Отрывок их повести "Дом летающих светлячков"

Автор :
Опубликовано в: ТАТЬЯНА ШИПОШИНА

  В изоляторе было тихо. Окно в палате малышей завешено одеялом. Ни с чем не сравнимый, послеобеденный полумрак.

  Малыши лежали в кроватях, а Тоха сидел на кровати Анютки. Когда я зашла в палату, они все зашикали на меня:

- Тихо, Наталия Петровна! Тихо!

- А что такое?

- Тоха нам сказку рассказывает. Он нам и вчера рассказывал...

- А можно, и я посижу? Я тихонько...

- Ладно... – протянул Тоха. – Там начинается с того, что один мальчишка жил себе в одном интернате.

- Рассказывай, Тоха! – пискнула прозрачно-бледная Анютка.

Надо отвести её на анализ крови! Завтра же!

 

СКАЗКА, РАССКАЗАННАЯ ТОХОЙ   

         

   - Жил-был в одном интернате один пацан. Его воспитатели не любили, потому что он был очень задумчивый. Он обо всём, обо всём задумывался. И думал всегда  очень долго.

Например, его воспитатель посылает  территорию подмести, потому что листья с деревьев опадают.  А он начинает про себя думать.

   Он думает: почему ему надо подметать именно эту территорию, а не какую-нибудь другую? Потом он думает: а почему её надо подметать? Может, её лучше просто, из шланга полить? Потом он думает: а почему именно я должен подметать эту территорию, ведь сколько народу в классе?

- А правда - почему именно он? – спрашивает Сашка – носитель вечного бронхита.

- Не перебивай. Да, вот так оно и было, – продолжал Тоха. – Пока он думал, воспитательница начинала злиться, ругаться. И всё время  его наказывала.

- Ах ты, такой-сякой, - кричала она на него, - ты не хочешь одну территорию подметать, так будешь – две территории подметать!

  Ну, а тот пацан,  опять стал думать. Он не отказывался, а просто думал. Он думал: «А почему – две территории? Почему же, всё, таки, подметать?»

- Почему – две территории? Почему – три территории?

  Дети подхватили шутку.

– Почему – пять территорий?

- Хватит! – строго сказал Тоха. – В общем, этому пацану было всегда интересно, почему всё происходит. Подметает он свои две территории, и думает: почему? Потом остановится, перестаёт подметать, и думает: «Почему листья с деревьев опадают?»

  А воспитатели смотрели на него, смотрели, и решили,  что он – просто дурак. И говорят ему: «Раз ты дурак, то мы  переведём тебя  в школу для дураков».

   Вот ночью лежит пацан на кровати, и снова думает:

«А почему меня хотят перевести в такую школу, где никто не думает? Может, там я, наконец, смогу спокойно подумать? И никто не будет меня торопить, потому что все будут думать, что я  - ничего не думаю?»

  Лежит он на кровати, и видит: спускаются, неведомо откуда, прямо на его кровать...

тысячи светлячков...

  И вся его кровать – облеплена стала светлячками. Он смотрит: и руки у него – все облеплены светлячками... и одеяло...

  И светлячки – тихонько так... чуть слышно так... как бы звенят, как бы поют...

   Лицо Тохи, в полумраке, само как бы светилось. Как бледность, которая проглядывет иногда сквозь смуглую кожу. Карие его глаза поблёскивали. Руки двигались в такт рассказу. Малышня затаила дыхание.

  Да... светлячки... Где вы, светлячки, почему не прилетаете к нам, не садитесь на спинки наших кроватей...

    

- Мы берём тебя с собой! – пропели тихонько светлячки.

  Тоха продолжал свою сказку.

-  Мы берём тебя с собой, в свою волшебную страну, где каждый может свободно додумать свою собственную мысль. Мы берём тебя в такую страну, где тебе не надо будет прикидываться дураком, чтобы додумать свою мысль.

  Когда ты спокойно додумаешь её, ты сможешь вернуться назад. Если захочешь.

  И они полетели. Тут воспитательница заходит, и видит, что пацан улетает куда-то в небеса, и весь сияет.

  Схватилась она тогда за голову, и давай плакать. Да уже поздно. Пацан  улетел. Тут и сказке конец, а кто слушал – молодец.

 

- А пацан этот... потом вернулся? – спросил Сашка

- Наверно.

  Маленькая  Анютка захлюпала носом. Хлюпала, хлюпала, да как заревёт в голос:

- Не вернётся он! Не вернётся!

- Анечка, не плачь! – начала я её успокаивать. – Сейчас мы у Тохи точно спросим. Вернётся, или нет? А, Тоха? Вернется?

- Конечно, вернётся! Ты что, Анютка! Вернётся он, вернётся обязательно. Я завтра другую сказку расскажу, как он вернулся, - заверил Анютку Тоха.

Так, что даже я поверила.

 Анютка перестала плакать:

- Тоха сказку расскажет, и вы меня выпишите, Наталья Петровна, ладно? Я хочу на праздник домой поехать. Вы меня выпишите? - запросилась Анютка.

- Ладно, выпишу. У тебя, сегодня,  какая температура?

- Тридцать семь, и один. И живот  совсем не болит!

- Ну, вот видишь, как хорошо. Завтра сходите с Надеждой Ивановной, кровь сдадите – и выпишу.

  А послезавтра – короткий день. И праздники.

- Пошли, Тоха, на перевязку. Полетели, что ли... – сказала я – Ты у меня один,  в изоляторе, на праздники останешься. А я приду в какой-нибудь день, перевяжу тебя. И  чтоб не высовывался!

- А...

-  И не возражай, а то  в хирургическое отделение поедешь.

   Тоха, махая своим подбитым крылом, замотанным в шины, полетел за мной в сторону процедурной.

  Полетел, полетел Тоха – мой брат. Куда летишь, Тоха, куда?

  Ну и сказка у тебя – аккурат, про школу для дураков, где тебе самому, возможно,  скоро предстоит находиться. Откуда она взялась в твоей голове, эта сказка? А, Тоха?

- Наталья Петровна! – замялся Тоха около выхода.

- Чего тебе?

- Наталья Петровна! Я вылезать не буду... Только... купите мне пачку сигарет... Я по половинке буду курить... А то  у меня уже уши... опухают. Я уже у Надежды Ивановны пол пачки выпросил...

- Ладно, Тоха, Бог с тобой. Пошли на перевязку.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Последнее от Татьяна Шипошина. Мастер жанра.

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы