Андрейка стоял посреди комнаты, зажав в руке сторублёвую купюру, и, судя по наморщенной переносице, сосредоточенно думал. Что-то в его голове, а было ей семь лет от роду, не срасталось.

     – Мам! – вдруг встрепенулся он и, вытянув руку с купюрой в сторону сидящей у компьютера матери, недоумённо спросил: – Мам, разве ЭТО товар?

     – В некотором роде, – пожала плечами мама. – Есть сомнения?

    – Ну, товар – это ведь… товар, – промямлил Андрейка, – телевизор там, велосипед…

    Он окинул взглядом комнату и неуверенно добавил:

   – Стол… диван, – опустил глаза, – и брюки… Хотя не знаю, одежда – это товар?

   – Господи, да что с тобой? – мама отодвинулась от компьютера и с беспокойством смотрела на сына. – Что случилось-то? Дался тебе этот товар!

   – Матвей Фера… – Андрейка от волнения судорожно сглотнул, – … понтович говорил на уроке, что деньги – это товар.

   – Фера Понтович? – машинально повторила мама. – Это ещё кто?! Ах, да, никак не привыкну к отчеству твоего учителя. Ну-ка, ну-ка, выкладывай, чем он вас там загрузил?

   Андрейка облегчённо выдохнул и рассказал маме, что сегодня Матвей Ферапонтович рассказывал им историю происхождения денег.

      Как выяснилось, деньги существовали не всегда, и значит, было время, когда ими вообще никто не пользовался. А как же тогда и где, спросите вы, люди покупали себе нужные и необходимые вещи, товары? А никак не покупали! Они их обменивали.

    Хлебороб, к примеру, выращивал пшеницу. Собирал урожай и складывал в закрома столько зерна, сколько его семье требовалось на пропитание до следующего урожая, то есть на целый год. А ещё надо было оставить часть зерна на семена – чтобы весной опять посеять пшеницу. И, конечно, был так называемый неприкосновенный запас на всякий непредвиденный случай – вдруг засуха, наводнение, или порча зерна случится. А остальное отвозил на рынок (или на базар) и обменивал на необходимые вещи – инструменты, принадлежности, еду, одежду.

     Колёса для телеги и сбруя для лошади взамен износившихся нужны? Нужны. Одежда тёплая детишкам на зиму – они ведь каждый год из прежней-то вырастают! Топор, пила, лопата, вилы, горшки, чугунки – да мало ли всякого добра для жизни требуется человеку!

     А вот кузнец тоже много всяких полезных вещей делает в своей кузнице. Но ведь ни кашу, ни щи из топора или серпа не сваришь (разве что в сказке). И кафтан или платье из железа не выкуешь! Вот и обменивал он плоды своего нелёгкого кузнецкого труда на нужные для себя и своей семьи принадлежности.

   И так было с каждым – будь то крестьянин или ремесленник, охотник или золотоискатель. Один привозил на рынок самовары, другой рыбу вяленую да солёную. Третий предлагал живых коров или коз, а четвёртый – сено для этих животных. А тот, глянь, выложил на прилавок камни самоцветные да украшения из серебра.

    Но очень уж неудобным и громоздким был этот процесс обмена одного товара на другой. Иной раз, чтобы приобрести нужную вещь, приходилось метаться от одного продавца к другому. Бывало, что некоторые и за целый день не управлялись.

     Вот представьте – понадобился нашему знакомому хлеборобу новый плуг. Он, идёт к кузнецу, чтобы у того плуг на зерно выменять. А кузнец ему говорит – зерно твоё мне без надобности. У меня, говорит, запасы железа кончились, не из чего плуг делать. Достанешь железо – выполню твой заказ.

     Хлебороб в затылке почесал и пошёл к плавильщику железной руды. Так, мол, и так, объясняет ему, железо нужно, выручай, брат. А я зерном с тобой рассчитаюсь.

   Нет, отвечает плавильщик, зерна у меня достаточно, мне нужен материал для одежды – моя-то совсем истрепалась. Принесёшь материал – будет тебе железо. Вот так и бегал хлебороб от одного к другому, пока всех не обеспечивал нужным товаром, и лишь после этого получал необходимый в хозяйстве плуг. Хлопотно? Неудобно? Долго? Ещё как!

     И вот однажды в чью-то светлую голову пришла весьма разумная и, как теперь принято говорить, инновационная идея – а что если облегчить процесс обмена товаров и назначить какой-нибудь общеизвестный и почитаемый народом товар (или два-три таких товара) главным средством обмена?

     Чтобы хлебороб мог обменять на него зерно, кузнец свои топоры, а охотник пушнину? Чтобы места много не занимал, не портился, не изнашивался, не ржавел. И такой товар нашёлся! Золото (и серебро, а ещё раньше медь) из-за своих качеств пользовались большим спросом и уважением, и на них можно было обменять буквально всё!

      Из этих металлов стали изготавливать слитки разных размеров – чем больше и тяжелее слиток, тем большую цену за него давали, тем больше разных товаров можно было на него обменять. Или как теперь говорили – купить.

   Кстати, слово «рубль» – денежная единица и древней Руси, и нынешней России – произошло от слова «рубить». Серебряный слиток в форме вытянутого цилиндра (наподобие сосиски) рубили на равные по размеру кусочки, каждый из которых и назывался рублём. Впоследствии люди научились чеканить монеты. Их было удобно переносить в специальных кошелях и мешках – в зависимости от количества.

     Происхождение слова «монета» тоже довольно необычно. По одной из версий оно связано с прозвищем богини Юноны. Юнона будто бы предупредила римлян о близящемся землетрясении, за что и получила прозвание Moneta, от итальянского moneo – «предвещаю». А древнейший в Риме монетный двор, где чеканились металлические деньги, располагался как раз рядом с храмом Юноны. Вот их, деньги-то, и стали называть монетами.

     Но мысль человеческая никогда не находится в покое – крутится, вертится, и голова чего-то придумывает, изобретает. В очередной раз кто-то хорошенько подумал и решил, что слитки и монеты из драгоценных металлов очень неудобно переносить и перевозить на далёкие расстояния – тяжело, да и не безопасно. В те времена разбойники то и дело нападали на торговых людей и обирали их до нитки.

    И предложил этот кто-то золото (и серебро) помещать в специальные надёжные хранилища – банки (произошло от италянского banco – лавка, стол, на которых менялы раскладывали монеты. Ничего общего с русской банкой для солёных огурцов не имеет, хотя в ней тоже можно хранить и деньги и драгоценности), а взамен тяжёлых монет выдавать владельцу расписки на бумаге. Дескать, принято от такого-то столько-то денег.

     Потом владелец расписок (а они могли неоднократно переходить из рук в руки как средство платежа), если ему вдруг требовалось золото, предъявлял их в банк и получал драгоценный металл. Правда, не на всю сумму, а чуть меньше – владелец банка оставлял себе некоторую часть монет, это был его заработок. У него ведь тоже, как у хлебороба и кузнеца – семья, дети, которых кормить, одевать, учить, лечить надо.

     Вот так, утверждают историки, или примерно так, появились бумажные деньги. Кстати, происхождение русского слова «деньги» чаще всего связывают с тюркским «теңге» или хазарским «тамга» – что означает «тавро», «клеймо», «печать». Несмотря на то, что в разных странах деньги называются по-разному – рубли, доллары, евро, марки, фунты, иены, тенге и другие – функции у них одинаковые. (Хотя Фера… понтович и не говорил этого ребятам, для общего развития добавим, что экономическая наука выделяет пять таких функций. Деньги являются мерой стоимости, средством обращения, платежа, накопления и сбережения. Ещё им присуща функция мировых денег).

        Андрейка завершил свой экономический монолог и теперь смотрел на маму, явно о чём-то думая.

     – Правильно думаешь, сынок, – мама словно прочитала его мысли. – Бумажные деньги (она кивнула на сторублёвую купюру) не появились ниоткуда. Их предшественниками были золотые и серебряные слитки и монеты. А золото, серебро, медь, железо – это что? Думай, голова, думай! – мама заливисто рассмеялась.

        От её смеха у Андрейки что-то приятно щёлкнуло в голове, и он выпалил:

       – Товар! Это товар! Значит и деньги … товар?

      – Ну, конечно, умничка ты моя, – мама присела и чмокнула Андрейку в самую макушку. – И этот ваш Фера… понтыч – тоже умница.

       – Я ему передам!

      – Лучше не надо, сынок, вдруг не так поймёт, – мама наклонила голову и приподняла брови. – Слушай, а не попить ли нам чаю с пирожными?

      Она обхватила Андрейку поперёк туловища и потащила на кухню.

      – Попить, попить! – дурашливо вопил Андрейка, не очень-то пытаясь освободиться от маминого захвата.

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 140 раз

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением