Малиновые джунгли Игряндии (Часть 3)

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 6-10 лет

ЧУДЕСА ПРОДОЛЖАЮТСЯ

 

Бом-Бибом так и сидел на берегу, обхватив голову лапами. Как сидел, так и очнулся. Открыл глаза и подскочил от неожиданности как резиновый мячик. Перед ним стоял странный человек, худой, небритый, босиком, да ещё и с цветочным горшком в обнимку.

- Ты... ты... ты кто? - пролепетал медвежонок и попятился.

Человек попятился тоже.

- Ай! - вскрикнул Бом-Бибом.

- Ай-яй! - повторил человек и шлепнулся на землю, самым чудесным образом не выронив цветка.

- Фу-у, - с облегчением выдохнул медвежонок и вытер лапой нос.

- Ты волшебный? - с восторгом и маленьким сомнением в голосе поинтересовался человек.

- А-ха, - согласился Бом-Бибом.

- Чудеса, - восхитился человек и поставил горшок на землю. - А где мы?

- Мы? Ох! Мы на реке. Она унесла меня. А друзей схватили юпики.

- Куда? Кого? Кто? - точно ничего не поняв, затараторил чудной человек.

Мишка совсем растерялся. Как же всё это объяснить? С самого начала?

- Не знаю я - куда. Ах! Как всё это понять? И что теперь делать? - он собрался было опять запричитать, и вдруг увидел банку с Золотинкой. Вернее, одну банку. Рыбки в ней не было! - Лопни моя голова! - завопил он и бросился к банке. И там к своему ужасу увидел, что на дне её преспокойно лежит золотой медальон в виде его дорогой Золотинки. - Ой-ей-ей! Что же это? Как же это?

- Да подожди! Чего ты кричишь?

Но медвежонок не слышал. Схватившись за голову, он повалился на землю. Заметался. Заплакал горестно. И так продолжалось довольно долго. И как ни пытался человек утешить его, ничего у него не вышло.

Бом-Бибом угомонился сам.

Он взял себя в лапы и перестал реветь. Слезами то точно беде не поможешь  - проверено не один раз. А делать что-то нужно. Особенно после того, как уже убедился, что рыбка на самом деле стала кулоном, о котором говорил то ли Пуш, то ли Дин,  а может быть и Бел Индович, когда началась вся эта история. Теперь она продолжалась. И надо бы  для начала узнать, а кто этот чудной человек и откуда он здесь появился.

- Я Фрол, - просто ответил тот на смущенные мишкины вопросы. - Мастер.

И тут у Бома-Бибома снова случился пузырьковый взрыв в голове.

- А-а! - заорал он от восторга. - Мастер! Ты - Мастер!

И вдруг он увидел собственные лапы и вытаращил глазёнки-пуговки. И как это ему раньше не пришло в голову повнимательнее присмотреться - и к чему! - к собственным лапам! А ведь они стали вполне обыкновенного, вовсе не радужного, а бурого цвета!

- Я настоящий... – Бом-Бибом оказался так потрясён этим открытием, что даже не завопил как обычно, а просто сидел тихонько и рассматривал себя. И в голове у него было непривычно спокойно, ничего не взрывалось и не лопалось.

- Ну что ты, - осторожно попытался утешить его Фрол. - Ты волшебный!

Но он хоть и был Мастером, похоже мало смыслил в медведях и волшебствах!

- Да нет же - я настоящий! – все-таки не удержавшись, мишка подпрыгнул и завертелся, любуясь собой. - Настоящий! Вот так чудо! Я - медведь! Ура-ура! Да здравствует принцесса Пеля, да здравствует Мастер, да здравствует великий Пурпурный Флор!

 

ВОТ ОН КАКОЙ - МАСТЕР!

 

- А почему пурпурный? - удивился Мастер, улыбаясь.

- Как - почему? - в свою очередь удивился Бом-Бибом. - А какой же ещё?

- Не знаю.

- А что? - вдруг осенило медвежонка, - ты его знаешь?

- Нет, - покачал головой Фрол, все так же по-доброму тепло улыбаясь. - Никакого Пурпурного я не знаю. А вот Флора, скорее всего - да. Это я так называл себя, когда был маленьким. Не выговаривал своё имя.

Мишка опешил. Он не знал, обрадоваться ему, или заорать на весь лес, или попросту не поверить.

- Ты - Мастер! - вспомнил он наконец и все таки обрадовался. Не этого ли ему хотелось всем сердцем? Чтобы рядом очутился кто-то сильный и умный, одним словом - Мастер!

- Да, - чуточку неловко согласился тот. – Я мастер игрушек.

Бом Бибом тоже засмущался. Такое с ним бывало нередко. А теперь вдруг сделалось так тревожно! Вот ведь. Мастер здесь, он сам стал настоящим медвежонком, без радужных разводов на шерстке, а через тёмные тучи лилового леса проступают пурпурные полосы. И это не считая превращения Золотинки и преображения Флора в Фрола! Или наоборот?  Вот так дела! Как тут не испугаться, и не озадачиться!

- Я сейчас всё расскажу, - вздохнул Бом-Бибом. - Всё с самого начала...

И он рассказал. Как сбежал из дворца королевы Герании, как встретил друзей, слонёнка, тигрёнка и носорога, а потом и Сплюха, и как они все вместе отправились на поиски Невероятто, чтобы спасти Пелю. И как вредные крошки юпики разлучили их всех.

- Так страшно мне было одному, так страшно, - закончил он. - И вот теперь ты здесь! Мастер!

Флор кашлянул и с сомнением посмотрел на свои голые ноги.

- Да уж... - согласился он. - Надо спасать твоих товарищей. Да и разобраться во всей этой истории с капризными принцессами и злыми обезьянами.

А Бом-Бибом смотрел на него и не мог насмотреться! Какой же Мастер все-таки мудрый! Во всё сразу вник, как будто всю жизнь прожил в джунглях, и сто лет знаком и с Пушем, и с Дином, и Белом Индовичем! А Макака и не испугался даже. Только кивал и шептал что-то, внимательно слушая, точно всё-всё уже знал заранее. Вот как!

- Мастер, - осмелился медвежонок задать вопрос, который мучил его с самого начала их встречи. - А что это за цветы у тебя?

- Это? - Фрол погладил листики герани. - А это, дружок, самая волшебная в джунглях вещь и есть. Это, насколько я знаю, любимые цветы вашей пропавшей королевы. А они-то как раз просто обязаны помочь нам в этой запутанной, но такой любопытной истории!

 

ВОЛШЕБНЫЕ ЛАПТИ

 

Мастер, может и знал всё, но он понятия не имел, где раздобыть в джунглях подходящую обувь. А без неё ему было никак. Нет, он, конечно, попробовал пройтись босиком. Но его голые ступни не годились для прогулок по лесам. Бом-Бибом внимательно их осмотрел и обнюхал после того, как Мастер прошёлся по колючкам, охая и морщась.

- Беда прямо, - подтвердил медвежонок. - И зачем ты отрастил такие нежные пятки?

- Сам не знаю, - пожаловался Фрол, доставая занозы. - А ведь что-то делать надо! Постой-ка, мишка! - вдруг оживился он, оглянувшись. - Что это за деревья?

- И не спрашивай, это Макак их вырастил! - и Бом-Бибом вытаращил глаза, веря, что Мастер теперь и близко к ним не подойдёт.

- Да что ж с того, что Макак? - бесстрашно усмехнулся тот. - А вот мы сейчас рассмотрим их поближе.  - И Фрол прокрался к ближайшему дереву и на самом деле подробно его изучил, и остался доволен. - Так-так! - заявил он, - вот и славно!

А потом начались удивительные дела!

Мастер попросил Бома-Бибома содрать с дерева кору, да так, чтобы твердая сошла, а белая, под ней, осталась.

- Эта жесткая да грубая кожа дерева нам ни к чему. А вот эта - тонкая, в самый раз, - пояснил Фрол. - Вон какие когти у тебя, мишка! Как ножи! Снимай ими лыко!

Ох и попотел медвежонок, обдирая это самое лыко! А потом ещё и мял его! И на полосы рвал.

Зато потом с наслаждением наблюдал, как работал Мастер. И как из обычных полосок выходят чудесные штуки! Мастер их лаптями обозвал.

- Нравятся? - спросил довольный Фрол у такого же довольного медвежонка. - Хочешь себе такие?

- Нравятся! - признался мишка. - Жаль, настоящие медведи их не носят!

Мастер рассмеялся.

- А человеки носят! - сказал он и тут же напялил на себя лапти и притопнул лихо. - Ну как?

Бом-Бибом аж через голову кувыркнулся, что означало у него наисильнейшую радость и полный восторг! В таких лаптях никакие колючки и прочие гадкие дорожные неприятности не страшны! В таких лаптях можно топать и топать, хоть до самого горизонта, хоть туда, где и Макак не бывал!

- Дерева, говоришь, сам маг растил? - уточнил Фрол, нарадовавшись на обнову.

- А-ха!

- Это хорошо! - кивнул Мастер и, строго посмотрев на свои лыковые «чуни», приказал вдруг строго: - А ну, магические лапти, несите меня к своему хозяину!

 

ФРОЛ ГОВОРИТ

 

Лапти уверенно вели Мастера сквозь лиловые джунгли. Бом-Бибом с опаской и уважением на них посматривал - неужели выведут? Вокруг этот странный зачарованный лес! Кривые деревья словно тоже бегут следом. И пытаются схватить своими костлявыми руками-ветвями, и подставить подножку корявыми корнями. Пурпурных просветов в небе больше не видно. Снова вокруг страшно и темно. Если бы не Фрол, мишка бы точно пропал.

- Ты не боишься? - спросил он у Мастера.

- Нет. А чего бояться? Лес как лес.

- Ты храбрый!

- Нет, я просто давно живу, и научился не волноваться по пустякам.

- Но ты же всё знаешь! - не сдержал восхищения Бом-Бибом.

- О-о, дружок, всё знать невозможно! - засмеялся Фрол и сунул горшок с геранью под другую подмышку. - А вот малиновые джунгли знаю отлично, хотя ни разу здесь не был. Чудеса, скажешь ты? Нет, нет и нет, скажу я. Тебе станет понятнее, если я расскажу кое-что. - И Мастер заговорил: - Знаешь, давным-давно началась эта история. Наверное с самого моего рождения. Так вот, представь, рос себе обычный мальчишка и был как все, в меру хулиган, в меру следопыт. А однажды тяжело заболел. Да, такое тоже бывает. Понимаешь, какой скучной показалась ему жизнь? Он сидел дома и принимал лекарства по расписанию. И очень часто оставался один. А это всегда чревато последствиями. Случились они и с нашим мальчиком. Ему стало так тоскливо, что просто деваться некуда. И он пожаловался маме. На всё и на свою бесполезную жизнь, в частности. "Займись чем-нибудь, - посоветовала ему мама. А чем - не сказала. - Придумай. Ты же фантазер у меня!" Вот и получилось. Сидя на кухоньке, мальчик пил чай с малиновым вареньем и скучал. Ведь никого рядом, один куст герани на подоконнике. Изо дня в день, всё одно и то же. И захотелось мальчишке сбежать, хоть на край света, хоть в джунгли! Вот и выдумал он, что где-то есть страна, где растут цветы, и всё вокруг необыкновенное, насквозь малиновое, как варенье.

Тогда-то он первый раз представил, хорошенько так, подробно, как гуляет по малиновым  джунглям.

- Здорово! - похвалил Бом-Бибом.

- Ещё бы! - подхватил Мастер. - Но что же хорошего гулять всё время одному? Этак даже самые загадочные джунгли покажутся пустыней! Поэтому маленький Фрол населил свою малиновую страну жителями.

- Н... нами? - с придыханием от волнения спросил медвежонок. Начиналось самое интересное!

- Вот именно! А знаешь ли ты, дружок, кого мальчик сотворил первым?

- Кого? Меня?

Фрол остановился и потрепал мишку по ушам.

- Ты сложный герой.

- Я - герой? - не поверил Бом-Бибом. И ему жуть как хотелось, конечно, стать героем.

- Мы все здесь - герои, - засмеялся Мастер. - В этих джунглях и этом запутанном лабиринте из воспоминаний маленького мальчика Флора. - Он грустно улыбнулся и сменил тон, напомнив свой вопрос: - Так что, дружок, кого первым выдумал будущий Мастер?

- Пелю!

- Мимо! Ещё?

- Нет! Я так могу всех перебрать... ну, то есть... не могу, я всех не вспомню, у меня память в дырочку и через них всё улетает из головы.

- Ты ещё не привык к своей новой голове! Хорошо, Бом, я сам. Мальчик взял бархатную лиловую шторы, которую мама собиралась постирать, и сшил обезьянку. Ух и страшная она получилась! Вся наперекосяк, и мордочка и лапки, и хвост...

- Макак! - подскочил медвежонок. - Мастер сшил мага!

- Точно! И первая неприятность от злой обезьянки не заставила себя ждать. Фролу влетело за испорченную штору! Но он уже не в силах был остановиться! Лиловый маг поселился в его воображаемых джунглях. И как всякая игрушка, сшитая первой, эта вышла совсем не такой, как хотелось, а поэтому и характер у Макака оказался самым что ни на есть отвратительным.

- Вот так дела! - изумился мишка и сел вдруг прямо на тропинке. Он почесал ухо и задумчиво посмотрел на остановившегося Фрола. - И что же? Мастер же должен знать, как спасти джунгли от мага?

- Мастер знает, - подтвердил Фрол. - Но для этого нам необходимо отыскать твоих друзей.

 

СИЛЬВИУС БЕЛЕЙШИЙ

 

Медвежонок и Фрол продолжили своё трудное путешествие. Им уже чудилось, что этот лес не кончится никогда. Но на самом деле всё имеет начало и конец, вот и лес должен был закончиться, или, что намного лучше - показаться город в джунглях, волшебный и загадочный Невероятто.

Бом-Бибом всё чаще посматривал на Мастера, пытаясь угадать, о чём тот так сосредоточено думает и почему молчит? Нет, он конечно, не боится, он же Настоящий и наверняка уже знает, как одолеть Макака. А мишка обязательно поможет, тут уж и сомневаться нечего. Вот если бы ещё сделалось чуточку светлее и лиловые грибы не взрывались бы как бомбочки от малейшего прикосновения. Косолапые лапы мишки без конца задевали грибные шляпки, а сам Бом-Бибом натужно чихал, торопливо выныривая из зеленоватого облака спор, сердясь на себя, на грибы и на бесконечную дорогу.

- И те малиновые небеса, - вдруг запел Фрол.

От звука его чистого и сильного голоса в тёмном лесу стало как будто ещё темнее. А потом он вдруг наполнился шумом, точно все деревья разом вздохнули грустно, зашевелили ветвями и сухими листьями.

Мишка подхватил песенку Пели:

- Жемчужных башенок волшебный свет,

Увидят вновь и вновь твои глаза -

Вернется всё, сомнений нет...

И зашагалось легче. И Мастер улыбнулся.

- Вот так-то, друг мой, Бом-Бибом! Лес тоже умеет слушать! Пой, мишка!

Край неба словно прорвался, засветился малиновым, а тени от деревьев мага, лиловые и толстые, побледнели и заклубились, испаряясь и уползая прочь. Медленно и нехотя ночь сдавалась. Она отступала, освобождая лес.

- Не может быть! Пой ещё!

- Тррр, чик! Чик, чик! - звонко раздалось над самыми головами Мастера и медвежонка.

- Сплюх!

- Сильвиус Белейший, к вашим услугам! - Какаду уселся на ветку и важно кивнул. - Сплюх - это фамильярно и только для самых близких друзей.

Бом-Бибом так и сел. Это что же значило - они и не друзья больше? Ох, в какую важную птицу превратился этот дворцовый зазнайка! И это всё из-за крыльев? А ведь ему их подарили, да-да. Бел Индович, где же ты теперь?

А Сплюх тем временем принялся вычищать свои и без того чистейшие перышки, хотя они и лежали один к одному, такие мягкие и такие красивые! Он точно и не видел никого вокруг.

К счастью, Мастер умел общаться с придворными, даже если это были говорящие птицы.

- Белейший Сильвиус, мы рада приветствовать вас от имени Фрола Пурпурного и Бома-Бибома Отважного. Позвольте засвидетельствовать вам своё глубочайшее почтение!

- А-а, - какаду стрельнул в медвежонка чёрным блестящим взглядом. - Радужный мишка!

- Узнал, надо же, - буркнул тот.

- Засвидетельствовать  почтение позволяю! - снизошел какаду и распушил хохолок.

- Да хоть всё почтение забирай, - обозлился медвежонок.

Но тут снова заговорил Фрол:

- Вы бесконечно любезны, многоуважаемый и наипрекраснейший из всех какаду! И мы горды, что имеем счастье беседовать с вами!

- Вижу, вы желаете что-то спросить у самого мудрого из птиц?

- Ах ты, цыплёнок белый! - сокрушенно простонал мишка, зажимая уши.

- Тише, Бом! - шепнул Фрол. Пряча улыбку, он глубоко поклонился: - Всенепременно желаем, ваше прозорливое совершенство! Вот мы идём уже целый день, а конца и края нет этому лиловому лесу! Как же так? Кончится ли он когда-нибудь? Доберемся ли мы до Невероятто?

- Тррр, чик, чик, чик, - затрещал вдруг какаду, точно испорченный приёмник и раздулся, как ком сахарной ваты. Ему с огромным трудом удавалось сдерживать радость. - Невероятто! Невероятто! Мы идём в Невероятто!

- Он совсем сдурел, - огорчился Бом-Бибом.

- Лес зачарован! - сообщил Сильвиус наконец, став снова похожим на прежнего какаду. - Но я знаю, как найти дорогу к городу Цветов. Радуга творит чудеса! И в час, когда разноцветный медвежонок утратил свою волшебную шкурку, вновь забил Пелин любимый фонтан во дворце королевы Герании. Его вода - не простая вода! Она расколдует лиловый лес!

И тут он залился такой трелью, что Мастер едва не выронил горшок с геранью, а Бом-Бибом свалился на землю и прикрыл лапами голову. А потом лес словно взорвался от птичьего гомона, а всё небо над ним запестрело от множества разноцветных крылышек. Птички пролетали над землей и в клювике каждая несла по капле воды, чтобы вылить её на сухую и чёрную почву леса.

Скоро воздух вокруг наполнился свежестью, как во время настоящего дождя. Птички всё летели и летели. А Сильвиус кружил над Мастером и медвежонком и от его белых крыльев становилось всё светлее и светлее. А потом высоко-высоко над лесом загорелись разноцветные дуги радуги. Небо вспыхнуло. Заискрилось. Очистилось. В нём не осталось ни пятнышка лилового!

- Лес! Он оживает! - воскликнул потрясённый Фрол и не удержался, начав притопывать от радости, озираясь по сторонам. Мишка, вначале боявшийся и голову поднять, в конце концов осмелел, развеселился и кубарем покатился вокруг танцующего Мастера.

- Конец лиловому плену!

- Ура Сильвиусу!

- Ура Невероятто!

- Ура нам всем!

 

ПРИНЦЕССА И БОЛЬШАЯ ДВОРЦОВАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

 

Спасшая игрушки Пеля оказалась такой чудесной, такой хрупкой и беззащитной, что даже тряпочные сердца Дина и Пуша едва не превратились в растаявшие карамельки. Ей ужасно неловко было распутывать веревки фарфоровыми ручками, но она так старалась, что бедный Бел Индович три раза ронял очки, пока его развязали.

А потом освобожденные во все глаза смотрели, как церемонно представляется её Высочество Пеларгония, а затем и сами чего-то мямлили и расшаркивались. А принцесса важно кивала.

- Нам надо найти дверь в подземелья. Там моя мама, - неожиданно заплакав, сказала она, когда все назвались, во всем разобрались, всем отвесили поклоны и чуточку успокоились. Успокоились, конечно, гости, хозяйка нервничала всё заметнее. Аж ножкой притопывала. - Уже темнеет за окном! Макак скоро вернётся!

- Ну, это вряд ли, - усомнился тигрёнок. Он чувствовал себя рыцарем и ему очень тяжело было видеть слёзы красивой куколки, поэтому у него даже зубы сводило от желания помочь, чего бы не требовалось. Подземелья, так подземелья! Тем более, маг и правда не мог пока помешать.

- Он такой хитрый! - хлопая синими глазами, пожаловалась Пеля.

- Но мы ты умнее! - потянув себя за уши, несмело похвалился Дин и посмотрел на носорога, мысленно прося поддержки учёного, в чьём уме никто бы не отважился усомниться.

Бел Индович кивнул.

- И где же искать эти ваши подземелья? - спросил он.

- Под землёй. - Куколка развела ручками. Она не знала – где эти самые подземелья, но не признавалась. Это почему-то поняли все, только оставалось непонятно, это временное явление или принцесса привыкла обманывать. А уж то, что она капризуля сомнений не было.

- Вы не знаете, где их искать, ваше Высочество? - осторожно предположил носорог. Он как самый проницательный, о многом догадывался.

- Знаю! - топнула принцесса золотистой туфелькой и надула губы. - Знаю!

- Тогда, - Бел Индович поправил очки, которые опять норовили свалиться с его широкого носа. - Ведите.

И они пошли. Вернее побежали. Пеларгония мчалась впереди, и всем казалось, что она хочет сбежать. Но не тут то было! Храбрые рыцари верно следовали за своей принцессой и не думали отставать! Мимо мелькал тёмные, пыльные и неуютные залы. Окна заросли паутиной, стены покрылись трещинами, на полу была грязь, мебель пришла в негодность. И это дворец? Печальное и унылое зрелище предстало перед гостями некогда великолепного чертога королевы Цветов.

- Ваше Вы-вы-вы-сочество! - у Бела Индовича что-то подозрительно хлюпало в большом животе. Учёный отставал и уже топотал без очков.

А когда троица скрылась за очередной дверью, тяжело перевёл дух и остановился.

- Куда мы бежим? - вдогонку крикнул он и покачал головой.

Его исчезновение не осталось незамеченным.

- Бел Индович! - прокричал Пуш, оглядываясь и как шарик покатился по полу, когда Дин на всем ходу врезался в него. - Принцесса! - растянувшись во весь рост и выставив лапы, отчаянно воззвал он, но кукла уже скрылась. - Смылась!

- Ну и пусть! У меня сейчас ноги отвалятся! - поднимаясь с пола, который тоже протёр пузом, пожаловался слонёнок.

- А как же мы?..

- Да вернётся она! Вот сейчас покапризничает и вернётся! Без нас ей ни за что не отыскать подземелий.

- Это ещё почему?

- А потому что иначе она уже бы их нашла! Кто ей мешал? - справедливо заметил Дин.

Пуш кивнул и задумчиво почесал за ухом.

- А принцесса-то та ещё вредина! Нюхом чую, натерпимся мы с ней!

Тут и учёный носорог подоспел:

- А где же Пеля?

- Удрала! - хором ответили друзья.

Что же делать? Надо было теперь ещё и принцессу искать!

Но так уж получилось, что она скоро нашлась сама, за ней ведь больше никто не гнался. Хлопая глазками и расправляя пышные складки платья, Пеля тихонечко вошла в залу, где остались гости.

- Надо почитать книги, у нас во дворце их не счесть, - забыв извиниться, предложила она невинно. - А как известно, из книг можно почерпнуть массу полезного.

- Вот как? - подхватил Бел Индович, уж он-то знал это как никто другой.

- Я провожу вас в библиотеку! - как на церемонии провозгласила Пеларгония и важно направилась к выходу, вздернув свой фарфоровый носик.

Но среди полок принцесса превратилась в обычную девочку, то есть - в живую куколку - и увлеклась поиском главного и очень старинного фолианта - Большой дворцовой энциклопедии.

- Там всё о нашем королевстве! И обо всех-всех в нём, о каждой травинке!

- Это замечательно! - прямо задохнулся от счастья учёный носорог.

И вот книга у них! Не дыша, её водрузили на специальный читальный столик и открыли...

- Какая... большая! - восхитился Пуш.

- Убу, - выдул слонёнок через хобот какой-то странный звук. - Энци-клопедия!

И все заворожено увидели, как над страницами замерцали волшебные искорки.

- Так, так-так-так, - Бел Индович торопливо залистал страницы, выискивая нужное и даже про очки забыл, они так и висели у него за ухом на одной дужке. - История создания, династии, этикет, очень интересно, но пока не то... Ах! Вот!  - Он сощурил подслеповатые глаза и значительно поднял вверх лапу. - Слушайте! Гармонию и мир королевства Цветов составляют четыре Стихии, и первая из них - Стихия Эфира или Воздуха, прекрасный белоснежный Единорог...

Тут Пеля закрыла лицо ладошками и расплакалась навзрыд.

- Что? Что случилось? - бросились к ней Дин и Пушем.

Но принцесса только плакала безутешно и ничего не хотела говорить.

- Поделитесь горем, ваше Высочество, и его сразу станет меньше, - гладя её малиновые волосы, попросил слонёнок, который сам чуть не плакал.

- Нет, нет, пусть он читает! Вы должны это знать!

Носорог нацепил очки и продолжил:

- Единорог, один из четырёх Хранителей Невероятто, самый мудрый во всем королевстве, он приносит в мир жителей этой земли Знания и Свет. Он несказанно добр и знает обо всём и обо всех. Он видит сердцем. - Бел Индович прокашлялся, невероятно волнуясь. - Вторая Стихия - это Вода, без неё нет жизни. Синий Тигр, синяя вода, второй Хранитель. Он невероятно силён и многое зависит от него: пойдёт ли дождь, достаточно ли будет влаги для цветов и людей. У Тигра неспокойный характер, но он справедлив. Третья Стихия - Огонь. Это золотой Хранитель Дракон.

- Дракон! - вскрикнул Пуш и посмотрел на слонёнка и его крылышки. - А вам ничего это всё не напоминает?

- Огонь скрепляет все Стихии, оживляет их, одаривает Жизнью Солнца. Это Тепло и Энергия... Это тонкая природа чувств всего живого. И наконец – четвёртая Стихия – Земля. Медведь…

- Как сложно, - вздохнул Дин.

- А где они теперь? - обратился Пуш к принцессе.

Та вытерла слёзы.

- Вы правы, это самый правильный вопрос: где они все? Вы видите, - она обвела вокруг себя фарфоровой ручкой, - здесь не осталось ни света, ни воды, ни тепла. Единорог, Тигр, Медведь и Дракон... их больше нет, они пропали, исчезли.

- Но так не бывает, - заметил учёный носорог. - Что-то же должно остаться, ничего не пропадает в никуда.

- Да! И здесь вы совершенно правы! - горячо подхватила куколка. - Стихии ушли. Но сила их осталась. Только, - и тут она в который раз разразилась слезами и с трудом выговорила сквозь рыдания: - Макак запер их души в магические кристаллы. И в этом виновата... я!

 

КУКОЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

 

- А теперь, ваше Высочество, вы нам расскажите, что же случилось во дворце Герании и почему исчез Невероятто вместе с Хранителями? - торжественно попросил Бел Индович.

- Ох, - всхлипнула принцесса, - даже не знаю, с чего начать!

- С появления фиолетового мага? - подсказал Дин.

- Да, наверное.

Друзья деликатно ждали, когда Пеля решиться, а она все никак не находила в себе сил открыться. Ведь это очень трудно - признавать свои ошибки.

- В то утро мне приснился странный сон и я проснулась в плохом настроении. Во сне всё было так, как сейчас, - наконец заговорила её Высочество. - Уныние и запустенье царило кругом и джунгли были тёмные, и солнце почти не светило. Мне сделалось так страшно, но я никому ничего не сказала. Ведь на самом деле все осталось прежним. Только Единорог спросил меня, почему я так грустна. Я и ему не ответила. Почему? Все были так добры ко мне в тот день, и Единорог, и Тигр и Дракон, и славный Миша... А Сильвиус принёс из джунглей невероятно красивый цветок, а я украсила им волосы. Но тень тогда уже появилась возле моих ног, чужая тень. Я тогда вспомнила, что тоже видела её во сне.

А потом она заговорила со мной. Я была одна, когда услышала дребезжащий, противненький голосок. Ох, если бы он был страшным! А то только дрожал и подлизывался, то есть - заискивал и пытался добиться моего благоволения, как сказала бы мама. - Принцесса всхлипнула. - Я вначале испугалась, а потом стала слушать. Это же не запрещается этикетом - слушать кого-то, даже если это волшебная Тень. Она удивила меня, пересказав мой сон и заверила, что он совсем не страшный, просто я не так всё поняла, но Тени известно, как понимать всё правильно, особенно про сны, потому что сны это тоже тени, только тени наших мыслей и тайных желаний, и их не надо бояться. Я тогда совсем ничего не поняла, потому что ещё маленькая. Но Тень обещала, что если я буду слушаться, то скоро стану совсем взрослая, как мама королева, а королевам по статусу положено во всём разбираться и всё на свете знать.

А потом Тень объявила, что мы друзья и должны доверять друг другу. Она рассказала мне свой секрет и потребовала, чтобы я тоже открыла свою самую главную тайну... тайну маленькой принцессы цветов.

- И? - нетерпеливо воскликнул носорог.

- И я призналась. - Пеля опустилась ресницы и плотно сжала розовые губы.

Всем тогда стало ясно как день, что открывать свой секрет её Высочество не собирается. Не собирается и всё тут!

- Что же было дальше? - Бел Индович не терял надежды, что всё ещё прояснится.

- Потом... Тень сказала, что она не Тень, а волшебник. Мне очень захотелось на него взглянуть! Я ещё никогда не видела настоящих волшебников, которые умеют быть тенью и лежать под ногами. А когда он появился, - на личике принцессы изобразилось недоумение, наверное именно это она почувствовала при первом близком знакомстве с Макаком. - Я так удивилась! Он был страшным! Фиолетовым. И все время кривлялся! - Она тяжело вздохнула. - Но нас уже так много связывало...

Игрушки переглянулись. Тайна! Пеля неосторожно, но крепко связала себя с коварной волшебной обезьяной, открыв ей тот самый большой секрет!

- И вот маг поселился во дворце, - грустно продолжила Пеля. - Я не смела, просто не смела указать ему на дверь, хотя этот волшебник вёл себя безобразно с самого первого дня. А мне приходилось скрывать его ото всех. И обманывать. Это он научил меня обманывать! - расплакалась несчастная принцесса. - И всё врал и врал сам!

Друзья сочувствовали девочке всеми силами своих сердец. Вот как далеко всё зашло! Но теперь-то надо было исправлять беду.

- Я сама не заметила, как начала меняться. Я сделалась такой вредной, как Макак, а он радовался и называл меня своей лучшей ученицей! Мне не хотелось видеть, как меняется мир вокруг меня. Я никого не слушалась, ни маму, ни Хранителей, никого! Только обезьяну. Макак стал таким весёлым! У нас каждый день появлялись новые забавы. И так получалось, что от них всегда кто-то страдал. Но этого я тоже не хотела видеть. И вот однажды пропал Дракон. А вместе с ним ушло всё тепло нашего королевства.

- Вот и славно! - сказал тогда маг, - от этого жёлтого крокодильчика только в глазах рябит.

Тигр заболел, а вместе с ним заболели джунгли. Им больше не хватало солнца и перестало хватать воды. В наш край пришла засуха.

Последним исчез Единорог...

Я не замечала, какой печальной сделалась мама. Она звала меня, но я или не приходила, или капризничала, не слушая её и все кривлялась, как обезьянка.

Только с Макаком мне было интересно. Мы играли во дворце в прятки, и так, Макак попрятал всё красивое, натащив уродливых вещей; подслушивали и подглядывали за всеми, а потом смеялись над чужими промахами и недостатками; сажали странные семена, и смотрели, как вырастают из них злые юпики.

- Это наше настоящее войско, - хвалился маг. - И ты теперь как настоящая королева!

Учёный носорог вдруг схватился за сердце. Может, оно что-то почувствовало? Но сам Бел Индович промолчал, хоть наверняка о чём-то догадался. Про тайну...

Кукла свесила голову, закрывшись малиновыми волосами и смолкла.

Долго-долго никто не нарушал тишину.

- Потом был этот отвратительный праздник! А после него город и стал невидимым. И... и... главное - мама куда-то подевалась, - договорила она. - Это потом я узнала, что Макак спрятал её в подземельях. Вот, - она развела руками и пожала плечами. Вот, мол, что же с этим теперь делать?

- А как же вы превратились в куклу, ваше Высочество? - спросил слонёнок.

- В куклу? - печально улыбнулась Пеля. - Теперь мне кажется, что я всегда ею была, с той самой минуты, когда увидела кривую чужую тень у кончиков моих золотых туфелек.

- Итак, - подвел итог Бел Индович, - история куклы рассказана. Теперь, друзья, пришла пора начать другую историю, историю возвращения королевства Цветов!

 

НОВОЕ ВОЛШЕБСТВО

 

За высокими и тёмными окнами дворца шёл дождь, первый за многие дни засухи. Размеренно и тихо тикали часы, тик-так, тик-так. Уютно горела под бархатным абажуром лампа. Поскрипывало кресло-качалка, это Бел Индович внимательно изучал очередную книгу, устроившись в кресле. Пуш дремал возле камина, свернувшись клубком совсем как котёнок. Пеля с Дином увлеченно играли в шахматы.

Учёный перерыл уже половину библиотеки, надеясь обнаружить план дворца. Подробных планов с комнатами было много, но ни на одном не обнаруживалось подземелья. Не могло его быть во дворце Герании, ведь по обычаям всех королевств в подземельях творилось плохие дела, а что плохого могло случиться в Невероятто?

- Где же искать подземелья? - бормотал себе под нос Бел Индович и в который раз поправлял очки, чтобы лучше видеть, а заодно и хорошенечко подумать. А думалось учёному исключительно в очках, когда он ясно видел перед своими подслеповатыми глазами ясные строчки и чёткие рисунки. - Нет их! Но ведь... принцесса сказала "есть", значит - они существуют. В таком случае - где? Опираясь на опыт историка, разумно предположить, что такие помещения устраивают под дворцом, но где в таком случае вход? Кто знает? Кто? - Рассеянный взгляд его задержался на кукле, скользнул по игрушкам, слонёнку и тигрёнку, потом переместился за окно. - Надо искать. И искать не в книгах. Не в книгах! - громко повторил носорог и поднялся. - Друзья! Я думаю никто другой не откроет нам тайну подземелий, кроме того, кто их создал. А создать их по силам только злобному существу.

- Макаку! - встряхиваясь подсказал Пуш и вскочил на лапки. - Не пора ли нам проведать нашего препротивного кривляку?

- Пора! - поддержал Дин.

А Пеля только ресницами взмахнула.

Бел Индович взял лампу и вся компания отправилась в комнату, где оставили связанным мага Макака. Но каково же было общее удивление, когда в комнате той не оказалось ничего, кроме брошенной на полу длинной верёвки.

- Сбежал! - Возмутился тигрёнок и зарычал от отчаяния. - Освободился и удрал!

- Ой-ой-ой, - запричитала куколка. Ей было очень страшно.

- Не падать духом! - решительно заявили учёный.

- Снова идём в библиотеку? - поинтересовался слонёнок, не зная, что и подумать. Он совсем растерялся и тискал уши, от чего они висели тряпочками.

Вопрос его так и остался без ответа, потому что в это мгновение раздался грохот, от которого игрушки дружно подскочили и, чего уж скрывать, перепугались не на шутку.

- Стучат, - еле выговорила принцесса, - в двери стучат...

- Что же это за гости в такую погоду нагрянули? - озаботился Бел Индович.

- Я так боюсь, так боюсь! - заволновалась Пеля. - Давайте притворимся, что нас нет дома?

- Ваше Высочество! - ахнул Дин.

Принцесса насупилась, но надо было встречать гостей, не кому-то, а ей самой, как хозяйке.

- Мы с вами! - запрыгал вокруг неё Пуш.

Но куклу пришлось вести за ручку, сама она никак не хотела становиться настоящей хозяйкой и слёзы, как стеклянные бусинки, катились из её глаз.

- Кто там? - грозно спросил носорог у входа.

- Это мы! Мастер Фрол и Бом-Бибом! - отозвались за дверью.

Наверное, давно так никому не радовались здесь, как появившимся на пороге друзьям.

- Нашлись! - заголосил слонёнок и затрубил в хобот.

- Пришли! - воскликнул потрясённый Пуш.

- Как кстати! - с видимым облегчением признал носорог.

Вода лила с гостей в три ручья, но Фрол улыбался, а мишка просто шлёпнулся на пол и вытер мокрый нос.

Не смотря на то, что учёный, тигрёнок и слонёнок видели Мастера впервые, никто из них не усомнился, что это и есть Мастер, тот самый. Конечно, они удивились, увидев его. А вот он совсем не удивился. И точно знал из всех до каждой ниточки! Никто не остался без его внимания и доброго слова. Но неожиданней всего повела себя Пеля. Она шагнула к Мастеру и сделала реверанс, при этом глядела на Фрола с таким восторгом!

- Приветствую Мастера Флора во дворце королевы Герании! - сказала она, как и положено настоящей принцессе.

- Так-так, а это и есть маленькая Пеларгония? Очень рад вас видеть, ваше цветочное Высочество, - поприветствовал ее Мастер и отвесил глубокий поклон. - Наш мишка в общих словах поведал мне о том, что произошло во дворце, но, думаю, теперь нам есть, что обсудить?

- Макак пропал, его надо найти!

- Да-да, а ещё отыскать подземелья и освободить королеву!

- Приглашаю всех в библиотеку, я угощу гостей горячим чаем и мы решим, что делать дальше, - вежливо предложила Пеля. И Мастер пожал её кукольную ручку.

А потом все пили чай с вареньем из розовых лепестков, а Бел Индович вёл беседу с Мастером. Они поделились друг с другом всем, что узнали о королевстве и джунглях. Делился, конечно, больше носорог, а Фрол внимательно слушал и кивал. Куколка тоже кивала и всё посматривала на горшок с геранью.

Но вот, чай был выпит, а беседа подошла к концу. Её Высочество дружно поблагодарили за угощение, а Мастер добавил:

- Как у вас хорошо тут.

- Макак боялся книг, поэтому и носа не показывал в библиотеку, - ответила Пеля.

- Неожиданно! - хором удивились Фрол и Бел Индович, посмотрели друг на друга и удивились ещё раз - тому, что так быстро нашли общий язык  и даже заговорили одинаковыми словами.

- А куда же он чаще всего показывал свой лиловый нос? - полюбопытствовал Мастер.

- В детскую, он ненавидел мои игрушки и любил их рвать.

- Как же вы позволяли так обращаться с вашими игрушками?

- Я конечно была неправа, - нехотя призналась принцесса.

- Конечно, неправа, - запросто подтвердил Мастер. Только он мог так смело упрекать её Высочество, а она при этом не злилась и не топала ножками.

- Ах, если бы только игрушки! - и Пеля прикрыла лицо ладошками, а потом опустила руки и горестно посмотрела на Фрола.

- Что же ещё, принцесса?

Она готова была заплакать. Уже и слезинки заблестели в синих глазах.

- Я сломала мамин любимый цветок герани, - дрожащим голосом призналась она.

- Зачем? Тебя кто-то заставил? Может, подговорил?

- Нет.

- Случайно?

- Нет.

Пеля так дрожала, что казалось - ещё немножко и она упадёт, сломается или с ней случится ещё что-то страшное.

- Значит, сама? Специально? - терпеливо допытывался Мастер.

И ему она почему-то и не думала врать.

- Да. Да. Да! - тихо, но при этом очень горячо подтвердила принцесса. - Я так виновата! И всё хочу исправить! Я знаю, что исправлять ошибки очень трудно, но обязательно надо.

- Совершенно верно!

- Поэтому, дорогой Флор, вы разрешите мне посадить вашу герань на место прежней, сломанной и засохшей?

- Конечно, ваше Высочество! - согласился Мастер. - Но ведь вам известно, что сделать это вы должны без посторонней помощи и к тому же можете испачкаться и выглядеть совсем не так как подобает будущей королеве?

- Да, я все знаю, и так устала хранить эту тайну! Ведь даже мама не знает, кто сломал её цветок! Только... Макак...

Пеля с достойным рвением принялась за дело: сама уложила на дно необыкновенно красивой вазы камушки, потом насыпала земли, которую как следует полила. Дальше настала очередь герани Мастера. Фарфоровые ручки принцессы  осторожно извлекли её из горшка и поместили в вазу. Те же ручки присыпали цветок землёй, чуть-чуть полили из серебряной лейки...

И вновь свершалось самое настоящее волшебство! Розовые пальчики, испачканные землёй, вдруг сделались подвижными. Малиновые шелковые кудри засветились золотистым светом, становясь мягкими белокурыми локонами. На щеках заиграл живой румянец. И вот уже из-под длинных ресниц взглянули не кукольные, стеклянные, а синие и красивые глаза девочки Пели...

- Принцесса, - выдохнул Бом-Бибом и завопил что было сил: - принцесса вернулась!

 

А ДАВАЙТЕ ИГРАТЬ!

 

Все на время забыли о лиловой обезьяне, да и неудивительно - не каждый день увидишь чудо превращения куклы в девочку!

Пеля была счастлива и смущена. Да и все окружающие её тоже светились от радости. Игрушки с восторгом смотрели на принцессу, рассматривали её новые волосы, новое платье, новые туфельки. А грязь? Ах, что за беда! Такая новая Пеля легко с ней справилась! Умылась чисто начисто, оттерла руки, прошлась щеточкой по бархату и кружевам. Красота! Да и цветку, кажется, очень понравилось на новом месте, вон как заблестели его лепестки и расправились листочки!

Первым о маге вспомнил учёный.

- Макак во дворце, где же ему быть!

- Он не любит город и джунгли, не выходит за двери, - подтвердила Пеля. - Особенно вечерами Макаку нравится бродить по комнатам и шуметь. Он не выносит тишины, она его пугает.

- Бродить по комнатам, - задумчиво повторил Фрол и вдруг вскинул голову: - я, кажется, придумал!

Детская принцессы Пеларгонии выглядела удручающе. Здесь был устроен самый грандиозный бардак из всех бардаков, какие только можно соорудить в детской комнате, где очень-очень часто дети наводят свои порядки, которые у взрослых зовутся беспорядками. Ведь детские для этого и существуют. Именно так считали и тигрёнок, и слонёнок, и Пеля.

- Играйте! - совсем уж неожиданно предложил им Фрол, - как можно громче и как можно веселее!

Для начала расчистили место в центре комнаты на большом желтом ковре, где сразу появилась железная дорога и забегал по кругу шумный паровоз. Принцесса захлопала в ладошки.

- Ах! Как давно я не играла!

Затанцевала разноцветная юла, это Дин завёл её, выудив её из кучи игрушек.

- Здесь работы непочатый край! - с воодушевлением воскликнул Мастер. - Там починить, там подправить, Бел Индович, за дело! А ну-ка! Что у нас тут?

Пуш обнаружил чудесного заводного соловья в золотой клетке.

- У него сломан механизм!

- Не беда! - Фрол быстро справился с этой проблемой и вот уже соловушка заливается трелями и трепещет крылышками, а довольный тигрёнок глаз не сводит с точно живой пичуги и прижимает лапки к сердцу.

- Милый Фантик! Лови! - Пеля бросила медвежонку большой синий мяч.

Но первым поймал его Дин, подскочил, шлёпнулся сверху, забил мягкими лапами, забавно захлопав крылышками, совсем как соловушка.

Принцесса расхохоталась в голос.

Рыкнув, Бом-Бибом бросился на мячик, и наверху смачно стукнулся лбом со слонёнком. Вереща, оба скатились по разные стороны.

- А вот мой любимый клоун! - обрадовалась принцесса, вытягивая его из угла за ботинок. - Здравствуй, Рыжий Весельчак! - и нажала на блестящую пуговицу на комбинезоне.

- Здравствуйте, ваше Высочество! - ответил клоун и закачал огненной головой. - Здравствуй! А-ха-ха!

Пеля поставила Весельчака на ноги и тот зашлёпал по жёлтому ковру в своих огромных ботинках.

- Стой, Рыжик!

Паровозик на полном ходу врезался в клоуна. Тот уселся сверху и покатился по кругу.

- Ура! Он едет! Едет!

- Принимайте свой музыкальный фонтан, принцесса Пеларгония! - провозгласил Мастер.

И тут на полкомнаты замелькало и засверкало, полилось и зажурчало, запело и заголосило. Поднялся такой невообразимый шум, что не сразу и заметили, как поползла по стене кривая лиловая тень.

- Пи-ня-у-у! - заверещал прокравшийся в детскую маг Макак и сиганул в фонтан, прямо в своём длинном халате, только мелькнули фиолетовые полы и раздалось препротивное: плюх!

- Держи его! - крикнул учёный носорог.

А потом погас свет, всё неожиданно смолкло, точно все игрушки вместе с целой комнатой вдруг провалились в темноту.

- Мамочки, - пискнула Пеля.

Кто-то зарычал, кажется - Пуш.

Но в кромешной черноте ничего уже нельзя было разобрать...

 

ЗЛОДЕЙ ПОЙМАН?

 

- Кто-нибудь, включите, пожалуйста, свет! - раздался голос Мастера. - Ваше Высочество!

- Ой, я боюсь!

- Я держу его!

- Вы его поймали?

- Мне нужен свет!

Послышались возня и грохот. Потом зажглась маленькая лампа и принцесса, высоко держа её над головой, шагнула к Мастеру, тогда как тот связывал поясом фиолетового халата вредную обезьяну.

- Неужели попался! - поправил на носу очки носорог. - Вот так поворот!

- Ещё какой! - потирая лапы, отозвался Пуш. Он бил хвостом и рвался потуже затянуть узлы. Но маг итак уже не мог пошевелиться.

- А вот теперь мы поговорим! - вытягивая мокрого Макака из фонтана, зловеще изрек Фрол.

Он усадил его на пол. Игрушки, медвежонок и принцесса окружили парочку и с волнением ждали продолжения.

- Бу! - гаркнул Макак.

- Я тебе уши оборву, - пообещал Мастер. - Без кривляний, отвечай, где королева, где подземелья?

- Там, где темно и сыро, где нет тепла, где всегда ночь, - забубнил Макак. - Но она сделала всё так, что теперь там всё наоборот!

- Это где? - удивился слонёнок. - Где всё наоборот?

- В подземелье! - фыркнул Пуш. - Вот чудак с крылышками! Да он тебя запутал!

Маг показал ему синий язык и скорчил жуткую рожу.

Тут Мастер не выдержал и дернул его за ухо.

- А-а-а! Пи-нёу! Пи-нёу! - заверещал Макак жалобно и заревел в три ручья. - Ты плохой! Я ничего не расскажу! Ничего!

И он смолк и ни у кого уже не получилось добиться от него ни звука! Маг молчал и гримасничал. Он просто издевался, но надо отдать должное его храбрости - Макак не боялся.

- Ну, что будем делать? - обессилев, обратился к друзьям Фрол.

- Кто же знает свое творение лучше, чем сам творец? - возразил Бел Индович.

Но Мастер только рукой махнул.

- Он всю свою жизнь только и делает, что изобретает пакости, чем же нужно напугать его самого, а? Да и чем же мы будем лучше зловредного лилового мага, если, как он, начнём драться да пугать?

- Он любит мороженое, крем-брюле, - сообщила Пеля и даже рассмеялась, увидев, как облизнулся Макак, и как злобно на неё посмотрел при этом. Ей даже захотелось показать обезьяне язык, но принцессе это никак не подобало и она сдержалась.

- За дело! - воскликнул Дин. Вот уж где мог пригодиться его непревзойденный талант кулинара! - Где у вас тут кухня?

Ах, что тут началось! Все побежали на кухню, прихватив с собой орущего мага.

А уж на королевской кухне дракослон повёл себя как настоящий королевский сладкодел. Нацепил белоснежный колпак, накрахмаленный фартук, схватил половник и давай распоряжаться:

- Несите мне миску и желтки! Я разотру их добела с сахаром и ванилином! - и сам закрутился-завертелся, помахивая от азарта крылышками. - Теперь сливки, самые вкусные, самые жирные! Эй, не скупись! На огонь их, пусть прогреются, пусть станут густыми-прегустыми! А теперь очередь волшебного крем-брюле! Але-ап! И тут без спешки! Греем сахар-сахарок, чтобы стал тягучим как золотая карамелька! Слышишь, разлюбезный маг? Ох, как тут устоять? Что за сказка! Вот это белое, как снег, нежное, как облако, а это сладкое, как патока! - Ложка с карамелью оказалась под носом у очумевшего тигрёнка, потом у носорога и принцессы. - М-м-м! Вы чуете? Чуете? Что за аромат! Что за цвет! Мастер, нюхните! А? Каково? Высший сорт! Высший пилотаж! Соединяем не торопясь, без спешки. Ну а теперь - в холод! Але-ап! Волшебство свершилось! Крем-брюле готов!

Мороженое было охлаждено в пять минут в лучшем леднике королевства и представлено на сверкающем блюде.

У Макака задрожала челюсть и он едва не свалился в обморок.

- Пеля злая девчонка! - заголосил он. - Злая девчонка!

- И она заслужила ложечку бесподобного крем-брюле! Ледяного, карамельного, умопомрачительного!

Принцесса с удовольствием приняла угощение, отвесив троекратный реверанс чудесному повару.

Маг содрогнулся.

- А ну-ка, тиграша, я знаю, ты тоже не откажешься!

- Мур-р-р, - И белый шарик растаял на языке Пуша.

Дальше настала очередь медвежонка, Флора и носорога, все они с большущим наслаждением отведали сладкое лакомство Дина.

- Мучители! Караул! - взревел Макак. - Но я ничего не скажу и не надо мне вашего мо-ро-же... - он задохнулся и бешено затряс лиловой ушастой головой.

- Ну что ж, мы управимся с ним и без тебя!

- Ложечку! - взмолился маг. - Умоляю!

- Конечно-конечно! Вот! А ну, скажи-ка для сначала - где нам отыскать вход в подземелья?

- Вход - под фонтаном, во дворе!

- Ага! Держи!

Макак зажмурился от счастья, проглотив ложку крем-брюле.

- Ещё! Ещё!

- Как нам вернуть души Хранителей? - приступил к допросу строгий Мастер.

- Разбить кристаллы. Они спрятаны юпиками в подземельях… Ну нет! Мои юпики, они не отдадут вам кристаллы! Ни за что! Ах! Ложечку! Ещё одну ложечку мороженого! Умоляю!

- Что уничтожит юпиков?

- То, о чём мечтают игрушки!..

- Чего это с ним? - Лапка дракослона с ложкой мороженого так и замерла возле разинутой пасти лиловой обезьяны. Глазенки Макака вдруг стали стеклянными, а сам он пошёл изморозью, покрылся корочкой льда и... рассыпался на маленькие осколки.

- Ах! - только и успел воскликнуть слонёнок.

От мага остался только фиолетовый халат и лужица сиреневой воды.

- Мастер! Что же теперь будет? - схватился за голову носорог.

- Без паники, господин учёный!

- Я не знала! Я не знала, что он растает от мороженого! - перепугалась принцесса.

- И вы успокойтесь, пожалуйста, ваше Высочество! - улыбнулся Фрол. - Зловредного мага победило то, что он любил больше всего на свете. Конец зловредному магу!

 

ВПЕРЁД, В ПОДЗЕМЕЛЬЯ!

 

Дождь прошёл и над джунглями в раскрашенном павлинами синем небе горели золотые звезды. Тихо блистал перламутром умытый месяц.  Была уже самая середина ночи, когда наши герои вышли из дворца, чтобы отыскать вход в подземелья. И хотя они знали, что он находится под фонтаном, всё же были несколько растеряны. Как миновать фонтан, оставалось загадкой.

- Какие будут предложения? - озвучил учёный носорог главную задачу.

- Нырнуть и посмотреть, - предложил Пуш. - Я всегда так делаю, если передо мной много воды.

- Сделай это ещё раз! - тут же предложил Дин.

- Хм, - тигрёнок выпятил грудь колесом, вспомнив, что нырял он только в подводное царство Маленького короля креветок, а был ли фонтан его волшебной вотчиной - вот вопрос.

- Уж не боишься ли ты? - изумленно спросил Мастер.

И не успел он договорить, как Пуш кинулся в воду.

Бултых! Синий хвост мелькнул в серебряных струях и пропал.

Друзья затаили дыхание.

- Уф, как я волнуюсь! - засопел слонёнок, когда вода успокоилась и только тонкие струйки, взлетая и падая, дробили темную гладь.

Время шло, а тигрёнок всё не появлялся.

- Да что же он там!

И тут, фыркнув, как тюлень, Пуш наконец вынырнул.

- Ну что? - один голос вскрикнули ожидающие.

- Есть! Там дверь! А рядом - рычаг, но он весь зарос ракушками и я чуть лапы не оторвал! Рычаг не поддаётся!

- Я готов! - вдруг заявил Бел Индович, отстраняя Фрола, который уже закатывал штанины, намереваясь потягаться с упрямым рычагом. - Это дело игрушек, Мастер.

И не успел тот возразить - как учёный плюхнулся воду и камнем пошёл ко дну.

- Тонет! - заорал тигрёнок.

Но там, куда исчез носорог, забурлила вода и образовался огромный водоворот. Вода с шумом побежала по кругу. И через пару мгновений фонтан был пуст. Если, конечно, не считать Бела Индовича, который сидел у распахнутой двери и снимал с себя водоросли и ракушки.

- Добро пожаловать! - пригласил он, махнув раскисшей лапой в сторону входа.

- Вас надо высушить! - спохватился Фрол.

- Ох, ох, - закряхтел носорог. Он весь размяк и не мог как прежде двигаться.

Ему помогли выбраться из фонтана и решили отправить во дворец.

- Это никуда не годится - бросить друга в таком плачевном состоянии, - сказал Мастер. - Его надо к огню. Пеля, где у вас тут самый большой камин?

- На кухне, конечно, - ответила девочка. - Пусть Пуш, Дин или Бом-Бибом отведут туда уважаемого учёного, а все остальные... - она скромно опустилась ресницы, - отправятся в подземелья.

- Так и поступим! - согласился Фрол и отвесил принцессе поклон.

- Я отвезу Беда Индовича, - вызвался медвежонок. - Только помогите мне усадить его на спину.

- Ты очень добр, мой славный Фантик! - похвалила медвежонка Пеля.

Стесняясь и непрестанно извиняясь, учёный устроился на широкой и мягкой спине мишки и тот осторожно двинулся к дворцу.

- Желаю вам удачи! - крикнул носорог. - Мы обязательно присоединимся к вам! Как только просохнем...

А наши друзья спустились наконец в подземелья. Мастер шёл первым, держа в руке старый канделябр. Свет от свечей был так тускл, что почти не освещал пространство, и только под ногами у Мастера дрожало золотое пятно.

- Держитесь ближе, - тихо предупредил Фрол. - Это точно место не для прогулок.

- Ой, я боюсь! - пожаловалась принцесса и Пуш взял её за руку, чтобы хоть немного успокоить.

- А королева живёт здесь уже долгое время, - напомнил Мастер. Он не знал, что после этих его слов, ладошки Пели сделались ледяными и слёзы побежали по щекам. Но она постаралась стать храброй. Ради мамы.

Они всё шли. А вокруг становилось всё темнее и холоднее.

- Вы чувствуете? - спросил Дин таинственно.

Ему никто не ответил.

А потом свет совсем погас.

- Всё равно надо идти вперед, - послышался голос Фрола, - давайте руки.

И вдруг из темноты послышались голоса и нечаянных гостей подземелий догнали лиловые тени: дамы в нарядных платьях, кавалеры с цветами, слуги с подносами и канделябрами. Они не просто шли, они летели вперёд, смеялись и были счастливы, веселящиеся, полупрозрачные фигуры, сквозь которые просвечивали мрачные стены подземелья. А за ними следом летели птицы. Воздух наполнился шумом джунглей и сладостью цветов, и под самыми сводами мелькнула радуга...

- Что это такое? - изумленно спросила принцесса.

- Это мечты обитателей замка, - ответил Мастер. - Они живут рядом с нашими снами, там, где обитают тени. Да и сами наши мечты чаще всего не больше, чем тени и сны. Об этом ещё писал Андерсен, помните, а он тоже был великим Мастером.

Стало чуточку светлее. Сами собой загорелись свечи.

Длинный-предлинный коридор свернул направо, открывая новый бесконечный каменный ход.

- Мы так заблудимся, - сказал Дин.

- Вперёд-вперёд! - поторопил Фрол. Он точно не услышал слонёнка и вообще как будто вслушивался в одному ему понятные звуки.

С двух сторон неожиданно открылось два новых прохода.

- Направо, - поспешно подсказал Мастер. - Я слышу аромат герани. - Он почти бежал, высоко поднимая бесполезный канделябр.

Игрушки едва за ним поспевали. Вот миновали ещё один коридор и неожиданно оказались в огромной зале. Она была залита необыкновенным перламутровым лиловым светом, таким похожим на тот, что излучали призрачные тени-призраки. Этот свет исходил от кристаллов. Они были повсюду, огромные и сверкающие. Самым же удивительным здесь оказался блистающий трон, на котором восседала королева Герания.

- Мама! - бросилась к ней принцесса.

- А что с ней? - шёпотом спросил Пуш.

Королева выглядела странно, настолько была бледна, как будто кто-то нарочно выбелил её кожу, её волосы, даже её королевский наряд. Возле трона стояли все восемь советников её Величества и точно так же, как их госпожа походили на алебастровые живые статуи. Кроме того, все они говорили не смолкая и не слушая друг друга. Что они так горячо обсуждали, разобрать было решительно невозможно. На скамеечках у подножия помоста с троном сидели пять любимых фрейлин Герании. Каждая из них занималась своим делом, как заведённая испорченная кукла: одна настраивала флейту, но никак не могла заиграть, другая разворачивала веер, но забыла, как им обмахиваться, третья доставала из рукава платочек и снова старательно прятала его назад.

- Мама! Мама! - Пеля уткнулась в белый подол.

Королева даже не шевельнулась, словно не узнала дочку, и продолжала всё так же неподвижно сидеть на троне, глядя перед собой бесцветными глазами.

- Она зачарована, - догадался Мастер. - Надо что-то делать!

 

ГИПНОЗ-ГИПНОЗ-АБРИКОС!

 

- Помните, что сказал Макак? Души Хранителей закрыты в кристаллах. Не в этих ли? - предположил Фрол.

- Вы собираетесь разбить их всех? - подхватил слонёнок, с сомнением покачивая головой.

- Смотрите! - кивнул тигрёнок в сторону трона.

А там и правда происходило кое-что необыкновенное. Принцесса Пеларгония плакала в ногах у королевы, и там, куда капали на платье слёзы девочки, проступали алые пятна. И на лице самой королевы пусть слабо, но появлялся румянец.

- Она оживает! - обрадовался Мастер. - А ну-ка! - он размахнулся и ударил канделябром по ближайшему кристаллу. Тот разбился со слабым звоном. И странное дело - разом смолкли все восемь советников и фрейлины на мгновение забыли о своих делах и подняли украшенные бесцветными бутонами цветов головы. Но как только замерло эхо последнего крохотного отзвука разбившегося кусочка кристалла, советники заговорили вновь с ещё большим пылом, а фрейлины опять задвигались как марионетки.

И тут в залу влетел Сильвиус.

- Тр-р-р, чик-чик! - залился он, делая круг над игрушками и Фролом, а потом устремляясь к трону. За какаду как за волшебной ракетой тянулся малиновый сияющий искрами шлейф, и лиловый цвет блёк в этом пылающем зареве.

- Бр-раво, Мастер! Бр-раво! - усаживаясь на спинку трона, высокую и зубчатую, как ледяная глыба, прокричал придворный попугай. - Кр-р-рушите кр-р-ристаллы!

Дзынь! Фрол не заставил себя упрашивать и рядом рассыпался осколками ещё один кристалл. А потом ещё один и ещё. Дзынь, дзынь, дзынь, с печальным звоном распадались они на стеклянные крошки. Пуш с Дином присоединились к этому веселому и звонкому погрому, вооружившись тростями, позаимствованными для этого дела у советников. Тем более что те не возражали, и не так рьяно уже старались в чём-то убедить друг друга, всё чаще с удивлением оборачиваясь на незваных гостей.

- Пи-нёу-у! - раздалось вдруг пронзительное и залу наводнили юпики. Они хлынули как из-под земли, но действовали так стремительно, что Мастер и глазом не успел моргнуть, а его уже окружили маленькие агрессивные сухие луковки, вооруженные острыми дротиками. - Пи-нё-у-у-у! - завывали эти создания и пытались повязать человека, прямо великана по сравнению с ними. Но юпики ничего и никого не боялись.

Слонёнок с тигрёнком отбивались как могли, но уже отступали, отмахиваясь тростями и голося в два горла:

- Мастер! Что с ними делать? Окружают!

Какаду забил крыльями.

- Кор-ролева! Очнитесь! Кор-р-олева! Спасите!

- Девочка моя, - едва слышно заговорила Герания, и невесомая, словно заледенелая рука её погладила по золотистым волосам принцессы. - Найди белые кристаллы, маг спрятал их в самом дальнем конце подземелий. Их нужно разбить, - с усилием выговаривала она. - Твои друзья не справятся сами. Юпиков победит только вода. Освободи Тигра. Найди белые кристаллы, - повторила королева обессилено. И застыла снова.

Но тут с невообразимым шумом отворились двери и в них полез такой огромный юпик, которого и юпиком назвать было нельзя. Это был Юпище, король луковок, огромный, круглый, в сухой шелухе, с горящими зелеными глазами как у кошки и с сухими ветками вместо рук и ног. Однако эти руки очень ловко хватали и рвали всё, что попадалось этакому чудовищу на дороге, а ноги твёрдо стояли на земле.

- Держите Пелю! - загрохотал он.

- Мамочка! - взвизгнула та.

- Дверь... за его спиной... - выдохнула Герания.

Оглянувшись на друзей, принцесса бросилась прямо навстречу Юпищу.

- Держи! Держи! - Король луковок распахнул объятья, широко расставив ноги-сучья. - Лови-и-и!

Зажмурившись, Пеля нырнула под круглое луковое пузо и, проехавшись на животе по полу, как раз оказалась в дверях. Юпики рассыпались от принцессы как горох. А она вскочила, точно сработала какая-то пружина внутри неё и захлопнула тяжеленную дверь, чтобы проворные луковки не бросились в погоню, а потом ещё и на засов её закрыла. И, оказавшись одна, опрометью кинулась по тёмному коридору.

Оставшимся же в зале приходилось несладко.

- Рвут! - завизжал тигрёнок. - Три юпика и в самом деле так упорно потащили его за хвост, что тот затрещал. - Спасите!

- Вот ужас то! - Дин только представил друга без хвоста и, отчаянно взмахнув тростью, запустил её в напирающих юпиков. - Держись, Пуш! - крикнул он. Ухватив тигрёнка за лапы, дракослон захлопал крыльями и, пыхтя от натуги, взлетел под самый потолок.

Юпики от тигрёнка конечно отцепились, а вот сам Пуш заверещал ещё громче:

- Дин! Мы разобьемся всмятку!

- Не разжимай лап!

И сам чуть не выронил беспомощно болтающегося друга, когда увидел свирепого Бела Индовича. Он ворвался в залу, точно ледокол врезался в ледяные пласты. Юпики дрогнули.

- Не отступать! - Юпище двинулся навстречу носорогу. - Хватай его, ребята!

- Пи-нёу-у! - раздались со всех сторон. И досталось бы тут учёному на орехи, да только за ним следом появился Бом-Бибом. Но что это был за Бом-Бибом! От забавного, округлого со всех сторон медвежонка осталась разве что бурая шерсть, но и та теперь торчала дыбом, а сам мишка превратился в огромного косолапого медведя, самого что ни на есть настоящего!

- Вот чудеса! - едва не задохнулся от восторга слонёнок и второй раз чуть не выронил Пуша.

- Ай-яй-яй! - забеспокоился тигрёнок. - Ой-ёй-ёй! - Но тут он тоже заметил бывшего медвежонка и только и сумел выговорить от изумления: - Ба-а!

Бел Индович тем временем врезался в короля луковок, да тот оказался не промах - ловко отбился, раскроив бедного тряпичного носорога едва не пополам своими страшными сучковатыми лапищами.

- Беда! - зажмурился Дин, увидев все это. - Ой, беда-беда!

- Юпи-пу-у! - заголосило чудище.

Но только рано праздновало оно победу! В тот же миг налетел на него подросший Бом-Бибом и захрустела толстая кожура, затрещали сучья, и не стало Юпища!

Мастер пробился к неуклюже осевшему учёному. Из него сыпались на пол прозрачные маленькие шарики, ведь это ими наполнили носорога, когда шили.

- Мы вас обязательно починим, Бел Индович, - пообещал Фрол. - Вы только не шевелитесь.

Учёный обхватил себя лапами и тяжко вздохнул:

- Отшевелился я, похоже...

- Всё поправимо, держитесь!

Медведь зарычал, разбрасывая вокруг себя орущих юпиков. Если бы он мог, то заново порвал бы короля вредных луковок, но только это навряд ли помогло бы несчастному Белу Индовичу.

- Их уничтожит только вода! - тесня от носорога юпиков, прокричал Фрол Бому-Бибому.

Мишка рыкнул.

- Только вода! - подхватил Дин, порхающий как большая лохматая бабочка. - Где бы её тут взять!

- Вся надежда на Пелю! - отозвался тигрёнок кисло. У него уже отваливались лапы и он посматривал вниз, с обречённостью ожидая жесткое падение, за которым последует далеко не дружеский приём обозленных луковиц.

- Что б вам всем в пол врасти!

- Пуш! Я не чувствую лап! - вдруг пожаловался слонёнок и обхватил лапки друга хоботом.

- Отпускай!

Они посмотрели друг на друга.

Тигрёнок разжал при этом лапы, а слонёнок вцепился в них из последних сил.

- Я тебя не брошу, Пуш!

- Тогда нас порвут обоих! Отпусти!

- Нет! Я посажу тебя на Бома! - Из последних сил слонёнок пролетел ещё немного, спустился ниже и только тогда отпустил тигрёнка.

Тот шлёпнулся прямо на широкую медвежью спину. А измученный его друг вдруг камнем рухнул в самую гущу вопящих юпиков...

* * *

А что же принцесса?

Она долго бежала что было сил, хотя ей было очень страшно и она не знала точно, куда прибежит. Но тогда Пеля вспоминала, какая была мама и какой стала и бежала быстрее, а потом думала, что сделают юпики с её новыми друзьями и тогда почти не боялась. Коридор всё не кончался и становилось всё холоднее. И когда на стенах появилась изморозь, девочка перешла на шаг и подула в озябшие ладошки. Под туфельками её захрустел ледок.

- Что это такое? - вслух удивилась она. - Здесь совсем зима! Зима! В жаркой стране цветов, как говорил Дракон - в сердце Невероятто, в прекрасном дворце Герании!

Но тут принцесса оказалась перед лестницей, такой широкой и такой бесконечной, словно её ледяные ступени вели к самому центру земли.

- Ой, как скользко! - вскрикнула Пеля, начав спускаться. Она хотела ухватиться за перила, но те тоже были покрыты льдом и снегом. И пришлось ей идти очень медленно, чтобы не упасть. Но скоро принцесса так замерзла, что уже еле-еле передвигала ногами. А лестница всё не кончалась, ступени становились всё уже, перила походили на стены из сосулек.

- Я упаду, упаду, - шептала девочка побелевшими от холода губами и старалась не плакать, потому что и без того её ресницы покрылись инеем. – Мамочка, дорогая моя, я всегда-всегда буду слушаться тебя! И не буду больше капризничать, никогда-никогда, только пусть кончится эта лестница! Ой! Я упаду... - выдохнула она, закрыв глаза.

И упала на самом деле, потому что очень этого боялась.

Но падать ей пришлось невысоко, лестница неожиданно кончилась, а Пеля скатилась как по ледяной горке в ледяную залу. Эта зала вся заросла сосульками разного размера, от совсем тонюсеньких до таких, что в них мог бы поместиться целый слон. Пол и потолок сверкали здесь ледяным стеклом, разрисованным морозными узорами. Было так холодно, что Пеля совсем отчаялась: как пройти сквозь лабиринт сосулек и не заблудиться? А вдруг это не самая последняя зала, о которой говорила мама? А если это она, то как найти кристаллы? Ведь можно полжизни потратить, разбивая ледышки!

"Белые, они белые", - вспомнилось принцессе. Она присмотрелась - сосульки вокруг отливали синим цветом, но может это казалось из-за освещения: под самым потолком в зале пылали сине-зеленые всполохи. Это была настоящая магия, ведь в джунглях не могло появиться северного сияния! Но сияние-то было! От него как будто тоже шёл холод.

"Надо что-то делать, - решила девочка, - так я совсем окоченею!"

Она попыталась отломить увесистую сосульку и чуть пальцы не отморозила. Но скоро нашлась вполне подходящая сосулька, если держать её в руке через материю, то совсем и не холодно, а для этого нужно просто натянуть на ладошку рукав платья. Итак,  вооружившись маленьким "мечом", принцесса отправилась по хрустальном лабиринту.

Правда, сначала ей страшно было разбивать хрупкие ледяные сооружения, похожие на шпили и башни какого-то таинственного города. Но к огорчению Пели оказалось, что вместо разбитых сосулек тут же вырастают несколько новых, блестящих и крепких.

- Да что же это за мартышкин труд! - возмутилась она и вспомнила Макака. Он обожал мороженое, но холод его сгубил. Почему она раньше не подумала, как это странно и невероятно - создать залу, такую холодную, чтобы спрятать в ней души Хранителей? Принцесса не знала ответа на этот вопрос и поспешила дальше, ведь чтобы что-то узнать, надо проверить, вот она и решила все хорошенько проверить, то есть - осмотреть.

- Сосульки, как сосульки, - озвучила Пеля свои наблюдения. - Кристаллы... они ведь другие?

И вдруг...

Она увидела их! Кристаллы были очень похожи на сосульки, разбитые Мастером, только горели изнутри необыкновенным светом. Теплым и белым. Принцесса подносила к ним то правую, то левую ладошки, греясь и радуясь, что сосулька её тает, стоит только дотронуться ею до кристалла.

- Какая прелесть, какая прелесть, - твердила она, совершенно забыв и про маму и про друзей. Сосулька выскользнула из рук и принцесса и про неё забыла. Этот свет отогрел ей руки и душу, и так приятно было находиться рядом, что казалось - ничего плохого просто не может стрястись, нигде, ни за что, не должно и всё!

Но тут как раз и стряслось кое-что! Пеля отчетливо услышала вдруг мерзкий смех Макака. Он был где-то рядом и насмехался над ней! Всех их перехитрил!

Принцесса осмотрелась с опаской...

 

И ЧЕМ ЖЕ ВСЁ ЭТО ЗАКОНЧИЛОСЬ?

 

- Ну что, глупая кукла, ловко я провёл тебя? - и Макак, ковыляя, появился в проходе между сосульками. - Я всех вас провёл, даже королеву, ведь это она послала тебя сюда.

Пеля попятилась, не веря своим глазам. Но перед ней и правда была лиловая обезьяна, маг, собственной персоной в фиолетовом длинном халате с подолом, точно грязный хвост.

- Наверное ты хочешь спросить, зачем же я заманил тебя сюда? - зашипел Макак, блестя злыми глазенками-пуговками. -  А? Ты кивнула? Ты кивнула, кивнула! - Он взвизгнул и подпрыгнул на месте. - Так слушай! Ты думала, что избавилась от меня? А вот и нет! Я обожаю мороженое! Оно помогает мне делать волшебство! Трам-ба-бам-суфле-муфле! И я оказался здесь! А вы-то думали, что победили всемогущего мага Макака! А вот и нет, а вот и дудки! Наивные вы людишки, и ты, и королева, и ваш Мастер! Мозгов у вас не больше, чем в трухлявой башке старой-престарой игрушки! Чего ты там еще хотела, о чем мечтала? Найти Хранителей? А может и быть с ними рядом? А? Глупая кукла! Так вот они - пожалуйста, совсем близко! И теперь вы будете вместе! Навсегда!

В его длинной обезьяньей руке появилась тонкая лиловая сосулька. Маг замахал ею и вокруг него заплясали разноцветные всполохи, похожие на северное сияние.

- Гипноз-гипноз-абрикос! - завопил Макак и направил лиловый кончик магической сосульки прямо в принцессу.

- Ай! - вскрикнула та и спряталась от луча, брызнувшего из волшебного ледяного жезла.

Луч сверкнул. Раздался маленький взрыв и ближайшая от Пели сосулька рассыпалась ледяным прахом.

- Мамочка! - пискнула девочка, засыпанная осколками.

Маг подскочил как резиновый мячик и прицелился снова. Бац! Новый луч выстрелил снова.

Принцесса на коленках переползла под укрытие новых сосулек.

- Ага! Попалась! - заорал Макак.

Бац! Новая груда осколков обрушилась на пол. Пеля рванулась к кристаллам и спряталась за одним из них.

Дзынь, раздалось жалобное.

- Ой, ой, ой, - пролепетала принцесса и зажмурилась, чтобы не расплакаться, таким невыносимым и печальным показался ей звон. А в следующее мгновение перед ней сверкнул ослепительный свет и точно тысячи крохотных иголочек прошли сквозь сердце Пели. А потом стало так тихо. Тихо и холодно...

* * *

- Ох! - выдохнул Бом-Бибом и присел от неожиданности, когда невесомая игрушка на его загривке вдруг основательно  потяжелела. А оглянувшись, мишка и вовсе обомлел - на его спине сидел синий тигр, между прочим, настоящий.

- Слезь с меня! - рявкнул медведь.

- Вот и не командуй, слезаю, - пробурчал тигр.

И тут чуть не на их головы спикировал золотистый дракон.

- Ты ли это, мой милый дракослон? - мурлыкнул Пуш восторженно, скатываясь с широкой спины Бома-Бибома. - Ну и красавец! А крылья-то, крылья! И чешуя и хвост!

Что и говорить, от прежнего плюшевого Дина не осталось и следа, он превратился в сияющего дракона и только чуткость его друга помогла узнать в этом летающем чуде природы и магии бывшего слонёнка с забавными мягкими крылышками.

- Да и ты хорош! - похвалил дракон. - А ну-ка, Хранитель Вод, тряхни-ка стариной, прояви силу, а то, мне кажется, кто-то здесь совсем засох и испортился без воды!

Пуш ударил мощными лапами и по полу подземелья рекой заструился хрустальный поток.

- Караул! - завопили вокруг сотни тоненьких, злобных голосков.

- Мастер, да брось ты этих недорослей! - голос дракона теплой волной прокатился по зале.

Фрол оглянулся и застыл от изумления. Сосулька выскользнула из его внезапно ослабевших рук, а дух занялся от восхищения. Если бы юпики не оказались внезапно занятыми личной трагедией, не миновать бы плена отважному пришельцу из мира людей.

Но драконий голос тронул не только его - спрятав в ладонях лицо, королева на троне вдруг заплакала навзрыд. А носорог,  потрепанный и едва живой, заискрился разноцветными веселыми искорками. Красная рубаха на нем вспыхнула живым огнем, легкая дымка охватила всю грузную фигуру ученого. И вот уже нет ни мощных лап, ни круглого живота, ни массивной головы - встряхнув гривой-облаком, поднялся с пола белоснежно-прекрасный Единорог.

Все они, и тигр, и дракон, и единорог склонили головы, приблизившись к трону, а королева приветствовала их слабой улыбкой.

- Хранители вернулись, - прошептал едва пришедший в себя Мастер и перевел взгляд на свои промокшие ноги. Да что там ноги! Он вдруг увидел такое, чего ни в жизнь не ожидал! Король! Его огромное трухлявое тело рассыпалось на чешуйки, а те, едва касаясь воды, обращались бабочками! А юпики, эти высохшие луковки-монстрики, разбухали от воды и прорастали зелеными побегами!

- Да это ж будущие цветы! - обрадовался он, подбирая с пола луковку. - Ну и работы нам предстоит! Их же всех надо в землю посадить! Сотни юпиков! То есть цветов...

- Умоляю вас! - услышал Мастер и оглянулся на трон.

Заламывая руки, на него смотрела Ее величество Герания.

- Спасите мою дочь! - воскликнула она страдальчески. - Спасите! Магия Макака держит меня, иначе я сама бросилась бы Пеларгонии на помощь! Но я не могу! Нет сил подняться! А она, девочка моя, она в его власти! Во власти этого страшной существа! Поспешите же в Ледяную залу подземелий, они там!

Мастера не нужно было просить дважды по двум веским причинам: во-первых, он успел привязаться к капризной, но несчастной принцессе, а во-вторых... ах! кого бы не растрогали искренние мольбы плачущей от горя матери!

- Вы со мной, друзья? - обратился он к Хранителям. Но взглянув на синего тигра, грациозного и сильного, на золотого дракона и сияющего единорога, низко поклонился им, вспомнив, что в их душах горят лишь искры душ его любимых игрушек.

- Мы с тобой, Мастер, - ответил за всех Единорог.

- Помните!  - вновь заговорила королева. - Сущность мага - это тень того, кем он хочет стать. У него все наоборот и в каждом слове ложь, каждое волшебное слово его перевертыш.

С этим последним напутствием Фрол, и четыре Хранителя поспешили в ледовую залу. Но появившись там, поняли, что опоздали. Макак бесновался, скача и кувыркаясь у ледовой статуи, с заточенной в ней принцессой Пеларгонией.

- Нужно отобрать у него волшебную сосульку, - сказал Единорог. - Тигр, вперед!

Тот зарычал и ударил лапами в пол. И вновь хлынули перед ним потоки воды, повелителем которой он был. Зашипел поток, вспененный огнем Дракона. Вода разлилась по зале, подтачивая основания ледяных гор.

- Ай-ай! - подскакивая, завизжала обезьяна, когда ей обожгло пятки. - Гипноз-гипноз-абрикос! - зашипела она и сноп искр прыснул из волшебной сосульки.

Ледяная корка мгновенно сковала потоки и вокруг мага кольями взметнулись к сводам новые ледовые наросты.

- Поддай-ка огонька, мой милый дракослон!

Нет, в Хранителях многое осталось от игрушек, подумалось Мастеру, вон как резвятся!

Тигр бросился вдогонку за Макаком. Бом-Бибом, рыча, последовал за ним. Дракон принялся заливать золотистым огнем ледяные скалы. Единорог же просто сшибал сосульки своим серебристым рогом, а потом топтал, заметая осколки хвостом, и только алмазные вихри вились под его копытами.

- Тр-р-р, чик-чик! - раздалось вдруг над головой Фрола.

- Сплюх! - обрадовался Мастер, - и ты тут!

Какаду взмахнул крыльями и устремился к магу. Тот взобрался на самую огромную глыбу с отвесными краями и с этой неприступной высоты дразнил тигра, не обращая внимания на попытки мишки взобраться на кручу.

- Ха! Ну что же ты, Хранитель? - потешался вредный Макак. - Так же неуклюж и беспомощен, как плюшевая игрушка? Ты подрос, но так и не стал настоящим! Вот тебе! - Из лиловой сосульки посыпались радужные искры и усы тигра покрылись корочкой льда.

- Апчхи! - чихнул Хранитель, припал на передние лапы и затер ослепленные глаза.

Обезьяна разразилась визгами с хохотом и замахнулась снова волшебной ледяной палочкой, метя на этот раз в Бома-Бибома...

Но тут перед самым носом её вспорхнул попугай и ловко вырвал из лапы сосульку.

- Вор! Караул! Грабят! - запрыгал Макак, размахивая длиннющими лапами и скалясь. Да только какаду и был таков, взвившись под самые своды.

- Мастер-р-р! Лови! - крикнул он. И сосулька блеснула в воздухе, падая прямо в протянутые руки Фрола.

- Моя! Моя! - гаркнул маг и прыгнул что было сил. Но силы на этот раз подвели его. Ударившись о край скользкой ледяной скалы, Макак скатился на пол. Атакованный Единорогом, он взбеленился не на шутку, и, вереща от злости и боли, вцепился в гриву Хранителя, очутившись на нем верхом.

- Но-о! - взревел он. - Скачи, моя лошадка!

- Мастер! Вспомни слова королевы! - пытаясь освободиться от цепких обезьяньих лап, прокричал Единорог. - Все наоборот!

- Не смей! - И Макак ринулся на Фрола.

- Зонпиг-зонпиг-сокирба! - Обратный конец ледяной палочки, направленный Мастером, взорвался разноцветным огнем и сверкающий луч ударил в летящего мага. Тот перевернулся в воздухе и, беспомощно взмахнув лапами, вдруг скукожился и рухнул, приземлившись на пол тряпичной игрушкой.

Мастер подобрал её со странным выражением на лице.

- Вот она, моя первая и самая неудачная работа, - тихо проговорил он, когда к нему подошли Хранители и верный Бом-Бибом.

- Не грусти, - тряхнул гривой Единорог, - лучшие твои работы ещё впереди.

- Боюсь, что лучше Пуша и Дина у меня ничего не выйдет, - улыбнулся Фрол.

- Как знать! - отозвался дракон.

- А как же Пеля! - спохватился медведь.

Все оглянулись на глыбу льда, внутри которой всё ещё находилась принцесса.

- Бедняжка наша! - опечалился Мастер. Он надеялся, что чары мага исчезнут вместе с ним, но они оказались сильнее и пережили самого Макака. - Что будем делать? - Волшебная льдинка коснулась прозрачной корки и та вдруг треснула. - Зонпиг-зонпиг-сокирба! - торопливо произнес Фрол заклинание мага наоборот и снова легонько стукнул по ледовой статуе.

- Её нужно растопить! - воскликнул Дракон и дыхнул клубами тёплого пара.

Оболочка изо льда покрылась сеткой трещин и лопнула с треском.

- Ура! Получилось! - обрадовался Бом-Бибом и сев, обхватил голову лапами, по привычке боясь, что она взорвется пузырьками. Но голова мишки осталась целой и конечно никаких пузырьков в ней больше не было.

А Пеля закрыла ресницы и по щекам её побежали струйки не то подтаявшего льда, не то слезинок.

- Ах, - вздохнула она, - я кажется снова живая...

* * *

А что же было потом? А потом всё вернулось. Во-первых, вновь стал весь виден город Цветов Невероятто, эта сверкающая жемчужина малиновых джунглей. И он вновь наполнился цветами. Ведь каждый юпик, а у Макака в свое время развелось их множество, стал красивым цветком. Так появились новые розики, лилики, гераники и ирисики. Королевский дворец починили и очистили, уж об этом позаботился новый хозяин, новый король. Да, да, Мастер женился на королеве и навсегда остался в волшебной стране. Мечта его сбылась! Над его джунглями по-прежнему пылали малиновые рассветы, а рядом была самая прекрасная из всех цветов - хрупкая и нежная Герания. А что же Пеля? Она старалась изо всех сил, старалась быть послушной и доброй. Мастер, то есть Его величество Фрол Пурпурный, тщательно следил за этим. Впрочем, принцесса и король отлично ладили и жили дружно. Крепкая дружба навеки свела и Хранителей. Кем бы ни были они - игрушками или сказочными духами - им не хотелось расставаться! И в синем Тигре всё ещё жил забавный плюшевый тигрёнок, а  в Драконе - его милый дракослон, и временами они устраивали в джунглях настоящий тарарам, так что Единорогу приходилось тратить кучу своей волшебной энергии и ума, чтобы вернуть всё на места. Но он никогда не огорчался, он всё понимал, не зря же когда-то был учёным! Тем более что рядом с ним всегда находился Бом-Бибом. А уж этому силачу всё было по силам! 

Иногда, в ненастные дни или в сезон дождей, когда над джунглями всё становилось серым, друзья Хранители являлись в королевскую библиотеку и беседовали с какаду. Тот стал ещё важнее и носил на шее пурпурную ленточку в знак особой близости к их Величествам. Сплюх очень гордился своей должностью придворного, но ещё больше гордился тем, что тоже дрался со зловредным магом. И часто пересказывал эту историю, всю, с самого начала до конца и обязательно добавлял, что Макака удалось одолеть только потому, что все они - его большие друзья - были и остаются вместе!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"
Прочитано 248 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (5)

  1. Юлия Тужилова

Здравствуйте!<br />Спасибо большое, Татьяна! Я попробую!))

  Вложения

Юля, я бы посоветовала вам ещё поработать над сказкой.<br />Более чётко и коротко строить предложения Некоторые из них тяжеловесны настолько, что...

Юля, я бы посоветовала вам ещё поработать над сказкой.<br />Более чётко и коротко строить предложения Некоторые из них тяжеловесны настолько, что и взрослому сложно понять, что к чему. Ребёнок просто увязнет после первой страницы.<br />Напр:<br />"Но на самом деле всё имеет начало и конец, вот и лес должен был закончиться, или, что намного лучше - показаться город в джунглях, волшебный и загадочный Невероятто".<br /> Совершенно не детская фраза, содержащая три разных мысли подряд. <br />Или <br />"Но тогда Пеля вспоминала, какая была мама и какой стала и бежала быстрее, а потом думала, что сделают юпики с её новыми друзьями и тогда почти не боялась"<br /> Или<br /> "Она удивила меня, пересказав мой сон и заверила, что он совсем не страшный, просто я не так всё поняла, но Тени известно, как понимать всё правильно, особенно про сны, потому что сны это тоже тени, только тени наших мыслей и тайных желаний, и их не надо бояться."<br />Для какого возраста это предложение? <br /><br />Таких фраз много, просто нет возможности их копировать. Я бы посоветовала, для начала, сократить сказку ровно на треть (как упражнение) Тогда отпадёт все лишнее...)) <br />Удачи!<br />.

Подробнее
  Вложения
  1. Гость

Так пишите! :-)

  Вложения
  1. Юлия Тужилова

Спасибо большое! Сказка длинная вышла))) А дети уже просят вторую часть)))

  Вложения
  1. Гость

Как села, так и дочила до конца одним махом! Спасибо! Понравилось! Творческих вам успехов и новых сказок!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением