№153 Привет

Автор :
Опубликовано в: Новая сказка 2018

Лесные истории.

 

История первая. Про обиду и потерянное настроение.

Утром солнышко всегда улыбалось. От его лучистой улыбки сразу становилось и светло, и тепло.

Постепенно просыпался лес и наполнялся звуками:

тук, тук,  тук-тук-тук, тук, тук, тук-тук-тук.

- И чего не спится этому Дятлу, - ворчал Ёжик и ворочался в своей постельке. 

Ему, любителю бродить по ночам, ранним утром очень хотелось спать. Дятел же всегда просыпался с первыми лучами солнца и трудился с хорошим настроением. Недовольный Ёжик вышел из своего домика и крикнул:

- Эй, Дятел-приятель, не мешай мне спать! Лети в другое место, подальше отсюда, и стучи там, сколько захочешь.

Дятел посмотрел на Ёжика свысока:

- Не могу,- сказал он, - мне это дерево нужно вылечить.

И вновь принялся стучать.

Тогда Ёжик рассердился, нашёл в траве сухую шишку и запустил ею в Дятла - тот ловко увернулся, и шишка пролетела мимо. Но в отместку, Дятел тоже запустил шишкой в Ежа, да только не сухой, а крепкой и спелой с кедровой ветки. Ёж не был таким ловким и не смог увернуться. Шишка упала ему на спинку и сломала одну иголочку... Ёжику стало очень обидно и, чтобы не расплакаться, он вернулся в свой домик.

А Дятел продолжил лечить дерево.

Целую неделю Ёж не выходил из дома. Каждый день он стоял у зеркала и считал свои иголочки:

- Раз, два, три... сто три, а должно быть сто четыре...

Неужели не вырастет сломанная иголочка?

Ёжик грустил и тяжело вздыхал: 

- Ох, ох, какая жалость 

Нет счастья у меня,

Сломалась, ох, сломалась

Иголочка моя, иголочка моя.

В моей душе обида

Растёт день ото дня,

Но лучше б вырастала

Иголочка моя, иголочка моя.

А Дятел всё стучал, он уже почти долечил дерево, но был вовсе не рад, скорее, наоборот, расстроен. Дятел  переживал из-за ссоры с другом и хотел поскорее помириться, но тот, почему-то, не выходил из своего домика. И, вдруг, Дятлу вообще расхотелось стучать - у него пропало настроение. Он посмотрел вниз, в надежде увидеть кого-нибудь и спросить про Ежа, но никого не увидел. В лесу было тихо и печально. Правда солнышко по-прежнему улыбалось, но грустный Дятел этого не заметил.

- Ох, - сказал он и, чтобы развеять печальную тишину, стукнул клювом по стволу: - Тук.

Звук получился коротким, глухим и быстро пропал, тогда Дятел ударил посильнее: - Тук!

На этот раз эхо подхватило «тук», он облетел поляну, углубился в лес и исчез. Дятел вновь ударил по стволу и, вдруг, его стук превратился в грустный стих:  

- Тук!  Тук, тук, тук…. потерял настрой я вдруг,

И теперь без настроения, нет к работе намерения,

Тук!  Тук, тук, тук… не выходит Ёж мой друг,

Из-за нашей с ним разлуки прекратил я перестуки.

Неподалёку пробегали мышки-тройняшки. Впервые в жизни они услышали, как  Дятел читает стихи. Мышки остановились, притихли, а дослушав, пропищали:

- Пи, пи, пи.

- Что с тобой Дятел?

- Почему ты читаешь такие грустные стихи?

- Потому что я не могу трудиться. Я потерял настроение, - ответил он.

- Не переживай, мы поможем тебе найти настроение. Скажи только, как оно выглядит.

- Я уже и забыл, как оно выглядит, - прошептал расстроенный Дятел, - знаю только, что мне без него  плохо, очень плохо… Сказав это,  Дятел заплакал, и его слезинки упали на спинки мышек. Маленькие мышки  подумали, что пошёл дождик и побежали в норку, пропищав на ходу:

- Мы тебе обязательно поможем, вот только дождик переждём.

- Ох, - безнадёжно вздохнул Дятел и снова заплакал.

В это самое время под деревом проползала мудрая Змейка и слезинки упали на неё. Она остановилась, подняла голову и удивлённо зашипела:

- Шшш. Откуда взялись капли дождя в такой солнечный день?

И тут же услышала ответ:

- Здравствуй, Змейка, это вовсе не дождик, это слёзы мои.

Змейка забеспокоилась:

- Немедленно рассказывай, Дятел, что у тебя случилось.

И Дятел  рассказал о ссоре с Ёжиком, о потерянном настроении, и о дереве, которое не смог долечить.

- Змейка, ты ведь самая мудрая в лесу, помоги, ведь я не знаю, что мне теперь делать...

- Вначале помирись с Ёжиком, а после и настроение найдётся, и работа завершится. Ты уж поверь, - сказала мудрая Змейка.

- Я не могу с ним помириться, потому что он не выходит из своего домика. Наверное, не хочет видеть меня, - объяснил Дятел, и чуть было снова не заплакал.

- Не переживай- я помогу тебе. Сейчас же пойду к Ёжику и скажу, что ты готов помириться. И Змейка поползла к домику Ежа, приговаривая на ходу:

- Как-то раз в лесной глушши,

Как-то раз в лесной тишши,

Плакал бедный, бедный Дятел,

Мой знакомый и приятель.

Потому в лесной глушши,

Потому в лесной тишши

Дятлу я помочь спешшу

И уже ползу к Ежу.

Ёжик стоял у зеркала и, по-прежнему, считал свои иголочки:

- Раз, два, три... сто три, а должно быть сто четыре...

И только он приготовился печально вздохнуть, как в дверь постучались: тук, тук, тук.

Ёжик подумал, что это Дятел и не стал открывать, ведь  иголочка не выросла, а  значит и обида не прошла, хотя иногда Ёжик думал: «скорее бы уже проходила эта обида». Но она почему - то не проходила. Змейка постучалась ещё раз. Ёж не открывал. Дятел, наблюдая за происходящим, очень переживал, от переживания у него закружилась голова и, не успев опомнится, он сорвался с дерева ...

Цепляя ветки, Дятел падал вниз. Громкий шелест услышала Змейка, она обернулась в тот самый момент, когда Дятел упал на землю.

Бухх!

- Шшш, – испуганно прошипела, - ты не ушибся?

В ответ Дятел молчал.

- Жди, я ползу к тебе.

И Змейка поспешила к  Дятлу, ведь сейчас нужно было  думать не о примирении, а о спасении.

Дятел неподвижно лежал с закрытыми глазами. Впервые в жизни он упал с дерева. «Ты не ушибся», донеслось до него. «Я не ушибся», – подумал он, боясь пошевелиться, - «почему я вообще свалился и почему, когда падал, не раскрылись мои крылья», - недоумевал Дятел, - «может быть я превратился в кедровую шишку»?

От этой мысли ему стало "не по себе".

А Змейка изо всех сил спешила на помощь. Если в обычное время она передвигалась по лесу спокойно и плавно, то сейчас перемещалась ловко и быстро. Она собирала своё тело в складки и резко толкала вперёд, собирала и толкала.

- Надо спешить, надо торопиться, – твердила спасительница.

Змейка была уже совсем близко, как, вдруг, на её пути появилась ямка. Змейка не сразу заметила её. Она в очередной раз собрала своё тело в складки, с силой двинулась вперёд и... оказалась над глубокой ямкой:

-  Ой, ёй! – испуганно закричала.

Задняя часть туловища Змейки лежали на траве, а голова, шея и грудка висели над ямой.

«Одно неверное движение и я окажусь на дне», - понимала она, - «нужно срочно отползать». Змейка попыталась отодвинуться, но ничего не вышло.

Её громкий крик «ой, ёй» долетел до Дятла. Дятел вздрогнул, открыл глаза и крикнул:

- Змейка, что с тобой?

И, вдруг, его осенило! «Мой голос в порядке. К тому же я вздрогнул и не почувствовал боли, значит и тело в порядке». Дятел было обрадовался, но, вдруг, вновь засомневался: «а может быть я теперь стал твёрдым, как кедровая шишка, потому и не чувствую боли»?

Дятел прогнал прочь тревожные мысли, ведь сейчас он не мог думать о себе. Услышав отчаянный крик Змейки, Дятел беспокоился о ней.

- Змейка, отзовись, – громко крикнул ещё раз.

Змейка не могла ответить. Она удерживала своё тело, чтобы не упасть в глубокую ямку и напряжённо думала, как же от неё отодвинуться. И придумала! Не зря же все называли её мудрой - уже через минуту Змейка нашла верный способ обойти опасное место. Она осторожно повернулась бочком в одну сторону, затем в другую  и постепенно отползла от  ямки.

- Ух, - выдохнула с облегчением.

- Я в порядке, - наконец - то ответила Дятлу, - жди, я скоро.

Она уже не так тревожилась за приятеля. Дятел отозвался и это означало, что он жив. Оставалось только узнать не поранился ли, не сломал ли крылья.

- Как, ты, себя чувствуешь? – спросила, подползая.

- Кажется я с дерева упал, - ответил Дятел.

- Не ушшибся?

- Не знаю...

- Что-то болит?

-  Нет, -  ответил Дятел.

- Значит ты цел, - сказала Змейка, -  вижу тебе повезло, ты в мох упал, так что вставай.

Дятел осмотрелся - вокруг был сплошной мох.

- И в самом деле в мох упал, - обрадовался он.

Но всё же осторожно пошевелился, затем повернулся на бочок и благополучно встал.

- Спасибо тебе, Змейка, что вовремя пришла на помощь, а то я тут подумал, что превратился..., - Дятел замолчал на полуслове, - ну впрочем, не важно о чём я тут подумал, - нехотя договорил он.

- Ты зачем с дерева прыгал? – спросила Змейка.

- Я не прыгал. Просто у меня закружилась голова и я упал, потому что очень впечатлительный.

И тогда Змейка сказала очень строго:

- Нужно быть терпеливым, а не впечатлительным. Хорошо, что всё обошлось и ты цел, поэтому сейчас следуй за мной.

Она уверенно направилась к домику Ежа.

Дятел поспешил за ней.

Вскоре они были на месте. Змейка нашла узенькую щель, проползла под дверью и очутилась в комнате. Ёж, увидев  её, удивился и воскликнул:

- Ой, Змейка, я очень рад тебя видеть. Только почему ты через щель ко мне вползла?

- Стучалась я, да ты не открыл. А мне нужно было тебе срочно сказать о том, что Дятел хочет помириться. Но теперь, - Змейка многозначительно замолчала.

Ёжик заволновался:

- Что теперь? Он передумал? 

- Не волнуйся, не передумал, просто теперь он и сам может об этом сказать, потому что с дерева свалился.

Ёжик засуетился, забеспокоился:

- Как с дерева свалился? Он случайно не ушибся?

Ёж побежал к двери, распахнул её и  увидел Дятла. Встретившись взглядами, друзья улыбнулись друг другу,  и, почти одновременно, сказали:

- Здравствуй, друг. Прости меня. 

И тут случилось чудо! Обида Ёжика бесследно исчезла, а настроение Дятла нашлось.

С той поры друзья больше не ссорились. Ёжик перестал бродить по ночам и вместе со всеми просыпался рано утром. Вскоре у него выросла сто четвертая иголочка. Дятел же продолжил трудиться с хорошим настроением и долечил дерево. А ещё он научился осторожно спускаться по стволу дерева на землю. Теперь каждый вечер друзья сидели возле домика Ежа и разговаривали обо всём на свете.

История вторая. Сенсация.

 

Ранним, летним утром на лесной полянке грелась на солнышке Змейка, стучал Дятел, бродил Ёжик, играли в «догонялки» мышки-тройняшки, с цветочка на цветок порхали бабочки.

Вдруг из леса прилетел  воробей и громко зачирикал:

- Чик чирик, чик чирик - новость я для всех несу, ведь сенсация в лесу!

Змейка подняла голову и зашипела:

- Шшшто за новость?

Дятел перестал стучать и спросил:

- Что за сенсация?

Ёжик молча уставился на воробья.

Мышки-тройняшки прекратили игру и пропищали:

- Пи, пи, пи, пи, пи, пи - поскорее говори.

И воробей громко выпалил:

- В нашем лесу родились волчата - тройняшки

- Ну и шшшшто, - сказала Змейка.

- Мы тоже тройняшки, - пропищали мышки.

- Три мышонка, три волчонка,- прошептал Ёжик.

- Это вовсе не сенсация, - произнёс Дятел и вновь принялся стучать: тук, тук, тук.

- Помолчи, не стучи! - закричал воробей, да так громко, что все притихли.

- Так вот, - в полной тишине произнёс воробей, - в семье волка и волчицы родились волчата - тройняшки, двое из которых серенькие, а третий вовсе не серенький.

- Беленький? - спросил Дятел.

- Чёрненький? - поинтересовался Ёжик.

- Может он пятнистый? - задали вопрос мышки.

- Или серебристый? - спросила Змейка.

Нет, - ответил воробей, - он - сиреневый.

- Вот так информация, - удивилась Змейка.

- Настоящая сенсация, - сказал Дятел.

- Получается волчонок, а на волка не похож, - рассуждал колючий Ёж.

- Может быть он неопасный, раз совсем другой окраски? - спросили мышки.

- Не знаю, - ответил воробей, - я видел его один раз и могу сказать только то, что он очень красивый.

- Хотел бы и я на него посмотреть, - сказал Дятел.

- А я бы хотел с ним познакомиться, - прошептал Ёжик.

- И я,

- И я,

- И я, - пропищали мышки.

- Вы хотите познакомиться с сиреневым волком? - спросила Змейка.

- Хотим, - ответили мышки.

- Да, - прошептал Ёж, - мы хотим познакомиться с сиреневым волком.

- Но я, как и Дятел, - сказала Змейка, - хочу просто на него посмотреть.

С этой минуты все жители лесной поляны стали мечтать о встрече с сиреневым волчонком, даже бабочки.

Вечером этого дня мама волчица укладывала детей спать и  пела им  колыбельную песенку:

- Спать пора, спать пора,

Крепко спите до утра.

Спите детки дорогие,

Спите милые, родные,

Пусть под взглядом луны

Снятся вам цветные сны.

Волчата засыпали. Серенькие лежали на боку, а сиреневый волчонок спал, свернувшись калачиком. Красивый малыш совсем не походил на своих братьев - у него был короткий, пушистый хвостик, короткие лапки и сиреневая шерсть. Хотя небольшое сходство между братьями всё же имелось  - чёрненькие носики, коготки и глазки. После долгой прогулки волчата крепко спали. Серым братьям снились цветные сны, а сиреневому волчонку – необычные, сиреневые.

История третья. Потерянный день.

Волчата подрастали очень быстро и, вскоре, мама разрешила им гулять самостоятельно.

- Только не убегайте далеко в лес, - наказывала она сыновьям, - а то заблудитесь. 

Послушные волчата гуляли неподалёку от своей норы. Самым послушным был сиреневый волчонок, он всегда бежал домой по первому маминому зову и приносил ей красивый цветочек. Видя это, братья посмеивались над ним, но мама, услышав смех, смотрела строго, и волчата замолкали.

Однажды братья решили подшутить над волчонком. Во время прогулки они незаметно убежали и спрятались за большим кустом волчьих ягод. Сиреневый волчонок любовался красивыми цветочками и не заметил этого, а когда вспомнил про братьев, то не увидел их:

- Эй, братья, где вы? - крикнул он.

Никто не ответил. Волчонок позвал ещё раз. И опять никто не отозвался. Он разволновался, стал бегать взад-вперёд  и кричать:

- Братья, милые, ау! Где вы, где вы не пойму! Ау, ау, ау...

Серые волчата сидели за кустом, хихикали и не собирались выходить. А сиреневый волчонок, вдруг, подумал, что братья убежали в лес и заблудилась, ведь об этом всегда предупреждала мама. Он со всех ног помчался в лес.

Волчонок довольно долго бежал, устал и остановился. Вокруг было очень тихо, незнакомый лес окружал со всех сторон. И тут он понял, что сам заблудился.

А его братья, как ни в чем не бывало, вернулись домой.

- Где сиреневый волчонок? - спросила мама.

- Он от нас убежал, - солгали они.

- Почему же вы не остановили его? - вновь спросила мама.

- Мы пытались, но он не послушал нас и убежал, - сказали врунишки.

Тут вернулся с охоты папа волк. Уставший и голодный он громко зарычал на волчат:

- Ррр! Так нельзя поступать с братом. Вместе на прогулку, вместе с прогулки. Запомнили?

Волчата кивали головой, от страха они не могли вымолвить ни слова. А папа волк побежал в лес искать сына.

Приближалась ночь. Волчонок не хотел ночевать в незнакомом лесу и принялся искать дорогу домой. Он быстро побежал по незнакомой тропинке. В лесу становилось всё темнее и темнее – это пугало волчонка и он бежал всё быстрее и быстрее. Вдруг на его пути оказалась большая, старая коряга. В сумерках Волчонок не увидел препятствие, он запнулся, перелетел через корягу, упал, прокатился юзом по траве и оказался в пруду. Испуганный волчонок барахтался в холодной воде, изо всех сил пытаясь выбраться. Хорошо, что пруд оказался неглубоким и он быстро выкарабкался на бережок.

- Какая неприятность, - с досадой проговорил бедняжка и стал отряхиваться.

В это время папа волк  добежал до известной коряги и остановился. Он искал сына по следам и по запаху, но сейчас следы исчезли и запах тоже пропал.

«Странно», - подумал волк, - «куда же подевались следы».

А мокрый и очень голодный волчонок сидел около пруда и дрожал. Чувство голода было сильнее, чем чувства холода. Он спустился к воде, чтобы напиться и хоть немного утолить голод.  При свете луны, малыш увидел своё отражение. После купания его шерсть прилипла к телу, мордочка осунулась.

- Ой, - громко сказал волчонок и отстранился.

И, вдруг, он услышал незнакомый голос.

- Что с тобой?

Волчонок огляделся, но никого не увидел.

- Кто это говорит? – спросил он.

- Кто, кто, - посмотри внимательно, - ответил тот же голос.

Но волчонок по-прежнему никого не видел.

- Что за день сегодня такой потерянный, - с досадой сказал он.

- Почему потерянный? – спросил кто-то.

- Потому что я всех теряю, - ответил волчонок, - вначале братьев своих, потом дорогу домой, а теперь и вас никак не могу отыскать в темноте.

- Да вот он я, находи, - сказал кто-то.

- Не могу, - прошептал волчонок.

- Сейчас ближе подойду, - услышал он.

- Уже видишь?

- Нет...

- А сейчас?

- Не вижу.

И тут волчонок почувствовал, как что-то холодное и колючее упало ему на лапку. От неожиданности он подпрыгну и громко закричал:

- Оой!

- Да что ж, ты, так кричишь, всех в лесу разбудишь. Такой большой, а испугался маленького рака, вот глупый.

- Ты - рак? – спросил волчонок, глядя на существо возле себя.

- Не просто рак, я рак-парикмахер, - с достоинством ответил новый знакомый, - я здесь живу и работаю - стригу всех, кто ко мне приходит. Ты, я вижу, тоже за этим пришёл, но только почему ночью?

- Я заблудился.

- Заблудился? Ну дела. А постричься не хочешь?

- Нет, - ответил волчонок, - я хочу вернуться домой, - сказал он и опять громко вздохнул:

- Ой.

А папа волк, не найдя сына, решил переночевать в лесу, чтобы, с утра пораньше, продолжить поиски. Он уже прилёг и задремал, и, сквозь сон, услышал далёкое «ой», похожее на голос его сына. Спросонья волк не уловил откуда донёсся крик, но сейчас это же «ой» явно услышал. Волк вскочил и побежал на голос. Через несколько минут он был возле пруда. Не передать радости сиреневого волчонка, который увидел папу. Вместе они помчались домой.

- Пока рак, - крикнул на прощание волчонок, - рад был познакомиться.

- Я тоже, - ответил рак, -  выходит день сегодня  вовсе не потерянный, а очень даже хороший. Ты меня встретил, а я тебя.

- Точно, - отозвался волчонок и исчез в сумерках леса.

 

 

История четвёртая. Хороший день.

Сегодня волчата отправились на прогулку раньше обычного. Они пришли на лесную поляну где, как всегда ранним утром, было оживлённо и весело: шипела Змейка, стучал Дятел, шуршал Ёж, бегали и пищали мышки-тройняшки, порхали бабочки, лишь воробей дремал, сидя на ветке.

- Нам здесь не нравится,- сказали братья.

- А мне очень нравится, - тихо промолвил сиреневый волчонок.

- Тогда оставайся здесь, а мы пойдем в кусты ягоды доедать.

Сиреневый волчонок встревожился, ведь он боялся вновь потерять своих братьев. Но они сказали:

- Не волнуйся, кусты рядом, вон там, - и показали в сторону, - если захочешь, приходи, только в лес не убегай. Так и решили. Братья отправились в заросли, а сиреневый волчонок остался на поляне. Он стал наблюдать за всем, что там происходило. Но ни Змейка, ни Дятел, ни Ёж, ни мышки, ни бабочки не замечали его. Утром все были заняты своими делами.    Наконец Дятел заметил волчонка. Он позавтракал и со своей высоты любовался на любимую поляну. Вдруг увидел какой-то странный, сиреневый бугорок.

- Эй, воробей, - позвал дремавшего друга, - просыпайся поскорей.

- Чего тебе? - спросил воробей спросонья.

- Посмотри, - сказал Дятел, - у нас на поляне какой-то странный, сиреневый бугорок, вчера я такого не видел. Слетай и узнай, откуда он взялся. Воробей полетел. Сиреневый волчонок и впрямь был похож на бугорок, ведь он задремал и свернулся калачиком. Воробей облетел его со всех сторон.

- Это что-то непонятное, - крикнул Дятлу и решил сесть на сиреневый бугорок.

Но как только приземлился на спину волчонка, тот вздрогнул и проснулся.

- Оооо! - закричал воробей, - это вовсе не бугор, - и отлетел в сторону.

- Ты кто? - спросил издалека.

- Я волчонок, - ответил бугорок.

- Точно, волчонок, - обрадовался воробей.

- Эй, Дятел, это сиреневый волчонок! - громко и радостно крикнул воробей.

Его крик услышали все, кто был на поляне и поспешили к волчонку. Змейка, Ёжик, мышки, легкокрылые бабочки окружили волчонка и молча уставились на необычного зверька. Тогда он решил заговорить первым:

- Здравствуйте, я сиреневый волчонок, я очень добрый и хочу с вами дружить.

- И я добрый, - тихо сказал Ёжик, - и тоже хочу дружить. Но, пожалуйста, запомни, меня нельзя гладить, потому что у меня на спинке иголки, - предупредил он.

- Иголки? - удивился волчонок, - вот это да.

- Мы тоже хотим с тобой дружить, – дружно пропищали мышки, - мы почти всегда говорим одновременно, потому что тройняшки.

- Какое совпадение, - воскликнул волчонок, - я и мои братья, мы тоже тройняшки.

Следом за мышками голос подала Змейка:

- Рада знакомству,  - сказала она, - все в лесу называют меня мудрой, если и ты будешь так называть, мы подружимся, - добавила она.

- Хорошо, Мудрая Змейка - сказал волчонок и в этот момент они подружились.

- А меня зовут Чирик, - чирикнул воробей, - мне кажется, мы с тобой уже подружились, - сказал, подлетая, - кстати, я не только летаю, я могу и по земле прыгать, - похвастался он.

- Молодец, - сказал волчонок.

- Я тоже летаю, - крикнул с высокого дерева Дятел, - и тоже могу по земле прыгать, но только не очень люблю спускаться на землю, поэтому предлагаю дружить на расстоянии.

- Я согласен, - ответил волчонок.

Он подружился со всеми жителями лестной поляны, даже с бабочками. Они хоть ничего не говорили, но всё время летали вокруг волчонка и садились ему на спинку, а иногда и на ушки. Волчонку было немного щекотно, но он не отгонял бабочек.

Вечером сиреневый волчонок рассказывал маме и папе про новых друзей. А его братья шептались и хихикали:

- Тоже мне друзья, мыши да Змея. Ха, ха, ха.

- Птицы да Ёж, "со смеху умрёшь". Хи, хи, хи.

Волчонок не слышал, о чём  шептались братья. Но когда до него доносилось  хихиканье, он думал, что братья радуются вместе с ним.

История пятая. Превращение.

Лето близилось к концу. Волчата подросли, повзрослели и уже могли выполнять кое-какие поручения, которые давала мама. Однажды утром она сказала:

- Ступайте к реке. Там на склонах растёт мягкий мох, наберите его для своих подушек.

Волчата побежали к реке. Они нашли мох, но не стали собирать, а решили вначале искупаться. Накупавшись вдоволь, волчата выбрались на берег и развалились на солнышке. Обсохнув, опять полезли в воду, потом ещё раз, потом ещё. Приближался вечер. Сиреневый волчонок сказал:

- Пора мох собирать.

- Иди и собирай, а мы купаться хотим, - прокричали братья и снова побежали к воде.

- Но ведь мама сказала нам мох собирать, - настаивал сиреневый волчонок.

- Вот и собирай, раз такой послушный, а мы купаться будем, - сказали братья и зашли в воду.

Сиреневый волчонок вздохнул и пошёл собирать мох. Он собрал столько, сколько смог, а его братья нисколько.

Все вместе вернулись домой.

- Маловато мха вы набрали, хватит только на одну подушечку, - сказала мама и вопросительно посмотрела на сыновей.

Серые братья переглянулись.

- Мы бы больше набрали, но нам мешал сиреневый волчонок, - сказал неправду один из них.

- Он нашёл на берегу старое ведро, зачерпывал в него воду и обливал нас, - не моргнув глазом, солгал другой.

В это можно было поверить, ведь серые братья и в самом деле были мокрыми, а сиреневый волчонок совершенно сухим.  Мама внимательно посмотрела на него и сказала:

- Как тебе не стыдно, ты не помогал своим братьям, ты им мешал - нехорошо.

- Это неправда, я не мешал, я мох собирал, а они купались, - закричал от возмущения сиреневый волчонок.

- Кому же я должна верить? - строго спросила мама.

- Конечно нам, - ответили серые братья, - нам бы и в голову не пришло купаться тогда, когда нас за мхом отправили.

- Мы можем купаться в любой другой день.

- Разве мы не хотим спать на мягких подушечках?

- Это он не такой как все, - показали они в сторону брата, - ему, наверное, и подушка не нужна, потому и мох не хотел собирать.

После этих слов сиреневый волчонок не просто обиделся на братьев, он на них разозлился и громко зарычал:

- Ррр!

Впервые в жизни все услышали, как грозно он рычит. Братья испугались и попятились.

- Что с тобой? – тревожно спросила мама.

Она вдруг заметила, что у волчонка потемнели кончики ушей.

- Ррр! – продолжал рычать сиреневый волчонок, наступая на братьев.

На глазах у всех его ушки стали чёрными, потемнела спинка, а когда он оскалил зубы, то мгновенно стал чёрным от ушей до кончиков коготков.

Серым братьям стало так страшно, что они побежали в угол норы и закричали:

- Мы тебя боимся, чёрный волчонок! Оставь нас в покое, мы пошутили...

- Я не чёрррный, я сиррррреневый, - рычал он, преследуя братьев.

И тут мама волчица громко крикнула:

- Хватит рычать! Немедленно успокойся! Ты уже на себя не похож.

Услышав мамины слова, волчонок перестал рычать и скалить зубы. Он остановился и немного успокоился. И тут волчонок увидел свои чёрные лапы. От неожиданности он присел ииии.... увидел свою чёрную грудку:

- Почему мои лапы и грудка чёрного цвета? - громко спросил.

Никто не ответил.

Волчонок повернулся в надежде увидеть свой сиреневый хвостик. Но его хвостик тоже был чёрным. С последней надеждой в голосе он спросил маму:

- А моя спинка сиреневая?

Мама отрицательно покачала головой.

- Ты стал совершенно чёрным, как уголёк, - сказала она.

Волчонок очень огорчился. Он продолжал разглядывать свои лапки, грудку, хвостик - чёрный цвет совсем не нравился ему. Он уже забыл про обиду на братьев, ему сейчас было не до них.

Зато мама сказала серым братьям:

- Немедленно извинитесь за свою плохую шутку, за то, что вы так сильно рассердили сиреневого брата. Впрочем, я уже не могу так его называть, - добавила она и вздохнула.

Волчата извинились, и волчонок простил их. Он больше не злился, не рычал и не скалил зубы, но всё равно оставался совершенно чёрным.

Приближалась ночь, в норке становилось все темнее, чёрного волчонка невозможно было разглядеть. От этого всем было грустно.

Мама начала укладывать детей спать, но вместо колыбельной, решила рассказать сказку. Волчата внимательно слушали. Сказка закончилась. В ней, как всегда, добро победило зло. И тут один из серых братьев сказал:

- Выходит, не всегда добро побеждает зло. Сегодня мой брат разозлился и стал чёрным, сейчас он не злится, но по-прежнему чёрный.

Мама молчала. В это время взошла луна. Яркий свет проник в норку и осветил спинки волчат. И тут, маме показалось, что спинка чёрного волчонка стала светлее, она наклонилась поближе, чтобы лучше рассмотреть и… О, чудо! Шерсть волчонка действительно светлела на глазах, постепенно обретая прежний сиреневый цвет.

- Нет, - ответила она сыну, - добро всегда побеждает зло. Посмотри, твой брат вновь становится сиреневым.

Серые волчата подскочили и увидели рядом с собой прежнего сиреневого брата. Они очень обрадовались. Обрадовался и волчонок. Он сел и принялся рассматривать свои сиреневые лапки, грудку и хвостик.

- А спинка у меня тоже сиреневая? - спросил, немного тревожась.

На что мама и братья ответили:

- Да!

 - Я вновь сиреневый! - воскликнул он, - Ко мне вернулся прежний, добрый цвет. Я больше никогда не буду злиться, мне нравится быть добрым, - говорил сиреневый волчонок, виляя пушистым хвостиком.

- Мы тоже хотим быть добрыми, - глядя на волчонка, сказали серые братья.

- Вы чудесные дети и я вас очень люблю, - улыбнулась мама.

Наконец все были счастливы. Вскоре волчата тройняшки уснули.

В эту ночь, как и всегда, серым братьям снились цветные сны, а сиреневому волчонку – необычные, сиреневые.

 

 

 

История шестая. 104 иголочка.

Приближалась осень. Пришло время готовить запасы на зиму. Ёжик, как и все жители леса, занимался этим каждый день. Ранним утром он шёл в лес, собирал грибы, накалывал их на свои  иголочки и нёс домой. Дома нанизывал грибы на нитку и подвешивал сушиться. Он уже забыл, когда в последний раз смотрелся в зеркало, ведь на это не было ни времени, ни сил. Всё бы ничего, да только выросшая недавно сточетвёртая иголочка продолжала расти. И Ёж заметил это лишь однажды утром, когда застрял в дверном проёме. Вначале Ёжик не понял, что ему мешает и с силой двинулся вперёд, но так и не смог выйти из дома. Ёж вернулся в комнату, подошёл к зеркалу - иии!   Он увидел, что его сточетвёртая иголочка стала длинной, как антенна.

«Вот это да», - подумал Ёжик, - «раз у  меня такая длинная иголочка, я смогу наколоть на неё целых десять грибов».

Он обрадовался, но тут же огорчился, ведь грибы не росли в комнате, за ними нужно было идти в лес. Но теперь Ёж не мог выйти из дома.

Он не знал что делать, и решил спросить совета у Дятла.

- Эй, Дятел! - крикнул, высунув мордочку в окошко.

Дятел, как всегда стучал – тук, тук, тук. Сквозь перестуки, ему послышался голос Ежа. Дятел посмотрел вниз, но никого не увидел. Он решил, что ему показалось и продолжил стучать.

Ёжик, не дождавшись ответа, вновь громко крикнул:

- Эй, Дятел - приятель, отзовись!

На этот раз Дятел отчётливо услышал голос Ежа, но не увидел друга:

- Ты, где? Я тебя не вижу.

- Я в домике. Не могу выйти из-за сточетвёртой иголочки, она выросла и я застреваю в дверном проёме.

- Чего же она так выросла-то, - тихо пробубнил удивлённый Дятел. Но решил поддержать друга и поэтому бодро крикнул:

- Не переживай, я что-нибудь придумаю.

Дятел отложил работу и задумался. Прошёл час.

- Придумал? - крикнул Ёж.

- Нет ещё, - ответил Дятел.

Ёж терпеливо ждал и надеялся. Утро сменил день.

- Придумал? – вновь спросил он.

- Ещё нет, - отозвался Дятел.

Дятел так и не смог придумать, как помочь другу, поэтому спустится с дерева, чтобы просто побыть рядом в трудную минуту.

- Привет, Ёж сточетвёртая иголочка, - улыбнулся, заглядывая в окно, - можно войти?

- Входи, не заперто.

Ёжил сидел на полу и грустил. По всей комнате были развешены грибы.

- Ничего себе сколько грибов заготовил, молодец, - похвалил Дятел, - а чего такой грустный?

- Будто не знаешь.

- Знаю и всё время думаю, как тебе помочь. Если честно, даже устал от этого.

- Разве так бывает? – удивился Ёж.

- Бывает.

- Наверное, ты прав, - согласился Ёж, - я сегодня весь день переживаю из-за сточетвёртой иголочки и устал от этого больше, чем вчера, когда грибы собирал.

- А я что говорю, - кивнул Дятел и присел рядом с Ежом.

- Слушай, - вдруг оживился он, - когда у тебя начала расти иголочка?

- Не знаю, - ответил Ёж.

- А ну-ка, вспоминай, не с тех ли пор, когда ты начал грибы собирать?

- Может быть.

- Точно, вот об этом я только что и подумал.

- О чём? – спросил Ежик.

- О том, что иголочка выросла из-за грибов.

- Не понимаю, - сказал Ёж.

- Что ж тут непонятного. Ты съел слишком много грибов. Вспомни, как однажды, мышки – тройняшки съели много корешков и у них раздулись животики, да так сильно, что они на спинках лежали и ногами дрыгали.

Ёж удивлённо смотрел на друга. А Дятел продолжил:

- Всё сходится - у мышек животы выросли, а у тебя иголочка.

- Что же мне теперь делать? - спросил Ёжик.

- Ничего, - улыбнулся Дятел, - ты просто больше не будешь есть грибы и тогда иголочка уменьшиться. Ведь когда мышки перестали есть корешки, их животики через какое-то время стали прежними. Да, кстати, есть линейка в доме?

- А линейка-ка то зачем? – спросил Ёж.

- Будем измерять иголочку, - ответил Дятел.

Линейка нашлась.

Дятел старательно приложил её к иголочке.

- Ровно 10 сантиметров, - произнёс он, - теперь будем ждать.

Прошло примерно два часа.

Дятел вновь измерил иголочку.

- Уменьшилась? – спросил Ёж.

- Нет ещё, - ответил Дятел.

Приближался вечер, Дятел вновь произвёл замеры.

- Уменьшилась? – беспокоился Ёж.

- Ещё нет, - вздохнул Дятел.

Ёжик проголодался, аппетитные грибы висели повсюду, он закрыл глаза, чтобы не видеть их, но грибы всё равно мерещились.

- Я есть хочу, - сказал он.

- Потерпи немного, - произнёс Дятел.

- Уже не могу терпеть.

- Тогда подожди, я принесу ягоды, ведь грибы тебе кушать нельзя.

- Зачем же я столько заготовил?

- Так ведь ты на зиму заготовил, вот и будешь зимой кушать, когда ни ягод, ни травы не будет, - сказал Дятел и отправился за ягодами.

Он принёс из леса ягоды смородины, черники и немного травы иван-чая. Заботливый Дятел накормил Ежа ягодами и заварил ароматный чай. Пока чай остывал, решил вновь измерил иголочку. Иголочка не уменьшалась.

- Видимо, она ещё не скоро уменьшиться, слишком большая выросла, - вздохнул Дятел.

В это самое время за окном послышались голоса мышек-тройняшек и тут Дятла осенило.

- Эй, мышки-малышки, стойте, - крикнул он, высунувшись в окна, - нужно срочно выручать Ежа. У него выросла иголочка и упирается в дверной проём, из-за этого он не может выйти из дома. Поможете?

Мышки остановились и, как всегда дружно ответили:

- Даа!

- Поможем.

- Говори, что нужно сделать.

- Пожалуйста, выкопайте под дверью ямку, - попросил Дятел.

- Пи, пи, пи, у нас острые коготки, - пропищали мышки и быстро сделали под дверью небольшое углубление.

Ёжик распахнул дверь, осторожно спустился в ямку и выкарабкался из неё наружу.

- Спасибо, друзья, - крикнул вслед убегающим мышкам.

Теперь Ёж выходил и заходил в своё жилище через ямку. Но всё было хорошо до поры, до времени. Почему? Да потому, что иголочка продолжала расти. И, однажды, утром Ёж не смог встать с постельки. Иголочка так выросла за ночь, что упёрлась в потолок.

- Дятел, - крикнул он в открытое окно, - иголочка выросла ещё больше и мешает мне встать с постели. Сможешь помочь?

- Попробую, подумаю... - ответил Дятел.

Он вновь отложил работу и весь день провёл с Ёжиком. Дятел ходил в лес за ягодами, заваривал чай, рассказывал Ежу интересные истории и постоянно думал, как же помочь другу, но на этот раз ему ничего не приходило в голову.

Тогда Дятел отправился за помощью к Мудрой Змейке и всё ей рассказал.

- Как думаешь, Ёжику можно помочь? – спросил Дятел.

- Можно, только осторожно, -  ответила Змейка, -  иголочку нужно укоротить и это сделает наш рак-парикмахер, - проговорила она и поспешила к пруду.

Рак сидел у пруда и пел весёлую песенку:

- Я рак-парикмахер

Острейшие клешни,

Знакомые птахи

Зовут меня Кешей.

Бородку сегодня

Я Лешему стриг,

Красивым и модным

Стал Леший-старик.

После каждого куплета рак весело насвистывал и озирался по сторонам, в ожидании новых клиентов. И тут он увидел Змейку.

- Вы ко мне? – удивлённо спросил и подумал:  «интересно, что ей можно постричь, ни перьев, ни бороды».

- К вам.

Но не успел он задать новый вопрос, как Змейка сама объяснила, зачем пришла. Рак сразу же согласился помочь Ёжику.

- Показывайте дорогу к дому Ежа, я сейчас же туда отправлюсь, - сказал он.

- Следуйте за мной, сказала Змейка.

Она уже довольно долго ползла, решила обернуться, чтобы посмотреть, не отстал ли рак и... не увидела его. «Конечно», - сразу догадалась Мудрая Змейка, - «рак, пятясь назад, ушёл совсем в другую сторону».

А Ёжик ждал. В компании с Дятлом ему было не так грустно, но и не весело. Мудрая змейка понимала, что Ежу необходима срочная помощь, поэтому не стала искать рака, а повернула к волчьей норе.

«Только сиреневый волчонок сможет мне помочь», - размышляла она на ходу, - «он посадит рака к себе на спинку и быстро домчит до дома Ежа».

Так и произошло, отзывчивый волчонок быстро отыскал рака-парикмахера, посадил его на спину и доставил к Ежу.

Рак-парикмахер подстриг сточетвёртую иголочку до нужной длины и сказал счастливому Ёжику:

- У тебя особенная иголочка, которую нужно время от времени подрезать, поэтому следи за ней, и когда нужно приходи ко мне стричься.

Ёжик был счастлив, он бегал по комнате, рассаживая всех друзей, благодарил их и поил ароматным чаем.

 

История седьмая. Привет, зимушка.

- Привет, зимушка, привет, красавица.  Как же, ты, всего за одну ночь  изменила наш лес  до неузнаваемости. Всё укрыла снегом - белым, пушистым, красивым, искристым, - громко чирикал весёлый воробей. 

С вечера он уснул на своей любимой, сосновой ветке, прижавшись  к тёплому стволу дерева, который за день нагревался от солнца. Правда, к утру, воробушек всё равно подмерзал и потому просыпался раньше других, даже раньше Дятла. Он сразу же начинал летать с одной ветки на другую  - быстро согревался и первым встречал рассвет. А сегодня первым зиму встретил. Воробушек, как всегда, начал летать с ветки на ветку,  сбивая первый снежок:

- Как же красиво, в нашем лесу, как в сказке.

-  Дятел, просыпайся, поскорее,  - крикнул в самое дупло.

Дятел высунул голову и обомлел от зимней красоты.

- Поздравляю, с началом зимы, - сказал воробей.

- И я тебя поздравляю, - ответил Дятел.

 - Сейчас все остальные проснуться, их тоже буду поздравлять, - чирикал довольный воробушек.

- Кого ты собрался поздравлять? – спросил Дятел.

- Всех, - отозвался воробей.

- Все - это «ты,  да я, да мы с тобой». Ну, ещё волчата. Остальные, зимой  спать будут . Вон, посмотри,  домик Ежа полностью снегом завалило -  он теперь до весны не выйдет.  Змейка, рак-парикмахер тоже  не покажутся,  да и мышки-тройняшки будут всю зиму сидеть в своей норке. А бабочки, сам видел, ещё позавчера улетели в тёплые края. В лесу зимой будет очень тихо, не то, что летом, - сказал Дятел.

- Тогда хотя бы, ты, пораньше просыпайся,  - попросил воробей, - а то я один рано просыпаюсь, уж очень холодно мне теперь ночью, особенно под утро.

- Приглашаю на ночлег. В  моём дупле найдётся местечко для тебя, к тому же вдвоём теплее,- пригласил Дятел.

- На ночлег? Вот спасибо, - обрадовался воробей и тут же спросил: - А можно на утролег?

- На что? – не понял Дятел.

- На утролег . Ну, я бы и сейчас немного полежал и поспал в твоём гнезде, потому что сегодня ночью очень замёрз  и не выспался, - объяснил воробей.

- Да, пожалуйста, - улыбнулся Дятел, - залетай и отдыхай.

Воробушек залетел в тёплое гнёздышко и сразу же уснул. А Дятел, чтобы не тревожить его сон,  решил полетать по лесу и посмотреть на зимнюю красоту. Он довольно долго летал, до самого обеда. 

- Теперь можно начинать работу, воробушек, думаю, уже хорошо выспался, - сказал  Дятел и принялся стучать: тук, тук, тук-тук-тук,  тук, тук, тук-тук-тук. От его стука проснулся не только воробушек. Стук услышал Ёжик  и открыл глаза.  «Ну, наконец-то, ночь закончилась», - подумал он, - «раз Дятел проснулся, значит, утро наступило. Только почему  солнышко не светит в окошко? Может тучки заслонили»… – размышлял он в полной темноте, - «ладно, подожду ещё немного, когда тучки разбегутся», - решил он.  Прошло какое-то время. Дятел усердно стучал. Но в комнате Ёжа было, по-прежнему,  очень темно.

«Может быть сейчас не утро, а ночь», - вдруг подумал Ёж, - «а Дятел стучит потому, что ему  сон страшный приснился и он спать не может… Что ж, подожду, когда утро наступит».

Прошло довольно много времени и Ёж понимал, что ночь не может быть бесконечной, значит дело совсем в другом. В чём?  Ёж закрывал и открывал глазки уже несколько раз подряд. Но и с открытыми, и с закрытыми глазами - ничего не видел.

 – Наверное, я ослеп, - тихонько, прошептал он, - поэтому  ничего не вижу. Как же это плохо ничего не видеть, - разговаривал с самим собой, - что же случилось с моими глазками, как же я теперь буду жить?

Ёж очень расстроился, но всё ещё надеялся, что это не так. Поэтому ещё очень  сильно зажмурил глазки и очень резко открыл, но…вокруг была полная темнота, и тогда Ёж заплакал:

- Ааа, я слепой Ёжик, мои глазки ничего не видят, ааа!

Первым рыдания Ежа услышал воробей.

- Кажется,  Ёжик плачет, - сказал Дятлу.

Дятел перестал стучать  и прислушался:

- Да это он, и не только плачет, он что-то говорит. Слетай и узнай, что у него случилось.

Проворный воробей уже через минуту был возле  домика Ежа.

- Ааа, - доносилось изнутри, - как же я буду теперь в лес за грибами ходить, я ведь ничего не вижууу, я слепой. Ааа!

Воробей подлетел к окошечку, которое было сплошь залеплено снегом, и стал быстро расчищать его своими маленькими крылышками. Он  сообразил, что свет в комнату Ежа не проникает из-за плотного слоя снега, а бедный Ёжик думает, что ослепли его глазки и плачет.

Ёж сквозь слёзы как будто стал лучше видеть и поэтому заплакал ещё сильнее, он решил, что давно не мыл глазки, потому они стали плохо видеть и теперь он промывал их своими слезинками. Вскоре все слёзы закончились и Ёж увидел  Воробей, который бился в окно.

- Эй, - крикнул ему Ёж, - не загораживай мне свет, а то я и так долго в темноте сидел, потому что мои глазки плохо видели.

- Не глазки это, - чирикнул воробей, - это твоё окошечко снегом завалило, сегодня ночью в наш лес пришла зима.

Ёж подошёл к  окну и выглянул: - И правда, зима. Так это ты расчистил снег и впустил свет в моё окошечко, спасибо, тебе, Чирик.

- Да не за что, - отозвался воробей, - сегодня, в первый день зимы, все друг другу помогают, впрочем как и всегда. Привет тебе от Дятла.

- Спасибо, ему тоже передай, - сказал Ёж, - извини,  больше не могу болтать,  что - то я очень проголодался, пора мне завтракать, то есть обедать, или уже ужинать. Ну вообще не важно, я пошёл кушать свои вкусные грибы, которые заготовил на зиму. Ведь она уже наступила.

История восьмая. Сиреневый снежок.

Хорошо в гнёздышке Дятла – тепло, уютно. Правда,  немного тесновато, но как говориться «в тесноте, да не в обиде». Воробей был счастлив, что его приютил Дятел. Каждое утро он первым вылетал из дупла, садился на ветку, расправлял свои крылышки и начинал весело чирикать. Во время пения он внимательно смотрел по сторонам - всё ли хорошо, всё ли в порядке. Основная его забота – это, конечно же, окошечко Ежа. Воробей теперь всегда следил за ним и, когда нужно, расчищал от снега. Вот и сегодня Чирик внимательно посмотрел на окошечко, оно было чистым. «Хорошая сегодня было ночь тихая – без ветра, без снега», - подумал воробушек, чирикая, - «сегодня можно беззаботно летать с ветки на ветку и в снег нырять». Это занятие, нырять в снег, очень нравилось воробью. Сидя на ветке, он складывал крылышки, весь сжимался и прыгал вниз в мягкий , пушистый снег. Барахтался там, как летом, в песке, а после  взлетал, садился на ветку и бодро выкрикивал:

- Чик, чирик, чик, чирик, я сегодня снеговик.

Вот и сейчас, допев  утреннюю песенку, воробей решил нырнуть в снег. Он сложил крылышки, посмотрел вниз,  и остался на ветке.

- Вот это даа, - протянул удивленно, - такого снега я в своей жизни ещё ни разу не видел.

- Эй, Дятел, - посмотри, в нашем лесу выпал сиреневый снег.

- Сиреневого снега не бывает, - отозвался Дятел, - и выглянул из дупла.

- Я тоже думал, что не бывает, а сейчас вижу, что бывает, сам посмотри.

Дятел выбрался наружу и стал разглядывать снег.

На белом, пушистом ковре и правда  виднелись крохотные, сиреневые пушинки.

- Ну что, убедился? – спросил Чирик, - я думаю, что это вон -то сиреневое облачко, -  воробей показал на небо, - просыпало свои снежинки-пушинки над нашей поляной. Вот я так всегда мечтал, - радостно рассуждал он, - чтобы хоть когда-нибудь выпал серый, или синий, или сиреневый снежок из цветных облаков. Но над нашим лесом только белые облака раскрывались, а сегодня, надо же, исполнилась моя мечта, сиреневое облачко подарило сиреневые пушинки. Я умею мечтать, и мои мечты сбываются, ура, - веселился он.

Дятел молча слушал и пытался разглядеть сиреневые  пушинки. Он, в отличие от воробья, не поверил в то, что выпал сиреневый снежок. Но лететь вниз, чтобы рассмотреть непривычные пушинки ему не очень-то хотелось.

- Слетай, пожалуйста, и посмотри на эти сиреневые пушинки - может это вовсе не снежинки, -  попросил он воробья.

- Что же это? Может цветочки выросли посреди зимы, - пошутил воробей и полетел вниз.

Он присел возле сиреневой пушинки и стал её разглядывать.

- Снежинка? – спросил Дятел.

- Наверное, - отозвался воробей, - правда, больше похожа на пушистый комочек.

- Что за комочек, это вообще снег? – расспрашивал Дятел.

- Конечно снег, что же ещё, -  не совсем уверенно ответил воробей.

- Ты я вижу, сам сомневаешься, проверь и определи, - сказал Дятел.

- Как же  я могу это проверить… По виду пушистый, снежный комочек, только не белый, а сиреневый. Говорю же сиреневое облачко подарило нам свои сиреневые снежинки-пушинки.

- Слушай, а попробуй потрогать этот комочек, если он растает - тогда точно это сиреневый снег, - предложил Дятел.

Чирик осторожно поставил свою лапку на пушистый сиреневый комочек и почувствовал. Нет, вовсе  не снежную прохладу, а, наоборот, тепло.

- Это тёплый  снег , - радостно закричал.

- Тёплого снега не бывает, - сказал Дятел.

- Бывает, вот он, сейчас принесу и покажу тебе, неверующий Дятел.

Воробей подхватил сиреневый комочек и принёс его Дятлу.

- Смотри какой красивый и тёпленький, можно в гнездышко положить и там станет теплее .

Дятел вопросительно смотрел на воробья:

- Ты и вправду думаешь, что это снег?

- А что же это по-твоему?

- И тебя не смущает, что он даёт тепло?

- Мне это даже нравится.

- Нет, воробей, это не снег, -сказал Дятел.

- Не снег, не цветочек, ну про град глупо было бы говорить, не то время года, - проворчал Воробей.

- Отчего же, раз для тёплого снега подходящее время года, то уж для града и подавно, - улыбнулся Дятел.

- Ты что подтруниваешь надо мной? - обидчиво спросил Воробей.

- Нет, - сказал Дятел и, чтобы, не рассмеяться ему в лицо, поднял голову высоко вверх, - я просто смотрю на сиреневое облачно и жду, когда же оно снова подарит нам свой тёплый, сиреневый снег.

- Ты мечтать не умеешь и облачко ничего тебе не подарит, - обиделся воробей и вздохнул.

- Ну, ладно, мечтатель, не сердись, я старше тебя и поэтому…

- Ну да, старше и поэтому  умнее, да? – перебил воробей Дятла, - а я молоденький, поэтому глупенький.

- Вовсе не это я хотел сказать, зря ты меня перебил.

Воробей замолчал, ему стало чуточку стыдно, что он перебил Дятла. Перебивать это была его плохая черта, он изо всех сил пытался от неё избавиться, но вот сейчас не сдержался..

- Я старше тебя и поэтому у меня, - продолжил Дятел, - больше жизненного опыта – вот и всё. Ты же очень умный, очень добрый и очень заботливый, вон как помог Ежу и сейчас продолжаешь за окошечком следить. Молодец. Но насчёт тёплого сиреневого снега ошибаешься.

- Почему? – удивлённо спросил воробей.

Он, после хороших слов друга, больше не сердился, а доверчиво смотрел ему в глаза в ожидании ответа.

- Потому что это не снежные пушинки, а сиреневые волчьи шерстинки. У пушистых животных время от времени линяет шерсть и опадает, вот и у сиреневого волчонка сейчас, зимой, линяет шерсть и он, когда  бегал  по лесу , разбросал свои шерстинки.

- Вот я глупый, - сказал воробушек, - я ведь видел на снегу волчьи следы и не догадался.

- Ты не глупый, просто у тебя ещё мало жизненного опыта, - повторил Дятел, - но сейчас ты его уже немного подкопил, - добавил он.

- Ага, - согласился воробей, - благодаря тебе, я теперь знаю, что у животных шерсть линяет. Кстати, ты, когда перечислял мои достоинства, забыл сказать о том, о том, что я очень находчивый, - вновь начал хвастаться  воробей, - я ведь принёс шерстинку в дупло и от этого нам ночью будет теплее.

- Это точно, - улыбнулся  Дятел, - от одной маленькой шерстинки нам и вправду станет теплее,

- Я могу больше принести, мне не трудно, - сказал Воробей.

Целый день он собирал шерстинки и утеплял гнёздышко. Вечером они с Дятлом легли спать на тёплую подстилочку.

- Ну как, теплее стало? - спрашивал воробей.

- И теплее и мягче, молодец, что натаскал столько пушинок.

- Я завтра ещё натаскаю и у нас будет не только подстилочка, но и подушечки, - не унимался воробей.

- Я давно мечтаю спать на подушечке, - отозвался Дятел и зевнул.

- Завтра у тебя будет самая мягкая подушечка в мире, - пообещал воробей.

- Спасибо, - поблагодарил Дятел, - спокойной ночи.

- Спокойной и тёплой, и мягкой ночи желаю тебе, - ответил воробей.

История девятая. Таинственное исчезновение.

 

Ранним утром Дятел выбрался из гнезда, огляделся по сторонам, в надежде увидеть воробья и пожелать ему доброго утра, но не увидел друга. «Наверное уже в лес улетел искать пушинки-шерстинки для подушечек, под нашим деревом-то вчера все собрал», - подумал он и принялся за своё обычное занятие. Тук, тук, тук-тук-тук, тук, тук, тук-тук-тук, - разлетелись по морозному лесу  звонкие перестуки.

Дятел усердно работал весь день, и не заметил, как наступили сумерки. Зимний день в лесу  короткий, солнышко рано уходит за горизонт. «Пора заканчивать, а то скоро совсем стемнеет», - подумал он, - «но где-же воробей, где так долго летает, может я так увлёкся работой, что не заметил, как он пушинки таскал за моей спиной, и уже на ночлег в гнёздышко забрался». Дятел заглянул в дупло.

- Странно, - сказал вслух, - никаких новых пушинок нет, и воробья тоже нет.

- Эй, воробей,– громко позвал Дятел, - ауу!

Воробей не отзывался. Дятел позвал ещё раз:

 - Воробей, возвращайся поскорей!

В ответ – тишина. Дятел стал беспокоиться, вот-вот должна наступить ночь, а воробья поблизости нет, куда же он подевался. Дятел спустился вниз по стволу дерева, кое-как добрался до домика Ежа и постучал в окошечко.

Ёж подошел к окну и спросил:

 - Привет, Дятел. Чего тебе?

- Привет, Ёж. Ты случайно воробья не видел, а то я сегодня весь день усердно трудился и потерял его из вида.

- Видел, правда утром или в обед, точно не подскажу, но вообще, когда солнышко светило.

- Скажи, куда он полетел в какую сторону?

- В какую сторону? Не знаю. Я видел, как он в снег нырял, я даже наблюдал за ним, а потом он исчез, может и полетел в какую-нибудь сторону, только мне из окошечка не видны стороны,  - ответил Ёж.

- Ладно, - уныло сказал Дятел, - буду ждать, - так как искать в тёмном лесу невозможно.

Он отошёл от окошечка и только хотел взлететь, как увидел довольно глубокий след на снегу. Дятел подошёл поближе и заглянул в него.

- Ничего себе, какой глубокий след, кто же мог так наступить? У кого такая длинная нога? Ах, - вдруг выдохнул он, - как же я сразу-то не догадался, это ж воробей сегодня в снег нырял. Дятел начал  беспокоится, ведь обычно воробей сразу выныривал  и  барахтался, разрывая весь снег вокруг. Но тут  видно было только место, куда он прыгнул.

«Неужели воробей утонул в снегу» … Дятел не на шутку заволновался, он начал отчаянно разбрасывать снег, углубляясь в ямку и кричать в отверстие:

- Эй, воробей, ау! Воробушек, миленький, отзовись, - просил Дятел, продолжая копать снег.

- Только не молчи, я спасу тебя, ну, пожалуйста, чирикни хоть разочек, - умолял он и копал лапками снег.

Стало совсем темно, Дятел копал наугад, он понимал, что в темноте вряд ли получится найти воробушка, но возвращаться в гнездо и ночевать там без друга он просто не мог.

- Лучше буду всю ночь снег ворошить , - решил он, -чем спать в тёплом гнёздышке, зная, что воробушек где-то один под холодным снегом.

Но сон взял своё, и Дятел, через какое-то время, уснул прямо на снегу.

- Эй, Дятел приятель, ты чего на снегу спишь? Вставай, а то простудишься.

Дятел поднял голову и увидел воробушка.

- Ты не снишься мне? – спросил, - Ты на самом деле?

- Я на самом, - чирикнул тот.

- Тогда клюнь меня, - настаивал Дятел.

Воробушек легонько клюнул Дятла и опять задал тот же вопрос: - Ты чего на снегу спишь? Тебе уже не нравится наша тёплая подстилочка?

- Мне не нравится спать одному, без тебя. Где ты был? Я очень сильно  за тебя испугался, думал ты в снегу утонул, вот и раскапывал снег, чтоб спасти тебя… -  объяснял Дятел.

- Ты мой любимый, заботливый Дятел, - улыбнулся воробей, - прости, что заставил тебя волноваться, сейчас я всё расскажу.

- Рассказывай, - сказал Дятел.

- Конечно, - только давай в гнездо вернёмся, а то здесь холодно очень.

Они вернулись в тёплое гнёздышко и воробей поведал такую историю:

- Я проснулся очень рано, полетел за пушинками  для наших подушечек, но пушинок нигде не было, видимо ночной ветер унёс их так далеко, что мне не долететь до тех мест. Ладно, подумал я, сяду на ветку, подожду, когда выбежит сиреневый волчонок и раскидает свои шерстинки. Но волчонка не было, а сидеть на ветке было холодно, тогда  я решил нырять в снег, но видимо в этот раз сильнее обычного оттолкнулся от ветки. Ну, вообще, я нырнул ооочень глубоко, с головой. Испугался даже, уже хотел на помощь звать, покряхтел, чтобы крикнуть и, вдруг, услышать совсем рядом:

- Привет, воробей, рада, что в гости пожаловал.

- Ты не врёшь? – спросил Дятел, - Ты точно это услышал под снегом?

- Конечно точно, даже не сомневайся, точнее не бывает, хотя я тоже очень удивился, услышав это. Представьтесь, - сказал я, - а то я не вижу кто со мной здоровается и в гости зовёт, может, вы, какой- нибудь  снежный Леший.

- Ну ты и придумал, - услышал я в ответ. И по приветливой интонации узнал голос мудрой Змейки.

- Змейки? – переспросил Дятел.

- Ну, да, - подтвердил воробей. Я нырнул так глубоко, что очутился возле её норы. Мы с мы с ней долго болтали. В основном, конечно,  я обо всём рассказывал- и про Ёжика, и про сиреневый снег, и про тёплый ночлег. Ей обо всём интересно было слушать, она ведь зимой никого не видит, и выйти не может, потому что мёрзнет очень. У неё, сам знаешь,  ни шерстинок нет, ни перьев. И пока я всё рассказал,  день прошёл. А в норке-то темно и непонятно - то ли день в лесу, то ли вечер, то ли ночь. Когда выбрался оказалось, что ночь. Ты уж прости меня, что так получилось.  Но зато я тебе привет от Змейки принёс, но не пламенный и не горячий.

- А какой? Холодный ? – спросил  Дятел.

- Нет. Догадайся.

- Может дружеский?

- Дружеский – это само собой.

- Какой же?

- Сдаёшься? - спросил Воробей.

- Сдаюсь, просто спать очень хочется очень и узнать тоже очень хочется.

- Новогодний, - вот какой, - она много мне таких приветов передала - и тебе, и Ёжику, и волчатам.

- Новогодний? Не рано ли?

- Вовсе нет. Уже скоро наступит Новый год. Змейка даже день точный сказала. У неё в норке есть календарь и поэтому она знает когда наступит праздник.

- Ты же сказал у неё в норке темно очень и ничего не видно.

- Ну, да, так и есть, просто Змейка хорошо видит в темноте.

- Ага, точно. Так и есть, – сонно бормотал Дятел то ли отвечая Воробью, то ли разговаривая во сне, потому как его глазки были закрыты.

Воробушек не стал это уточнять, ведь его глазки тоже непроизвольно закрылись и он погрузился в глубокий сон.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением