Авторы о себе

Ай, браво!

Последние новости

Творческий обзор, апрель. Конкурсы, книги, конференции, публикации

Автор:Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА
от 25 Апрель 2018
Творческий обзор, апрель. Конкурсы, книги, конференции, публикации

Вечеринка у Гэтсби (отрывок из повести "Bang-bang")

Автор  Опубликовано в Детектив, боевик, мистика Суббота, 30 Сентябрь 2017 18:13

 

 

Как записка очутилась на моей парте, я сама не заметила. Видимо, кто-то быстро и неслышно положил. Может быть, даже он сам.

Взяв с парты и развернув к себе картонку, я увидела, что это не записка, а приглашение. На картонке было выведено от руки:

 

 

Дорогая Юнона!

 

Сочту за честь увидеть Вас на моей маленькой вечеринке 29. 12. 12. у меня в замке.

 

искренне Ваш,

Аксель Гэтсби

 

Я знала, что 29-го декабря у Гэтсби день рождения. Он ещё, помню, шутливо досадовал, что для него Новый год и день рождения – не два праздника, а один.

Приглашение мне прислали перед уроком литературы, почти к самому звонку. И я весь урок старалась поймать взгляд шведа, подать ему глазами знак. Но Аксель упорно не смотрел в мою сторону, хотя я видела, что он замечает мои попытки и невозмутимо улыбается. Эх, жаль нас рассадили! Это всё Великая Рокировка. На прошлой неделе я сидела с Димоном, теперь – с Тиграном. Почти все ученики кочевали по классу… Так что Гэтсби сидел теперь на другом ряду, на левом, да ещё и на парту ближе к доске.

Лишь в самом конце урока удалось мне поймать его взгляд. Заулыбалась, вопросительно вскинула брови. Гэтсби засверкал зубами, невозмутимо развёл ладонями. Я глазами указала на Тиграна: «Он тоже идёт?» Гэтсби кивнул: «Да».

– Ивлина и Хансен! – бросила Инга Сергеевна. – Вам обоим не надоело вертеться?

И, конечно, всякое там «хе-хе» со стороны наших… Невысказанное «жених и невеста», и прочее, и прочее. Мы привыкли и не сердимся на них. А чего сердиться? Пусть дурачатся. В конце концов, это даже почему-то немного здорово, когда подтрунивают над нами… Понимаете, над нами обоими.

…Когда прозвенел звонок на перемену, Гэтсби обступила толпища. Собственно, его почти все обступили, кроме некоторых парней, которые уже знали, как добираться до его дома. 

– Я совсем рядом со школой живу! – говорил Аксель. – Буквально полкилометра нужно пройти…

– Я знаю, где живёт Гэтсби, – сказал Тигран. – Можем встретиться  у школы, я приведу тех, кто не знает.

Наши оживлённо согласились.

А я заколебалась. Сама не поняла, как лучше прийти: одной или вместе с нашими, которые «вломятся скопом». Я не имела понятия, где живёт Великий Гэтсби. Но всё-таки сердце моё склонялось в сторону «прийти одной».

Когда наши удалились по своим делам, я шагнула к шведу и, чуть не краснея от смущения, попросила его вполголоса:

– Слушай… Гэтсби… А ты не можешь подробнее объяснить, где именно ты… А то мало ли…

– Конечно! – весело сказал он. – Вот, смотри…

И Аксель начертил прямо в тетради по литературе что-то вроде схемы, показал, по какой лестнице подниматься, куда заворачивать, примерно нарисовал, как выглядит дом.

– Там консьержка в подъезде сидит, ты ей скажи, что ты к Хансенам, она сразу пропустит.

– Ага… Спасибо, Аксель. А ты давно в России живёшь? Ты тут родился, да?

– Не-е, – протянул Гэтсби с улыбкой. – Я в Стокгольме родился. А здесь оказался в шесть лет…

Я глянула с невольной тревогой – и отвела глаза, потому что устыдилась. Не имела права я этого не хотеть, бояться – ещё туда-сюда…

Но Гэтсби всё понял. Это же Гэтсби.

– Я в Стокгольм езжу иногда, но я тут буду в институт поступать и работу искать, в Москве. Я хочу играть… и сценарии писать.

– Так ты, наверное, давно играешь? – осенило меня. – Признайся, Гэтсби, ведь давно!

– Ну, как… давно… – Он вспыхнул, потёр щёки. – Да я на сцену-то раза три всего выходил… Всё больше дома сценки устраивал. Но я правда никогда не думал, что смогу Великого Гэтсби сыграть! Да ещё и…

«Да ещё и так потрясающе, что потом получить его имя», – подумала я, про себя закончив его фразу. Хотя Гэтсби не сказал бы такого. И я знала, что перед выступлением он отчаянно трусил.

– Знаешь, если я когда-нибудь встречу Ди Каприо – покажу ему фотки с тобой и попрошу подписать хоть одну, – беззаботно заявила я.

– Не вздумай, – сказал Гэтсби, словно встреча с Ди Каприо у меня была уже назначена. – И ты что, не помнишь, как я сбивался?

– Господи! – усмехнувшись, махнула я рукой. – «Сбивался!» Один раз чуть-чуть запнулся, почти незаметно!

– У меня был сильный акцент…

– Ну, всё, началось…

– Нет, я не говорю, что плохо играл, но у меня язык иногда еле ворочался! Я так боялся, что заикаться буду… Ух, это как будто вчера было!

Он отыграл на сцене месяца два назад. Но это и правда было как будто вчера. А с другой стороны, казалось, что прошла целая вечность… Странная раздвоенность времени…

После литературы был русский, на котором мы повторяли пословицы и поговорки. Когда дошли до «и швец, и жнец, и на дуде игрец», шатен Вова, сыгравший Честора Макки, удивился:

– Инга Сергеевна, а причём тут швец?

– В смысле – причём? – отозвалась она недоумённо.

– Ну, это же не профессия! – воскликнул Вова. – Ну, например, Гэтсби – швец…

– Швед! – рявкнул Аксель хором с Ингой Сергеевной, и тут же ликующе покатился: – Ха-ха-ха-ха!..

Под наш общий смех Инга Сергеевна скептически возвела глаза к потолку.

– Гениально… Человек учится в десятом классе! Швец – это тот, кто шьёт, Вова!..

Остаток урока прошёл довольно оживлённо, потому что мы то и дело косились на Вовку с Гэтсби и украдкой хихикали. Да и не только поэтому. Когда наш класс вёл себя на уроках совершенно спокойно?

***

29-го декабря, как по заказу, выпало на выходной.

К счастью, топографический кретинизм, присущий мне почти всегда, сейчас не издевался надо мной слишком долго. Я нашла дом Акселя почти сразу. Сказала консьержке, что я к Хансенам, и она в самом деле меня пропустила. Я пешком поднялась на последний этаж и нажала кнопку звонка рядом с железной дверью с цифрой «108».

Дверь открыл сам Аксель. Он был в красно-белом халате и в шапке Деда Мороза. Увидев меня, радостно заулыбался. За спиной его я заметила «чету Уилсонов» – то бишь Настю и Илюшку. Первая весело помахала мне рукой. Я подняла ладонь в ответ.

– Привет, Гэтсби. Это… с днём рожденья, – я всегда в такие моменты стеснялась просто ужасно.

– Спасибо, Юнон! – Гэтсби взял синий блестящий пакет, в котором лежала упаковка с жёлтыми «диджейскими» наушниками. О страсти Акселя к музыке всем нам было известно.

Гэтсби пока не стал смотреть, что именно я ему подарила. Он поставил мой пакет к подаркам «Уилсонов» на столе в гостиной, а сам позвал меня за собой, стал показывать мне дом. «Уилсоны» тоже пошли с нами.

Дом у Акселя был… Ну, совсем как у Великого Гэтсби. Гостиная – просто здоровенная. У огня я остановилась как вкопанная.

– Гэтсби, это же камин! Каминище! Настоящий камин!

Швед засмеялся. 

– Мы его очень редко зажигаем, только в особых случаях. Сейчас уже почти Новый год наступил… – Гэтсби тронул висящий над камином красный носок. Их там было много: в одном – изогнутые полосатые леденцы, в другом – пряничный человечек, в третьем – игрушечный гном… 

– А твои родители дома? – понизив голос, осторожно спросила я.

– Не, мы одни, – понимающе сказал Гэтсби. – До вечера дом в нашем распоряжении…

На расстоянии от камина стоял шкаф – до того высокий, что до верхней полки без лестницы не достанешь. Лестница была тут же, у стены. Я не рискнула карабкаться наверх, просто задрала голову и стала рассматривать книги. Они все были аж на трёх языках – на русском, на английском и на шведском. По названию одной из них я догадалась, что это «Малыш и Карлсон» в оригинале.

– Я возьму? – спросила я Гэтсби.

Аксель кивнул:

– Только осторожно. Она старая, из неё страницы выпадают.

– Я аккуратно…

Бережно перевернув обложку, я увидела, что страницы потемнели от времени, а некоторые в самом деле держатся на честном слове. Ясное дело, я ничего не поняла: шведский язык был для меня не просто тёмным лесом, а многокилометровой тайгой.

– Гэтсби, а ты помнишь времена, когда ещё не умел говорить по-русски?

– Да, помню, – сказал он. – Меня, как сюда приехали, сразу записали в английскую школу и в секцию гимнастики. Всё тогда шведские слова слышались… А иногда те, которые совсем не существуют. Я их записывал на такой дощечке, где магнитом рисуют, и сразу стирал… Забавно, да?

– У меня примерно так было с английским, – задумчиво улыбнулась я.

Пройдя ещё немного вдоль полок, я услышала хвойный запах и обернулась.

И как я сразу не заметила ёлку? Она была великолепна. Ростом метра два, она стояла прямо в горшке с землёй, и зелёные иголки её отливали голубым. Среди этих иголок висели шары, стеклянные сосульки, ниточки «дождика».

– Красивая? – со смущением и гордостью спросил Гэтсби.

Я не ответила, да и смысла не было в ответе. Я наклонилась ближе к ёлке, разглядывая её и пытаясь, как в детстве, мысленно нырнуть в самую чащу и запутаться там, полностью пропитаться новогодней атмосферой. На некоторых ветках я заметила конфеты в обёртках и такие же, как в носках над камином, длинные полосатые карамельки.

Обернувшись на Гэтсби, я указала на основание ствола:

– Она у вас растёт, да?

– Уже лет семь, кажется, – швед снял колпак Деда Мороза и теперь рассеянно им помахивал: – Ёлки очень медленно растут.

– Но оно того стоило, да? – выдохнула я. – Это же ваша собственная ёлка, живая! Вам её не надо убирать каждый год!  

– Да, оно того стоило… – с удовольствием согласился Гэтсби. – Знаешь, если бы она вдруг исчезла, я бы очень странно себя чувствовал. Ну, это словно стена в доме исчезла бы.

– Конечно, за семь лет и я бы привыкла, – я тихо провела по колючей ветке пальцем. – А ухаживать сложно, наверное?

– Поначалу было сложно, когда ещё совсем маленькая была. А теперь легче, только с поливкой лучше не затягивать. Здесь всё-таки не лес.

Из прихожей донёсся громкий звонок. Гэтсби встрепенулся и опять нацепил колпак.

– Пойдём их встречать!

Я пошла за ним с обречённостью, которой старалась не показывать: ясное дело, это пришёл Тигран со всей нашей «бандой», теперь атмосфера будет совсем другая. Одно дело, когда кроме нас только два «Уилсона» в квартире, другое – когда весь десятый «а».

За дверью и вправду оказалась остальная часть нашего класса во главе с Тиграном. Последний обнялся с Гэтсби, от души хлопнув его по спине.

На столе, где стояли наши с «Уилсонами» подарки, вскоре оказалось ещё двадцать, и Гэтсби, стесняясь и благодаря, наматывал на руку свой новогодний колпак. А у меня в голове ни с того ни с сего зазвучала песня из «Ну, погоди!»:

Наконец сбываются все мячты,

Лучший мой подарочек – это ты-ы!

Это, видимо, было адресовано Гэтсби. Хотя дня рождения у меня сейчас не было, а Новый Год приходил только послезавтра, я уже получила свой подарок. Главным в этом роскошном доме был не камин, не стеллаж с книгами, не потрясающая ёлка, а швед с двумя золотистыми крылами чёлки, который ещё секунда – и взглянет на тебя весёлыми серыми глазами с зелёными прожилками. Я, кажется, даже чувствовала запах одеколона Гэтсби, но подойти слишком близко теперь, когда все наши были тут, не решалась. Акселя тормошили, окликали, рассказывали ему что-то. Тигран был радостен и оживлён. В тот день я даже не вспомнила, что осенью они с Гэтсби подрались. И парни наверняка не вспоминали тоже…

Вообще-то, зря я боялась, что атмосфера станет слишком другой и мне уже не будет так здорово, как прежде. Мы уселись за стол со множеством яств и принялись за них, что не мешало нам болтать на разные темы. Со мной рядом уселась лучшая подруга Крис, и мы с ней так мололи языками, словно не виделись месяца три, хотя только позавчера общались в школе. Гэтсби сидел во главе стола и болтал с Тиграном и Боряном. Все трое то и дело смеялись. В бокалах беззвучно шипело пузырьками шампанское…

 После еды сели перед домашним кинотеатром и стали смотреть видеозапись того самого спектакля. Наш Гэтсби сидел между мной и Тиграном. Во время спектакля мы все по тому или иному поводу многозначительно поглядывали на Акселя. Когда там, на экране, началась вечеринка, мы развеселились, кто-то даже вскочил со стула, но Аксель с интригующей улыбкой воскликнул:

– Ребята, тихо, вечеринка будет после!

Его послушались.

Мы все, включая нашего Гэтсби, досмотрели видео в полной тишине, зато лица наши крайне живо выражали эмоции.

В конце десятый «а» мрачно вздыхал. Тигран смачно хрустнул костяшками и сказал Акселю:

– Всё-таки Гэтсби ты и есть. Только тебе больше повезло… – тут он спокойно и многозначительно глянул на меня.

Я вспыхнула и собиралась рыкнуть на Тиграна, но тут же поняла, что мне этого не хочется. В конце концов, что такого? Весь класс знает, что мы встречаемся с Гэтсби. Просто это началось так неожиданно, что я ещё сама не привыкла к такому счастью. Тем более, что было это счастье необъятным…

– И ты давай раньше времени не… сам знаешь, что, понял? – хмуро продолжал Тигран. – Чтобы у тебя ещё куча дней рождения была.

– Я постараюсь, – серьёзно сказал Гэтсби и посмотрел на меня.

– Ты уж постарайся, – попросила я вполголоса.

Но на этом мрачные моменты дня закончились. Чтобы развеселить нас после грустного спектакля – праздник всё же! – Гэтсби включил мультик «Спанч Боб и Корона Нептуна», или как он там называется. Тут уж мы, конечно, уржались вкрай…

– Это я на первом уроке!

– Нет, это Дон Педро на вписке!..

– Да-а, я Гуфи Губер, да!..

А после этого фильма состоялась обещанная Акселем Гэтсби вечеринка.

Свет был выключен, Гэтсби зажёг что-то вроде прожекторов, и на потолке заискрился ранее нами не замеченный диско-шар.

– А твои соседи нас не убьют? – спросила Настя.

– Мы их за сто лет предупредили, – беззаботно успокоил Гэтсби. – Они вообще не дома сейчас.

Вечеринка была невообразимой. Вот когда смогла я утолить сладко-досадливое желание оказаться в «массовке» спектакля! Потому что всё началось с того самого трека, под который наши сбегались на сцену, а Гэтсби указывал потом то на правую, то на левую толпу, и они по его команде прыгали, а потом – оседали на пол... Словом, сейчас мы решили устроить всё, как в спектакле. Гэтсби стоял, скрестив руки и держа в них светящиеся палочки, а мы – тоже с палочками – понеслись к нему через всю комнату, разделились на две толпы. Я ликовала так самозабвенно, словно мы и сейчас выступали совсем по-настоящему, на сцене, перед зрителями. Я была полна возбуждения и азартного страха: как бы не ошибиться ни в чём!..

Не ошиблась. И вместе с «правой» толпой ликующе подлетела в воздух, когда Гэтсби указал на нас. Потом прыгнула «левая»… И вот он сел на шпагат – и мы почти повалились, пригнувшись к полу!

Когда поднялись, Гэтсби, оглядывая нас, благодарно смеялся.

– Круто вышло! – веселился Илюшка-Уилсон.

Потом были другие треки. Не все мне были знакомы, но все понравились. Позабыв о смущении и о том, что танцевать не умею, я неутомимо зажигала вместе с остальными. Треки были один энергичнее другого, и разошедшийся Аксель к нашему восторгу перепрыгнул, будто «коня» в спортзале, огромное кресло посреди гостиной.

Но вдруг он объявил:

– А теперь – белый танец! Ну, вы помните, да? Женский пол приглашает мужской.

И я услышала вступление к треку. Медленная такая, даже грустная мелодия. «Together» называется трек. Его мы потом с Акселем услышали в фильме «Великий Гэтсби» 2013 – и были просто потрясены. Такое и правда случается. Но сейчас мы пока ничего не знали.

Под это вступление я с зачастившим сердцем, но решительно подошла к Акселю и спросила без улыбки:

– Мистер Гэтсби? Позвольте вас на танец?

Он тоже без улыбки взял мои ладони в свои тёплые руки.

Я не помню, как и с кем танцевали остальные. Потому что в те минуты для меня существовал только он. Мы с Гэтсби двигались медленно, будто в трансе. Он уже отпустил мои руки, сведя ладони у меня за спиной, а я держала Акселя за плечи. Гэтсби вёл, а я шла вместе с ним по инерции.

Мы не проронили ни слова, а когда встречались взглядами, я видела, что глаза у Акселя – очень серьёзные, но не суровые. В них просто было много мыслей. И в моих, наверно, тоже. Между нами с Гэтсби словно шёл молчаливый разговор. Или это он слушал мои ощущения и пропитывался ими… И отвечал без слов: «Я понимаю». Я даже не знаю, как это объяснить. Но это было что-то новое, что-то незнакомое и счастливое. От этого счастья не хотелось прыгать и кричать. Медленного танца и немного грустного трека нам с Гэтсби сейчас хватало.

О чём я думала в те минуты? О том, что это лишь начало. Что мы с Гэтсом – на пороге новой жизни. Для меня – совсем новой, потому что никогда у меня ещё не было парня. Когда я поняла, что люблю Гэтсби? Не сразу, но поняла. И теперь поражалась, как раньше могла относиться к нему хоть сколько-нибудь по-другому. Да, это произошло быстро и незаметно. И теперь нас было не оторвать друг от друга.

Я не заглядывала в слишком далёкое будущее. Наше счастье светилось сейчас – и немного впереди. А там, дальше, оно будет разгораться вокруг, пока мы идём. Мы ещё не дошли. И что будет дальше – увидим сами.

Я теперь на всю эту повесть о Гэтсби смотрю новыми глазами – глазами Юноны, которая есть сейчас, а не которая была совсем недавно. И понимаю гораздо больше. Я понимаю теперь, что во время того танца мы с Акселем были такими серьёзными именно потому, что прятали друг от друга тревогу.

«И ты давай раньше времени не… сам знаешь, что, понял? Чтобы у тебя ещё куча дней рождения была».

«Я постараюсь».

«Ты уж постарайся».

Он не старался. Он упивался своей уверенностью – и ничуть не берёг себя. Он не думал, что это нужно. Риск был для него самым обыденным делом. Умом Гэтсби понимал, что может погибнуть (ты говорил мне это сам), но всё же не мог в самом деле представить себя мёртвым. Потому что жил по-настоящему, каждой клеточкой. И горел. И светил нам обоим. И ещё многим светил… Пока не погас, чиркнув по небу.

«Моя жизнь старина, моя жизнь… должна быть вот такой…»

Зелёный огонёк…

Нет, я не права. Он не гас. Просто до него теперь не дотянешься.

 

Прочитано 115 раз
Поделившись с друзьями, Вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Детский календарь

Десерт-Акция. Поэзия

Ирина Рязанцева: куда уплывает кораблик бумажный

15.04.2018
Ирина Рязанцева: куда уплывает кораблик бумажный

Сегодня в гостях у Десерт-Акции Ирина Рязанцева, начинающий автор, которая стремительно вошла в д...

Десерт-Акция. Проза

Лариса Ларина: хватает одного взгляда

15 Апрель 2018
Лариса Ларина: хватает одного взгляда

Цветные сказки доброй сказочницы Лариса Ларина – человек удивительный. Писатель, ...

Официальный портал Международного творческого объединения детских авторов " Дети Книги " © 2008
Все материалы опубликованные на портале "Дети книги" защищены авторским правом. Любые перепечатки только после согласования с администрацией и при условии ссылки на данный ресурс.
Логотип МТО ДА - автор Валентина Черняева, Логотип "Дети книги" - автор Елена Арсенина
 
Яндекс.Метрика