечистую силу. На тебя не очень много ругательной гадости налипло?

– Вроде, не очень много, – ответил Шиша, болтая ногами на Лелином плече, – раньше мне пакости намного легче удавались. А теперь еле справился.

– Кажется, тебе надо чаще мыться, – сказала Леля. – На всякий пожарный.

 

БЕЗДОМЦЫ

         После завтрака Леля снова пошла гулять. Все-таки, в карантине детского сада есть что-то хорошее: можно гулять, когда вздумается. Вот если бы еще можно было гулять КУДА вздумается! Но не тут-то было.

– Далеко не отходи! – предупредила Лелю бабушка. – Я буду из окна присматривать!

         Всем известно, что Колумб открыл Америку. Фернандо Магеллан первым пересек Тихий океан. Антарктиду открыли русские мореплаватели Лазарев и Беллинсгаузен. Северный полюс первым покорил Роберт Пири, а Южный полюс – Руаль Амундсен. Первым в космосе побывал наш Юрий Гагарин. А на Луну первым ступил американский астронавт Нейл Армстронг. Вы знаете, почему среди великих первооткрывателей совершенно нет детей? Думаете, потому, что дети не очень любопытны? Ха! Как бы не так! Просто за ними очень бдительно присматривают бабушки! Стоит отойти детям на два шага со двора, как бабушки скорее бегут их искать. Попробуйте в таких условиях совершить хоть одно великое открытие! Вы же понимаете, что это невозможно. Вот и Леля понимала, что это невозможно. Поэтому села на лавочку в парке так, чтобы бабушка могла ее видеть.

– Скорей бы уже вырасти! – пожаловалась Леля новому другу.

– Зачем? – спросил Шиша, доедая блинчик с творогом, который Леля спрятала для него в рюкзачок.

– Взрослые могут гулять, куда им хочется.

– Взрослые – ужасные зануды, – перебил ее Шиша. – И очень рассеяны. Не замечают самых простых вещей. Нас, шишей, например. Если бы ты была взрослой, мы бы ни за что не встретились.

– Да? – удивилась Леля.

– Конечно! – хихикнул Шиша. – Все взрослые ужасно заняты. Они только и делают, что торопятся по делам, поэтому ничего вокруг не замечают. А вокруг столько всего происходит! На том дереве воробьи поссорились из-за сухих крошек. Под кустом две кошки спорят, что вкуснее, сметана или сливки. А вон та сорока вон той галке хвастается, какой красивый гвоздик она украла у строителей.

         Леля даже заерзала на скамейке от любопытства.

– Это все правда? – удивилась она. – Тогда почему я ничего не слышу? Ведь я же еще не взрослая!

– Но ты же хочешь поскорее вырасти! – язвительно заметил Шиша. – Хочешь торопиться по делам и ничего вокруг не замечать.

– Нет, – сказала Леля, – я хочу все-все замечать! И все-все слышать!

– Тогда слушай, – сказал Шиша.

         И Леля прислушалась. Так старательно, что даже глаза закрыла. Она услышала, как падали осенние листья, как в небе стрекотал вертолет, как воробьи галдели над головой.

– Ну что, – спросил Шиша, – услышала?

– Да, – ответила Леля. – И воробьев, и сороку. Только я их совсем не понимаю.

– Плохо слушаешь, – хихикнул Шиша. – Может, у тебя уши засорились? Надо бы их слегка прочистить.

         С этими словами Шиша как следует подул Леле в уши. В одно, а затем в другое. Леля сначала засмеялась, потому что ей стало щекотно, а потом и в самом деле услышала.

– Я бы полетела с тобой на юг, – трещала сорока, – но у меня такое большое хозяйство! Только крышечек от лимонада сорок восемь штук! А еще семнадцать гвоздей! Четыре болтика! Восемь стекляшек! И фантики! Я же не брошу свои фантики!

– Крак угодно! – отвечала галка.

– Сливки вкусне-е-е! – грозно урчала серая кошка.

– Нет, сметана-а-а! – завывала в ответ полосатая.

– Сливки-и-и!

– Сметана-а-а!

– Кость! Кость! – залаял в ответ проходивший мимо пудель, и кошки бросились в разные стороны.

– Ну и галдеж! – удивилась Леля. – Как же я раньше этого не слышала?

– Наверное, некому было твои уши продуть, – хихикнул Шиша.

         Леля снова прислушалась.

– Шиша,- сказала она, – кажется, там кто-то плачет.

– В самом деле! – согласился Шиша. – И голос как будто знакомый…

         Леля встала и прошла немножко по дорожке парка. И то-то удивилась, когда увидела, что на скамейке неподалеку сидит белка и заливается горючими слезами.

– Ой-ей-ей! – рыдала белка, уткнувшись в намокший хвост. – Все, все пропало-о! Что же мне теперь дела-ать?! Что же я теперь зимой буду е-е-есть?! Ы-ы-ы!

– Конечно, – узнал Шиша, – старая знакомая. – Это же белка из моей рощи.

– Кажется, у нее что-то пропало, – сказала Леля.

– У нее все время что-то пропадает, – заверил Шиша. – Белки – ужасные растеряши.

– Ы-ы-ы!- продолжала реветь белка. – Только на минуточку отошла-а-а – и уже украли-и-и!

– Я же говорил тебе, что запасы надо в кладовке хранить, а не прятать под каждым деревом! – сказал кто-то сверху.

         Леля подняла голову и увидела на ветке полосатого зверька, похожего на маленькую белку.

– Снова здорóво! – воскликнул Шиша. – Этот бурундук тоже из моей рощи! Что ты здесь делаешь?

– Ищу место, где бы поселиться, – ответил бурундук. – И эта растеряха тоже. Мы же теперь бездомцы.

– Оставайтесь в нашем парке! – пригласила Леля. – Мы с Шишей будем вам орешки носить.

– А их снова все украду-у-ут! – продолжала реветь белка.

– Плакса-вакса! – передразнил Шиша.

– Точно-точно! – подтвердил бурундук. – А ведь я ей говорил, чтобы запасы в дупло складывала, и не прятала, где попало! Сама и виновата.

– Виновата-а-а-а! – хныкала белка. – А теперь его украли! Мое печенье! Большое, круглое, с орешками-и-и! Ы-ы-ы!

– Хватит реветь! – нахмурился Шиша. – Печенье ревом не вернешь.

– Это точно, – подтвердил бурундук.

         Только Леля ничего не сказала. Она сняла со спины свой любимый рюкзачок и принялась в нем искать что-нибудь съедобное. И, представьте, нашла те самые орехи, которые Шиша наколдовал.

– Вот,- сказала Леля, – не плачь, тут хватит на всех.

         Белка тут же, как по волшебству, перестала реветь, схватила два самых больших ореха и счастливо засмеялась: «Цы-цы-цы-цы!». И стремглав помчалась прятать подарки под ближайшее дерево. Бурундук только лапкой махнул:

– Опять она за свое!

– Нель-зя-хра-нить-все-за-па-сы-в-од-ном-мес-те! – возразила белка, старательно выкапывая ямку поглубже. – Их же могут украсть все сразу!

         Леля протянула ладошку с орешками бурундуку.

– Угощайся, пожалуйста!

         Бурундук оказался похитрее белки и принялся складывать орехи в рот. Представьте себе, туда вошло не меньше половины! От орехов щеки бурундука раздулись так, что едва не лопались.

– Фафифа! – пробубнил он с набитым ртом.

– Что? – переспросила Леля.

– Фафофе фафифа, – повторил бурундук.

         Если вы не знали, то в Древней Греции жил один человек по имени Демосфен. Он долго-долго тренировался произносить речи с камешками во рту. А через много-много лет он выплюнул камешки и стал великим оратором. Если вы не тренировались много-много лет, как Демосфен, я бы вам не советовал болтать за обедом, потому что с набитым ртом вас все равно никто не поймет, как Леля бурундука.

– Ой, Шиша! – испугалась Леля.м Кажется, волшебство кончилось! Я его больше совсем не понимаю!

         Шиша в ответ почему-то захихикал. А бурундук надулся и пробубнил:

– Фя фкафаф фафофе фафифа!

         При этом у него изо рта выскочили два ореха, которые больше остальных мешали говорить.

– Я фкавал бальфое фпафиба! – сердито повторил бурундук и поскорей запихнул орехи обратно.

– Я бы на твоем месте говорил «спасибо» до того, как набивать рот, – посоветовал Шиша.

– Угу! – кивнул бурундук. Похоже, он решил сегодня рта больше не раскрывать.

         За суматохой с орехами все едва не забыли про белку. А между тем белка выкопала подходящую ямку, и вдруг удивленно пискнула.

– Ой! Печенье нашлось! А я-то его совсем не под этим деревом искала! Как же я забыла!

– Это потому, что у тебя память беличья, – пояснил Шиша. – Через минуту забываешь, где что зарыла.

– Угу! – подтвердил бурундук.

– Не беличья, а девичья, – возразила Леля. – Мама всегда так мне говорит, если я что-нибудь забываю.

– Вечно вы, люди, все перепутаете, – проворчал в ответ Шиша. – Разве ты забываешь, где закапываешь орехи?

         Леля помотала головой:

– Нет. Правда, я их никогда не закапываю.

– А что же ты тогда зимой кушаешь? – удивилась белка.

– Угу! – поинтересовался бурундук.

– Мне мама продукты в магазине покупает, – ответила Леля. – Молоко, хлеб, колбасу, и еще всякие другие.

– Вы, люди, хорошо устроились, – ворчливо заметил Шиша.

– Угу! – согласился бурундук.

– У нас в лесу магазинов нет, – вздохнула белка. – А теперь у нас даже леса нет. Кстати, ты не помнишь, под каким деревом я печенье зарыла, под этим или тем?

         Не дожидаясь ответа, она схватила последние орехи и побежала прятать их по кустам. Шиша только рукой махнул:

– Ну и растеряха!

– Угу! – согласился бурундук.

         Он помахал на прощанье лапкой, вскарабкался по стволу к заброшенному скворечнику и скрылся в нем. Скворечник был старый, весь рассохшийся, и Леля подумала, что бурундуку там, наверное, будет не очень-то уютно. Но такой дом все же лучше, чем совсем ничего.

– Интересно, сколько еще стало таких бездомцев, когда твою рощу срубили? – спросила Леля.

– Много, – ответил Шиша. – У меня по соседству барсуки жили. Сова. И еще всякая мелочь. Одних лягушек, наверное, два ведра. Мышей видимо-невидимо. А муравьев и бабочек столько, что и сосчитать нельзя.

         Леля вздохнула.

– Теперь там построят много домов для людей. А столько зверей осталось без дома. По-моему, это несправедливо.

– Так уж все в мире устроено, – пояснил Шиша, – не очень справедливо.

– Но это же неправильно! – возмутилась Леля.

– Как знать, – туманно возразил Шиша.

 

 

В МИРЕ ОТРАЖЕНИЙ

         Всем известно, что бабушек надо слушаться. И еще всем известно, что надо бороться за справедливость. Очень удобно, когда делаешь то и другое в разное время. И не очень удобно, если приходится в одно время слушаться и поступать справедливо. Ведь может случиться, что одно дело другому будет мешать. Сказать по правде, это случается сплошь и рядом. Скажем, вы пообещали бабушке больше не драться, но разве справедливо будет не дать сдачи, если вам заедут по носу? Придется в таком случае выбрать что-нибудь одно. Я всегда выбирал справедливость. Ведь послушным стать никогда не поздно, а справедливым нужно быть вовремя. Иначе помиришься и сдачи дать не успеешь.

         Леля, понятное дело, драться не умела, как и все нормальные девочки. И правильно, между прочим. Если девочки научатся драться, то мальчикам не придется их защищать. А это, согласитесь, несправедливо. Ведь каждый нормальный мальчик мечтает стать рыцарем, чтобы защищать слабых и девочек. А если защищать будет некого, то все рыцари просто исчезнут. Нет, я с этим категорически не согласен!

Хотя девочки не дерутся, им тоже приходится не очень-то легко. Ведь несправедливости вокруг хватает. Вот и приходится им тоже выбирать – послушно сидеть на месте, или добиваться правды. Согласитесь, что сидя на месте ничего не добьешься. Верно? Вот и Леля тоже так думала.

– Нет, – вздохнула Леля, – все сразу никак не получается. – Я бабушке обещала не переходить через дорогу. Но нам же обязательно надо на ту сторону, чтобы найти самого главного строителя.

– А ты не переходи, если обещала, – хихикнул Шиша. – Ты перебеги.

         Все-таки, он был большой хитрец, от этого так скоро не отвыкнешь.

– Но это же все равно обман получится! – возмутилась Леля.

– Не обман, – возразил Шиша, – не обман, а уловка. Это совсем разные вещи. Когда мне было всего двести годков, дедушка мне тоже запрещал из дома выходить. Скажет: «Из дома ни шагу!». Я и не делаю ни шагу, а весь день только бегаю. В другой раз дедушка скажет: «Из дома ни ногой!». Ну, и приходилось весь день ходить по лесу на руках.

– А дедушка очень сердился? – спросила Леля.

– Еще бы! – снова захихикал Шиша. – Потом целый вечер за мной с хворостиной бегал!

– Но я не хочу, чтобы бабушка сердилась, – нахмурилась Леля. – Не люблю, когда за мной с хворостиной бегают.

         Сказать по правде, я этого тоже не люблю. Ну, жалко же бабушку: она старенькая, запыхаться может, а все равно не догонит. Вот вас бы, к примеру, догнала бабушка с хворостиной? Нет? Ну, то-то же.

– До чего вы, люди, привередливы! – усмехнулся Шиша. – Ладно уж, давай не будем расстраивать твою бабушку. Придется кому-то за тебя на скамейке посидеть.

         Леля покачала головой:

– Не получится. Бабушка сразу поймет, что это не я.

– Значит, придется найти девочку, которая очень похожа на тебя, – подмигнул Шиша. – Я как раз видел ее совсем рядом.

– Где? – удивилась Леля.

         Шиша показал пальцем на большую лужу возле лавочки:

– Здесь. А ну, загляни-ка туда.

         Леля заглянула в лужу, и увидела, конечно, свое отражение: девочку с большими зелеными глазами, одетую в яркую оранжевую курточку и зеленую шапочку. На плече у девочки сидел человечек, похожий на большую еловую шишку. Человечек на плече этой девочки взмахнул хвостом, и тут произошла странная вещь. Отражение Лели подняло руку и приветственно помахало своей хозяйке.

– Ух ты! – удивленно воскликнула Леля, вытащила руку из кармана и помахала в ответ. Потому что не очень-то вежливо не здороваться со своим отражением.

Вообще-то, это ваше отражение должно все за вами повторять. Но если разочек получится наоборот – я думаю, это нестрашно. И Леля тоже так подумала.

– Ну, – нетерпеливо сказал Шиша, – спрашивай, чего же ты ждешь!

– Ты хочешь немножко посидеть за меня на лавочке? – спохватилась Леля.

         Отражение радостно закивало головой. Оно и понятно: какому же отражению не захочется хоть ненадолго погулять по человеческому миру? Целых полчаса делать что хочешь, а не повторять все движения за своим хозяином. Вы бы отказались, если бы были отражением? Думаю, нет. Я бы, точно, не отказался.

– Держись крепче на ногах, – предупредил Шиша и легонько стукнул Лелю хвостом по плечу.

– Ой! – сказала Леля и покачнулась, потому что в это мгновение небо накренилось и упало.

         На самом деле, конечно, небо никуда не упало. Это Леля теперь смотрела на него из лужи. Небо забавно морщилось волнами, по нему плыли радужные бензиновые пятна, а между ними, как будто далекий-далекий самолет, плыл какой-то маленький жучок. Все это было красиво и так необычно, что у Лели даже слегка закружилась голова. Между тем, отражение помахало Леле рукой и пошевелило губами. Только никто ничего не услышал, потому что отражения не умеют говорить. Вы слышали хоть раз, чтобы отражение разговаривало? Вот и я не слышал.

         Леля номер два повернулась и поскорей побежала к лавочке. Ведь ей не хотелось тратить зря ни секундочки свободного времени. А настоящая Леля огляделась вокруг. И поняла, что оказалась в очень странном месте. Оно было очень похоже на парк наверху, только этот отражательный парк словно стерли в некоторых местах резиновым ластиком. В этих некоторых местах ровным счетом ничего не было. Леля догадалась, что этот отражательный мир появляется только там, где есть или зеркала, или лужи. Ну, то, в чем ему можно отразиться.

– Не стой столбом, – сказал Шиша. – Пойдем, а то до вечера не вернемся.

         И Леля пошла от одного кусочка парка к другому. В таких местах настоящий мир было видно в окошки луж под ногами. Поэтому Леле все время казалось, что идет она вверх тормашками. Кое-где в лужах купались воробьи, а их отражения забавно кривлялись от волн. Еще, когда по лужам шли волны, отраженные деревья и облака начинали танцевать странные танцы. Стволы и ветки выгибались в разные стороны, как живые. Если Леля подходила к ним слишком близко, то и сама начинала вихляться из стороны в сторону, а это было не очень-то приятно. Я думаю, что никто не любит кривляться, когда сам этого не хочет. Я, во всяком случае, точно не люблю.

– Как все здесь неудобно! – пожаловалась Леля. – Бедненькое мое отражение!

– Да уж, – согласился Шиша, – нелегко ему тут приходится.

         Леля подумала и сказала:

– Наверное, надо почаще выпускать его погулять.

И ДЕРЕВЯННАЯ ГОЛОВА

 

         Вы знаете, чем отражения занимаются в зеркале, когда их не видят хозяева? Нет? Если честно, я этого тоже не знаю. Может, какие-нибудь ученые-зеркаловеды  и знают, но я в этом сомневаюсь. Ведь это невозможно проверить. Как только вы подходите к зеркалу, ваше отражение немедленно появляется и начинает за вами обезьянничать. Покажете ему язык – оно вам тоже покажет. Помашете рукой – оно тоже помашет. А стоит вам отойти от зеркала подальше, и уже нельзя сказать, чем оно занимается. Может, книжку читает, а может, караулит – вдруг вы захотите застать его врасплох. Ка-ак выскочите сбоку, а оно зазевается и не выскочит. Я много раз пробовал, но ни разу не вышло его одурачить. Может, у вас лучше получится.

         В общем, я так и не выяснил, что делает мое отражение без меня. Зато я точно знаю, чем занималось отражение Лели. Оно сидело себе на лавочке и болтало ногами как хотело. Очень довольное, между прочим, потому что это не каждому отражению позволяется. А сама Леля между тем добралась до другой стороны зазеркальной дороги. Это было не так-то просто сделать. Ведь по зазеркальной дороге тоже проезжают зазеркальные машины. К счастью, проезжают они не везде, а только там, где отражаются в лужах. Такие места Леля обходила подальше, и скоро добралась до большой витрины, за которой сновали настоящие пешеходы.

         Когда я был маленький, то думал, что прохожие правильно зовутся СПЕШЕходами, потому что вечно куда-то спешат. Потом оказалось, что правильно их называть просто ПЕШЕходами, хоть это и ужасно глупо. Ведь они, в самом деле, так торопятся, что ничего вокруг не замечают. Они не заметили даже Лелю в яркой оранжевой курточке и зеленой шапочке. Хотя, согласитесь, это выглядело странно: отражение девочки есть, а самой девочки на улице нет. Ручаюсь, вы бы это сразу заметили.

Наконец, Леля с Шишей добрались до зазеркального строительного управления. Леля как раз проходила мимо зеркала в коридоре, когда одна тетенька ее все-таки случайно заметила. Правда, ничего хорошего из этого не вышло. Когда Леля помахала рукой, тетенька выронила расческу и с воплем побежала по коридору.

– Какая же она нервная, – хихикнул Шиша, – можно подумать, она увидела тут привидение, а не маленькую девочку!

         Леля вылезла из зазеркального коридора в настоящий, подняла расческу и положила ее на полочку.

– Я уже большая! – возразила она. – На будущий год в школу пойду. Была бы я маленькая – тетенька бы не очень сильно напугалась!

         Леля не сразу заметила одну странность. Теперь она в зеркале не отражалась. Это неудивительно. Если вы оставляете отражение болтать ногами на парковой скамейке, то не удивляйтесь, не увидев его в зеркале. Нельзя же быть в нескольких местах одновременно. Правда, давным-давно жил да был один очень расторопный слуга по имени Труффальдино. Он умудрялся служить сразу двум господам. Про это даже пьесу написали, а потом сняли кино. Но Труффальдино был один такой расторопный, да и господ уже давным-давно не осталось. Потому что каждый порядочный человек должен уметь сам и есть, и одеваться, и мыть посуду. Я надеюсь, что вы это все умеете, потому что с неумехами я не дружу.

         Пока я вам все это рассказывал, Леля прошла от зеркала по коридору и нашла большую дверь с номером «6» и табличкой. На табличке было написано: «Главный архитектор П.П.Пыльный». Леля прочитала это по слогам, а потом постучала. Ведь невежливо входить в чужой кабинет без стука, даже если там сидит не очень приятный человек.

– Да-да! – сказал не очень приятный человек.

– Входи уже, наконец! – подсказал Шиша, и Леля вошла.

         Кабинет оказался не таким уж пыльным, как Леля себе представляла. Даже наоборот, очень чистым и светлым. И даже уставленным кучей комнатных цветов по всем шкафам и подоконникам. Да и самый главный строитель оказался не таким уж строгим. С короткой седой бородкой, с волосами ежиком и большими квадратными очками на носу. А кроме головы Леле больше ничего не было видно из-за здоровенного стола.

– Девочка, ты чья? – спросила голова довольно ласково.

– Я мамина, – честно призналась Леля.

– Ты, наверное, потерялась? – поинтересовался самый главный строитель.

– Нет, – ответила Леля. – Я нарочно пришла, из-за Зеленой рощи. А еще из-за бездомцев.

– Наверное, из-за бездомных? – переспросила голова. – Ничего, скоро их совсем не останется. Как только достроим новый район, у всех появится по большой новой квартире.

– Как бы не так! – проворчал Шиша Леле на ухо.

          Главный строитель его, конечно, не услышал, потому что Шиша надежно укрылся за Лелиными волосами, так что его не было видно. Да и говорил он тихонько. Но Леля-то его прекрасно слышала.

          – Да, – согласилась Леля, – только у белки дома не появится. И у бурундука. И у птиц.

          – И у муравьев! – подсказал Шиша.

          – Да, и у муравьев! – повторила Леля. – Разве это честно? Люди будут жить в домах, а звери где?

          – Ах, вот что тебя беспокоит! – сказала голова. – Это хорошо, что ты заботишься о бездомных зверушках. Мне их тоже жалко, честное слово. Я очень люблю природу. Видишь, сколько у меня цветов? Я их рыхлю и поливаю. Видишь эту лейку? Но дома все-таки нужно строить, иначе людям будет негде жить. Разве это будет хорошо?

          – Плохо, – согласилась Леля. – Но других тоже нельзя выгонять из дома.

          – Человек, девочка, это царь природы, – наставительно сказал главный строитель, и для большей внушительности поднял вверх указательный палец.

          Вы не замечали, что многие люди делают какой-нибудь внушительный жест, когда их слова звучат не очень убедительно? Одни выпячивают живот, а другие кулаком по столу стучат. Был даже один очень известный гражданин, который на выступлении стучал туфлей по трибуне. А главный архитектор для убедительности поднимал указательный палец, и даже повторял свои слова.

          – Человек – царь природы, – повторил главный строитель, внушительно подняв палец. – Поэтому звери должны ему во всем уступать.

          Тут Шише даже не пришлось ничего подсказывать, потому что Леля сама знала, как ответить.

          – А в сказках все цари глупые и жадные, – ответила Леля. – А побеждают всегда умные и добрые, которые со всеми дружат и лес не рубят. Если срубить все деревья, людям тоже будет плохо. Разве можно жить без деревьев?

          – Мы живем не в сказке, – назидательно сказал главный строитель. – Мы живем лучше, чем в сказке. На дворе уже двадцать первый век, девочка. Наука давно заменила волшебство. А дерево скоро совсем заменят пластиком. Все кругом будет пластиковое, и без леса очень даже можно будет обойтись.

          Леля уже давно слышала, что Шиша начал тихонько пыхтеть от злости, как рассерженный ежик. И, наконец, не утерпел.

          – Ну, попробуй обойтись без леса! – сказал он грозно.

          Раздался громкий хлопок, и в кабинете на секундочку потемнело. А когда снова посветлело, Леля заметила, что исчезли все деревянные предметы: письменный стол, шкафы, картины в рамах и чертежи на стенах. Чертежи ведь рисуют на бумаге, а бумагу делают из дерева. Но это еще не все. Исчез красивый джинсовый костюм главного строителя, и он остался сидеть в одних трусах на железном стуле без обивки.

          – Ой! – перепугался главный строитель, закрывшись пустым портфелем. – Где мой костюм?! Где мои чертежи?! Куда все пропало?!

          Леля, конечно, не знала, почему пропал костюм главного архитектора. Он же, вроде, не деревянный. Но вам я по секрету скажу. Дело в том, что и дерево, и ткань состоят из одного вещества, которое называется клетчаткой. Архитектору еще повезло, что его трусы были сшиты из другого материала, ведь все могло кончиться гораздо хуже. Я бы рассказал поподробней, но сейчас некогда, потому что Шиша с Лелиного плеча исчез, и очутился на полу, прямо перед перепуганным архитектором. И он так почернел, что Леля его едва узнала.

          – Что происходит?! – продолжал кричать Пы Пы Пыльный, прикрываясь портфелем. – Кто это?! Ничего не понимаю!

          – Это потому, – строго сказал Шиша, – что у тебя деревянная голова!

          – Ой! – испугалась Леля.

          А как было не испугаться, если вместо главного строителя на стуле появился сухой деревянный пень? Пень испуганно завыл большим дуплом, но продолжал прикрываться портфелем, который держал короткими сучкастыми ветками. А в довершение всего неизвестно откуда прямо на Шишу хлынул дождь, как из ведра.

          – Буль-бульк! – сказал Шиша и шлепнул хвостом по мокрому полу.

          Но больше ничего не произошло, потому что хвост у него намок. А мокрым хвостом колдовать нельзя, это каждому известно, кто хоть немножко знаком со сказками. Вы-то наверняка это знаете. Между тем, под Шишей получилась целая лужа, черная-пречерная, как чернила. Зато сам Шиша стал намного чище, а сухой пень снова превратился в архитектора. Но архитектор больше не кричал, потому что упал в обморок.

          – Ну вот, – проворчал Шиша, – теперь я мокрый, как выдра.

          Леля поставила пустую лейку обратно на подоконник и вздохнула.

          – Извини, пожалуйста. Я очень испугалась, что ты опять станешь нечистой силой. Давай лучше уйдем отсюда, пока он опять не начал кричать.

          – Давай, – согласился Шиша. – Все равно теперь колдовать не получится.

          В кабинете раздался громкий «хлоп!», и стол возник на своем месте, а на стенах стали появляться пропавшие чертежи. Когда Леля с Шишей дошли до двери, только черная лужа на полу напоминала о том, что здесь произошло.

          – Может, он теперь подобреет? – спросила Леля. – Смотри, сколько плохого с него на тебя налипло, а теперь оно все в луже.

          – Не знаю, – ответил Шиша. – Гадость прилипчивая, от нее очень трудно избавиться. Так и норовит ко всем пристать. Просто у шишей она снаружи, а у людей внутри.

– Жалко, – вздохнула Леля, – что людей нельзя просто помыть из лейки.

***

         Так закончилась история про Пы-Пы-Пыльного архитектора, и поэтому в книжке самое время устроить небольшой перерыв. Как всем известно, в любом театре бывает антракт. Это чтобы актеры и зрители могли передохнуть и выпить чаю с пирожными. А в книжке антрактов не бывает. Согласитесь, что это не очень справедливо. Ведь писатели тоже любят пирожные. Поэтому они придумали делить книгу на части, а между частями устраивать маленький перерыв. Пока вы отдыхаете, я тоже попью чаю, а потом буду дальше рассказывать.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

НЕЖНАЯ СТИРКА

 

          Вы знаете, кто такие программисты? Это люди, которые пишут программы для компьютера. Программы бывают разные, на любой вкус. И чтобы музыку слушать, и чтобы рисовать, и чтобы сказки записывать. И даже чтобы играть в крестики-нолики, тоже нужна своя программа.

          Жил-был мальчик Сева, у которого папа и мама были программистами. У каждого из них был свой компьютер, за которым они сидели с утра до вечера, и потом с вечера до утра, то есть круглые сутки. Даже разговаривали друг с другом через компьютеры, хотя сидели в одной комнате. Вернее даже, не разговаривали, а писали друг другу электронные письма. Мама писала папе: «Не пора ли нам попить чаю?». «Да, – писал в ответ папа, – пожалуйста, поставь чайник». «Сам поставь, – печатала мама, – мне некогда». Тогда папа писал письмо Севе, ведь у Севы тоже был свой компьютер: «Сын, скорее ставь чайник, пора ужинать!».

          Питались они, надо сказать, одними бутербродами, потому что на суп или котлеты у Севиных родителей вечно не хватало времени. А еще они были очень рассеяны, потому что все время думали только о своих программах. Однажды Севин папа вместо бутерброда по рассеянности съел свою записную книжку. А мама, если Сева простужался, иногда по рассеянности ставила ему карандаш вместо градусника.

          В общем, жизнь у Севы была – не позавидуешь. Например, говорил ему папа, не отрываясь от компьютера: «Сходи в низагам, купи блех и околом». И Сева полдня искал на улице этот самый низагам, чтобы купить в нем какой-то блех и непонятный околом. И возвращался, конечно, ни с чем. «Где ты болтался целых полдня, неслух?! – возмущалась мама. – Марш в Гугл, пока не исправишься!». Она, конечно, хотела сказать: «Марш в угол!», но по рассеянности путала слова. А Гугл, между прочим, это вовсе не угол, а программа, которая ищет ответы на разные вопросы. И Сева старательно искал в ней ответы на все вопросы. Так он узнал, что блех, околом и низагам – это слова «хлеб», «молоко» и «магазин» задом наперед.

          Поскольку родители Севы были ну о-очень рассеянные, они ну о-очень часто посылали Севу в Гугл. Сева задавал ему кучу вопросов, и получал на них кучу ответов. И очень скоро стал, как вы понимаете, ну о-очень умным. Нельзя же, в самом деле, столько узнать и ничуть не поумнеть! Когда Сева поумнел, родители, конечно, перестали посылать его в Гугл, но Сева продолжал туда ходить по привычке. Вот. А что с этим Севой дальше произошло, я потом дорасскажу. Если забуду, вы мне обязательно напомните, а то ведь я тоже немного рассеянный. Начал рассказывать про Севу, и забыл, что сказка про Лелю с Шишей.

          А Леля с Шишей как раз вернулись домой с прогулки. Леля помахала своему отражению в зеркале прихожей, и отражение, конечно, тоже ей помахало. Да еще и хитро подмигнуло в придачу. Наверное, чтобы Леля не забывала про их совместное приключение. Что и говорить, отражение Леле попалось очень озорное. А у Шиши отражение было на редкость хмурое.

          – Я такой грязный, что хочется сделать какую-нибудь гадость, – грустно сказал Шиша. И отражение показало ему язык.

          – Придется тебе как следует помыться, – ответила Леля. – Ты же не хочешь опять превратиться в нечистую силу?

          – По правде сказать, не знаю, – вздохнул Шиша. – Очень трудно привыкнуть не делать пакости. Но с пакостниками никто дружить не хочет. Поэтому, как ни крути, а придется мыться.

          Лелина бабушка как раз ушла в магазин, поэтому никто не мог помешать Шише искупаться. Если вы собираетесь постирать знакомого шиша, обязательно дождитесь, когда бабушка уйдет в магазин, потому что ей не стоит видеть это зрелище. Бабушка может запросто напугаться. Она же не знает, что нечистая сила превращается в чистую, если ее как следует простирнуть. Это не очень приятно, но чего не сделаешь ради дружбы.

          Должен вам сказать, кстати, что если не делать пакостей, но при этом не мыться, то с вами все равно никто дружить не захочет. Кто же будет водиться с тем, от кого пахнет, как от помойного ведра? Можете проверить, если хотите, но я тогда с вами точно дружить не буду. А если я перестану мыться, вы со мной тоже не водитесь.

          Пока я с вами болтал, Леля с Шишей пришли в ванную, где стояла стиральная машина. А за стиральной машиной стояла плетеная коробка со старыми носками.

          – Ой, нет! – воскликнула Леля, когда увидела в этой коробке зеленый носок с ромашкой на боку. – Мой любимый носок потерялся! Он же был от платья с ромашками!

          – Почему потерялся, если он здесь? – спросил Шиша.

          – Но носков же должно быть два, – пояснила Леля. – У меня же две ноги. А сюда мама кладет носки, которые остались одни. Понимаешь, когда их стирают, один иногда куда-то девается. И не иногда даже, а очень часто.

          – И у вас накопилась уже целая коробка одиноких носков? – удивился Шиша.

          – Да, – вздохнула Леля. – И все-все разные. Нельзя же носить один зеленый, а другой красный – это некрасиво.

          – А по-моему, весело, – хихикнул Шиша. – Хотя, конечно, это безобразие – чужие вещи красть. Твоя мама может разориться на носках, а это будет очень досадно.

– А разве их украли? – удивилась Леля.

– Нет, – проворчал Шиша, – они просто решили прогуляться, и заблудились.

          Разумеется, Шиша пошутил. Вы же понимаете, что вещи не ходят сами по себе, хотя у некоторых из них есть ножки. Я имею в виду шкафы, кровати, стулья и столы. Вы понимаете, для чего мебели ножки, если она только и делает, что стоит на месте? Я, если честно, не понимаю. Хорошо, что людям ноги приделаны не для этого, а то бы мы умерли от скуки. Лично мне ноги нужны, чтобы на них бегать и прыгать, а еще надевать на них носки. Если, конечно, эти носки никто не украл.

          Леля вздохнула:

          – Бедненькие мои носочки, где они сейчас лежат одни?

          – А может, и не лежат, – подмигнул Шиша. – Может, их носит какой-нибудь одноногий воришка.

          – Ой! – сказала Леля. – Он что, взаправду с одной ногой?

          Шиша задумчиво почесал зеленую бороду и ответил:

          – Почем я знаю. Я же его еще не поймал. Вот поймаю, тогда увижу.

          – А как ты его будешь ловить? – спросила Леля.

          Шиша радостно захихикал, потирая ручки, и завертел своим удивительным носом, потому что уже придумал, как ловить хитрого воришку. И он ответил:

          – Конечно же, на носки. Неси скорей новую пару.

          Леля удивилась, но послушалась, и принесла из комода совершенно новые носки, в красивых белых розочках. Шиша уже залез в стиральную машину, прихватив с раковины кусок душистого мыла. В круглом окошке он был похож на космонавта внутри ракеты. И тут Леля вспомнила очень важную вещь.

          – Тебе какую стирку поставить, – спросила она, – быструю или бережную? Мама говорила, что нежные вещи надо бережно стирать.

          – Я не очень-то люблю мыться, – проворчал Шиша, – поэтому хочется побыстрее. С другой стороны, от быстрой стирки долго голова кружится.

          Признаться, я не такой уж неженка, но если бы мне довелось лезть в стиральную машинку, я бы предпочел, чтобы меня стирали понежнее. Неудивительно, что Шиша рассудил так же.

          – Поехали! – сказал космонавт Шиша, схватив носки. – Закрывай дверь!

          – А вдруг этот воришка большой и сильный? – засомневалась Леля. – Вдруг он тебя сам поймает? Я боюсь. Я с тобой хочу.

          – Ладно, – согласился Шиша, немного подумав. – По правде, мне одному тоже страшновато. Только мы вдвоем тут не поместимся, придется что-нибудь придумать. Возьмись-ка покрепче за носок.

          Леля схватилась что было силы за носок, который Шиша протянул ей из стиральной машинки. И вдруг почувствовала, что ее ноги перестали доставать до пола. Леля сразу вспомнила сказку про Алису в Стране Чудес. Стоило Алисе в этой стране съесть или выпить что-нибудь, как она начинала уменьшаться или увеличиваться. Леля, правда, ничего не съела, и ничуть не увеличилась, но зато ванная выросла прямо на глазах! Все в ней стало ужасно огромное. Плетеная корзинка для белья стала размером с клетку для тигра, а стиральная машина умудрилась вырасти величиной с дом. Из огромного круглого окошка этого дома свисал настоящий великанский носок, на котором теперь и висела Леля.

          – Ты там уснула, что ли? – пропыхтел Шиша. – Думаешь, так легко тебя держать?

          – Ой! – сказала Леля, и быстро-быстро полезла наверх.

 

НЕИЗВЕСТНО ГДЕ

 

          Вы, случайно, не мечтаете стать космонавтом? Или, хотя бы, водолазом? Они, между прочим, очень похожи – оба носят скафандры, и не любят скучать на земле. Я вот мечтал быть и тем, и другим. Сразу после того, как решил стать моряком, но до того, как захотел пойти в летчики. Это сейчас многие дети от рождения мечтают быть то манекенщицами, то адвокатами. Я даже знаю одного карапуза, который собирается пойти в директоры банка, представляете? А я не представляю. Это же ужасно скучно – целыми днями взаперти примерять платья или перебирать бумажки. Фу.

          Я люблю приключения, и вы тоже, надеюсь. Иначе зачем бы вы читали эту книжку? И Леля с Шишей, разумеется, любили приключения. А если бы не любили, с ними бы ничего интересного не произошло, и я бы вам про них ничего не рассказал. К счастью, мне вам еще много чего надо про них рассказать. И сейчас я этим займусь.

          Знаете, как тренируются космонавты? Они долго-долго крутятся в специальном колесе, чтобы их потом в космосе не тошнило. Были бы космонавты немного поменьше, они могли бы тренироваться в простой стиральной машине, как Леля с Шишей. А еще космонавты надевают скафандр и плавают в бассейне с водой, как в невесомости. У Лели с Шишей, конечно, не было скафандров. Зато у Шиши был большой кусок замечательного мыла. Как только в машинку полилась вода, Шиша выдул два больших мыльных пузыря. И нацепил один пузырь на голову Лели, как водолазный шлем, а второй надел себе. Догадались, для чего? Конечно, чтобы дышать под водой.

          Если у вас нет знакомого шиша с волшебным хвостом, я вам не советую нырять в мыльном пузыре. Без колдовства он, конечно же, лопнет. А если стукнуть по пузырю волшебным хвостом, то не лопнет. Во всяком случае, у Лели не лопнул. Они с Шишей выглядели в своих пузыристых шлемах, как настоящие космонавты на тренировке в бассейне.

          – Держи свой носок покрепче, – распорядился Шиша, – а я буду держать второй, – голос его звучал забавно, как будто он говорил в стеклянную банку из-под компота.

          Все-таки хорошо, что Леля с Шишей догадались крепко взяться за руки. Потому что самая бережная стирка выглядит страшнее настоящего морского шторма для того, кто ростом не больше ладошки. Если упасть с корабля в такую погоду, то вас будет крутить и болтать не хуже, чем в стиральной машине. Только учтите, что морской шторм заканчивается не так быстро, как стирка. Леля никак не могла дождаться, когда перестанет вертеть, полоскать и тошнить, как вдруг что-то сильно потянуло ее за руку. Будто в носок, на который они с Шишей ловили воришку, вцепилась большущая рыбина.

          – Клюет! – крикнула Леля.

          Ей пришлось как следует сжать пальцы, чтобы эта рыбина не сорвалась. И знаете, что произошло? Что-то дернуло так сильно, что носок вместе с Лелей и Шишей вылетел из машинки неизвестно куда.

          Вам не приходилось попадать неизвестно куда? Мне вот не приходилось. Один раз почти повезло, но я все-таки понял, где нахожусь. Просто во сне. А Леля с Шишей попали неизвестно куда на самом деле. И знаете, что оказалось? Оказалось, что неизвестно где находится неизвестно что! А еще там оказался неизвестно кто. И этот самый неизвестно кто пытался отнять у Лели ее новый носок. Признаться, Леля от этого немножко растерялась, ведь у нее еще ни разу неизвестно кто носков не отнимал. Не знаю, как вам, а мне бы, точно, было не по себе. Только Шиша ничуть не растерялся.

          – Держи вора! – крикнул Шиша.

          Он стукнул хвостом по чему неизвестно, чтобы заколдовать неизвестного воришку. Только ничего у него не вышло. И это, как раз, известно почему. Ведь после стирки хвост у него был мокрый, а мокрым хвостом колдовать нельзя, если вы вдруг забыли. Неизвестный воришка в ответ выпустил почти украденный носок и хлопнул в ладоши, чтобы заколдовать Шишу. Но у него тоже ничего не вышло, ведь он тоже был мокрый с ног до головы.

          – Ах, ты так! – рассердился Шиша и бросился на воришку с кулаками.

          – Ты вот как, значит? – пискнул воришка и бросился с кулаками на Шишу.

          – Стойте! – крикнула Леля что было силы. – Перестаньте сейчас же!

          Драчуны от испуга остановились, и Леля наконец-то смогла немножко разглядеть носочного воришку. Он был ростом с Шишу, весь лохматый, как метелка для пыли, одна сплошная борода. А на голове у него вместо шапочки был надет Лелин зеленый носок с ромашкой.

          – Ты кто? – спросила Леля.

          – А тебе какое дело? – буркнул в ответ неизвестно кто, потирая ушибленный нос.

          – Да это же домовик, – догадался Шиша. – Только неправильный какой-то. Домовики все в дом тащат, а этот, наоборот, из дома.

          – Потому, что у меня нету никакого дома, – огрызнулся домовик.

          – Почему? – спросила Леля.

          – Потому, что вредный, а то почему еще? – подразнился Шиша.

          Домовик опустил кулаки и печально вздохнул.

          – Вовсе я не вредный. Просто мы, домовики, никогда не селимся без приглашения. Это раньше нас в каждый дом звали.

          – Я знаю, – сказала Леля, – за печку. Мне бабушка говорила. Только теперь печек не осталось, одни электроплитки. Поэтому тебе негде жить?

          – А чем за плиткой плохо? – проворчал Шиша.

          – За плиткой хорошо, – снова вздохнул домовик. – Только никто в нас теперь не верит, поэтому никто не приглашает.

          При этих словах домовик захлюпал носом, а из глаз его выкатились такие огромные слезищи, что даже Шиша перестал сердиться. Вы можете сердиться на тех, кто хлюпает носом? Лично я не могу, мне их жалко. Вот и Шише стало жалко домовика. К тому же, он только что постирался, и был слишком чистый, чтобы по-настоящему сердиться.

          – Эй, как тебя зовут? – спросил Шиша.

          – Никто меня никуда не зове-ет! – всхлипнул домовик.

          – Перестань реветь, – проворчал Шиша. – И скажи, как тебя раньше звали, когда куда-нибудь звали?

          – Еремкой, – вздохнул домовик. – Еремка, – говорили, – поедем с нами в новый дом. Я и ехал, а как же. Без меня-то какое хозяйство? Одна бесхозяйственность. А теперь дети ученые стали, в сказки не веря-ат…

          Домовик снова собрался разреветься, но Шиша пригрозил ему кулаком, и Еремка замолк, хлюпая носом.

          – Бедненький, – сказала Леля. – Может, к нам его взять?

          – Негоже в одном доме двум хозяевам быть, – проворчал Шиша. – Порядка не будет.

          – Не будет, – согласился домовик.

          – Но тебе же надо где-то жить, – сказала Леля. – Нельзя все время жить неизвестно где. Так можно со скуки помереть.

          – Или начать носки воровать, – заметил Шиша. – Верно?

          – Верно, – вздохнул Еремка. – Когда живешь неизвестно где, все дни ужасно одинаковые кажутся. Неизвестно какие. Вот я и придумал каждый раз новую шляпу носить, чтобы дни хоть как-нибудь отличались.

          – Но это же не шляпы, – заметила Леля, – это мои носки.

          – Кому и носок – шляпа, – резонно возразил Еремка. – Домовикам-то портные одежу не шьют!

          В этом он совершенно прав, между прочим. Вы, наверное, сто раз видели вывески «Одежда для мальчиков» или «Одежда для девочек», а еще «Одежда для спорта». Но я ручаюсь, вы не встречали вывески «Одежда для домовиков». Я, во всяком случае, нигде такой вывески не видел.

          – А где ты раньше жил, Еремка? – спросила Леля.

          Домовик обстоятельно высморкался в свою шляпу, (то есть, в Лелин зеленый носок), и ответил:

          – Туточки недалечко домик стоял. Сначала в нем старички жили, да мы с дедушкой, а потом и внучек старичков приехал. А когда он вырос, то старички уехали в деревню, и мой дедушка с ними, а мне наказал за внучком приглядывать. А потом, – при этих словах Еремка снова всхлипнул, – домик мой сломали. И баньку, и амбарчик, и даже будку собачью. Внучок-то в новый дом перебрался, а меня не позва-а-ал!

          От горестных воспоминаний домовик Еремка снова заревел. Мне его жалко, конечно, но я не люблю, когда ревут. Надеюсь, что и вы не любите. Уж не знаю, кому это может понравиться. Леле с Шишей, во всяком случае, не понравилось.

          – Перестань сейчас же! – строго сказала Леля. – Борода до полу, а ревешь, как маленький!

          – Да он и есть маленький, – хихикнул Шиша, – поди, четыреста лет еще не исполнилось?

          – Мне уже четыреста двадцать! – обиженно заявил Еремка.

          – А мне только шесть, – ответила Леля, – я и то не реву! Лучше скажи, куда твой внучек переехал? Я вот что придумала. Мы пойдем к нему и попросим тебя пригласить.

          – А вдруг он не согласится? – неуверенно спросил Еремка.

          – Пускай только попробует! – предупредил Шиша, постукивая просохшим хвостом по неизвестно чему. Ведь неизвестно где нет ни пола, ни потолка, ни стен, а есть только неизвестно что. – Так в какой квартире живет этот невежа?

          – В шестой, – тихо сказал Еремка. – Только вы с ним не очень-то, я же обещал дедушке за ним приглядывать.

          – В шестой квартире Сева живет! – воскликнула Леля. – Мы же с ним в одну группу ходим!

          Между прочим, вы мне собирались напомнить про Севу. Эх вы. Это хорошо, что я про него сам вспомнил, а то что бы пришлось делать с бездомным Еремкой? Домовики же без дома никак не могут, это даже по их названию понятно. Повезло ему, что у меня память хорошая.

          – Ну что, пошли? – спросил Шиша.

          На самом деле, конечно, никуда они не пошли. Как узнаешь, куда идти, если ты неизвестно где? Пойдешь неизвестно куда, и снова неизвестно где окажешься. Ну, то есть, никуда не уйдешь. Хорошо, что у шишей растет волшебный хвост. Стукнул Шиша своим хвостом по неизвестно чему, и тут же оказался у двери шестой квартиры. А рядом, конечно, Еремка и Леля.

          – Ой,- сказала Леля, – какая здоровенная дверь! Как же я до звонка дотянусь?

          – Это не дверь здоровенная, – ответил Еремка, – это ты маленькая.

          А Шиша ничего не ответил. Он просто еще разок стукнул хвостом, и Леля стала расти, как на дрожжах. Вы не видели, как растут на дрожжах? Сперва пекари замешивают ма-аленький комочек теста. И он принимается расти, расти, пока не начинает вылезать из кастрюли. Если вовремя не взяться печь пирожки, я думаю, он может вырасти размером с тучу. Ну, по крайней мере, с облачко. Только надо очень долго ждать, а пекари никогда не дожидаются, и начинают печь пирожки. Ну и правильно, а то бы мы тоже пирожков никогда не дождались.

          И Шиша не стал ждать, когда Леля вырастет величиной с телеграфный столб, а дождался, когда она станет нормального размера. Ну, как все шестилетние девочки. А потом снова стукнул хвостом. И Леля перестала расти. Верней, стала расти, как все шестилетние девочки, ме-едленно-медленно, а не как на дрожжах. Ну, а чтобы достать до звонка, Леле пришлось влезть на ящик для старых вещей, который стоял возле двери, а потом еще встать на цыпочки.

          – Кто там? – спросил из-за двери Сева.

          – Это я, Леля! – ответила Леля.

          Она поскорее слезла с ящика и посадила Шишу с Еремкой к себе на плечо, пока Сева открывал дверь. И Шиша с Еремкой надежно спрятались под Лелиными волосами.

          – Привет! – сказал Сева. – Заходи, пожалуйста!

          – Ой! – прошептал Еремка Леле на ухо. – Как на внучка-то похож! Только мой постарше был, и не такой вежливый.

          Сева ведь был ужасно умный, а потому очень воспитанный. Если к воспитанному человеку приходят гости, он их не держит за порогом, а непременно пускает в дом. А если хозяин гостей в дом не пускает, значит, он не слишком воспитанный. И не слишком умный, разумеется. Сева, конечно, был не такой. Он даже дал Леле свои тапочки, как настоящий джентльмен. Кто такой джентльмен, я расскажу в другой раз, если вы не забудете мне напомнить. Уж, пожалуйста, не забудьте снова!

          – Хочешь чаю? – спросил Сева, поправляя очки. – Я умею ставить чайник!

          – Нет, – ответила Леля, – мне некогда. Ты лучше Еремку пригласи.

          – А кто этот Еремка? – удивился Сева.

          – Домовик, – сказала Леля. – Твой папа забыл его позвать, а он сам не может прийти. Домовики ужасно стеснительные.

          Сева снова поправил очки и терпеливо заметил:

          – Леля, домовиков не бывает, это сказки!

          Еремка на Лелином плече тихонько охнул от обиды.

          – Глупости! – рассердилась Леля. – Кто тебе сказал, что не бывает?

          – Компьютер, – ответил Сева. – Он все на свете знает.

          – Ах, вот как! – проворчал Шиша Леле на ухо. – Хотел бы я посмотреть на этого всезнайку!

          – А вот спорим, домовики бывают! – заявила Леля. – Твой компьютер все врет!

          – Компьютер никогда не врет! – возразил Сева. – Хочешь, сама спроси.

          – И спрошу! – ответила Леля. Она вскарабкалась на стул, села за компьютер Севы и строго спросила. – Признавайся, есть на свете домовики, или нет!

          Сева засмеялся и сказал:

          – Ты неправильно спрашиваешь. Надо писать вопрос в специальной программе, а то компьютер не ответит!

          Как бы не так, «не ответит»! Сева не знал, что имеет дело с Шишей. А точнее, с его волшебным хвостом. Стукнул Шиша Лелю по плечу хвостом, и компьютер, конечно же, ответил. Да не просто так, а человеческим голосом!

          – Конечно, домовики есть! – ответил компьютер. – И они очень обижаются, когда их не приглашают в новый дом! Твоему папе должно быть стыдно, что Еремку не позвали!

          Сева от удивления даже сел на пол и рот открыл. А возразить ничего и не может. Ведь сам сказал, что компьютер все на свете знает.

          – Что, съел? – засмеялась Леля. – Будешь знать, как спорить! А теперь пригласи Еремку!

          – Ага, – сказал Сева, – раз компьютер говорит, пускай приходит.

          – А я уже пришел! – радостно крикнул Еремка и спрыгнул на пол.

          Тут Сева и вовсе упал от удивления. Это хорошо, что на ковер, а то мог бы и ушибиться. Когда увидите домовика, я вам тоже советую на ковер от удивления падать, это не так больно. А еще лучше советую вовсе не удивляться. Вы же не Сева, вы теперь знаете, что домовики есть. А то зачем бы я вам все это рассказывал?

 

ПУГЛИВОЕ ВДОХНОВЕНЬЕ

         Сразу после завтрака Леля заскучала. По правде, она заскучала за завтраком, потому что не очень-то весело есть манную кашу. Даже с малиновым вареньем. Леля гораздо больше любила есть оладушки. Такие румяные и пышные, политые абрикосовым джемом. Но оладушков не было, и на улицу идти не хотелось: там шел дождик, все было серое и мокрое. Поэтому Леля листала журнал и гуляла глазами по картинкам. А что еще делать, если на улице осень и дождь?

Когда явился Шиша, Леля разглядывала фотографию зеленого лужка возле маленькой речки. Над речкой плыл туман, а на лужке стоял на задних лапках какой-то забавный зверек. Передние лапки он сложил на животе, задумчиво глядя непонятно куда.

– Хорошее место, – сказал Шиша, взобравшись на спинку дивана, чтобы лучше видеть картинку.- Мне бы такое подошло. Люблю, когда рядом речка. Можно сидеть и шлепать по воде ногами.

– А зачем шлепать по воде ногами? – спросила Леля.

– Не знаю, – сказал Шиша. – Просто так. Если есть вода, почему бы по ней не пошлепать?

         Леля не стала возражать. В самом деле, почему бы не пошлепать по речке? Ведь это не то же самое, что шлепать сапогами по холодным лужам на тротуаре. Попробуйте сами – сразу почувствуете разницу. Но тут Леля подумала, что Шиша однажды найдет себе подходящее местечко, поселится там, и больше не будет приходить. Если у вас есть братишка или сестренка, то без друга можно как-то прожить. Но ни братишки, ни сестренки у Лели не было, а Шиша никак не хотел оставаться навсегда. Дождик все барабанил в стекло, и Леле стало совсем грустно. Так, что даже захотелось поплакать. Но Леля изо всех сил сдержалась и сказала:

– Видишь, там уже занято. Там живет какой-то зверек.

– Глупости, – отмахнулся Шиша. – Это же суслик, он живет под землей. А я буду жить наверху.

– Все равно, – сказала Леля. – Вдруг он тебе не понравится? Соседи бывают разные. Некоторые забывают закрыть кран. У нас из-за таких один раз было наводнение.

         От этих слов у Шиши в глазах словно зеленые лампочки сверкнули, а его нос-фигушка так и завертелся от интереса.

– Вот это здорово! – хихикнул он. – Самое настоящее пакостное приключение! Наверное, весело было?

– Ужасно весело, – согласилась Леля. Но потом вспомнила, как долго пришлось вытирать воду тряпками, и добавила, – только ужасно мокро.

         Однако Шиша уже не желал слушать никаких возражений.

– Идем скорее, – сказал он.

– Куда? – удивилась Леля.

– Как это – «куда»? С новыми соседями знакомиться!

         Шиша схватил Лелю за руку, соскочил со спинки дивана и прыгнул прямо в картинку. Леля и моргнуть не успела, как оказалась на самом настоящем зеленом лугу. А трава на этом лугу росла высоченная, выше головы. И Шиша почему-то стал очень большой, почти с Лелю ростом. У нее от этого на секундочку даже дух перехватило. А когда дух вернулся на место, Леля удивленно спросила:

– Как ты это делаешь?

         Шиша хихикнул в ответ:

– Я же не удивляюсь, когда ты буквы в слова превращаешь!

– Это совсем другое дело, – возразила Леля. – Читать очень просто!

– Кому как, – снова хихикнул Шиша. – Тебе легко буквы в слова складывать, а мне легко чудеса делать. И хватит болтать, а то в гости опоздаем.

         Тут Леля поняла, что это не трава такая высокая, и не Шиша вдруг вырос. Это Леля сама стала маленькой.

Они стали пробираться по лугу, как путешественники по джунглям в кино. Вокруг них сердито жужжали потревоженные шмели. Огромные, как вороны, но лохматые и полосатые, как тигры. Леле даже показалось, что один из них негромко пригрозил: «Осторож-жнее, пож-жалуйста, не то уж-жалю!». И еще отовсюду доносилось чавканье: это завтракали гусеницы, толстенные, как диванные валики – зеленые гладкие, рыжие лохматые, пятнистые, полосатые, самые разнообразные. Шиша пояснил, что гусеницы вообще долго завтракают, иногда целый день. Одну гусеницу куда-то тащили муравьи. Она была такая длинная и толстая, что муравьев потребовался целый отряд. Гусеница упиралась всеми свободными ногами, но это ей не очень помогало.

– А куда ее несут?- спросила Леля.

– Обедать, – ответил Шиша, как-то странно ухмыльнувшись.

– А мне кажется, ей совсем не хочется…

Шиша на это ничего не ответил, а Леле некогда было долго думать про гусеницу. Мелкие букашки так и шныряли под ногами, она все время боялась на кого-нибудь нечаянно наступить. Упавшие сухие травинки походили на бурелом. Перелезать и перепрыгивать через них было ужасно утомительно. Леля очень скоро вспотела, запыхалась и начала уставать.

– Зачем ты сделал меня такой маленькой? – сердито спросила она, когда путешественники остановились отдышаться.

– Затем, что суслики очень боятся, когда громадные девочки бегают по лугу, – ответил Шиша.

– И вовсе я не громадная, – возразила Леля. – Мне же только шесть лет!

         Шиша ехидно захихикал.

– Это для твоей мамы ты маленькая девочка. А для суслика – здоровенная, как пожарная каланча. Когда ты по траве бегаешь – у него, может, потолок обваливается и люстра падает. И хватит стоять, а то до вечера не дойдем.

         Он поймал Лелину руку в свою жесткую ладошку и потащил девочку дальше.

– А что суслик ест? А нора у него большая? – спрашивала Леля на ходу, снова совершенно запыхавшись. – А у суслика, правда, люстра есть?

– Откуда я знаю? – сердито проворчал Шиша. – Я же с ним еще незнаком!

         Наконец путешественники выбрались из травы и увидели земляной холмик, на котором стоял суслик. Он стоял в той же позе: на задних лапках, как столбик, а передние лапки держал на животе. При этом суслик смешно шевелил губами, будто что-то про себя повторял.

– Здравствуйте! – сказала ему Леля.

Шиша тоже сказал: «Привет!». Если вы хотите познакомиться с соседом, то нельзя показаться ему невежливым. Но суслик совсем не боялся показаться невежливым. Он только покосился на гостей черным глазом и снова уставился неизвестно куда.

– Шиша, суслик не отвечает, – пожаловалась Леля. – Может, он говорить не умеет?

– Глупости, – нахмурился Шиша, – он просто невежа. Эй, ты! Нехорошо молчать, когда с тобой разговаривают!

         Суслик снова неохотно покосился на гостей. Потом недовольно пошевелил усами и заунывным потусторонним голосом сказал: «По-жа-луй-ста-не-ме-шай-те. Ра-зве-не-вид-но-что-я-о-чень-за-нят?». Если вы не знаете, что такое потусторонний голос – попробуйте заунывно сказать это в банку из-под компота, и сразу все поймете.

– И вовсе ты не занят, – проворчал Шиша. – Нечего притворяться!

         Суслик, наконец, опустил голову и вздохнул.

– Ну, все. Оно ушло.

         При разговоре суслик очень забавно присвистывал. Наверное, потому, что у него были слишком длинные передние зубы. Такие длинные, что даже не помещались во рту.

– Да-да, – подтвердил он, – с-совсем ушло. Я в этом с-совершенно уверен.

– Кто ушло? – спросила Леля.

– Вдохновение, – пояснил суслик. – Вы его с-спугнули.

– И никого тут не было, кроме нас, – опять проворчал Шиша. – Лично я никого не видел.

– Конечно, не видел, – согласился суслик, – оно же н-е-в-и-д-и-м-о-е. И очень пугливое.

– Ясно, – сказал Шиша, – кажется, он чокнулся.

– Что значит – «чокнулся»? – спросила Леля.

         Шиша пояснил:

– Ну, двинулся. Ополоумел. Слетел с катушек. Короче, с ума сошел. Слушай, что-то мне расхотелось тут жить. Даже поговорить будет не с кем. Один сосед, и тот чокнутый.

– Вовсе я не чокнутый, – обиделся суслик. – Просто я с-сочиняю с-стихи.

– Ну, это почти одно и то же! – хихикнул Шиша. – Что толку от соседа, который только и знает, что стоит столбом и бормочет. И даже не здоровается.

– Вы еще не познакомились, а уже ссоритесь! – сказала Леля.

– Очень мне надо с вами знакомиться! – сердито сказал суслик. – Я вас, между прочим, с-сюда не звал! Пришли, вдохновение вспугнули, да еще дразнятся!

– Все! – проворчал Шиша. – С меня хватит. Пойдем поищем другого соседа.

– Я устала, – сказала Леля, – давай немножко здесь посидим.

         Шиша нахмурился, даже бороду сердито растопорщил, но сел на камешек и стал ждать, пока Леля отдохнет. По правде, она не очень-то устала. Просто никогда раньше не видела настоящего суслика, да еще вдобавок поэта, и хотела его как следует рассмотреть.

– Скажите, очень трудно сочинять стихи? – спросила Леля.

– Для этого нужен особый талант, – уклончиво ответил суслик. – Надо уметь рифмы придумывать. Это такие похожие слова, только немножко разные. В общем, надо, чтобы с-складно получалось. Понятно?

– Немножко, – призналась Леля. – Я знаю несколько стишков, только не умею их сочинять.

         Суслик почесал затылок и предложил:

– Ну вот… Придумай рифму…– тут он поглядел вокруг в поисках чего-нибудь подходящего, – например, к с-слову «речка».

– Свечка, – нашлась Леля. – Печка. Еще колечко.

– А у тебя талант, – заметил суслик. – Ты знаешь?

         Леле показалось, что это суслика совсем не обрадовало. Тут и Шиша нашел рифму.

– Крылечко! – крикнул он, подскочив с камешка. – Дощечка!

– У тебя тоже талант, – совсем грустно сказал суслик. – Только это еще не все. Теперь надо еще с-стих сочинить. А это с-самое трудное.

– А вы уже много стихов сочинили? – спросила Леля.

– Не то, чтобы много…– замялся суслик, – и не знаю, будет ли вам интересно…

– Ужасно интересно! – призналась Леля. – Прочитайте хоть один стишок! Ну, пожалуйста!

– Ну, я не знаю…– снова замялся суслик. – Все это так неожиданно. А вдруг твой приятель не любит поэзию?

– Ну, хоть самый маленький! – попросила Леля. – Шиша, ты ведь любишь стишки? Скажи ему…

– Гречка! – сказал Шиша. – Овечка! Уздечка! – видно, ему понравилось искать рифмы.

– Ну, ладно, – вздохнул суслик. – Если вы так просите…

         Для начала он встал в драматическую позу. Между прочим, это не так просто. Сами попробуйте: правую ногу отодвиньте назад, левую руку спрячьте за спину, закройте глаза, голову откиньте, а правую руку приложите ко лбу. Только не ладошкой, а другой стороной. Видите, как трудно? Это потому, что искусство требует жертв.

         Леля и Шиша присели поудобней на камешек и приготовились слушать, а суслик встал в драматическую позу и выдержал драматическую паузу. Простойте в драматической позе целую минуту, и вы узнаете, что такое драматическая пауза. Не очень легко, но я уверен, что так делают все настоящие поэты. Потом поэты ВДРУГ широко раскрывают глаза. Так быстро, что зрители подскакивают от неожиданности. И только потом поэты начинают читать стихи заунывным потусторонним голосом. И Леля с Шишей тоже подскочили от неожиданности, а суслик заунывным потусторонним голосом прочитал: «Над-ре-кой-ту-ман-по-вис…». После этого суслик убрал ото лба лапку и немного поводил ей в воздухе.

– Вы забыли, что дальше? – спросила Леля.

– Это от волнения, – догадался Шиша, – так часто бывает.

         Суслик вздохнул и сказал:

– На самом деле, дальше я еще не с-сочинил. Вы сами виноваты, что спугнули вдохновение. А без вдохновения с-сочинять нельзя. Попробуйте сами, тогда узнаете.

         Леля с Шишей хотели попробовать, но не знали, с чего начать.

– Надо все время повторять первую с-строчку, – подсказал суслик. – Это с-сильно помогает.

         Они втроем стали нараспев повторять придуманную строчку: «над-ре-кой-ту-ман-по-вис-над-ре-кой-ту-ман-по-вис», и это действительно помогло. Потому что суслик внезапно подскочил на месте и выкрикнул: «Берегитесь, это лис!».

ЗАКОН ПРИРОДЫ

         Вы когда-нибудь пробовали сочинять стихи? Только не врите, я знаю, что пробовали. Я и сам тоже пробовал. Сначала, конечно, у меня ничего не получалось. Только какая-то пакля-шмакля, как у Незнайки. Но потом потихоньку, понемножку стало получаться. Тут главное не бросить это занятие на середине, а все время вертеть в голове разные слова. Вдруг они возьмут, и друг к дружке подойдут, как два кусочка мозаики. У суслика ведь вышло. Не бог весть что, но все-таки…

– Здорово! – воскликнула Леля. – У нас получилось!

         Но тут она заметила, что суслик исчез, как под землю провалился. По правде говоря, так оно и было. А  камешек, на котором сидели Леля с Шишей, внезапно накрыла чья-то большущая тень. Леля хотела вскочить, но кто-то держал ее сзади за платье. Шиша тоже не смог подняться с места. Но хуже всего было то, что не мог он и колдовать, потому что этот кто-то наступил ему на хвост. И этот кто-то был не кто иной, как лис, про которого крикнул суслик.

– Привет!- поздоровался лис и самодовольно улыбнулся, показав два ряда великолепных острых зубов.

Если вы считаете, что лисы не умеют самодовольно улыбаться, то сильно заблуждаетесь. Лисы так всегда делают, когда им удается новая хитрая уловка. Правда, суслик и на это приветствие не ответил. Он был занят тем, что едва не выпрыгивал из норки, радостно выкрикивая: «С-сочинил! Вы с-слышали? Я это сам с-сочинил!». Шиша тоже ничего не ответил. Он был занят освобождением своего хвоста из-под лисовой лапы. А Леля ничем не была занята.

– Здравствуйте, – сказала она. – Вы, вроде бы, такой вежливый, а наступили мне на платье.

– Я не наступил, – возразил лис, – я тебя поймал за платье, а это совсем не одно и то же.

– А зачем поймали? – спросила Леля.

– С-сштобы с-съесть, конечно! – пискнул суслик. – Он всегда так делает!

– Ничего у вас не получится! – улыбнулась Леля. – Вы же сказочный, поэтому должны с нами подружиться. А друзей нельзя есть.

– Не хочу я с ним дружиться! – пыхтел Шиша, все еще пытаясь вытянуть хвост из-под лисовой лапы. – Невоспитанный грубиян! Кажется, тут все такие невоспитанные!

         Лис насмешливо фыркнул и сказал:

– Невоспитанный, но упитанный. Если со всеми дружить, останешься голодным. Закон природы. Поэтому лисы вообще ни с кем не дружат, они сами по себе.

– А мне мама читала сказку про Маленького Принца, – возразила Леля. – Он подружился с одним лисом, потому что приручил его.

– Постарайся сделать это побыстрее, – проворчал Шиша, – пока мы не у него в животе!

         Рыжий проныра ответил, улыбнувшись еще самодовольней:

– Меня нельзя приручить, я совершенно дикий лис.

– С-совершенно дикий! – подтвердил из норы суслик. – С-сколько моих родственников переловил – с-страх, да и только. А лягушек и мышей – не с-сосчитаешь!

– Как вам не стыдно! – сказала Леля. – Такой большой, а слабых обижаете!

– Я не слабый! – проворчал Шиша. – Пускай только хвост отпустит – я ему покажу!

– Зато мышки слабые. Разве можно их есть? И лягушки.

– С-суслики!- подсказал суслик, осторожно высунув нос из норки.

         Лис опять насмешливо фыркнул:

– Что же я, по-вашему, должен есть?

– С-стебельки! – свистнул суслик. – С-семена! С-сено! С-свеженькое, м-м-м!

– Глупости, – возразил лис. – Когда это лисы ели сено?

– Может, вам поймать рыбу? – предложила Леля.

– Думаешь, рыбе будет приятно попасть к нему в живот? – спросил Шиша, и добавил. – Слушай, рыжий, ты мне, между прочим, весь хвост отдавил.

         Лис улыбнулся, на этот раз довольно вежливо, но лапу не убрал.

– А твой приятель кое-что понимает в жизни, – сказал он Леле. – Так в природе устроено, что суслики должны есть траву, а лисы – сусликов. Это моя философия.

– А что такое философия? – спросила Леля.

– Ну, можно сказать, что это взгляд на мир, – пояснил рыжий пройдоха, и вздохнул. – Мое счастье, что мудрый дедушка лис не дожил до этого дня. Слышал бы он, с кем любимый внук болтает о философии – оттрепал бы меня как следует за уши. И поделом. «Не болтай за едой! – говорил он. – Философствовать надо на сытый желудок».

– А я не с-согласен! – возмутился суслик. – Сначала с-спросить надо, а потом хватать!

– Ты же не спрашиваешь траву, хочет она, чтобы ее ели, или не хочет.

         На что суслик резонно возразил:

– А чего ее с-спрашивать, если она не может ответить?

– Вообще-то, может, – сказал Шиша. – Пусть этот рыжий отпустит мой хвост, и мы спросим у одуванчиков, нравится им быть твоим обедом, или нет.

– Представляю, какой шум вокруг поднимется! – поморщился лис. – Шагу будет ступить некуда. Только и будет слышно: «Ох, вы меня помяли! Ой, вы на меня наступили!».

– Конечно, – сердито заметил Шиша, – тебе же нравится на всех наступать.

         Лис и это замечание пропустил мимо ушей. Конечно, не потому, что лисы плохо слышат. А потому, что слышат они только то, что им хочется.

– И что, все-все-все цветы умеют разговаривать? – недоверчиво переспросила Леля.

– Разумеется, – кивнул лис, – они же живые. А все живые существа умеют чувствовать, думать и говорить. Только надо научиться их понимать.

– И даже самые крохотные?

– Даже самые-самые, – подтвердил Шиша. – Даже микробы, хотя их видно только в микроскоп. И болтать с ними не очень-то приятно: все разговоры о болезнях. Рассуждают, кого бы еще насморком заразить. Фу. Лучше бы уж помалкивали.

– С-совершенно верно, – подтвердил суслик, – пускай помалкивают.

Он сказал это просто для того, чтобы о нем не забыли. Ведь поэты не любят, когда их оставляют без внимания. Они без внимания начинают хандрить и чахнуть. Но Шишу сейчас интересовало другое.

– Не понимаю, откуда ты, рыжий, все это знаешь? – удивился он.

– Дедушка рассказывал. Он был очень мудрый лис.

– А ему кто это все рассказал? – спросила Леля.

         Прежде чем ответить, лис почесал правой задней лапой левое ухо, хотя это было нелегко сделать, ведь одной передней лапой он держал Лелю за платье, а другой Шишу за хвост. Попробуйте-ка сами почесать правой ногой левое ухо, тогда увидите, что это совсем непросто.

– Кажется, это был какой-то леший, – наконец, ответил лис.

– А разве лешие бывают? – не поверила Леля.

– С-спрашиваешь! – свистнул суслик, чтобы про него снова не забыли.

         Шиша в ответ сердито нахохлился, сложив ручки калачиком, и проворчал:

– Мне за тебя стыдно. Если есть я, значит, есть и лешие. И кикиморы есть, и водяные. Думаешь, человеческие предки были такие глупые, что все про нас выдумали? Нет уж. Они про нас все-все знали, потому что уважали. Ну, и боялись тоже. А теперь нам ни почета, ни уважения. Даже лис, и тот не боится.

– Если честно, то немножко побаиваюсь, – признался лис. – Иначе давно бы выпустил твой хвост. Пообещай, что не будешь меня превращать.

– Ладно, – сказал Шиша, – обещаю не превращать.

         И лис поднял передние лапы, отпустив своих пленников. Шиша немедленно принялся растирать затекший хвост, а Леля принялась отряхивать платье.

– Значит, вы все же не собирались нас есть! – обрадовалась она. – Я это сразу поняла. У вас глаза добрые.

         Лис отвернулся и немного смущенно сказал:

– Вообще-то, я совершенно дикий. Просто мы, лисы, не любим необычную еду. Разве можно есть нечисть? Или заколдованных девочек? Вдруг от них расстройство желудка будет? Или хвост облезет.

– От меня, как от микробов, уж точно ничего хорошего не будет, – захихикал Шиша, приводя в порядок растрепанную бороду.

– Нет уж, дедушка бы это не одобрил, – продолжил лис. – Зачем есть что попало, если кругом полно нормальной добычи? Самые заурядные мыши. Обыкновенные лягушки. Ну и, конечно, самые обычные суслики…

         При этих словах лис так аппетитно облизнулся, что суслик возмущенно присвистнул:

– С-снова за с-свое?! С-с-сколько можно?!

         Вообще-то, вел он себя весьма героически. Если бы кто-то заявил, что собирается вами закусить, то вы бы, наверное, вообще в обморок упали. Во всяком случае, чувствовали себя не совсем уютно. Мне бы, уж точно, это не понравилось.

– А он, между прочим, тоже не простой суслик, – заметил Шиша.

– Точно! – вспомнила Леля. – Он про вас настоящий стишок сочинил. Значит, его тоже нельзя есть.

– Как же мне сегодня не везет! – жалостно вздохнул лис. – Кого ни встречу, все особенные! Придется ложиться спать голодным. А это, между прочим, вредно для желудка.

– Зато полезно для с-сусликов! – пискнул суслик.

         Леля осторожно подергала приятеля за руку и сказала:

– Шиша! Ну, посмотри, какой он несчастненький! Ты же сможешь ему помочь, правда?

– Интересно, как? – нахмурился Шиша. – Ты же слышала – он не собирается кушать травку. И потом, это же лис. Он мастер притворяться.

– С-само собой! – подтвердил суслик.

         Но если лис и притворялся, то, в самом деле, делал это мастерски, потому что у него вдруг совсем натурально заурчало в желудке. Слышали, как иногда урчит вода в трубах? В точности так же.

– А мне кажется, он и правда голодный, – сказала Леля.

– Но ты же слышала, что едят лисы. Разве тебе не жалко суслика?

– Жалко. И лиса тоже жалко.

– Кому-то из них двоих должно повезти, – сказал Шиша, – или суслику, или лису. Но только не обоим сразу. Это закон природы.

– С-справедливо, – согласился суслик. – Но с-сегодня повезло мне!

         Лис при этих словах приобрел уже совсем разнесчастный вид: усы и уши у него повисли, нос наморщился, лапы затряслись, хвост упал на землю. Казалось, еще немного, и он сам упадет, обессилев от голода. Что и говорить, актер он был замечательный.

– Раз он любит самую обыкновенную еду, наколдуй для него самый обыкновенный пирожок, – посоветовала Леля.

– С самой обыкновенной курятиной, – подсказал лис.

         Шиша недоверчиво покачал головой, но все-таки стукнул хвостом о землю, и рыжий проныра получил свой завтрак.

– Не воображай, что я буду тебя кормить каждый день, – проворчал Шиша, глядя, как пирожок исчезает в лисовой пасти. – Иначе ты разленишься и разучишься сам добывать еду.

– Дедушка мне оставил в наследство еще триста тридцать две уловки, – усмехнулся лис, – как-нибудь проживу.

         Он с довольным видом улегся в траву, сыто икнул и заметил:

– Ну, теперь совсем другое дело. Теперь можно и пофилософствовать. Или поговорить о прекрасном. Так что там был за стишок?

         Леля прочитала, что сочинил суслик, про туман и про лиса. Лис озадаченно почесал ухо. Вы же помните, как у него это ловко получалось? Если люди что-то вспоминают или чего-то не понимают, они чешут лоб или затылок. А лисы чешут ухо. Им так лучше соображается. Только лис все равно не смог сообразить, о чем написал суслик.

– По-моему, ерунда какая-то, – заключил он в конце концов.

– Зато с-складно! – обиделся суслик. – С-начала сам попробуй с-сочинить, а потом говори!

– Это запросто! – согласился лис.

– Ну, дает рыжий! – обрадовался Шиша. – Прямо концерт какой-то!

         Они с Лелей приготовились внимательно слушать и снова присели на камешек, а лис присел на траву. Он задумчиво почесал сначала левое ухо задней правой лапой, а потом наоборот, правое ухо задней левой лапой. Не забыли, что лисы так лучше соображают? А ведь это был очень сообразительный лис. И он совсем скоро сообразил что-то вроде песенки. Только не стал вставать в драматическую позу, как суслик, а пропел сидя, помахивая хвостом в такт:

Солнце в небе светит, облака плывут.

В животе у лиса вкусный пирожок.

Красота, красота, жизнь сегодня хороша,

Да и завтра тоже я не пропаду!

         Шише с Лелей выступление понравилось. Во всяком случае, они поаплодировали лису. Песенка, может, была и так себе, но пелась она очень обаятельным артистом.

– И с-с-со-со-совсем не с-складно! – пискнул суслик, быстро скрывшись под землей.

Всегда так поступайте, если боитесь, что зубастый артист не любит критику. А лис критику не любил, и был, разумеется, весьма зубастым. Он в ответ немедленно сунул нос в нору суслика и пропел в нее, как в трубу:

– Не очень складно, зато все верно-о-о!

– Это мы еще пос-с-смотрим, кто не пропадет! – свистнул суслик из запасного выхода позади.

         Очень полезная штука этот запасной выход. Если вы суслик, то непременно должны выкопать его, чтобы смело возражать лису прямо в то место, которым он сидит. Потому что спереди у лиса зубы, а хвостом он кусаться не умеет.

         Лис, разумеется, немедленно развернулся и сунул нос в этот запасной выход. А суслик уже показался из третьей норки. Похоже, что под землей у него был выкопан целый лабиринт с кучей выходов. Ведь суслики очень предусмотрительны. В общем, неизвестно, чем бы это закончилось, если бы небо вдруг не стало темнеть.

– Ой! Кажется, дождик собирается! – воскликнула Леля.

– А мне кажется, уже ночь наступает, – предположил Шиша.

– Это не дождик и не ночь, – возразил лис. – Это кто-то книжку закрывает. Если вы не успеете вернуться – тут застрянете, пока кто-нибудь не откроет эту страницу.

– Бежим! – крикнул Шиша.

         Он схватил Лелю за руку, и они нырнули в ближайшую нору. Леля даже не успела испугаться. Внутри было темновато, но по земляным стенам ползало множество разных светящихся букашек. Впрочем, разглядывать их было некогда, потому что Шиша побежал, и Леле пришлось как следует шевелить ногами, чтобы за ним поспевать. Они неслись так быстро, что светлячки на стенах превращались в длинные горящие полоски. А следом бежал суслик, посвистывая: «С-скорей, бегите с-с-скорей!».

         Вдруг Леле показалось, что стенки тоннеля стали теплыми, мягкими и лохматыми. Не успела она удивиться, как тоннель кончился, и они рухнули вниз. Впрочем, дно было совсем недалеко. Леля встала на ноги и поняла, что Шиша исчез, а она сама снова стала большой и находится в шкафу. Ведь она много раз тут пряталась. Рядом висела на деревянных плечиках бабушкина лисья шуба, а макушка Лели застряла в рукаве маминой кофты. Тут у шкафа открылась дверь, и удивленная мама со шваброй в руках спросила:

– Что ты здесь делаешь?!

         Если вам приходится прятаться в шкафу, то старайтесь поменьше пыхтеть и грохотать. Иначе вас очень быстро найдут. Леля старательно скрестила за спиной пальцы, чтобы можно было немножечко соврать, и ответила:

– Я играю в прятки.

         Всем известно, что если уж приходится соврать, то надо хотя бы скрестить пальцы за спиной. Это не делает вранье правдой, но можно хотя бы за него не краснеть. Мама Лели это прекрасно знала, ведь она тоже когда-то была маленькой девочкой. Она вздохнула, выставила Лелю из шкафа и отправила ее собирать разбросанные книжки. Когда Леля вернулась в свою комнату, Шиша уже поджидал ее на спинке дивана, беспечно болтая ногами.

– Нет, – сказал он, – это место мне не подходит. Не хочу сидеть в темноте, пока кто-то не захочет посмотреть на картинку.

         Леля на это ничего не сказала, хотя очень обрадовалась, что Шиша и дальше останется у них жить. Она взяла книжку и открыла знакомую страницу. Суслик по-прежнему стоял столбиком, сложив передние лапки на животе. Наверное, снова что-нибудь сочинял. Лиса в траве не было видно, но Леля знала, что где-то там он точно есть.

– Ты думаешь, они не смогут подружиться? – спросила Леля.

– Ты же не дружишь с едой, – ответил Шиша, продолжая болтать ногами. – С яблоками, например.

– Значит, и яблоки? – огорчилась Леля. – А я их так любила. Что же мне теперь есть, если все вокруг живое?

– Камни, – хихикнул Шиша. – Они не живые.

– Я не могу есть камни, – возразила Леля. – У меня зубы не очень крепкие. Недавно выпал один, и еще другой шатается.

         Если вам жалко свои зубы, не пробуйте жевать камни. Они не очень питательные и совсем невкусные. Любому ясно, что яблоки жевать в сто тысяч раз полезней. Кто не верит, может попробовать, но пусть потом пеняет на себя. А Леле совсем не хотелось пенять на себя.

– Почему все в мире так неправильно устроено? – спросила она. – Почему этот закон природы такой злой?

         Шиша снова захихикал, а когда насмеялся, сказал:

– Не злой, а справедливый. Ты съешь яблоко, семечко попадет в землю, прорастет и станет яблоней.

– Значит, яблоку хорошо оттого, что я его ем? – удивилась Леля.

– Конечно, – кивнул Шиша.

– А как же суслик? Ему разве хорошо, когда лис его ест?

– Суслику-то, может, и не очень, – согласился Шиша. – Но всем сусликам вместе это хорошо. Если никто их не будет есть, сусликов станет очень много. Они съедят всю траву и всю пшеницу, и умрут от голода. И коровы, и овцы, и все-все, кто ест траву. И людям тоже не поздоровится. Если суслики съедят всю пшеницу, в магазине не будет хлеба. Потому что закон природы один для всех. Понятно?

– Понятно, – вздохнула Леля. – Но все равно хочется, чтобы все на свете между собой дружили.

– Все у вас, у людей, не как положено, – недовольно заметил Шиша, – все наперекосяк. Потому что люди ужасно упрямые. А закон природы не любит, когда его не уважают всякие упрямые.

         Леля на это ничего не сказала, потому что и в самом деле была упрямой, как все нормальные дети. Она взяла краски, альбом и упрямо нарисовала всех вместе – суслика, лиса, Шишу и себя. Как они все вместе сидят на берегу и шлепают ногами по воде. И суслик совсем по-дружески держит лиса за лапу. А потом подумала и нарисовала рядом с лисом пирожок. Так, на всякий случай.

О ПРЕКРАСНОМ И ХОЛОДНОМ

 

         Вы когда-нибудь хотели, чтобы зимой вместо снега шло мороженое? Хотели-хотели, я знаю. Я тоже хотел. Думал, как здорово было бы налопаться мороженым до отвала. И очень хорошо, что у меня в детстве не было знакомого шиша. Нет, с одной стороны, это приятно – завести друга с волшебным хвостом, который может запросто превратить снежок в шарик пломбира. Но если он превратит в пломбир второй, а потом и третий снежок, а потом еще и четвертый… Думаю, вам понятно, чем это закончится. Конечно же, ангиной. Во всяком случае, для Лели это закончилось именно так. И для Шиши, между прочим, тоже. А все потому, что в парке выпал первый снег.

         Должен вам сказать, что есть вещи, которые надо пробовать помаленьку. Когда дело касается горчицы, это понятно, и возражений нет. Никто не лопает горчицу ложками. А когда речь идет о мороженом, то есть его понемножку, конечно же, обидно. Особенно, если вы до этого никогда мороженое не ели. Шиша, если вы помните, его еще никогда не пробовал. А когда Леля его угостила, все и случилось. Мороженое так пришлось Шише по вкусу, что он собрался превратить в него снег. Да не просто в парке, а весь на свете. Леля еле-еле уговорила его этого не делать.

Представляете, какой бы случился на свете переполох? Сначала, конечно, все ученые схватились бы за головы. Они же в чудеса не верят, а науке способы превращения снега в пломбир пока неизвестны. Следом, конечно, схватились бы за головы врачи. Оно и понятно: если все на свете подхватят ангину, никаких микстур не хватит. Не говоря уже о том, что каждому понадобится теплый шарф. А кто будет их вязать, если все заболеют?

И синоптикам, кстати, тоже придется несладко. Представляете себе прогноз погоды: «Ветер северо-западный, ванильно-ореховый, вероятны осадки в виде эскимо, на дорогах крем-брюле, будьте осторожны». Ничего так, да? Хотя, кто же будет объявлять прогноз погоды, если у всех заболит горло? Ведь при ангине ничего толком не скажешь, разве только ужасно сиплым голосом. Прямо как Леля с Шишей. Они скучали у окна, разговаривая хриплыми простуженными голосами.

– Все ребята гуляют, – грустно просипела Леля, глядя на улицу. – Даже Сева снеговика лепит.

– Что-то его снеговик похож на домовика Еремку, – еле слышно прохрипел Шиша.

         Шиша умудрился съесть так много мороженого, что нос его до сих пор был покрыт инеем, а изо рта валил морозный пар. Даже окно стало замерзать от его дыхания. По стеклу побежал красивый морозный узор, похожий на стебелек.

– Ой,- сказала Леля, – посмотри, он растет!

– Экая невидаль! – проворчал Шиша. – Сорняк, наверное, какой-нибудь.

         Ледяной росток только-только выпустил первый ажурный листочек, и продолжал тянуться вверх. Шиша осторожно подул на него, и стебелек начал расти быстрее. Вскоре он уже стал размером с Шишу, и выпустил еще несколько листочков.

– Ух ты!- воскликнула Леля, когда на макушке стебелька появился прекрасный белый бутон. – Какой красивый цветочек!

– Мак, наверное, – предположил Шиша.

– Это роза, – возразила Леля. – Смотри, какие шипы.

         Это и в самом деле была роза. Самая прекрасная роза на свете, сотканная из тончайших снежных кружев и ледяного блеска. Роза раскрыла нежный бутон и потянулась, изящно выгнув хрупкие зубчатые листочки. А потом зевнула и смущенно прикрыла голубые глазки длинными белыми ресницами. Представьте себе, у нее были и глазки, и ресницы. И ротик, разумеется, иначе чем бы она зевала?

– Какая красивая! – вздохнула Леля в полном восхищении.

– Ага, – согласился Шиша, – куда лучше мака.

– Ах! – улыбнулась роза, польщенная комплиментом. – Я же только что проснулась! Должно быть, я такая растрепанная! Скорее принесите мне зеркало!

         Голос у нее был такой же прекрасный, как она сама. Как будто перезванивались между собой хрустальные и серебряные колокольчики. Леля поскорее побежала к шкафчику, отыскала зеркальце и поднесла его к окну. Если вас о чем-то просит настоящая красавица, лучше все делать поскорее. Красавицы не очень-то любят ждать.

– Какое маленькое зеркало! – капризно заметила роза. – Я не вижу себя целиком! Вы должны принести зеркало побольше!

– У нас нет побольше, – с огорчением ответила Леля, – только в прихожей. Но оно приделано к стенке крепко-накрепко.

– Я и так вижу, что ты очень миленькая, – сказал Шиша.

– Миленькая?! – возмутилась роза. – Я-то думала, что я самая красивая на свете! А я всего-навсего миленькая?

         Если вам придется делать комплименты какой-нибудь красавице, делайте их очень осторожно. Красавицы, они просто ужас какие обидчивые. Чуть что – сразу в слезы. Поэтому ни в коем случае не следует обзывать такую особу «миленькой». Лучше сразу признаться, что она королева красоты. Ну, в крайнем случае, принцесса.

– Конечно, ты самая-самая красивая! – поскорее сказала Леля.

         Но роза уже обиженно отвернулась в сторону улицы.

– Как тут высоко! – воскликнула она. – Меня совсем не видно снизу! На меня никто не обращает внимания!

– Мы на тебя внимание обращаем, – ответил Шиша.

– Мы тобой любуемся, – добавила Леля.

         Но роза продолжала обиженно дуться. Впрочем, не очень-то долго. Снизу ее продолжали не замечать, а зеркало было с другой стороны, так что скоро ей пришлось повернуться.

– В этом зеркале я вижу себя только частями, – пожаловалась роза. – Но то, что я вижу – прекрасно, вы не находите?

– Конечно, находим! – поскорее ответила Леля, чтобы роза не успела обидеться.

         А Шиша ничего не сказал, он сложил руки калачиком и насупился. Было похоже, что ему быстро надоели капризы снежного цветка. Но роза не обратила на это никакого внимания. Ее интересовала только красота. И не чья-нибудь, а своя собственная.

– Вам не кажется, что мои шипы немного коротковаты? – продолжала она волноваться за свою внешность. – Может, стоит отрастить их подлиннее?

– По-моему, они очень красивые, – сказала Леля. – А длинные, наверное, ужасно неудобные. Когда у людей ногти сильно вырастают, их надо подстригать. Потому что неудобно картошку чистить или варежки вязать.

– Ах, ты ничего не понимаешь в красоте! – воскликнула роза. – Ну, какие варежки? Какая еще картошка?

– Для супа, – пояснила Леля. – Мама всегда ее чистит.

         Роза закатила кверху свои прекрасные глазки и в притворном недоумении всплеснула листочками.

– Для супа! Вы слышали?

         Было не очень-то понятно, к кому она обращалась, потому что кроме Шиши с Лелей вокруг никого не было, и они, разумеется, все прекрасно слышали.

– Между прочим, у ее мамы получается очень вкусный суп, – заявил Шиша. – И очень вкусные блинчики у бабушки. Что в этом странного?

– Таким красавицам, как я, не пристало заниматься подобными вещами, – надменно сказала роза. – Скажите пожалуйста, блинчики! От грубой работы вся красота пропасть может. Нет уж, красота требует постоянной заботы. За ней надо следить. Чтобы все вокруг удивлялись и восхищались.

– Нельзя же только о красоте заботиться, – проворчал Шиша. – Что делать, например, если тебе блинчиков захочется?

– А если мне чего-то захочется, то найдется куча поклонников, которые выполнят все мои капризы, – ответила роза. – Вы хотите стать моими поклонниками?

– Я попробую, – сказала Леля, чтобы не обидеть красавицу.

– Вот еще! – проворчал Шиша. – Не хочу я ничьи капризы выполнять!

– Но здесь, кроме вас, никого нет, – расстроилась роза, – где же мне найти других поклонников?

         Ее красивые губки надулись, а длинные белые ресницы задрожали. Казалось, из-под них вот-вот покатятся слезы. Красавицы умеют своего добиваться. Если не обаянием, так слезами.

– Ладно, – вздохнул Шиша, – побуду немножко, только не плачь, я этого ужас как не люблю.

         Роза сразу же заметно повеселела.

– Держи зеркало ровнее, – немедленно приказала она Леле. – Взялась помогать, так помогай, как следует.

– Извини, пожалуйста, – смутилась Леля, поправляя зеркальце.

         Роза придирчиво оглядела себя, каждый листочек и лепесточек в отдельности, и сказала:

– Такой красоте не подобает просто так торчать в окне. Она требует подходящей оправы.

– Чего? – не понял Шиша.

– Я думаю, мне очень подошла бы изящная хрустальная ваза, – пояснила роза. – И как можно скорее!

– Шиша, ты можешь сделать вазу? – спросила Леля.

– Красивую вазу! – поправила ее роза.

         По виду Шиши было заметно, что ему не очень-то нравилось притворяться поклонником капризной красавицы. Но все-таки он сложил губы трубочкой и осторожно подул на стекло. И на стекле тотчас появилась ледяная ваза. Точно такая, какую и просила роза – изящная и тонкая. Роза придирчиво оглядела обновку и спросила:

– По-вашему, мне идет?

– Очень идет, – честно призналась Леля.

– Лучше и быть не может, – заверил Шиша.

         Роза еще некоторое время разглядывала обновку, а потом сказала:

– Мне кажется, эта ваза для меня маловата.

         Да уж, если вам доведется когда-нибудь попасть в поклонницы или в поклонники, спокойной жизни не ждите. Поклонникам артистов живется еще не очень тяжело. Им приходится только ходить на концерты или спектакли, и дарить кучу цветов. А мне однажды случилось быть поклонником одной девочки из нашего класса. Я целых полгода таскал ее портфель, отдавал ей все конфеты и покупал мороженое. А еще решал за нее задачки по физике. Так что, когда эта девочка выбрала в поклонники другого мальчишку, я был вне себя от счастья. Но Леле с Шишей было так просто не отвертеться, потому что других поклонников розы поблизости не наблюдалось.

– Я хочу вазу побольше, – заявила роза. – И сейчас же.

         Честно вам скажу, что ходить с модницами в магазин сущее мучение. Думаю, что все дети знают, зачем они приходят в магазин. За новыми фломастерами, за новой игрушкой или даже за хлебом. А модницы никогда не знают, чего хотят. То подайте им платье подлиннее, то покороче, то такое же, только синее. В общем, тихий ужас. Пока всю одежду в магазине не перемерят, не уйдут. И роза, к несчастью, оказалась та еще модница. Шише ничего не оставалось, как сложить губы трубочкой и снова подуть на стекло. Ваза подросла и покрылась восхитительным орнаментом из ледяных ромашек. Думаете, роза на этом успокоилась? Как бы не так!

– Что ты наделал?! – ахнула роза. – Я, такая красавица, должна стоять среди каких-то ромашек? Надо все переделать, и немедленно!

         Шиша торопливо подул еще, и ромашки на вазе заросли непроходимой ледяной травой-муравой.

– Так лучше? – осторожно спросила Леля.

– Лучше? – воскликнула роза. – Посмотри, я же теперь вся в каких-то сорняках! Это невыносимо! Вы что, все это нарочно делаете? Тоже мне, поклонники, видеть вас больше не хочу! Сделайте мне немедленно такую вазу, чтобы я вас из нее не видела!

         Тут Шиша совсем уж рассердился, и ка-ак дунул на стекло! Ваза получилась такая огромная, что роза полностью в ней скрылась.

–Ох!- испугалась роза. – Что вы натворили! Меня же так совсем никто не увидит! Немедленно сотрите эту жуткую вазу! Вытащите меня отсюда сейчас же!

– Как бы не так, – проворчал Шиша. – Хватит с меня твоих глупостей.

         Но Леля все-таки пожалела капризный цветок и принялась ногтями стирать со стекла ледяную вазу. Да вот беда: когда стерла, оказалось, что никакой розы внутри в помине нет. От ледяной красавицы осталась только лужица на подоконнике.

– Где же она теперь? – удивленно спросила Леля.

– Вот уж не знаю, – проворчал Шиша. – И знать не хочу. И вообще, я люблю ромашки.

         Леля немножко подумала, вздохнула и сказала:

– Знаешь, кажется, теперь я тоже люблю ромашки.

ГОСПОДИН СТРЕПТОКОКК

 

         Вам когда-нибудь нравилось болеть? С одной стороны, конечно, неприятно, когда стреляет в ушах и першит в горле. И лекарства на вкус ничуть не похожи на конфеты «Каракум». С другой стороны, все о тебе заботятся, как никогда. Предлагают разные вкусности, гладят по голове и поят компотом в любых количествах. И ни в детский сад, ни в школу ходить не надо. Есть куча времени для веселья. Только веселиться, почему-то, не очень хочется. Мне, по крайней мере, не хотелось. Да и Леле тоже. Ей даже есть не хотелось, хотя на столике стояла тарелка с очень аппетитными яблоками.

Леля на яблоки даже не глядела. Она сидела в кресле, хлюпая носом, листала книжку и разглядывала картинки. Читать ей было сегодня тоже неохота. Попробуйте-ка, почитайте, когда все время хлюпает в носу и хочется чихать. Можно было сказать, что Леля сегодня чихала на чтение. А Шиша читать не умел, поэтому чихал просто так. Леле даже пришлось подарить ему свой новый носовой платок.

– И почебу люди болеют? – сердито спросила Леля, захлопнув книжку.

– Об этоб дадо спрашибать у бикробов, – проворчал Шиша.

         И нечего тут хихикать. Он, конечно же, хотел сказать «надо спрашивать у микробов», но сами понимаете, что это трудно сделать, когда ваш нос набит чем попало. Попробуйте зажать его пальцами, а потом скажите то же самое, и я посмотрю, что у вас получится.

– А как у дих спросишь? – удивилась Леля. – Бикробы же такие бадедькие!

         Ужасно трудно понять, что говорит человек с насморком. Будто он разговаривает на иностранном языке. Это хорошо, что я могу перевести вам слова Лели. «Микробы же такие маленькие!»- сказала она. И это правда. Их даже в увеличительное стекло разглядеть нельзя, только в микроскоп. А через микроскоп не очень-то поговоришь, это же не телефон.

– Так и спросишь,- сказал Шиша, – через рот, – и стукнул хвостом по креслу.

– Апчхи! – только и успела сказать Леля, и комната куда-то исчезла.

         Леля от неожиданности зажмурилась. А когда, наконец, насмелилась разжмуриться, оказалось, что Шиша вместе с ней медленно-медленно падает на какую-то громадную зеленую планету.

– Ой!- напугалась Леля. – Мы разобьемся!

– Не бойся, – крикнул Шиша, – микробы такие маленькие, что совсем ничего не весят. Поэтому не ушибаются.

         Мотайте на ус, потому что Шиша совершенно прав. А у кого нет усов, мотайте хотя бы на ухо. Если вы собираетесь часто падать, лучше бы вам поменьше весить. Конечно, еще лучше положить подушку на то место, куда собираетесь падать, но это место не всегда известно. Когда я учился кататься на велосипеде, то чаще всего падал где попало. Это хорошо, что Леля с Шишей ничего не весили, а то непременно разбились бы в лепешку. С велосипеда падать не очень-то приятно, но куда хуже шмякнуться на неизвестную планету.

– А как она называется? – спросила Леля.

         Шиша, задрыгав ногами, захихикал прямо на лету, да так, что даже перевернулся вверх тормашками.

– Яблоко! – крикнул он, когда насмеялся как следует. – Она называется – Яблоко!

– Правда, смешное название, – заметила Леля.

– Это не название, – хихикнул Шиша, – это самое настоящее яблоко!

         Тут-то Леля удивилась по-настоящему. Никогда еще ей не приходилось видеть такого громадного яблока. Если бы вокруг него проложили железную дорогу, то по этой дороге пришлось бы ехать не меньше недели. А когда Леля с Шишей спустились пониже, то увидели, что вокруг яблока и в самом деле проложена железная дорога, и ведет она прямо в город.

– Там живут микробы? – удивилась Леля.

– Ага! – ответил Шиша.

         Вы, небось, думали, что микробов раз, два и обчелся? Как бы не так. Микробы не любят скучать в одиночестве, а любят, когда их целая куча. И еще больше любят, когда их целый город. Леля с Шишей плавненько-плавненько спустились на главную улицу этого города, на самую середину.

– А почему мы теперь говорим нормально? – спросила Леля. – И в носу больше не хлюпает.

– Потому что теперь микробы у тебя в носу не поместятся, – пояснил Шиша. – Теперь ты сама ростом как микроб.

– Как этот?- сказала Леля и показала пальцем на большой лохматый шарик с кучей ножек.

Быстро-быстро перебирая своими ножками, шарик подкатился к Леле с Шишей и уставился на них маленькими сердитыми глазками. А глазок у него было не меньше десятка – ровно столько, сколько у вас пальцев на руках.

– Так-так-так, – строго сказал шарик, – вы кто такие? Где-то я вас уже видел, и очень вы подозрительно выглядите.

– Мы микробы! – соврал Шиша, чтобы их ни в чем не заподозрили.

– Мы хотели только узнать, почему от микробов болеют, – сказала Леля.

– Так вы не знаете? – удивился лохматый шарик. – Тогда почему вы не в школе? Ну-ка, немедленно марш на занятия! Нет, лучше я сам вас провожу, чтобы вы опять не сбежали. Я же, все-таки, полицейский микроб! А ну-ка, шевелите щупальцами! Раз! Раз! Раз, два, три! Левой! Правой! Средней! Левой средней!

         Леле с Шишей пришлось пошагать по улице под строгим надзором. Вокруг стояли удивительно кривые дома, такие черные и липкие, будто их вылепили из грязи. А на дороге была страшная пылища.

– У вас тут что, совсем не подметают? – удивилась Леля.

– Конечно, не подметают, – гордо заявил полицейский. – У нас образцовый город.

         Шиша легонько ущипнул Лелю за руку, чтобы она помалкивала. Мало ли что можно наболтать, если ничего вокруг не знаешь. А полицейский микроб, между тем, остановился у самого черного здания и распахнул двери.

– А ну, заходите, – приказал он.

         Леле с Шишей пришлось подчиниться, и они вошли. И оказались в большом классе. Здесь было все, как на подготовительных занятиях, куда ходила Леля учиться читать и писать. Только вместо детей за партами сидели самые разные микробчики – толстые, тонкие, лохматые, лысенькие, красные, желтые, зеленые и всякие другие. Они с любопытством уставились на новеньких учеников целой кучей глазюк, моргалок, смотрелок и глазелок.

– Вот, – сказал полицейский микроб, – учиться привел. А то болтаются на улице без дела и ничего не знают.

– Хорошо, – сказал большой белый микроб, стоящий у доски, – я ими займусь.

         Полицейский микроб откланялся и ушел, а белый микробище у доски строго посмотрел на Лелю с Шишей, пошевеливая кучей длинных ножек, а может, ручек.

– Ну-с, – неторопливо сказал он, – я микробный учитель, меня зовут господин Стрептококк. А кто вы? – он ткнул одной ручко-ножкой в Шишу. – Ты, наверное, у нас вирус гриппа? Они такие разные, что сразу не угадаешь.

– Точно, – соврал Шиша, – я вирус гриппа. Страшный, ужасный вирус.

– Это мы еще проверим, – пообещал господин Стрептококк, и повернулся к Леле. – А ты такая тощенькая, что немножко похожа на ужасную холерную палочку.

– Правда? – расстроилась Леля. – На ужасную?

         Шиша потихоньку наступил ей на ногу, чтобы она не проговорилась, и поскорее ответил:

– Конечно, это и есть самая настоящая холерная палочка. От нее просто жутко болит живот.

– Это хорошо, – заметил господин Стрептококк, – давно в нашей школе не было настоящей холерной палочки. Я уже боялся, что все они вымерли.

– Нет,- сказал Шиша, – там, откуда мы прилетели, таких палочек полным-полно.

– Ну, ладно, – добродушно сказал микробный учитель, – идите садитесь, и слушайте внимательно.

         Леля с Шишей поскорее сели за самую дальнюю парту.

– Я чуть-чуть не испугалась, – прошептала Леля Шише на ухо.

– Ш-ш-ш, – прошипел Шиша, – держи рот на замке, пока никто не догадался, что мы не микробы, а разведчики в тылу врага.

         Леля послушалась, уселась прямо и стала внимательно смотреть на микробного учителя. Если вы когда-нибудь попадете в разведчики, тоже много не болтайте, чтобы случайно не выдать какую-нибудь военную тайну. Потому что разведчик должен сделать все наоборот: выведать чужую тайну и не выдать себя. Ведь Леля, если вы не забыли, очень хотела узнать, почему люди болеют. А господин Стрептококк, наконец, продолжил свой урок.

– Итак, мои ужасные,- сказал он, – давайте-ка проверим ваше домашнее задание. Уверен, вы все прекрасно подготовились, и готовы отвечать.

– Да! – хором ответили микробчики.

         Господин Стрептококк заглянул в учебник и сказал:

– Кто не моет с мылом рук…

– Тот микробам лучший друг! – пискнула изогнутая ученица с первой парты и гордо тряхнула длинной завитой челкой.

– Верно, Спирилла, – похвалил учитель. – Кто не моет виноград…

– Тот микробам очень рад! – отозвался микробчик, похожий на лохматый розовый огурец.

– Молодец, – похвалил учитель, – ставлю тебе «ужасно».

         Леля продолжала слушать и удивляться.

– Любит кушать грязный снег…

– Только глупый человек!

– А малюсенький микроб…

– Человека вгонит в гроб!

– До чего полезна грязь…

– Как увидишь – сразу влазь!

– Хлорка с мылом нам враги…

– Как увидишь, так беги!

– Я без дела не сижу…

– Всех на свете заражу!

– Захожу почаще в нос…

– Чтоб заразу чих разнес!

         Господин Стрептококк был очень доволен учениками.

– А новенькие порадуют меня чем-нибудь? – спросил он. – Вот вам вопрос: кто в грязи из-под ногтей попадает в рот детей?

– Неужели микробы? – удивилась Леля.

– Они самые, – проворчал Шиша.

– Не «они самые», – поправил микробный учитель, – а «мы самые».

– Кошмар! – воскликнула Леля.

– Именно, – согласился господин Стрептококк. – Хотя до настоящего кошмара вам еще расти и расти. Но ничего, я воспитаю из вас настоящих микробов.

– А зачем? – не поняла Леля.

– Чтобы вы поскорее вступили в армию вирусов и завоевали весь мир, – пояснил микробный учитель. – А теперь займемся неестествознанием. Постройтесь парами, возьмите друг друга за ложноножки – мы идем на экскурсию.

         Шиша вылез из-за парты и потянул Лелю в микробную шеренгу.

– А у меня нет ложноножек, – сказала Леля, разглядывая свои ладошки,- только ложноручки.

– Держись ими за меня покрепче, – прошипел Шиша, – и перестань так много разговаривать, а то нас узнают.

         Леля вздохнула и пошла молча. На улице дружная шеренга микробчиков повернула на площадь, где стояли два памятника. Один побольше, а другой поменьше.

– Ой! – тихонечко сказала Леля, потому что в большом памятнике она узнала себя, а в маленьком Шишу.- Сейчас они поймут, что они – это мы!

         Господин Стрептококк показал на скульптуры самой длинной ложноножкой и сказал:

– Мои ужасные, полюбуйтесь на самые дорогие микробам существа.

– А за что им поставили памятник? – робко спросила Леля.

– За то, что они обеспечили нам приют и счастливую жизнь, – пояснил господин Стрептококк. – Именно это написано на табличке.

Леля присмотрелась и увидела внизу своего памятника надпись: «Прославилась Леля на все времена за то, что в носу ковырялась она!». Прочитав это, Леля ужасно покраснела. А вы бы не покраснели, если бы вам поставили памятник за ковыряние в носу? Она поскорее отвернулась к другой надписи. А надпись под памятником Шише гласила: «Бери пример скорее, детка, с того, кто мылся очень редко!». Хорошо, что Шиша не умел читать, иначе он тоже покраснел бы.

– А вы, новенькие, между прочим, на них похожи, – наконец-то заметил господин Стрептококк.

– Точно-точно! – запищали микробчики. – Как две капли грязи!

– Вот уж нисколечко! –обиженно сказала Леля. – Шиша теперь вовсе не грязный! Он больше не нечисть, а самая настоящая чисть!

         При слове «чисть» маленькие микробчики взвизгнули от страха. Некоторые даже попадали в обморок. А микробный учитель поспешно отпрыгнул от Шиши подальше. Шиша сильно дернул Лелю за руку, чтобы она перестала всех пугать. Но, кажется, было уже слишком поздно, потому что господин Стрептококк, что было силы, завопил:

– Господин полицейский микроб! Господин полицейский микроб! Нарушители говорят запрещенное слово!

         Вы любите фильмы про шпионов? Я их обожаю. Когда в одном фильме наших разведчиков поймали, пришлось им поскорее поставить на окно горшок с цветами. Ну, чтобы другие разведчики не приходили в квартиру, где засели враги. У Лели с Шишей не было ни горшка, ни окна. Поэтому им пришлось удирать просто так. Они бежали по улице, а следом за ними катился полицейский микроб и пронзительно свистел в свой полицейский свисток. Из окон высовывались встревоженные микробные жители, а некоторые даже выскакивали, чтобы присоединиться к погоне.

– Стойте! – кричали они. – Все равно мы до вас доберемся!

– Все! – крикнула Леля, совершенно запыхавшись. – Больше не могу бежать!

Шиша остановился, и когда преследователи уже совсем собирались их схватить, поскорее стукнул хвостом по земле. То есть, по яблоку. И яблоко тут же снова стало маленьким. Вернее, Леля с Шишей стали нормального размера.

– Уф! – сказала Леля. – Чуть-чуть не попались!

– Ты так думаешь? – недоверчиво нахмурился Шиша. – Боюсь, эти микробы до нас все-таки доберутся, – он покрутил носом и громко чихнул в носовой платок. – Вот видишь?

– Пускай только попробуют! – пригрозила Леля и убежала.

– Ты куда? – спросил Шиша.

– Руки мы-ы-ыть! – крикнула Леля из ванной.

ВЕЛИКИЙ И УСАТЫЙ

 

         Вам никогда не казалось, что взрослые ужасно странные? Не понимаю, как только дети с ними уживаются! Ведь им нравятся совсем разные вещи. Дети любят играть, а взрослые – нет. Дети были бы рады завтракать конфетами, а взрослые вместо этого варят овсяную кашу. Вместо торта и сгущенки они покупают кефир и макароны. Как можно такое вынести? А ведь когда-то все взрослые были детьми, и нравилось им то же самое, что и вам. Но потом они выросли, и с ними случилось что-то странное. А может, все было совсем не так. С нормальными детьми что-то случилось, и они вдруг стали взрослыми. Забыли, что каждый день хотели есть шоколад, кататься на велосипеде и смотреть мультфильмы. Вместо этого начали смотреть новости, ездить на метро и готовить цветную капусту. Бр-р-р! Представьте себе, цветную капусту! Еще взрослые перестают любить щенков и котят. Ну, может, любить и не очень перестают, а заводить уже не хотят.

         Конечно, есть вещи, которые взрослые и дети любят одинаково. Например, мороженое. А есть кое-кто, кого все одинаково не любят. Например, тараканы. Лелина бабушка их ужасно не любила. Как только видела – немедленно хватала тапочку. Прямо, как сейчас. Увидела, немедленно сняла тапку и постаралась пришлепнуть незваного гостя. А Леля не пыталась его пришлепнуть, она просто испуганно взвизгнула и поскорее влезла с ногами на табурет. Ну, и зря, потому что бабушка была старенькая, а таракан очень шустрый. И он шустро-шустро шмыгнул за холодильник и пропал. От меня бы он так просто не ушел. Да и вы, я думаю, половчее будете.

– Ну вот, – расстроилась бабушка, – теперь жди целую армию тараканов. Пойду-ка я куплю для них отравы. А ты сиди дома и на улицу ни шагу.

– Ладно, – пообещала Леля. – Ни шагу, ни прыгу, и даже ни бегу.

         Между прочим, очень разумно посидеть дома, если у вас все еще болит горло. А тем более, когда у вас есть знакомый шиш. С ним и дома не соскучишься. Не успела бабушка выйти за дверь, как Шиша уже явился. Только что его не было, и вдруг – хлоп! Он уже вытаскивает из вазочки кусок сахара.

– Ой! – сказала Леля. – Ты можешь приходить немножко потише, а не так сразу?

– Я вовсе не прихожу, – возразил Шиша. – Я являюсь!

         Да, нечистая сила, если вы не знали, не приходит, как приятель в гости. И не прилетает, и не приползает. Она именно является. А Шиша, хоть и стал чистой силой, приходить по-другому еще не научился.

– Я даже напугалась немножко, – пожаловалась Леля.

         Вместо того чтобы извиниться, Шиша ехидно хихикнул.

– Ты поэтому вскочила на табурет?

– Нет, – сказала Леля. – Я вскочила, потому что у нас таракан.

– Ну, теперь жди целую армию, – сказал Шиша, точь-в-точь, как бабушка.

– Почему армию? – удивилась Леля.

– Потому что тараканы собираются завоевать весь мир, – пояснил Шиша.

– Как микробы?

– Точно. А как можно завоевать мир без армии?

         Леля, наконец, осторожно слезла с табуретки.

– А зачем тараканам целый мир? – спросила она.

         Если у вас в доме живет шиш с волшебным хвостом, задавайте вопросы осторожней. Вот Леля сразу поняла, что задала неосторожный вопрос, потому что снова стала уменьшаться. Это хорошо, что она уже немножко привыкла к таким вещам, как Алиса в Стране Чудес. Но до конца, наверное, нельзя привыкнуть, что ты становишься размером с букашку, а холодильник становится высотой со стоэтажный дом. Между прочим, это ужасно неудобно. Вдруг тебе захочется поесть, а вся еда в этой стоэтажке, где нет лифта и дверь ужасно тяжело открывается. И хорошо, что тяжело, а то бы в холодильник все подряд шастали: муравьи, тараканы и даже мухи. Представляете? Даже мухи! Фу, лучше уж не представляйте.

         Впрочем, под холодильником тоже было полно еды. Когда ты ужасно маленький, любая крошка для тебя становится размером с пирожное. А уж какой громадной кажется карамелька, которая закатилась под холодильник! Там как раз лежала такая, размером с автомобиль. Леле пришлось бы ее целый год облизывать, чтобы съесть. Правда, карамелька была такая грязная, что лизать ее Леле совсем не хотелось. Тем более что на карамельке уже сидел Шиша.

– Мы что, пойдем в гости к таракану? – с опаской спросила Леля.

– Ну да, – кивнул Шиша. – Ты хочешь узнать, зачем тараканам весь мир, или нет?

– Хочу, – вздохнула Леля, – но я их боюсь. Они такие противные.

         По правде, я знал одного мальчишку, который был куда противнее таракана. Он все время ныл и жаловался воспитательнице на всех подряд. «Антонина Ивановна, Лена мое ведерко забрала! Антонина Ивановна, Сережа песком бросается! Антонина Ивановна, Леша меня по голове стукнул!». А как мне было его не стукнуть, если он противный? Я бы скорее стал водиться с тараканом, чем с этим ябедой. Хорошо, что вы не такие.

– А вдруг таракан только с виду гадкий? – спросил Шиша.

Тут Леля задумалась. А что, и правда, бывают же противные только с виду. Ну, как Баба Яга. Злая, страшная, но берет и помогает Ивану-царевичу. Накормит, напоит, еще и спрашивает, куда собрался. А потом рассказывает, как меч-кладенец отыскать и Кощея победить.

– Ладно,- вздохнула Леля, – пойдем к таракану. Только ты смотри, чтобы он меня не обижал.

– Пускай только попробует! – пообещал Шиша.

         Если вы идете в гости к рыбам, то придется вам нырять под воду. Если вас пригласил суслик – полезайте в норку. К птице придется карабкаться на дерево. А если вы собрались к таракану – ищите щелку за плинтусом. Потому что тараканы живут не где попало, а прячутся в щелках. Если бы вас никто не любил, вы бы тоже прятались. А если бы вас не любила бабушка с тапкой – тем более. Не очень-то погуляешь, когда тебя пытаются прихлопнуть обувкой размером с пароход. Мигом шмыгнешь в подходящую щелку. И Шиша ее как раз обнаружил.

         За плинтусом было темно и пахло пылью. И никакого таракана не было, а была длинная-длинная трещинка в стене. И Леле с Шишей пришлось по ней карабкаться наверх. А это не так-то просто с двумя ногами. Ведь у таракана-то их целых шесть! Представляете, как интересно иметь шесть ног? Лошадь на четырех вон как быстро бегает, быстрее ветра. Зато на шести ногах, наверное, можно не только ветер, но и лошадь обогнать! Одно неудобно: придется три пары ботинок носить. И три пары шнурков завязывать. Пока завяжешь, тебя даже таракан обогнать успеет: ведь у него же нет ни шнурков, ни ботинок.

         Долго-долго пришлось карабкаться Леле с Шишей, пока добрались они до жилища таракана. И знаете, где оказалось это жилище? Ни за что не угадаете. В розетке. Прямо внутри. Кругом торчали настоящие электрические провода. По которым бежал, между прочим, настоящий электрический ток. А электрический ток – это такая штука, с которой лучше знакомиться издалека, иначе может получиться совсем не здорово. Один мой не очень умный приятель не поверил и сунул в розетку какую-то железку. И бабахнуло так, что во всей квартире свет потух. А глупый приятель целый месяц ходил забинтованный. Можете мне не верить, если не хотите, но я в розетку ни за что лезть не стану. Я вам не таракан.

         А таракан как-то умудрялся там жить. В розетке было тепло и даже светло: свет попадал внутрь через дырочки, в которые вставляется штепсель. И попадал этот свет на кусочек бумажки, разложенный на камушке. Вся бумажка была изрисована стрелочками, а таракан стоял рядом и разглядывал этот рисунок, сложив передние лапки кренделем. Давным-давно был такой великий завоеватель – Наполеон. Он тоже любил складывать ручки кренделем, потому что это любимая поза всех завоевателей. Так они нарисованы на всех картинах. Только задних лапок у них нет. А у таракана задние лапки были, и он притопывал ими в глубокой задумчивости. В такой глубокой, что на Лелю с Шишей он почти совсем не обратил внимания, пока Леля не сказала:

– Какая странная картинка!

         Таракан оскорбленно вздернул длинные усы и презрительно заметил:

– Это не картинка. Это план молниеносной войны. Стратегический проект захвата кухонного плацдарма. Вот эти стрелки – занятие теплой батареи, вот эти – диверсия в помойном ведре, а эти – вторжение под холодильник.

         Таракан гордо посмотрел на гостей и величественно пошевелил рыжими усами.

– Прямо, как настоящий командир! – удивилась Леля.

– Только без армии, – ухмыльнулся Шиша.

         Усы таракана на секундочку печально повисли.

– Армия погибла в неравном бою, – ответил он. – Коварный враг подло применил химическое оружие из баллончика. В живых остался только я, великий стратег и полководец. Но я соберу новую армию, еще больше. Вы будете в ней первыми. По праву главнокомандующего, назначаю вас обоих генералами. Поздравляю.

– Спасибо, – сказала Леля, – и что мы теперь должны делать?

– Мы захватим эту кухню, а потом и весь дом, – ответил великий стратег. – А потом захватим и весь мир. Только надо будет найти бумажку побольше, а то на эту все стратегические стрелки не влезут.

         Да уж, кто собирается захватывать мир, должен позаботиться об очень большой бумажке. Ведь мир слишком велик, чтобы вместиться на какой-то клочок.

– А зачем нужно захватывать мир? – упрямо спросила Леля.

– Вот и мне интересно, – проворчал Шиша.

         Великий стратег сердито зашевелил усами и ответил:

– Вы не очень-то сообразительны для генералов. За это я разжалую вас в полковники. Слушайте внимательно, чтобы не переспрашивать. Мы должны захватить весь мир, чтобы получить безграничную власть!

– А зачем нужна власть? – снова спросила Леля.

– Я тоже не понимаю, – нахмурился Шиша. – Разве без нее плохо?

         Любопытство чаще всего до добра не доводит. Бывают, конечно, приятные исключения. Иначе бы люди ничего не открыли. Даже рецепт манной каши. Ведь надо быть очень любопытным, чтобы насыпать сахару и манки в кипящее молоко, чтобы проверить, что получится. А сколько любопытства при этом пропало даром, вы думали? Не сразу же люди догадались варить крупу. Наверняка сначала пробовали варить все подряд. Песок, траву или камешки. Но этим поварам не повезло. Вот и Леле тоже.

– Вы даже для полковников слишком глупые, – рассердился усатый главнокомандующий, – недостойны. Придется вас разжаловать сразу в лейтенанты. Слушайте и запоминайте, повторять не буду. Мы, тараканы, самые великие существа на земле! Самые могущественные, самые сильные! Поэтому все должны нам служить и подчиняться.

Тут, как назло, в кухне что-то грохнуло, и великий главнокомандующий мгновенно спрятался под стратегической картой.

– Ш-ш-ш! – прошипел он. – Прячься!

– Не бойтесь, – ответила Леля, – это просто форточка хлопнула. Так всегда бывает, когда сквозняк. И вообще, зачем вы прячетесь, если вы самый сильный и великий?

         Шиша совсем неделикатно хихикнул. Главнокомандующий вылез из-под карты и отряхнулся.

– У великих и сильных всегда много врагов, – сказал он, отряхивая усы.

– Не очень-то веселое дело – быть великим, – ехидно заметил Шиша.

– Ничего, все равно мы покорим все квартиры в этом доме, – пообещал главнокомандующий, – а потом все дома в этом городе! Но этого мало! Мы захватим всю страну! Всех людей заставим делать хлебные крошки, чтобы отдавать нам! У нас будет куча хлебных крошек! У нас их будет гора!

         Желая показаться еще величественней, великий главнокомандующий влез на камешек со стратегической картой, как будто уже шагал по побежденной стране, и напыщенно задрал кверху длинные усы. Он совсем забыл, что находится в розетке. А зря, потому что вверху были электрические провода, и главнокомандующий таракан точнехонько включился в них усами, как троллейбус. Глаза у него вспыхнули ярким желтым огнем, как прожекторы, потому что провода были под напряжением. От напряжения главнокомандующий разошелся еще больше. Он вопил громче и громче, пока его голос не стал похож на кукареканье охрипшего петуха.

– Но это тоже не все! Мы захватим весь континент! А потом всю планету! Мы ступим железной пятой на Марс! А потом я поведу вас дальше! Мы доберемся до других звезд! Все хлебные крошки во вселенной будут принадлежать нам, и только нам! – продолжал визгливо выкрикивать великий главнокомандующий, раскалившись докрасна, пока от него не повалил дым.

– Ой-ей, – пробормотал Шиша и потянул поскорее Лелю за руку назад, в трещину.

         Едва Леля с Шишей успели скрыться, как в розетке что-то громко бабахнуло. БУХ! И все стихло. Шиша осторожно заглянул внутрь и сказал:

– Вот так «бух»: даже мокрого места не осталось.

         В общем, вполне нормальное дело для захватчика – лопнуть, как мыльный пузырь. Это сплошь и рядом происходит, и не только с тараканами. Со всеми великими завоевателями, которые хотели покорить мир. Уж не знаю, что бы они с ним потом делали. Да и никто этого не узнает, потому что для всех завоевателей тоже все закончилось неважно. Даже для Наполеона. Только Лелю продолжало мучить любопытство. Ведь можно было не бояться, что теперь ее совсем разжалуют.

– А зачем ему было столько крошек? – спросила Леля.

– Кто их разберет, этих главнокомандующих, – вздохнул Шиша.

 

СНЕЖНАЯ БАБУШКА

 

         Вы еще не забыли домовика Еремку, который поселился у Севы? Если забыли, то не беда, я вам сейчас напомню. Ведь я же не зря говорил, что у меня память хорошая. Так вот, Сева с Еремкой подружился так же крепко, как Леля с Шишей. Конечно, поудивлялся первое время, не без этого. Даже несколько раз у компьютера спрашивал, правда ли, что Еремка существует. До тех пор, пока компьютеру одно и то же отвечать не надоело. И чего спрашивать, если все и так видно? Да и глупо интересоваться у заколдованного компьютера, существует ли волшебство.

В квартире у Севы стараниями домовика небывалая чистота образовалась. Только заметит Еремка где-то пылинку – тут же в ладоши хлопнет. И не успеет хлопнуть, как из кухни уже тряпка летит и пылинку стирает. Потому что ладошки у домовиков такие же волшебные, как хвосты у шишей. Что этими ладошками Еремка ни возьмется делать – работа у него спорится, как по волшебству. А вернее, по волшебству и спорится. Тарелки у Еремки сами моются, кастрюли сами чистятся. Да что там кастрюли! Даже картошка сама из кожуры выскакивает.

Все было ничего, пока не затеяли Сева с Еремкой снежную бабу из первого снега слепить. Хорошая баба получилась, не большая и не маленькая. С морковкой вместо носа, как полагается. А глаза ей Сева из двух синеньких крышечек от минеральной воды сделал. В общем, получилась не баба – загляденье. Сева даже почтительно называл ее бабушкой. Он же был очень воспитанный, и не умел грубить. А «снежная бабушка», согласитесь, куда вежливей звучит, чем «снежная баба». Только глянул Сева утром в окно, а его творения и нет на месте. Оделся поскорей, на улицу выскочил. Глядит, а снежная бабушка цела-целехонька, только как-то перебралась в игрушечный домик. Странно это, конечно, но не страннее домовика и говорящего компьютера. Сева от подобных чудес уже давно перестал в обморок на ковер падать.

Так и было целую неделю. Выйдет Сева погулять, а снежная бабушка то на качелях сидит, а то в парке на лавочке. И как она туда переползает – совершенно непонятно: ног-то у нее нет. И тут, на беду, на улице потеплело. Снег стал превращаться в грязную серую кашу. С первым снегом это часто случается. Воробьи радостно зачирикали. Ведь они любят, когда тепло. Зато заплакали сосульки на крышах, и снежной бабушке тоже стало невесело. Перебралась она снова в игрушечный домик на детской площадке и грустно повесила морковный нос, а по снежным щекам у нее текла талая вода, как будто слезы. Сева чуть было и сам не расплакался от такой картины. Но ведь он был джентльмен, а джентльменам плакать неприлично.

Да, я же обещал рассказать, кто такие джентльмены. А я всегда держу обещания, ведь я тоже джентльмен. Так вот. Многие считают, что это такие английские аристократы. А на самом деле, это такие неконсервированные рыцари. Ну, то есть, которых вынули из доспехов. Судите сами: рыцари девочек защищают, и джентльмены тоже. Рыцари любят бросаться с мечом на злодеев, и джентльмены не отстают от них – тут же грубияна на дуэль вызывают. А с хорошими людьми и джентльмены, и рыцари ужасно учтивые. И еще они не ревут, как ревы-коровы, если ушибут коленку. Они вообще никогда не ревут.

В детстве я очень хотел стать рыцарем. Еще до того, как хотел стать моряком, летчиком и космонавтом. И просил маму купить мне рыцарские доспехи. Ну, еще меч и коня, разумеется. Но мама сказала, что совсем не обязательно одеваться в железо и скакать на лошади, чтобы стать рыцарем. А сказала, что просто нужно быть вежливым и уступать место в автобусе. А еще, когда дама выходит из автобуса, надо подавать ей руку. А когда она выходит из подъезда – придерживать дверь. И вообще, выполнять все, что дама попросит. Даже пыль вытирать и прибирать в комнате. Вы, небось, думали, что рыцарем быть легко? Как бы не так!

Конечно, вы мне не верите. Ведь я тоже маме не поверил. И решил проверить, правду она говорит, или шутит. Послали меня в магазин за сосисками. Сами понимаете, что это совершенно не рыцарское занятие. Это же не бой с огнедышащим драконом. Но я очень хотел стать рыцарем, а рыцари, как я узнал, должны слушать, что скажет мама. Ведь мама тоже дама, она же не мальчик. Вот я и пошел в магазин.

Продавщица что-то взвешивала на весах, и на меня совсем не обращала внимания. Если бы на мне были рыцарские доспехи, то меня бы, конечно, сразу заметили. А без доспехов мне оставалось только попробовать сказать что-нибудь по-рыцарски, как мама учила. И я сказал: «Девушка, будьте добры, подойдите, пожалуйста!». Можете мне не верить, но как только я это сказал, ко мне прибежала не одна продавщица, а целых шесть! Причем, две были совсем не девушки, а пожилые тетеньки, и еще одна почти бабушка. И все стали наперебой спрашивать, что мне надо подать. Потому что дамы ужас как любят рыцарей, это в любой рыцарской книжке написано.

Потом я решил проверить мамины слова об автобусе. Как только увидел, что вошла тетенька с малышом, я быстренько уступил ей место, пока кто-нибудь меня не опередил. Правда, в автобусе были еще пустые сиденья, но ведь у окошка ехать куда интереснее, правда? И малыш смотрел в окошко, и поэтому не ревел. А тетенька сказала, что я настоящий рыцарь и джентльмен, и все в автобусе с ней согласились. Вот смешно, правда? Я же никакое чудище не победил, и даже был одет не в железные латы, а в майку и шорты. Но все вокруг так восхищались, будто я спас, как минимум, сто принцесс!

В общем, играть в рыцаря и джентльмена мне ужасно понравилось. Одно только плохо: нельзя поплакать, если даже очень хочется. Что поделаешь, если джентльменам плакать не положено. Вот и Сева не стал плакать над снежной бабушкой, хотя у него в носу и щипало, а решил спросить свой говорящий компьютер, что делать. И спросил. Компьютер долго-долго думал, чуть не завис. А потом сказал, что наука в спасении снега от потепления совершенно бессильна. А еще сказал, что раз наука ничего с погодой поделать не может, нужно искать волшебное средство.

Сева подумал еще немножко, и решил рассказать обо всем Леле. Он давно понял, что Леля знает о волшебных средствах куда больше него. Ведь Сева читал умные ответы на научные вопросы, а Леля читала сказки. Оделся Сева, взял хоккейную клюшку и поднялся на третий этаж к Лелиной квартире. Клюшку Севе купил папа, он думал, что из его сына вырастет великий хоккеист. А вырос из его сына великий изобретатель. Сева изобрел способ дотянуться до звонка без табуретки. Он придумал клюшкой нажимать на кнопку.

– Бабушка тает! – сказал Сева без лишних предисловий, когда Леля открыла дверь.

         Леля уже знала про изобретение Севы, поэтому не спросила, зачем ему клюшка. Про какую бабушку говорит Сева, она тоже догадалась, потому что была очень сообразительной девочкой. К тому же, видела ее из окна.

– Надо спасать бабушку! – решила Леля.

         Она поскорее отпросилась у мамы немножко погулять. За весь вчерашний день и за все сегодняшнее утро Леля ни разу не кашлянула, поэтому мама ее отпустила. Леля поскорей оделась и поскорей обулась. А еще, конечно, поскорей пригласила погулять Шишу. И Шиша, конечно, с удовольствием согласился. Чего дома-то сидеть? Вы же, наверное, любите прогулки? А шиши чем хуже?

– Вот, – вздохнул Сева, когда они заглянули в игрушечный домик, – скоро совсем растает.

– Дело плохо, – тихонько сказал Шиша Леле на ухо. – Надо что-то делать.

– Надо спрятать ее в холодильник! – догадалась Леля. – До настоящей зимы.

– А как мы ее донесем до холодильника? – спросил Сева. – Она же такая большая!

– Надо слепить ей ноги, – предложила Леля. – Чтобы она сама ходила.

         Глупый мальчишка бы непременно заявил в ответ, что снежные бабушки сами по себе не ходят. Но Сева, к счастью, был очень умным. Он знал, что с Лелей в таком деле не стоит спорить. Поэтому не стал ничего заявлять в ответ, а поскорее побежал собирать с лавочек последний снег. Леля ему помогла, как могла, и скоро у снежной бабушки появились очень симпатичные белые валенки.

– Думаешь, теперь она с нами пойдет? – неуверенно спросил Сева.

– Конечно! – сказала Леля.

         Она была в этом уверена, в отличие от Севы. И не зря, потому что снежная бабушка вдруг подняла снежную руку и поправила поникший морковный нос.

– Конечно, пойду! – сказала она.

         Сева постарался сделать вид, что совсем не удивился, хотя рот у него все равно раскрылся от удивления. Одно дело, если у тебя дома завелся говорящий компьютер. И даже если завелся домовик Еремка – тоже явление понятное. Но говорящая снежная бабушка – это уже не одно дело, а совсем другое. Это у Севы в голове уже с трудом укладывалось. Вам-то попроще будет. Вы, конечно, догадались, что этот фокус устроил Шиша, своим волшебным хвостом.

         Снежная бабушка встала на новые валенки и отряхнулась от прилипших кленовых листиков. Ростом она получилась выше Лели, и даже немножко выше Севы.

– Ой, какая большая! – огорчилась Леля. – В наш холодильник не влезет! Его мама весь банками заставила.

– Зато наш холодильник совсем пустой,- сказал Сева. – Пойдем к нам, бабушка!

         Это хорошо, что во дворе почти никого не было. А то бы им пришлось очень сильно удивиться, когда компания из Лели, Севы и снежной бабушки шла по тропинке к подъезду дома номер восемь. Правда, во дворе был один автолюбитель, но, к счастью, он разбирал мотор своей машины, и так увлекся, что снаружи у него торчали только попа и ноги. А на них, как известно, глаз нет. Поэтому Леля, Сева и снежная бабушка добрались до подъезда, и потом до квартиры, никем не замеченные. Впрочем, домовик Еремка их, конечно, заметил. Только не очень обрадовался, строго уставившись на пол.

– Ох! – сказала снежная бабушка, взглянув на мокрые следы, которые она оставила в прихожей.

         Еремка хлопнул в ладоши, в щель под кухонной дверью пролезла тряпка и принялась ползать по паркету, старательно вытирая натаявшую воду. Сева достал всем тапочки, и лужиц на полу стало гораздо меньше.

На бабушкино счастье, Севиных родителей не было дома. Хотя, по правде, не очень-то это правильно – бросать Севу дома одного, да еще в воскресенье. Это хорошо, что Сева был таким самостоятельным. Был бы неумеха – ему бы не поздоровилось. Но ему, как вы понимаете, повезло. Сева запросто умел кипятить чай, и даже делать себе бутерброды. Поэтому прекрасно знал дорогу в холодильник.

– Прошу! – сказал Сева, приглашая Лелю и снежную бабушку войти в кухню. Потому что джентльмены девочек и бабушек пропускают вперед, а сами входят следом. Сева пропустил даже тряпку, которая ползла за снежной бабушкой, тщательно стирая отпечатки ее промокших тапочек.

         Севе пришлось еще раз сказать «Прошу!», чтобы пригласить бабушку влезть в холодильник. В холодильнике было… Вернее, там почти ничего не было. Только немного колбасы, пара яиц, пакет молока и одинокий стаканчик мороженого, которое Севе купили за хорошее поведение. Ему всегда за хорошее поведение покупали пломбир в стаканчике. А поскольку Сева был джентльменом, он всегда вел себя по-рыцарски хорошо, и ел мороженое очень часто. Так часто, что ему даже немножко надоело. Поэтому пломбир и стоял на полке, а не лежал у Севы в животе. Точнее, он и на полке не стоял, потому что превратился в небольшую молочную лужицу.

– Мороженое растаяло, – заметила снежная бабушка. – Значит, я там тоже могу растаять.

– Странно, – сказал Сева. – Правда, растаяло.

– Может, холодильник сломался? – спросил Еремка. Он уже приготовился расстроиться, что не уследил за ценной хозяйской вещью.

– Нет, сказала Леля, – тогда бы и колбаса испортилась, и молоко прокисло.

– Надо спросить у всезнайки-компьютера, – посоветовал Шиша Леле на ухо.

         Но Сева уже и сам догадался про компьютер. Ведь он всегда получал от него ответы на любые вопросы. Сева побежал в свою комнату, за ним побежала Леля, за ней пошлепала мокрыми тапочками снежная бабушка, следом поползла тряпка. Последним шел Еремка, следя, чтобы тряпка вытирала все как следует.

– Компьютер! – позвал Сева, едва взобравшись на стул. – Скорей скажи, почему мороженое в холодильнике растаяло?

         Компьютер проснулся и моргнул спросонья экраном. А может, он так зевнул по-своему, по-компьютерному.

– Мороженое и вода замерзают при минусовой температуре, – важно ответил компьютер. – А в холодильнике плюс четыре градуса.

– Значит, и снежная бабушка там растает? – расстроилась Леля.

– Конечно,- заверил компьютер. – Ведь снег – это маленькие льдинки, а льдинки – это замерзшая вода. При плюс четырех обязательно растает.

– А что же нам тогда делать? – уныло спросил Сева.

– Видно, придется таять, – вздохнула снежная бабушка, и снова повесила морковный нос.

– Только не дома, – тихонько проворчал Еремка, и послал тряпку выжиматься, потому что в нее набралось чересчур много воды – снежная бабушка таяла просто на глазах.

– Можно потом другую бабушку слепить, – заметил компьютер.

– Можно и другой компьютер купить! – сердито сказал Сева. – Если ты сломаешься.

– Но я же особенный, – обиделся компьютер, – я умею разговаривать.

– А разве я тоже не умею разговаривать? – спросила снежная бабушка.

– Она тоже особенная! – сказала Леля. – Шиша, хватит прятаться, тут же все свои! Помоги нам!

         Пришлось Шише исчезнуть с Лелиного плеча и явиться на столе.

– Просто я боялся, что кое-кто снова шлепнется в обморок, – хихикнул он.

         Но кое-кто, как вы понимаете, был уже совсем не тот, что раньше. Раньше кое у кого не было домовика Еремки, говорящего компьютера и снежной бабушки. А теперь кое у кого все это было, и какая-то лохматая шишка на столе уже не могла заставить его упасть в обморок. Ну, вы поняли, конечно, что я имею в виду Севу.

– Это Шиша, – представила Леля своего друга. – Настоящая чисть.

– А он, правда, может помочь? – спросил Сева.

– Конечно, – сказал компьютер.

– Запросто! – поручилась Леля.

– Еще как! – подтвердил Еремка.

– Ох, надеюсь! – вздохнула снежная бабушка.

– На самом деле, тут мне одному не справиться, – скромно сказал Шиша. – Но если Еремка поможет – все должно получиться.

– Я готов! – сейчас же отозвался Еремка.

         Он взял Шишу за руку, а другую положил на валенок снежной бабушки. Шиша ужасно сосредоточился, даже загудел, как компьютер, и как следует стукнул хвостом по полу.

         Хорошо, что Еремкина тряпка постаралась, и вытерла пол сухо-насухо. Если бы хвост у Шиши хоть немного намок, дело бы кончилось неизвестно как. А так – оно кончилось очень удивительным образом. Снежная бабушка превратилась в самую что ни на есть настоящую, с голубыми глазами, острым носом, белоснежными волосами, в пуховом платке и валенках. Сева все-таки не выдержал и от удивления сел на ковер. От такого чуда даже Леля рот открыла, а компьютер вообще завис на целый час. А когда отвис – вся компания уже давно пила на кухне чай с блинами, которые напекла бабушка. Ведь все на свете бабушки, даже снежные, отлично умеют стряпать блины. Стоит оставить бабушку без присмотра хотя бы на пять минут – и она тут же окажется у плиты с тестом и сковородкой. К счастью, настоящие бабушки, в отличие от снежных, от горячей плиты совсем не тают. Разве что, в переносном смысле, от удовольствия. Когда видят, что их блинчики уплетают с аппетитом за обе щеки.

– У нас далеко-далеко сестра маминой бабушки живет, – сказал Сева, уплетая горячий блинчик, – ее мама и папа никогда не видели. Давай скажем, что ты – это она, и приехала в гости.

– А как ее зовут? – спросила Леля, дуя на чай, чтобы он быстрее остыл.

– Бабушка Снежана, – ответил Сева.

– Очень подходящее имя, – заметил Шиша.

– Мне нравится, – одобрила бабушка Снежана.

         И знаете, Севины родители ничуть не удивились объявившейся бабушке. Только Севин папа долго не мог понять, почему его тапки насквозь мокрые. Но когда тапки просохли, он совершенно перестал удивляться, даже обрадовался. Еще бы не радоваться, когда вместо бутербродов тебе к обеду подают наваристый борщ, а на десерт оладушки с джемом! В общем, на бабушку Снежану можно было во всем положиться, и родители были теперь за Севу совершенно спокойны. Да и вы теперь можете быть за него совершенно спокойны, берите пример с меня.

 

 

В ЗАКОЛДОВАННОМ ЛЕСУ

 

         Вы замечали, что многие взрослые не очень-то любят зиму? Это потому, что многие взрослые не очень-то любят кататься на лыжах, коньках и санках. А любят они уткнуться в телевизор или компьютер, и так сидеть с утра до вечера. Хотя бывают и взрослые, которые любят уткнуться в книжку. Но таких, к сожалению, осталось немного. А это, между прочим, очень огорчает поэтов и писателей. Меня, во всяком случае, очень огорчает. Кто же будет книги читать, если все уставятся в телевизор? Ну что там интересного? Иногда в простом окне можно такое увидать, какое вам никто показать не сможет. Вот замечали вы, какие узоры умеет рисовать на окнах мороз? Ни одному художнику их не повторить! Леля как увидала, так и ахнула от восторга.

         Целый день старался мороз, а к ночи нарисовал на Лелином окне настоящий волшебный лес. Ведь это была не простая ночь, а новогодняя. Всем известно, что в новогоднюю ночь просто положено случаться всяким чудесам. А если у вас дома живет шиш с волшебным хвостом, то чудесам положено случаться и подавно.

– Это потому, что я на Новый год загадал себе новый дом в чудесном лесу! – догадался Шиша.

– А я загадала новый мячик, – вздохнула Леля. – А еще, чтобы ты у нас насовсем остался.

– Что же мне теперь, без дома быть прикажешь? – нахмурился Шиша. – Какая ты эгоистка!

– А что значит «эгоистка»? – спросила Леля.

– Эгоисты – это люди, которые лишь о себе думают, – пояснил Шиша. – Чтобы им было хорошо, а другим – не обязательно.

– Вовсе я не такая!- обиделась Леля. – Разве тебе плохо со мной дружить?

         Шиша виновато вздохнул и признался:

– По правде, не только люди бывают эгоистами. По правде, некоторые шиши тоже немножко бывают.

         В это время мама из большой комнаты строго заметила, что Леле давно пора в кровать. Поэтому Леле пришлось поскорее выключить свет и залезть под одеяло.

         Когда я был такой же, как Леля, то я ужасно не любил спать. Потому что, когда ложишься спать, нельзя играть или читать книжку. А надо только лежать и дожидаться, когда же, наконец-то, заснешь. Это ужасно скучно. Поэтому я не засыпал, а лежал и разглядывал потолок или узоры на обоях. На них попадал свет от автомобильных фар, и тени перебегали с места на место, и казалось, что предметы в комнате оживают. Это было немножко жутковато, но и страшно интересно. А интереснее всего было разглядывать замерзшее окно, и угадывать, на что похожи ледяные узоры. Это же гораздо лучше, чем просто лежать и ждать, когда заснешь.

         Леля тоже не любила засыпать, и очень любила разглядывать морозные узоры. И она лежала, прищурившись, как будто спит, и разглядывала волшебный лес в окне. Где-то негромко играла музыка, по заснеженным веткам бегали цветные огоньки от новогодних гирлянд, и казалось, будто волшебный лес танцует сказочный вальс. А еще немного погодя Леля с удивлением увидела, как на ледяную ветку вспорхнула белая полярная сова, и тоже принялась пританцовывать. Она неуклюже переминалась с лапы на лапу, и для равновесия взмахивала крыльями. В общем, получалось не очень. Хотя, наверное, неплохо для совы. Она же, все-таки, не балерина.

         Если вы вдруг увидите танцующую сову, да еще в заколдованном лесу на окне, то следите за ней осторожно, а не вскакивайте на кровати, как Леля. Она так удивилась, что совершенно не подумала об осторожности. А сова, конечно же, испугалась и немедленно исчезла. Притом, совершенно бесшумно – так только совы умеют летать.

– Шиша! Шиша! Ты видел? – позвала Леля громким шепотом.

         Но Шиша почему-то не отозвался. Леля вылезла из кровати, надела тапочки, а потом тихонько прокралась в кукольный уголок, чтобы разбудить своего друга. Но кукольная кровать оказалась аккуратно застелена. Шиша пропал. Леля подбежала к окну и увидела в заколдованном лесу цепочку маленьких следов, которых раньше не было. От обиды у Лели даже защипало и захлюпало в носу. «А еще друг!» – подумала она.

         Вдруг Леле показалось, что за ледяными деревьями что-то мелькнуло. Будто кто-то поспешил спрятаться от ее взгляда. Леля встала на стульчик и приблизила лицо как можно ближе к стеклу, стараясь не дышать, чтобы не растопить ледяной узор. И – ой! Стульчик покачнулся, она взмахнула руками… и ухнула вниз!

От страха Леля зажмурилась и приготовилась крепко удариться о твердый пол. А вместо этого плюхнулась во что-то мягкое и глубокое!

– Ой, мамочки! – испуганно воскликнула Леля.

Она барахталась в этом глубоком и мягком, как в яме с лебединым пухом. Пока не почувствовала, что ее кто-то тянет за руку. Как ей показалось, теплой мохнатой варежкой. Леля вцепилась в эту варежку покрепче, и скоро выбралась на поверхность. И увидела… нет, не Шишу. А зайца. Да-да, самого настоящего белого зайца. С длинными ушами, коротким хвостом и мохнатыми лапками. Точь-в-точь похожими на варежки.

– Ну и ну, – сказал заяц, – какой странный птенец из гнезда вывалился!

– Я не из гнезда, – сказала Леля. – Я из дома вывалилась.

– Вот глупый птенец! – рассмеялся заяц. – Птичий дом и называется гнездом!

         Леля не стала с ним спорить, потому что слишком удивилась. Она ведь оказалась в заколдованном лесу! Вокруг стояли высоченные ледяные деревья, блестевшие от инея. Морозные кристаллы переливались под лунным светом, как самоцветные камни.

– Странно, – сказала Леля, – кругом снег, а совсем не холодно!

– Конечно, – хихикнул заяц. – Потому что ледяные птенцы и снежные зайцы не мерзнут!

         Леля недоверчиво взглянула на свои руки, и с удивлением увидела, что теперь они были обе из чистейшего льда. Она взглянула на тапочки – одна потерялась в сугробе, а та, что осталась, превратилась в белую и пушистую, как снег.

Я думаю, Леле здорово повезло с падением. Попади она в настоящий зимний лес, наверняка бы ужасно замерзла. Потому что в настоящем зимнем лесу не обойдешься одной тапочкой с ночной рубашкой. Понадобятся еще, как минимум, ночная шапка, ночная шубка и ночные валенки. И хоть ледяной Леле было не холодно, ей показалось, что стоять обутой на одну ногу не очень-то прилично.

– Как же я пойду в таком виде? – огорченно спросила Леля.

– Тоже мне, беда! – фыркнул заяц. – Ничего эти глупые птенцы не умеют! А ну, встань-ка сюда, под елку!

Леле пришлось послушаться. Ведь она только что появилась в заколдованном лесу, и еще ничего здесь не знала. А заяц, видно, знал. Когда Леля встала под елкой, он принялся изо всех заячьих сил трясти ветки. Сверху посыпался снег. Сначала несильно, но потом все больше и больше, пока на Леле не вырос настоящий сугроб.

– Что ты делаешь? – рассердилась Леля. – Меня же совсем засыпало!

– А теперь не ленись, поскорее отряхнись! – посоветовал заяц.

         Леля встряхнулась, чтобы сбросить снег. Но вот удивительно – он где-то стряхивался, а где-то не очень, как Леля ни старалась. И вдруг она заметила, что это уже и не снег, а пушистый мех и блестящая белая парча – настоящий новогодний костюм. А когда Леля выбралась на тропинку, оказалось, что на ногах у нее новенькие белые сапожки с пушистой оторочкой.

– Посмотри-ка на себя теперь! – предложил заяц, подведя Лелю к ледяному стволу сосны, блестевшему, как зеркало.

         Леля взглянула и ахнула: ее новенький наряд переливался серебром под ярким светом луны. И шубка, и шапочка, и сапожки, и даже рукавички – все было покрыто восхитительной морозной вышивкой. Как тут было не ахнуть? И Леля воскликнула:

– Ой! Теперь я как настоящая Снегурочка!

– Не то, что голенький птенчик в одной тапочке, правда? – рассмеялся заяц.

– Правда! – обрадовалась Леля. – Спасибо!

         Но тут полную луну на мгновение закрыла чья-то тень, и сверху беззвучно свалилось что-то большое и белое, словно еще один сугроб.

– Берегись! – крикнул заяц, шмыгнув под ближайшую елку.

         Зайцу-то хорошо говорить, он же не растерялся. А Леля, как раз, растерялась. Она еще не слишком привыкла, что на нее сугробы сверху падают. Правда, в этот раз на нее упал вовсе не сугроб, а громадная полярная сова.

– У-ха-ха-ха-ха! – рассмеялась довольная собой сова. – У-ух, как я вас напу-угала! Не бойтесь, не трону. Или забыли, какая сегодня ночь?

– Я и не бо-бо-боюсь, – ответил заяц дрожащим голоском. – Просто я по-по-подумал, что ты сама могла забыть, какая сегодня ночь.

– А какая? – робко спросила Леля, немножко придя в себя.

– Новогодняя! – напомнил заяц. – Ночь волшебного бала и маскарада.

– Угу! – подтвердила сова. – Ночь карнавала и у-удивительных чу-удес. Сегодня мне полагается спать без у-у-ужина, так что можете меня не бояться.

Заяц, наконец, насмелился вылезти из-под елки. Но близко подходить к сове он все-таки не решился, и встал подальше, за Лелей.

– Теперь, когда у тебя есть маскарадный костюм, ты можешь тоже пойти на бал, – подсказал он.

– Угу! – подтвердила сова. – Замечательный костюм. Совершенно непонятно, кто в нем. Белка? Или зайчонок? А может, мышка?

– Птенчик! – подсказал заяц. – Она только-только из гнезда вывалилась.

         Леля хотела было сказать, кто же она на самом деле, но возражать было некогда.

– Тогда надо срочно найти Шишу! – сказала Леля. – Он же, наверное, тоже захочет пойти на бал!

         Заяц озадаченно почесал за ухом и заметил:

– Сколько тут живу, а ни про какого Шишу не слышал. Кто это?

– Это мой друг! – ответила Леля. – Хотя он и вел себя сегодня, как этот… ну, как эгоист,- вспомнила она. – Вот! Взял и ушел один.

– Да разве найдешь его в лесу! – возразил заяц. – В сугробах, в чаще и буреломе!

– Угу! – подтвердила сова. – Лучше у-уж сту-упай с нами.

– Если твой друг здесь, он обязательно попадет на бал, – согласился заяц. – Там и встретитесь.

– Угу!- подтвердила сова. – А если не хотите опоздать, я вас даже ту-уда подвезу!

         Заяц и возразить не успел, как сова уже взмахнула крыльями. Одной лапой она схватила Лелю за воротник, а другой – зайца за уши, и взлетела. Ну и полет это был, я вам скажу! Сверху светила полная луна и блестели звезды. Внизу с ужасной скоростью проносились ледяные деревья. Заяц и Леля визжали от страха и от восторга одновременно, а сова над ними довольно хохотала. Наконец, когда пассажиры уже устали визжать и почти перестали бояться, впереди показалась большущая поляна, освещенная разноцветными гирляндами.

САМЫЙ СТРАШНЫЙ ЗВЕРЬ

Вам уже случалось летать? Ну, если не на самолете, так хотя бы во сне? Я уже много раз летал на самолете. А вот во сне уже давно не летал. Это потому, что я все больше взрослею. А взрослые понемножку забывают, как летать во сне. Но на чем я точно не летал, так это на огромной полярной сове. Ручаюсь, что до сих пор Леле одной так сильно повезло!

Сова плавно сделала над поляной большой круг, чтобы Леля и заяц могли все как следует рассмотреть. А посмотреть было на что! На поляне играл настоящий оркестр. Здоровенный белый медведь стучал палочками по инструменту, похожему на ксилофон. Только вместо деревянных планок в нем были сосульки. Северные олени трубили, песцы стучали по снежным шапкам на пеньках, как по барабанам. Белые полярные волки подвывали хором. Две шустрых ласки в четыре лапы играли на большой ледяной арфе. А прямо в центре стоял великолепный белый рояль, за которым сидел снежный барс в синих очках, и длинным хвостом помогал себе играть. Получалось красиво и очень весело. Так весело, что все остальные звери не могли устоять на месте, и танцевали кто с кем, вперемешку. Мыши с горностаями, песцы с белыми куропатками, полярные волки с зайцами. А чуть в стороне в одиночестве отплясывала белая ворона.

Но не успела Леля все хорошенько рассмотреть, как сова стремительно ухнула вниз. Так стремительно, что у зайца что-то екнуло внутри, а у Лели похолодело и сжалось в животе. У вас холодело в животе, когда вы падали во сне? Вот у Лели было точно так же. Обычно после такого сразу же просыпаешься. Но Леля не проснулась, а полетела дальше. Потому что сова не стала затруднять себя мягкой посадкой, а просто кинула своих пассажиров прямо в ближайший сугроб. Барахтаясь в нем, Леля подумала, что уже начинает к этому привыкать. Вы бы тоже привыкли, если бы барахтались в сугробе уже третий раз подряд.

– На-на-надеюсь, что ни-никогда бо-бо-больше не бу-бу-буду летать! – пролепетал заяц, выкарабкиваясь на поляну.

– Тогда, может, пойдем танцевать? – предложила Леля.

– Я, по-по-пожалуй, по-по-потом, – ответил заяц. – У меня все еще ко-ко-коленки дрожат. А ты иди.

         Леля помахала зайцу на прощанье и пошла поближе к танцевальной площадке. Но не успела она подойти, как ее подхватил под руку какой-то песец, и пригласил на танец. Оркестр начал играть польку, а Леля как раз научилась ее танцевать в детском саду. Она не зря так долго готовилась к новогоднему утреннику – танец получился на славу. Еще ни разу Леле не было так весело. Потом песца сменил новый партнер, настоящий волк. С полной пастью острых зубов и горящими желтыми глазами. С ним было немножко страшно танцевать, когда он улыбался, но Леля помнила, что сегодня волшебная ночь, когда никто никого не обижает, и продолжала кружиться и подпрыгивать. Потом волка оттеснил северный олень, которому тоже хотелось потанцевать с необычной гостьей. Он был такой неуклюжий, что наступил Леле на ногу, жутко смутился и ускакал. Тогда Лелю пригласил на танец новый партнер. Она не поверила своим глазам – настоящий снеговик! Правда, вместо морковки у него был странно знакомый вертлявый нос, похожий на фигушку.

– Мы с тобой, случайно, нигде не встречались? – спросила Леля, когда музыка закончилась.

– Не думаю, – ответил снеговик странно знакомым голосом. – Хотя ты очень похожа на одну мою знакомую.

– А ты немножко похож на одного моего друга, – сказала Леля.

         Снеговик только собрался удивиться, как северные олени оглушительно затрубили, а снежный барс встал из-за рояля и объявил, что начинается конкурс на самого страшного зверя, который будет хранителем заколдованного леса весь будущий год.

– Пойдем, посмотрим! – сказала Леля. – Наверное, ужасно интересно!

– Не особенно, – заметила проходившая мимо белая ворона. – Потому что карк всегда победит медведь.

         Леля взяла снеговика за руку и потянула поближе к большому пеньку, на который звери влезали по очереди. Сначала на пенек вспрыгнула маленькая ласка. Она была такая симпатичная, что было странно, как ее можно бояться. Но только ласка выгнула дугой спинку и оскалила острые зубки, как белые мыши в первом ряду мелко задрожали. А некоторые даже упали в обморок. Звери вяло похлопали ласке. Одни волки не хлопали, а только насмешливо фыркали.

- Следующий!- пригласил снежный барс, наигрывая на рояле веселенькую мелодию.

         На пенек слетела знакомая Леле полярная сова. Она взъерошила перья, хищно защелкала острым клювом и грозно засверкала желтыми глазищами. Белые мыши от страха кинулись врассыпную. Зайцы испуганно закрыли глаза лапами. Звери захлопали, даже громче, чем ласке. Даже волки одобрительно захмыкали. Потом на пенек взобрался песец. Правда, покрасовался не очень долго. Стоило волкам разок щелкнуть зубами, как претендент шмыгнул в сторону. От такой картины даже зайцы покатились со смеху.

         Но тут Леля придвинулась поближе к снеговику, потому что на пенек взобрался самый большой волк. Он ощетинил белую шерсть на загривке, оскалил зубы и страшно зарычал. Зайцы от испуга попятились поближе к оленям. Но и тем было страшновато. Волку хлопали очень громко. Он даже повыл на бис.

Потом Леле и вовсе пришлось взять снеговика за руку, потому что к пеньку вышел белый медведь в сверкающей ледяной короне. Он обвел собрание зверей грозным взглядом, потом поднялся на задние лапы и рявкнул. Да так, что зайцев как ветром сдуло. Даже волки на секундочку поджали хвосты.

– Ну что, – проревел медведь, – есть ли среди вас кто-нибудь страшнее меня? Выходи! – он посмотрел прямо на Лелю и удивился. – Это ты?

         Леля оглянулась, и увидела, что все звери отступили подальше. Только снеговик не мог отступить, потому что Леля крепко держала его за руку.

– По-моему, тебе самое время удирать, – посоветовал снеговик.

– Подожди, – обиделась Леля. – Почему он такое говорит? Разве я страшная?

– Ты в костюме человека, странный зверек, – нахмурился медведь. – Разве не так?

– Человека? – испуганно ахнули все звери позади. – Человека! Не надо нас так пугать! Мы спрятались от людей, чтобы они нас больше никогда не пугали! Людям нельзя в заколдованный лес!

         Леля не успела как следует напугаться, как медведь сгреб ее в охапку и поставил на пенек. От неожиданности она выпустила руку снеговика, и тот шлепнулся рядом.

– Ой,- потихоньку сказал снеговик, – похоже, удирать уже поздно.

– Да, – сказал медведь, – именно так выглядит самый страшный зверь. Большинство из вас родились и выросли здесь, в заколдованном лесу, и никогда не видели человека. Смотрите и бойтесь.

         Леля с удивлением увидела, как звери начали дрожать от страха и отползать подальше.

– Подождите! – крикнула она. – Почему вы меня боитесь?

– Потому на свете нет никого страшнее людей, – ответил медведь. – Они приходят со своими ружьями и стреляют в нас. Они вырубают леса и строят на месте наших домов свои жилища. И скоро нам совсем не останется места на земле. Только в заколдованном лесу мы можем жить спокойно, пока люди сюда не добрались. Понятно тебе, странный зверек?

– Нет, – призналась Леля. – Люди же бывают разные. Некоторые очень даже любят зверей.

– Так любят, что держат их в железных клетках! – зарычали волки. – В зоопарке!

– Приказывают прыгать сквозь горящее кольцо в цирке! – зашипел снежный барс.

– Делают из нас шубы и шапки! – затявкали песцы.

– Заставляют возить упряжки!- пожаловались олени.

– Человек – самый страшный! – запищали зайцы.

         Белый медведь снял со своей головы сверкающую ледяную корону и высоко поднял ее, показывая всем, а потом надел на голову Лели.

– Я уступаю первое место тебе, странный зверек, – сказал он. – Ты сегодня самый страшный среди нас.

         Тут Леле по-настоящему захотелось разрыдаться.

– Не надо мне вашу корону! – обиженно закричала она. – Я не хочу, чтобы меня боялись! Я всего только маленькая девочка!

– Настоящая девочка! – проревел медведь, и в испуге отпрыгнул в сторону.

– И притом ужасно глупая! – строго сказал снеговик.

         Леля посмотрела на него, и увидела знакомую косматую бороду. Снеговик при падении растерял свой снежный наряд и снова превратился в Шишу.

– Шиша! – обрадовалась она. – Как хорошо, что ты нашелся!

– А может, и не очень хорошо, – сказал Шиша, – потому что сейчас нам придется очень плохо.

         Леля оглянулась и увидела, что звери осторожно к ним подкрадываются, опасливо перешептываясь:

– Настоящий человек! В заколдованном лесу!

– Значит, и сюда уже добрались! Теперь нам несдобровать!

– Надо ее разорвать! – рычали волки. – Кинемся все сразу, чтобы не так страшно было!

         Хорошо, что медведь в испуге отпрыгнул в сторону, иначе самому страшному зверю не удалось бы скрыться.

– Бежим! – крикнул Шиша.

– А как же твой волшебный хвост? – спросила Леля.

– Мой хвост в заколдованном лесу не работает! – ответил Шиша.

         Он схватил Лелю за руку, и они припустили к лесу во все лопатки. Конечно, звери бы их непременно догнали, если бы так сильно не боялись. Но они неслись по пятам, готовые вот-вот насмелиться и напасть. И вот уже чья-то темная тень приблизилась бесшумно сзади, и чьи-то когти крепко вцепились в Лелин воротник. «Все! – подумала Леля. – Мы пропали!». Она почувствовала, что ее ноги отрываются от земли, и услышала уже знакомый, чуть слышный шелест крыльев. А еще, как позади волки взвыли с досады.

– Пусти! – рассердился Шиша.

– У-ха-ха-ха! – рассмеялась сова. – Не бойтесь, я вам помогу-гу!

– А разве ты сама не боишься, как все? – спросила Леля.

– Я тебя у-уже носила, – ответила сова, – и со мной ничего не слу-училось!

         Рассерженные звери остались далеко позади, следом за совой летела только белая ворона и кричала:

– Скарр-рей! Скарр-рей!

– Ворона тоже меня не боится? – спросила Леля.

– Она же белая! – пояснил Шиша. – А значит, не такая, как все.

         Наконец, Леля узнала то самое место, где в первый раз повстречала сову.

– У-у-успели! – ухнула сова. – Теперь у-у-укажи, где твое гнездо!

         А Леля и сама не знала, откуда она вывалилась в заколдованный лес. Но их выручил Шиша.

– Смотрите! – крикнул он, показав на луну.

         Сова сделала вираж, и все увидели, что на луне появились цифры и стрелки. Маленькая стрелка указывала на цифру восемь, а большая – почти на двенадцать.

– Карр-шмарр! – удивилась ворона.

– Это же мой будильник! – узнала Леля.

         Пока сова делала вокруг удивительной луны круг, большая  стрелка как раз указала на двенадцать. И тут раздался ужасающий трезвон! Такой громкий, что сова с перепугу разжала лапы и что было силы замахала крыльями, удирая подальше. А Леля с Шишей, конечно, камнем рухнули вниз! Так, что у Лели снова сжалось и похолодело в животе.

– Мамочка-а-а! – крикнула Леля… и проснулась.

         Будильник все еще продолжал звенеть, и Леля поскорее хлопнула его по макушке, чтобы замолчал. На улице уже почти рассвело, хотя луна еще светила очень ярко.

– И чего было так вопить? – проворчал Шиша, сползая с подушки. – Это не очень-то к лицу самому страшному зверю.

– Шиша! – обрадовалась Леля. – Ты, правда, вернулся!

– Конечно, – вздохнул Шиша. – Ты же загадала, чтобы я остался, так чего удивляешься?

– Значит, больше ты не уйдешь, как эгоист? – спросила Леля.

         Шиша кивнул.

– Похоже, придется еще немного у вас пожить.

– А я на минутку испугалась, что ты больше не захочешь дружить со мной. Теперь, когда я самый страшный зверь.

– Ну, ты еще не зверь, – ухмыльнулся Шиша. – Только маленький зверек. И не слишком страшный.

– А когда я вырасту, – спросила Леля, – что со мной будет?

– Ну, – ответил Шиша, – это зависит только от тебя.

– А если я не буду запирать зверей в клетки? – спросила Леля. – И не буду делать из них шубы? И никого не выгоню из дома?

– Тогда одним страшным зверем на земле станет меньше, – сказал Шиша.

– Я очень постараюсь, – пообещала Леля. – Очень-очень. Только ты никуда не уходи от нас.

– Я тоже постараюсь, – ответил Шиша. Очень-очень.

***

         На этом я заканчиваю вторую часть книжки, потому что мне снова чаю захотелось. Нельзя же все время рассказывать, а то в горле совсем пересохнет. Поэтому можете пока чуток передохнуть, и даже сходить погулять. Только, чур, не уходите далеко, если вам интересно, чем закончилась история про Лелю, Шишу и всех остальных. Опоздавшим я ничего пересказывать не буду, придется самим читать.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

РЫБА-ШИШ, РЫБА-МИШ И ДРУГИЕ РЫБЫ

 

         Вы замечали, что все когда-нибудь кончается? И почему-то все интересное всегда кончается быстрее, чем скучное. Мороженое съедается скорее, чем тарелка каши, а скучный учебник читается гораздо дольше, чем книжка со сказками. Когда-нибудь и эта сказка тоже закончится. Скажу по секрету, она даже начала понемножку заканчиваться. Две части я уже рассказал, осталась последняя. Но не стоит расстраиваться, потому что если одна часть никогда не закончится, то никогда не начнется другая. И третья, тем более. А третья часть, между прочим, уже начинается.

         И вот еще какая штука происходит в жизни – в жизни все меняется. И это, согласитесь, очень замечательно! Потому что всякий раз начинаются новые приключения. Ну, кому хочется, чтобы все время повторялись только старые? Мне ничуть не хочется, а вам? Вот представьте, что на свете все время будет зима. Лыжи и санки – это, конечно, здорово, но я еще люблю купаться, загорать, кататься на велосипеде и сидеть с удочкой на берегу. А это все делать зимой как-то затруднительно. Поэтому хорошо, что зиму, в конце концов, сменяет весна, ведь за весной приходит лето.

         Но в жизни меняется не только погода. Меняется все-все-все кругом. Даже люди. Особенно, если у них есть необычный друг. Такой, как шиш с волшебным хвостом. Вот у Лели был такой знакомый. Поэтому Леля очень изменилась, это заметили воспитатели в детском саду, и друзья, и мама, и особенно бабушка. Бабушка Лелю просто не могла узнать. Она так и говорила:

– Я тебя совсем не узнаю!

– Я тоже себя совсем не узнаю, – вздыхала Леля.

         Не так-то это просто – вести себя примерно, если вам всего шесть лет. Вы-то это лучше меня знаете. Иногда и покапризничать хочется. Или побезобразничать. Я в этом возрасте ужас как любил побезобразничать. А иногда и покапризничать. Ведь у меня же не было знакомого шиша. Леле приходилось гораздо труднее. Попробуй тут покапризничай, когда твой друг – самая настоящая чисть. Которая запросто может превратиться назад в злую нечисть. Вы не забыли, как это получается?

– Понимаешь, – рассказывала Леля бабушке, – мне нельзя себя плохо вести. Если на моего друга налипнет всякая гадость от плохих поступков, он станет злым и вредным. А гадость ужасно липучая. Она липнет на всех. Просто у людей она внутри, а у моего друга снаружи.

– Что это за друг такой особенный? – удивлялась бабушка, подсаливая борщ.

– Я бы очень хотела, чтобы вы познакомились, – отвечала Леля. – Но взрослые почему-то его не замечают. Понимаешь, взрослые так заняты, что не могут его заметить.

– Что-что? – спрашивала бабушка, размешивая тесто для блинчиков.

– Я говорю, что взрослые очень торопятся, поэтому ничего не замечают! – очень терпеливо повторяла Леля, шлепая за бабушкой в ванную.

– Я снова прослушала, что ты сказала, – отвечала бабушка, – мне надо было срочно развесить белье на просушку.

– Я сказала, что ты всегда торопишься, – вздыхала Леля, – поэтому…

– Ох! Борщ выкипает! – восклицала бабушка, и со всех ног бросалась на спасение ужина, шаркая тапочками. – А ты пока развесь носочки на батарее! – кричала она из кухни.

         Леле иногда ужасно хотелось разозлиться. И было очень обидно, что сделать этого никак нельзя. Ведь она была в ответе за своего друга, хотя взрослые и не могли его заметить. Шиша так и жил в Лелином кукольном уголке, больше никем не замеченный. На улице ярко светило солнце, таял снег, радостно галдели воробьи – приближалась весна. И чем она скорее приближалась, тем грустнее становился Шиша. Он целыми днями скучал на подоконнике и глядел в окно, поджидая, когда Леля вернется из детского сада или с подготовительных уроков, где она тренировалась читать и считать. И тренировалась не только днем. Каждый вечер она читала Шише сказки, но замечала, что ему никак не делается веселее. И Леле от этого тоже становилось невесело.

– Ты грустишь по своему дому? – спрашивала она.

         Шиша только вздыхал в ответ. Он даже почти перестал пользоваться волшебным хвостом. Только по воскресеньям, встречая на прогулке Севу с домовиком Еремкой, Шиша становился немножко радостней, да и то ненадолго.

– И почему я не домовик? – огорчался он. – Жил бы себе в четырех стенах, довольнешенек. Работал по хозяйству, и не скучал бы вовсе.

– Жаль, что ты не домовик, – соглашался Еремка. – Мы, домовики, никогда не скучаем!

– А хочешь пойти со мной в детский сад? – спросила Леля. – Там очень весело. Вдруг тебе там понравится?

– А вдруг не понравится? – проворчал Шиша.

– Ну, ты же не узнаешь, пока не попробуешь! – уговаривала Леля.

– Правильно! – поддерживал ее Сева.

– А если меня заметят и перепугаются? – продолжал ворчать Шиша. – Там же полно детей, а дети все-все замечают, это вам не взрослые!

– Мы что-нибудь придумаем! – пообещала Леля.

– Обязательно! – согласился Сева.

         А домовик Еремка подумал и сказал:

– Я слышал, что шиши умеют превращаться. Это правда?

– Если очень постараемся, – подтвердил Шиша. – Но у меня еще ни разу не получалось. Один раз я пробовал превратиться в лягушку, но только позеленел, и между пальцев перепонки выросли. Потом еле-еле назад превратился.

– Значит, мало тренировался, – ехидно заметил Еремка.

         И правильно заметил, между прочим. Давным-давно, почти триста лет назад, родился в Москве мальчик, и назвали его Александром. Ну, Александром-то его назвали потом. А в детстве, наверное, звали его Сашкой. А может, Шуркой. Маленький Сашка, а может, Шурка очень хотел стать сильным и храбрым солдатом. Настоящим героем. Но был очень хиленьким и часто болел. А из хиленьких, сами понимаете, очень редко получаются герои. Только если очень повезет. Но как-то Сашка, а может, Шурка повстречался с настоящим героем, которого звали Ибрагим Ганнибал. Он был бравым и храбрым солдатом. А еще, между прочим, дедушкой великого русского поэта Пушкина. И храбрый дедушка Пушкина сказал маленькому Сашке, а может, Шурке, что человеку любое дело по плечу. Надо только сильно захотеть и хорошенько тренироваться.

И маленький Сашка или Шурка взялся за тренировки. Он закалялся, учился ездить верхом, драться на саблях и метко стрелять. И представьте себе, однажды из него получился великий русский полководец! И его уже никто не называл ни Сашкой, ни Шуркой. А звали его Александр Васильевич Суворов. За всю жизнь Александр Суворов не проиграл ни одного сражения. «Побеждают не числом, а умением!»- говорил он. И тренировал солдат как следует, чтобы сделать их такими же сильными и умелыми, как он сам. Солдаты шли за ним в огонь и в воду, а враги бежали, как ошпаренные. Вот что бывает, если хорошенько натренироваться в любимом деле.

И Шиша тоже принялся тренироваться. Сначала, конечно, у него получалось не очень. Пробовал превратиться в мышку, а вместо шерсти на нем вырастал зеленый мох. Начинал превращаться в воробья, но вместо крыльев у него вырастали здоровенные лохматые уши. Видели вы где-нибудь воробья с мышиным хвостом и лохматыми ушами? Ну и вот, я тоже не видел. Но потом дела у Шиши пошли все лучше и лучше, и однажды Леля пришла в детский сад с баночкой, в которой плавала рыбка, очень похожая на карасика. Правда, у рыбки был довольно длинный нос, похожий на фигушку, которым она любила повертеть. Но это уже мелочи, правда?

Леля потихоньку отнесла рыбку в живой уголок и выпустила ее в большой аквариум. Другие рыбки сейчас же приплыли с ней знакомиться.

– Я сомик! – заявила самая усатая.

– Я барбус! – гордо представилась полосатая.

– А я гуппи, – тихонько сказала скромная рыбка с длинным пестрым хвостом.

         Говорили они, конечно, на рыбьем языке, поэтому их понимал только Шиша. И вы бы ничего не поняли, если бы я вам не сказал. Вам бы казалось, что рыбки просто молча шлепают губами. Но посудите сами: зачем шлепать губами, если ничего не говоришь? Я бы этого точно делать не стал. А рыбы так все время делают, потому что ужасно болтливы. Я думаю, даже хорошо, что мы их не понимаем, а то быстренько устали бы от этой болтовни!

– А я Шиша!- представился новенький. – Рыба-шиш!

– Таких рыб не бывает! – заявил из-под коряги ворчливый рак-отшельник.

– А я и не настоящая рыба, – захихикал Шиша. – Я заколдованная!

– Тогда запомни, заколдованная рыба, – прошлепал полосатый барбус, – увидишь Мишу Петрова – прячься как можно дальше, и как можно скорее!

– Почему? – спросила рыба-шиш.

– Потому что Миша Петров бросает в аквариум игрушки! – пожаловался усатый сомик.

– А еще берет сачок и старается нас поймать! – вздохнула гуппи.

         Тут к стеклу кто-то подошел, и рыбки испуганно шмыгнули под коряги. Шиша присмотрелся и увидел, что это Сева и Леля.

– Не бойтесь! – крикнул он рыбкам. – Это мои друзья!

         Но друзья его не услышали. Им казалось, что рыба-шиш просто шлепает губами. Леля легонько постучала пальцем по стеклу и спросила:

– Тебе там хорошо?

         Шиша в ответ вильнул хвостом, показывая, что у него все замечательно.

– Тебя другие рыбки не обижают? – спросил Сева.

         Шиша только улыбнулся в ответ. Обычные рыбы, конечно, не умеют улыбаться, как люди. Но ведь Шиша был не обычной рыбой, а заколдованной. Леля и Сева насыпали в кормушку немножко корма, и новые друзья Шиши немедленно приступили к завтраку.

– Ой! – сказала Леля. – А что же будет есть Шиша? Он же не любит сушеных червяков!

– Мы ему принесем печенья! – придумал Сева.

         И они поскорее пошли завтракать, чтобы раздобыть своему другу еды. А Шиша принялся через толстое стекло разглядывать комнату. Ну, вам про детсад я рассказывать не буду – вы про него не хуже меня знаете. И даже лучше. Я же мог и забыть кое-что, потому что был там давным-давно. Это Шише все было в диковинку, поэтому он и разглядывал игрушки, рисунки и книжки. Ему было только жаль, что все это нельзя потрогать – ведь рыбы не могут жить на суше, даже заколдованные.

         Тем временем Сева с Лелей доели кашу и допили компот, не забыв спрятать по половинке печенья – ведь Шиша еще не завтракал. Но прежде чем накормить друга, им нужно было унести грязную посуду. И вот, едва они вышли, как возле аквариума появился конопатый мальчишка в красной рубашке. Новые приятели Шиши бросили завтрак и шмыгнули в разные стороны. Гуппи нырнула в домик рака-отшельника, сомик забился под корягу, а полосатый барбус влез в самую гущу водорослей.

– Спасайся, рыба-шиш! – крикнул он. – Это ужасный Миша Петров!

         Ужасный Миша Петров, не теряя времени, схватил сачок и попытался поймать новую рыбку. Шиша метался по аквариуму, стараясь влезть в какую-нибудь щелку, но сачок всюду за ним поспевал. Пока, наконец, Шиша не увидел, что плыть ему больше некуда, и не оказался в сетке.

– Ужас! – ахнула гуппи.

– Пропал теперь новенький, – вздохнул под коряжкой сомик.

         А барбус печально заметил:

– Даже познакомиться как следует не успели!

         Ужасный Миша их, конечно, не услышал. Вместо этого хулиган вытащил Шишу из сачка и зажал его в кулаке, чтобы он не трепыхался. Шиша почувствовал, что не может пошевелить ничем, кроме хвоста. И это было хорошо, потому что даже у превращенных шишей хвост все равно остается волшебным. Этого Миша, конечно, не знал, но совсем скоро понял. И вы тоже сейчас поймете.

         Я же не зря говорил, что в жизни все меняется. Но если в природе зима меняется на лето постепенно, то в детском саду все меняется иногда очень быстро, и даже быстрее некуда. Видите, сколько всего произошло, пока Сева с Лелей на минуточку вышли отнести грязные тарелки? А когда зашли обратно, то немедленно бросились к аквариуму, спасать своего друга.

– Сейчас же отпусти его! – приказала Леля.

– А то, как дам по носу! – пригрозил Сева.

         Вообще-то, защитник из него был не очень. Потому что Сева тренировал мозги гораздо чаще кулаков. Но Миша радостно сказал:

– Пожалуйста!

         Выпустил рыбку назад в аквариум, повернулся, и очень довольно и очень знакомо завертел носом.

– Шиша, это ты? – удивленно спросил Сева.

– Ты что, не видишь? – засмеялась Леля. – Конечно, это он! Просто превратился в Петрова!

– Конечно, это я! – хихикнул Шиша. – Хотя превратиться было вовсе не просто.

– А где теперь Петров? – с тревогой спросил Сева.

         Вообще-то, Сева был очень догадливым. Просто немножко растерялся. Но вы-то не растерялись, верно? И уже сообразили, куда делся хулиган.

– Мамочка-а-а! – ревел перепуганный Миша.

– У нас новенький! – заметил барбус, вылезая из водорослей. – Давай знакомиться. Я барбус.

– Я сомик! – сказал сомик, выползая из-под коряжки.

– Я гуппи!- тихонько сказала гуппи, осторожно выглянув из домика рака-отшельника. – А ты кто?

– А его зовут рыба-Миш! – догадался рак.

– Я все воспитательнице расскажу-у-у! – ревел Миша, но его никто не слышал, кроме рыбок.

         Тут и Сева, конечно, догадался, куда делся хулиган Петров. И покачал головой.

– Он, конечно, вредный, но вдруг исправится?

– Когда исправится, мы его и выпустим. Правильно? – спросила Леля. – Шиша, ты же сможешь его расколдовать?

– Смогу, наверное, – усмехнулся Шиша. – Только надо хорошенько потренироваться!

         Тут воспитательница строго сказала, чтобы Петров сел за свой стол и немедленно доел кашу. И Шиша не заставил себя долго просить, потому что еще не завтракал. Он съел за Петрова всю кашу, потом поиграл за него в мячик и в жмурки, а еще в игру «море волнуется раз». Он даже поспал за Петрова в тихий час, а потом за него пообедал. Но все-таки бросил в аквариум половинку печенья, ведь Петров тоже не любил сушеных червяков. А после обеда Шиша лепил за него из пластилина. Он слепил мышку и жука, и сделал это лучше всех. Мышка получилась так хорошо, что даже начала моргать и вилять хвостиком. Леля слепила ей кусочек сыру. На беду, рядом Сева лепил кошку. Мышка увидала кошку, схватила сыр, спрыгнула со стола и шмыгнула в щель за батареей. Только ее и видели.

         В общем, это был самый веселый день в детском саду для Севы и Лели. И для Шиши, конечно, тоже. Но не для Миши Петрова. Только перед ужином Шиша подошел к аквариуму. Рыбка-Миш неуклюже плавала у стекла и шлепала губами.

– Что он говорит? – спросила Леля.

– Я думаю, он говорит, что больше не будет обижать слабых, – догадался Сева. Ведь на самом деле он был очень догадливый, и в этот раз ничуть не растерялся.

– Он говорит именно это, – подтвердил Шиша. – Ну, что, выпустить его, что ли?

– Конечно, выпустить! – сказала Леля.

– Я думаю, он уже исправился, – заверил Сева. – За целый день кто хочешь исправится!

         Шиша опустил руку в аквариум и скомандовал:

– Плыви сюда, рыба-Миш!

Весь остаток дня Миша просидел тихо, как мышка. И за ужином съел всю картофельную запеканку без капризов, чего с ним раньше никогда не бывало. Воспитательница даже сказала:

– Миша, ты так изменился! Я тебя сегодня совсем не узнаю!

– Он сам себя сегодня не узнает! – рассмеялись Леля и Сева.

 

УКРАЛИ БАБУШКУ

        

Вам когда-нибудь бывало скучно? Бывало, верно? Все когда-нибудь по чему-нибудь скучают. Особенно грустно бывает, если вокруг ничего интересного не происходит. Скажем, ждешь-пождешь дня рождения. Целый год. А он – раз – и кончился, не успев начаться. И следующего ждать надо еще целый год. Хочешь не хочешь, а заскучаешь.

Здорово, если что-то интересное происходит каждый день. И чтобы не ждать, когда это интересное произойдет само собой, надо устроить его самому. Например, завести хобби. Это такое любимое занятие. Например, марки собирать. Или склеивать модели кораблей. Вот один мой друг увлекался радиотехникой. Он сам паял разные удивительные приборы – радиоприемники и музыкальные звонки. Когда я приходил к нему в гости, то каждый раз его дверной звонок звонил по-новому. То заливался, как соловей, то каркал, как ворона, то играл «Чижика-пыжика».

Моим  любимым делом была фотография. Тогда еще не было цифровых фотоаппаратов, и снимать приходилось на пленку. Потом ее нужно было проявлять в темноте специальными растворами, а после – печатать фотографии. Но не на принтере, ведь компьютеров тогда тоже не было. Я расставлял ванночки с растворами в ванной, запирался и включал красный фонарь. Мне ужасно нравилось наблюдать, как на белых листах фотобумаги вдруг ниоткуда начинали проявляться друзья и знакомые. Это было похоже на настоящее волшебство. Поэтому, как вы понимаете, мне совершенно некогда было скучать. Не то, что Шише.

Шиша не собирал марки, не паял радиоприемники, о фотографии вовсе ничего не знал. Когда он тренировался в превращениях, то на время забыл про скуку. А после похода в детский сад снова про нее вспомнил, потому что делать ему стало совершенно нечего. Целыми днями Шиша сидел неподвижно на подоконнике, словно какая-нибудь тряпичная кукла, и уныло глядел в окно. Леле от этого делалось ужасно грустно. Так ужасно, что мама и бабушка это немедленно заметили. Маленьких девочек, в отличие от сказочных героев, мамы и бабушки замечают замечательно. Мама так встревожилась, что поскорее повела Лелю к детскому врачу.

Врач обследовал Лелю очень внимательно. Заглянул ей в горло, и даже в оба уха при помощи специальных приборов. Потом простучал пальцами по спине, и выслушал в специальное устройство, которое по-простому называется «слушалка», а по-научному – стетоскоп. И ничего страшного для здоровья, к счастью, не обнаружил.

– Это все от недостатка витаминов, – сказал врач, важно поправляя на носу очки. – Я выпишу вам рецепт. Но главное – девочке надо чаще бывать на свежем воздухе. И лучше всего – за городом, где воздух самый чистый.

         Мама накупила Леле кучу витаминов. И в порошках, и в пилюлях, и в натуральном виде. То есть, в виде морковки, яблок и апельсинов. Но апельсины Шише не могли помочь вернуть свой дом. И от морковки он тоже веселее не делался. Поэтому и Леля не делалась веселее. И в один теплый солнечный день бабушка собрала в корзинку для пикника термос, пирожки, фрукты и сладости. А еще она собрала Лелю. Помогла ей одеться в оранжевую куртку и резиновые сапожки, и повезла за город, на свежий воздух.

         Сначала путешественники ехали на автобусе. Потом они купили на вокзале билеты и сели в электричку. Когда электричка тронулась, за окошком поплыли назад широкие проспекты и большие дома. Потом дороги стали поуже, а дома поменьше. Вскоре дома совсем кончились, и за окном электрички замелькали поля в больших зеленеющих проталинах, телеграфные столбы и березы. На березах галдели вороны и сороки, а по полям важно вышагивали прилетевшие грачи. Леле было ужасно жаль, что Шиша ничего этого не видит из рюкзачка. Но вылезать ему было никак нельзя, потому что народу в вагоне было полно. К тому же, на Шишу никто не купил билета, так что пришлось ему ехать зайцем до нужной остановки.

         Конечно, ездить зайцем неприлично, это каждый знает. Но ведь в кассе не продают билеты для таких пассажиров, как Шиша. Есть билеты для взрослых, есть билеты для детей. Даже для собак есть. И даже для чемоданов. А для чистой силы нет. И даже для нечистой силы билетов не придумали. Разве это справедливо? Это Бабе-Яге хорошо – у нее реактивная ступа. И джинну тоже неплохо живется – он всегда может полететь на ковре-самолете, куда ему надо. Привидение вообще само по себе летает, без ковра и ступы. А другим сказочным героям как быть прикажете? Что же им теперь, вовсе на электричках не ездить? Если бы я был главным железнодорожным министром, я бы непременно распорядился выпустить билеты для всех желающих покататься. По-моему, это справедливо.

         На маленькой платформе, где вышли Леля с бабушкой, не было больше ни души. Не считая Шиши, который все еще сидел в Лелином рюкзачке. Зато недалеко протекала замечательная речка. Впрочем, она протекала летом. А сейчас она бурлила, едва не вырываясь из берегов. Потому что со всех сторон в речку впадали ручейки от растаявшего снега.

– Сейчас найдем подходящее место и попьем чайку с пирожками, – сказала бабушка.

         Но найти подходящее место было не так-то просто. Весь берег оказался усеян мусором. Фантиками, консервными банками, пакетиками из-под чипсов и прочей ерундой.

– Форменное безобразие! – вздохнула бабушка.

– Кошмар!- согласилась Леля. – Тут кто-то потерял мусор из ведра?

– Нет, – сердито сказала бабушка, – тут кто-то потерял свою совесть. А когда-то здесь была красивая роща.

         Леля оглянулась и увидела вокруг целую уйму обгоревших пеньков.

– А теперь она где? – удивленно спросила Леля.

– Видишь, – показала бабушка, – вся сгорела. Придется ехать назад. Следующая электричка придет через час. Подожди пока здесь, покарауль корзинку, а я поищу, где можно присесть и пообедать.

         Бабушка огорченно покачала головой и отправилась вдоль берега. А Леля присела на сухой бугорок и развязала рюкзачок, чтобы Шиша наконец-то мог прогуляться. Но гулять по мусорной свалке Шише совершенно не хотелось.

– Это не очень-то похоже на мой новый дом, – огорчился он еще больше, чем раньше.

         Леля просто разрывалась на части. С одной стороны ей было жалко Шишу. С другой – жалко сгоревшую рощу. А с третьей – Леля радовалась, что Шише здесь не понравилось.

– Значит, ты здесь не останешься? – спросила она.

– В этой помойке? – проворчал Шиша. – Здесь же ни одного дерева нет! Очень бы я хотел знать, кто все это натворил!- добавил он, присев на пенек рядом с Лелей.

– Я теперь знаю, – сказала Леля. – Это сделал самый страшный зверь – человек. Мне даже страшно. Вдруг я стану такая же, когда вырасту? Вдруг превращусь в самого страшного зверя? Может, лучше тебе превратить меня в мышку? Или в белку.

– А ты умеешь норки рыть и орехи собирать? Или, может, грибы сушить? – усмехнулся Шиша.

– Нет, – вздохнула Леля. – Я только умею читать и еще немножко считать.

– Прежде, чем считать орехи, сначала надо их найти, – строго сказал Шиша, сложив ручки кренделем. – И потом, это я раньше думал, что все люди плохие. А на самом деле – не все. Попадаются и хорошие. Ты, например. А еще Сева, и твои мама с бабушкой.

         Вспомнив про бабушку, Леля оглянулась и вдруг воскликнула:

– Ой! А где она?

         Все дети умеют играть в прятки. Я в детстве был в этом деле настоящим чемпионом. Я прятался под кроватью, в шкафу, в кладовке, за диваном, под кухонным столом, и даже на антресолях. В каждой квартире найдется уйма мест, чтобы надежно спрятаться. А уж как здорово прятаться в лесу! За деревьями, под кустами, за кочками! Можно даже притвориться странной корягой. Но попробуйте-ка спрятаться в чистом поле, где нет ни единого деревца! Где даже кустика нет! А Лелиной бабушке удалось. Ее нигде не было видно. Ну просто совершенно!

– Надо пойти по следам! – предложил Шиша. – Когда я терялся в лесу, дедушка всегда меня так находил. От своих следов никуда не убежишь!

         Это хорошо, что на мокром песке следы видны просто замечательно. Если вы ищете кого-то на мокром песке, то вам не нужны никакие сыщики. Хватит и одного шиша. И Леля с Шишей пошли по следам. Отпечатки бабушкиных сапог рассказали следопытам, где она поворачивала и где останавливалась. И даже где она исчезла. В этом не было никаких сомнений – дальше никаких отпечатков не было.

– Ой!- воскликнула Леля. – Следов больше нет! И бабушки нет!

         Шиша осмотрелся, озадаченно почесал затылок и спросил:

– Она, случайно, не умеет летать?

– Конечно, нет! – ответила Леля.

         Шиша еще озадаченней почесал затылок и снова спросил:

– А прыгать в сторону на восемь шагов, как заяц, твоя бабушка тоже не умеет?

– Она же старенькая! – ответила Леля. – Бабушки так не умеют!

– Значит, прыгнуть в речку она не могла, – заключил Шиша. – Остается одно. Ее украли.

         Леле стало страшновато. Так страшновато, что просто жуть. Хоть реви. Леля даже захлюпала носом. Попробуйте-ка остаться в совершенно незнакомом месте без бабушки – я на вас посмотрю! Тут кто угодно носом захлюпает.

– Что же мы будем делать? – спросила она жалобным голосом.

– «Что делать, что делать», – проворчал Шиша. – Искать будем!

В КОНСЕРВНОЙ БАНКЕ

         Вам когда-нибудь приходилось искать бабушку? Если приходилось, то вы знаете, что это совсем нетрудно. Конечно, если вам известно, где искать. Вот лягушек, например, лучше искать в болоте, потому что там они водятся. Если вы ищете диких зверей – отправляйтесь в лес. Потому что дикие звери водятся в лесу. Труднее всего найти непослушных детей, потому что эти дети водятся где попало. Даже там, где им водиться вовсе не положено. Например, на заборе или в луже. Когда я был маленьким, то чаще всего водился на рыбалке, и меня тоже было нелегко найти. Бабушек искать намного легче, потому что водятся они не где попало, а в своих любимых местах.

         Чаще всего бабушки встречаются на кухне, возле плиты. Потому что любят печь блины или жарить котлеты. Еще они обитают в кресле возле телевизора, потому что там им удобно вязать носки. Некоторых бабушек можно всегда найти на лавочке у подъезда. И еще они попадаются на даче. Точнее – в огороде. Потому что любят поливать и полоть грядки. В этих местах Леля находила бабушку всегда. Но искать ее на речке Леле не приходилось еще ни разу.

– Возьми корзинку покрепче! – предупредил Шиша.

         Это совсем не лишний совет, если вы идете спасать бабушку. Потому что поиски могут затянуться на целый день, и тогда вас придется самих спасать от голода. А в корзинке для пикника есть все самое необходимое для следопытов: пирожки, термос горячего чая, хлеб с маслом и варенье.

         Леля взяла за ручку корзинку, а Шиша положил руку на Лелин сапог и стукнул по земле волшебным хвостом. И Леля начала стремительно уменьшаться, пока не стала размером со своего друга. И корзинка, конечно, уменьшилась вместе с ней. Теперь для Лели отпечаток бабушкиного сапога на мокром песке стал казаться маленьким озерком.

– Так следы гораздо лучше видно! – обрадовалась Леля. – Даже самые маленькие!

– Как вот эти? – спросил Шиша, и показал на две цепочки малюсеньких отпечатков, которые начинались прямо за озерком. Одни были похожи на птичьи: впереди три пальца с коготками, один палец позади. А другие отпечатки выглядели точь-в-точь, как человеческие.

– Ой! – заметила Леля. – Вот эти совсем как бабушкины, только почему-то маленькие, как у меня!

         Леля сравнила свой сапожок с отпечатком сапога маленькой бабушки, и они действительно оказались одного размера.

– Тут надо разобраться! – решительно заявил Шиша. – Бабушки сами по себе не уменьшаются!

         И он, между прочим, совершенно прав. Лично я ни разу не видел, чтобы моя бабушка вдруг стала размером с муравья, или хотя бы с еловую шишку.

– Идем скорее! – заторопилась Леля. – Может, она заблудилась, и не может перелезть через корягу! Она же уже немножко старенькая!

– Вперед! – воскликнул Шиша. – В спасательную экспедицию!

         И спасатели немедленно двинулись по следам уменьшенной бабушки. Между прочим, это было не так-то просто, потому что следы то и дело терялись в кучах мусора. Леле с Шишей пришлось перебираться через ржавые консервные банки и обходить пустые бутылки. В одной бутылке застрял большой муравей, так что экспедиции ничего не оставалось, как задержаться для его спасения.

– Если мы спасатели, то должны его тоже выручить! – заявила Леля.

         Муравей пытался выкарабкаться по скользкому стеклу наружу, но все время падал обратно, в лужицу лимонада. Леля попробовала сама пролезть внутрь, но горлышко было слишком узкое. Хорошо, что Шиша догадался просунуть внутрь сухую веточку, и по ней муравей наконец-то смог вылезти.

– Зачем ты туда забрался? – строго спросила Леля.

– За сладкой водой! – вздохнул муравей.

– Ну и как, напился? – язвительно поинтересовался Шиша.

– Нахлебался по самую маковку! –  ответил бедолага.

         Леле было тяжеловато нести полную корзинку еды по такой неровной дороге. А точнее, совсем без дороги.

– Шиша, давай нести по очереди! – предложила она.

– Шиши не очень-то любят носить корзины, – проворчал друг. – Пусти ее, пускай сама идет.

– А разве корзины умеют сами ходить? – удивилась Леля.

         Другие-то корзинки, может, и не ходят. А Лелина немедленно с руки спрыгнула и отбежала в сторонку на невесть откуда взявшихся лапках, похожих на плетеные лапоточки. Леля поначалу немножко испугалась, но сразу сообразила, что это проделка Шиши. Корзинка получилась немного пугливой. Поначалу она шла за следопытами поодаль. Но потом осмелела и подобралась поближе. Даже стала скакать вприпрыжку и путаться под ногами, предлагая то Леле, то Шише взять пирожок или бутерброд.

– Гляди не разбей термос! – предупредил ее Шиша.

         Но корзинка не желала униматься, хоть бери ее на поводок. Она бегала взад-вперед, выискивая дорогу, и даже пыталась вынюхивать следы. Хотя Леле было не очень понятно, где у нее нос, ведь корзинки одинаковые как спереди, так и сзади.

Совсем скоро спасатели набрели на смятый пакетик из-под печенья, который странно подпрыгивал и жалобно пищал.

– Эй, кто там пищит? – позвал Шиша.

– Это я, мышонок! – отозвался пакет, на секундочку перестав шуршать.

– Что ты там делаешь? – удивилась Леля.

– Я запутался и не могу вылезти! – захныкал сладкоежка.

         Леля с Шишей с трудом развернули скомканный пакетик и помогли мышонку выбраться. Но не успели они дойти до ближайшего пенька, как наткнулись на синицу, которая запуталась в сетке от фруктов. Синица так устала, пытаясь вырваться, что не могла лететь. Да что там лететь, она не могла даже поблагодарить своих спасителей. Так молча и упрыгала в свое гнездо.

         Наконец плутавшие среди мусора следы вывели спасателей к ручью. На берегу ручья, под кустиком, стояла жестяная консервная банка, похожая на лодку. В ней даже лежало маленькое весло. И на боку красовался кусочек этикетки с надписью «…ТАВРИДА». Совсем как название корабля.

– Дальше следов нет, – заметила Леля.

– Наверное, дальше придется плыть, – предположил Шиша.

– Точно! – сказал кто-то под кустом. – Дальше пешком не пройти!

         Леля с Шишей оглянулись, и не увидели никого и ничего, кроме странной маленькой коряжки.

– Эй, ты где? – спросил Шиша.

– Да вот же я! – сказала коряжка.

– Ой!- удивилась Леля. – А ты кто?

– Как это – «кто»? – хихикнул Шиша. – Это же леший!

– Точно! – пискнула коряжка и приветственно замахала ручками-палочками.

         Глаза лешего светились мягким зеленоватым светом, как болотные гнилушки. Макушка его поросла кудрявым лишайником, через который пробивалась молодая зеленая травка. В общем, леший был ничуть не страшным, а казался очень даже милым и симпатичным.

– Иди к нам!- позвал его Шиша. – Давай с тобой знакомиться!

– Я бы с удовольствием, – обрадовался леший, – только с места не могу сойти!

– Почему? – спросила Леля.

– Корни пустил, – пожаловался новый знакомец. – Это у нас, леших, от задумчивости. Только начнем размышлять – и нате вам, тут же врастаем накрепко. Мой дедушка как-то раз так сильно задумался, что превратился в здоровенную березу!

– Вот это да! – удивилась Леля.

         Вдвоем с Шишей они ухватили лешего за палочные ручки и потянули изо всех сил. Тонкие корешки затрещали и лопнули. Да так, что и Леля с Шишей, и сам леший покатились кубарем.

– Ура! – пискнул леший. – Ура, ура, ура! Я снова могу бегать!

         И он принялся не просто бегать вокруг новых знакомых, а прямо таки носиться, как ветер, и весело скакать. Наверное, боялся снова прирасти к земле. Следом за ним вприпрыжку носилась Лелина корзинка. Совсем как щенок, желающий поиграть. Только щенки обычно суют вам в руки палочку, а корзинка пыталась вручить лешему свои пирожки.

– Перестань вертеться! – проворчал Шиша. – У меня от этих прыжков голова кругом идет!

– Подожди! – попросила Леля. – Постой одну минуточку! Скажи, ты не видел тут мою бабушку?

         Но леший даже не подумал останавливаться.

– Конечно, видел! – пискнул он, прокатившись кувырком и встав на голову. – Ее шишимора поймала!

– Кто поймала? – переспросила Леля.

– Шишимора, – хмуро пояснил Шиша. – Это наши родственницы. Известные пакостницы.

– А ты знаешь, как ее найти? – спросила Леля.

– Конечно! – закивал леший. – Знаю, и могу показать! Айда в лодку!

– Что-то мне все это не нравится, – проворчал Шиша. – Сроду не встречал таких добрых леших.

– А я сроду не встречал таких чистых шишей! – сказал в ответ леший.

         Шиша не нашел, что возразить, и принялся помогать лешему сталкивать в воду жестянку с названием «…ТАВРИДА».

         Леле было немножко страшно, потому что она еще ни разу не плавала по бурной реке в консервной банке. А без банки она и вовсе плохо плавала. Но бабушку нужно было спасти во что бы то ни стало, поэтому Леле пришлось на время забыть свой страх. Дела с корзинкой обстояли гораздо хуже. Лешему и Леле с Шишей пришлось бегать за ней по всему берегу, чтобы поймать и погрузить в лодку. Корзинка что было силы упиралась в песок плетеными лапками, так что тащить ее было совсем не просто. Все так устали, что просто невероятно проголодались. И как только консервная лодка закружилась на быстрой воде, с аппетитом принялись есть припасенные пирожки, запивая их горячим чаем из термоса.

         Корзинка, которая поначалу дрожала, как осиновый лист, перестала бояться и принялась вертеться под ногами путешественников, предлагая съесть все, что в ней было.

         Мотайте себе на ус, между прочим. А у кого нет усов – мотайте на нос, как можно успокоить вашу корзинку для пикника, если она чересчур взволновалась или боится путешествовать. Нужно просто взять из нее несколько пирожков или бутербродов, и корзинка немедленно успокоится.

ДРУГ И ВРАГ

         У вас когда-нибудь были враги? Вот у моего дедушки были. Самые настоящие враги, фашисты. Когда фашисты напали на нашу страну, дедушка с ними воевал, даже был ранен и лечился в госпитале, а за военные подвиги ему вручили много медалей, и даже орден Красной Звезды. В конце концов, наши всех фашистов победили, поэтому в детстве у меня никаких врагов не было. Хотя, конечно, один маленький враг есть у всех. Это лень. Дедушка мне так все время и говорил: «Твой главный враг – это лень. Сдашься ей один раз, и будешь проигрывать всегда».

Дедушка у меня был строгий. Ведь он был военным офицером, и должен был подавать пример своим солдатам, чтобы его солдаты побеждали. Потому что наши всегда должны побеждать, иначе будет неправильно. Я думаю, что на счет лени дедушка был, конечно, совершенно прав. Если бы наши солдаты ленились, разве они фашистов бы прогнали? Это мне было легко. Не выучил урок, схлопотал двойку, и остался без мороженого. Вот и вся трагедия. А если на войне поленишься почистить автомат? Или не выучишь приказ? Все побегут вперед, в атаку, а ты все перепутаешь, и побежишь куда попало. Наткнешься на врагов, а твой автомат не стреляет, потому что ты его не почистил! Это просто здорово, что мой дедушка с другими солдатами не ленился. Поэтому наши фашистов так хорошо победили, что не только мне, но и Леле ни одного врага не досталось. Ну, кроме лени. А всякие там хулиганы с рогатками не в счет. Это никакие не враги, а просто дурачки.

В общем, Леля плыла себе спокойно и никаких врагов не боялась. Если только можно назвать спокойным плаванье в консервной банке, когда волны только и делают, что крутят и качают вас в разные стороны. От этого даже может начаться морская болезнь. Это когда все время тошнит, как будто перекачался на качелях. Вот я в детстве всегда качался до тех пор, пока у меня не начиналась морская болезнь. Ну, или качельная, как вам больше нравится. Зато теперь меня совсем не укачивает, и качаться могу, сколько влезет. Просто не хочется.

Леля с Шишей тоже перенесли бы плаванье легче легкого, если бы не леший. Он то вспрыгивал на крышку, чтобы вперед посмотреть, то свешивался за борт, разглядывая проплывающий мусор и старые листья, то принимался играть в салочки с корзинкой. В общем, так вертелся, что банка раскачивалась даже на ровном течении, как во время шторма. Если бы Шиша не пригрозил высадить его на первую же корягу, неизвестно, чем бы окончилось это плаванье. Так что лешему пришлось немножко успокоиться, чтобы не стать Робинзоном.

Вы, конечно, слышали о Робинзоне Крузо? Если кто-то вдруг забыл, я напомню, что попал он однажды на необитаемый остров, и прожил там один-одинешенек двадцать восемь лет, два месяца и девятнадцать дней. Поэтому лешему было чего испугаться. Лешему не слишком хотелось торчать на коряге двадцать восемь лет, два месяца и девятнадцать дней, поэтому весь остаток пути он довольно смирно просидел верхом на крышке, как на мачте. Он глядел вперед, пока не увидел на берегу еще одну банку.

– Туда! – запищал леший. – Скорее гребите туда!

– Лево руля! – крикнул Шиша, хотя никакого руля на лодке не было, а было только единственное весло.

         И Шиша принялся грести единственным веслом к берегу что было силы. А Леля с лешим принялись ему помогать, чем могли. Леший больше всего прыжками да громким писком, а Леля дотянулась до воды и гребла ладошкой. Толку от этого было немного, но все же побольше, чем от прыжков лешего. Наконец, лодка причалила к берегу. Только встречать ее почему-то никто не вышел. А может, это было даже хорошо. Мало ли кто вас может встретить на неизвестном берегу.

Давным-давно жил да был мореплаватель Джеймс Кук. Жил да был, плавал по морям и океанам, открывал новые земли. Пока не открыл Гавайские острова. Гавайские туземцы тоже любили делать открытия, и они открыли, что Джеймс Кук очень хорош на вкус, несмотря на скверный характер. И съели Кука. Честно сказать, этот мореплаватель сам виноват. В гостях нужно вести себя учтиво, а не скандалить. Поэтому, если вам случится когда-нибудь найти остров с туземцами, будьте с ними повежливей. Вдруг они тоже любят открывать новые блюда?

Весь неизвестный берег был утоптан какой-то суетливой птицей. Она шустро бегала туда-сюда, иногда останавливаясь и протыкая клювом дырочки в мокром песке. Увидев путешественников, она страшно встревожилась и принялась бегать и тыкать еще быстрее.

– Это кулик,- пояснил леший. – Эй, не бойся, нам не нужны твои червяки!

– Так все говорят! – затараторил кулик. – Говорят, говорят, а потом у меня личинки пропадают! Ходят, ходят все утро. То одни, то другие. А чего ходят? Завтрак только весь распугали. Проходите, проходите, не задерживайтесь!

– А куда нам идти? – проворчал Шиша. – Ты же все затоптал!

– Да,- огорчилась Леля. – Никаких следов не видно, кроме птичьих!

– Идите за мной! – сказал им леший. – Я вас проведу. Я в любом лесу, как дома!

         И он зашагал прямо в кусты. Леле и Шише ничего не оставалось, как пойти за своим проводником.

         Вы знаете, кто такой проводник? Это тот, кто знает все дороги, и может проводить вас, куда нужно. Правда, жил когда-то такой человек – Иван Сусанин. Было это давным-давно. Тогда у нас еще было полным-полно врагов. И одни враги как раз на нас напали. Пришли они к Ивану Сусанину, и приказали провести вражеский отряд по лесу тайными тропами, чтобы захватить наших врасплох. Пошли они, да не дошли – все в лесу сгинули. Злые языки говорят, что проводник плохой был, дорогу не знал. А добрые люди рассказывают, что не хотел Иван Сусанин стать предателем, и в непроходимое болото неприятельский отряд завел. Выходит, проводник из него получился хороший – привел врагов, куда нужно.

         Из лешего тоже получился неплохой проводник. Он отыскал в кустах еле заметную тропинку и заскакал по ней вприпрыжку. Следом за ним скакала очень полегчавшая корзинка, а за корзинкой бежали Леля с Шишей. Бежали, бежали, пока не добежали до старого заброшенного дома. Крыша у дома давно провалилась, дверь оторвалась, а окна были заколочены старыми досками.

– Пришли! – пискнул леший.

– Тогда дальше надо идти очень осторожно, – тихонько сказал Шиша. – Чтобы нас не услышали.

         Старый дом стоял на кирпичном фундаменте, а в этом фундаменте была проделана дырка, и тропинка упиралась прямо в нее. В дырке было темно и пахло плесенью. Корзинка заглянула внутрь и опасливо попятилась

– Нам туда? – робко спросила Леля.

– Лучше я пойду первым, – храбро предложил Шиша.

– Почему это? – возмущенно пискнул леший. – Дедушка говорил, что девочек надо пропускать вперед!

– Придется лезть, – вздохнула Леля.

         Надеюсь, вы знаете, что такое этикет? Если нет – непременно узнайте. Его должны помнить назубок все настоящие леди, а также рыцари с джентльменами. Потому что этикет – это правила поведения. Дама из них узнает, когда ей делать реверанс, а когда падать в обморок от счастья. А рыцарь узнает, когда и кого ему надо вызвать на дуэль, когда уступить место в автобусе, а когда спасти принцессу. А еще – куда нужно девочек пускать вперед, а куда – не пускать ни в коем случае. Если бы в спасении бабушки участвовал Сева, он бы подсказал, что Леле ни за что не следует первой лезть в темную сырую дыру. Ведь Сева был настоящим рыцарем, и он-то знал этикет назубок. А Шиша, к сожалению, не знал, и поэтому полез в дыру следом за Лелей. А леший был последним, потому что напуганная корзинка не полезла вовсе.

– Ой! – сказала Леля в темноте, и голос ее был очень странный – как будто из стеклянной банки.

– Ты где? – спросил Шиша.

– Не знаю, где, – ответила Леля таким же странным голосом, – только я не могу отсюда выйти.

– Сейчас я наколдую свечку, – сказал Шиша, стукнул в темноте хвостом, и удивленно заметил,- странно, ничего не выходит!

– И не выйдет! – насмешливо сказал кто-то противным скрипучим голоском. – Потому что только я здесь могу колдовать!

         В темноте вспыхнул яркий огонек. Настолько яркий, что Шиша поневоле зажмурился. А когда раскрыл глаза, увидел, что Леля и вправду оказалась в большой стеклянной банке. А возле банки он увидел странное существо – на птичьих ножках и в растрепанном соломенном платье. Голова у существа была похожа на лохматый туалетный ершик, из которого торчал утиный нос.

– Шишимора! – узнал Шиша. – Так я и знал, что это твои проделки!

– Объявляю тебе благодарность, – проскрипела шишимора, – что привел сюда эту девчонку. Теперь у меня целых пять пленников!

– Целых пять, целых пять! – пропел позади леший. – Мы поймали целых пять! Больше, чем пальцев у меня на руке! – на его деревянной руке вместо пальцев было и вправду всего четыре сучочка.

         Шишимора выдернула волосок из своей косматой головы, и вокруг зажглись еще огоньки. И осветили еще несколько банок, в которых сидели другие уменьшенные человечки. В трех банках были какие-то незнакомые лохматые мальчишки в кожаных куртках, а в четвертой…

– Бабушка! – узнала Леля. – Эй, противная шишимора, сейчас же выпусти мою бабушку! И всех остальных!

         Бабушка тоже что-то говорила, но никто ее не слышал, потому что банка была закрыта крышкой.

– Теперь я тебе и бабушка, и мама, и даже двоюродная тетя! – проскрипела шишимора. – Слушайся, или я превращу тебя в метелку для пыли!

– Шиша, сделай что-нибудь! – жалобно попросила Леля.

– С какой такой стати? – захихикал леший. – Он же нечистая сила. Такая же, как мы.

– Вот и нет! – ответила Леля. – Он теперь чистая сила!

– Из чистой сделать нечистую – пара пустяков, – скрипнула шишимора. – Пару хорошеньких пакостей сделает, и вовек не отмоется.

– А вдруг я уже разучился делать пакости? – спросил Шиша. – Или мне разонравилось? Или я больше не хочу быть нечистой силой?

– Не хочешь – значит, не будешь! – сердито проскрежетала шишимора. – Совсем! Просто исчезнешь, и все!

– Точно-точно! – пискнул леший. – Исчезнешь!

         Шишимора сердито сложила лапки кренделем и проскрипела:

– Давным-давно здесь была большая деревня. Триста лет стояла. Здесь жило много людей. И в каждом дворе водилась какая-нибудь нечистая сила. Домовики, банники, амбарники, шишиморы. В лесу была целая прорва леших и шишей.

– Точно-точно! – подтвердил леший. – Под каждой корягой водились! А где они теперь?

– И где же они? – хмуро спросил Шиша.

– Водились-водились, да все повывелись, – вздохнула шишимора. – Люди перестали верить в сказки, стали бросать свои дома и уезжать в город. А сказки не могут жить, когда в них не верят. Они начинают исчезать. И почти все исчезли. Уж чего мы только не делали, чтобы люди в нас верили! Тарелки с горшками били, молоко проквашивали, даже ложки прятали! А люди все равно нас позабыли!

– А вдруг они просто устали от ваших пакостей, – спросила Леля из банки, – потому и уехали?

– Зато вы не уедете, – проскрипела шишимора. – Будете теперь сидеть по банкам и в нас верить, как миленькие! Ну что, шиш, ты с нами останешься, или хочешь исчезнуть, как остальные?

– Не хочу я исчезнуть, – нахмурился Шиша.

– Тогда закрой банку, – приказала шишимора.

– Да,- пискнул леший, – закрой банку.

         Шиша немного подумал, вздохнул и взял крышку. Леля не могла поверить своим глазам, что ее друг оказался предателем.

– Шиша! – сказала она сквозь слезы. – Ты…

         Но никто не услышал, что еще она хотела сказать, потому что Шиша закрыл крышку. Леля топнула ногой и отвернулась, чтобы никто не видел, как она плачет.

СООБРАЖАТЬ НАДО

 

         Давным-давно, четыреста лет назад, жил в Англии драматург Вильям Шекспир. Драматург – это тот, кто пишет пьесы для театра. И чаще всего у него получались очень грустные пьесы, настоящие трагедии. Трагедия – это когда герои в конце умирают. Согласитесь, что это не очень-то весело. Лучше бы Вильям Шекспир писал сказки. Ведь они всегда заканчиваются хорошо. Если бы Ромео и Джульетта или принц Гамлет жили в сказке, они бы в конце не умерли, а жили долго и счастливо. Так уж положено, чтобы героям сказки в самый нужный момент приходила помощь. Поэтому Леля, запертая в банке, как принцесса в башне, не очень-то боялась. Она читала много сказок, и знала, что кто-нибудь обязательно ее спасет. Сидеть в темноте было, конечно, страшно и скучно, но плакала Леля не от этого. Была у Лели настоящая трагедия, прямо как в пьесах у Шекспира. Ей было ужасно грустно, что лучший друг Шиша оказался предателем.

         Между прочим, гораздо раньше Шекспира, и не в Англии, а в Древнем Риме, жил великий полководец Юлий Цезарь. Он победил множество врагов, покорил множество земель, и стал правителем огромного Римского государства. И был у него лучший друг по имени Брут. Этот Брут возглавил заговор, предал Цезаря и коварно убил его. Ведь настоящая жизнь – это не сказка, в ней часто случаются трагедии. Даже пострашнее, чем в пьесах. Я думаю, это потому, что многие люди перестают верить сказкам, где добро всегда побеждает зло. Это хорошо, что Леля не сдалась и не перестала верить. Потому что совсем скоро в темноте замаячила чья-то тень.

         Тень тихонько подкралась к банке, и Леля смогла разглядеть в темноте чей-то черный силуэт. Она поняла, что наконец-то явился ее рыцарь-спаситель. Ну, и бабушкин, конечно. Потому что настоящий рыцарь никогда не бросит в беде бабушку. И даже незнакомых лохматых мальчишек, запертых по соседству.

         Неизвестный рыцарь вскарабкался на банку и попытался открутить крышку. Но крышка, похоже, была приколдована крепко-накрепко. Тогда рыцарь спрыгнул вниз, нашел подходящий камешек, размахнулся им как следует, и ударил по банке. По стеклу побежали трещины, и Леля поскорее отошла на другую сторону. Рыцарь ударил еще несколько раз, и от банки отломился здоровенный кусок.

– Ура! – воскликнула Леля.

– Ш-ш-ш! – приказал ей рыцарь хриплым шепотом. – Радуйся потише, или шишимора проснется. А нам еще всех остальных выручить надо.

         Леля осторожно выбралась через дырку наружу, стараясь больше не шуметь. Неизвестный рыцарь взял ее за руку и потащил в темноту, где стояли банки с другими пленниками. Эти банки он тоже принялся разбивать камнем. Леля никак не могла дождаться, когда же они найдут бабушку, потому что им сначала попадались одни заколдованные мальчишки. Они так насиделись в плену, что без оглядки припустились бежать к выходу, совсем забыв, что надо еще и расколдоваться, или хотя бы поздороваться.

         Наконец, в самой последней банке нашлась и бабушка. Леля узнала ее на ощупь очень легко, потому что мальчишки были в кожаных куртках, а бабушка в шерстяной кофте. Они, конечно, кинулись друг с дружкой обниматься, но рыцарь хрипло прошептал, что теперь пора удирать во весь дух. Если вам когда-нибудь придется бежать из плена, советую тоже оставить объятия на потом. Потому что лучше радоваться поздно, чем слишком рано. Леля с бабушкой подумали так же, и поскорее побежали к выходу, где был свет.

         Это было хорошо, что еще не наступила ночь. Во-первых, беглецам было бы очень трудно найти выход. Во-вторых, Леле не терпелось как следует рассмотреть их спасителя. Вдруг это, как в сказке, был настоящий рыцарь в серебряных доспехах, а снаружи его дожидался белый конь? И не простой, а с крыльями. А что такого? В сказках даже слона с крыльями встретить можно, не только лошадь.

         Рыцарь сначала пропустил вперед бабушку, потом Лелю, а последним сам полез. И в этот раз не было никакой ошибки, потому что если убегаешь, надо бабушек и девочек пропускать вперед.

         Когда Леля наконец-то выкарабкалась наружу, то никакого коня не увидела. Ни с крыльями, ни без крыльев. Но ничуть не успела огорчиться, потому что бабушка кинулась ее скорее обнимать. А как обнимают бабушки, вы не хуже меня знаете. Один раз в цирке мне дали подержать питона. Вернее, питонку, потому что она вообразила себя моей бабушкой. Да так обняла, что у меня в глазах на минутку потемнело. Вот и у Лели тоже потемнело на минуточку. А когда снова посветлело, Леля наконец оглянулась посмотреть, кто же ее спас.

– Шиша, это ты? – удивилась она.

– Нет, – проворчал Шиша, – это мое привидение! Оно дождалось, пока шишимора уснула, прокралось в подпол и расколотило банки, чтобы выпустить всех на волю. Вот такое героическое привидение, а я тут совершенно ни при чем!

– Это и есть твой тот самый особенный друг? – спросила бабушка.

– Да!- ответила Леля. – Его зовут Шиша. Как здорово, что ты его наконец-то заметила! Мы, люди, такие невнимательные! Я только сейчас узнала, какой он смелый, просто настоящий рыцарь!

         Вообще-то, это случается сплошь и рядом. Некоторые девчонки только и делают, что ждут принца на белом коне. А если принц без коня и доспехов, его в упор не замечают, хоть весь день крутись перед глазами. Такие глупые! Надо смотреть, что у человека внутри, а не снаружи. Если внутри доброе сердце, храбрый дух и острый ум, то чем он хуже принца? С виду он, может, обыкновенный, и живет по соседству, но случись какая беда – тут же на помощь придет. Просто так, без коня и доспехов. Прямо как Шиша. Но я что-то увлекся, ведь времени у беглецов было мало, потому что в траве неподалеку что-то затрещало и зашуршало.

– Шишимора проснулась! – испугалась Леля.

– Скорей! – крикнул Шиша.

И они втроем припустили во весь дух прямо к речке. Сначала их никто не преследовал, но потом позади послышался чей-то быстрый топот. А бабушка, между прочим, уже совсем запыхалась. Бабушки всегда первыми запыхиваются. Это потому, что они уже старенькие.

– Скорее, – кричал Шиша, – совсем чуть-чуть осталось!

– Ох! – сказала бабушка, еле дыша. – Больше не могу!

– Бабушка, беги, пожалуйста! – просила Леля.

         А погоня была все ближе и ближе, потому что преследователь бежал не по тропинке, а напрямик, через траву. И трава шуршала и колыхалась все ближе и ближе, и наконец из нее ка-а-ак прыгнуло что-то маленькое и желтое! Ка-а-ак попало лапами прямо в Лелю! Леля споткнулась и упала на бабушку, бабушка упала на Шишу, и все кубарем вывалились прямо на берег.

– Сейчас как дам по твоей глупой голове! – грозно крикнул Шиша.

– Нет, нет, стой! – ответила Леля и засмеялась. – Это не шишимора, это же наша корзинка!

         Может, корзинке и не было досадно, что про нее в суматохе забыли. Может, корзинки вообще не умеют обижаться. Эта, во всяком случае, не обижалась, а была очень рада, что догнала своих. Она прыгала на каждого по очереди, предлагая оставшиеся пирожки.

– Чего только не бывает на свете! – удивилась бабушка и всплеснула руками.

– Подожди, – пообещала Леля, – Шиша тебе еще не такие чудеса покажет!

– Если только доберется до другого берега, – хмуро заметил Шиша. – Там шишимора уже не хозяйка, и я снова смогу колдовать.

         Леля показала на лодку с заколдованными мальчишками, которая уже доплыла до середины реки.

– Смотрите! Они уже почти спаслись!

– Пора и нам за весла, – сказал Шиша. – Все по местам!

         Леля с бабушкой не заставили себя долго просить, подхватили на руки корзинку и поскорее побежали к лодке, которая была привязана ниткой к небольшой коряжке.

– Сейчас я ее отвяжу! – сказала Леля.

– Нет, стой! – приказал Шиша. – Это вовсе не коряга!

– Точно! – хихикнула коряга. – Это вовсе и не она!

         Леля пригляделась, и увидела… ну да, конечно же, лешего.

– Ох! – испугалась бабушка. – Опять он!

– Удрать захотели? – ехидно спросил леший, загородив проход. – От меня не удерешь! Я тут все тропинки знаю.

– Отпусти нашу лодку! – строго приказала Леля.

– Вот еще! – пискнул леший. – Мне тогда шишимора голову оторвет!

– Не отпустит – я ему сам голову оторву! – пообещал Шиша.

– Это мы еще посмотрим, как ты без волшебства справишься! – пригрозил леший.

– Мы-то думали, что ты наш друг! – вздохнула Леля.

– Какой же он друг? – возмутилась бабушка. – Его шишимора нарочно оставила, чтобы он тебя сюда заманил!

– Точно, – подтвердил леший. – Мы, лешие, мастера заманивать. Или в чащу, или в болото. Профессия у нас такая.

– Но нам же было так весело вместе! – сказала Леля. – А весело только с настоящими друзьями бывает. Ну, подумай своей головой!

–Мне нельзя думать, – немедленно возразил леший, – иначе снова в землю врасту!

– Как же это можно – совсем не думать? – удивилась бабушка.

         На самом деле, конечно, совсем не думать нельзя. Но некоторые пытаются. Был у меня приятель, который не любил думать. Тот самый, который совал железки в розетку, а потом ходил забинтованный. Однажды он решил изобрести машину времени. Взял будильник и привязал к автобусу. Автобус вместе с будильником уехал. Не в будущее, конечно, и не в прошлое, а просто по своим делам. А приятель без будильника проспал в школу. И все потому, что не подумал как следует. Я бы вам про него еще много чего порассказал, но боюсь, что вы много интересного в сказке пропустите. Ведь сказка-то скоро говорится. То есть, очень быстро. Особенно, если быстро соображать, как Шиша. Ведь он уже смекнул, как обхитрить лешего.

– Врешь ты все,- сказал Шиша. – Совсем не думать никак нельзя.

– Почему же? – удивился леший.

– Поймешь, если подумаешь, – хихикнул Шиша. – Соображать надо!

         Леший озадаченно почесал деревянный затылок и вздохнул:

– Вот задачка! Надо понимать, чтобы не думать, а если нельзя подумать, надо соображать. Совсем вы меня запутали! Если соображать не подумавши, то можно и не сообразить, как не думать. А если подумать, как это сообразить? Не захочешь, а призадумаешься! Ой! Кажется, я все-таки призадумался!

– Крепко? – спросила бабушка.

         Леший попытался оторвать ногу от земли, но не смог.

– Ой! – пискнул он. – Кажется, крепко!

– Ура! – воскликнул Шиша. – Теперь ты нам не помешаешь! Скорее все в лодку!

– Молодец! – похвалила его бабушка.

         Шиша помог бабушке влезть на борт и собрался подсадить Лелю.

– А как же я? – расстроился леший. – Вы меня так и бросите одного?

– Ты сам виноват, – сердито заметил Шиша. – Не надо было заманивать!

– А мне его жалко, – сказала бабушка.

– Мне тоже, – вздохнула Леля. – Он же совсем не злой на самом деле, а просто шишиморы боится, правда?

– Правда, – пискнул леший. – Просто мне не с кем дружить, кроме нее.

– Лучше вовсе без друга, чем такой противный, как она, – проворчал Шиша.

– Она, конечно, вредная, – сказал леший, – но вовсе не такая плохая. Она просто боится исчезнуть, если про нее все забудут.

– Какая глупая! – сказала Леля. – Люди дольше всего помнят хорошие дела. И хороших друзей.

– Верно, – согласилась бабушка. – Плохое помнить никто не любит.

– Наверное, я плохой, – огорчился леший. – Потому что меня не любит совсем никто.

         Он так расстроился, что на глазах его показались настоящие слезы. Тут и корзинке стало его жалко. Корзинка вырвалась из бабушкиных рук, выпрыгнула из лодки, подбежала к лешему и стала слизывать его слезы салфеткой. А потом принялась подкапывать корни, чтобы леший смог вырваться. Тогда Леля с Шишей взяли его за деревянные руки и снова выдернули из земли.

– Значит, мы снова хорошие друзья? – обрадовался леший.

– Конечно! – сказал Шиша.

– Теперь мы тебя ни за что не забудем! – подтвердила Леля. – Правда, ба?

– Разве такое забудешь? – подтвердила бабушка.

– И шишимору не забудете? – удивился леший.

– Мы постараемся, – пообещала Леля. – Очень-очень!

СКАЗОЧКЕ КОНЕЦ

         Ну вот сказка и заканчивается. Осталось только рассказать, что случилось в конце с ее героями. Обычно это пишут в послесловии. Послесловие – это когда уже все рассказал, а прощаться никак не хочется. Поэтому к сказке дописывают маленький хвостик. Просто у писателей так принято.

         Так вот. Леля, Шиша и бабушка влезли в лодку и переплыли на другой берег. Только корзинку пришлось оставить, потому что она очень привязалась к лешему. И это не удивительно: ведь они оба деревянные. Леший еще долго подпрыгивал и махал друзьям на прощание деревянными руками, а корзинка, вскочив на камешек, виляла салфеткой. Но вскоре они совсем скрылись из виду.

         На другом берегу Лелю, Шишу и бабушку ждали заколдованные мальчишки. Оказалось, они приехали сюда на мотоциклах, и теперь не знали, как на них влезть при своем крошечном росте. Пришлось Шише как следует потрудиться волшебным хвостом, пока все сбежавшие пленники не стали нормального размера. Мальчишки так обрадовались, что довезли Шишу вместе с Лелей и бабушкой до самого дома.

         Думаете, этим все и кончилось? А вот не совсем. Ведь Шиша так и не нашел себе подходящий дом и приготовился снова загрустить.

– Похоже, сказки больше никому не нужны, – вздыхал он вечером, сидя за столом с Лелей, бабушкой и Севой.

– Ты нам нужен, – сказал Сева.

– И ты можешь остаться с нами навсегда, – сказала Леля. – Правда, ба?

– Конечно, – согласилась бабушка, – если он хочет.

– У всех на свете есть свой дом, – вздохнул Шиша. – У людей – квартиры. У птиц – гнезда. Даже у самой мелкой мышки своя норка есть. И только у меня дома нет. Наверное, шишимора была права. Скоро сказочные герои совсем исчезнут.

– Мы этого не допустим! – возмутился Сева. – Ты только не грусти, мы обязательно придумаем, где тебе поселиться. Жить будешь, как в сказке!

– Правильно! – обрадовалась Леля. – Как же я раньше не додумалась? Это же очень просто. Сказочные герои должны жить… в сказке!

– Здорово! – согласился Сева. – Надо только найти подходящую сказку.

– Глупости какие, – проворчал Шиша. – Все сказки уже заняты. Разве в книжке про Колобка были шиши? Или в книжке про курочку-рябу? Может, они в сказке про золотую рыбку водятся?

– Нет, – сказала бабушка, – там точно шишей не было.

– Что же тогда делать? – расстроилась Леля.

– Видно, пропадать придется, – вздохнул Шиша.

– Вот еще, – сказал Сева. – Если такой сказки нет, ее надо просто написать!

– Ура! – закричала Леля. – Конечно, написать!

– Молодец, – похвалила бабушка. – Но кто это сделает? Я не умею писать сказки. Да и некогда мне. То ужин готовить надо, то белье стирать.

– Я тоже не умею, – признался Сева.

– А я не могу сам про себя сочинять, – сказал Шиша, – это нескромно получается. Да я и буквы не знаю ни одной.

– Мы обязательно найдем того, кто твою сказку напишет, – пообещала Леля.

         На следующий день, в воскресенье, Леля прогуливалась в парке и увидела на лавочке человека, который что-то писал в блокноте. И этим человеком был угадайте кто? Точно, это был я. И писал я не что-то, а сочинял стишок. Потому что день был хороший, а настроение у меня было прекрасное. При таком настроении, да еще в хороший день, стихи просто сами лезут в голову.

– Вы, совсем случайно, не писатель? – спросила Леля.

– Нет, – сказал я, – не писатель.

– А что вы тогда пишете? – снова спросила Леля.

– Стишок, – ответил я. Про белку. Вот такой:

Белке дали две конфетки.

Белка сердится на ветке:

Кабы белке сорок лап,

Весь кулек она взяла б!

– А у вас получается лучше, чем у суслика! – похвалила Леля.

– Я на это очень сильно надеюсь, – ответил я.

– А вы не могли бы написать сказку? – поинтересовалась Леля.

         Я признался, что до этого еще ни разу сказок не писал, поэтому не знаю, получится или нет. На это Леля заметила:

– Если вы не попробуете, то и не узнаете.

         Между прочим, она совершенно права. Я же вас предупреждал, что Леля очень сообразительная девочка для своих шести лет. Конечно, вряд ли у вас получится заиграть на пианино, если вы никогда не учились музыке. Но сказки – совсем другое дело, тут главное иметь подходящий талант. А чтобы иметь талант, его нужно в себе открыть. Ведь каждый человек в чем-то талантлив, нужно только понять, в чем. Для этого нужно не бояться новых дел, и пробовать себя в них почаще. Вдруг вы окажетесь талантливым художником? Или музыкантом? Или сказочником, в конце концов? Почему бы и нет? И я очень охотно согласился попробовать.

         Так я познакомился с Лелей, а потом и с Шишей. Леля рассказывала мне свои приключения, Шиша ее поправлял, если замечал какую-нибудь неточность, а я все это записывал. Так и получилась эта сказка. Плохо или хорошо, не знаю, ведь я только пересказал все, что случилось на самом деле. А чего не случалось, рассказывать не собираюсь. Потому что я вам не какой-нибудь выдумщик.

Прочитано 342 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: № 15 ОШИБКА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА »

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Поздравляем наших защитников!

14.02.2018
Поздравляем наших защитников!

Дорогие защитники Отечества, поздравляем вас с праздником! Берегите наш прекрасный мир, ...

Десерт-Акция. Проза

День защитника Отечества

14 Февраль 2018
День защитника Отечества

В канун Дня защитника Отечества давайте вспомним тех, кто защищал Родину в тяжёлые дни войн. В...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина