Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Чердобряк, декабрь

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 23 Январь 2018
Чердобряк, декабрь

Про Алису и детский садик «Боровичок»

Автор  Опубликовано в Рассказы и повести для 3-6 лет Воскресенье, 13 Ноябрь 2016 23:28

 

Утренняя побудка

В тот день, когда Алисе исполнилось три  года, родители отвели её в детский садик «Боровичок».

Сначала Алиса ходила в младшую группу, где по утрам малыши часто плакали, и воспитательница, Татьяна Николаевна, со вздохом просила:

—  Дети, пожалуйста, не шумите, а то у меня голова разболится.

Потом дети подросли до средней группы. Они перестали по утрам провожать родителей слезами, а вечером не хотели уходить домой.

Обычно Алиса просыпалась раньше всех и начинала будить домашних:

—  Мама, просыпайся! Папа, просыпайся!

Пока родители решали, кто из них должен отвести ребёнка в детский сад, Алиса терпеливо усаживалась у телевизора и смотрела мультики.

День в детском саду начинался с зарядки. Лучше всех зарядку делала воспитатель, Татьяна Николаевна.

После зарядки дети ели кашу. Настя кашу не любила, и её всегда докармливали.

—  Так, Настя, —  говорила Татьяна Николаевна, усаживаясь на маленьком стульчике рядом с ней,  —  будем тебя, как лялечку, кормить.

Настя начинала хныкать, но не очень громко, потому что знала: есть  кашу всё равно придётся. И, как говорит няня, слезами горю не поможешь.

 

Умная няня

 

Няня, Светлана Сергеевна, была очень умная. Она знала много пословиц и поговорок.

—  Любишь кататься — люби и саночки возить, —  повторяла Светлана Сергеевна, когда хотела, чтобы дети собрали игрушки.

Алиса кататься любила, поэтому всегда помогала няне. Правда, санок в группе не было. Зато были чудесные качели, на которых её катал папа во дворе.

За обедом няня сообщала:

—  Когда я ем – я глух и нем.

Кто такой «нем», Алиса не знала. Но после этих слов дети старательно начинали кушать суп.

Быстрее всех ела Диана. А Максим совсем не ел. Он всех смешил: корчил рожицы и показывал девочкам язык. Тогда няня смотрела на него строго-строго и говорила:

—  Максим, подумай о своём поведении! И, пожалуйста, закрой рот!

Алиса думала: «Как можно есть с закрытым ртом? Мычать с закрытым ртом можно, петь, кашлять тоже можно…»

 А Максим ни о чём таком не думал – ему было весело.

 

Сокровище в кармане

 

На прогулке Соня  и Алиса играли вместе. Соня выглядела загадочной: у неё в кармане пряталось настоящее сокровище. Она то и дело опускала руку в карман, трогала сокровище пальцами и таинственно улыбалась.

Наконец, она не выдержала и показала его Алисе. Сокровищем оказалось малю-ю-ю-юсенькое семечко клёна.

Алиса выкопала ямку, в которую Соня опустила семечко. Потом они засыпали ямку, огородили её палочками, чтобы не потерять, и долго ходили вокруг, охраняя свою тайну.

С прогулки девочки возвращались вместе, хихикая и сообщая друг дружке на ухо что-то важное.

 

Парная любовь

 

Алиса ходила в паре с Тимошей, но в канун новогодних праздников  её переставили в пару с Равилем.

Тимоша спросил Алису:

—  Ты меня любишь?

—  Не люблю! Я теперь Равиля люблю.

— А за что ты его любишь?

—  Он говорит, что я самая умная и самая красивая. И вообще, я – принцесса. А он —  король!

—  Никакой он не король! У него шапка на пингвинячью похожая, —  обиделся Тимоша.

—  Теперь ты можешь любить меня, —  решила помирить всех Соня. —  Я —   тоже принцесса.

Она взяла Тимошу за руку, и они парой пошли на музыкальное занятие.

 

Зайцы и снежинки

 

В группе было шумно.

— Алиса! Смотри, какое у меня платье!  
— А у меня бусинки! 

— А у меня корона!
В средней группе готовились к утреннику. Родители нарядили девочек снежинками, а мальчиков — зайцами. Равилю заячий костюм не достался, и его нарядили ёжиком.

—  Папа купил, —  грустно сообщил он Алисе. —  Всех зайцев перед Новым годом разобрали, только уши от них в магазинах остались.

—  Не расстраивайся! Зато у тебя вон какие иголки и Баба Яга тебя не съест.

Баба Яга оказалась совсем не страшная. Алиса сразу узнала в ней воспитательницу.

— Дети, знаете, кто я? – сурово спросила Баба Яга.

—  Да, Татьяна Николаевна, —  хором ответили дети.

Потом девочки танцевали восточный танец. А мальчики —  танец рыцарей.

Алисе очень хотелось рассказать Деду Морозу стихотворение, выученное накануне вместе с мамой. Она вышла к ёлочке первой и громко прочитала:

Нарядили ёлочке

Платьице в иголочках

Белыми сосульками,

Тонкими висюльками,

Бусами и бантами,

Красными гирляндами….

А дальше Алиса забыла, но все дружно зааплодировали. Особенно громко хлопали в ладоши Алисины  мама и папа. Деду Морозу тоже понравилось, и он подарил Алисе шоколадного зайца.

 

Режим дня: Тихий час

 

Перед дневным сном Тимоша и Равиль поспорили.

— У меня дома ёжик есть!

— А у меня —  хомячок!
— А у меня —  пожарная машина.

— А мне мама братика родит. А ещё она свистеть умеет.

— Заканчиваем разговоры —   и спать! —  послышался голос Татьяны Николаевны.  —  В детском садике все должны соблюдать режим дня: кушать, гулять и спать по часам.

Алисе спать не хотелось. Сначала она укрылась с головой одеялом. Потом спряталась под подушку. Она могла бы придумать что-нибудь ещё, но тут подошла воспитательница и сказала:

— Я бы на твоем месте уже давно спала.

Алиса очень обрадовалась и решила уступить своё место воспитательнице. Пусть немного поспит, а то, бедная, целый день на ногах.

Но Татьяна Николаевна спать на Алисиной кроватке отказалась. Она погладила её по головке и сказала, что должна писать какие-то планы.

         «Жалко, что у меня кроватка маленькая, и на моём месте Татьяна Николаевна не поместится, — засыпая, думала Алиса. — Какой прекрасный режим дня у неё бы получился!»

 

 

Разговоры в раздевалке

 

Вечером в раздевалке тарарам. На скамейках кофточки, шарфики, варежки. Родители разбирают своих детей, при этом не забывая их воспитывать.

—  Ах, ты моё чудовище, —  целует мама Настю. — Где ты могла шапку потерять? Ну, и  зачем тебе теперь голова?

—  Для глазeнья! — радостно сообщает маме Настя.

На соседней скамейке медленно одевается Максим.

— Мама, а мы в цирк  пойдём?

— Пойдём!

— А кто там будет?

—  Будут собачки!

— А люди там будут?

— Максим, ты можешь хоть немного помолчать?!

— Раньше просила: «Максимушка, скажи что-нибудь».  А сейчас: «помолчать», — обиженно бормочет Максим.

Родители  Равиля опаздывают. Он заглядывает в раздевалку и сообщает о пришедших.

— Пришла мамина Соня! Ой! Сонина мама, —  оповещает он оставшихся неразобранными детей.

Диана и Алиса одеваются наперегонки.

Диана одеваться не любит. Капризничает:

— Хочу к папе! К папе!

Мама Дианы нервничает:

— Папа на работе!

— Хочу на работу! На работу! – не унимается та.

Мама Дианы делает строгие глаза:

— Будешь вредничать —  оставлю тебя в садике, а вместо тебя кого-нибудь другого  возьму!

— Мы вам не понравимся,— вступается за Диану Алиса. – У нас все дети капризные …

 

 

Стихотворение про настроение

 

Соня с Алисой  качались на качели.

Соня была грустная-прегрустная.

— У меня сегодня настроение сердючее, — объяснила она.

— А у меня плакучее, — решила не отставать от подруги Алиса.

— А ещё оно у меня грустнючее, как у тучи на небе, — добавила Соня.

Алиса посмотрела  сначала на тучу, потом на Соню — и предложила:

—  Давай стихи  про настроение придумаем.

— Давай!

Я плакучая и колючая, — начала сочинять Алиса.

Настроение   сердючее! продолжила  Соня.

Алиса немного подумала и сказала:

Как у тучки оно хмурючее,

И грустнючее-прегрустнючее, закончила Соня.

Пока девочки сочиняли стихотворение, настроение у них заметно улучшилось: вместо сердючего стало радостным.

И девочки  отправились к своим мамам, чтобы поделиться с ними хорошим настроением.

 

 

Рыдать не обязательно

 

Соня пускала мыльные пузыри.  Она погружала пластмассовую палочку в ёмкость с мыльным раствором, осторожно вынимала её и размахивала палочкой из стороны в сторону.

Пузыри получались большие, переливающиеся. Соня смеялась, прыгала и снова обмакивала палочку в раствор. Палочка была розовая, длинная, с овальным отверстием, в котором собиралась пена. От воздуха пена раздувалась, превращаясь в пузырь. Ветер подхватывал его и относил в сторону Алисы.

Алиса стояла насупившись и тоже хотела пускать мыльные пузыри. Но Соня играла сама и делиться с подругой не собиралась.

 —  Ну, и не надо! —  обиделась Алиса и направилась  к песочнице.

Соня потрясла палочкой в воздухе, но пузырь  почему-то не выдувался. Она окунула палочку в раствор  и снова помахала ею из стороны в сторону. Пузыря не было.

Соня огорчено бросила палочку на землю и зарыдала.

Слёзы катились по щекам, подбородку и капали  Соне  на ботинки. Она рыдала так громко, что из окон соседних домов стали с тревогой выглядывать чьи-то мамы и бабушки.

—  Давай я попробую!

Алиса подняла палочку, обмакнула в мыльный раствор и дунула. Стайка пузырей вылетела друг за дружкой. Соня вытерла заплаканные глаза и погналась за пузырями.

Оказалось, играть вдвоём гораздо веселее, а рыдать совсем не обязательно. 

 

 

 

Про небо, кошек и облака

— Татьяна Николаевна, —  спрашивает Алиса воспитательницу, —   почему небо плывёт?

— Это не небо, это облака. Им помогает ветер.

— Они что, любопытные, эти облака,  и путешествуют по небу, чтобы мир увидеть? —  предполагает  Соня.

 — А может, они сверху деревьями любуются, домами,  кошками… — размышляет Алиса.

—  Любуются, любуются, а потом раз —  и растают, —  думает  вслух Диана.

—  Кошки не растают. Они такие нежные, эти кошечки. Такие милые…. — вспоминает о кошках Алиса

—  Рыженькие, чёрненькие, беленькие, чёрно-беленькие… —  принимается перечислять Соня, которая тоже любит кошек.

 Мысли Алисы  плавно перетекают дальше:

—  Это ничего, что они собак боятся...  Собаки иногда играют.

—  Так, что ли?

 Диана выбегает на площадку, размахивает руками, приговаривает:

—  Нужно выплеснуться…

—  Выплеснуться? —  удивляется Соня, —  Я однажды  сок выплеснула — и мне за это попало.

—  Кошечки сок не любят — они молочко любят, сметанку, сосисочку…—   Алиса, крадучись, идёт к появившейся у забора кошке.  — Кошечки  милые. Это ничего, что они собак боятся…

—  Рыженькие, чёрненькие, беленькие… — подхватывает  Соня, направляясь следом к забору.

— Татьяна Николаевна, а почему небо плывёт? – вспоминает Алисин вопрос  Диана.

—  Это не небо, это облака, — Татьяна Николаевна смотрит вверх,  — Теплый воздух поднимается и на большой высоте превращается в капельки воды — так образуются облака.

Соня и Алиса всматриваются в небо.

— Я вижу облако-лошадку.

—  А я — облако-мышку.

—  Сейчас мы пойдём в группу и всё это нарисуем, – говорит Татьяна Николаевна, уводя детей на урок рисования.

 

 

 

 Барби и вампиры

 

В тихий час Алисе и Максиму не спалось. Они лежали на соседних кроватях и разглядывали свои тапочки: синие — Максимкины и розовые в куколках — Алисины. Тапочки стояли бок о бок, как добрые друзья.

Дети старшей группы спокойно посапывали, Алиса шёпотом сочиняла сказку:

— У одной девочки было много кукол. Однажды все куклы, кроме Барби, выпили волшебное зелье и превратились в вампиров. Погнались чудища за куклой. Решила Барби от них в лесу спрятаться. А там и ежи, и волки, и белки — тоже в вампиров превратились. Одна Русалочка зелье не пила — и зубы вампирские у неё не выросли. Взяла Барби Русалочку за руку и полетела с нею на Луну. На Луне жил рыцарь. Иваном-Царевичем звали. Барби с Русалочкой его как увидели, так обе в обморок упали от его красоты. Рыцарю куклы тоже понравились.

Вампиры тем временем людей в Мёртвую реку сбросили. Радуются. Но не тут-то было!

Шагнул Иван-царевич с Луны прямо на Землю, достал рыцарский меч, взмахнул — и победил всех врагов…

 Алиса махнула рукой, показывая, как рыцарь мечом размахивал, повернулась к Максиму и увидела, что он спит.

Максиму же в это время снилось, будто он супергерой,  и рядом с ним его новые друзья —  Бэтмен  и Человек-Паук.

 

 

Привет, Федя!

 

 Федя, толстенький здоровячок  из шестнадцатой квартиры, появился во дворе  Алисиного дома недавно. Он переехал от родителей к бабушке, уже ходил в первый класс, но после школы играл почему-то  только с детсадовскими мальчиками.

Любимым занятием у него было толкаться и раздавать щелбаны. Друзей себе Федя выбирал сам.

 — Привет, Герман! — говорил он, щёлкая по спине Геру, мальчика ходившего в садик вместе с Алисой.

 Гера морщился от боли и злился за то, что  в ответ не может ударить противного мальчишку.

— Как он мне надоел, — жаловался Гера Алисе.

Алиса сжимала кулаки от злости:

— Я бы его так ударила, так ударила… —  бушевала она, — что он летел бы вверх тормашками.

— А я не могу. Ему больно будет.

— Жалко его, да? Разве тебе не больно? Он и Серёжу ударил. И Сейрана по уху щёлкнул.

Алиса раскраснелась от негодования. Затем деловито спросила:

— А ты не трус, случайно?

Гера не знал, трус он или нет. Просто он никогда никого не обижал. Вечером Герман долго ворочался в кровати, размышляя о храбрости, трусости и доброте.

На следующий день, по дороге в детский сад он встретил Федю и, не дожидаясь очередного тумака, хлопнул его по плечу:

— Привет, Федя!

Федя покачнулся, потёр рукой ушибленное плечо и растерянно ответил:

— Привет….

Герман понял, что он не трус.

А что понял Федя —  этого никто не знает, но в школе он никого не толкал и  весь день выглядел ужасно хмурым.

 

Одуванчики  желаний

Соня и Алиса придумали игру. Они срывали белые пушистые одуванчики и загадывали желания. В парке седых одуванчиков было много, поэтому желания у девочек не кончались.

—  Хочу мороженое  и чтобы  в садик не ходить. —  говорила Соня и дула на пушистую головку цветка.

— Хочу, чтобы Дед Мороз жил в холодильнике и каждое утро исполнял мои желания! — дула на одуванчик Алиса.

— Хочу  новую куклу и волшебную палочку, — отправляла в путешествие пушистые парашюты Соня.

Алиса сорвала сразу три одуванчика и быстро-быстро загадала:

— Чтобы бабушка жила с нами — раз. Чтобы мама меня не ругала, а вежливо воспитывала — два. И ещё… ещё хочу — уметь летать!

— А я хочу проходить сквозь стены, —  сказал подбежавший к девочкам Гера. — Предположим, забыл  я ключ от квартиры и - раз! — прошёл сквозь стену, и ключ мне не понадобился...

 Семена  пушистых одуванчиков  разлетались в разные стороны, ветер подхватывал серебристые парашюты и уносил их вместе с Сониными, Алисиными  и Гериными желаниями. А рядом из зелёной травы выглядывали белые головки новых «ХОЧУ!»,  готовые отправиться в дальнее путешествие.

 

Откуда берётся вода

 

— Откуда берётся вода? — спросила Алиса папу, рассматривая  водную струйку в ванной комнате.

— Из-под земли. А в краны она поступает из скважины.

Алиса задумалась.

— А под землёй вода глубоко течёт?

— Глубоко.

— Глубоко-глубоко, где корни деревьев?

— Ещё глубже, там, где  вода чистая и холодная, — ответил папа. Он  закрыл кран и стряхнул несколько капелек воды прямо дочери на нос.

Утром в детском саду Алиса рассказала ребятам,  как добывают воду.

— Разве вода  не из тучи капает? —  удивилась Диана.

— Из тучи! Ха-ха! В туче её мало, —  возразил Равиль.

— Я раньше думал, что вода из пара получается, —  признался Максим.

—  Ну, уж нет! — заявила Соня. —  Вода тается изо льда! Мне папа рассказывал.

— Пар, туман, снег, лёд —  всё это вода, —  объяснила Татьяна Николаевна. —  Если лёд нагреть, то он превращается в жидкость, если вода закипит —  обратится в пар. При остывании пар опять становится водой, а если воду заморозить,  она станет льдом.

Алисе объяснение воспитательницы понравилось.

—  Буду воду искать!  — объявила она во время прогулки.  И, взяв металлическую лопатку, отправилась за беседку рыть скважину.

Максим, Соня и Равиль пошли помогать.

Когда на дне ямки показались корни, Алиса поняла: копать надо долго.

К концу недели посмотреть, как роют скважину ребята старшей группы,  пришли малыши. 

И —  надо же было такому случиться! — именно в этот день один мальчик провалился в яму.

—  Больше воду добывать мы не будем, —  собрала инструменты у огорчённых землекопов Татьяна Николаевна.

Алиса села на скамейку и уже собралась заплакать, когда подошёл Тимоша и предложил:

— Хочешь, я тебе дворец построю!

Алиса хотела, поэтому направилась с ним в песочницу.

Дворец получился на славу: с большими окнами, зубчатыми стенами, круглыми  башенками и жёлтыми пластмассовыми воротами из двух половинок  кузова самосвала.

— Хороший дворец, — похвалила ребят Татьяна Николаевна,  — просторный…

Но тут детей стали разбирать родители, и дворец с зубчатыми стенами и жёлтыми пластмассовыми воротами остался в песочнице детского садика «Боровичок» до понедельника …

 

Море, «бабак» и съеденный День рождения

 

Настало лето, и Алису повезли  в отпуск к морю. Море  называлось Чёрное, но было оно то голубым, то зеленовато-синим.

На пляже Алиса познакомилась с Мишей, он научил её  нырять. 

Плоский камень, с которого прыгал в воду новый  друг, был покрыт зелёными водорослями.

Подтянув колени к подбородку, Миша зажимал пальцами нос и «бомбочкой» летел вниз. Иногда он нырял солдатиком, а затем плыл, широко  размахивая руками.

Алиса  ныряла следом, погружаясь в воду с головой, отчего её длинные волосы красиво плыли за ней.

Пока Алиса и Миша прыгали с камня в воду, два Мишиных брата — Ванечка и Кирюша — занимались  не менее увлекательными делами. 

Ванечка брызгал на маму из водяного пистолета, а Кирюша, зачерпывая ведёрком  морскую воду, наполнял ею ямку.

Новые друзья рассказали Алисе много интересного.

Миша — о том, как Кирюша съел его День рождения. Вообще-то младший брат скушал  шоколадку, подаренную Мише бабушкой. Но Миша с таким разъяснением не соглашался и упорно называл это грустное происшествие «съеденным Днём рождения».

Ванечка рассказал Алисе о том, как друг Антон предложил ему обменяться мамами. Неугомонная Ванечкина мама постоянно тревожилась:

— Может, ты кушать хочешь? — спрашивала  она. 

Или говорила:

— Сырую воду пить нельзя! Живот заболит.

Зато мама Антона всё разрешала, ни о чём не беспокоилась и обо всём забывала.

— Меняю мою забывчивую  маму на твою заботливую, — предложил приятель. 

И тут Ванечка испугался. Вдруг чужая мама его где-нибудь забудет?

— Да и к своей я уже как-то привык, — говорил он Алисе, набирая воду для обрызгивания мамы.

А вот Кирюша ничего Алисе не рассказал — он был маленький, поэтому говорил смешно и непонятно. Помидор он называл «додор», а  банан  — «бабак».

В отпуске Алисе  понравилось. На пляже она окунала круглые камни в солёную воду и выкладывала из них тропинку от маминого шезлонга  к морю.

          Но всё когда-нибудь кончается.

Прощаясь, Алиса подарила друзьям по шоколадке, а морю — монетку. На счастье.

 

Нестрашная сказка

 

Страшные сказки любят все.

Бабушка читала Алисе сказку про Серого волка, съевшего семерых козлят. Мама —  про Крокодила, проглотившего мочалку. Папа — про дракона Гошу, который любил перекусить рыцарями. Дедушка читал сказки о пиратах. Они никого не ели, но всё равно были жутко кровожадными. А Герман придумал для Алисы сказку о Людоеде.

— В одном Дремучем лесу, — таинственно начал свою сказку Герман, — жил Людоед, который никогда не ел людей. Он не ел их потому, что люди в тот Дремучий лес не заглядывали. Но однажды мальчик Ваня отбился от рук и…

Тут Герман сделал большие круглые глаза, чтобы Алиса начинала бояться.

 — Зашёл Ваня в лес, — продолжал загадочным голосом  Герман, — видит: дремучий он совсем — ни зверей, ни птиц в нём нет. Даже муравьи — и те куда-то подевались, только пустые муравейники вдоль тропинки торчат. В общем, неправильный лес оказался.

«Непорядок, — решил отбившийся от рук Ваня. — Нужно срочно зверей в лесу завести!» 

         Вылепил Ваня из пластилина зайцев, лисицу, муравьёв, подул на них — они живыми  и сделались.

Проснулся Людоед. Вышел из своего людоедского домика, удивился. Под кустами серые и ушастые чудики прыгают. За ними рыжая, зубастая, с длинным хвостом гоняется. А в ногах маленькие чёрненькие кусачие копошатся.

Людоед влез на самую высокую ёлку, между ветвей спрятался.

— Дремучий ты совсем! — кричит ему снизу Ваня. — Что же ты зайцев да муравьёв испугался?!

Людоед с дерева отвечает:

— Это я потому дремучий, что ко мне никто в гости не приходит. Давай я тоже кого-нибудь из пластилина вылеплю!

И вылепил он обезьянку. Она тут же на дерево полезла и бросила в Людоеда шишкой. Но Людоед не огорчился. Он у входа в Дремучий лес табличку повесил:

«Приглашаю в гости всех отбившихся от рук мальчишек и девчонок…» Затем немного подумал и дописал: «Можно с родителями!»

 

Вот такая сказка у Германа получилась: хоть и про Людоеда, а совсем не страшная.

 

 

Прочитано 121 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Другие материалы в этой категории: « Принцесса Лошадка в зелёный горошек »

Комментарии   

#4 Лидия Огурцова 08.12.2016 09:48
Спасибо, Евгений.
Цитировать
#3 *Евгений Усович 07.12.2016 10:15
Замечательные истории. Главное, что мне нравится - "детский" язык. Этим мало кто владеет.
Цитировать
#2 Лидия Огурцова 30.11.2016 16:45
Спасибо, исправила.
Цитировать
#1 Анна Вербовская * Редактор раздела прозы 30.11.2016 16:18
Очень хорошие рассказы, с настроением. Короткие и емкие, интересные. Одно не поняла - почему у взрослых любовь одиночная? Я-то раньше считала, что мы, взрослые, тоже любим парами. Видимо, чего-то я в этой жизни не знаю... И еще предостережение - автор злоупотребляет словом "кушать". По определению, это слово используется только в качестве вежливого приглашения к еде. В нормативной речи его лучше избегать.
Цитировать

Добавить комментарий

Ваше мнение должно быть или доброжелательным, или никаким!
Если автор произведения не желает получать комментарии или прекратить дальнейшее обсуждение, он должен после текста произведения добавить следующую фразу: {jcomments lock}


Защитный код
Обновить

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Елена Раннева: не забыть язык детей

15.01.2018
Елена Раннева: не забыть язык детей

Публикацию подготовил Игорь Калиш Раннева Елена Алексеевна Елена Алексеевна Раннева до...

Десерт-Акция. Проза

Хороша ты зимушка-зима!

15 Январь 2018
Хороша ты зимушка-зима!

Вот и наступил Новый год! 1. 01 2018 – по новому стилю, а 13.01.2018 – по старому. Не будем зд...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина