№157 Хомяк и Суслик

Автор :
Опубликовано в: Новая сказка 2018

 

Хомяк и Суслик. Приключения гномов

Действующие лица

 

Хомяк – старый гном, эрудит и мастер на все руки.

Суслик – мальчишка-гном, шутник, озорник и любитель приключений.

Клоп – ворчливый домашний питомец Хомяка и Суслика, наследный принц и болтун.

******* - неожиданный гость, учинивший большой переполох.

Заяц – лучший друг Суслика, простой и честный малый.

Лесовичок - молчаливый лесной дедушка-колдун.

Кот - сказочник, певун, балагур и редкий лентяй.

Дикобраз - пугливый, но очень душевный зверёк-именинник.

Май – майский жук, разведчик и предсказатель погоды.

Клоп Аркадий – любимый папа Клопа, великий король.

Фрита – любимая сестрица Хомяка с большими пышными усами.

Баба Сыромаха – злая росомаха, которая портит всем жизнь.

Хорёк и Горностай – неисправимые хулиганы и шалуны.

Блуждающие огоньки – болотные проказники и врунишки.

Братья тролли - грубые норвежские великаны с единственным глазом на всех.

Белые медведики – странные перелётные существа, не известные науке.

Мандрагоры – злобные крикливые колдовские корешки.

Муха-храпуха – удивительное насекомое, укусившее Хомяка.

И многочисленные лесные жители.

Вступление

Охотники за сокровищами

Ночь была тёмной и очень тихой. Лишь изредка в чаще леса гулко ухал филин, проносились по небу едва заметные тени летучих мышей, тревожно стрекотали кузнечики. Большая жёлтая луна медленно выплывала из-за облаков, освещая белыми равнодушными лучами землю, и вдруг внезапно исчезала. Только в эти редкие минуты, когда спящий лес освещался призрачным лунным светом, можно было заметить, как крадутся среди болотных трясин две чёрные, едва различимые в темноте, фигуры. Несколько раз ночные путники останавливались и оглядывались по сторонам, словно желая убедиться, что идут правильной дорогой.

- Мы точно не заблудились, Суслик? – опасливо спрашивала фигура, что была поменьше. – Я этих мест не знаю.

- Точно, - шёпотом отвечал ей тот, кого назвали «Сусликом», - мы уже рядом. Жабье болото прошли, вон там начинается Чёрный буреломник.

Суслик достал из кармана фонарик и посветил на карту:

- Смотри, вот оно. Поле мандрагор. Ещё минут десять.

Теперь в тусклом свете фонаря стало заметно, что Суслик оказался невысоким пареньком с рыжими волосами, а его спутником был большой зеленый лесной Клоп. Вот это да! Очень неожиданно!

- Тогда привал, - ответил Клоп. – Я устал. Ноги отваливаются.

Приятели сели, прислонившись спинами к стволу дерева.

- Зачем я только на ночь глядя сюда пошёл? - уныло проговорил Клоп. – Лучше бы в лото с Хомяком поиграл. А потом послушал историю про гнома и весёлого тролля. Или про рыцаря, переночевавшего в животе у дракона. Эххх…

- Не унывай, - приободрил его Суслик, и в свете фонарика глаза его сверкнули ярким жёлтым огнём. – Вспомни, ты же сам в поход напросился, когда узнал, где спрятаны сокровища. Да не трясись ты так, держи хвост пистолетом. У тебя же есть пистолет? Или хотя бы хвост?

- Нет, - ответил Клоп, у которого, и в самом деле, начали дрожать руки и ноги. - Ничего у меня нет. Ни хвоста, ни пистолета, ни храбрости.

Где-то громко ухнула сова. Клоп поёжился.

- Не бойся, - успокоил его товарищ. - Я с тобой.

- Тут рядом логово злющей росомахи, а зубы у неё, что твои сабли, - объяснил Клоп. – Кругом огоньки болотные, комарьё, кикиморы. Сидят по кустам, хихикают, больно кусаются. Не самое приятное место для прогулок. Понимаешь, - Клоп нервно вздохнул, - когда я дома у печки сидел и ножки грел, а ты рассказывал про сундуки, златом-серебром набитые, это приключение показалось мне простым и весёлым. Пришёл, выкопал, унёс домой. Проще некуда.

- Зачем тебе золото? – спросил Суслик. – Никак не пойму: зачем клопу нужно золото?

- А я зубы себе золотые сделаю, - мечтательно произнёс тот. – Все двести зубов. Улыбнусь, а из-за рта – солнечное сияние. Все зайцы от зависти лопнут. А так им и надо. Хитрюги эти зайцы известные.

Внезапно над их головами раздался шум, зашуршали листья. Клоп охнул, испуганно сжался и сквозь ладошки посмотрел вверх. На толстой ветке сидела старая сова, а в её больших круглых глазах отражались луна, звёзды и силуэт ночного леса.

- Кыш отсюда! - шикнул на неё Клоп и махнул рукой. - Подслушивает тут!

Обиженно ухнув, сова улетела в ночь.

- Будут меня друзья «Мистер Золотая улыбка» называть, - как ни в чём не бывало продолжил Клоп. - Выйду на улицу, а мне из каждого домика: «Доброго утречка, мистер Золотая улыбка», «Как спалось, Мистер Золотая улыбка». Красота. Но это потом, а сейчас мне страшновато.

- Ничего страшного нет, - ответил Суслик, подбрасывая в руках фонарик и любуясь его загадочным сиянием. – Просто иди рядом и не трусь.

- Дай подержу, - Клоп осмотрел фонарь со всех сторон. – Странный какой. Никак не пойму, где в нём спрятана батарейка.

Фонарик действительно выглядел необычно: с виду похожий на стеклянный шар, но форму имел неровную, а кроме того из него сам по себе лился холодный белый свет. Клоп поковырял шарик острыми коготками и спросил:

– Искать сундук с золотом надо в трёх метрах к югу от спящей саламандры, правильно я запомнил?

- Правильно, - пихнув друга в бок локтем, усмехнулся Суслик. – Только не саламандры, а мандрагоры.

- А что это такое?

- Корешок такой волшебный. С виду как человечек, только страшненький и жутко крикливый. А ещё опасный: от воплей мандрагоры можно даже ума лишиться. Надо нам затычки в уши не забыть засунуть. - Суслик помолчал. - Слушай, принц, а давай мы мандрагору домой принесём, а? Достанем из земли и мешок на голову!

Но Клоп, от чего-то названный «принцем», выкапывать злой корешок не захотел.

- А я бы рискнул, - продолжил Суслик. – Волшебный отвар хочу сделать. В древности дикие норвежские викинги каждый день пили отвары из корня мандрагоры. Знаешь почему?

- Почему? – заинтересовался Клоп.

- Чтобы воины перед боем могли зарядиться необыкновенной храбростью.

- Неужели ты уверен, - тихим голосом спросил Клоп, - что этот напиток и меня сделает посмелее?

- Ещё как уверен, - подтвердил Суслик, - корень этот непростой, с волшебными свойствами. Не зря он в старину «ведьминым корнем» назывался. Да не бойся ты, - продолжил Суслик, заметив, как вздрогнул его товарищ, - мы с тобой вместе мой отварчик выпьем. Стакан - ты, стакан – я. Тогда нам любая беда будет нипочём.

- Зря мы всё-таки сегодня пошли, - вздохнул Клоп. - Хомяк вроде говорил, что мандрагору нужно летом на Иванов день выкапывать, а сейчас весна. Надо Хомяка слушать, он умный.

- Я тоже умный, - улыбнулся Суслик. – И сообразительный. Летом не получится. Летом мандрагора в полную силу войдёт, тогда нам её точно не одолеть. Как заорёт, как засвистит – никакие затычки не спасут. Нет, летом нельзя. А весной она ещё молодая, с такой мы легко справимся.

Словно подтверждая свои слова, Суслик громко чихнул, отчего ночных мотыльков, которые слетались со всех сторон на свет фонарика, как ветром сдуло.

- Тише ты! - схватив друга за руку, Клоп указал пальцем в темноту. Там на пустынной равнине болот, хорошо различимое при свете луны, шло странное многорукое существо с огромными усами.

- Бежим! - вскрикнул Суслик и они бросились наутёк.

Ночное приключение на Мандрагоровом поле

Перепрыгивая через кусты и кочки, приятели мчались прочь от болота.

- Я боюсь только жуткую росомаху, - задыхаясь от быстрого бега, объяснял Клоп, подпрыгивая на тонких длинных ножках, - а то, что она живет где-то рядом, мне очень не нравится. Плохие здесь места, колдовские. Видишь, какие чудища по трясинам бродят. Рогатые.

- Никогда ничего подобного не видел, - согласился Суслик, переходя на шаг.

- А вот пугаться какого-то там сухого корешка глупо, - продолжил Клоп. - Я даже уши затыкать не буду. Не умеют корни кричать. Корни они на то и корни, чтобы молча из земли расти.

- Ну-ну, - только и проговорил Суслик.

Охотники за сокровищами прошли ещё немного и остановились перед живой колючей стеной: судя по карте, Мандрагорово поле было где-то за ней. Стараясь громко не шуметь, товарищи продирались сквозь высокие колкие кусты ежевики. В тот момент, когда они наконец справились с препятствием и вышли на небольшую полянку, из облаков снова выплыла луна, и пространство вокруг осветилось чистым голубоватым светом.

На поляне было пусто.

- Где мандрагоры? – переполошился Клоп. – Мы что зря пришли?

- Заговор надо прочитать особенный, чтобы они появились, - прошептал Суслик. – Стой и молчи.

Суслик с минуту подумал, а потом заговорил:

- Ведьмина гора!

Заячья губа!

Грязная канавка!

Козья бородавка!

Сок из помидора!

Выйди, мандрагора!

Клоп не верил в сказочные заклинания.

- Суса́ка-маса́ка, – хохотнул он и тут же осёкся. Даже руками всплеснул.

А удивиться, и вправду, было чему. Вдруг из ниоткуда на лесной лужайке возник странный маленький человечек. Таинственно переливаясь серебром, он сидел, поджав под себя ножки, и молчал. Осторожно ступая по траве, Суслик приблизился к чудно́му человечку и присел на корточки. Внимательно осмотрел его со всех сторон, покачал головой. Вблизи оказалось, что корень мандрагоры, в точности, как и было написано в сусликовой энциклопедии, походил на некрасивого волосатого карлика. Объяснилось и его странное серебряное свечение: «ведьмин корень» с ног до головы покрывал сверкающий иней. Рядом, разглядывая мандрагору, сопел Клоп.

- Любопытно, - Суслик потрогал землю. – Холодная, словно зимой. Прямо ледяная.

- Какой он мерзенький, - прошептал ему на ухо Клоп.

Действительно, вид у корня был самый что ни на есть противный: лысая макушка, острый как игла нос. Тонкие капризные губы крепко сжаты, глаза закрыты. Ко всему прочему, мандрагора неприятно подрагивала и время от времени издавала звуки, похожие на храп.

«Спит, злодей», - догадался Суслик, достал из кармана моховые затычки и плотно заткнул ими уши. Клоп с сомнением посмотрел на него, но решил не рисковать, сделав то же самое. Человечек по-прежнему похрапывал, не проявляя никаких признаков беспокойства. Внезапно он широко открыл рот. Ожидая знаменитый вопль, от которого не было спасения, Суслик и Клоп застыли на месте. Но страшного крика не последовало: сладко зевнув, мандрагора снова захрапела.

Суслик с облегчением выдохнул. Затем вытащил из рюкзака небольшую лопатку и, отмеряя три метра, сделал шесть больших шагов на юг. Нашел нужное место и стал выкапывать яму. Внимательно за ним наблюдая, Клоп молча стоял рядом. Минут через десять Суслик устал. Кивнув на лопату, он негромко сказал Клопу:

- Теперь ты.

Тот развел руками: не понимаю. Суслик повторил.

- Что ты там шепчешь! – зашипел Клоп, показывая руками на затычки, которые словно хохолок дрофы торчали у него из ушей. – Я ничего не слышу!

Суслик сделал в воздухе несколько движений, напоминающих копание. Клоп взял лопату и лениво поковырялся ей в земле. Работать ему явно не хотелось.

- Яма и так уже большая! - раздражённо сказал он. – А клада всё нет!

Он бросил лопату в сторону и показал человечку кулак.

- Тише, тише! – схватил его за руку Суслик. – Разбудишь его!

- Ай, да ну тебя! – Клоп вырвался, выдернул из ушей затычки и бросил их в траву. – Надоело! Детские игры! Не умеют корни кричать! Они не живые! Вот, смотри.

«Как же не живые, если один только что зевал», - хотел сказать Суслик, но не успел.

Клоп подошел к колдовскому растению и пнул его ногой:

- Эй ты!

Корень открыл глаза.

От неожиданности Клоп громко икнул. Долгим немигающим взглядом мандрагора осмотрела задиру, а уголки её капризного рта растянулись в некрасивой гримасе. Сомнений не оставалось: сейчас она заорёт!

Пока корень всё шире и шире открывал свою жуткую пасть, Клоп трясущимися от страха руками собирал рассыпавшиеся по траве затычки. Суслик бросился к мандрагоре и попытался набросить на неё мешок. Ловко вывернувшись, корень больно цапнул мальчишку за палец зубами и завизжал!

Вопль разозленного растения был до того ужасен, что Клоп тут же рухнул наземь. Внезапно Суслик и сам повалился в траву. Но, если его товарищ, легкомысленно вытащивший затычки из ушей, упал в обморок именно из-за рассерженного рёва мандрагоры, то причина падения Суслика оказалась иной.

Разбуженные диким воем, из земли лезли всё новые и новые карлики-корешки. Они словно вывинчивались из мха и старых еловых иголок, открывали пустые глаза и тоже начинали кричать. А самый крупный корень с длинными и ловкими ветвями, словно спрут, опутал ноги Суслика и повалил его на землю. Схватив лопату, мальчишка со всего маха треснул настырное растение по лысой макушке. Вскочил на ноги, подхватил мандрагору правой рукой, а потерявшего сознание Клопа - левой, и, не оборачиваясь, побежал. Быстро продравшись сквозь колючие кусты, расцарапав себе лицо и руки, Суслик ринулся прямо в лесную чащу, где и столкнулся нос к носу с большой чёрной росомахой – злой и жутко недовольной.

- Стой-гном-гадкий-отдай-корень, - открыв огромную зубастую пасть, прорычал зверь.

Суслик не двигался: позади него осталась злополучная поляна с рассерженными мандрагорами, впереди ещё более опасный противник. А на руках - бесчувственный друг. Ладони стало холодно: это покрытый изморозью древесный человечек извивался, царапался и пихался ногами. И, судя по открытой пасти, беспрестанно кричал. Ни секунды не раздумывая, мальчик швырнул ледяную мандрагору прямо в пасть росомахи, а сам бросился прочь. Минут через двадцать, уже подбегая к дому, незадачливые охотники за сокровищами услышали взволнованный голос дедушки Хомяка.

- Суслик, ты где, Суслик, ау!

Гномы или нет?

Если ты, мой друг, ещё не встречался с Хомяком и Сусликом и не знаешь об их удивительных приключениях и проделках, то тебе нужно поскорее с ними познакомиться. И уж только потом продолжать чтение этой книги.

Когда я скажу тебе, что герои нашей истории – Хомяк и Суслик, ты, наверное, сразу представишь себе двух зверюшек. Одного с толстыми щёками и круглым животиком, а второго – с острой мордочкой, тонким гибким тельцем и хвостиком, на который удобно опираться, когда стои́шь столбиком в дозоре. И окажешься прав, ведь именно так и выглядят эти забавные животные в жизни. Но в нашей сказке Хомяк и Суслик уж точно не звери. И не люди. Они не такие большие, как твой папа или дедушка. Даже ты сам по сравнению с ними будешь выглядеть настоящим великаном. К моим друзьям больше подходит слово «гномы». Правда, когда я их спрашивал, так ли это, оба махали руками и отвечали, что нет.

Думаю, на страницах детских книжек тебе уже доводилось встречаться с гномами - волшебными карликами, которые живут в горных пещерах в красивых подземных дворцах. Эти маленькие мастера-кузнецы очень обидчивые и готовы по любому поводу лезть в драку. Ни Хомяк, ни Суслик во дворцах сроду не жили, мастерить мечи и шлемы не умеют, поисками драгоценных камней-самоцветов никогда не занимались. Да и драчунами их точно назвать нельзя. Значит, они и вправду не гномы. Но я, пожалуй, всё-таки стану называть их гномами. Мне так удобнее, а они не узнают. А если и узнают, то не обидятся.

Тебе, наверное, не терпится спросить, кто же придумал двум товарищам такие странные имена. Почему одного зовут Хомяком, а второго Сусликом? К чему вся эта путаница?

Давай не будем спешить. Я ещё успею раскрыть тебе этот небольшой секрет. Вот когда ты познакомишься с гномами получше, тогда и начнутся их удивительные, и даже немного фантастические, приключения!

Сейчас же самое время рассказать о героях нашей книги.

О Хомяке

Пожалуй, я начну свою историю именно с Хомяка, хотя ты с ним ещё даже не встречался. Это воистину удивительнейшая личность! Иногда бывает так: посмотришь на человека, и тебе что-то обязательно бросится в глаза. Например, огненно-рыжие волосы, оттопыренные уши или удивительный нос, изогнутый крючком. Мой знакомый Хомяк выглядел настолько необычно, что в глаза бросалось практически всё. Сейчас я попробую его описать.

Широкий лоб, изрезанный тропинками морщинок. Нос картошкой, круглые щеки. Умные глаза: один светло-синего цвета, а второй - темно-синего. Огромная лысина ярко блестит, и в ней, как в зеркале, прекрасно отражается всё, что окружает гнома. В центре лысины, словно оазис в пустыне, торчат три одиноких куста волос. Но главным украшением Хомяка считается борода – густая и ухоженная, тёмно-морковного цвета, с длинными дорожками седых волос, снизу заплетенная в сто девяносто девять маленьких косичек! Кончик каждой аккуратно подвязан цветной ниточкой. Как-то я спросил Хомяка, почему их именно сто девяносто девять, и он с гордостью ответил, что каждый год заплетает себе одну новую косичку и, стало быть, в следующем году отметит большой юбилей – двести лет.

– Неужели тебе сто девяносто девять лет?! – с удивлением и восторгом воскликнул я.

– Сто девяносто девять, и ни годом меньше! – важно проговорил гном, с нежностью поглаживая свою диковинную бороду. – Но не пугайся, мой друг, я ещё не стар и умирать в ближайшую сотню лет не собираюсь. В нашем роду живут лет по триста, а дедушка Вилль уже прожил аж до трехсот тридцати трех. Если не врёт, конечно, - он улыбнулся. - Паспорта-то гномам не выдают!

– Что-то я не пойму, – недоверчиво произнёс я. - У тебя с самого детства росла борода?

В разноцветных глазах Хомяка промелькнула тень сомнения. Он немного помолчал, но потом, улыбнувшись, ответил на мой вопрос так:

– Да, росла. В детстве косички на бороде мне заплетала моя дорогая матушка. Я тогда был ещё мал, и пальчики не слушались меня. Сделать красивую и ровную косичку я не мог.

- Но родился ты уже с бородой? – пытаясь разобраться, настаивал я. – Никогда не видел бородатых мальчиков.

- Думаю, да, - уже с явным сомнением в голосе сказал Хомяк. – Хотя своё раннее детство, признаюсь, я помню плохо. А вот то, что я всегда был бородат, помню хорошо. И ничего странного тут нет. У нас иногда и девочки бывают бородатыми.

От изумления я широко открыл рот! Я не поверил своим ушам! А гном, заметив моё вытянувшееся лицо, усмехнулся и продолжил:

- Вот, к примеру, у моей двоюродной сестрицы Фриты усы выросли пышные, как у старика Эйнштейна!

Я снова удивился. Я знал Альберта Эйнштейна – великого математика и физика, одного из самых известных в мире учёных. Он действительно носил большие пушистые усы. Гном Хомяк, хоть и жил в лесу, обладал знаниями просто фантастическими!

Итак, Хомяк был немолод, лыс и бородат. А вот усов у него под носом не наблюдалось. Хочу рассказать тебе и об этом, поскольку однажды Суслик по секрету поведал мне одну забавную историю. Как-то раз доброго старого гнома обстреляли шишками нахальные куницы! Они кричали разные глупости и дразнили его, начиная свои насмешки с такого простенького вопроса:

- Здравствуй, дедушка Хомяк! Где твои усы?

Гном не отвечал и куницы продолжали смеяться над ним. Одна кричала:

- Хомяку не повезло!

А вторая объясняла:

- Подстригал сегодня травку, заодно подстриг усы!

Потом первая снова начинала:

- Преступление в лесу!

Её подруга продолжала:

- Злющий вор украл у гнома поварёшку и усы!

Хомяк хмурился, но маленьким нахалкам не отвечал. Тогда они придумали такой стишок:

С неба пришелец спустился

У Хомяка поселился!

С виду похожий на старый рюкзак

Только покушать мастак!

Сразу схомячил морковь и сметану!

Хлеб, полотенце, зерна полстакана!

Три сундука и хомячьи трусы!

Заодно сожрал усы...

- С точки зрения литературы ваш стишок не очень хорошо получился, - улыбнувшись, вежливо ответил Хомяк куницам. - В нём много ошибок, да и рифма хромает. «Усы-трусы», что за глупость. Приходите в гости, я поучу вас поэзи...

Договорить он не успел, потому что большая колючая шишка стукнула его прямо в лоб. Зверьки захохотали. Надо ли говорить, что после такой выходки Хомяк сильно разозлился? Этой же ночью он проучил лесных насмешниц за обиду: залез на сосну, пробрался в дупло и в полной темноте привязал обеих куниц хвостами друг к другу. Ох и крик они устроили поутру!

На примере этой небольшой истории можно хорошо понять характер старого гнома. Он всегда добр и вежлив, но я не позавидую тому, кто перейдёт ему дорогу или нагрубит.

                                                                                                            

Кряжистый, невысокий и полноватый Хомяк сохранил в руках немалую силу, и вообще, к своим почтенным годам оставался здоровым и крепким, как молодой бычок. На безымянном пальце правой руки он носил массивный золотой перстень с огромным жёлтым камнем. «Это очень непростая вещица. С удивительным секретом», – с заговорщицким видом прошептал мне как-то Суслик, но в чём заключается тайна кольца, я тогда так и не узнал.

                                                                                                  

Хомяк славился большим умом и знал, кажется, обо всём на свете. Ни один вопрос не ставил его в тупик. Он мог ответить на любой! Познания старого гнома были настолько обширными, что никому не удавалось на равных состязаться с ним в эрудиции. Обычно про таких людей говорят: «Ума палата». Мне рассказывали, как Хомяк двадцать два раза подряд выигрывал конкурс умников «Совья игра». Как понятно из названия, играли в неё поначалу только совы, не зря же они считались самыми умными птицами в лесу. Иногда совы разрешали участвовать и филинам, но делали это редко и с большой неохотой. Они считали филинов не особо сообразительными и всегда обижались, когда кто-то их с ними путал. Хомяк смог доказать мудрым птицам, что достоин чести соревноваться с ними в учёности и его «котелок» варит как надо.

«Вона, энциклопедия наша ходячая пришла», - с завистью в голосе говорил про него Кот, кстати, тоже весьма неглупый зверь, и главный в лесу сказочник.

При всех своих талантах Хомяк оставался очень скромным и никогда не задирал нос. Зимой и летом он ходил в одном и том же синем комбинезоне с огромным количеством карманов, в которых можно было найти нужные, а порой и неожиданные предметы. Я лично видел, как в самых разных ситуациях он доставал оттуда

спички,

рыболовные крючки,

мягкое травяное мыло, чтобы вымыть перепачканные руки,

лакричные конфетки, такие полезные для больного горла,

молоток,

десяток гвоздей к нему,

три мотка верёвок разной толщины и длины,

нож,

какой-то странный гномий бинокль,

консервную банку с кильками в томатном соусе,

старинные монеты,

и смешной зонтик на голову.

Всё это имущество и ещё много-много других вещей, которые гном таскал в карманах комбинезона, были нужны ему «на всякий случай». Да, не зря люди говорят: «запасливый, как хомяк». Однажды старик поразил своих друзей особенным фокусом: взял да и вытащил из самого большого своего кармана трехколёсный красный самокат!

Как-то раз я спросил Хомяка сколько карманов в его комбинезоне.

- Не знаю, - признался мне гном. – Не считал. Кажется, миллион.

Вообще-то, если отойти подальше, прищурить глаза и посмотреть на гнома издалека, то его вполне можно было бы принять за хомяка-переростка. Да-да, именно за хомяка! А уж если представить на этой лысой макушке маленькие круглые ушки, то все сомнения сразу пропадают! Вероятно, поэтому звери в лесу и решили прозвать его Хомяком – просто, удобно и похоже. Ну, не называть же старика настоящим именем… Оно такое сложное, что, того и гляди, язык сломается.

Но что-то я заболтался! Ничего, о Суслике расскажу покороче.

О Суслике

Мой дорогой читатель, ты ведь знаешь, кто такой суслик? Это проворный, хитрый и юркий зверек. И наш гномик тоже был бойким, задорным и ужасно любопытным. Настоящим мальчишкой! На голове у него в разные стороны торчали рыжие волосы. По-моему, он вообще не причесывался, и даже не знал, что это надо делать. Большие жёлтые глаза весело и внимательно осматривали всё вокруг, по лицу прыгали солнечные веснушки, уши слегка оттопыривались, а изо рта выглядывали два больших белых зуба, один из которых был обломан. Пожалуй, ему не мешало бы сходить к зубному врачу, да только где ж такого в лесу найдёшь? Разве что за грибами придёт.

Летом Суслик одевался в белую футболку, яркие шорты и сандалии на босу ногу, а зимой кутался во всё, что только мог найти в шкафу. На левой руке он носил волшебный браслетик из разноцветных бусинок и сушеных ягод рябины, а на правой красивую фенечку из разноцветных ниток. Мальчиком Суслик был худеньким, но очень крепким, и никогда не плакал. Один раз на спор ему довелось прокатиться верхом на гигантской лесной крысе от Королевского пня до самой речки (вернее, пролететь, держась за ее хвост), а он, хоть и получил множество синяков и ссадин, ни разу не заплакал от боли.

Еще Суслик был смел и находчив. Думаю, выслушав историю с поиском старинного клада, в которой ему пришлось вступить в бой с мандрагорами и злой росомахой, ты и сам об этом уже догадался.

В комнате у Суслика стояло целых четыре шкафа с книгами! Он много читал и любил в компании друзей прихвастнуть своими знаниями. Мне кажется, нет ничего плохого в том, чтобы иногда к месту показать, что и ты не лыком шит, и правильно ответить на какой-нибудь заковыристый вопросец.

Однажды между делом гном рассказал мне об ушах! Да-да, именно об ушах! Оказывается, у кузнечика уши торчат на коленках, у бабочек растут на брюшке, а у улиток, например, ушей вообще нет.

- У моего друга Богомола всего одно ухо, и находится оно у него в таком месте, - рассмеялся Суслик, - что мне и сказать неудобно. Кстати, ты в курсе, что пчёлы никогда не полетят в чужой улей, потому что на них сразу же нападут другие пчёлы, его защитники? Или вот блохи, которые живут на кошках и собаках. Представляешь, когда они прыгают, то разгоняются быстрее, чем настоящая космическая ракета. Честно-честно! А ещё я корень мандрагоры в руках держал, ужасно интересная история! - затараторил как пулемёт Суслик.

– Подожди! – крикнул я и поднял руки вверх. – Ты завалил меня информацией. Сдаюсь!

Действительно, ну откуда бы я мог такое знать? С блохами, пчёлами, богомолами и, тем более, мандрагорами, я лично знаком не был. Правда, мне довелось как-то пообщаться с одним ворчливым клопом, и жил этот клоп, догадайтесь где? – в домике гномов! Мне кажется, они считали его лучшим другом, хотя характер у Клопа был так себе. Клоп много болтал, шумел по любому поводу, часто обижался и вредничал, в опасных ситуациях ужасно трусил, но при этом оставался большим умницей. А ещё утверждал, что он настоящий клопиный принц!

Каким образом и где именно познакомились Хомяк и Суслик, так и осталось для меня загадкой. Но более добрых и надежных друзей я никогда прежде не встречал.

Часть первая. История о неизвестном чудовище, которое появилось в домике Хомяка и Суслика, напугало друзей и слопало большой праздничный торт

Глава 1. Валенки, халва и странные следы на полу

Ранним утром, едва высунув нос из окошка, Суслик понюхал воздух и сразу понял, что день будет замечательным. Он давно ждал его – такой настоящий весенний денёк, спокойный и безоблачный, когда хочется только запаха ранних цветов и побольше тепла. О ночном походе за сокровищами, который едва не закончился бедой, уже не вспоминалось. Ласково светило солнышко, и дул легкий ветерок. Громко пели лесные жаворонки, им также беззаботно вторила птица-пересмешник. Высоко в небе веселыми стайками носились быстрокрылые стрижи – удивительные птицы, которые умеют спать на лету и всегда безошибочно предсказывают хорошую погоду. Где-то неподалеку колотил по стволу дерева неутомимый дятел.

Суслик навалился животом на подоконник, подпёр голову руками, продолжая слушать и расшифровывать звуки природы. Тебе должно быть известно, что самый надёжный прогноз погоды можно получить именно в лесу, а совсем не по телевизору, которого у Суслика, кстати, и не было. Но и без телевизора ему стало понятно, что день сегодня ожидался прекрасный: отличная причина провести время на улице.

- Ура! – крикнул мальчуган в открытое настежь окно и смахнул с подоконника яркую бабочку с хохолком на голове.

Взмахнув разноцветными крыльями, бабочка-красавица вылетела наружу. Она бестолково полетала по дворику, а потом опустилась на старые валенки, которые сушились у входа в дом. Традиция начинать просушку зимних вещей с такой неказистой и разношенной обуви родилась очень давно, когда Суслик был ещё маленьким и дедушка Хомяк таскал его на санках по сугробам. Суслик тогда видел лишь снежные брызги да валенки, мелькавшие у него перед самым носом. Он знал, что вечером Хомяк возьмет эти валенки, принесет домой, долго будет их осматривать, потирать войлочные бока ладошками, что-то бормоча себе под нос, после чего совершенно точно определит, станет весна скорой и теплой или радоваться рано, и ещё не раз злая колючая метелица заметет их уютное жилище.

Суслик щурился на солнце, поглядывая на красивую весеннюю бабочку, на дырявые валенки Хомяка, на их домик, увитый молодыми побегами вечнозеленого плюща.

Со стороны жилище гномов выглядело небольшим и даже невзрачным. На вид - не больше обыкновенного муравейника. Но это впечатление было обманчивым! И если бы нам удалось заглянуть внутрь, мы бы очень удивились: дом поражал своими внушительными размерами и сказочным уютом. Его подземная часть состояла из семи просторных комнат, огромной кладовой, множества каморок и чуланчиков, таких необходимых в хозяйстве.

Суслик зевнул: он встал рано и не выспался. После неудачного похода за сокровищами Хомяк устроил любителям ночных приключений хорошую взбучку перед сном. «Знатно старик нас пропесочил, - забираясь в кровать и потирая покрасневшее ухо, сказал Суслику Клоп. «Я бы даже сказал: отчихвостил», - кивнул Суслик. Видеть таким разбушевавшимся доброго дедушку было непривычно. Но он сердился по делу: отправляться на поляну с злющими мандрагорами, да ещё ночью, было очень легкомысленной идеей. И опасной.

– Суслик, на улицу пойдешь? День сегодня жаркий намечается! – из кустов показалась голова Зайца и потешно помахала ему ушами. Уши Зайца покрывали небольшие тёмные пятна, словно он был не обыкновенный лесной русачок, а весёлая рогатая бурёнка из соседней деревни. Следом за ушами из листвы высунулись лапы, державшие полусдутый футбольный мяч. – В футбол поиграем. Или болотные огоньки погоняем за вчерашнее.

- Никуда мы не пойдем, лентяй длинноухий! – сердитым голосом крикнул Клоп, высунувшись из-за плеча Суслика. – Одни побегушки на уме! Спали мы плохо. Да и дела важные имеются!

– Пойдем, Суслик! – настаивал Заяц, не обращая на слова Клопа ни малейшего внимания. – Я одного, самого нахального из огоньков, запомнил. У него искра синяя внутри, а зовут его Ёкк. Он мне хвост своим ледяным горохом подморозил и «пузайцем» обозвал! А разве у меня есть пузо?!

– Он пошутил, – успокоил приятеля гном. – Но ты, в самом деле, лучше попозже заходи! Сейчас никак не получится.

Суслик не мог просто взять и пойти гулять. Ещё утром они с Хомяком договорились делать торт из халвы. Я бы не сказал, что оба гнома были такими уж любителями именно халвы. Конечно, у этого лакомства есть одно очень важное преимущество – оно сладкое! Но Суслик с удовольствием занялся бы выпечкой булочек с изюмом. Булочки он делал изумительные, не жалел масла и особенно изюма, которого в итоге оказывалось не меньше, чем теста. Суслику это нравилось. Он любил пить вечерний чай и выцарапывать из плюшек вкусные сушеные виноградинки, из которых можно было складывать на столе буквы или даже целые слова! Но Хомяк строго сказал: «Сегодня мы будем делать халву! Рецепт тут!». И показал толстым пальцем себе на голову. Почему именно халву, Суслик спросить постеснялся, но раз Хомяк говорит халва – значит, будет халва!

Целый день гномы занимались стряпней. Пару раз заскакивал Заяц, но, заметив, что Суслик не освободился, снова убегал. Вся кухня была завалена кастрюльками и сковородками, на полу рассыпались семечки, орехи и мука, а в небольшие лужицы мёда время от времени влипали оба друга. Клоп сидел на шкафу, раздавая кулинарам разные советы. Первым делом он предложил друзьям петь песни под гитару, чтобы торт зарядился положительной энергией и любовью, и стал ещё лучше.

- Торт, испечённый под красивую медленную мелодию, очень полезен для пищеварения, - голосом знатока сообщил принц под дружный смех гномов.

                                                                       

Сама история создания волшебно вкусной халвы требует отдельного рассказа, на который у меня сейчас просто нет времени. Нынешнее приключение связано с появлением в лесу неведомого чудовища, а халва нас интересует только в виде торта.

Вот Суслик в очередной раз наступил в сладкую лужицу и принялся оттирать пятки от липкого сахарного сиропа. Неожиданно он заметил рядом со своими следами и отпечатками старых тапок Хомяка следы удивительной и странной формы.

 

Но в этот момент на плите что-то яростно закипело, горячие брызги полетели во все стороны, и Суслик бросился на помощь другу, совершенно забыв про свою необычную находку.

Вечером на столе красовался торт из халвы – большой, нарядный, он аппетитно пах семечками и мёдом. На самой его верхушке торчала огромная зрелая клубника. Для начала весны, даже такого тёплого и солнечного, это было чудно́. Но соблазнительная с виду ягода была ненастоящей! Хомяк вырезал её из дерева, а после поделку мастерски раскрасил Суслик, не жалея красных, бордовых и зеленых красок.

- Торт готов! – торжественно сказал Хомяк, зажмурился от удовольствия и поднял руки в воздух как спортсмен-чемпион.

Клоп громко причмокнул.

Глава 2. Сладкий подарок для дядюшки Дикобраза

Суслик оттащил в сторону Клопа, который прыгал вокруг стола, облизывался и от нетерпения похрюкивал, и осмотрел торт со всех сторон.

- Хороший тортик получился, - гном вытер руки о перепачканный кухонный фартук и снова отпихнул атакующего стол Клопа. - Когда же мы его попробуем?

- Не скоро, - серьезно ответил ему Хомяк. - Сейчас мы уберём это сладкое чудо в холодильник, и пусть стои́т там до завтра.

- Почему ещё?! – возмутился Суслик и недовольно скривил конопатое личико.

- Слишком много вопросов! – рассержено ответил ему Клоп, который без лишних слов понял, что к торту строгий Хомяк сегодня никого не подпустит. – Распочемучкался!

- В волосах моих колючка, я мальчишка-почемучка! – отпарировал гномик. Он действительно вытащил из-за левого уха сухую колючку репейника и кинул её в друга. Колючка попала прямо в бровь, накрепко прилипнув к редким жёстким волоскам.

- Да что же тут непонятного? - Клоп силился оторвать от брови надоедливый репейник. - Любой уважающий себя торт не хочет, чтобы его съели сразу же после приготовления!

Справившись наконец с колючкой, он метко забросил её в корзину для мусора и пояснил:

– «Алиса в Стране чудес»! Книжка такая! Там Алиса с йогуртом разговаривала, а тот ей отвечает: не надо меня кушать, ложкой во мне ковыряться, нас же только что познакомили! – Клоп захихикал и вытер появившуюся в уголке глаза слезинку. – Смешно, правда? Тебе надо больше читать, Суслик, ей-богу.

- Куда уж больше, - отозвался Хомяк и повернулся к гномику. – Да, не расстраивайся ты так, Суслик. Торт не для нас, но ты его обязательно попробуешь. Мы приготовили подарок для дядюшки Дикобраза, у которого завтра день рождения.

- Я тоже пойду на праздник, - снова влез в беседу Клоп. – Хоть меня и забыли пригласить!

- Вообще-то, звали всех и тебя тоже! – не согласился Суслик.

- Неправда! - грозно сверкнул глазками Клоп. – Лично я не получал красивого приглашения в голубом конверте, перевязанном алыми и серебряными ленточками.

- На этот раз решили обойтись без конвертов, ваше высочество, - сказал Хомяк и сделал шутливый полупоклон. – Всем предложили явиться на праздник просто так, без всяких церемоний, и никто даже не подумал обижаться. Кроме, конечно, Вас…

- Не устаю вам напоминать, - язвительно произнёс Клоп, - что я не обычный босоногий клопик из леса, коим вы меня, наверное, считаете. А принц!

Клоп поднял вверх палец и торжественно провозгласил:

- Перед вами единственный наследник древнейшего рода лесных клопов Паломена Прасина! Все остальные клопы, которые также называют себя принцами и дофинами, - просто обманщики и самозванцы! Мой папа, Великий Клоп Аркадий, является предводителем семьи столь многочисленной, что мы одни заселили половину лесов Европы, и потому я требую…

Что именно хотел потребовать наследник клопиного престола, узнать не удалось, потому что Хомяк быстренько прикрыл ему рот пальцем.

- Всё мы знаем про твою родню, слышали уже сотню раз, - объяснил гном. – Захочешь повеселиться, пойдёшь с нами просто так, без всяких там приглашений!

Клоп обиженно надул щёчки и отвернулся.

- Если мы сделали гостинец для дядюшки Дикобраза, то в нём кое-чего не хватает! – вдруг радостно воскликнул Суслик и бросился к кладовке. Там он долго возился, шуршал пакетами и мешочками, пока, наконец, не вернулся, держа в руке несколько сухих желтых кубиков.

- Что ты принёс? – с интересом спросил Хомяк.

- Сушеный ананас! Дикобразы их обожают! - Суслик раскрыл ладошку и рассыпал вокруг клубники красивые янтарные дольки.

- Ты здорово придумал, дружок, - одобрительно кивнул головой Хомяк. – Ну а теперь чистить зубы и спать!

Он подхватил поднос с тортом и стал засовывать его в холодильник, в котором уже освободил для этого большого сладкого великана целую полку. Перемазанный муко́й Клоп внимательно следил за действиями друга. Он запихнул в рот сразу четыре твердых миндальных орешка и теперь тщетно пытался их разгрызть. Обида быстро прошла, и его глазки подобрели.

- Не забудь предупредить именинника о том, что клубника несъедобная, - Клоп наконец справился с орехами и благосклонно взглянул на Хомяка. - Иначе, поломает он свои старенькие зубки.

- У тебя память хорошая, вот ты и предупредишь, - весело ответил ему гном. Он уже закрыл холодильник, подперев его для надежности табуреткой: дверка то и дело открывалась сама собой.

- А как фе фаленки? – невнятно замычал Суслик, начищая зубы веточкой пихты. - Фы не зафыл пфо них?

- Про это я не забываю никогда, - важно произнёс Хомяк и, беззаботно посвистывая, начал подниматься по лесенке к выходу. Вернулся он крайне недовольным: старик держал валенки перед собой, и на одном из них красовалось большое белое пятно птичьего помёта. Клоп хмыкнул, а Суслик радостно пискнул. Он уже забрался в кровать, укрылся тёплым лоскутным одеялом, и вид испачканного валенка привел его в полный восторг.

- Ёжки-поварёшки! – горестно забубнил Хомяк, доставая щётку и старательно очищая обувь от грязи. - Как же так… Ох-х...

- Это белые медведики! – похихикав, воскликнул Клоп. – Узнаю их вредный характер. Весной они всегда возвращаются в родные края. Дорога неблизкая, лететь долго, вот один и не утерпел.

- Хорошая шутка, – улыбнулся Суслик. – Белые перелётные медведики! Я б не додумался. А с валенками, кстати, так некрасиво поступить мог кто угодно. Они же целый день наверху без присмотра стояли.

- И то верно, - недовольно пробурчал Хомяк и выключил свет. - Пора на боковую!

В доме стало темно. В тишине громко заскрипела кровать: это гном укладывался спать поудобнее. Прямо под его койкой дремал Клоп. Он подложил под голову старый тапок Хомяка и что-то неясно бубнил себе под нос. «Бу-бу-бу-бу», - разносились по ночному домику сонные трели Клопа.

Валенки стояли в шкафу. На этот раз прогноза погоды сделано не было. Наверное, по запачканной обуви определять приход весны Хомяк просто не умел…

Суслик лежал под одеялом и с удовольствием вспоминал прошедший день.

«Ничего, что в футбол не поиграли, – думал он, - зато торт вкусный испекли. Интересно, кто же всё-таки оставил следы на полу?»

Глава 3. Храп Хомяка и Заяц, который не поверил в удивительную историю Суслика

Хомяк оглушительно храпел. Он вообще любил похрапеть, а после дня, наполненного приятной работой, делал это особенно громко и с большим удовольствием. Суслик давно привык к такой особенности своего друга и почти ее не замечал. Но если случалось им остановиться на ночь у друзей Бобров на речной запруде или в Избе, где всегда было много разных жильцов, тут уж всем приходилось несладко. А когда храп Хомяка достигал громовых раскатов, звери дружно брались за кровать, на которой спал гном, и выносили ее из дома на улицу. Через пару минут просыпалась уже вся округа и недовольные лесные жители заносили старика вместе с его кроватью обратно. Тогда бедным обитателям Избы приходилось доставать моховые затычки и плотно забивать ими уши, потому что иначе уснуть было совершенно невозможно. Остроумный Кот как-то сказал, будто храп Хомяка напоминает ему рёв диких индийских слонопотамов, которые вышли на охоту и бегут по тропическому лесу не разбирая дороги.

Я слышал несколько любопытных версий того, почему так неправильно храпит старый гном. По мнению Суслика, Хомяк однажды проглотил волшебную таблетку с храпом, которую нашел в одном из своих тайных сундуков. Он поступил очень неосмотрительно, потому что не обратил внимания на этикетку, наклеенную на баночку с лекарством! Я тоже не советую детям трогать таблетки, ведь это может привести к неприятностям и посерьёзнее, чем та, что произошла с Хомяком!

Вторую гипотезу выдвинул Клоп. Он был уверен, что старика ужалила капустная муха-храпуха, от укуса которой, как известно, начинается громоподобный храп, а никаких противоядий не существует.

Самое правдоподобное объяснение я получил от Бобра. Он рассказал мне, что однажды Хомяк как-то совершенно случайно обидел Лесовичка, а тот в отместку подсыпал ему в чашку с чаем порошок из очень нехороших грибов. Наверняка, поганок, свинушек или мухоморов. А может быть из какого-нибудь храпун-гриба, если такой, конечно, существует в природе. И даже когда они снова помирились, Лесовичок избавить Хомяка от появившегося храпа так и не смог, из-за чего сильно переживал. До сих пор, заглаживая свою вину, лесной дедушка дарит ему подарки. Это было похоже на правду, поскольку Лесовик действительно часто приносил Хомяку свежие ягоды и грибы, вкусный морс собственного приготовления, а заодно смастерил удобные лапти из бересты. «Славные лапти, - восхищался гном, - ни одной мозольки от них, хоть целую неделю по лесам ходи! Да и от комаров они хорошо спасают. Не одолевают комары». При этом шагающего рядом с Хомяком Суслика лесные кровососы не жалели и кусали его ещё злее и больнее, чем обычно.

Особенно сильно ночные трели Хомяка мешали Зайцу. Чтобы соорудить затычки для его больших ушей мха требовалось собрать никак не меньше целого ведра. Однажды во время прогулки Заяц решил узнать у Суслика, как он может каждую ночь спать при таком громком шуме:

- Я знаю твой секрет! Наверное, ты спрятал под кроватью целый мешок затычек в уши!

- Нет-нет, - рассмеялся мальчишка. – Они мне не нужны. Я итак сплю совершенно спокойно.

- Но это же невозможно! – вскричал Заяц. – Когда Хомяк храпит, кажется, что в комнате ревёт дикий и очень голодный саблезубый тигр. Он вышел на охоту, глаза горят красным огнем, того и гляди, нападет на тебя и сожрёт!

- Я смотрю, ты шутник, мой дорогой «Пузаяц»! - хохотнул Суслик.

- Ты чего дразнишься? – недовольным голосом спросил тот, хотя по его лукавой мордашке было видно, что он совершенно не расстроился.

- Да, ладно, я уж так… Любя, - ответил гном. – Не обижайся.

Я как-то говорил, что Суслик не зря считался в лесу очень умным и начитанным. Особенно ему нравились толстые энциклопедии, в которых можно было вычитать много интересного. Поэтому мальчик решил объяснить другу, как у него получается не просыпаться от раскатистого храпа Хомяка:

- Знаешь, Ушастик, где-то далеко за океаном есть гигантский водопад. Мне дед однажды рассказывал. Река Ниагара, причём не такая маленькая, как наша лесная речушка, а настоящая - большая и широкая - падает с крутого обрыва вниз. Грохот от воды стои́т страшный. На пару километров вокруг ничего не слышно. Называется этот водопад Ниагарским, а рядом с ним спокойно живут люди и звери. Что ты думаешь, Зайчишка? Как они разговаривают друг с другом?

- Да, тут и думать нечего, - сразу откликнулся Заяц, - они кричат так, что уши закладывает! Иначе же ничего не услышишь.

Заяц поднял голову вверх и на весь лес загорланил: «А-та-та-та-тушеньки!!»

Получилось у него и вправду очень громко. Так громко, что пролетавшая неподалёку божья коровка вдруг потеряла дорогу, закружилась, словно осенний листок, и свалилась вниз на зелёный придорожный лопух.

- Нет, Ушастик, ты не прав, - сказал, улыбнувшись, Суслик. Он поднял жучка с лопуха и подбросил его высоко в воздух – лети, птаха. – Они не кричат, а просто разговаривают как мы с тобой. И прекрасно друг друга слышат.

Но Заяц ему не поверил:

- Не может такого быть! Даже когда я пробегаю мимо бобровой плотины, мне и то приходится повышать голос, потому что от шума воды ничего не слышно! А ведь это просто речка и просто плотина, а не большой водопадище.

Заяц высоко поднял лапки и резко опустил их, показывая, как вода падает вниз. Потом он присел, вытаращил глаза, поводил ими из стороны в сторону и с таинственным видом произнес: «Пых-пых-пых!»

- Ты можешь мне не верить, - рассмеялся Суслик, которого рассмешили забавные гримасы Зайца. – Но это так. Люди и звери, живущие у водопада, не замечают его. Им не надо надрываться, не надо кричать во всё горло. В том и заключается секрет, почему я могу спокойно спать, когда храпит Хомяк: я привык и просто ничего не слышу.

Заяц с Сусликом были лучшими друзьями, они всегда делились секретами и никогда не обманывали друг друга.

- Ладно, - наконец сказал Ушастик, - я поверю тебе на слово, хотя звучит это как-то, - тут он запнулся и проговорил по слогам: - Не-пра-вдо-по-до-бно.

- Я бы сам никогда не поверил, но это чистая правда, - отозвался гном. - Хотя, откровенно говоря, храпит Хомяк так громко, словно трубит в саванне большой африканский слон. Самый большой слон на свете!

 

Глава 4. Немного о странных звуках, напоминающих чавканье

Если бы я смог просунуть свою голову в нору, где живут наши маленькие друзья, я бы непременно оглох, настолько раскатисто и неистово задавал храпака дедушка Хомяк. А вот Суслик, наоборот, спал спокойно, тихо и очень чутко. Так чутко, как может спать только осмотрительный зверёк, готовый при малейшей опасности дать дёру. Конечно, никакой опасности для гномов не было: они всегда запирали дверь в дом на тяжёлый дубовый засов и щеколду. Но Суслик в силу своей природной осторожности даже во сне всегда оставался начеку. Потому совсем не удивительно, что гномик услышал эти загадочные тихие звуки. Чего не скажешь про храпевшего на все лады Хомяка. Тому снилось, как он открывает рот и запихивает в него огромный кусок праздничного торта, поэтому время от времени он, не переставая храпеть, издавал звуки, похожие на довольное чавканье. Проснувшийся ночью Суслик не сразу обратил на них внимание: чмокать, икать, чесаться, производить во сне любой другой шум, даже реветь как медведь и рычать ягуаром, Хомяк умел удивительно хорошо.

Лишь перевернувшись на левый бок, мальчуган уловил едва заметный звук, доносившийся из кухни. Там тоже кто-то чавкал, но очень тихо, едва-едва слышно. Сперва Суслик подумал о Клопе, который проголодался и полез в холодильник за чем-нибудь вкусненьким. С ним такое случалось частенько – у принца был свой режим питания, и он строго соблюдал его даже ночью. Но нет! Оказалось, приятель лежит рядом. Он уже успел переползти в комнату Суслика и спал теперь под одеялом по соседству.

«Наверное, ослышался», - гномик громко закашлял, пытаясь спугнуть темноту. Клоп дёрнулся, приоткрыл один глаз, что-то недовольно проворчал, звонко цыкнул зубом, посильнее натянул на себя одеяло и уснул. А подозрительные звуки сразу же прекратились. Тут Хомяк сонно присвистнул, на пару секунд замолчал, поёрзал на кровати и вновь захрапел, на этот раз как-то жалобно подвывая. Вероятно, сейчас он расстраивался по поводу своих испачканных старых валенок. Суслик ждал. На кухне снова стало тихо. Лежать в одной позе было неудобно, тело затекло, поэтому мальчик решил применить военную хитрость. Он поворочался, разминая онемевшие суставы, и стал тихонько посвистывать, старательно изображая сон. Через несколько минут гном опять услышал хруст и звуки жевания. Это уже переходило все границы! Но встать и в полной темноте пройти до кухни у него не хватало храбрости. Везде ему мерещились страшные и зубастые колдовские тени. Суслик натянул на голову одеяло, сжался в клубок, ещё немного подрожал от страха и крепко уснул.

А тихие движения на кухне тут же продолжились.

Глава 5. О том, как приятно просыпаться и ничего не помнить

Утром Суслика разбудил Клоп. Он прыгал перед кроватью, делал суетливые неритмичные движения и хрипло напевал:

- Солнце светит, или тучи -

Веселимся от души́!

Каждый день – он самый лучший!

С добрым утром, с добрым утром,

С добрым утром, борода!

– неожиданно закончил он.

Нагнувшись прямо к лицу гнома, Клоп начал бешено кривляться. Выглядело это очень уморительно.

- Борода в другой комнате спит, - Суслик улыбнулся, отодвинул друга в сторону и сладко потянулся. Он не хотел рано вставать.

- Потягушеньки! – заорал Клоп и умчался в спальню Хомяка. Секундой позже он выглянул оттуда, хихикнул и лукаво добавил: - Ты сегодня тоже «борода».

Заметив насмешливый взгляд друга, Суслик провёл рукой по подбородку и посмотрел на ладошку. Она была перепачкана каким-то белым густым кремом. Суслик понюхал: ага, зубная паста. Выходит, пока он спал коварный Клоп решил сделать ему сюрприз: выдавил на подбородок зубную пасту.

- Шутник! – весело крикнул товарищу Суслик и пошел к умывальнику. Он старательно умывался, пока не почувствовал, что Клоп, привлекая к себе внимание, дёргает его за футболку.

- Пойдём Хомяка будить, - предложил тот. – Ты же не расстроился, что я тебя пастой помазюкал?

- Нет, - ответил гном. - Было смешно.

Суслик посмотрел сквозь раскрытую дверь в соседнюю комнату и увидел спящего дедушку. Старый гном целиком закрутился в одеяло, и наружу торчали только его лохматая борода да пятка с растопыренными пальцами. Заметив эту беззащитную розовую пяточку, Суслик аж взвизгнул от радостного предвкушения весёлой забавы. Он подбежал к Хомяку и принялся щекотать её, подпрыгивая на месте от нетерпения и беззаботно хихикая. Клопу шутка понравилась, и он тут же присоединился к Суслику.

- Семь пальцев! – удивленно закричал Клоп, яростно пощипывая старика за пальчики на ноге. – У него их семь!

- Ну, семь, - согласился Суслик. – И у меня тоже. Счастливое число и дни недели удобно считать.

Клоп разинул рот, хотел что-то сказать, но в этот момент Хомяк проснулся. Он забурчал, завозился, заохал, попытался встать, но одеяло крепко держало гнома и не выпускало из своих тёплых объятий. А друзья не останавливались! Наконец Хомяк сильно дернулся и свалился с кровати на мягкий разноцветный коврик. Он недовольно бурчал, вылезая из-под толстого одеяла, но, когда поднялся на ноги, Суслик увидел, что глаза деда смеются. Радостные морщинки разбежались от глаз по всему лицу, и оно стало похоже на большой сморщенный сухофрукт. Мальчишка не сдержался и снова беззаботно расхохотался.

Хомяк с кряхтением потянулся:

- Мне снился чудесный сон о том, как я живу в арбузе. Зачем вы меня разбудили?

Суслик ответил:

- На улице так красиво! Наступила весна! Выглянуло солнце! Пора заняться чем-нибудь удивительным!

Старый гном кивнул, почесал спину и вдруг спросил:

- А вы ночью ничего не слышали?

Вопрос оказался до такой степени неожиданным, что Суслик от удивления разинул рот. И яркое утреннее солнышко, которое только что нежно светило через тонкие занавески, как будто померкло. В комнате сгустились мрачные тени, они окружили гномов, и Суслику сразу вспомнились все его ночные страхи. Странные звуки в темноте, постукивания, чавканье и острожные шаги, скрип дверки холодильника – оказывается, он слышал сквозь сон даже это! Но самым поразительным было то, что крепко спавший Хомяк тоже что-то почувствовал.

- Я нет! – бодро отозвался Клоп.

- Слышал, - прошептал Суслик.

- Тогда пойдём смотреть, - решительно сказал Хомяк и вытащил из-под кровати тяжёлую железную кочергу. На удивленный взгляд Суслика, в котором читался вопрос, откуда под кроватью кочерга, должна же у печки стоять, он небрежно ответил:

- Да, закатилась.

Суслик пожал плечами, не понимая, как может куда-то «закатиться» кочерга, но Хомяк ничего объяснять не стал, и потому мальчик спросил:

- А зубы почистить?

- Давай, - ответил Хомяк и вздохнул. – Только быстро!

От мысли, что в их доме прячется незваный гость, старому гному стало не по себе. Но когда Суслик закончил свои утренние процедуры, Хомяк уже немного пришёл в себя и приободрился. Босиком, в ночной рубашке и ночном колпаке, он двинулся в сторону кухни, а гномик последовал за ним.

Клопа видно не было.

Глава 6. Безуспешные поиски нахального воришки

Вот так, с кочергой наперевес, друзья вошли в кухню. Первое, что бросилось им в глаза, - гора крошек на столе. Это было неправильно! Совсем неправильно! Гномы очень гордились своей аккуратностью. Перед сном они всегда прибирались: мыли посуду, подметали пол, убирали со стола и обязательно протирали его особой мягкой тряпочкой. Полированное дерево сразу начинало загадочно мерцать, отражая все стоящие на нём предметы. Прямо как лысина Хомяка. Вчерашний кулинарный день тоже завершился генеральной уборкой, и к вечеру всё в доме сверкало идеальной чистотой. Потому грязища на столе, под столом, да просто повсюду, привела гномов в неописуемый ужас.

С криками отчаяния они бросились к холодильнику.

Торт оказался на месте. Всё такой же нарядный он стоял на верхней полке, но был изрядно поеден и обгрызен. Повсюду валялись крошки, кусочки халвы и дольки сухого ананаса. На других полках холодильника положение было не лучше: везде в необъяснимом беспорядке лежали надкушенные и испорченные продукты.

От грибочков в горшочке остался один горшочек!

В миске с творогом творог нашёлся только на самом донышке!

Большой кусок сладкого шоколадного маслица стал совсем маленьким кусочком!

Расстегай с рыбкой разломили надвое, и вся рыба из него таинственным образом исчезла!

В банке с малосольными огурчиками огурцов вообще не оказалось, лишь крупные горошины жгучего чёрного перца горкой лежали на дне. Они воришке не понравились.

Неведомый разбойник залез и в кастрюлю с гороховым супом, отчего её крышка съехала набок, а рядом растеклись большие тёмно-зеленые капли. Он выпил даже кислый и совершенно невкусный травяной коктейль, который Клоп сделал для себя вечером из побегов молодой крапивы. Но главная беда заключалась в том, что прекрасный торт, на создание которого гномы потратили столько сил и времени, был катастрофически испорчен!

- Ёжки-матрёшки! – печально выдохнул Хомяк.

Он грузно осел на пол и, пока Суслик носился по комнате, осматривая каждый угол и заглядывая в кухонные шкафчики, громко и печально стонал. Потеря торта так потрясла его, что даже присутствие в их жилище неизвестного обжоры не могло привести старика в чувства.

- Послушай, Хомяк! - подскочил к нему Суслик и тихонько толкнул в бок острым локотком. – Я вчера заметил необычные следы в лужице мёда. Я, правда, сразу же забыл о них, но запомнил, как они выглядели.

- Я тоже что-то такое видел, - сообщил появившийся непонятно откуда Клоп. Он осмотрел кухню, удивленно присвистнул и шёпотом пробормотал: - Караул, нас ограбили.

                                                                                                                                     

Пока старый гном, постанывая и что-то бормоча себе под нос, поднимался на ноги, Суслик принёс карандаш, бумагу и быстро изобразил замеченный им вчера след. Хомяк надел на нос очки, взял в руки рисунок и долго вертел его перед глазами.

- По-моему, это куриная лапа, - выдвинул свою версию Клоп.

- Да, очень похоже. Вот отпечаток большого пальца, а тут, по бокам, два поменьше, - согласился с ним Хомяк. – Суслик, ты считаешь, к нам в дом незаметно пробралась курица?

- Нет, ну это вряд ли, - ответил Суслик. – Во-первых, лапа у курицы покрупнее. А во-вторых, я слышал ночью именно чавканье, а не стук клюва. Думаю, наш враг – мелкое, но очень прожорливое жи-вот-но-е! Вчера оно проникло внутрь и где-то спряталось. Мы могли не заметить его, потому что суетились, когда готовили торт.

- А ночью вылезло и нагло его слопало! – покраснев от негодования, вспылил Клоп.

- При этом, друзья мои, - Хомяк поднял вверх палец, - бессовестный воришка оказался ещё и трусливым. Он украдкой обгрыз торт, вместо того, чтобы зайти в гости и вежливо попросить у нас халвы или семечек.

- Шиш ему с маслом, а не семечки! - снова встрял в разговор грубый Клоп.

И хотя вчера он не принимал никакого участия в создании торта, а лишь мешался под ногами, сегодня Клоп считал, что всё самое главное сделал сам, а гномы ему только немного помогали. Он был очень недоволен потерей «своего» торта.

- Заяц это! – поражённый внезапной догадкой, вскричал Клоп. – Точно Заяц! Кроме него, никто про торт не знал! Не зря он вчера тут шастал и вынюхивал что да как. Ночью всех своих братьёв длинноухих привёл, и торт они утащили. И намусорили ещё везде!

- Перестань болтать! – возмутился Суслик. – Ушастик никогда бы на такое не пошёл. Он честный и хороший.

- Правильно, - согласился с ним Хомяк. – Ты палку-то не перегибай, Клоп. Дверь была заперта на ночь. Да и где бы тут могла спрятаться свора зайцев?

- Да где угодно! – нахально ответил Клоп, который не собирался сдаваться и подозревал Зайца с каждой секундой всё сильнее. – Хитрюги эти зайцы известные!

- А может Хорёк? – предположил мальчишка. - Помните, прошлой осенью он утащил у нас две корзины рыбы, а потом свалил свою вину на бобров? И гвоздей ещё нам в суп однажды накидал.

- Да он улитками питается! – закричал Клоп, скривив в отвращении мордочку. – У-лит-ка-ми! Что вы хотите от зверя, который улиток ест? Б-р-р-р.

- Вот именно - улитками, а не тортами, - ответил Хомяк. – А после того как мы слегка накрутили ему уши, он вообще стал на удивление послушным. Нет, это точно не Заяц и, скорее всего, не Хорёк.

Старый гном взял большую деревянную поварёшку во вторую руку и грозно произнёс:

- И, вообще, дом - наш! Кого тут бояться? За дело, Суслик!

Друзья вышли из кухни. Трусоватый Клоп мелко семенил за ними, готовый в любую минуту дать стрекача.

Розыски неизвестного пожирателя торта в гостиной, спальнях, прихожей, мастерской и ещё раз, для надежности, в кухне, ни к чему не привели. Гномы громко гремели посудой и разбрасывали по комнатам вещи, которые доставали из всех шкафов и сундуков.

Выглядели поиски так.

Хомяк осматривал каждый угол, каждый ящик, каждую щель.

Суслик бегал по дому, размахивая веником. Новая игра, где можно было шуметь, шалить и куролесить, с каждой минутой нравилась ему всё больше.

Клоп стоял в коридоре подальше от опасности. Он делал себе новый коктейль, время от времени давая Хомяку советы, где следует разыскивать опасного воришку.

Никого найти не удалось.

- Ну где же спрятался этот жулик?! – в сердцах вскричал Хомяк. – Ёжки, в темноте дорожки!

 

Глава 7. На рыбалке тоже не повезло!

 

Через час безуспешных поисков приятели решили их временно прекратить, а вместо долгой утомительной уборки пойти на речку половить рыбу, закрыв дом на замок. Обычно они так не поступали, вполне достаточно было просто прислонить к двери метлу, показывая, что хозяев нет. Но, поскольку неизвестное животное могло ещё прятаться внутри домика, гномы не хотели дать ему шанс безнаказанно убежать, пока они отдыхают у реки. Клопа, который терпеть не мог рыбалку, друзьям пришлось взять с собой. Он наотрез отказывался оставаться один на один с незнакомым «головорезом» - так он его обозвал.

Хомяк шел по тропинке с самым мрачным видом. По всей вероятности, потеря торта не выходила у него из головы. В руках старик держал удочку и пустое ведёрко. Суслик, напротив, был весел как любой мальчишка, который наконец выбрался на улицу и теперь может заниматься чем только захочется. Он подпрыгивал, свистел и пинал ногами мелкие камешки.

- Какой чудесный день! – кричал Суслик во всё горло и размахивал большим сачком. - Попрыгать мне не лень!

Вряд ли кому-то в голову могло прийти назвать этот день чудесным: теплое солнышко давно скрылось за серыми тучами, в лесу стало ветрено и зябко. Весна ещё только-только вступала в свои права и погода часто менялась. К утренней сырости добавилась и полная неудача при ловле рыбы. Сколько ни забрасывал Хомяк свою удочку в речку, сколько ни слюнявил по старинной традиции дождевых червей Суслик, ни одна рыбёшка, даже самая малюхатенькая, на крючок не попалась. Обычно прожорливые ерши и те обходили наживку Хомяка стороной.

Начал моросить легкий прохладный дождик. И без того хмурый, как пасмурное небо, Хомяк совсем раскис. А тут ещё Клоп, сидевший у него в кармане, начал ныть, что у него от повышенной влажности болит спина и отдаёт в ноги.

- Пойдемте домой, - стонал Клоп где-то в глубине комбинезона. - Я устал и хочу кушанькать.

От дождя и скорбных причитаний товарища на душе у Хомяка стало совсем тоскливо.

- Ты неси меня река за крутые берега, - невесело затянул гном. – Где поля мои поля, где леса мои леса…

Он громко вздохнул и замолчал.

Суслик, который никогда не унывал, предложил и деду не вешать понапрасну нос. И не петь грустных песен. Лучше всего, сказал он, вернуться домой: отогреться и пообедать. А заодно заменить приманку: вместо противных скользких червей взять на реку сладкую халву – дома её оставалось ещё немало.

- Торта для подарка уже нет, а на червей в такую погоду можно поймать разве что Хорька, - решил Суслик.

Хулиган Хорёк действительно обожал червяков, личинок, улиток, а больше всего – жирных упитанных слизняков. Во время дождя, когда все приличные звери сидели по норам, занимаясь приятными домашними делами, он вылезал из своего жилища и бродил по лесу, высматривая в лужах любимое лакомство.

- Может быть, вам хочется узнать, почему черви вылезают, когда идет дождь? – с надеждой спросил Суслик.

- Нет! – выкрикнул из кармана Клоп. Он приободрился и радовался возвращению домой, но плохое настроение ещё не покинуло его.

- Хочется, - коротко ответил Хомяк.

- Да ты сам, поди, знаешь! – сказал Суслик, хотя ему не терпелось поделиться с Хомяком своими мыслями по такому важному поводу.

- Может, и знаю, - буркнул Хомяк. – Но мне любопытно послушать твою точку зрения.

- Ладно, уговорил, - улыбнулся Суслик. – В общем, считается, что черви вылезают наружу после дождя, чтобы не утонуть, когда вода заливает их подземные ходы, но всё это ерунда! Я думаю, они используют дожди для странствий. Под землей-то сильно не попутешествуешь. Вода течет, и червяк плывет, как морячок, открывая новые миры и встречая новых друзей.

- Оригинальная версия, - улыбнулся Хомяк. - Ладно, давайте-ка побыстрее возвращаться. Сейчас как ливанёт!

Поскольку других идей у приятелей не оказалось, они повернули домой. Клоп перелез в другой кармашек комбинезона Хомяка и принялся шуршать там обёртками от конфет.

- Ах, вот как! – возмущался он, громко чавкая. - Червячки, бедняги, путешествуют, а Хорёк их ловит и ест на десерт. Надо бы ему ещё раз уши накрутить!

- Я тебе сейчас сам уши накручу, если ты не перестанешь конфеты перед обедом лопать! – пригрозил ему Хомяк.

Клоп обиженно замолчал и выпихнул из кармана недожёваную ириску. 

Дождь тем временем усиливался.

- Интересно, дойдёт ли до нас гроза, - задумчиво произнес Хомяк и вытер мокрое от капель лицо. – Май говорил, что грозы сегодня не будет. А он не ошибается.

Кто такой Май ты узнаешь чуть попозже. И это будет очень неожиданно.

- Постарел наш Май, - злорадно хихикнул Клоп, высовываясь наружу. - Дождя от солнца отличить не может.

Небо потемнело, сильно задул ветер. Он толкал приятелей в спину, по-дружески подгоняя их к дому. Издалека донеслись глухие раскаты грома.

- Гром! – закричал Суслик в сырой холодный воздух. - Прогремел по крышам, распугал всех кошек гром! Я открыл окно, и весёлый ветер разметал всё на столе!

- А зачем открывать окно во время грозы? – удивился Клоп. – Ты меня удивляешь, Суслик. И так понятно, что от сквозняка начнётся страшный беспорядок. А потом ещё и прибираться. Глупо.

Суслик задумался и на справедливое замечание Клопа отвечать не стал.

- В одной книжке для рыболовов я прочитал такой любопытный факт, - наконец сказал он Хомяку, который медленно шел за ним и вздыхал. – Оказывается, рыбка обожает запах семечек подсолнечника и легко соблазняется на сладкое. Опытные рыбаки прикармливают её к месту ловли, знаешь чем?

- Жареной картошкой, - задумчиво произнес Хомяк. Он проголодался и теперь вспоминал, чем можно было бы перекусить дома. В холодильнике лежали картошка, лук и грибы.

Суслик никак не ожидавший подобного ответа, от изумления даже остановился. Потом он расхохотался и ответил:

- Жареной картохой с луком можно было бы отлично прикормить нас. Я уж точно не отказался бы от такой вкуснятины. А вот рыба любит семечки и сладости, а значит, любит и халву. Потому что халва – это и есть сладкие семечки. Понял мою мысль?

- Понял, – ответил Хомяк, - чего ж не понять. Сейчас перекусим и пойдем халвой рыбу кормить. Может, поймаем с тобой парочку толстых карасей-сладкоежек. Если грозы не будет. А Май сказал, что не будет.

- «А Май сказал, что не будет». Бе-бе-бе, - передразнил Клоп. – Ошибся твой метеоролог!

Гномы подошли к домику и открыли дверь. После прохладного утреннего дождя было приятно оказаться в теплом жилище, друзьям сразу стало уютно и сильно захотелось покушать. Сбросив мокрую обувь, они направились на кухню, где, к своему ужасу, обнаружили, что и картошка, и грибы, и даже остатки торта из холодильника исчезли. Не оказалось на месте ни горохового супа, ни пирожков с капустой. Полки опустели. Только одинокая луковица лежала среди крошек и объедков.

- Где мой новый коктейль?! – с негодованием закричал Клоп.


Глава 8. Он найден!

- Ёжки-носорожки! - выдохнул Хомяк. - На рыбалку идти желание у меня как-то пропало.

От волнения его нос сильно покраснел и напоминал теперь перезрелый помидор.


Друзья снова начали осмотр своего дома, шаг за шагом исследуя каждую комнату. На этот раз Суслик проявил смекалку и нарисовал подробный план, на котором указал все помещения, а также порядок их проверки. И вот пробегая мимо маленького чуланчика, куда гномы обычно складывали ненужные вещи и бесполезные предметы, он заметил, что дверца комнатки приоткрыта. Хотя ещё минуту назад совершенно точно помнил: она была запертой! Суслик с трудом просунулся в небольшую каморку и, осветив её фонариком, полностью осмотрел. Вора здесь не оказалось. Зато на полу неожиданно нашлась та самая деревянная клубника, которая недавно украшала их чудо-торт.


- Хомяк! Посмотри-ка, - позвал он товарища и протянул ему свою находку.


На красивой поверхности раскрашенной ягоды были видны следы от укусов маленьких острых зубов. 

- Притащил сюда с целью съесть! - рассмотрев клубнику, сделал вывод старый гном. - И, надеюсь, обломал свои крошечные зубки. Не зря же я её из дуба вырезал. Долго, на совесть. А дуб в нашем лесу - самое твёрдое дерево, даже старина Бобр обходит его стороной.

- Нашли злодея? – шёпотом спросил Клоп, боязливо выглядывая из-за двери. В лапке он держал острую стальную иглу из швейного набора Хомяка.

- Защитник наш пришёл, - с одобрением произнес Хомяк и весело подмигнул Клопу. – Вон как вооружился. Тореадор!

Клоп обрадовался похвале и заулыбался.


- Не нашли. Но, судя по размеру зубов, я бы сказал, что это некрупный зверёк, - ответил Суслик. - А значит, и спрятаться он может где угодно. Придется нам продолжить поиски. Но я взял бы не кочергу, а крепкий ремешок, которым можно было бы хорошенько отшлёпать вора и наказать за такие гадкие делишки.


- Что ж, верно, - вытаскивая из штанов ремень, согласился с ним Хомяк. Он давно повесил на просушку промокший комбинезон и ходил по дому в удобных сиреневых штанишках. Как только ремень оказался у него в руках, штаны тут же свалились на пол и гном остался в одних подштанниках. Рисунок на них был смешной – вишенки и ромашки. Оправившись от изумления, Суслик захохотал, да так, что слёзы из глаз потекли. Хомяк строго взглянул на него, надел штаны и снова крепко затянул их.


- Ничего, обойдемся без ремня, - сообщил он Суслику и закатал рукава рубашки, - это же не-пе-да-го-гич-но! Сейчас главное - найти бессовестного пирожкового вора. Я из него вытрясу и торт, и суп, и пироги с капустой.

Хомяк имел в виду, что не надо никого наказывать ремешком. Это больно и некрасиво. Любую проблему можно решить одними словами, без обид и слёз.

- И мою бутылочку с фрешем тоже из него вытряси, - подсказал Клоп.


Поиски воришки продолжились. Каждую осмотренную комнату гномы закрывали на ключ и шли дальше. Так были проверены кухня, прихожая, гостиная и небольшое подсобное помещение, где возле стен стояли лопаты, вилы и лестницы, а по полкам лежал различный садовый инвентарь и слесарный инструмент. В кладовке они немного задержались: среди вещей, убранных сюда осенью, Суслик нашел свою старую курточку, а в ее карманах несколько десятков сухих сморщенных слив. Приятели остановились и прямо здесь же перекусили.

- Помните, как мы втроем собирали осенью эти сливы в деревенском саду? - спросил Клоп. Он сидел, положив ножку на ножку, на старинном железном утюге, который стоял на одной из полок. – А потом на нас набросилась та злая пучеглазая собачонка. По-моему, её звали Жижа.

- Не Жижа, а Жужа, - поправил Клопа Хомяк. – Тебе просто не стоило обзывать её разными нехорошими словами, может, тогда всё бы и обошлось.

- Да как же так?! – возмутился Клоп, вскочил на свои тоненькие ножки и яростно замахал кулачками. – Как же так?! Ведь она собиралась утащить наши сливы!

- Учитывая, что она охраняла сад, я бы сказал, что это всё-таки были её сливы, а не наши, - заметил Хомяк.

- Интерешно, - промычал Суслик, набив рот сладкими вязкими сухофруктами, – ешли поштавить в доме ловушку и полошить туда шливы мы бы шмогли поймать вора? Што ты фумаешь?

- Мне интересно другое, - ответил Хомяк. – Почему мы забыли отремонтировать тележку, если у неё почти отвалилось колесо? Безобразие!    

Присев на корточки, он внимательно осмотрел поломку, достал из шкафа инструменты и начал откручивать гайку. Гайка противно заскрипела.

- Эй, деда, стой! – крикнул Суслик. - Ты что, забыл кого мы ищем? Заниматься починкой тележки будем позже. Надо поскорее найти вора! Лично я уже побаиваюсь ложиться спать. Мне кажется, ночью этот Робин-Бобин легко может съесть нас обоих. Только представь, вдруг злодей укусит тебя своими зубищами прямо за нос, решив, что перед ним очередная клубничка…

- Кто такой Робин-Бобин? – решил уточнить Клоп.

- Это знаменитый толстяк и обжора, который известен тем, что ест всё подряд, - ответил Хомяк. - Он может скушать и корову, и быка, и кривого мясника, и телегу, и метлу, и у печки кочергу.

Клоп хихикнул, а Суслик сказал:

- Вот-вот. Нас-то съест, а Клопа не тронет, Клоп - невкусный. Да и пахнет в минуты опасности неприятно.

- Что?!! – закричал задетый за живое Клоп. – Я пахну неприятно?! Да от меня идёт самый нежный, самый тонкий аромат в мире! Я моюсь каждый день! С мочалкой!

Суслик расхохотался.

                         

- Да ну тебя, Суслик, - отмахнулся от него Хомяк. – Всё шутки шутишь. Нормально наш Клопик пахнет. И, кстати, мой нос совсем не похож на клубнику.

- Зря ты так думаешь, - не согласился гномик. – Если его красиво раскрасить, прожорливый бандит точно клюнет на эту приманку! Залезет тебе на пузо, откроет рот - а тут я с сачком для ловли воришек! Никуда бы он не делся!

- Ладно, фантазёр, пошли искать дальше, - усмехнувшись, проговорил Хомяк.

Наконец были осмотрены и спальня Хомяка, и тот самый закуток, где нашли покусанную деревянную ягоду. Оставались лишь две комнаты: кладовая и спаленка Суслика. Кладовка всегда закрывалась на ключ, поскольку бережливые гномы хранили свои продукты как настоящее сокровище. Но на всякий случай проверили и ее. На многочисленных полках длинными рядами стояли корзины, горшки и банки, заполненные продуктами и деликатесами. В воздухе витали приятные ароматы сухих трав, хвои, корешков и высушенных грибов. Внутри было прохладно, полутемно и пусто. Никого.

- Я думаю, у тебя в гостях кто-то есть. Больше ему деваться некуда, - уверенно произнёс Хомяк и резко открыл дверь в спальню Суслика.

Здесь оказалось светло и прибрано, по углам комнаты разместились шкафы с книгами, на полу стоял глобус, а по соседству с ним - банка с первыми весенними фиалками. На стенах висели деревянные мечи и сабли, ракетки для игры в бадминтон, огромная карта мира и три красочных плаката в рамках. Они были так здорово сделаны, что я немного расскажу о каждом.

На первом рисунке верхом на звезде летел мальчишка. Он вцепился в лучи и тянул за собой луну за веревку. Подпись гласила: «Навстречу ветрам!»

На другой картинке красовался высокий богатырь в доспехах. Он гордо стоял, выпятив грудь, а за его спиной хлопал крыльями золотой петух. Лицо у воина было простое-простое, даже немного глуповатое, но при этом очень мужественное и обаятельное. Это был явно положительный герой – победитель крыс, пауков, кикимор и других малосимпатичных существ. Внизу помещалась надпись: «Там, где нас нет». Во рту богатыря карандашом тщательно подрисовали два больших зуба, причем один - обломанный. По-видимому, роль супергероя Суслик примерял на себя.

На последнем плакате могучего телосложения хоккеист победно поднимал над головой огромный серебряный кубок, а на его груди яркими лучами сияла цифра восемь. Чемпион широко улыбался, показывая рот, в котором отсутствовали все передние зубы. Хотя, нет, не все. Два белых сусликовых зуба были нарисованы во рту и у него.

Справа от акварели с веселым беззубым хоккеистом стояла аккуратно застеленная кровать. Присмотревшись, друзья заметили что-то под одеялом. Сначала им даже показалось, что Суслик просто забыл под ним свою подушку и прямо так заправил кровать, оттого на ней и образовался такой выпуклый холмик. Но холмик подрагивал, а вместе с ним шевелились и огромные черные усы, торчащие из-под одеяла в разные стороны.

От ужаса Клоп громко икнул.

Гномы ахнули.

Глава 9. Неожиданная встреча с заморским гостем

Честно говоря, от такого жуткого зрелища, даже у старого, бывавшего в разных переделках, Хомяка от страха по спине побежали мурашки. Клопа вообще видно не было, кажется, он уже успел куда-то быстренько улизнуть. А вот Суслик, напротив, бросился вперед и с криком «Да ведь это просто трусливый жук!», - откинул одеяло в сторону. Под покрывалом действительно оказался неимоверных размеров жучище – темно-бордовый, с мощным хитиновым панцирем и крепкими лапами, из которых тут и там торчали острые шипы. Жук испуганно таращился по сторонам. Издав лёгкий шипящий звук, он дёрнулся, закрыл глазёнки и замер.

- Ёжки-ложки, - удивлённо проговорил Хомяк. – Что за чудо-зверь!

- В обморок он, что ли, от страха упал? - пробормотал Суслик, ещё не решаясь подойти к странному гостю поближе.

Мальчик снял со стены деревянный меч и тихонько постучал по жесткой спинке чудовища. Оно тут же очнулось и открыло глаза. Затем резво вскочило и яростно зашипело, не переставая при этом размахивать своими жуткими усами. Лапки, густо покрытые грубыми щетинками и колючками, насекомое выставило вперед, не подпуская к себе гномов. Выглядело это до такой степени устрашающе, что Суслик отскочил назад, а Хомяк вытащил из-за спины кочергу. Но тут случилось удивительное: раздался треск и один из двух огромных усов жука вдруг свалился ему под ноги.

- У вас ус отклеился, - не веря своим глазам, пробормотал Суслик. – А вот и второй…

- Спасибо, - хриплым от волнения голосом ответило необыкновенное насекомое, нагнувшись, чтобы подобрать упавшие усы.

Гномы стояли и молча смотрели как незадачливый незнакомец пытается пристроить свои огромные усищи обратно на голову. Наконец Суслик очнулся и громко расхохотался, настолько нелепо и глупо выглядел жук без своих боевых антенн. Судя по булькающим звукам за спиной, Хомяк тоже осторожно посмеивался.

- Ну вот, - печально произнёс жук, - так я и знал.

Он сел на кровати, спустил ноги вниз и громко захлюпал носом. Это было очень неожиданно.

                 

- Эй, приятель, - позвал его Суслик, - не расстраивайся. Ты и без усов отлично выглядишь. Но если они тебе так важны, давай мы с Хомяком прикрепим их обратно. У нас есть отличный клей, пара минут - и ты снова с ними!

- Клей тут не поможет, - всё также печально отвечал жук. – Это вообще не мои усы.

На пороге комнаты появился Клоп. Оказывается, он прятался в небольшой щели между плинтусом и стеной, а когда незнакомое чудовище зарыдало, понял, что опасность миновала, и решил вылезти.

Странный жук ещё раз вздохнул и продолжил:

- Я нашел их вчера. А поскольку мне всю жизнь было стыдно жить без усов, я забрал их себе, кое-как прицепил к голове и носил. Правда, вышло не очень удобно. При каждом шаге они падали на землю. Приходилось вставлять их обратно и приматывать чем попало.

                                                                  

- Дружище, - добродушно произнес Хомяк. Он подошел совсем близко и даже присел рядом на кровать. – Не сто́ит так огорчаться из-за отсутствия усов. У меня они вот вообще не растут. Никак. По молодости я сильно из-за этого переживал, мазал под носом разными кремами и готовил мази по рецептам бабушки Лили. Но ничего не помогало. Я страшно завидовал своей сестричке Фрите, у которой усы росли чёрными и курчавыми, ну просто чудо как хороши! Один раз ночью со злости взял да и сбрил ей усы. За эту шалость мне потом пришлось целый месяц мыть посуду и чистить от навоза коровник. Но мне было всё равно, я тогда частенько озорничал и хулиганил.

Хомяк задумчиво улыбнулся, вспоминая своё далёкое детство, и замолчал.

- А что же стало с Фритой, у неё выросли новые усы? – с тревогой спросил Суслик.

По всей вероятности, удивительному жуку тоже было это интересно, потому что он беспокойно заёрзал на кровати и заглянул Хомяку в глаза.

- Выросли, куда ж они денутся, - ответил старик. – Она мне потом не раз спасибо говорила, ведь новые усы оказались пушистее прежних.

Суслик довольно хихикнул, а Хомяк продолжал, обращаясь к гостю:

- Пару раз, представь себе, я даже клеил себе усы, но все вокруг догадывались об обмане и становилось только хуже. Зато у меня выросла чудесная борода! А от усов, честно говоря, одни неприятности! То крошки с них падают прямо в рот, то волосы щекочут нос и приходится раз по пятьдесят чихать. Забудь ты об усах.

- Точно, - согласился Клоп, который уже успел залезть Хомяку на плечо и теперь восседал на нём с иглой наперевес. - Раз тебя матушка-природа усами не наделила, значит, так тебе и надо!

- Какой же таракан да без усов? - спросил жук

- Та-ра-кан?! – хором вскричали изумлённые приятели.

- Именно, - печально ответил гость, бережно поглаживая лапками огромные усы, лежавшие у него на коленках.

- Я, конечно, сильно извиняюсь, - проговорил Хомяк, - но ты точно уверен, что родился тараканом? Я повидал много разных тараканов, и домашних, и лесных, но все они были совершенно на тебя не похожи.

- Да и размерчиком раз в десять меньше, - ехидно заметил Клоп.

- В этом нет ни малейших сомнений, - сообщил удивительный жук. – Просто я не из ваших мест, поэтому и выгляжу немного странно. А так я обычный таракан-носорог. Мы живем в Австралии и считаемся самыми большими насекомыми, но даже дома меня называли крупненьким. А уж после перелёта на самолете… Видите ли, я удачно оказался в сумке с продуктами, и мне пришлось обедать без остановки. Целых двадцать часов подряд! Лететь-то из Австралии долго. Мы, тараканы, как и собаки, не можем насытиться. Кушаем и кушаем до тех пор, пока всё не закончится или мы не лопнем от обжорства. Вот я и подрос ещё немного. Наверное, сейчас я - самый большой таракан на свете. Большой безусый таракан, - печально завершил он свой рассказ.

- Я когда-то читал про таких насекомых, - радостно воскликнул Суслик и бросился к одному из своих книжных шкафов.

Там он с минуту рылся, а когда вернулся, в его руках обнаружилась толстая книга, на обложке которой золотыми буквами было написано «Тысяча самых интересных вопросов и ответов обо всём на свете». Гномик быстро полистал книгу, а потом прочитал вслух:

«Вопрос: какие насекомые самые большие в мире? Ответ: самым большим на планете насекомым считается редкий вид тараканов, проживающих в Австралии. Это тараканы-носороги, спокойные и неагрессивные насекомые. Они роют глубокие норы и живут в них, поскольку плохо переносят жаркий климат этого южного континента. Взрослый таракан-носорог в среднем вырастает до десяти сантиметров». Тут Суслик прервал чтение, осмотрел гостя и сообщил: - По-моему, в тебе сантиметров двадцать минимум.

- А то и все тридцать, - с достоинством произнес Таракан, который уже пообвыкся и понял, что наказывать за воровство еды его никто не собирается. – Я очень часто перекусывал.

- Ошибается твоя книга, Суслик, - возразил Хомяк. - Я знаю точно: таракан-носорог не может быть самым крупным насекомым на свете. Бабочка-птицекрылка – вот настоящий чемпион, ее длина достигает двадцати семи сантиметров.

- Измерьте меня! – с нетерпением вскричал Таракан. – Я точно больше этой подозрительной бабочки!

- Давайте! Давайте его померяем! – торжествующе подхватил Клоп. – И попробуем понять, где именно в нём уместилась та прорва еды, что он схомячил у нас за два дня! Ой, извини, Хомяк, не хотел тебя обидеть.

Старый гном достал из кармана рулетку и измерил Таракана.

- Ого, - удивленно проговорил он, - тридцать два сантиметра получилось. Дружок, ты как-то аномально увеличился за время своего путешествия. Наверное, сейчас ты действительно самый большой в мире. Хоть в книгу мировых рекордов тебя заноси!

Таракан обрадовался и заулыбался.

- В книгу мировых обжор его надо занести, - не унимался сварливый Клоп.

Таракан улыбаться перестал.

- А ещё в моей «неправильной» книжке написано, - продолжил Суслик, - что если тебя погладить по туловищу, то послышится тихое шипение. Можно?

Таракан не ответил, а просто подставил Суслику блестящий бордовый бок. Гномик тихонько прикоснулся к холодной броне и повел руку вниз по спине. Тут же он почувствовал под панцирем легкую вибрацию и услышал мягкий шипящий звук, который шел откуда-то изнутри.

- Вот это да! - восхитился Суслик. - Такого я ещё не встречал. Ты словно живой мотор.

Хомяк кивнул, а Таракан сверкнул своими черными глазками и скривил в улыбке зубастый рот. Он был очень рад, что всё закончилось так мирно и по-дружески. Недовольным выглядел только Клоп – у него не осталось любимого травяного коктейля, который он привык пить по утрам на голодный желудок. Маленький принц очень заботился о своём здоровье.

Глава 10. Приключения Таракана

- Я - Суслик, - представился Таракану мальчишка. - Это - Хомяк, он тут за главного, - Суслик показал рукой на старого гнома. – А на плече у него - Клоп.

- Клопом зовусь я только для друзей! Что за фамильярное обращение! – возмутился тот. - А для всяких незваных гостей я – барон Макарон, принц всех лесных клопов. И попрошу не путать меня с вермишелью! Я – единственный наследник папиного престола. У меня и доказательство есть. Вот!

Он показал Таракану руку, на которой сиял изящный золотой браслетик. Странный гость с интересом его осмотрел.

- Так это ты съел все наши припасы, включая праздничный торт? - Хомяк не удержался и задал давно мучивший его вопрос, хотя уже прекрасно понимал, какой ответ получит.

- Я, - жалобно подтвердил Таракан. – Чтобы поддерживать форму мне приходится много кушать. Ничего не могу с собой поделать. Всё время хочу есть. Вот и сейчас.

В животе у Таракана недовольно забурчало и забулькало. Кивнув лохматой головой, Суслик умчался в кладовку. Через пару минут он вернулся, держа в руках поднос, на котором большой горкой возвышались вкусные кедровые орешки.

- Угощайся! - он сунул в лапы Таракана поднос с орехами. - И выкладывай, как ты попал к нам в дом.

- Давай, расскажи-ка нам какая лихая беда тебя сюда занесла! – поддакнул Клоп, по-хозяйски развалившись на столе. - Нечистая сила!

Таракан понюхал маленькие бледно-желтые зернышки, кивнул и с удовольствием стал их жевать, между делом рассказывая гномам о своих приключениях.

История появления Таракана в лесу оказалась неожиданной, хотя в ней и не нашлось места для:

злых пиратов, которые могли бы схватить его и тайно переправить через океан на черном паруснике,

мудреца-чародея, который перенёс бы его сюда силой своего волшебства,

знаменитого профессора-энтомолога, изучающего жизнь насекомых, который сопровождал бы удивительного гигантского таракана в зоологический музей.

Дело было так.

Большая семья нашего «не-по–своей-воле-путешественника» (как назвал его Суслик) играла шумную тараканью свадьбу: сорок вторая, самая любимая, сестрёнка Таракана выходила замуж. Гостей собралось немного, всего миллиона три.

- Приехать смогли не все, - говорил удивительный гость. – Стоял жаркий сезон, и температура поднималась до ста тринадцати градусов.

- До скольких градусов?! – вскричал Суслик, с недоверием поглядывая на рассказчика.

- До ста тринадцати, - растерянно повторил Таракан, который не сообразил, что именно так удивило его нового знакомого.

- Да уж, - фыркнул Клоп. - Я смотрю, этот усатый болтун ещё бо́льший фантазёр, чем наш Суслик. Таких температур на Земле отродясь не бывало! Слушай, Хомяк, ты же всё знаешь, по жаре рекорд - градусов пятьдесят, не больше?

- Почти пятьдесят восемь градусов, - ответил старый умный гном. – Эта самая высокая температура, которая была зафиксирована на планете за всё время наблюдений за погодой.

- Точно! - торжествующе объявил Клоп. - Я знал, что он не только супержрун, а ещё и суперврун! Сто тринадцать градусов, батюшки светы! Как на Солнце! Вот отчебучил!

- Ты не прав, Клоп, на Солнце температура доходит до шестнадцати миллионов градусов, - пояснил Хомяк. – Дай мне слово сказать, и я всё объясню. Дело в том, что Таракан назвал тебе температуру по Фаренгейту, а у нас в ходу Цельсий. Это же две совершенно разные системы измерения! В Австралии используется шкала Фаренгейта, и сто тринадцать градусов по ней равны сорока пяти градусам жары по-нашему. Так что никакой ошибки нет, и Таракан никого не обманул.

Клоп что-то недовольно забубнил себе под нос. А Суслик ободряюще улыбнулся Таракану и показал ему большой палец вверх. Это был жест поддержки, означавший: не дрейфь, Таракан, рассказывай дальше.

Тот благодарно ему кивнул и продолжил:

- Из-за аномальной жары в …хм... сорок пять градусов приехать смогли не все. А ведь мы послали телеграмму даже на остров Суматра. Там живут носороги-коротышки, по всей видимости, наши родственники. Мы же – тараканы-носороги. Надеялись, что родичи порадуют нас своим визитом, ведь до Австралии оттуда сравнительно недалеко. Не приехали, - вздохнул Таракан.

Зато на приглашение откликнулись веселые московские тараканы. Им тоже прислали пару срочных писем. Они, в отличие от родичей-носорогов, стесняться не стали и немедленно вылетели в гости большим дружным семейством. Говорят, сразу четыре пассажирских лайнера были забиты тараканами полностью! При этом насекомые вели себя очень дружелюбно и соблюдали все правила поведения в самолёте. Они не пугали стюардесс, не выстраивались в очереди у туалетов, не бродили бестолково между рядами. Но без паники и переполоха в аэропорту австралийского города Сидней всё же не обошлось. Даже полиция приехала! А бедные стюардессы так перенервничали, что шумной толпой побежали в медпункт, где пили успокаивающие таблетки и требовали неделю отдыха на пляже.

Танцы до упаду продолжались три дня подряд и сопровождались поеданием всего вокруг. Московские тараканы умели отдыхать на полную катушку, они устраивали на свадьбе такие аттракционы, что в конце концов праздник превратился в какую-то неуправляемую свистопляску. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Таракан оказался на другом конце Земли. Произошло это так.

Три самых озорных московских усача – Павлик, Сашка и Мишка, с которыми Таракан подружился больше остальных, уговорили его слетать в гости к старой тараканьей бабушке. Он согласился, прилёг отдохнуть, а проснулся уже на борту белого воздушного лайнера. Оказалось, что пока Таракан спал, новые товарищи сами посадили его в самолёт, перепутав при этом рейсы. Случайно или смеха ради - неизвестно. Но вместо соседнего городка наш горе-путешественник отправился прямиком в далёкую холодную Россию! Таракан, который пока не знал о таком невезении и в своих мыслях, направлявшийся к любимой бабуле, переполз в сумку, набитую вкусной едой. Там он провёл весь долгий перелёт через океан, питаясь бутербродами, бананами, конфетами, сырными шариками, сладкими кукурузными палочками и много чем ещё. Он съел всё, что находилось в багаже, и прилично увеличился в размерах. Ему даже стало тесно, и одна из лап вылезла наружу. Хорошо, хоть никто этого не заметил.

Оказавшись на другом конце мира, Таракан не испугался, а, напротив, обрадовался смене жаркого климата на вполне себе прохладный и приятный. Конечно, на душе́ у него было немного грустно, ведь он оказался далеко от папы, мамы и пятидесяти братьев и сестёр, но Таракан воспринял всё случившееся как новое невероятное приключение. А домой он, разумеется, всегда успеет вернуться!

Закончилась история просто. По дороге из аэропорта сумку наконец открыли, раздался дикий визг, и автобус остановился прямо посередине шоссе. Бедняга Таракан как футбольный мяч был пинком отправлен прямо в открытую дверь. Очнулся он в пыльной придорожной канаве, долго очищал себя от грязи и песка, а после пошёл куда глаза глядят. Помотавшись целый день по окрестным полям и сильно устав, он забрёл в лес, нашел чьи-то брошенные усы и прихватил их с собой. А вскоре наткнулся на жилище Хомяка и Суслика, из которого очень вкусно пахло. В надежде отыскать источник соблазнительного запаха Таракан нашёл вход, пробрался вниз и обнаружил так много вкуснятины, что от её изобилия совсем потерял голову, съел торт, а потом и все припасы из холодильника. Наевшись, он спрятался в комнате с лопатами, ожидая следующей ночи и нового вкусного ужина.

- Так и завершились мои приключения, - Таракан поставил точку в своём рассказе и посмотрел на новых товарищей: он хотел понять, понравилась им его история или нет.

Клоп сердито молчал.

Суслик стоял, от удивления широко раскрыв глаза.

Хомяк раздувал щеки и краснел. Он заметил, что Таракан всего за пять минут в одиночку умял целый килограмм отборных кедровых орешков! И практичный старый гном, глядя, как быстро исчезают семечки в большой зубастой пасти, думал о том, что через несколько дней их ждёт неминуемый голод. Если Таракан всё-таки решит остаться в гостях…

- Теперь мне, кажется, понятно, кого мы видели ночью, - наконец произнёс Суслик. – Клоп! Это же Таракан напугал нас на болоте!

- Да, - кивнул Таракан. – По болотам я ходил, все ноги промочил.

- Точно он, - согласился принц. – Больше некому.

- Подумать только, - продолжил Суслик, обращаясь к Таракану, - пару дней назад ты был в десятках тысяч километров отсюда, по другую сторону экватора. Грелся в лучах южного солнца и видел совершенно другие звезды.

- Ага, - беспечно ответил Таракан, забрасывая в рот последние орешки.

- Подумаешь, на самолёте он летал, - голосом, в котором слышались лёгкие нотки зависти, сказал Клоп. – Я, может, тоже летал. На дирижабле.

Суслик усмехнулся: он точно знал, что это неправда.

- Так и завершились мои приключения, - повторил Таракан, печально вздохнув. – А сейчас мне совершенно некуда податься. На улице холодно и нет никакой еды. Даже ягод. Можно я поживу пока у вас?

Хомяк после этих слов только крякнул с досады. Он уже представил, что станет с их запасами, если Таракан продолжит поглощать пищу с такой скоростью.

Глава 11. О том, как Таракан стал праздничным сюрпризом

- Послушай, приятель, - от смущения Хомяк ещё больше покраснел, - у нас дома готовой еды совсем не осталось. Ты съел даже запасной гороховый суп, который стоял в холодильнике дней десять.

- Я думаю, что там уже кто-то жил, - сообщил Таракану Клоп, – в супе этом. В нём периодически что-то подозрительно булькало. Я даже хотел отнести его Зайцу для удобрения огорода. А теперь это нечто живёт внутри тебя, ха-ха.

- Не шути так, Клоп, - оборвал его Хомяк. – Напугаешь сейчас нашего гостя своими выдумками. На самом деле заниматься стряпней сейчас нет времени. Поэтому я предлагаю пойти в Избу. Там всегда много народа и полно вкусной еды. Тем более в праздник.

Надо ли говорить, что такая идея Таракану очень понравилась? Конечно, он хотел идти со своими новыми друзьями куда угодно, особенно если там можно было хорошенько пообедать и повеселиться.

- Но мы остались без подарка для дядюшки Дикобраза, - напомнил Суслик. - А без него приходить на день рождения некрасиво.

Старый гном снова вспомнил об испорченном торте и огорчился.

- Я бы мог быстренько приготовить для именинника вкусный лимонад из молодой травки и лопухов с добавлением божественно сладкого облепихового сиропа, но в присутствии этого обжоры, - Клоп показал пальчиком на Таракана, - готовить что-то съедобное побаиваюсь. Он не сдержится и снова всё съест!

Таракан завертел головой из стороны в сторону, как бы отвечая: «Нет! Что ты, что ты»!

Так они и сидели вчетвером: Хомяк расстраивался, Клоп негодовал, Таракан молчал, а Суслик думал.

- Есть мысль! - вдруг закричал он. - Гениальная! Свалилась мне как снег на голову!

- Только не это, - простонал Клоп и закрыл тонкими ручонками глаза. - Не напоминай мне о снеге! Месяц назад твоя гениальная идея привела к тому, что все мы заболели простудой! Это когда ты предложил нам кушать снег, чтобы его стало меньше, и весна побыстрее наступила. Я тогда полсугроба съел, а потом неделю дома с температурой провалялся. И этот злосчастный поход за сокровищами – тоже была твоя гениальная идея!

- Ай, да ну тебя! - отмахнулся от него Суслик. – Моя новая задумка в сто раз лучше! Подарка у нас уже нет! Но сюрприз остался! Посмотрите-ка на нашего красавца, - он кивнул в сторону Таракана.

Таракан от радости и предвкушения сытного обеда выкатил большие глаза. В улыбке рот его растянулся так широко, что оттуда длинными рядами начали выглядывать многочисленные острые зубки. Торчали в разные стороны крепкие шипастые лапки. Выглядел он и жутковато, и смешно одновременно.

- Я предлагаю, - торжественно произнёс Суслик и кивнул в сторону Таракана, - сделать его сюрпризом для Дикобраза!

Замысел Суслика всех удивил. Да, что там удивил. Он сразил наповал! Подобная мысль никому бы и в голову не пришла! Только Суслик был способен придумать такую отчаянную идею!

- Не торопитесь сказать «нет», - быстро заговорил Суслик. - Это хороший план! Но сначала мы должны смастерить Таракану нормальные усы. Такие, чтобы они не отваливались каждую минуту и не пугали окружающих. Такие, чтобы ему позавидовал самый усатый на свете зверь - обезьяна императорский тамарин!

- Обезьяна «императорский таракан»! – передразнил Суслика Клоп. Странный прожорливый гость ему не нравился, и он не собирался этого скрывать.

Суслик снова сбегал к книжному шкафу и принес цветную фотографию, на которой была изображена черная обезьяна с огромным кустом пышных белых усов под носом.

- Вот он, тамарин! Живет в джунглях Бразилии. Сам маленький, а усы - как у Деда Мороза.

- Хорошие усы, - одобрили Хомяк и Таракан.

Клоп недовольно поджал губки и на этот раз отвечать не стал. Бразильская обезьянка тоже пришлась ему по душе, но соглашаться с подозрительным чужестранцем он не собирался.

- Соорудим ему новые усы, а потом раскрасим и сделаем индейцем! Или инопланетянином! - продолжал фантазировать Суслик. - Лучше инопланетянином, со своими шипастыми лапами он точно будет на него похож. Вот дядюшка Дикобраз удивится! Это будет сюрприз так сюрприз!

- К такому гостинцу не забудьте пилюли добавить, - посоветовал Клоп. – Для храбрости. И от сердечной болезни. Выдайте их имениннику перед вручением… хм-мм-м… подарочка.

- Да, главное, чтобы он от неожиданности в обморок не упал, - задумчиво произнес Хомяк и помолчал. – Но раз других идей у нас нет…

Все ждали его решения.

- Суслик, за работу! – наконец скомандовал он. - Неси инструменты и краски!

Через пару минут друзья переместились в мастерскую, где Хомяк взялся за изготовление специальных держалок для усов. Он принес несколько полых трубочек и начал прикреплять их к выпуклостям на голове Таракана. После этого старик залил всё древесным клеем и стал ждать, пока клей засохнет и намертво прицепит крепления для усов к голове.

- Где же ты всё-таки нашёл такие красивые усы? – спросил Хомяк. – На дороге такие обычно не валяются.

- Ну-у, - неопределённо протянул Таракан. – Взял да нашёл. Под кустом лежали.

Хомяк с сомнением покачал головой. Суслик тем временем намешал красок и приступил к разрисовке панциря Таракана в самые яркие цвета.

- Жил-был художник один, - мурлыкал себе под нос гномик, изображая на своем новом друге удивительные узоры и непонятные знаки. Рисовать не на бумаге, а на ком-то живом оказалось очень волнующе.

- Крутое кино! – воскликнул Таракан.

Он смотрел на себя в зеркало и видел, как постепенно превращается в непонятное, но весьма оригинальное существо.

Глава 12. Легенда о стеклянном глазе троллей

Наконец клей застыл, и трубки накрепко прилипли к голове «праздничного сюрприза». Хомяк принес из спальни усы. Теперь предстояло нанести на них резьбу, чтобы Таракан мог откручивать усы перед сном и прикручивать утром обратно. Задача оказалась непростой. Хомяку понадобился особый инструмент, с помощью которого гном старательно наносил резьбу внутри отверстий и на концах лежащих рядом усов.

- Ещё немного, ещё чуть-чуть, - продолжая работать, бодро напевал Хомяк.

Он подозвал Таракана поближе и сказал ему:

- Сейчас я всё доделаю, и ты сможешь вкрутить себе эти новые антенны самостоятельно! Не нервничай, ничего сложного. Как болтик в деревяшку, р-раз - и готово!

Хомяк стряхнул мусор с коленок, осмотрел правый ус со всех сторон и удовлетворённо хмыкнул. Затем подмигнул Таракану и произнес:

- Сделаем тебе механизм не хуже, чем у лесных троллей. Слышал историю про их стеклянный глаз?

- Нет, - ответил тот. – В Австралии таких животных не водится.

- Эх ты, двоечник, голова садовая, - усмехнулся Клоп, радостный от новой возможности поддеть Таракана. - Тролли – это ведь не животные.

- Точно, - подтвердил Хомяк. – Речь пойдёт об огромных каменных великанах, которые много лет назад обитали в Норвегии. Жили как-то в Хедальском лесу три брата-тролля, глупые и злобные. Каждый ростом с молодую сосну.

- Ого! - от удивления присвистнул Суслик, раскрашивавший панцирь Таракана цветными завитушками.

- Был у братьев всего один глаз на троих и светился он в темноте, словно береговой маяк, - продолжил Хомяк. - А носил глаз тот, кто шагал первым. Остальные держались за его плечи, чтобы не потеряться, и шли за ним гуськом. Когда первый тролль уставал, он вынимал глаз и передавал его второму. В общем, как у тебя с усами: хочешь - носи, хочешь - снимай. Поймал мою мысль?

Хомяк показал усы Таракану. Тот с недоумением кивнул и сказал:

- Мысль-то я поймал. Ты лучше расскажи, что с троллями дальше случилось.

- Поучительная история с ними случилась-приключилась, вот что, - Хомяк напустил на себя такой таинственный вид, что всем сразу стало ясно: дальше будет ещё увлекательнее. - Однажды они потеряли свой глаз. Вернее, его отобрал у них один очень смелый старикан. Звали этого героя Кнут, и был он, Суслик, нашим с тобой прапрадедушкой по материнской линии. Дед ночевал в лесу, а тролли решили его поймать. Они хотели сунуть старика в котелок, в котором варили мясное рагу с чесночком. Не очень-то приятно, когда посреди ночи тебя бесцеремонно будят и собираются сделать чьим-то ужином, не правда ли?

Все дружно согласились с Хомяком, что в роли мясного блюда для троллей нет ничего интересного.

- Глупые братья противно хихикали и цокали языками, предвкушая сытную трапезу, - старый гном рассказывал медленно, смакуя каждую фразу, - но Кнут, как и все норвежские ниссены, был не из пугливых. И рыжий был, как наш Суслик. А удача рыжим улыбается всегда!

Тут я вынужден ненадолго прервать рассказ Хомяка, чтобы объяснить значение необычного слова «ниссен». В Большой энциклопедии сказочных существ оно обозначает норвежского домового. Такие человечки обычно живут в человеческом доме, помогая людям правильно содержать хозяйство. В этой истории Хомяк невольно приоткрывает секрет своего происхождения. Если он и Суслик не гномы, как мы с вами считаем, то они, возможно, ниссены! Да ещё родственники, раз у них один дедушка.

Суслик подмигнул Таракану и привычным жестом взъерошил свои золотистые волосы. Он был доволен их цветом и везучестью.

- Я тоже в детстве был рыженьким, - важно сообщил Клоп. – Но со временем лесные клопы меняют цвет на травяной или коричневый. Кому какой нравится. Я позеленел, но удача меня все равно любит!

Подождав пока Клоп выговорится, Хомяк продолжил:

- И вот дедушке ничего не оставалось как спрятаться под раскидистым вересковым кустом. Первый тролль наклонился, чтобы посмотреть, куда это он там залез. Когда огромный тролличий носище свесился над кустом Кнут своего шанса не упустил: подпрыгнул и со всей силы укусил великана за нос острыми зубами. Своих зубов к тому времени у него уже не оставалось, всё-таки деду шла четвертая сотня лет, и он носил вставную железную челюсть. Разбойник от боли завопил и выронил глаз!

- Здорово! – вскричал Суслик, который обожал такие истории и мог слушать их часами. А ещё больше он любил отважных героев, не знавших страха.

- Мой отец - великий клоп Аркадий - тоже однажды попал в похожую переделку, но благодаря своей исключительной смелости остался жив и здоров! - снова влез в разговор Клоп, который любил всегда быть в центре внимания. – Как-то раз у него была встреча с Трясогузом Третьим, королём всех лесных трясогузок. Он хотел убедить глупых птичек, чтобы они не клевали клопов хотя бы весной, когда мы выводим своё потомство. Переговоры шли очень тяжело, и договориться им так и не удалось. И тогда подлый Трясогуз напал на моего дорогого папочку! Такого красивого, румяного, в белом парике и с восхитительными усами! Но мой храбрый отец не растерялся! Он схватил предателя за клюв, хорошенько его раскрутил и забросил в осиное гнездо! Уж там-то Трясогузу пришлось несладко! Осы его так покусали, что он распух и стал похож на шар с перьями…

- Помолчи, сделай милость, – строго произнёс Хомяк. – Мне очень хочется рассказать свою историю до конца.

Клоп отвернулся в сторону, делая вид, что его это замечание не касается.

- Тролли начали умолять нашего дедушку-смельчака вернуть им глаз, без которого они были словно слепые котята. И добрый Кнут сделал это. Не просто так, конечно! В обмен он получил целый мешок золота и бочку высококлассной ушной серы.

- Ушной серы?! – не поверил Таракан. – Зачем она ему была нужна?

- О, мой юный друг, это очень полезная штука, - ответил старый гном. – Ушная сера троллей обладает удивительными лечебными свойствами. Сто́ит натереть ею больное место, как все хвори вмиг исчезают. Правда, излечившийся поначалу путает день с ночью: пока светло за окном он спит, а как луна на небо поднимается встает и ходит в темноте по дому, пугая домочадцев. Кусается. Ещё на солнце боится показываться и разговаривает на непонятном языке. Наверное, воображает себя троллем. Но дня через три это наваждение у него проходит. Так что за одну только ложечку такого чудо-снадобья любой аптекарь отдаст немало денег. Кнут получил свою награду, а заодно взял с великанов обещание больше никогда не появляться в Хедальском лесу и не пугать его обитателей. К слову сказать, тролли свой договор с дедом выполнили, что для таких скверных существ даже странновато, - закончил Хомяк.

Глава 13. Фонарик без батарейки

- Какая увлекательная сказка! - заметил Клоп. – Удивляюсь я, почему ты о ней прежде не рассказывал.

Суслик уже позабыл, что ему надо раскрашивать Таракана. Он сидел и слушал Хомяка с приоткрытым от удивления ртом.

- Не сказка, а совершенно реальная история, - старый гном многозначительно поднял палец. – Мне в детстве поведал её сам Кнут, который немало пострадал и от глупых троллей, и от другой злобной нечисти. В те древние времена водилось по миру всякой фантастической живности видимо-невидимо.

- По-твоему, всё это случилось на самом деле?! - с недоверчивым видом вскричал Клоп. - Ты что взаправду веришь в глупые байки про троллей?!

- Да, верю, - твердо сказал Хомяк. - Я верю старому Кнуту. Характер у него был не такой, чтобы врать по мелочам. Или преувеличивать. Я лично свидетельствую: был Кнут не робкого десятка. Находчивый и боевой дедок!

- Дед наш Кнут - очень крут! – радостно крикнул Суслик и поинтересовался. – А что ж ты раньше о нём молчал?!

- В нашем роду все храбрецы, все герои, обо всех сразу не вспомнишь, - объяснил Хомяк. – Я же рассказывал тебе истории про Эйрика-Длинная-Нога, перепрыгнувшего через море, Волосатого Хря-Хряка, который случайно уснул в медвежьей берлоге и потом всю зиму был вынужден притворяться медвежонком, или Зубастика Бьёрга, того, что откусил ухо кровожадному трехглазому людоеду. У каждого за спиной долгая жизнь, полная подвигов и приключений.

- Да-да-да! – подхватил Суслик. - А наш доблестный прадедушка Клавдий Гусаед, который спас Рим верхом на гусе? Это ведь он поднял шум, когда увидел, как враги ползут на крепостную стену, и разбудил всех римлян. А всю славу потом приписали одним гусям.

- Всё равно не доверяю я этим скандинавским сказкам, - не унимался Клоп. – Каменных троллей не существует. Это антинаучно! Не может камень живым быть.

- А домовые, болотные огоньки, лесовики и говорящие клопы - это, значит, по-твоему, научно? - возмутился Хомяк. Он вскочил со стула, подбежал к окну и задернул занавески. В комнате сразу стало темно и загадочно.

- Ждите! - бросил через плечо Хомяк и быстрым шагом вышел из комнаты.

- Куда это он? - спросил Таракан, который никак не мог разобраться кому верить, а кому нет.

Суслик и Клоп только пожали плечами. Через минуту в гостиную, наполненную уютным полумраком, вернулся старый гном. В его больших руках что-то неясно мерцало. Он подошёл к приятелям, таинственно улыбнулся и раскрыл ладони. Яркий свет озарил комнату, и все увидели обломок мутного зеленовато-белого стекла. Свет лился откуда-то изнутри этого странного предмета ровным и спокойным потоком.

- Да это же наш ночной фонарик! - обрадовался Клоп. – Я так и не понял, где у него спрятана батарейка. Зачем он тебе, Хомяк?

- Не фонарик, - отрезал Хомяк, - а осколок того самого стеклянного глаза троллей, что светился в ночи точно маяк. Когда глаз на землю упал, от него кусочек отломился. Без батарейки. Тоже скажешь, антинаучно? – Гном строго посмотрел на Клопа. - Мне передал его Кнут лет сто назад как доказательство той давней истории. Надеюсь, я тебя убедил, мой недоверчивый друг?

Клоп кивнул.

- Невероятно, - заворожённо проговорил Таракан, не в силах отвести взгляд от удивительной вещицы. – Он похож на обломок Луны.

- А тролли, между прочим, водятся и в наших лесах, - продолжил Хомяк, протирая волшебный глаз мягкой тряпочкой. - Я лично видел пару дней назад совершенно живого тролля. Он сидел своим каменным задом на Королевском пне и ковырялся в носу.

- Не может быть! – хором вскричали потрясенные новостью Суслик и Клоп.

Глава 14. Сказочные существа, тролль Глюм и Королевский пень

Под недоверчивыми взглядами друзей Хомяк спрятал волшебный глаз в карман.

- Почему же не может? – спросил он. – Тролли. Подумаешь, невидаль какая… На Земле остались даже драконы! Не так много, конечно, но всё-таки они ещё есть. В Исландии, Гренландии, на Аляске. На Соловецких островах видели сразу двух! Они живут там, где поменьше людей с их шумными машинами. Прячутся бедолаги.

Гном оглядел растерявшихся приятелей:

- Да и у нас в лесу немало любопытных созданий живёт. Или вы о них не знаете?

- Знаем, знаем! - заметив интерес в глазах Таракана, заторопился Суслик. - Кому повезёт, тот может перелётных медведиков увидеть! Издалека они на маленьких девочек с крылышками похожи. Смешные такие, крохотные феи. Между цветочков летают, с бабочками обнимаются, песенки весёлые поют: тили-пили, куки-пуки. Но, если поближе к ним подойдёшь и приглядишься… Мордочки у них шёрсткой покрыты, руки-ноги тоже, ушки на голове пушистые словно у медвежат. Заметят тебя и давай возмущаться: зашипят, заворчат, а то и просто вмиг исчезнут словно и не было их! Считается так: увидишь медвидика - удачливее станешь.

- Ага, - ехидно произнёс Клоп. - Лично я в это не верю! Мне от них никакой удачи не было, за палец только один раз укусили и удрали. А палец потом неделю болел, не заживал, распух и покраснел. Дикие они, недрессированные! Кстати, Хомяк, ты сам нам рассказывал, что если посчастливится такую фею поймать, она желание любое выполнит!

- Рассказывал, - ответил старый гном. – А ты разве её поймал?

- Нет, - расстроился Клоп. – Раз десять пытался, да не получилось. Перчатки даже на руки надевал, чтобы больше не покусали. Сачком ловил, но они улетают уж больно быстро.

- Вот-вот, - согласно покачал головой Хомяк. – А ещё в лесу встречаются птицы, которых называют «времери», но это уж совсем загадочные создания. Я сам толком о них не знаю ничего. С виду, говорят, они на больших снегирей похожи, но только умеют как-то во времени перемещаться. То в завтрашнем дне они, то в сегодняшнем. А кто времеря за хвост схватит, тот сам вслед за ним может и в прошлое перелететь, и в будущее. Во, как.

- Ого, - только и сказал Суслик. – Деда, а Кысь существует?

- Что за Кысь такая? – хором спросили Таракан и Клоп.

- Ну, Кысь. В книжках про неё написано, чудище такое, страшилище лесное. Сама на ветке сидит, острые когти точит. Потом шею вытягивает, уши к голове прижимает да как завоет, как завоет… Брр, у меня прям мороз по коже пробежал.

                                  

- Не бывает никаких Кысей, - уверенно ответил Хомяк. – Суеверия всё это и сказки. Даже если и были такие, то давно перевелись. Вы лучше мой рассказ про тролля послушайте. А не поверите, так Лесовика спросите. Думаю, он сталкивается с ними в наших лесных чащобах гораздо чаще меня. Хотя этот на древнего великана особо похож не был. Двадцать первый век на дворе – измельчали тролли. А тот, что встретился мне, ростом вообще не больше человека.

- Пусть он небольшой, пусть! – неприятным голосом, в котором слышался страх, вскричал Клоп. - Но он точно такой же злющий как все его сородичи! Наверняка!

Клоп подбежал к шкафу и со словами «просьба не беспокоить» залез внутрь.

- Ну и лес у нас! – послушался из шкафа его приглушенный голос. - Пойти некуда! То тролли, то росомахи, то кыси какие-то!

- Да ты послушай лучше, как дело было, - начал успокаивать друга Хомяк. - Сижу я в кустах, наблюдаю за троллем. Он слезает с пня и давай туда-сюда ползать по траве. Явно что-то ищет! Вызываю тогда Лесовика, показываю на него. А тот ничуть не удивился! Кивнул, буркнул «Глюм» и исчез.

- Глюм? – переспросил Суслик. – Имя у него такое что ли?

- Вот, и я так подумал, - кивнул Хомяк. – Имя. Но этот тролль какой-то неправильный. Выглядел он слишком мирно. Я бы даже сказал глуповато. Не ревел, слюной не брызгал, носом пузырей не пускал. На вид такой простодушный каменный толстячок. И угрозы от него не было, у меня хороший нюх на опасность. Минут десять я наблюдал за ним, а он всё бормотал: «Глюм! Глюм!» и стучал себя кулаком в грудь. Потом прыг на коленки и давай вокруг пня круги нарезать. Ползал, ползал и вдруг неожиданно исчез куда-то. Я и лазом моргнуть не успел.

- А что такое Королевский пень? – заинтересовался Таракан. – Не тот ли огромный обгорелый пнище на поляне у ручья?

- Да, это точно он! С виду напоминает королевский трон, потому так и назван, - ответил Суслик. - Там у нас обычно проходят веселые праздники, соревнования и выборы главы леса. Мы называем его «Место силы»! А ты откуда о нём знаешь?

- Когда меня так бессовестно выкинули из автобуса, я долго плутал по окрестностям, - отозвался Таракан, - побывал и на этой полянке с пнём, и в большом сосновом бору. Прошёлся вдоль красивого ручья с удивительно холодной и прозрачной водой. А ещё ночью меня занесло к странному болоту, где торчало много сухих чёрных деревьев и крайне неприятно пахло. Я оттуда быстро убежал.

Суслик охнул.

- Тебе крупно повезло, дружище, - нахмурился Хомяк. – Я бы на твоём месте больше никогда туда не совался. Тем более после заката.

- Торфяное болото, тьфу, - выглянув из шкафа, нервно сказал Клоп. – Гиблое место. Там живут гадкие блуждающие огоньки, тьфу ещё раз, лоботрясы и хулиганы!

- Дело же не в болоте, не в огоньках, и вонь тут не причём! – вскричал Суслик. – В Чёрном буреломнике живет Баба Сыромаха! Злая-презлая росомаха! Помнишь, мы с ней столкнулись ночью? Я же рассказывал! Там страшно, там кругом валяются кости…

- Прекрати, Суслик! – остановил его Хомяк. – Не надо произносить её имени в порядочном доме. Вам всем крупно повезло, что не приключилось беды! Повторяю: ни в коем случае нельзя приближаться к торфяникам ночью, когда росомаха выходит на охоту. И довольно о том толковать. Не будем портить хороший день.

- Я смотрю ваш лес не такой уж и безопасный, - заметил Таракан. – Тролли, росомахи, мандрагоры, какие-то бродячие огоньки, вредные невежливые клопы… Не удивлюсь, если встречаются ядовитые змеи или гигантские комары-кровососы.

- Да, комаров кругом много, - ответил Суслик. - Один из них - самый большой и злой, Горбун - кусается очень больно.

- Точно, такого добра у нас навалом, - подтвердил Клоп из шкафа. – Но не в этом дело. Что комар? Щелбан по носу и полетел он вверх тормашками в кусты! Да и к проказам огоньков все уже привыкли. Тролль – вот новость! Скоро о нём узнает вся округа. И разбежится наш лесной трусливый народец кто куда. Кому такое соседство по душе?

- Поэтому я и прошу вас никому не рассказывать о нём, - предупредил Хомяк. – Пока рано. Я уже сообщил старому Лосю о великане. Он главный, пусть решает.

- Нетушки! – с возмущением крикнул Клоп, выскакивая из шкафа. - Это дело всего леса!

                                                          

- Давайте завтра после праздника подумаем, что делать, - предложил Суслик. – Если силы останутся. С Котом заодно посоветуемся.

- Толстый увалень - твой Кот! – накинулся на него грубый Клоп. – Пока его растормошишь, пока на ноги поднимешь, тролли всех нас по миру пустят, лес разорят и Избу по брёвнышку растащат! Меня сожрут! Хомяка и тебя тоже! Не хочешь попасть в рагу с чесночком?!

- Не преувеличивай, – сказал, давясь от смеха, Суслик.

- Мне кажется, не случайно Глюм сидел на Королевском пне, - задумчиво произнёс Хомяк. – Это же не просто сгоревшее дерево. Когда-то пень был огромным раскидистым дубом и рос на поляне целую вечность. Однажды, лет восемьдесят назад, началась страшная гроза, которая не прекращалась десять дней подряд! Молнии летали бешеные - на улицу нос не высунешь! Вот одна из них и сожгла дерево почти до основания.

- Нет, - поправился Хомяк и начал загибать пальцы, - не восемьдесят. Ровно сто лет назад! Я в тот год как раз собирался жениться на красавице Торе, той, что пекла лучшие сдобные пироги с грибами. А произошло это, м-м-м… - гном задумался и почесал бороду, - в день весеннего Равноденствия!

- Что это за день такой? - заинтересовался Таракан.

- С точки зрения астрономии я, пожалуй, объяснить тебе не рискну, - ответил Хомяк. – Не поймешь. Проще говоря, в равноденствие день становится равен ночи, а зима заканчивается. Поэтому люди и звери так любят этот праздник и всегда рады его отметить. Весна.

- Сегодня же восемнадцатое марта! А через два дня и будет день равноденствия! Мы же собирались повеселиться, потанцевать, наварить медового кваса и всех угощать, ты забыл что ли? – сощурив глаза, Суслик в задумчивости почёсывал голову. – Выходит, тролль появился в нашем лесу в те же самые дни, когда было уничтожено священное дерево. Но сто лет спустя! Интересненько… Зачем он вообще пришёл? Что ему надо?!

- Тут явно попахивает каким-то секретом, - таинственным голосом подытожил Клоп.

- Все секреты, тайны и приключения переносим на завтра, - велел Хомяк и поднялся с табуретки, показывая, что разговор окончен. – Ну-с, за хорошей беседой и работа спорится! Не правда ли, Суслик?

Суслик, весь перемазанный краской, радостно кивнул. Он рисовал и у него получалось здо́рово: Таракан неумолимо превращался в инопланетного пришельца.

Глава 15. Жемчужный клоп, единственный и неповторимый

Под руководством Хомяка Таракан аккуратно ввинтил усы в голову и осмотрел себя в зеркало. «Техноусы!» - прокомментировал за его спиной Суслик. Из глубины зазеркалья на Таракана глядело неизвестное науке существо, страшное и удивительное.

- Ты на славу поработал кисточкой, Суслик, - одобрил его творчество Хомяк. – Все эти значки, кружочки, ромбики сильно напоминают мне боевую раскраску североамериканских индейцев. Или папуасов с южных островов.

- Боевую – это хорошо! – встрял в разговор довольный Таракан. – Я в глубине души очень боевой.

- Да-а-а-а, - обрадовался Суслик. - С таким сюрпризом на день рождения точно не стыдно прийти. Это гораздо интереснее тортика из халвы, хоть наш подарок и не съедобный.

- Почему же? - не согласился Таракан. - К сожалению, я вполне съедобен. С каждой стороны и в любую минуту меня подстерегают опасности. Того и гляди, как бы не сожрали. Надеюсь, что теперь все эти ужасы остались в прошлом, - он с облегчением вздохнул. - Я сам стал большим, усатым и страшно страшным.

- М-да, красиво получилось, - завистливо сказал Клоп, оглядев Таракана со всех сторон. Тот и впрямь выглядел очень живописно.

– Суслик, послушай-ка, не убирай кисточки! - Клопу сразу захотелось стать таким же неотразимым красавцем. - Покрась заодно и меня. Только краски не жалей, у Хомяка её много.

Суслику идея продолжить урок рисования понравилась. Ему хватило десяти минут, чтобы Клоп тоже стал роскошной праздничной расцветки.

- Жемчужный Клоп! - прокомментировал он творение Суслика, с удовольствием осматривая себя и вертясь перед зеркалом. - Единственный и неповторимый!

Когда преображение Таракана и Клопа закончилось, Хомяк выдал Суслику вместительный мешок и отправил друга в кладовую, чтобы он смог выбрать для Дикобраза разные лакомства: сухие дольки ананаса, сладкие корешки, сушеные ягоды, прошлогодние орехи, луковицы и главный деликатес – чертополох. Это растение старый зверь обожал и мог есть его хоть каждый день. Мешок решили отдать Таракану, чтобы тот вручил его имениннику.

- Который час, Суслик? – спросил Хомяк. – Не пора ли нам выдвигаться?

Суслик посмотрел на свой рябиновый браслетик.

- Уже три часа и двадцать минут, - ответил он. – Давно пора!

Глава 16. Живи и улыбайся, друг!

Таракан подошел и взял гнома за руку.

- Ты определяешь время по ягодам? – удивленно спросил он. – Но как же так возможно?

- Это необычное украшение, - пояснил Суслик, - мне его подарил Хомяк. Рябинки и бисер двигаются по браслету сами собой. Те, которые остаются поверх руки, показывают время, а те, что снизу, не считаются. Всего на браслете двенадцать больших ягод и шестьдесят маленьких. Видишь, на руке три рябинки – это часы, сейчас три часа. И двадцать бусинок – значит, плюс двадцать минут. А три часа ночи или три дня я сам умею определять, - добавил он с улыбкой.

Тут на глазах изумленного Таракана прямо из-под руки Суслика вылезла наверх ещё одна бисеринка и поползла к тем, что были видны.

- Вот видишь, уже двадцать одна минута! Пора в путь-дорогу!

- А на правой руке у тебя тоже что-то волшебное? – спросил Таракан, указывая на разноцветный браслетик Суслика, который гномик носил на другой руке.

- Нет! – рассмеялся тот. – Эту фенечку я сделал сам. На ней написан мой любимый девиз: «Живи и улыбайся»! Я так и живу: улыбаюсь, не грущу, приключения ищу!

                                                                                                                            

- Хороший девиз! Мне бы тоже такой подошёл, - ответил Таракан.

- Тогда в чём же дело? Пользуйся, - рассмеялся Суслик. – И вот ещё, держи.

Он снял с руки свой разноцветный браслет и отдал его новому другу.

- Носи и улыбайся, - сказал гном и пояснил. – Я сделал его из трех разноцветных нитей. Слово «живи» даёт браслету жёлтый цвет, буква «и» - изумрудный, а «улыбайся» - ультрамариновый, то есть такой глубокий синий как посреди океана. Нитки переплетаются между собой и получается волна.

- Крутое кино! – воскликнул Таракан, осматривая подарок со всех сторон. – Красиво-то как! Цвета такие яркие, необычные!

- Это три моих любимых цвета, - сообщил Суслик. – Кроме рыжего, конечно.

- А я теперь полюбил жемчужный цвет, в который ты меня, Суслик, перекрасил, - влез в беседу Клоп. – Он полностью соответствует моему благородному происхождению. Не понимаю, как я раньше без него жил. Хотя золотистый мне бы тоже хорошо подошёл. Ужасно надоело быть зелёным. А ты, Хомяк, какие краски предпочитаешь?

- Мне нравится синяя и голубая, - ответил старый гном.

- А почему синяя и голубая? – настаивал Клоп.

- Потому что цвет небесный, синий цвет, полюбил я с малых лет, - в рифму сказал Хомяк.

- И что?

- Это цвет моей мечты. Это краска высоты. В этот голубой раствор погружен земной простор.

- Ясно-ясно, я тебя понял: потому что небо голубое, - произнёс Клоп, громко причмокивая. – Мне тоже понравился твой девиз, Суслик. Живи и улыбайся, красиво сказано.

- Живи и улыбайся, друг! Не печалься, ненастья пройдут, - пропел гномик. - Не сдавайся и верь в свою мечту! Не печалься, давай улыбайся, друг!

Все вокруг радостно заулыбались, а Суслик снова напомнил:

- Пора в путь-дорогу!

Глава 17. Май не ошибся

Тем не менее, сразу отправиться в Избу приятелям так и не удалось. Над домиком глухо громыхнуло, и в окна забарабанили первые капли холодного весеннего дождя.

- Вот дела, - удивился Хомяк. – Гроза всё-таки началась. Ошибся что ли наш Май?

Гном порылся в одном из многочисленных кармашков сохнувшего комбинезона, выудил оттуда несколько мятных леденцов и протянул их Таракану, Суслику и Клопу.

- А кто такой Май? – спросил любопытный Таракан, с удовольствием рассасывая во рту конфету.

Выходить на улицу в сильный ливень смысла не было, поэтому друзья перешли на кухню. Там они расселись вокруг стола и принялись грызть сладкие медовые орешки.

Суслик заговорщицки кивнул в сторону Хомяка: смотри, мол, сам всё скоро увидишь. Старый гном тем временем наклонился к своему кольцу, стал что-то шептать ему и постукивать пальцем по желтому камню.

Сейчас я расскажу тебе ещё об одном волшебном предмете - колечке Хомяка.

Описывая внешность старого гнома, я не зря упоминал о том, что на безымянном пальце правой руки он носит золотой перстень с огромным куском янтаря. А внутри этого красивого солнечного камня застыл настоящий майский жук! Наверное, тебе интересно узнать, как он туда попал? Сейчас расскажу!

Когда я смотрю на янтарь, мне иногда кажется, что передо мной маленький кусочек солнца. На самом же деле, это давным-давно застывшая смола хвойных деревьев, возраст которой может насчитывать десятки миллионов лет! Часто внутри янтаря находят самых разных насекомых. Как же они очутились там, спросишь ты? Оказывается, много лет назад бедняги просто влипли в вязкую смолу и, не в силах выбраться, остались там навсегда. Выглядит это очень эффектно! Можно долго смотреть на камень, разглядывая переливы и оттенки жёлтых, оранжевых и коричневых цветов. Или изучать попавшее в плен насекомое.

Итак, внутри янтаря сидел майский жук. Именно его гном и называл Май.

- Май! – строго сказал Хомяк. – Ты обещал хорошую солнечную погоду. Вот теперь слетай и посмотри, что творится снаружи.

- Да-да, пусть он слетает! – согласился Клоп и громко высморкался в платок. – Я сегодня чуть насморк не подхватил. Вода из носа рекой потекла. Если бы я знал, что будет гроза, оделся бы потеплее.

На глазах у изумлённого Таракана майский жук вылез из жёлтого камня и расправил крылья. Он немного пожужжал, а потом, как-то неловко покачиваясь, поднялся в воздух.

- Это невозможно! – вскричал Таракан. - Невозможно, чтобы застывшее в смоле миллион лет назад насекомое ожило! Да ещё и отправилось куда-то по своим делам!

                                                                                                                                                

- Он отправился по моим делам, - поправил его Хомяк. - Своих дел у него не бывает. Если ошибся с прогнозом, пусть признает оплошность. Вот всё, что мне нужно.

- Ты перестанешь удивляться, когда поверишь в магию, - с улыбкой проговорил Суслик. - Кольцо волшебное, так почему бы и жуку не быть волшебным? Май слушается хозяина кольца и выполняет все его поручения. Он может вести разведку, искать различные предметы, хорошо знает погоду. Май ещё ни разу не ошибался, это случилось с ним впервые!

- Вообще-то, майские жуки, в отличие от нас, клопов, ужасно вредные насекомые, - влез в разговор Клоп. - Всю картошку на огороде могут перегрызть. Люди их терпеть не могут, но наш иногда бывает и полезен.

Через минуту жук вернулся обратно, но уже не один, а в обнимку с красивой зеленоглазой мухой. С его крылышек скатилась большая капля воды.

- Ага, промок! – торжествующе вскричал Клоп. – Признавайся, что был неправ! И муху ещё какую-то домой привёл.

Размахивая мухобойкой, роняя кастрюли и сковородки, Клоп бешено носился по кухне. Он хотел догнать новую подружку Мая и выгнать её обратно в лес. Ловко уворачиваясь от мухобойки, муха громко недовольно жужжала. А жук тем временем подлетел к Хомяку и что-то забубнил ему прямо в ухо. Когда старик с одобрением кивнул, Май подлетел к янтарю, уселся на него и мгновенно провалился внутрь.

- Дружок наш сказал, что гроза скоро закончится, а весь оставшийся день будет ясным и солнечным, - объяснил Хомяк. - Наверное, я сам его плохо понял. Ладно, Май, не серчай, - обращаясь к кольцу, примирительно произнёс он. - Я виноват перед тобой. Извини.

Хомяк встал с табуретки и вышел из комнаты. Клоп хотел было пойти за ним следом, но передумал и остался. Таракан внимательно наблюдал за забавной сценкой.

- Скажу тебе по секрету, - Суслик хитро посматривал на удивлённого товарища, - у Хомяка полно разных волшебных штучек. Но он не особо любит об этом говорить. Вот, смотри, - мальчик встал и достал что-то из шкафа, – шар-предсказатель! Мы называем его «оракул». Он видит будущее и даёт советы, что делать в сложных ситуациях. Если ты в чём-то не уверен – спроси оракула и он всегда поможет.

Гном положил на стол странный предмет. С виду - обычное блюдечко, в центре которого лежит маленький металлический шарик. На блюдце виднелись надписи: «Ждёт удача», «Хороший улов», «Вращай ещё», «Спроси друга», «Иди за грибами» и другие. Суслик крутанул шарик и тот быстро завертелся, раскидывая по комнате весёлых солнечных зайчиков. Пометки на тарелочке исчезли, а когда шар наконец остановился, появилась только одна: «Доверяй».

- Смотри-ка, ты тоже оракулу понравился, - обрадовался Суслик. – Говорит, что тебе можно верить.

- Дай-ка мне, я тоже хочу, - бесцеремонно отодвинув гнома в сторону, Клоп быстрыми движениями указательного пальчика раскрутил шарик. Суслик с Тараканом подались вперёд и нагнулись над столом, им тоже было интересно, какой совет даст оракул маленькому принцу.

- Бе-ре-гись ав-то-мо-би-ля, - по слогам прочитал Клоп и возмутился. – Что за чушь?! Какого автомобиля я должен бояться в лесу? Глупый никчёмный оракул!

Клоп раздражённо схватил шар-предсказатель со стола и понёс его обратно, бормоча себе под нос какие-то слова. Суслик смог разобрать только: «испортился он что ли, на помойке ему место». Подойдя к шкафу, недовольный Клоп со всей силы грохнул оракулом по полке, да так неудачно, что шкаф покачнулся и лежавшие в нём книги полетели вниз. С грохотом они падали вокруг Клопа, как бомбы. А самый большой том, как назло, не промахнулся. Он ударил принца прямо по голове, от чего тот покачнулся и, потеряв равновесие, свалился на пол. Стукнувшая Клопа книга отлетела в сторону и двое друзей, которые в оцепенении наблюдали за происходящим, смогли прочитать на обложке её название:

«Ваш автомобиль. Советы по ремонту».

 

Глава 18. Ещё немного о волшебных вещицах Хомяка

Гроза продолжалась, а вместе с ней продолжалась и кутерьма в домике гномов. Придавленный тяжёлой книгой, Клоп издавал неприятные визгливые крики. Суслик тянул его за правые руки, а Таракан – за левые. Хомяк тоже прибежал на место происшествия. Он помог вытащить невезучего друга из-под книги и быстренько осмотрел его ранения. Ничего страшного не оказалось, поэтому старый гном просто достал из морозилки кусок льда и посоветовал Клопу приложить его к голове.

- Доктор лёд! – объяснил Хомяк. – Всегда поможет при ушибах и разных травмах. Только в полотенце его заверни и долго не держи, иначе замёрзнешь.

Оказав принцу первую помощь, Хомяк ушёл в мастерскую, откуда вскоре раздался громкий стук молотка. С угрюмым видом Клоп присел за стол и приложил к голове кусок льда. Суслик с Тараканом расположились рядом.

- Слушай, - сказал Таракан, забрасывая в рот горсть сладких орешков, - я всё никак не соображу, как работают твои часики.

Он показал лапкой на браслетик Суслика.

- Я же объяснял тебе: рябинки показывают часы, а бусинки – минуты…

- Я помню, - перебил Таракан. – Но хочется понять, как они сами собой бегают по твоей руке. Просто так, без всякой причины. И почему не ошибаются, показывая время…

- Ответ только один и другого у меня нет: это волшебные часы, - пояснил Суслик. - Как кольцо с янтарём или глаз тролля без батарейки. Помнишь, я говорил тебе, что необычных вещей у Хомяка немало по сундукам распихано. Могу рассказать.

- Давай! – обрадовался Таракан.

- Болтун – находка для шпиона! А ты, Суслик – болтун, – проворчал Клоп, неодобрительно покачивая головой и морщась от боли. – А эта заморская саранча крашеная, - он показал пальцем на Таракана, – вполне может оказаться шпионом. Как знать, вдруг он за драгоценностями Хомяка охотится?

- Хватит уже! – прервал его гном. – Мне оракул посоветовал ему доверять.

Клоп только что получивший доказательство того, что оракул не ошибается, промолчал.

- А ты не обращай внимания, - Суслик повернулся к Таракану и начал перечислять, - во-первых, у нас есть волшебный горшок…

- Молчи! – истерично взвизгнул Клоп и кинул в Суслика ледышкой. – Только не о горшке!

Суслик поднялся с табурета, взял у печки ведро для опилок и накрыл им Клопа. Из-под ведра понеслись неразборчивые приглушённые крики и проклятия.

- Ничего, - сказал гном изумленному Таракану, - не удивляйся, он к подобному обращению привыкший. Думаешь, первый раз меня жизни учит?.. Так вот. Ты никогда не задумывался, откуда на нашем столе появляются такие не совсем обычные продукты? Например, зимой мы едим свежий горошек и ягоды голубики. Или сушёный ананас, который ты слопал вместе с праздничным тортом, откуда он, по-твоему, у нас взялся?

- Честно говоря, я об этом не думал, - ответил Таракан, - но сейчас мне действительно стало интересно. В сугробах голубика точно не растёт.

- Правильно! - торжествующе вскричал Суслик и выскочил из-за стола.

Он метнулся в кладовую, откуда через минуту возвратился, держа в руках обыкновенный глиняный горшок.

- Всё дело в нём! Вот, посмотри, - он протянул горшочек Таракану. – Чтобы получить нужный продукт надо просто его попросить. С большой вероятностью внутри что-то появится. Правда, сделать это нелегко, да и не всегда правильно выходит.

Таракан вертел горшок в руках, внимательно разглядывая его. На вид он был самый обычный – глиняный, пузатый, прохладный на ощупь. Но на одной из сторон Таракан увидел небольшой знак, напоминавший галочку с точкой над ней.

- Колдовская руна, - пояснил Суслик. – Буква из волшебного алфавита гномов. Такие есть на каждой волшебной вещице Хомяка, и на кольце, и на моём браслетике тоже. Мне кажется, весь секрет в них. Это как бы печать чародея и в ней, наверняка, заключается магическая сила.

- Давай сейчас же попросим у горшочка что-нибудь вкусное! – оживлено воскликнул Таракан. - Например, гранат. Большой и красный. Это очень редкий фрукт, ведь чтобы созреть, гранату надо провисеть на ветке целых полгода! Я люблю гранаты, они сочные и фантастически полезные!

- Ха! Если бы всё было так просто, у нас кладовая лопалась бы от разной вкуснятины, - развеселился Суслик. – Мы с тобой и гранат бы заказали, и мандарины, и какой-нибудь заморский фрукт рамбутан. Кстати, как-то его попробовали. Сладкий оказался, а по вкусу похож на виноград.

- А, может, попробуем бананы? Давай их у горшочка попросим! – Таракан облизнулся, в предвкушении потирая ладошки. - Сладкие, жёлтенькие, пальчики оближешь! Кстати, Суслик, ты не знаешь почему бананы всегда изогнутые? Гнёт их что ли кто-то?

- Кто же их гнуть будет? – рассмеялся гном. – Да нет, всё гораздо проще! Кожура банана со временем расти перестаёт, а плод внутри расти продолжает. Вот и начинает он, бедный, изгибаться. Но гранат или банан я тебе пообещать не могу.

- Значит, горшок ленится или не каждое желание выполняет? – предположил Таракан.

- Сейчас я тебе всё-всё расскажу! - с энтузиазмом воскликнул Суслик. - Для успеха горшок надо сильно нагреть. Мы заметили, что летом лучше всего целый день нагревать его на солнышке, пока он не станет очень горячим. А зимой ставим горшок в печь и топим её с утра до ночи! Дома делается так жарко, что к вечеру мы с Хомяком ходим по комнатам в одних шортах.

- А дальше? – спросил заинтересовавшийся историей Таракан. - После этого можно заказывать продукты?

- Не продукты, а продукт. Только один. И не заказывать, а просить. Причём очень жалостливо и очень долго. Надо упрашивать его, ныть, канючить и клянчить у горшка то, что нужно. Главное, поинтереснее. Горшочек любит, когда его хвалят. Любит, когда его прелестью называют. И чтобы не скучно просили, а с разными красивыми и редкими словами. Помню, Хомяк пять часов подряд выпрашивал у него какао-бобы – хотел сделать особое печенье с шоколадной крошкой. Пятьсот раз горшочек прелестью назвал! Устал мой дед так, будто целый день лопатой на огороде махал. Вот если слышишь хлопок – стало быть готово, ищи внутри еду. А какую именно – сюрприз! Правда, часто горшок вредничает и вместо нужного продукта даёт что-нибудь совсем негодное. Один раз просили мы малину, а в итоге через два часа уговоров получили перепачканную в глине рябину, - Суслик растянул рот в широкой улыбке.

- Просто слова похожие: малина, рябина, глина, - догадался Таракан. – Он или так подшучивает над вами, или плохо слышит и неправильно вас понимает.

- Возможно, - согласился Суслик.

- Тогда объясни мне, почему вы не заказали настоящую свежую клубнику для торта, а украсили его твёрдой деревяшкой? - поинтересовался Таракан. - Я чуть десять зубов не сломал!

- Мы хотели, но горшок вчера решил не делиться с нами клубникой, не допросились, - ответил Суслик и взял из лап Таракана удивительный предмет. Он несколько минут растирал глиняные бока руками, пока ладошки не стали совсем горячими. Потом наклонил голову как можно ближе к горлышку и печально заныл:

- Дорогой, любимый, лучший в мире горшочек. Помоги… Драгоценный ты наш, бесценный ты наш, удивительный ты наш! Чтобы мы без тебя делали, да как бы мы без тебя жили. Кормилец! Любимец! Друг дорогой! Просим, не пожалей от щедрот своих, подай на пропитание. Не откажи!

Суслик задумался, а потом продолжил:

- Винограда нам надо зелёного, вкусного, зрелого. Без косточек. Киш-миш называется. Два килограмма. Не жить нам без него! Одни слёзы и страдания ждут нас, друзей твоих верных, горшочек родненький. Виноградик сладенький для животиков наших очень нужный. Заболят иначе наши животики. И головушка заболит. И ручки-ножки заболят. Придётся нам с Хомяком целый день в постельках лежать и плакать. Же не манж па сис жур, мсье!

- Это я ему на французском языке сказал, - пояснил Таракану Суслик. - Мол, мы не кушали шесть дней. Приврал немного. Просто он любит, когда оригинально просят, по-иностранному.

И продолжил:

- Лучше уж ты нам, ненаглядная прелесть наша, винограда присылай, не жалей. А уж мы тебя как наградим! Вымоем начисто, протрём насухо, на самое видное место на кухоньке поставим. Рушником белым укутаем…

Тут Таракан подскочил к горшку и, чуть отодвинув Суслика в сторону, громко рявкнул:

- Виноград давай!

Суслик от неожиданности вздрогнул, а горшок вдруг затрясся, забулькал и запрыгал в его руках. Раздался оглушительный хлопок и в комнате наступила тишина.

Глава 19, в которой горшочек пишет письмо, а оракул делает странное предсказание

Услышав знакомый громкий звук, который всегда говорил о появлении в горшке чего-то вкусного, в кухню вбежал встревоженный Хомяк.

- Что случилось?!

Суслик сунул руку внутрь горшка и достал изюминку. Увидев эту маленькую сморщенную виноградинку, Таракан покатился со смеху, а старик снова спросил:

- Вы изюм, что ли, заказывали? Чего так мало?

- Я о горшочке рассказывал, ну и показал как он действует, - начал объяснять Суслик. - Винограда попросил. Киш-миш который, без косточек. Никак мы не ожидали, что он проснётся. Раньше ведь только тебя слушался, да и не грели мы его.

Таракан забросил изюмину в рот и немного пожевал.

- Вкусная. И косточек в ней нет. Не обманул глиняный вредина, - Таракан покопался в горшочке и вынул оттуда сухую шишку и мятый клочок бумаги. - О, тут ещё кое-что нашлось, вот.

Шишка оказалась сухой и ужасно колючей, а на листе неровными буквами было написано: «ШИШЬ ВАМ!»

- Крутое кино! – заливался смехом Таракан. – Попросили киш-миш, а получили шиш! Шиш-ку! Отличное чувство юмора у вашего волшебного повара!

Безобидная шутка горшка понравилась и Суслику. Мальчишка не утерпел и тоже расхохотался, да так сильно, что начал громко икать. Он смеялся ещё больше, икая без остановки. Таракан заметил это и снова не на шутку развеселился. Один лишь Хомяк оставался серьёзным.

                                                                                                                                

- Я думаю, такими прекрасными «дарами», - с ноткой иронии сказал старый гном, осматривая шишку со всех сторон, - горшок сообщил нам, что обиделся. Напрасно вы на него накричали. Теперь вообще не понятно, будет он работать или нет. Ох, боюсь, закончилось наше волшебство…

Хомяк взял горшочек и погладил его большими сильными руками.

- Вежливее надо быть, друзья. Вежливость от многих неприятностей спасает… - Хомяк вздохнул. - А помнишь, Суслик, мы как-то раз заказали немного желе из киви, а он нам залил им весь дом. Целую неделю пришлось полы мыть! Уж больно сладким оказалось.

- Было дело, - улыбнулся Суслик. - Правда, ты побольше-побольше желе попросил. Вот и допросился. Зато мы тогда весь лес накормили, и никто с пустым животом домой не ушёл. Хорошая история.

После этих слов Суслик приподнял со стола ведро, и товарищи увидели, что Клоп спит. Он положил голову на холмик из опилок и безмятежно посапывал.

- Вставай, соня, - толкнул его в бок Хомяк. – Дождь закончился, идти пора.

Друзья направились к выходу из кухни. Таракан шёл последним, по дороге он заметил одиноко лежавший на полке шар-предсказатель и небрежно, не останавливая шаг, крутанул его. А у дверей кухни обернулся и посмотрел, что выпало.

На блюдце горела надпись: «Остерегайтесь опасности».

Глава 20. Подарок для Таракана, разозливший диких лесных ос

Ливень наконец закончился. Тучи расползлись по небу и вскоре совсем исчезли, а через широкие окна в домик гномов полился тёплый солнечный свет. Суслик забеспокоился и заторопил приятелей дружескими тычками подгоняя их к двери: волшебные часики на его руке показывали половину пятого, а это время, как известно, считается лучшим временем для похода по гостям!

- Всё дело в том, - объяснял он Таракану, - что ровно в пять часов вечера в Избе начинается весёлое соседское чаепитие с самоваром и пирогами, которое часто затягивается до самой глубокой ночи.

На эти чайные посиделки перед началом главного праздника – дня рождения дядюшки Дикобраза, и хотел привести своего нового товарища Суслик.

Таракан закрыл глаза и невольно облизнулся: в его фантазиях предстоящее чаепитие выглядело замечательно! Вот он открывает дверь в Избу и видит длинный стол, накрытый белоснежной скатертью. На столе стоят большие круглые блюда с пирогами и пряниками, баранками и сушками, печеньем, блинами и даже с изысканными французскими пирожными с кремом. Таракан ещё раз облизнулся: до того вкусно выглядели пирожные, и стал дальше на стол смотреть. Чашечки ароматным чаем дымятся, рядом с каждой по блюдечку. В первом – сладкое сгущенное молоко, во втором - варенье (хорошо бы земляничное). Самовар медным боком посверкивает, пыхтит. Вот банка с мёдом. Большая. Литров на пять. Сунул в неё палец, облизнул. В старинной фарфоровой сахарнице белые кусочки сахара. Плиточка молочного шоколада. Нет, лучше две, а то и три плиточки: что мелочиться, когда фантазируешь.

- Эх, красота, - пробормотал Таракан, не открывая глаз, - не жизнь, а малина.

- Очнись, старина, - хлопнул его по плечу Суслик.

- Опять он есть хочет, - сказал Клоп, недобро поглядывая на мечтающего Таракана. - Разчмокался, разоблизывался. Того и гляди, слюней напускает.

Они стояли у двери втроём, ожидая Хомяка. Старый гном забежал в мастерскую и чем-то там энергично постукивал. Наконец он выглянул из-за двери, посмотрел на Таракана и поманил его к себе:

- Дружище, иди сюда. Дело есть. Важное.

Когда Таракан, а за ним и сгоравшие от любопытства Суслик с Клопом, зашли в мастерскую, Хомяк копался в большом сундуке. Этот старинный дубовый ящик стоял в углу комнаты и был так основательно завален сверху пыльными книгами и газетами, что старику приходилось одной рукой поддерживать тяжелую крышку, а другой вслепую что-то выискивать внутри. Суслик с Клопом бросились ему на помощь.

- Вот, держи, - Хомяк вытащил из сундука и протянул Таракану неожиданный предмет.

Это была настоящая боевая рогатка!

– Наш лес действительно не самое безопасное место, - признался Хомяк, - а ты здесь новичок. Мало ли что случится. Тебе может понадобиться нормальное оружие для защиты от хищников. Бери.

- Спасибо, дедушка, спасибо, дорогой, - Таракана переполняло чувство благодарности, он даже приобнял старика-гнома, от чего тот покраснел и начал неловко отодвигаться.

Таракан вертел в руках подарок, с восхищением осматривая его. Рогатка была красивая, с крепкой, отполированной до блеска, деревянной ручкой. К рожкам крепились две упругие резиновые ленты, а между ними располагался широкий квадратный кусок из толстой кожи, куда следовало положить снаряд для стрельбы. Клоп подбежал к Таракану и бесцеремонно выхватил у него из рук подарок.

- Ух ты! - восторженно вскричал он. – Где ты её прятал, Хомяк? Почему нам не показывал? Дайте-ка мне камень, сейчас пульну куда-нибудь!

- Пулять будет Таракан! – строго сказал Хомяк и забрал у Клопа рогатку. – А, если тебе разрешит, тогда и ты попробуешь.

- Вещь хорошая, нужная, пригодиться может, - подтвердил Суслик. – В росомаху стрельнуть или в тролля. Пойдемте скорее наверх, проверим, как она работает.

Друзья поднялись по ступенькам и вышли из дома. Суслик бросился собирать с земли камушки, распихивая их по карманам. Один из камней он передал Таракану, чтобы тот вложил его в кожаный держатель, который Хомяк назвал просто «седлом». Таракан поднял рогатку вверх, целясь в напоминавшее вишенку маленькое белое облачко с розовыми краями, натянул резиновые жгуты и отпустил. К общему изумлению, камень никуда не полетел. Он просто вывалился из седла на землю! Таракан попробовал выстрелить второй раз, и опять у него ничего не получилось.

- Я не умею, - грустно сказал он Суслику. – Попробуй ты.

Суслик повторил действия Таракана, но и у гнома, как он не пытался, камень никуда не летел. Он просто падал вниз. Рогатку взял в руки Клоп, потом Хомяк. Но сделать выстрел не получалось ни у кого.

- Как странно, - бормотал Хомяк, выискивая на своём подарке неисправности. – Всё ведь правильно делаем, нехитрая это наука из рогатки стрелять.

Таракан тоже осматривал рогатку, стараясь сообразить, что они делают не так.

- Гляньте! - внезапно воскликнул он. - На ней руна нарисована волшебная!

- Ну, правильно, - успокоил его Хомяк. – У меня в сундуке все вещи волшебные.

- Это непростая рогатка, - подтвердил Клоп. – Значит, секрет какой-то есть, думать надо.

Суслик взял у Хомяка рогатку, задумчиво покрутил её в руках. Потом навел оружие на тёмное дупло стоявшей напротив старой липы.

- Снаряд положи, растяпа, - сказал Клоп.

- Бац! – крикнул гном, натянув и резко отпустив резинку. Тут все с удивлением увидели, как из пустой рогатки выскочил камешек и с огромной скоростью понёсся по направлению к дереву. Секундой позже он влетел в дупло, раздался громкий звук удара и чьё-то громкое возмущенное жужжание. Из дупла медленно начали вылетать чёрные рассерженные осы. С минуту они недовольно крутились вокруг дерева, высматривая кто осмелился их потревожить, а остолбеневшие от неожиданности друзья молча за ними наблюдали.

- Не понял, - наконец произнёс Суслик. – Я камень в рогатку не засовывал. Я его вообще не доставал.

Покопавшись в карманах, он удивлённо продолжил:

– Нет его там.

Хомяк с пониманием улыбнулся:

- А теперь выбрось всё, что есть в карманах. Оставь там только один камень. Или шишку. И пробуй снова - наведи на цель и выстрели.

- Чем он стрелять-то будет, Хомяк?! – закричал Клоп. – Воздухом что ли?!

Суслик кивнул и опустошил карманы. Показав друзьям зелёную сосновую шишку, он сунул её в штаны и снова навел рогатку на дерево. Таракан тоже не понимал: в седле рогатки было пусто, чем собрался стрелять Суслик?

Суслик шумно выдохнул, как можно сильнее натянул резинку и выстрелил. Резинка с глухим свистом лопнула, но, разрезая воздух, к осиному дуплу полетела та самая зелёная шишка! Точно в цель! Как и в прошлый раз, внутри дерева громко и очень недобро зажужжали, но тут уже осы долго не раздумывали. Огромной чёрной тучей вылетев из дупла, они накинулись на потревоживших их покой озорников.

- А-а-а-ай! – завопил Клоп, который замешкался при отступлении и оказался спиной к опасности.

Громадная пучеглазая оса совершенно пиратского вида, не обращая никакого внимания на благородное происхождение Клопа, со всего маха ужалила бедного принца прямо в королевский зад.

- Ы-ы-ы-ы! – завыл Клоп, бешено растирая место укуса.

Друзья в мгновение ока оказались дома и быстро закрыли дверь на щеколду.

- Злые осы, дикие, могут и дом развалить, если сообща, - сказал старик, подпирая для надёжности дверь плечом. – Не кричи, Клоп, сейчас вылечим тебя. А ты, Суслик, карман свой проверь, там ли шишка.

Как и ожидалось, шишки в штанах гнома не оказалось.

- Ну что? Теперь, надеюсь, всем всё понятно? – уточнил Хомяк. – Система стрельбы из чудо-рогатки оказалась простой и очень удобной.

Таракан кивнул, а Клоп, сжав от боли зубы, замотал головой, показывая, что лично он ничего не понял.

- Набираем полные карманы снарядов, - начал объяснять ему Суслик. – Потом их даже доставать не надо. Просто целься и стреляй, целься и стреляй. Рогатка сама камешки из кармана доставать будет. Один за одним. Ясно?

Клоп кивнул:

- Вот подарил бы ты, Хомяк, мне эту рогатку вчера, глядишь, мы и с росомахой бы покончили. И сокровища домой принесли.

- Да, удобно, - проговорил Таракан. – Рогатка, которая стреляет без перезарядки. У меня только один вопрос остался. Как она сама будет выбирать чем ей пальнуть – камнем, орехом или каким-нибудь полезным предметом, что завалялся в кармане? Например, монеткой или золотым колечком.

- Да, это надо проверять, - подтвердил Хомяк. – Чтобы ничего ценного из кармана к врагу не улетело. Жаль только, что резинка порвалась. Ничего, починим. Пошли, Клоп, компресс тебе холодный поставлю.

В дверь и окна шумно бились рассерженные осы. Выходить из дома пока не стоило.

«Эх, не успеть нам теперь на дружеское чаепитие», - с тревогой подумал Таракан.

Глава 21. Клоп становится «удивительным везунчиком»

«Эх, не успеть теперь на дружеское чаепитие», - с тревогой подумал Таракан, а вслух спросил:

- Что нам теперь совсем из дома не выйти? А как же пойти на праздник в Избу? А как же пироги и кремовые пирожные, самовар с медным боком?

- Не переживай, - успокоил его Хомяк. Он обработал рану Клопа уксусной водичкой, чтобы снять припухлость, и снова вытащил из холодильника лёд – сделать принцу очередной холодный компресс. - Эти осы очень свирепые и очень глупые. Минут через десять они угомонятся, вернутся в дупло, тогда можно будет выходить. А нам всем урок, чтобы в следующий раз по чужим домам не стрелять. Ведь, если кто сюда в окно камень бросит, разве не побежим мы хулигана ловить?

- Побежим! – поддержал его Клоп. – Побежим, догоним и накостыляем!

- Вот, то-то! Ладно, я пошёл на кухню котлеток пожарю.

- Правильно сказал Хомяк! – бодрым голосом отозвался Клоп. – Одно слово – го-ло-ва! Пусть готовит, а мы пока в лото поиграем. На денежки!

Обернувшись, Клоп крикнул вслед старому гному:

– Горяченькую котлету мне на хлебушке не забудь принести! Я люблю, когда прямо со сковородки.

Хомяк усмехнулся и пошел на кухню, а трое друзей направились в комнату Суслика. Клоп сразу же полез в шкаф. Он долго там копался, выбрасывая наружу вещи и одежду, пока наконец не нашёл красивый домашний халат густого тёмно-синего цвета с широкими рукавами и коробку с игрой «Лото».

- Деньги есть? – спросил Клоп товарищей, натягивая на себя тёплый халатик, что показалось Таракану весьма странным, ведь в комнате было совсем не холодно. – Рубли, доллары, фунты?

Таракан отрицательно качнул головой. Клоп насупился и посмотрел на Суслика.

- Нету! – с вызовом ответил тот. – Что за мода на деньги играть? Если хочешь, на интерес сыграем, просто так. Или я могу рискнуть и поставить на кон свой глобус, кто выиграет – пусть забирает.

- Ну и на что он мне? – саркастически спросил принц. – Глобус твой. Если бы он как ящик открывался, чтобы я мог в нём бутылочки со сладкой настойкой прятать, секретики свои королевские хранить, тогда – да. А так… Нет, не подойдет глобус. – ответил Клоп и выжидающе посмотрел на Таракана.

- У меня даже глобуса нет, - смущённо произнёс тот.

- Какая вокруг нищета, - печально сказал Клоп, но глаза его тут же ярко блеснули. – Таракашечка, у тебя же рогатка новая есть! Давай на неё в лото поиграем. Я согласен, хоть она и поломанная и цена ей один грошик.

- Не буду, - твердо ответил Таракан. – На подарки не играю.

- Ой, ну что с вами такими неинтересными делать, - вздохнул Клоп. – Ладно, давайте просто так. Но, если я выиграю, чур, уговор: вы меня на руках до Избы понесёте. Договорились?

Суслик с Тараканом переглянулись и согласились. Всё-таки шансов обыграть Клопа, а заодно утереть ему нос, было в два раза больше. Клоп, по-видимому, тоже это понял, потому что тут же бесцеремонно заявил:

- Бочонки из мешочка я сам буду доставать! Без возражений!

Друзья сели за стол и выбрали себе по одной карточке. Клоп, хитро поглядывая на приятелей, перемешивал в мешочке бочонки. Глазки его озорно посверкивали, а по лукавой мордашке прыгали хитрые улыбочки, из чего Суслик сразу понял, что Клоп приготовил для них какую-то неожиданную каверзу.

- Правила игры знаешь? – уточнил у Таракана Клоп.

- Знаю, надо выпавшие числа на карточке закрывать. Кто успеет раньше других ряд закрыть – тот и выиграл.

Суслик кивнул, и игра началась. Клоп вытащил первый бочонок:

- Топорики!

- Семьдесят семь, - подсказал гном недоумевающему Таракану. – Две семёрки на топорики похожи. Семьдесят семь ищи, если нашел - закрывай.

Выпавшее число оказалось только на карточке, которая лежала перед Клопом, и он поставил на него бочонок, радостно подёргивая плечиками из стороны в сторону и подпрыгивая на стульчике.

- Не расстраивайся, - Клоп решил подбодрить приунывшего Таракана. – Первый ход ничего не решает. Себе я уже достал, сейчас твоя очередь. Какую Таракашечке цифру надо? – Он внимательно осмотрел сперва его карточку, а потом свою. – Вот! Сейчас выкрикну тебе «сорок девять». Если получится, конечно.

Принц достал руку из мешочка, разжал кулачок и с наигранным удивлением показал Таракану бочку с числом «сорок девять».

- Да! – закричал Клоп. – Вот это везение, друзья! Вот так фортануло!

Таракан радостно закрыл на своей карточке «сорок девять», боковым взглядом заметив, что такое же число нашлось и у Клопа, причём в том же ряду, где «семьдесят семь».

- Что, Суслик, - участливо обратился улыбающийся Клоп к гному. – Одному тебе не везёт? Ничего, сейчас и тебе поможем. Клоп – добрый, он всем на выручку приходит. Достанем, скажем, восемьдесят восемь. На твоей карточке как раз внизу есть.

С этими словами Клоп неуловимым жестом фокусника извлёк из мешка бочонок, покрутил его между пальцами, спрятал в ладонь, подул на неё, сказал: «крекс-фекс-пекс», а когда раскрыл там в самом деле оказалась бочка с нужным числом.

Принц всплеснул руками:

- Какая удача! Закрывай, закрывай скорее себе! – посоветовал он Суслику, а сам поставил «восемьдесят восемь» в один ряд с ранее выпавшими «топориками» и цифрой «сорок девять». Теперь у Клопа были закрыты сразу три числа в ряду из пяти. Ему оставалось найти только «двенадцать» и число «пятьдесят три».

- Ах, какой везучий наш Клопик, - продолжал радоваться принц. – Три раза забрасывал Клопик невод в синее море и три раза золотую рыбку доставал.

Скорчив непонимающую гримасу, Таракан пожал плечами и с недоумением посмотрел на друга. А Суслик между тем очень внимательно наблюдал за Клопом, который снова запустил все свои четыре ручонки в мешочек и начал в нём быстро-быстро перебирать пальчиками, явно что-то выискивая. Пару мгновений спустя он достал очередное число и громко заверещал от восторга:

- Эх, счастливая же у меня карточка! Пятьдесят три! – и вновь поставил бочонок на своё поле. – Я - удивительный везунчик!

Это уже переходило все границы! Клоп вытаскивал нужные числа только для себя, а от победы его отделял всего один ход! То, что приятель самым нахальным образом их обманывает, Суслик и Таракан поняли почти сразу, но как именно у Клопа получается выуживать из мешка нужные бочонки, в этом следовало поскорее разобраться.

- Так, так, так, - весело покрикивал Клоп, поочередно подмигивая то Суслику, то Таракану. – Только одна циферка осталась удачливому Клопику до победы. И не придётся тогда ему своими тонкими ножками по тропинке до Избы полчаса пылить. Понесут принца на ручках те, кому в лото везенья нет. – Он противненько захихикал.

- Давай-ка теперь я бочонки буду доставать, - предложил Суслик и потянул мешочек, лежавший на коленях Клопа, на себя.

Но Клоп вцепился в него очень крепко:

- Не дам! Мы договаривались, что я один буду бочонки кричать! А уговор дороже денег! Убери руку!

Не ожидавший такого яростного отпора Суслик отступил, и принц снова принялся перебирать ручками в мешочке. Он молчал и недовольно щурился, изредка кидая на гнома сердитые взгляды.

Глава 22, в которой друзья уличают Клопа в обмане, а также танцуют и поют

Клоп сидел и размешивал в мешочке бочонки, а Суслик с Тараканом внимательно наблюдали за его руками. Они были совершенно уверены, что принц морочит им голову, но как именно - не понимали. Внезапно из раковины, которая стояла на шкафу, послышался резкий громкий треск, непонятные писки, завывания и дзиньканья.

- Заработала! – во всё горло заорал Клоп, выскочив из-за стола. – Раковина заработала!

Халат его широко распахнулся, из большого рукава вылетел бочонок с числом «двенадцать». Тем самым, что было нужно Клопу для победы! Нервно дёрнувшись, принц быстрым движением запнул бочонок ногой под шкаф и огляделся: не видел ли кто. А шум тем временем из раковины прекратился и оттуда послышалась веселая мелодия. Громкая, заводная, с присвистами.

- Супер-песня! – отбросив стул в сторону, закричал Суслик, тоже начиная подпрыгивать и помахивать руками.

- Да, это классная песенка! – снова бешено завопил Клоп. – Сейчас как попляшем! Эхма-бэхма!

Выбежав на середину комнаты, маленький принц начал делать ручками и ножками быстрые беспорядочные движения. Выглядело это очень уморительно. Но Клоп не замечал, что со стороны его танец кажется смешным, он молодым козликом скакал по комнате и хрипло напевал вслед за раковиной:

Год за годом растут большие города.

Все для народа, в любое время года!

Нам навстречу встает великая страна!

Так добрый вечер!

Привет с большого бабадуна!

Через пару минут весёлая песенка закончилась, и в комнате наступила тишина. Вволю наплясавшись, друзья присели на кровать Суслика, чтобы отдышаться. Таракан взял в руки раковину, заглянул внутрь и даже немного потряс. Раковина молчала. Тогда он принялся трясти её сильнее и сильнее.

- Да не трогай ты её, положи на место, - возмутился Клоп. – Разобьешь ещё. А она у нас одна, второй такой, может, и в природе не существует. Раковина сама решает, когда ей петь, а когда нет. Это тебе не глупый горшочек, так просто не заставишь.

- Ну как? – спросил Суслик. – Понравилась тебе песенка? Она её часто передаёт, наверное, любимая.

- Отличная песня, - подтвердил Таракан. Он перестал трясти волшебное «радио» и теперь вертел его в руках, внимательно изучая. – Слова хорошие, что города растут, что страна ваша великая и большая. Я только не понял, что это такое и как она работает.

- Потом расскажу, - отмахнулся Суслик. – По дороге.

- А ещё я не понял откуда нам приветы передавали, - добавил Таракан.

- На это я могу ответить, - сказал Клоп. - Привет передавали с Бабадун-горы. Гора так называется - Бабадун, и отсюда до неё, кстати, совсем недалеко. Километров двадцать. Правда, Суслик?

- Ну да, – подтвердил гномик, – откуда же ещё? Тот артист, что песню поёт, забрался на вершину горы и давай всем руками махать и приветы раздавать.

- Хороший он человек, весёлый, юморной, - послышался голос Хомяка.

Как оказалось, всё это время он стоял у двери и слушал разговор друзей.

– Витей зовут, - продолжил старый гном. - Знал я его неплохо. Сердце золотое и таланта – на десятерых хватит. Жил он там прежде, песни сочинял. Организм у Вити был особенный, ведь на горе-то долго не просидишь – голова так заболит, что никакие лекарства не помогут.

- Это почему так? – спросил любопытный Таракан.

- А потому, что ещё с самых древних времен обросла Бабадун-гора ядовитыми растениями – папоротниками, дурман-травой, болиголовом. Это сейчас детишки малые говорят: «у меня голова бо-бо», а раньше говорили по-другому: «у меня голова ба-ба!» Я как-то в одной очень старой книжице нашёл, что слово «Бабадун» означает.

- И что же? – с интересом осведомился Клоп.

- «Больная голова», вот что, - ответил Хомяк. - За версту нормальный человек обходит стороной Бабадун-гору. Лет сто назад местные ведьмы её для своих сборищ облюбовали, назвали Лысой горой и даже провели на ней парочку своих ночных праздников. Но и у них не хватало сил больше часа там находиться, ведь после заката растения ещё пуще прежнего пахнут. Знал я Витю, да. Он болиголов сушил и в аптеку сдавал, жена Наташа из листьев иван-чая рубашки мастерила, а дочка на баяне умела. Хорошие ребята.

И Хомяк, напевая мотивчик только что услышанной песенки, ушел.

- Скажу тебе по секрету, - заговорщицким голосом произнёс Суслик Таракану, - пару лет назад дошёл я до Бабадун-горы: хотел забраться на самую вершину и флажок со своим именем поставить. Прямо как альпинист, покоривший Эверест.

- Получилось? – заинтересовался Таракан.

- Куда там, - отмахнулся Суслик. – Правду дед говорит. Метров за двести до горы так голова разболелась, думал, взорвётся. Повернул назад.

- Зимой надо на Бабадун-гору ходить, умник, - проговорил Клоп. – Зимой там снег лежит и дурных растений нет.

Суслик охнул: как сам не догадался!

- Ладно, неудачники, играть пошли! – засмеялся маленький принц, довольный своей сообразительностью. – Мне до победы чуток осталось. Если повезёт, конечно. А может и вам фортуна наконец улыбнётся. Садитесь за стол.

А сам встал на коленки и полез под шкаф.

- Контактная линза из глаза выскочила, - объяснил Клоп свой странный поступок. – Правый глазик теперь не видит ничего. Сейчас найду линзу и продолжим.

- Ты линзы контактные никогда не носил, наследный врунишка. А бочонок с циферкой «двенадцать», который тебе для победы нужен, ищешь не там, - хохотнул Суслик, который, как оказалось, успел заметить, как бочонок вывалился из рукава клопиного халата. – Он от стены отскочил, из-под шкафа выкатился и теперь под столом лежит.

Клоп встал на ноги. Он краснел и молчал.

- Мешок с подарками для дядюшки Дикобраза один понесешь, - твердым голосом сказал ему гном. – Наказание такое тебе назначим. Чтобы не повадно было друзей обманывать. Эх, ты, жулик-недоучка!

Клоп печально вздохнул.

Глава 23. Как Таракана учат хорошим манерам

- Ну что, сыграли? – спросил Хомяк, заметив, что друзья выходят из комнаты. – Кто кого?

- Да так, - туманно ответил ему Клоп. – Не доиграли, идти пора. Где котлетки?

- Не будет сегодня котлеток. Давайте лучше чайку́ на дорожку попьём, - предложил Хомяк. – Неправильно на пустой желудок из дома выходить. На чаепитие в Избу мы опоздали, так что предлагаю провести своё. Я и блинов нажарил.

Пока друзья рассаживались за столом, Хомяк налил каждому горячего травяного чая и выдал по пять больших жёлтых блинов, которые заманчиво поблёскивали под светом лампы подтаявшим сливочным маслицем. В центре стола стоял сверкающий медью самовар и огромная чаша, доверху наполненная сладким вареньем. Таракан попробовал: не земляничное, но всё равно вкусное. Пальчики оближешь!

- Вкуснотища! – сказал Таракан, облизывая пальцы.

- Ты зачем пальцы немытые в варенье пихаешь?! – закричал Клоп.

- Извините, - растерялся Таракан. – Все тараканы обычно так кушают. Руками.

- Какое невежество! – схватился за голову Клоп. – Не знать, что в культурных домах еду следует брать ложкой и вилкой, причём вилку нужно обязательно держать в левой руке, а нож в правой. Так! – пытаясь дотянуться до Таракана, Клоп прямо с ногами залез на стол. – Возьми в правые руки вилку и нож, а в левые - вилку и ложку.

- Ложку в левой руке держать неудобно, - пожаловался Таракан. – Можно я её в правую возьму?

- Как же ты ложку в правую руку возьмешь, если у тебя только две правые руки, а держать в них надо три предмета: вилку, ложку и нож? Ай, да что тебя учить, делай как хочешь. - Клоп слез со стола и снова уселся на свой табурет. - Деревенщина!

- А что с моей рогаткой, Хомяк? – спросил Таракан, оглядывая свои руки и пытаясь сообразить, в какой что держать. – Ты её ещё не починил?

- Займемся рогаткой завтра, - ответил Хомяк. – Сегодня она тебе точно не пригодится. Разбойники на нас нападать побоятся, да и нет их тут, браконьеров в лесу лет пятьдесят не видели, а Баба Сыромаха в буреломнике спит. Да и мы тебя в обиду не дадим.

- Не дадим! – подтвердил Суслик, который с интересом наблюдал за сценой обучения Таракана хорошим манерам.

Таракан подмигнул Суслику, зачерпнул варенье и отправил его прямёхонько в рот. Почмокал от удовольствия. А в центр своего блина, не скупясь, положил сразу ложек десять. Поверх варенья навалил густой домашней сметаны, набросал дроблёных лесных орешков. С трудом свернув блин в мешочек и как можно шире открыв пасть, помогая себе всеми четырьмя лапками, засунул это кулинарное произведение в рот. Сметана с вареньем потекли по его лицу, шее, животу и рукам, а он облизывал их, не переставая жевать и с наслаждением покрякивать.

- Да-а-а, - задумчиво протянул Клоп, не сводя глаз с этой жуткой картины. – Рано я остановился. Надо нам этого австралийского невежду снова хорошим манерам учить. За столом так себя вести нельзя! Приведём его в Избу на праздник, представим как иностранного гостя, а потом позора не оберёмся!

Суслик согласно кивнул, а Клоп продолжил.

- Сейчас дам тебе урок, как правильно себя вести. Меня этой непростой науке с детства обучали двадцать придворных нянек. Не знаешь какой вилкой блин подцепить? Подсказываю: блинной вилкой! Не знаешь, где её взять? Отвечаю: у Хомяка. Спросишь: с какой стороны блинную вилку положить около тарелки? С правой, потому что так удобнее!

- У меня в правых руках и так уже ложка с вилкой и ножом, - попытался протестовать Таракан. – Некуда брать.

- Какая ещё блинная вилка, Клоп? Опять шутки шутишь? – Суслик повернулся к Таракану и стал объяснять, поочерёдно загибая пальчики. – Запоминай. Сидеть за столом надо прямо, спину не сутуль. Локти на стол не ставь. Первым на еду не набрасывайся. Всегда говори всем вокруг «спасибо» и «пожалуйста», улыбайся.

- Пусть «мерси» говорит, раз он у нас иностранный гость, - подсказал Клоп. – Это тоже самое, но по-иностранному. Ещё рот при жевании надо закрывать, потому что чавкать за столом запрещено, даже если очень вкусно.

- Так много советов я сразу не запомню, - Таракан взял с тарелки пряник и сунул его в рот. – Может я их после на бумажку запишу?

- Нельзя разговаривать с набитым ртом! – закричал Клоп, с силой стукнув по столу вилкой.

От неожиданности Таракан дёрнулся, поперхнулся и громко, с подвыванием, чихнул. Кусочки пряника, сметана, варенье и орехи разлетелись по всей кухне. Хомяк стоял у плиты, Суслик успел юркнуть под стол, поэтому больше всех досталось Клопу. Обляпанный со всех сторон, принц взвыл и убежал мыться, так что Таракан даже извиниться не успел.

Хомяк осмотрел стол в больших, белых от сметаны и фиолетовых от джема пятнах, взял в руки тряпку и с едва заметным вздохом принялся за наведение порядка. Когда из ванной комнаты вернулся довольный, сияющий чистотой, Клоп, на кухне всё было прибрано. Съев все блины без остатка и опустошив огромное блюдо с вареньем, друзья направились к выходу из дома. Навстречу опасностям, которые им предсказал оракул.

 

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением