в жанре MINI (без привязки ко времени года)

Автор :
Опубликовано в: Лето
1.
ИЗ АРИФМЕТИКИ
 
     Хорошо бы шесть апельсинов умножить на трех слонов.
     Получится восемнадцать слонов апельсинового цвета.
     Или восемнадцать апельсинов величиной со слона.
   Если потом восемнадцать апельсиновых слонов старательно  поделить на двоих, то при большой ловкости у одного из двоих может быть и останется  самый захудалый слончик, а у другого – не будет ничего, потому что все остальное, конечно, возьмет себе третий. Кто не стесняется делить таким образом.
     Если от восемнадцати апельсинов отнять хотя бы один, я не согласен.
   Если прибавить – тоже не согласен. Кого прибавлять-то собираемся? Можно прибавить батальон непозавтраковших морских десантников или пару голодных червяков неизмеримой величины и прожорливости! Нет уж,  пусть остается, как было. То есть, восемнадцать апельсиновых слонов в уме, да еще и восемнадцать апельсинов величиной со слона в остатке.
     Если  от  слова "апельсин" отщипнуть две буквы (так снимают кожуру), останется "пельси". И это будет новый  плод никому не известного сорта пельси.
        Угощайтесь этим нашим пельси, прошу Вас, пожалуйста!
        Удивительно вкусно. Где это Вы такое раздобыли?
        В стране оранжевых слонов, представьте себе.
        Затрудняюсь даже, и представить такую страну!
        То-то же.
     Если слово "апельсин" разделить на дольки, можно сделать так, что получатся  долька  "ап", долька "ель" и долька "син". Это, с некоторых пор, вполне грамотно. И очень интересно из-за дольки "ель", которая, как выясняется, пахнет хвоей и, может быть, колется самой сердцевиной. А  если от  дольки "ель" откусить мягкий знак, останется "ел" и все сразу поймут, что произошло.
    Был апельсин. Даже целых восемнадцать, величиной со слона. И я эти апельсины ел. Чего и Вам желаю.
 
2.
КАК ВОРОБЬИ НАМ ОБЕДАТЬ ПОМОГАЛИ
 
     Сидели два воробья  на  нашем  подоконнике.  Смотрели  через стекло, как мы обедаем. Дело происходило летом. Воробьи были сытыми.
     Смотрели они на салаты, жареное мясо, на картошку ломтиками.  Видели как ты,  мой мальчик, отказался от первого, без всякого удовольствия сидел перед вторым блюдом.
         Огорчились из-за тебя воробьи.
         Вдруг прилетает на подоконник третий  воробей,  воробей-волшебник. Наши воробьи и говорят:
  Несчастные эти люди, едят не пойми что. Порядочным существам нельзя так питаться. Посмотри-ка, воробей-волшебник на молодого  человека в шортах и рубашке с короткими рукавами...  не кажется  ли тебе, что человечья пища ему не по вкусу?
     Воробей-волшебник был добрым.  Решил помочь.  Повел  крылом, обронил перышко и... перед нами три тарелки с отборным пшеном!
       Но мама пересыпала пшено в пакеты,  мы продолжали есть жареную картошку.
    Повел воробей-волшебник крылом, обронил второе перышко... на столе появилось блюдо полное толстых червячков.
       Схватила мама блюдо с толстыми червячками и...  в мусоропровод.
     Обиделся воробой-волшебник.  Решил  накормить   нас   силой. Взмахнул крылом, сбросил перо – явилась туча мошек и комаров.
 Ну-ка,  братцы,  вкусные комары и мошки, – говорит  воробей-волшебник, – летите через форточку в эту квартиру!
     Взвились братцы комары и мошки, зазвенели в воздухе. Еле успели мы форточку захлопнуть. В комнате потемнело – такая туча насекомых расположилась за нашим окном.  Удивилась мама, удивился и ты, мой мальчик:
    Что такое? Почему?
        Пока я рассказывал эту историю,  ты,  мой мальчик,  съел,  что положено и спросил добавки.  Увидели это воробьи, перестали за тебя огорчаться. Полетели по своим воробьиным делам.
      А некоторые мошки и комары задержались. До самой осени летали по городу. Искали подходящего мальчика, которому не нравится человеческая еда.
 
 
3.
РАССУЖДАЛОЧКА
       Опасное это дело – есть мороженое!
     Многие простужаются, и был один случай, когда едок по рассеянности  или из жадности ткнул себе вафельным стаканчиком в глаз.
   Значит, вполне можно ожидать, что кто-то следующий повредит уже не глаз. И не вафельным стаканчиком. И даже не свой, а чужой глаз.
     Разумнее, не отказываясь от мороженого, любоваться. Наблюдая, до тех пор, пока оно не растает, превратившись в сладенькую кашу, а потом – в молочный напиток.
       Но и в этом случае будьте осторожны!
     Старайтесь не подавиться, и, главное, не утонуть! Если ухватили сразу немалую долю – больше, чем может разместиться внутри организма.
     Попросите опытного специалиста рассказать в подробностях, что, собственно, он испытывает, когда рискует здоровьем.
     К счастью для вас – Я С ДЕТСТВА ЗНАТОК ЭТОГО ДЕЛА. И, без ложной скромности, смельчак в отношении мороженого. Будет чрезвычайно увлекательно и полезно принести мне добрую порцию соблазнительного, но опасного лакомства.
       Чтобы я смог рассказать вам все о мороженом!
       Жду.     
 
4.
 ТИШИНА С НАЧИНКОЙ ПТИЧЬЕГО ПОСВИСТА
 
    – Опаз-з-здываю! – промчалось желтое авто ранним утром.
    – Потор-р-рапливаюсь! – взлетел над крышами пассажирский самолет стального цвета.
    – И-и-и! – голосила зеленая электричка. – Спешу изо всех си-и-ил!
    День только начинался, а вокруг уже трещали, поскрипывали, скрежетали механизмы, конструкции, технические устройства для движения отсюда – туда, и оттуда – сюда. 
     – Ничего себе… – удивился папа девочки Ики, открыв окно. Этажом выше – начал бубнить телевизор, а двумя этажами ниже – захрипело, посвистывая, радио. – Вы разбудите мою дочь! – тревожился он. Но скрипы, скрежеты и посвистывания, сцепившись, исполнили ком, который отрастил сам себе несколько топотушек, пару гляделок. И стал гоняться за утренними прохожими. – Прекратите! – рассердился папа.
    Глазастый, многоногий, приставучий ком шума и гама замер от удивления: папа всерьез осерчав, запросто превращался в могущественного волшебника! Наступила тишина. Все вокруг продолжали поторапливаться, и спешить по делам, но исполняли это беззвучно. Стало слышно пение птиц и жужжанье пчел. Их папа останавливать не стал.
     Прошло 2 часа, Ика проснулась. – Шумите – кто и сколько угодно! – объявил папа.
   Ничего не произошло: уж больно понравилась тишина с начинкой птичьего посвиста. Она оказалась немалым лакомством! Окружающие, распробовав, не захотели прощаться.
 
 
5.
ТАЛАНТЫ
     Иван построил из кубиков дом. 
  Серега, полюбовался, да как…  наподдаст! Кубики разлетелись, красота! Серега не понимал в строительстве, зато ногой ударял отменно.
    Подошла Маша вспомнить о том, какое счастье, если твой друг умеет строить что-нибудь особенное, как неправильно это ломать, если тебя не просят! Маша  не умела складывать кубики, а ломать ей было противно. Но объясняла чудесно. Серега заплакал от стыда, Иван решил соорудить новенький дом специально для Маши.
    Боря все видел и  чрезвычайно гордился за Машу, которая убедительно говорит. Радовался за Ивана, построившего красивый дом и даже за Серегу, умеющего стыдиться. Сам Боря был молчуном, строить из кубиков не пробовал, ломать тоже.  Зато радовался и гордился за себя и за других ребят настолько искренне и с такой силой, что у тех, кто на Борю посмотрит – теплеет на сердце, начинают блистать глаза. У Ивана, Маши, Сереги и даже у нас с вами, читающих эту историю!  
 
6.
НА НАШЕЙ УЛИЦЕ
   Люся гордится длинными и густыми ресницами. Посмотрит в зеркало и, гуляя по улице, гордится, задирая нос.
     А рядом живет Борис, который не обращает внимания на свои и чужие ресницы. Но   запросто съедает целый тазик котлет. За папу, маму, бабушку, дедушку, соседей по лестничной площадке. Наестся котлет, торчит с выпученными глазами, прислонившись к уличной стеночке, важничает, считая себя молодцом. 
    Еще на улице можно встретить Антона, который не вспоминает про ресницы и котлеты, но бегает так быстро,  что догнать его не сумеет даже папа – учитель физкультуры старших классов. Антон называет себя чемпионом улицы, смотрит на простых пешеходов свысока.
   Между прочим, Миша, который живет неподалеку, сочиняет сказки. Он и сочинил эту историю – про Люсины ресницы, Борины котлеты, бегущего наперегонки с папой Антона. Сочинил, и, представьте, нисколько не важничает, не задирает нос, прогуливаясь по нашей улице. 
 
7.
ХВАСТУНЫ
 
     Один дядька хвастался треугольной дырой на штанах. Каждый день дырка оказывалась то на левой штанине, то на правой. По выходным она даже ходила гулять! Прыгала на подходящую коленку и торчала. В понедельник утром дядькина дырка всегда возвращалась.
     Другой молодой человек важничал из-за длинного носа. На кончике торчал прыщик такого ярко красного цвета, что вечерами можно было экономить электричество. Все звали молодого человека в гости.
     А у моей знакомой деревенской старушки живот урчал чрезвычайно мелодично и, главное, разнообразно. Соседи сходились порадоваться чему-нибудь до сих пор неслыханному. Из города понаехало любопытных. Вся деревня хвасталась бабушкой и ее музыкальным животом.   
     Каждому найдется, чем гордится. Апельсину – солнечной Италией, местом рождения. Чайнику – стойкостью в огне. Комнатному стулу – колючим гвоздиком, который вылезает из сидения для особо дорогих гостей.
     А ты?  Чем будешь сегодня гордиться? 
 
8.
МУХА ВЕЛИЧИНОЙ С ТРОЛЛЕЙБУС
 
          Одна городская муха давно хотела увеличиться в размерах. На денек стать величиной с троллейбус или, хотя бы не менее автомобиля. И вот однажды, в праздник, присела она на шляпу доброму волшебнику, который пришел в наши места, чтобы полюбоваться салютом. Раз! И желание мухи, исполнилось. Два! И она – величиной с троллейбус и не менее автомобиля – уже пробирается по улице, громоподобно жужжит. Думаете, кто-нибудь испугался? Ничуть! Дедушки и бабушки приятно удивились. Папы и мамы обрадовались, что в городе появилось новое транспортное средство необычайной конструкции. А мальчишки и девчонки – все, как один – захотели прокатиться. Сначала муха решила улететь. Но оказалось, что ее – величиной  с троллейбус и не менее автомобиля – никакие крылья не поднимут! Пришлось катать желающих по улицам. Весь день, до вечера, пока праздник не закончился. Ближе к ночи начался салют, муха уменьшилась до обычных размеров. Думаете, потом она жалела? Ничуть! Ведь желание мухи исполнилось!  
 
9.
дядюшка ГЛЮК и тетушка БЛЯМС
 
     Однажды вечером мальчик Сережа лежал на кровати и глазел в потолок. Вдруг слышит насмешливый голос.
    – Сколько можно бездельничать?
    – Не твое дело! – отвечает мальчик. А сам – зевает.
    – Так ведь скукотища, – жалеет его голос (и слышно, что зевает тоже).
    – Пусть. Ничего не поделаешь. Потерплю до завтра.
    – Зови дядюшку Глюка, – вкрадчиво предлагает голос. – Он тебя развеселит.
    – Лень… – честно признался Сережа, но потом все-таки спрашивает, – кто этот дядя?
    – Я только что его придумал, – сообщает голос. – Хочется посмотреть, каким сегодня получился дядюшка Глюк.
     – А мне – не хочется, – честно говорит Сережа. – Исчезни!
     – Позовешь дядюшку, исчезну до утра, – обещает этот настырный голос.
     Делать нечего, Сережа  позвал.
     – Глюк! 
   Под кроватью засвистел ветер. Форточка открылась, влетела птица с горящими как два небольших прожектора глазищами. Величиной с курицу, перья цветные, шея – тощая, голенькая.  Стала ехидно хихикать, бить крыльями, метаться. Погас свет. Влетела еще птица, закричала… Целая стая ворвалась в комнату… Блистала глазами, покашливала, шипела, верещала, прыгала от стены к стене, лупила крыльями, царапала мебель когтистыми лапами, ударяла в потолок, трепыхалась на полу.
      Сережа догадался спрятаться в шкаф. Сидел там всю ночь и дрожал от впечатлений.
      Утром наступила тишина.
     – Перестарался… – грустно сообщил голос. – Слишком серьезного дядюшку Глюка придумал.
       Сережа выглянул из шкафа. В комнате – растерзамс! Все перевернуто, разбросано.
     – Извини! – произнес голос. – В следующий раз, когда заскучаешь от безделья, зови тетушку Блямс. Я придумаю ее не такой задирой. 
     Но Сережа бездельничать, тем более, скучать больше не собирается!
     Обидно за тетушку, которую с тех пор никто из моих друзей так и не позвал.
     Если по вечерам кому-то нечего делать, не стоит скучать до завтрашнего утра. Дядюшка Глюк и тетушка Блямс – к Вашим услугам!
      Зовите… 
Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 2440 раз
Михаил Стародуб

Член Международного творческого объединения детских авторов

Писатель, поэт, драматург, актер. 

Заслуженный работник культуры РФ.

Окончил Школу-студию МХАТ (1971). Был актером Центрального академического театра Российского Армии, затем работал в частном театре "МЕЛ", "Камерном молодежном театре". 

В 1978 году окончил Литературный Институт им. Горького. Член Российского союза профессиональных литераторов (1966), автор книг "Записки супермена", "Детские стихи" ,"Вам же хуже быть не в луже" , член редколлегии альманаха "Литературный перекресток", журнала "Мел-О-Драма". 
Автор и исполнитель песен.
Серебряное перо Руси 2014.

Другие материалы в этой категории: « Лето и зима Про конфеты и желтую божью коровку »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.