Наш уважаемый автор Борис Вайнер из Казани организовал представление наших авторов в литературном журнале "Казанский альманах". 

Со слов Бориса, от каждого автора было взято одно произведение. Но я решила представить здесь все произведения всех  авторов, откликнувшихся на предложение.

От каждого автора принималось либо два стиха и одно короткое произведение  прозы, либо две прозы, либо 4 небольших стиха.

Надеемся, что публикации будут повторяться))) и отбор теперь будет по общим рассылкам, размещённым непосредственно на сайте.. 

 

Татьяна Шипошина, Москва

 Почему?

 

Мне с мамой прогулки –

одно беспокойство!

Я чувствую –

в маме волшебное свойство!

И  мама

на  небо

глядит неспроста! 

Я чувствую –

мама умеет летать!

Боюсь, мама скажет:

- Сыночек, мне душно...

И в небо умчится, как шарик воздушный.

Поэтому я

рядом с мамой хожу,

и мамочку крепко

за ручку держу.

 

  

Санки

Весною на автостоянке

Я видел забытые санки.

Надёжные санки, хорошие,  

Стояли – забыты-заброшены.

Не мчались они

Ни назад, ни вперёд... 

Всё ждали: когда же  хозяин придёт?

 

 

Волшебный старичок

Невесёлая машинка

Завалилась на бочок

Поднял бедную машинку

Симпатичный старичок

- Извините! Непорядок!

Потружусь-ка я  часок.

Починить машинку надо!

Оторвалось колесо!

Где волшебный  молоточек?

Где волшебные очки?

Чтоб колёса встали точно –

Не малы, не велики!

Ось поставим и пружинку,

Руль поправим.

Красота!

Мчит весёлая машинка

Все колёса на местах!

 

 

Государственный секрет

 У короля в короне

Застряли макароны,

Застряли макароны – 

Позор, беда, урон!

Король велел вороне:

- Достань-ка макароны!

Колья сижу на троне,

Мне не до макарон!

Послушалась ворона.

Взлетев на спинку трона,

Достала макароны

И выдала секрет:

Закаркала ворона:

- Плохие макароны!

Сырые макароны,

И сыра...

Сыра  нет!

 

 

Елена Долгих, Южно-Сахалинск

АВДЕЙ +6

Этот котёнок родился слабеньким, маленьким, с небольшим горбиком на спинке. Хозяйка кошки-мамы осмотрела первых котят – породистых серых британских, хоть сейчас на выставку – и взяла в руки страшненького последыша.
– Господи, Марго, как тебя угораздило? Он ужасен! Позор! Куда бы его деть?
Она быстро встала, собираясь унести заморыша, но кошка вдруг бросилась на неё и укусила за щиколотку. Хозяйка ойкнула, от неожиданности присела, а Марго схватила детёныша и утащила в корзинку.
– Хм… – озадаченно глядя на кошку, женщина растёрла место укуса, – ладно, раз ты так уверена, что он должен жить… Но, учти, я всем скажу, что его подбросили!
 К ним в гости, по-соседски, иногда забегал восьмилетний Тимка. Мальчишке, наоборот, сразу приглянулся необычный котёнок.
– Корнелия Эдуардовна, отдайте мне его, а? – начал он приставать к хозяйке.
– Да хоть сейчас забирай – не жалко, только кошка его ни на шаг от себя не отпускает!
– А как вы его назвали?
– Что? Никак! – довольно резко ответила Корнелия и пробормотала в сторону, чтобы не слышал Тимка: – Разве что – Поганец!
Марго была ревностной мамой, поэтому Тимке пришлось набраться терпения. Он всегда разговаривал с ней ласково, а теперь ещё стал подкармливать всякими вкусностями, украдкой от хозяйки. В конце концов, кошка позволила ему погладить своего сынка, а потом и взять на руки. Котёнок не пищал, не мяукал, как остальные его братья и сёстры, только иногда шипел, если думал, что ему угрожает опасность. Он покрылся мягкой чёрно-бело-рыжей шёрсткой, но так и остался мелким, неуклюжим из-за горбика. Зато у него раньше всех открылись глазки, и любознательным он был очень.
– Ничего, ты вырастишь и станешь удивительным котом! – как-то сказал Тимка.
На что в ответ услышал тихое:
– Ав-в-в!
– Что? – поразился мальчик. – Что ты сказал?
– Ав-в-в! – повторил котик.
– Я буду называть тебя Авдей? Согласен? – В ответ котёнок потёрся о Тимкину руку и лизнул шершавым язычком.
Через два месяца Авдей переехал в соседнюю квартиру. Котят разобрали, Марго не скучала по своим породистым детям, но очень любила, когда Тимка и Авдей приходили в гости. Кошка облизывала любимца, подолгу играла с ним.
– Нет, это же надо! – удивлялась Корнелия Эдуардовна. – Любит этого уродца! – но в гости приходить не запрещала!
Минул год. Авдей так и не вырос, разве что лапы стали длиннее и хвост, да ещё горб увеличился. Кот был очень лёгкий, хотя Тимка не жалел для друга еды. Во дворе мальчишки поначалу смеялись над странным котом, но со временем привыкли и не обращали на него внимание.
Тим переживал – почему же котик не растёт, даже как-то свозил его к ветеринару. Доктор послушал сердце, дыхание, расспросил о кормлении и вынес диагноз:
– Здоров! Просто родился такой! Вы, молодой человек, не волнуйтесь, просто у кота тонкие кости. Так сказать, благородных кровей!
– Ну да, – шмыгнул носом Тим, – мама у него породистая персидская кошка. Значит, всё в порядке?
– Абсолютно! – окончательно успокоил его ветеринар.
Так бы друзья и жили дальше в заблуждении и неведении, пока не произошло нечто особенное, когда талант Авдея открылся в полной красе!
Ранним воскресным утром здоровущий рыжий кот, по прозвищу Разбой, решил разорить воронье гнездо. Куда подевалась мамаша? Как она оставила малышей без присмотра? История об этом умалчивает, но факт оставался фактом – кот крался к птенцам.
Он почти добрался до них, когда Тим высунулся в окно и громко крикнул. Кот вздрогнул, но вместо того, чтобы убежать, ударил лапой по гнезду. Один из птенцов вывалился наружу и, отчаянно хлопая неокрепшими крылышками, полетел вниз. Тимка и Авдей поспешили во двор, а Разбой устремился по дереву вниз. Авдей первым выскочил на улицу. Птенец, неуверенно качаясь, сидел на нижней ветке. Рыжий кот, сверкая глазами, подбирался к нему. Тимка закричал, размахивая руками, но Разбой и ухом не повёл. И тут горбик Авдея начал раздуваться, словно воздушный шарик.
– Что с тобой?!– опешил Тимка.
Шёрстка на спине друга вдруг раздвинулась, кожа аккуратно разошлась, освобождая тонкие золотистые крылья. Взмахнув ими несколько раз, кот подпрыгнул и взлетел. Ловко подхватив воронёнка, он отнёс его в гнездо. Ошарашенный Разбой попятился, потерял опору и свалился с ветки. Прижав уши, он помчался в подворотню, ведь кто знает, на какие ещё чудеса способен этот ненормальный летающий кот! А Тимка застыл на месте и, раскрыв рот, наблюдал за другом.
Совершив в воздухе красивый пируэт, Авдей опустился на травку, спрятал крылья в горбик и посмотрел на мальчика.
– Вот это да! – пришёл в себя Тимка. – Авдеюшка, ты что же… волшебный? – Он помолчал некоторое время и добавил: – Только это наш секрет! Не надо никому говорить. А то учёные заберут, начнут изучать. Мы будем с тобой на пустырь к лесу ходить. Там летать будешь!
Кот, соглашаясь, выдал привычное:
– Ав-в-в! – и добавил: – Ав-в-ав!
С этого дня мальчик и кот частенько уходили рано утром в лес. Счастливый Тимка мог бесконечно наблюдать за другом. Через полгода Авдей познакомился с лесной серенькой изящной кошечкой.  В мае у них родилось четыре маленьких котёнка с горбиками на спинках.
Возможно, где-то рядом с вами живут летающие коты. На вид они невзрачные, неуклюжие. Как правило, у них есть горбик. Приглядитесь! А вдруг, рядом с вами живёт Чудо!

 

На спине лежит жучок...

На спине лежит жучок,
Светит радужно бочок.
Крутит лапки вправо, влево,
И жужжит, бедняга, гневно.
Помещу такую крошку
Осторожно на ладошку,
Прошепчу: – Давай, лети!
Нет преграды на пути.
Взвился он и надо мной
Сделал круг, потом другой,
Стрекотаньем ярких крыл
Жук меня благодарил.

 

Радуга в огороде

Светит радуга нам высоко,
Все цвета назову я легко:

Красный – сок из граната готов!
Цвет оранжевый дарит морковь,
Жёлтый – это кислейший лимон,
А зелёным хрустит корнишон.
У смородины цвет голубой,
Синий – сливы в тарелке большой.
Что осталось? Ах, да – фиолет!
Баклажан! Фиолетовей нет.

Cолнце лучики льёт в огород,
Вон как радуга ярко растёт!

 

Константин Вуколов, Стерлитамак

 Бессмертный полк

 В полку бессмертном я и дед,

Идём в строю, несём портрет.
На фотографии солдат-
Мой прадед много лет назад. 

В семье рассказывали мне,
Сражался прадед на войне,
Как воевал геройски он,
Что много раз был награждён. 

Давно войны той страшной нет.
Остался прадеда портрет,
Который с дедушкой несём,
И память долгая  о нём.

 

Август

Бьётся в берег грузная
Лодочка без вёсел –
Корочку арбузную
В речку август бросил,

На берёзы в рощице
Жёлтой краской брызнул.
Знать ему не хочется
То, что осень близко.

Теплотою тешится,
Холода некстати.
Как ребёнок, нежится
Лето на закате.

Мам любимых сыновья

У коровы сын телёнок,
У индюшки индюшонок,
У кобылы жеребёнок-
Мам любимых сыновья.

Есть ещё один ребёнок-
То котёнок, то цыплёнок,
Иногда и поросёнок-
Сын такой у мамы я.

 

Друг мой море

Дорогое море, здравствуй,
Беззаботно поживём.
Вспоминалось это часто:
Я и море- мы вдвоём.

Наконец- то я приехал,
Вот и встретились с тобой,
Снова вместе наше лето,
Чайки, солнце и прибой.

Море ластится волною,
Лижет тёплым языком,
Хочет быть оно со мною
Добрым ласковым щенком.

На песчаной кромке пляжа
Оставляет мокрый след.
Море шёпотом расскажет
Мне, как другу, свой секрет.

Из песка построим замок,
Вместе некогда грустить,
Мне помощник лучший самый
Будет воду подносить.

Море, небо, солнце, лето
Разливаются вокруг.
Понимаю, счастье это,
Если есть хороший друг.

 

 Елена Овсянникова, Сочи         

              ЗАПАСНОЙ КОМАНДИР

Меня назначили запасным командиром. Наш 2 «Б» будет соревноваться с другими вторыми классами, кто лучше выполняет строевые команды. А отдавать приказы будет командир. Я сначала очень обрадовался. Представляете, весь класс будет выполнять мои команды:

«Равняйсь! Смирно! Равнение на середину! Налево! Кругом!». И так целый тетрадный лист команд, которые нужно выучить наизусть и отрепетировать громким, командирским голосом.

Однако вскоре я понял, что ключевое слово-то: запасной! То есть, я буду командовать, если основной командир не сможет принять участие в соревнованиях. Выходит, что команды мне придётся учить как настоящему командиру, а выступать будет другой. Основным командиром физрук Людмила Васильевна назначила Светку Сергееву – свою дочку. Оно и понятно: Светка могла репетировать со своей мамой дома. А ещё Светка во всём копировала маму. Разговаривала громко и отрывисто, и походка у неё была пружинистая с пятки на носок. А ноги у Сергеевой тоненькие, и коленки торчат, поэтому с такой походкой она похожа на кузнечика. Мы с другом Костиком так её между собой и зовём.

Вот я и говорю Косте:

– Скажи, неужели справедливо, чтобы нами Кузнечик командовала?

– Нет, конечно, какой из девчонки командир, лучше бы ты был командиром!

Наш разговор подслушал Эдик Хватко. Вообще-то, мы его недолюбливаем: подленький он какой-то, но Хватко почему-то всё время оказывается рядом с нами и вмешивается в наши дела.

– Вам нужно избавиться от Кузнечика, – заявил Хватко.

Мы аж подскочили с Костиком:

– Как это избавиться? Как можно от человека избавиться? С ума сошёл, что ли?

– Ну это, сделать так, чтобы на соревнованиях её не было.

– И как, по-твоему, это сделать? – удивились мы.

– Может похитить её предлагаешь? – сказал Костик. – Так за это нас в тюрьму посадят.

– Ну вы даёте, тут соображать надо: например, самое простое подставить ножку, когда она бежать будет, вот и ушибётся, захромает. А кому нужен хромой командир?

– Но это же подло! – воскликнул Костя.

– Зато наверняка избавитесь от Кузнечика!

–Нет, на подлость я не согласен, – твёрдо отказался я, – такие советы нам не нужны.

А червячок всё-таки застрял в моей голове, и я стал думать, как сделать по-честному так, чтобы Светка сама отказалась от командирства.  Думал, думал и придумал. Я разбил свою копилку и насчитал почти триста рублей. Потом поделился своим планом с Костиком.

– Это честная игра на выживание, – сказал Костик, – у вас в ней равные шансы.

– Да, это настоящая дуэль! – подтвердил я.

После уроков мы позвали Светку, и я сказал ей прямо:

– Будем есть мороженое, кто не заболеет, тот и будет командиром. А Костя будет секундантом.

Светка сразу же согласилась. Кто же откажется от бесплатного мороженого?

Мы купили пятнадцать порций замороженного сока и стали его есть.

Я обожаю замороженный сок, но после третьей порции горло так замёрзло, а язык одеревенел, что я перестал чувствовать вкус мороженого.

Светка же, жмурясь от наслаждения, как кошка, дорвавшаяся до сметаны, тем временем доедала четвёртую порцию.

– Так нечестно! – неожиданно закричал Костя, наблюдавший за нами.

– Что нечестно? – промямлил я деревянным языком.

– А то нечестно, что вы мороженым объедаетесь тут, а я должен смотреть и облизываться.

–Хорошо, ешь тоже, мне не жалко, –ответил я, а сам даже обрадовался, что мне меньше достанется.

 И Костя тоже стал есть замороженный сок. Никогда не видел, чтобы человек за то время, пока я нехотя лизал четвёртую порцию, успел съесть целых шесть порций!

Светка же с аппетитом слизала пятую.

Я тихо радовался. Получилось, что она съела больше, чем я, а значит шансов заболеть у неё больше! Но Сергеева достала деньги, и купила мне пятую порцию:

 –Ешь! Это, чтобы у нас были равные шансы! – сказала Кузнечик и ушла домой.

                На следующий день я слегка осип, но не заболел, поэтому отправился в школу с надеждой, что уж Кузнечик-то точно заболела. Не успел я войти в класс, как ко мне подскочил радостный Хватко:

–А ты, Кораблёв, оказывается, сам умеешь подлянки устраивать!

– О чём ты? – не понял я.

– Сам знаешь о чём, ну ты –хитрец!

И тут прозвенел звонок на урок, и я так и не узнал, чему так радовался Эдик.

 Сергеева была в школе, только глаза у неё заплаканные были, и в мою сторону она не смотрела.

А вот Костика в школе не было. Я еле дождался перемены и позвонил ему. Ответила Костина мама:

– У Кости высокая температура – горло болит, позвони лучше завтра…

Я подошёл к Кузнечику:

– Ну что, Светка, секундант наш выбыл, а у нас выходит ничья?

– Какая ничья, никакая не ничья, – заговорила Светка неожиданно хриплым басом, – из-за тебя мама отстранила меня от выступления за то, что мороженое ела. Видишь, я голос потеряла.

У меня внутри все похолодело, неужели Кузнечик рассказала Людмиле Васильевне о нашей дуэли с мороженым?

Теперь-то уж точно я не только командиром не буду, но и из запасных меня выгонят!

– Так ты всё рассказала маме? – спросил я сипло.

- Нет, про вас с Костей я ничего не рассказывала, – так же сипло ответила Кузнечик.

– Ну, Кузнечик, ты меня удивила! – воскликнул я. – Пошли в буфет чай с лимоном пить, чтобы голос вернулся! Не вешай нос, всё наладится как-нибудь.

Но Светка только махнула рукой.

На уроке я задумался: «Итак, если Светка теперь не основной командир, то им становлюсь я». Но я почему-то этому совсем не обрадовался. Наоборот, все оставшиеся уроки меня мучали угрызения совести. Жалко было Кузнечика. Если я промолчу, то окажусь таким же подленьким, как Хватко. На последней перемене я подошёл к Людмиле Васильевне.

– Это я накормил Куз…, Свету мороженым, чтобы самому командиром быть, не наказывайте её, – выпалил я быстро, не глядя физруку в глаза.

–Ладно, Кораблёв, иди, я подумаю, – ответила Людмила Васильевна и махнула рукой точь-в-точь как её дочка.

На следующий день на уроке физкультуры Людмила Васильевна объявила, что на строевых соревнованиях у нас будет два командира: Сергеева и Кораблёв, если они только пообещают больше не объедаться мороженым.

 

­ Весна в горах

К нам пришла весна и, ах!

Начал таять снег в горах,

И с вершин, где много льда,

Устремилась вниз вода.

Побежали ручейки

С горок наперегонки,

Шумно водопадами

Прямо в речку падают!

Мчится горная река,

Говорлива, глубока,

И бурлит, и злится :с

- Как бы не разлиться!

 

НОЧНАЯ СКАЗКА

Ты засыпаешь – сказка ночная

Входит на цыпочках в дом,

Ласковый месяц рожки развесил

Прямо над нашим окном.

Звездные кошки носят в лукошках

Добрые сны для ребят,

Нитки с иголкой, ленты из шёлка,

Маленьких звёздных котят.

Хитрые мышки – злые воришки

Звездочки в небе грызут:

Падают крошки – звездные мошки,

Их светлячками зовут.

Умницы кошки – глазки, как плошки,

Ловят мышей за едой,

И по порядку ставят заплатки

В небе звезду за звездой.

Ближе к рассвету розовым цветом

Неба украсят лоскут,

Вытолкнут кошки месяц за рожки,

Солнышко к небу пришьют.

 

Сергей Никифоров, Тверь

Волшебный ручей (переложение народной сказки)

      Давным-давно жили в покосившейся избушке старик со старухой. И так долго жили, что счёт своим годам потеряли. Сидят, бывало, на завалинке, греются на солнышке.

     – А что, жена, – прошамкает старик, – небось, сотню лет мы с тобой уже прожили, на вторую пошли.
     – Как же, сотню! – ворчит старуха. – Полторы, не меньше. Когда мне было сто лет, я ещё с коровой и курами управлялась. А теперь еле ноги волочу. 
     – Да, – сокрушённо качает головой старик, – и я давно уже не тот, что был когда-то. Дверь того гляди с петель сорвётся, а у меня ни сил нет, ни желания, чтобы починить её.
    – Будет тебе, – утешает его старуха, – сорвётся, тогда и думать будем. А пожить всё равно ещё хочется. А, дед? Ты как насчёт пожить-то?
    – Дык я что? Я не против. Силёнок только вот нету…
    Так и жили день за днём. Однажды пошёл старик в лес хворосту набрать и наткнулся на малиновый куст. Ягод на нём – немерено. А собирать не во что. Вылил он тогда воду из бидона и наполнил его крупными спелыми ягодами. «Вот, – думает, – старуха моя ужо обрадуется гостинцу».
    Притомился, однако, пока топтался вокруг куста. И день, как нарочно, выдался невыносимо жаркий. А попить нечего – воду-то всю вылил. Присел старик под деревом, глаза прикрыл, и чует, что подняться уже не сможет. Стал мысленно прощаться со своей старухой, со всем белым светом.
    И тут послышалось ему, будто журчит где-то вода. Собрал он последние силы и ползком, ползком через кусты да коренья на спасительный звук. Выполз на полянку, глядит – батюшки светы! – пруд не пруд, река не река, но вода настоящая.   
    Опустил старик голову в ручей – пьёт, не отопьётся, а про себя рассуждает: «Почему же я раньше-то про этот ручей ничего не знал? Али по старости запамятовал?»
    Наконец, утолил жажду и хотел ещё посидеть, отдохнуть, только ноги сами подняли его, да так резво, что он испугался, кабы в спине чего не заклинило. И тут показалось ему, будто глаза его подслеповатые видят самую тонкую травинку, а уши слышат шорох листочка на самой верхней ветке дерева.
    Подивился старик таким переменам, да и забыл. Откуда ж ему было знать, что вода в этом ручье не простая, а особая? И кто бы её не пригубил, зверь какой или человек, тот с каждым глотком становился чуточку моложе. А старик столько выпил, что превратился в крепкого кудрявого юношу.
    И такая на него весёлость напала, такая лёгкость да прыгучесть во всём теле сделалась! Закинул он на спину большущую охапку сучьев, подхватил бидончик с ягодами и скорей к дому!
     Бежит, кричит издалека:
     – Жена-а! Дрыхнешь, что ли? Вот я тебе гостинцы принёс!
     А старуха на крыльцо вышла, опёрлась на клюку и давай брюзжать:
     – Ты, негодник, никак посмеяться решил над старой женщиной?
     – Что ты, что ты, – опешил старик, – совсем ничего не видишь?
     – Я всё вижу, – продолжает ворчать старуха. – И вижу, что ты молодой и вроде бы добрый парень, а хочешь меня обидеть.
    – Да зачем мне тебя обижать, мы же с тобой больше ста лет под одной крышей живём! – удивился старик.
    Старуха с опаской приблизилась к нему и пристально осмотрела с головы до ног.
    – Да нет, ты же молодой совсем, хотя голос мне знакомый. И рубаха на тебе точь-в-точь как у моего старика.
    – А в чьей же рубахе я должен ходить? – взмахнул руками старик.
    – Вот так же старик мой делал, когда молодой был…    
    А сама глаз от него оторвать не может.
    Совсем растерялся старик, не знает, что и подумать. А тут кадка с водой стоит. Он подошёл, глянул на воду и глазам своим не верит – кто это? Провёл рукой по лицу, а молодой парень, что из воды на него смотрел, то же самое сделал.
     Задумался старик крепко. Стоит, затылок чешет. То на отражение посмотрит, то в сторону леса повернётся. Вдруг хлопнул себя по лбу ладонью и засмеялся задорно.
    – Вон оно что, – говорит, – вон оно как всё обернулось. Выходит та вода в ручье не простая, а молодильная!
    Рассказал он всё старухе и обещал назавтра отвести к тому лесному ручью, чтобы, значит, и её молодой сделать.
    – Эх, старая – подмигнул он ей, – поживём ещё в своё удовольствие!
    А наутро проснулся – нет нигде его старухи. Неужто, думает, одна в лес отправилась? Эка ей невтерпёж молодой-то стать. Хотел было вдогонку отправиться. А потом подумал и решил, что так даже лучше будет – вернётся из лесу его жена красавицей писаной, вот будет веселье!
    Но не тут-то было – вот и солнце на закат пошло, а старухи нет как нет. Забеспокоился старик, отправился в лес. Идёт, покрикивает, а в ответ тишина. До ручья почти добрался, когда услышал детский плач. Что ещё за напасть, думает, как в лес ребёнок попал?
    Вышел на берег ручья аккурат в то место, где сам воды вчера напился. Глядь, и впрямь грудной ребёнок, в какие-то лохмотья завёрнут, кричит, надрывается. Наклонился старик над ним, развернуть хотел, и видит, что лохмотья эти не что иное, как платье его старухи. 
    Тут он всё понял – старуха от жадности пила до тех пор, пока не стала младенцем. Делать нечего, взял старик свою старуху на руки и отнёс домой. Пришлось ему с тех пор ещё и нянькой при собственной жене быть.

 

Про Мишку и про книжку

Не слыхать сегодня Мишку –
Он читает с дедом книжку.
Тишина стоит в квартире
Как на шахматном турнире.

Ни шагов, ни разговоров,
Никаких тебе там споров.
Чайник выключил свисток,
Взял отгул входной звонок.

Робко шепчутся игрушки –
Самолёты, танки, пушки.
Даже комнатная муха
Не зудит с утра над ухом.

Только бабушке неймётся –
За внучка душа болит.
Битый час на кухне вьётся
И кастрюлями гремит.

Нетерпенье в адрес деда
Начинает проявлять:
– Ведь ребёнок без обеда.
Мужики, кончай читать!

 

Про Лизу и капризы

Не секрет, что наша Лиза
Чемпионка по капризам,
Рекордсменка по нытью,
Мастер спорта по вытью.

Умываться не желает,
Села завтракать – зевает.
Творог кислый, каша – лёд.
Не жуётся бутерброд.

Чай не сладкий, сыр горчит,
Стул под Лизою скрипит.
Платье колется и жмёт
Плечи, спину и живот!

Всё не этак да не так,
Всё ей наперекосяк!
Неспроста в активе Лизы
Столько званий по капризам!

 

Марина Тараненко, Краснодар

         ЖАВОРОНОК ВИТЯ

 

         Привет, рассвет!

         Жаворонок Витя любил встречать рассвет. Он взлетал высоко-высоко над лугом, расправлял крылья и пел: «Юли-юли-юли! Юли-юли-юли!» Сначала тихо, а потом всё громче и громче.

         Просыпались цветы и тянулись лепестками к солнцу. А солнце тянулось лучами, чтобы погладить каждый цветок и пожелать хорошего дня.

         Жаворонок Витя всё пел и пел: «Юли-юли-юли! Юли-юли-юли! Привет, рассвет!»

        

Заботливая мышка

         Однажды утром к жаворонку прибежала мышка.

  • Вить, Вить, хочешь пёрышки помыть? - спросила она.

         И показала дорогу к ручью.

         Жаворонок Витя поплескался в ручье, а мышка снова запищала:

  • А поесть? А попить? А гнездо ты будешь вить?

         «Какая надоедливая мышка», - подумал жаворонок Витя. А потом ещё немного подумал и понял: она не надоедливая, она заботливая. Утро такое короткое, а столько всего хочется сделать!

        

         Утренняя тишина

         Жаворонок Витя встречал рассвет, а встретил жука.

  • Тихо! - сказал жук. - Я слушаю утреннюю тишину.
  • А что она говорит?
  • Ничего. Она же тишина.
  • Зачем тогда её слушать? - удивился жаворонок Витя.
  • Чтобы умыть свои мысли. Трава умывается росой, а мысли тишиной.

         Жаворонок сел рядом с жуком, и они стали слушать тишину. А мысли и правда посвежели. И новые распустились, как цветы.

        

Девочка-жаворонок

          Неподалеку от луга стоял дом. В нём было три этажа. Кто жил на первых двух, жаворонок Витя не знал, а на третьем жила маленькая девочка. Жаворонок Витя часто прилетал к её окну и пел:

         «Юли-юли-юли! Юли-юли-юли!»

         Как-то раз девочка распахнула окно и сказала:

  • Опять ты? Всё зовёшь меня и зовёшь.
  • Я тебя не зову, - возразил он. - Я просто пою.

         За спиной девочки показалась её мама.

  • Юля, ты так рано встала! Жаворонок ты мой!

         «Надо же! - подумал жаворонок Витя. - Среди людей тоже жаворонки встречаются!»

        

Вредный петух

        Зачем ты сюда прилетаешь? - спросил петух. - Здесь я пою: «Кукареку! Кукареку!» Люди слышат мою песню и просыпаются.

  • Разве я тебе мешаю? - удивился жаворонок Витя.
  • Мешаешь! Ты живёшь на лугу, там и пой!

         Жаворонок не стал спорить. Взлетел повыше и запел: «Юли-юли-юли! Юли-юли-юли!» Он привык петь там, где поётся.

       

 Тучи

         Жаворонок Витя проснулся, а на небе тучи. Из-за них рассвет плохо видно.

         Полетел он к тучам, чтобы их прогнать. Клюнул одну, вторую, третью, а они расплакались. Мокрый рассвет получился.

        

Что общего?

         На луг пришёл жеребёнок.

  • Давай дружить, - сказал он жаворонку Вите. - Я жеребёнок Митя.
  • А я жаворонок Витя.
  • Мы с тобой похожи!
  • Правда?

         Жаворонок Витя задумался. Жеребёнок такой большой! Крыльев у него нет. И клюва нет. А копыта есть. Целых четыре! Но копыт нет у жаворонка.

         «Наверное, жеребёнок тоже любит встречать рассвет», - решил жаворонок Витя.

         И они стали играть вместе.

        

         Солнечная зайчиха

         Жаворонок Витя увидел солнечного зайчика. А зайчик увидел Витю, да как начал прыгать! Прыг на ромашку! Прыг на василёк! Прыг на одуванчик! Попробуй его поймай! Прыгал зайчик, прыгал и вдруг исчез. Наверное, его солнечная зайчиха домой позвала.

         Жаворонок Витя посмотрел на солнце. Может быть, это и есть солнечная зайчиха? А где она прячет уши?

        

Рассветная ветка

          Из леса прилетела синичка и похвасталась:

  • Я нашла рассветную ветку!
  • Разве такие ветки бывают? - удивился жаворонок Витя.
  • Бывают! Я на эту ветку села и самый красивый рассвет увидела!
  • А я не люблю на ветках сидеть.
  • Разве такие птицы бывают? - удивилась синичка.
  • Бывают! А рассвет везде красивый!

         И жаворонок полетел навстречу солнцу. Так приятно наполняться светом!

 

Потягушки

Улица тянулась
Вдоль большой дороги,
Вытянула руки,
Вытянула ноги.
Вытянула шею,
Встала на носочки,
А потом вздохнула
И надула щечки:
До-тя-нууу-лась до угла,
Ну, а дальше не смогла.

 

Я становлюсь малюсенькой

 Я становлюсь малюсенькой,

Как семечко, как бусинка,

Как носик у карандаша…

Не шевелясь и не дыша,

Сижу, заметная едва,

Как в марте первая трава.

И жизнь моя

На волоске,

И слышу я:

«Идет к доске…

К доске идет…

Петрова!»

И я кричать готова:

«Ура! Ура! Не я иду!»

Теперь я дух переведу,

И со спокойною душой

Я снова сделаюсь большой!

 

 

Наталья Иванова, Москва

Тёплые слова

 Мама вечером вздыхает:

"Мир неласков и суров.

Ох, сыночек, не хватает

Мне простых и тёплых слов!"

Подбираю я скорее

Маме тёплые слова:

"Одеяло, батарея,

Шапка, варежки, дрова".

Замелькал весёлый лучик

В глубине любимых глаз.

Значит, маме стало лучше –

Я её от грусти спас!

 

Папина шея

Люблю я папу своего

И от души жалею.

Он говорит, что у него

Семья сидит на шее.

На эту шею я гляжу –

В ней сантиметров десять.

И я ума не приложу,

Как там семью развесить.

И как нам всем туда залезть?

Не представляю прямо.

Нас – две сестры и братьев шесть,

Ещё Барбос и мама.

Вот если б папа был жираф,

Тогда другое дело.

И, шею папину обняв,

Семья бы там сидела.

Есть у меня одна мечта –

Вот стать бы взрослым дядей!

И пусть мой папочка тогда

Ко мне на шею сядет!

 

Бабушка-Волнушка

 Всё за нас волнуется

Милая бабуля.

Над вязаньем хмурится,

Плечики сутуля.

Вдруг по математике

Мы притащим двойки?

С непоседой-братиком

Побежим на стройку?

Вдруг мы через улицу

Перейдём на красный?

Бабушка волнуется,

Но порой напрасно.

В кухне ждут оладушки,

Спицы скачут быстро.

Скоро станет бабушка

Старенькой, волнистой.

Не волнуйся, лапушка!

Ты моя старушка!

Дорогая бабушка,

Бабушка-волнушка!

 

Улыбнушкин

 Ты родился, Улыбнушкин!

Как я счастлив, как же рад!

Ты не кукла, не игрушка –

Настоящий младший брат!

Весь такой любимый, сладкий,

И всегда теперь со мной.

Улыбаешься в кроватке,

Улыбнушкин мой родной!

Мы с тобой чуть-чуть похожи,

Добротой и цветом глаз.

Улыбнёшься мне – и тоже

Улыбаюсь я тотчас!

Ты на маленькой подушке,

Улыбаясь, сладко спишь.

Улыбнушкин, Улыбнушкин!

Я люблю тебя, малыш…

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 224 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР