Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Проспект , август

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 09 Август 2018
"Проспект", август

Журнал "Проспект", август

Автор  Опубликовано в Журналы - друзья МТО ДА Суббота, 05 Август 2017 09:48
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

Августовский журнал-партнёр «Проспект публикует интервью с главным литературным редактором МТОДА Татьяной Шипошиной и её рассказ «Зарядка», ранее  вошедший в «Режимкину книжку» изд-во «Феникс», 2015.

Автор вопросов, задаваемых с искромётным юмором – Наталья Иванова.   

 

1. Татьяна, мы все родом из детства. И хоть мы кое-что знаем о Вашем детстве  по книгам, расскажите, пожалуйста, о нём ещё разок.

   Во-первых, спасибо, что меня спрашиваете. А во- вторых, рассказывать о детстве в двух словах… ох, сложно. Чем больше живу на свете, тем яснее понимаю, что в нашей жизни нет ничего случайного.

  Поэтому: солнце. Безбрежность, бесконечность моря. Цветущий миндаль.  Сирень на 9е мая.  Песни бабушки. Запах жареной рыбы. Генуэзские крепости над фелюгами рыбколхоза «Волна Революции».  Картинная галерея им. Айвазовского, в подвалах которой располагалась наша художественная школа. Запах красок и растворителя. Шероховатость холста, натянутого на подрамник. Акварели Волошина. Книги, книги, книги. Стихи Лермонтова: «По небу полуночи ангел летел…». Стихи Фредерико Гарсия Лорки. Конец детства: «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсия Маркеса.

 

2.    Какие Ваши книги появились раньше – детские или взрослые? Как это было?

   Первой появилась  детская книга, «Сказки бабушки Шуры».

   Я тогда занималась в литературной студии под руководством прекрасного писателя и мудрого человека – Виктора Гавриловича Кротова. Он и помог мне – взял мою книгу в издательство «Духовное возрождение», которое он тогда возглавлял.

  Я-то думала, что первой книгой издам свои стихи (взрослые). Но стихи получилось издать только через несколько лет, за свой счёт. Стихи – некоммерческий вариант, заинтересовать ими издателя – практически невозможно.

   Виктор Гаврилович всегда говорил о том, что поиски издателя должны стать писателю частью его литературной работы.  Я приняла его слова, как руководство к действию. Для  всех последующих книг искала издателя сама, посылая свои повести по разным адресам. Связей в мире литературы не имела никаких. Часто получала отказы, но каждый раз начинала снова.  

 

3. Татьяна, книги для автора – почти как дети. Если в семье много детей, часто бывает, что кто-то из них самый трудный и поэтому, возможно, самый любимый.

Какая книга для вас самая трудная? А какая – самая любимая?

    Если книги, как дети – то разве можно из своих детей выделить кого-то, любимого больше, или меньше? Каждый – особенный, каждый – неповторимый. И любимый.

   «Трудных» книг у меня не было. Бывало, что книга складывалась по главам, когда я ехала в метро, в электричке, или просто шла по улице. Герои требовали, чтоб я описывала их  поступки именно так, а не иначе. Книга – действительно, живое существо.

  Если бы могла – я пересмотрела бы снова свои взрослые стихи. То, с чего всё начиналось. Я переиздала бы их несколькими сборниками, с иллюстрациями. Возможно, Бог даст, сделаю…

 

4. То, что Вы и врач, и писатель, это даже как-то закономерно. Из врачей получаются лучшие писатели – например, Чехов, Булгаков, Бродский. Взаимосвязь этих профессий понятна, но хотелось бы узнать Ваше, «внутреннее» восприятие пишущего врача или врачующего писателя.

    Когда я принимаю больных, я думаю о больных. Когда пишу – о том, что пишу. Эти две вещи во мне не пересекаются. Если на приёме кто-то спрашивает меня о моих книгах, мне очень трудно переключаться и отвечать.

  Я думаю, что врачевание и писательство – просто зависит от склада ума, характера, которые позволяют делать и то, и другое. Бог даёт.

  Главное, чтоб не в ущерб ни тому, ни другому.

  Правда, думаю так же, что должен наступить такой момент, когда человек встает перед выбором. Мы знаем многих выдающихся людей, которые выбрали писательство. Фамилии же тех, кто выбрал врачевание, скрыты от нас.

   Сама нахожусь в таком положении. Уважаю вторых – не меньше первых.   

 

5. Вы приехали в Москву из Феодосии. Что для вас Крым? И чем стала для Вас Москва?

   С возрастом начинаешь понимать, что жизнь любого человека состоит из неких этапов. У кого они выражены ярче, у кого – слабее.

   Моя жизнь раскладывается на этапы легко. Как тома собрания сочинений одного писателя.

   То, что происходит в Крыму, никогда не произойдёт в Москве, и наоборот. Поэтому люблю Москву, уважаю Москву, признаю Москву и кланяюсь Москве так же, как и Крыму, и Питеру, и Польше. И многим другим местам, куда забрасывала меня судьба.

 

6. Вы активно работаете на сайте «Дети и книги». Авторы давно знают Вас, как строгого, объективного, смелого, но вместе с тем удивительно доброжелательного редактора. Что даёт Вам работа на сайте? Или, возможно, она что-то у Вас забирает безвозвратно?

    Вернусь к тому, что каждому овощу – своё место в жизни.

    Начинающий писатель, особенно – поэт, не может думать ни о чём, кроме своих стихов. А вот со временем он вдруг замечает, что есть хорошие стихи.. ну, почти такие же, как у него . Затем – что есть стихи… ну, чуть лучше… И вдруг! Он видит, сколько на свете талантливых людей! Сколько прекрасных стихов, сколько чудных рассказов!

   И если он не высыхает к тому времени от зависти, он понимает, что его голос – часть некоего вселенского многоголосья. И это – здорово! Это – прекрасно! Работать на полную катушку самому, и слышать других.

    Не знаю, ответила ли я на вопрос.

 

7. Если у Вас остаётся свободное время от врачевания детей, писательства и редакторства, то как Вы любите его проводить? Какие у Вас увлечения?

   Нет, времени нет. Но… сердце замирает, когда вижу краски, кисти. Или глину. Всё таки начинала я с художественной школы.

 

8. Любите ли Вы готовить? Какое блюдо у Вас любимое?

   Готовить люблю. Правда, ввиду нехватки времени часто иду проторенными путями – готовлю что-то по рецептам, проверенным временем. А вот в отпуске могу и сочинить какое-нибудь «мясо по пуэрторикански». Сама я не ем мяса уже больше 15 лет, но своим близким готовлю. А люблю – сыр.

 

9. Болеете ли Вы за какую-то футбольную или хоккейную команду?

   За сборную России. А вообще – оба моих сына играют в регби. Ещё в Крыму я обслуживала, как врач, подростковые регбийные матчи, в которых играл сын. Поэтому  болею за регби, с удовольствием, если получается, смотрю матчи профессионалов Южной Африки, Новой Зеландии, Франции, Великобритании.  

  Удивительная игра! Игра сильных. Игра джентльменов.

  И вообще. Не перестаю удивляться, как в мире много прекрасного и удивительного.

   Спасибо!!!

 

 

Ещё одну прекрасную страницу в журнале занимают «морские стихи Игоря Калиша.

Представляем их вашему вниманию:

 

 

НА МОРЕ

 

На крутолобом ялике
Летаю вверх и вниз!
Солёных брызг хрусталики
Подхватывает бриз!
Играет небо с чайками
И пляшет над волной,
И проплывают стайками
Рыбёшки подо мной.

А мимо всех медуза,
Раскрыв прозрачный зонт,
К заливу Лаперуза
Плывёт за горизонт.

 

 

ПЕСЕНКА ОТВАЖНЫХ ПИНГВИНОВ

 

Однажды Пингвину
Квадратную льдину
Принёс в День рожденья сосед.

"Дружище, спасибо!
Прекрасная глыба,
На ней я объеду весь свет".

припев

В погоду любую,
Сквозь штормы и бурю,
Пингвин пробирался вперёд.

Пингвины отважны,
Пингвины бесстрашны,
Пингвины упрямый народ!

Но возле Стамбула,
Большая акула
Ударила льдину хвостом.

Какое несчасье,
Разбита на части,
Бабах, тарарах, барабом!

Прекрасную глыбу,
Вреднющая рыба
Сломала, но я не грущу.

Хоть сломана льдина,
Не сломишь пингвина!
Сквозь бури и штормы лечу!

припев

В погоду любую,
Сквозь штормы и бурю,
Пингвин пробирался вперёд.

Пингвины отважны,
Пингвины бесстрашны,
Пингвины упрямый народ!

 

 

НОВОРОЖДЁННЫЙ

 

Новорождённому крошке китёнку
Рыба-игла долго шьёт распашонку
И чепчик, и трусики синего цвета.
Работа идёт кропотливо всё лето.

Малыш очень крупный - шесть метров длиной,
С лобастой и круглой большой головой.

Любуется мама своим малышом,
А он беззаботно плывёт нагишом.

 

 

МОРСКОЕ ПАСТБИЩЕ

 

Морские коровы
Морскую капусту
В заливе жуют
С аппетитом и хрустом,
А рядом мелькают 
Хвосты, плавнички -
В заливе пасутся
Морские бычки.

 

 

МОЛОТОЧКИ

 

Махнула хвостом
Рыба-молот:
- Вперёд!
Послушно за ней
Всё семейство плывёт -
Сыночки и лапочки-дочки,
Пока что ещё молоточки.

 

 

САРДИНЫ

Хорошо как 
Сардинам в Сардинии!
Море тёплое, 
Синее-синее!
Хочешь плавай 
С утра и до ночи.

А вот в банках
Сардинам не очень.

 

 

КРАБ

Краб живёт на дне морском.
Продвигается ползком,
Смотрит зорко в оба глаза -
Нет ли рядом водолаза,
Злых акул и рыбаков,
И случайных дураков.

 

 

МОРСКАЯ СВАДЬБА

 

Красотка Селёдка и юный Тунец
Бок о бок сегодня плывут под венец.
В Лазурном заливе, у Красной скалы,
Для жителей моря накрыты столы.
Среди приглашённых на свадьбу гостей
Цветные рыбёшки различных мастей,
Морские коньки, морские коровы
И кит голубой, как автобус здоровый.

Медузы колышутся, крабы снуют,
Морские коровы спокойно жуют.
- Вниманье! -
Наевшись сказал Кашалот,
- Теперь приглашаю гостей на фокстрот!
И тут же, на сцене, артисты-омары
Клешнями схватили электро-гитары,
А рыба Губан, оттопырив губу,
Легонько подула в ракушку-трубу!

Медузы кружАтся, мелькают мальки,
Дельфины пускают, смеясь, пузырьки.
Держа маму с папой за щупальцы-ножки,
Танцуют на дне малыши осьминожки.
И видя всё это, соседка Акула
От радости даже немножко всплакнула.

Всё здОрово!
Только жених и невеста
Объелись червей и слоёного теста.

 

 

ЛИХАЯ КИЛЬКА

 

По заливу я плыла,
Плавниками шлёпала!
И акулу, и кита
По дороге слопала!

 

 

Татьяна Шипошина

Зарядка

рассказ

 

Хорошо летом в деревне у бабушки!

Спи сколько хочешь, никто тебя утром не будит, не заставляет вставать, умываться, одеваться и бежать в детский сад.

Никто не заставляет, как в садике, зарядку  делать!   Зачем  эта зарядка вообще нужна! Чего без толку ногами махать и руками крутить, как вертолёт. Всё равно не взлетишь!

А ещё хуже – приседания. Зачем?

Я понимаю, что можно присесть, чтоб жука, например, рассмотреть, или муравья какого-нибудь. Ну, или какую-нибудь детальку найти, когда она от машинки отвалилась. А просто так – зачем?

Сели-встали, сели-встали… Ерунда какая-то!

Или такое упражнение, как «велосипед».

- Лягте на коврик! – командует воспитатель.

Полежать-то можно… Только вот ногами в воздухе крутить! Зачем? Всё равно никуда не уедешь! Даже с места не сдвинешься!

При этом воспитательница наша, Людмила Петровна, смотрит и приговаривает: «Кто хуже всех зарядку делает – тот завтракает в последнюю очередь!» На меня, между прочим, смотрит!

  Почему??

«Ох, Петров! - не отстаёт Людмила Петровна, - я не представляю, как ты будешь в первом классе учиться! В школе, знаешь, какие уроки физкультуры? Там кроссы бегают, в высоту прыгают, и в длину скачут! А ты отстаёшь, даже когда у нас бег на месте! Вес у тебя лишний! Килограммов пять, точно! Или шесть! Небось, любишь пирожки и плюшки? А приседать не любишь! Эх, ты! Ну, начали: раз, два, три! Раз, два, три!»

   Ох, уж эта Людмила Петровна! Сама-то не приседает!

  А ещё смеётся:

   «Так, все делаем, как Саша Петров: на «раз» присели, на «два» посидели, а на «три – прилёгли!»

  Все смеются, а я…

  Наверно, я уже привык… Какая ей разница, сколько во мне килограммов? Лишних, или не лишних…

  Ну, а что касается первого класса… Конечно, страшновато. Честно говоря.  За русский и математику я не волнуюсь. Читать я давно умею. Но не хочется даже думать о том, какой мне попадётся учитель физкультуры.

  Может, злющий, как Змей Горыныч. Но, может, и нет.

    Так что, короче, хорошо у бабушки в деревне. Вот бы лето длилось и весной, и осенью, и зимой…

  А у бабушки - не то, что зарядку можно не делать – можно, между нами говоря, даже не умываться! Встал утром (ну, часов в двенадцать), глаза протёр, а на столе уже: молочко, сметанка, оладики с вареньем… Или – со сгущёнкой.

    Живи, и радуйся!

    Так я наслаждался жизнью до тех пор, пока…

   

    Недели две я прожил с бабушкой – душа в душу.  А вот на третью неделю моя распрекрасная жизнь изменилась.

   Моя бабушка – это мама моего папы. А у папы есть младший брат, Егор. Мой дядя. Так вот, этот Егор тоже приехал к бабушке, то есть, к своей маме, на две недельки, отдохнуть перед соревнованиями. Егор – студент  и спортсмен. Он играет в волейбол и  входит в студенческую сборную команду. У него даже медали есть!

  Это, конечно, хорошо. Мы всегда за Егора радуемся и даже Егором гордимся.  Но  я даже не представлял, что с приездом Егора  может так резко измениться моя жизнь. Ведь раньше я с Егором вместе никогда не жил. Егор только в гости к нам домой приходил. Шутил, смеялся, за столом сидел. Подарки мне приносил.

   А тут…

   На следующий день, с самого раннего утра, я проснулся оттого, что Егор теребил меня за плечо.

- Эй, соня! Подъём! На речку!

- Чего-о-о? – не понял я.

- Подъём! Утренняя пробежка!

- Какая?

- Утренняя.

- А что, бывает и вечерняя? – со страхом спросил я.

- Конечно! И дневная бывает.

- Дневная? – еле-еле пробормотал я.

  Короче, пришлось вставать. Надевать носки и обувать кроссовки. Как назло, шнурки на кроссовках никак не хотели завязываться.

  С тоской смотрел я на бабушку. Может, хоть она спасёт меня? Но бабушка только развела руками: мол, не могу сопротивляться…

   Ох, ох, ох!  Побежали мы с Егором. Вернее, выглядело это примерно так: Егор убегал, потом возвращался, говорил мне какое-нибудь слово, например: «Вперёд!», или «Веселей!»   и убегал от меня снова.

   Вместо «вперёд» - мне очень хотелось назад, к бабушке. А вместо «веселей» мне становилось всё грустней и грустней.

    Мои  ноги – еле передвигались. Мне казалось, что у меня ноги – как у слона, такими они стали тяжёлыми и неповоротливыми.

   Эти противные ноги спотыкались о каждый, даже самый мелкий камешек на пути. Мало того – ноги цеплялись одна за другую, и «спотыкали» сами себя.

   И дышал я так тяжело, как слон. Нет, как стадо слонов…

   Наконец, я совсем не смог переставлять ноги, и сел прямо на тропинку. Через пару минут появился Егор:

- Ну, ты даёшь, - покачал головой мой спортивный дядя. – Как у тебя, брат, всё запущено. Что, отец тебя не гоняет? Ну, я брательника просвещу, как детей воспитывать!

- Не надо… не надо никого просвещать… Меня мама любит, и папа любит, - заныл я. – И бабушка любит, и вторая бабушка, и дедушка. Один ты…

- Хорошо, хоть я один в семье нашёлся! Вставай!

- Не могу…

- А «через не могу»?

   Я, конечно, встал. И даже побежал, потому, что до песчаного берега реки оставалось совсем немного.

  Побежал – это, конечно, громко сказано. Дополз…

  Но напрасно я мечтал, что на этом всё закончится. Нет…

- Прекрасно, - потёр руки мой мучитель. – А теперь зарядочка небольшая. Ну-ка, повторяй за мной!

  Ох, ох, ох! И ещё раз: ох, ох! Жаль, что сбежать я оттуда не смог! Я бы обратно сбежал в детский сад, чтобы не мучил меня папин брат!

  Это я не просто так стихами заговорил… Это – от стресса.

  Потому, что зарядка в детском саду – это, ребята, цветочки. А тут меня  сразу заставили собирать ягодки.

  Я в детском саду пять раз еле-еле приседал, а тут… И на двух ногах, и на одной, и боком, и с прискоком. Я даже не знал, что такие приседания встречаются в природе!

  О-о-о… Я не приседал – через некоторое время я просто сидел на песке, и моя левая нога подёргивалась в такт командам Егора:

- Раз! Еще – раз!

  Мне хотелось плакать. Но Егор делал вид, что всё идёт, как надо.

- А теперь – отжиматься! – скомандовал Егор.

- Что-о?

- Делай, как я!

  Егор оперся руками в прибрежный песок, и начал словно бы подкидывать над ним своё мускулистое тело.

   А я… Я растёкся по берегу, как медуза… Я лежал на песке и смотрел в небо как рыба, вытащенная из воды.

  Отжимание… оказывается, на свете есть вещи,  которые хуже приседаний!

  Но и это оказалось не  окончанием моих мучений, а только продолжением. 

  Егор словно не замечал, что я елё дышу.

- Разувайся!

- Зачем? – подозревая самое худшее, спросил я.

  От Егора я не ждал ничего хорошего. И был прав.

- А теперь – купаться! – закричал он, подхватил меня под руки и поволок к реке.

- А-А! – заорал я. – Вода холодная! Я плавать не умею! А-А!!!!

- Хорошо! – фыркал Егор, пока я, на карачках и ползком, вылезал из реки.

  Егор плавал и нырял, а я лежал на берегу, упираясь носом в песок. Какой-то жучишка полз перед моими глазами, и я сказал ему потихоньку:

- Хорошо, что твой дядя не играет в волейбол… 

  Егор заставил меня бежать весь обратный путь. Но и этого ему показалось мало. Только я захотел вечерком полежать на диване и спокойно посмотреть телик, как над моей головой раздались страшные слова:

- Вечерняя пробежка!

  Моих возражений никто не слышал. Мои вопли летели в пустоту. Меня подняли пинками и…

   Как я бежал, не помню…

  Первый день пребывания в деревне вместе, с дядей Егором, всё-таки закончился. Как  заканчиваются, рано или поздно все кошмары.

  На кровать я свалился в девять часов вечера. Упал, как срубленное дерево.

  Укрывшись с головой, я мечтал о том, что проснусь завтра, а дома – только бабушка. И  молоко, и сметана, и пирожки, но никакой зарядки, пробежки, разминки, никаких маханий, приседаний, отжиманий, купаний…

   Ночью мне снилось, что Егор уезжает домой, а мы с бабушкой стоим около отъезжающего автобуса и машем ему руками на прощание. Причём я так сильно машу, что аж плечо болит.

    Но… На следующий день, утром, меня опять разбудил Егор.

- Подъём! Пробежка!

   Бедный я, бедный! Моё тело болело. Болели и плечи, и ноги. Мои косточки ломило. Руки не двигались, ноги упирались и не хотели подниматься и переставляться.

- Веселей! – командовал Егор. –  Сегодня побежим подальше!

   Обрадовал…

  Второй день оказался страшнее первого.

  Егор не остановился на берегу озера, а побежал дальше, к самому лесу.

  Хорошо в лесок с бабушкой ходить! Собирать лесную землянику, чернику. Бабушка ягодки в корзинку кладёт, а я – себе в рот. Наемся – до отвала, измажусь.

  А бабушка не ругается,  только приговаривает:

- Кушай, внучок, набирайся витаминов!

   А с Егором… Только я остановился, чтоб ягодку в рот положить, как Егор меня за футболку – хвать!

- Одна ягода – пять приседаний!

   Только я рот открыл, чтоб возразить…

- Вторая ягода – пять отжиманий.  А сейчас – играем в игру!

- В шашки, – пропыхтел я.

- Угу, в шашки, - подтвердил Егор, смеясь. – В шажки! Волейбольная тренировка. Бежим по лесу, и отжимаемся от каждого дерева. Вот туда, в березнячок. Смотри:

   Егор, словно играючи, побежал по берёзнячку, на бегу, как мячик, отталкиваясь от каждого дерева.

- Давай, не зевай! – скомандовал мне Егор. – Вперёд!

   Было  мне плохо, потом стало хуже, но сейчас…

  Деревья так и норовили пнуть меня, или поставить мне подножку! Они лезли мне в лицо своими ветками, они царапали меня своей корой… Сначала я бежал от дерева к дереву, потом кое-как переходил, а потом просто полз на четвереньках, обдирая коленки.

  В конце концов, я сел, опершись спиной о  берёзку, и застыл, как изваяние, не в силах двинуться дальше.

- Мама… - позвал я.

- Ладно, ладно, - вместо мамы припрыгал «на помощь» Егор. – Стой, раз, два. Перерыв – две минуты.

  Только я вздохнул…

  Нет, избавиться от Егора оказалось делом не простым.

- Хватит пинать ни в чём неповинные берёзки, - как ни в чём не бывало, произнёс мой мучитель. – Но! Теперь ты мне покажешь, как умеешь делать одно сугубо мальчишеское дело.

- Какое? – не выдержал я, и спросил.

  А зря.

  Не надо было спрашивать! Разве Егор мог сказать что-то хорошее!

- Лазить по деревьям, например.

- Ох.

- Делай, как я!

   Неуловимо, быстро, подтягивая длинные руки и ноги, Егор влез на высокую, стройную берёзку и помахал мне сверху рукой:

- Прошу!

  Хорошо, что никто не видел, как я лез на эту берёзку… Наверно, точно также на берёзку влезал бы слон. Или – бегемот. Берёзка качалась, сгибалась, и, наверно, плакала. Но Егор – не плакал. Он смотрел на меня сверху. Хорошо, что я не видел, как он улыбается.

  Но я это чувствовал!

  С бабушкой, точно, мог бы приключиться инфаркт. А с мамой – сердечный приступ. Дело закончилось тем, что Егор с берёзы слез.

  Он взглянул на меня, потрепал меня по волосам, и сказал (догадайтесь, что он сказал!):

- Ну, а теперь – на речку, лёгкой трусцой. Бегом марш!

  Эх, были бы у меня крылья! Как взмахнул бы я ими, да как полетел бы, да за три девять земель, да в три десятое царство, где нету спортсменов-волейболистов!

   Но не появились у меня крылья, и поплёлся я кашей-размазнёй на бережок речки, где дожидались меня приседания, отжимания и прыжки. Хотели они отнести меня к Бабке Ёжке и Змею Горынычу, но мой дядя Егор сказал им:

- Подите прочь, с этим ребёнком я сам справлюсь…

  Если бы Змей Горыныч меня унёс – едва ли мне стало бы хуже.

- Мы с тобой, племяш, ещё пресс не покачали – вспомнил мой мучитель.

- Что-о? Какой компресс?

- Показываю. Ложись на спину.

  Это я исполнил с удовольствием. Но рано я обрадовался!

- Руки за голову. А теперь прямые ноги вверх. Р-раз…

- Куда?

- Туда, туда. Р-раз… 

  Ни «раз», и ни «двас».

- Не могу!

- Давай!

- А-а-а!

- М-да… А я хотел тебе ещё «угол» показать, - вздохнул мой спортивный дядя.

- Не надо! Не надо «угол»!

- Ладно. Завтра попробуем, - успокоил меня Егор.

  Хоть я ещё не начал учиться в первом классе, я прекрасно понимал, что бесполезно просить у солнышка, чтоб оно встало завтра попозже…

  Так закончился второй день с Егором. Потом наступил и третий день, и четвёртый. Мне пришлось качать пресс, держать «угол», делать «мельницу», «рубить дрова», и даже делать «пистолетик», то есть, приседать на одной ноге, выставив вперёд другую.

  Почему-то у моего «пистолетика» никак не хотело держаться «дуло»…

   Как вы понимаете, это продолжалось в течение всего времени, что Егор прожил на даче. Недели две.

   Но вот что интересно: я даже сам не заметил, что к концу второй недели уже спокойно пробегал расстояние до речного берега. Не так быстро, как Егор, конечно. Но пробегал.

  А на берегу – я спокойно приседал раз десять, а то – и пятнадцать. И смог даже три раза отжаться!

   Я смог залезть на самую нижнюю ветку той самой берёзы, которая не пускала меня вверх с самого первого (вернее, второго) дня занятий с Егором.

  Но, самое интересное: мне вдруг стало нравиться всё это! Я понял, что могу бегать, и могу отжиматься. И даже приседать могу!

    Ненавистные приседания! Могу!

    На прощание Егор хлопнул меня по плечу и прижал к себе:

- Молодец! – сказал он. – Если не бросишь – будешь мужчиной.

    Я не бросил.

    Сейчас, после того, как дядя Егор уехал, меня каждое утро будит бабушка. Так мы с ней договорились.

- Сашенька! Вставай! – говорит она.- А то, может, поспишь сегодня подольше?

  Ну, уж нет!

- Нет, ба! – отвечаю я. - Утренняя пробежка!

  Пока я надеваю носки и натягиваю кроссовки, бабушка сидит и смотрит на меня:

- Смотри-ка, Сашок, ты, кажется,  похудел!

  Конечно, похудел! Мне теперь стало гораздо легче завязывать шнурки на кроссовках!

- Ба, у меня даже  мышцы появились! – показываю я бабушке согнутую в локте руку. – Посмотри, заметно?

  Бабушка кивает головой:

- Заметно! Совсем ты, Сашок, большой стал. Родители скоро приедут – тебя не узнают.

- Узнают! – отвечаю я. – Мы теперь вместе будем на речку бегать! Вот я посмотрю, сколько раз папа сможет отжаться!

- Ох, что-то я начинаю переживать за твоего папу, - вздыхает бабушка. – Ему тоже… всегда больше нравилось с книжкой сидеть, а не на речку бегать. Это только Егорка и то, и другое успевает.

  «И я буду успевать», - думал я.

  Только вслух не стал ничего говорить бабушке. Зачем? Она сама увидит!

  На речке я познакомился с двумя мальчишками из посёлка. Один – во второй класс перешёл, а второй – такой, как я. В первый пойдёт.

   Теперь я на речку бегаю два раза в день:  первый раз – на зарядку, а второй раз – просто так – искупаться с друзьями. Бабушка меня отпускает. У меня появились друзья! Это же так здорово! А то раньше…

  Мы с  ними ещё  в казаки-разбойники играем, в догонялки, в прятки. Ну, и конечно, играем в волейбол с берёзками. Здорово! А дома, честно сказать, я  во двор почти не выходил. 

   Правда, высоко на берёзу я так и не залез. Не потому, что не смог. А потому, что бабушке обещал. Бабушка сказала, что если не пообещаю – она меня одного гулять не станет отпускать. Я пообещал. И не заплывать далеко – тоже обещал.

  Вот, оказывается, как всё получилось.

  Спасибо дяде Егору! Он ведь ни словечка мне не сказал, какой, мол, я неловкий, толстый, неуклюжий, и прочее.

   Эх! Если  бы тут, на берегу, вдруг оказалась наша Людмила Петровна и вся наша подготовительная группа, никто бы уже не смеялся над тем, как я делаю зарядку!

  Ведь, честно говоря, меня иногда… ну, часто… и вообще меня в саду все дразнили толстяком… и многие со мной дружить не хотели из-за этого. Я  и сам стал думать, что никогда не смогу бегать и прыгать...

   Дома  я об этом  никому не рассказывал… Так, переживал себе…

 

Благодарим главного редактора журнала "Проспект" Ларису Васкан и куратора нашей странички Елену Овсянникову!  

 

Прочитано 239 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

 

Обо мне:

 Татьяна Шипошина,   Писатель, врач.  Член Московского отделения Союза писателей РОССИИ.  Член Московского союза литераторов.  Член правления МТОДА (международного творческого объединения детских авторов). Гл. лит. редактор  сайта МТОДА «Дети и книги».  http://www.deti-knigi.com/

Автор около сорока книг для взрослых, детей и юношества. Многие книги переизданы.

Лауреат многих литературных конкурсов, в том числе: 

 

Межд. Конкурс «Золотое перо Руси» - лауреат -2010,  2013

Конкурс «Новая детская книга» Росмэн – лауреат 2012 

Конкурс «Детское время» СПРоссии – лауреат 2012

Конкурс  им. Г.Р. Державина СПРоссии – лауреат 2013

Конкурс МГОСПР «Лучшая книга» 2013-2014 – лауреат в ном. «Книги для детей»

Корнейчуковская литературная премия, 2014, 2015  - лауреат.

Конкурс им. С. Михалкова  на лучшее произведение для подростков.-  2014, 2016 – лауреат.

Знак  «Серебряное перо Руси» - 2011 в ном. «Проза для детей»

Знак МГО СПР «Орден В. В. Маяковского», 2014

Знак "Золотое перо Руси" - 2016

С подробной биографией и библиографией можно познакомиться пройдя по ссылке http://www.deti-knigi.com/index.php?option=com_k2&view=item&id=5116

 

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

Люди, участвующие в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Татьяна Попова

Спасибо Наталье за содержательные вопросы, а Татьяне - за книги! Пусть появляются новые стихи, сказки и истории!

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Марина Зарубина. С песней в душе

01.08.2018
Марина Зарубина. С песней в душе

Подготовила Марина Тараненко Марина Зарубина - участник нескольких Фору...

Десерт-Акция. Проза

Любовь Шубная: вдохновение жизнью

01 Август 2018
Любовь Шубная: вдохновение жизнью

Подготовила Анна Вербовская Любовь Фёдоровна Шубная – писатель, поэт, переводчик и очен...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика