№159 Лукоморье наоборот

Автор :
Опубликовано в: Новая сказка 2018

 

Лукоморье наоборот

Глава 1. Гости с картины

– Это моё наследство! – возмущённо зашипел женский голос. – Отдай немедленно!

– Не отдам, это моя книжечка, – упрямо возразил кто-то в ответ густым басом. – И нечего было подкрадываться к чужому добру среди ночи!

– А с чего это она твоя? – раздался раздражённый визг. – Если ты младшенький, и тебе последнему читали, это ещё ничего не значит! Я из вас самая нормальная получилась, а значит, хранительницей книги должна быть я!

– Да тебе родители, итак, целое море завещали, а мы с Баськой в лесу ютимся. А Ищей, вообще, на островке маленьком.

– Островок, между прочим, – столица! И твой Ищей в родительском дворце живёт.

– Ты мне зубы не заговаривай! – взревел бас. – Отдай книжку сейчас же! А не то оболью, привяжу, загадки разгадывать заставлю!

     Послышались звуки борьбы, а затем жуткий треск и стук.

     Лёня Курочкин подскочил на кровати и включил свет. Он с удивлением заметил, что стена его комнаты куда-то исчезла. Вместо неё был густой тёмный лес. А возле Лёниной кровати на лесной поляне сидели двое: здоровый дядька в костюме пожарного и молодая светловолосая женщина с ярко-красными губами в тельняшке и длинной чёрной юбке. Каждый из них держал в руках по куску от книжки, которую они только что разорвали.

     Непрошеные гости удивлённо посмотрели на Лёню, переглянулись, мигом подскочили и бросились бежать в сторону леса.

– Отдай вторую часть! – вопил пожарный, преследуя свою соперницу.

     Первая часть книги выпала из его широкого кармана и осталась  лежать на поляне.

     Вдруг, всё заволокло туманом, а когда он рассеялся, стена оказалась на прежнем месте. На стене висела картина, изображающая дубовую рощу. А на картине, как и раньше, был солнечный день!

     Лёня закрыл глаза и помотал головой.

– Неужели приснилось? – подумал он.

     Мальчик посмотрел на пол, вместо которого минуту назад была лесная поляна, и заметил, что возле его кровати так и осталась лежать часть разорванной книги.

     Лёня осторожно взял её в руки и прочёл на обложке: «С.А.Шубкин. Морелучье. История страны наоборот».

     Под названием была нарисована головка репчатого лука с зелёными стеблями.

– Любопытно! – проговорил Лёня. Он сел за письменный стол, включил настольную лампу, надел очки и начал читать. Часть первая называлась «Луковая Плакса. Великий побег».

Глава 2. Сказка из разорванной книги

     Давным-давно где-то на границе тридевятого и тридесятого царств образовалось ещё одно малюсенькое, совсем крошечное триодиннадцатое царство. Многие о нём даже и не слышали.

     Правили в триодиннадцатом царстве царевна Несмеяна, ставшая к тому времени царицей, и её муж. Царь, не царь, а так, Горе Луковое. Его в народе том немногочисленном так и называли. Рассеянный он очень был. Вместо короны днём на голову ночной колпак надевал, а спать, наоборот, в короне ложился. В разных гольфиках ходил. А один раз так задумался, что платье царицы на себя нацепил. Вот народ-то потешался!

     Всё у царя из рук валилось. Приказы он порой странные сочинял. И никто его, конечно, в триодиннадцатом царстве не слушался. Хотя ножкой потопать наш царь очень любил. Ведь, всё-таки, он был царь!

     Царица рыдала целыми днями оттого, что ей такой муж достался. Сначала смеялась над ним, а потом рыдала над судьбой своей горькой. Но она хоть иногда смеялась, а вот дочка их, Луковая Плакса ревела все дни напролёт. И так ей это занятие нравилось, что расстраивалась она очень, когда слёз из себя выдавить не могла.

     Что делать? Шла Луковая Плакса в царскую кухню и просила у кухарки лук почистить и порезать. Глаза у царевны начинало щипать и на глазах выступали слёзы. И тогда она отправлялась куда-нибудь реветь дальше.

     Царевна была высокая, волосёнки длинные светлые, носик остренький. А вот какие глаза... никто припомнить не мог. Плакала ведь всё время! А ещё, она вечно со всеми спорила и всё делала наоборот. Жутко упрямая была!

     И жил в триодиннадцатом царстве один единственный богатырь-красавец. Здоровый такой, румяный, кудри каштановые, улыбка белоснежная. Громила Хохотун его звали. Хохотал все дни напролёт, особенно, когда Луковую Плаксу видел. Очень его плачущий вид царевны смешил. И поэтому нравилась Луковая Плакса богатырю. Все другие девушки слишком обыкновенными ему казались. Вот так и получилось, что надумал Громила Хохотун  на Луковой Плаксе жениться.

     Пришёл он к Горю Луковому, чтобы к дочери его посвататься. А тот и рад-радёхонек! Надоели царю слёзы жены и дочери. А Хохотун смеялся всё время, тем царю и нравился.

     Издал Горе Луковое указ и повелел дочке выйти замуж за богатыря. Ножкой топнул и день свадьбы наметил.

     А Луковая Плакса, вместо того, чтобы обрадоваться, разревелась пуще прежнего.

– Ни за что, – говорит, – замуж не выйду!– И тоже ножкой топнула.

     Но царь-отец в этот раз проявил твёрдость и сказал, что решения своего не отменит. Очень уж Горю Луковому захотелось хохочущим зятем обзавестись, а заодно, если повезёт, и внуками-хохотунчиками.

     Только вот, сбежала Луковая Плакса. Ничего из вещей с собой не взяла. Кроме рюкзака. А  рюкзак доверху набила луком, который сажать можно. Лук-севок его называют.

     И как только не свалилась царевна по дороге от тяжести!

     Побежала она на край света. Только где этот край находится, Луковая Плакса не знала. Бежала без остановки день, другой, неделю, а может, и месяц целый. А вокруг всё жарче становилось, и земля всё черней да плодородней.

     Когда Луковая Плакса из сил совсем выбилась, скинула она рюкзак, отдышалась маленько, и всю землю вокруг рюкзака луком засадила. Целое поле получилось!

     Потом села царевна на пустой рюкзак, да как разревётся! Горе-то большое, а уж слёз-то сколько накопилось, пока бежала!

     И так безутешно и горько ревела царевна, что наревела целое море вокруг себя. А весь лук под воду ушёл.

     Осталась Луковая Плакса жить на островке, а вокруг море луковое разлилось. Ни конца, ни края ему не видать! На побережье моря того лес густой вырос. В общем, не добраться стало до царевны. Вроде бы добилась она, чего хотела, и надо порадоваться. Только пуще прежнего Луковая Плакса разревелась:

– Бедная я, бедная! Что же я наделала? Никто меня теперь не спасёт!   

***

– Бедная царевна! – подумал Лёня. – Что же с ней потом случилось? А если она до сих пор, как Робинзон Крузо, сидит на том маленьком островке среди моря? Её же надо спасти! Я обязательно должен что-нибудь придумать,– широко зевнув, решил он.

–Только вот спать очень хочется. Ну, ничего, утро вечера мудренее!

     Лёня выключил свет, засунул книжку под подушку, и крепко заснул.

Глава 3. Что такое бзик?

– Мама с папой говорят, что у меня бзик, – пожаловался Лёня на следующий день своей однокласснице и подруге Тоне Петушковой, когда она зашла к нему, чтобы вместе делать уроки.

     Тоня округлила, и без того круглые голубые глаза и с удивлением спросила:

– А что такое бзик?

     Лёня подвинул очки ближе к переносице, потом запустил пальцы в стриженые ёжиком чёрные волосы, и стал деловито припоминать:

– В Википедии написано, что бзик – это причуда, странность, такое небольшое помешательство. Вроде человек и не сумасшедший, а так…слегка бзикнутый.

–  Вот, горе луковое, – слегка тряхнула светлыми косичками Тоня, покачав головой. Ей было не привыкать защищать  Лёню и выручать его из разных неприятных ситуаций. И вообще, Курочкин и Петушкова были друзья – не разлей вода. Одноклассники дразнили их, придумав прозвище «куропеты».  Правда, за это они иногда больно получали портфелем от Тони.

– Не называй меня горем луковым, – попросил Лёня. – Так звали одного не очень удачливого царя.

– Какого ещё царя? И что ты опять придумал или натворил? – спросила Лёню его подруга.

– Да, ничего, – развёл руками Лёня. В одной руке он сжимал теннисный мячик. – Просто я сказал папе с мамой, что хочу попасть в другой мир через эту картину, – кивнул он на стену. – Мне надо спасти царевну!

– Какую ещё царевну? – ещё больше удивилась Тоня.

– Луковую Плаксу! – ответил Лёня, и рассказал своей подруге о ночном приключении и сказке из разорванной книги.

– Ну, и зачем тебе спасать эту несимпатичную и глупую девчонку? – сощурилась Тоня.

– Как это зачем? – воодушевился Лёня. – Она же настоящая царевна! И характер у неё, как у настоящей царевны. А спасти её – это дело чести и настоящий подвиг! Знаешь, как мне хочется быть рыцарем?

– Царевны все неблагодарные, – обиженно заметила Тоня. – И вообще, мне кажется, что ты всё это выдумал! Кстати, а где эта книжка?

– Наутро она пропала, – неохотно признался Лёня. – Я проснулся, сунул руку под подушку, а книжки нет!

– Но ты мне должна поверить! – воскликнул он, заметив насмешливый взгляд Тони.– Посмотри внимательно на картину!

– Лес  нарисован, – пожала плечами Тоня. – У нас в детском саду такая же висела.

– И что ты видишь?– нетерпеливо спросил Лёня.

– Ну, дубы, – ответила Тоня.

– Во-от, – протянул Лёня, – а что за ними? И если войти в эту рощу, что там? И на стволах тени…

– Это тени от веток, – покрутила пальцем у виска Тоня, – а у тебя точно, как его там…бзик!

– И ты туда же, – проворчал Лёня. Бзик, бзик!– передразнил он Тоню, – ну, да, бзик! – и с досады, кинул мячик в картину.

     Мячик не отскочил, а на глазах застывших от изумления детей покатился по лесной поляне и скрылся за деревьями. Вокруг всё медленно заволокло туманом, а картина словно выросла и стала величиной со стену. Только сделай шаг – и попадёшь в загадочный лес.

– Не ходи! – Тоня схватила Лёню за рукав. – Мало ли что?

– Не бойся! – подмигнул ей Лёня, – мне же надо мячик найти, а заодно и царевну спасти!

     Он отважно шагнул внутрь картины и оказался на лесной опушке.

– Лёня! – крикнула Тоня, и кинулась вслед за другом.

Глава 4. Злей Громилыч

     Лёня бежал в чащу, всё дальше и дальше, пытаясь отыскать мячик. Тоня поспешила за ним. Внезапно около огромного раскидистого дуба она упала, споткнувшись обо что-то длинное и круглое. Вскрикнув от неожиданности, Тоня заметила, как это серое «что-то» свисает с дуба, и при этом, ползёт и извивается.

– Змея! – завопила Тоня, что есть мочи, и отскочила как можно дальше.

– Беги скорее за мной, Тоня! – испугался за подругу Лёня. Он остановился, и подождал, пока девочка его догонит.

     Казалось, опасность миновала. Но вдруг из-под дуба выскочил здоровенный дядька. Он был в пожарном шлеме и в костюме пожарного. Лёня сразу его узнал. Зевая и протирая глаза, страшный дядька заорал громким басом:

– Ага! Попались! Нарушители! Чужестранцы! Кто разрешил переступать границу Морелучья? Я не позволю всем, кому вздумается, нарушать сладкий сон пограничника!

     С этими словами пограничник в пожарном шлеме схватил в руки змею и погнался за детьми. Лёня и Тоня, взявшись за руки, кинулись удирать. Но не тут-то было! В следующую секунду им в спину ударила струя ледяной воды. Змея, которой испугалась Тоня, оказалась пожарным шлангом.

     От неожиданности дети остановились. Они моментально вымокли с ног до головы, а пограничник всё никак не унимался. Продолжая поливать детей из шланга, он в три прыжка догнал их, и подхватил обоих свободной рукой.

– Отпустите, дяденька, – взмолилась Тоня.

– Мы ничего не сделали, – поддержал её Лёня. – Мы же не знали, что границу пересекать нельзя! Я мячик потерял. И вообще, Вы, дяденька, ночью сами границу нарушали. И я даже догадываюсь, что ни один раз!

– Не пойман – не вор!– пробасил пограничник, и показал Лёне язык.

Он притащил Тоню и Лёню обратно к огромному дубу, и привязал их к нему пожарным шлангом.

– Ох, ну хоть поливать перестал, – тихонько прошептала Тоня другу на ухо.

     Лёня заметил за кустами около дуба пожарную машину, и показал на неё Тоне.

– Ой, и как это я сразу не заметила, – удивилась девочка, – ведь шланг тянется от неё! Получается, мы сейчас не только к дубу привязаны, но и к машине.

– Шепчетесь? – рассердился пограничник. – А ну-ка, быстро отвечайте, кто вы такие!

– Я – Курочкин, – ответил Лёня.

– А я – Петушкова – сказала Тоня, и добавила:

– Мы из дома!

– Понятно, – удовлетворённо кивнул верзила, – мокрые куропеты!

– Да, я сейчас как дам тебе портфелем, будешь знать!– рассердилась Тоня. Но, тут же прикусила язык, вспомнив, что перед ней не одноклассник, и портфеля-то при ней сейчас никакого нет.

     Пограничник застыл от удивления и уставился на Тоню. Лёня решил срочно спасать положение.

– А Вас, дяденька, как зовут? – мило улыбаясь, спросил он.

– Злей Громилыч я, – пожав могучими плечами, ответил пограничник.

Он полез в нагрудный карман и извлёк на свет удостоверение. На фотографии пограничник довольно улыбался. Лёня заметил, что кроме имени, отчества и места жительства, на удостоверении красовалась серебристая эмблема с надписью «ЛЗ».

– Вы – Змей Горыныч? – удивилась Тоня, и в свою очередь, с любопытством уставилась на пограничника. – Настоящий, сказочный?

– Сначала границу нарушают, потом оскорбляют! – недовольно скривился Злей. – Будто, кроме Лукоморья и стран сказочных нет больше! И нечего нас с ними сравнивать. Мы не такие, мы – наоборот! Ну-ка, сейчас же ищите три отличия! А то навсегда останетесь связанными.

Глава 5. Три отличия Громилыча

     – Ну, так что? Чем я отличаюсь от Змея Горыныча? – спросил, поморщившись, огромный пограничник.

– Ха, это же совсем легко, – улыбнулся Лёня.– Найдите три отличия – программа детского сада! А мы с Тоней уже давно в школе учимся, – гордо сообщил он. – Мы – третьеклассники!

– Ну, начинайте! – недоверчиво велел Злей.

– У Змея Горыныча целых три головы, а у тебя всего одна! – сердито сказала Тоня. Она замёрзла в мокром платье, и уже пару раз чихнула.

Громилыч нахмурился.

– Ты что делаешь? – шепнул Лёня на ухо Тоне. – Он нас так никогда не отпустит.

     В обычной жизни Тоня приходила на выручку Лёне, но в этой сказочной стране мальчику самому в который раз пришлось выручать подругу. А заодно, конечно, и самого себя.

     Он улыбнулся Громилычу самой добродушной на свете улыбкой и сказал:

– Да, всего одна голова, но зато какая! В пожарном шлеме, блестящая и могучая! Такой головой хоть орехи колоть, хоть дубы валить!

Громилыч  расцвёл.

– Ай, какой молодец мальчик! – радостно воскликнул он. – Правильно говоришь! Хорошо меня хвалишь!

– Ну, так чем ещё отличаюсь? – самодовольно спросил он.

– У тебя хвоста нет! – чихнув в третий раз, сказала Тоня.

     Лёня выразительно посмотрел на Тоню, и пока Громилыч не успел надуться, со знающим видом сказал:

– Обычный хвост – это пережитки прошлого! Ну, кого сейчас удивишь обычным хвостом? У тебя, Громилыч, пожарный шланг вместо хвоста. Понадобился хвост – пользуйся на здоровье! Он у тебя и длиннее гораздо, чем у Змея Горыныча, и красивей! Перекрашивать его можно в разные цвета, сегодня он у тебя серый, а завтра захотел – и он уже зелёный, или вообще – разноцветный. А надоел хвост – так скинул его в кусты, и отдыхай!

– Это верно! – расплылся в довольной улыбке Громилыч. – И идею ты мне хорошую подкинул! Обязательно хвост перекрасить попробую.

– Только краску водостойкую выбирай, – подсказал Лёня.

– Спасибо тебе, мальчик, – поблагодарил Злей и напомнил:

– Ещё третье отличие найти вам надо. Да, только такое, – предупредил он, взглянув на Тоню, которое меня выгоднее всего от Горыныча отличает!

– Ты хоть огнём не плюёшься, и на том спасибо, – проворчала Тоня.

Громилыч надул губы и чуть не заплакал.

– Ох, Тоня, Тоня, – покачал головой Лёня. Ничего девчонки в сказочных персонажах не понимают, – подмигнул он пограничнику. – Ну, зачем Злею Громилычу огнём плеваться? Он же ледяной водой из шланга сражается. А она льётся сплошным потоком. Если вовремя не остановиться, можно нарушителя границы утопить и заморозить! Вернее, сначала заморозить, а потом утопить. Вода против огня. Если Змей Горыныч Злею Громилычу попадётся, Злей быстро его пламя потушит, а значит, победит!

     Громилыч сиял. Три выгодных отличия были найдены.

Глава 6. Загадки Громилыча

     – Ну, теперь ты отпустишь нас? – спросил Лёня.

– Куда? – удивился Злей. – А три загадки?

– Какие ещё загадки? – возмутилась Тоня. Мы же нашли три отличия, а значит, уже заслужили, чтобы ты нас отпустил.

– Э, нет! – погрозил пальцем Злей Громилыч. – попали в сказочную страну – соблюдайте сказочные правила. Без трёх загадок не отпущу, – упёрся он.

– Что ж, тогда загадывай,– вздохнул Лёня.

– Итак, загадка первая, – расцвёл Громилыч, – как называется кончик моего хвоста?

– Ой, это же совсем легко, – обрадовался Лёня. – Брандспойт, – ответил он. – У меня дедушка, между прочим, в пожарной охране раньше работал.

– Ну, я так не играю, – расстроился Громилыч. – А я-то хотел подловить вас на загадках о пожарном деле. Сколько, например, литров воды вмещает цистерна пожарной машины или сколько часов положено спать пожарному в Морелучье.

– Хорошо, что не спросил, – шепнул Лёня Тоне. – Этих ответов я не знаю.

– Что ж, перейдём к загадкам о второй моей профессии, – решил Злей. – Итак, загадка вторая! Как мы, пограничники, по-простому называем наблюдательную вышку?

– Балда! – громко закричала Тоня.

– Ты что? – испугался Лёня. – Зачем ты опять Громилыча обижаешь? Он теперь точно нас не отпустит!

     Но Злей улыбнулся и кивнул:

– Правильно, девочка, – подтвердил он, – вторую загадку вы тоже отгадали.

– Да?! – удивился Лёня. – Так что же, получается, балда – это и есть наблюдательная вышка?

– Ага, – довольно закивал Громилыч и показал пальцем вверх, – моя балда на вершине дуба.

– Просто у меня брат на границе служил, вот я и знаю, – похвалилась Тоня. – А ещё, дозорных они бобрами называли, а нарушителей – яшками.

 – Значит, мы с тобой яшки? – засмеялся Лёня. Тоня утвердительно кивнула, и дети развеселились.

– Ну, так совсем нечестно, – расстроился Громилыч. – Вас не проведёшь. Хорошо же! Третья моя загадка будет про Морелучье. Ни за что не отгадаете! Какого цвета наше море?

– Ох, тяжело вздохнул Лёня, – дай нам посоветоваться, пожалуйста!

– Да, советуйтесь, сколько хотите, – довольно хихикнул Громилыч. – Всё равно вам теперь всю жизнь под этим дубом сидеть придётся. Это даже хорошо, вы мне уже нравиться начали. Втроём на границе не так скучно будет.

     Дети тревожно переглянулись.

– Чего тут сложного может быть? – тихо спросила Тоня у Лёни. – Все моря одинаковые, синего цвета!

– Если бы всё так просто было, Громилыч бы так не радовался, – ответил Лёня.

– Ну, а каким ещё может быть море? – озадачилась Тоня.

– Да, мало ли, – задумался Лёня. – Моря разными цветами называют. Есть и чёрное, и красное, и белое, и даже жёлтое.

– Но, на самом-то деле, они все синие! – не хотела отступать Тоня.

– Так это в обычной жизни, а здесь ведь сказка! И страна какая-то странная…

– Ну, да, – подтвердила Тоня. – Морелучье называется. Я запомнила.

– Правильно, – оживился Лёня. – Морелучье! А знаешь, почему они так свою страну назвали? Потому, что море у них из слёз царевны, а лук на дне растёт!

     Злей недовольно передёрнул плечами.

– Точно! – подхватила Тоня, – Но, только какого цвета, по-твоему, может быть море из слёз с луком на дне? Зелёного?

– Почему зелёного? – спросил Лёня, а сам украдкой посмотрел на Громилыча. Тот, казалось, застыл в ожидании.

– Потому что слёзы не в счёт, они прозрачные, а вот лук зелёный бывает.

– И ещё репчатый, – вздохнул Лёня.

– Ну, репчатый – это не цвет, – заметила Тоня.

– А вот и не торопись! – сказал её друг, репчатый лук снаружи коричневый, а внутри – белый. – У нас три цвета на выбор получается. …

– И как же нам выбрать правильный? – испугалась Тоня.

– Будем думать, – решил Лёня. – Если лук растёт на дне моря, то луковые стебли – это водоросли. Они могут окрашивать воду в зелёный цвет. И тогда, ты права! Море зелёное.

– Но в обычном море водоросли тоже зелёные, – засомневалась Тоня.

– Да…– протянул Лёня. – Белого цвета море тоже не может быть, потому что коричневая шкурка сверху белой луковки. – Может, море коричневое? Ведь если луковую шелуху сварить в воде, то вода станет коричневая!

– Море-то холодное, кто ж его кипятить будет? – засмеялась Тоня, вытирая пот со лба.

– А ты не заметила как тут жарко? – спросил Лёня.

– Как уж тут не заметить? – проворчала его подруга. – У меня от их жары даже мокрое платье уже высохло!

– И  у меня одежда уже сухая, – заметил Лёня. Вот, и получается, что от жары их море в цвет луковой шкурки окрашивается.

– Значит, море у них коричневое? – Спросила Тоня. – Несказочный цвет какой-то.

– Это какими глазами посмотреть! – не согласился Лёня. – Во всём можно увидеть сказку.

– Золотистое у вас море? – спросил он Громилыча.

Глава 7. Побег

– А вот и не скажу, – надулся Злей Громилыч. – Вы всё равно только предполагаете, а правильный ответ не узнаете, потому что я уже решил вас не отпускать никуда.

– Раз не хочешь отвечать, значит, мы угадали! – сказал Лёня. – И ты теперь должен нас отпустить. Это закон любой сказки!

– А разве вы ещё не поняли, что у нас всё наоборот? – победно заулыбался Громилыч.

– А вот и не всё! – рассердилась Тоня. – Змей Горыныч – коварный и злой, и ты – такой же!

– Что?! – взревел Громилыч. – Я – такой же?! Да как вы смеете так говорить? Сейчас оболью вас опять, – пригрозил он, хватаясь за шланг. – Я не злой, я добрый! – стал спорить Злей Громилыч.

– Если бы ты был добрый, то отпустил нас! – понял Лёня Тонину хитрость и решил ей подыграть.

– Да кто вас тут держит, – обиженно закричал Громилыч. – Убирайтесь на все четыре стороны!

     Он отвязал детей, надулся и отвернулся.

– Спасибо тебе, Злей Громилыч, – Поблагодарил его Лёня. – Быть может, ты подскажешь, как нам найти царевну? Мы очень хотим ей помочь!

– Ах, так?! – неожиданно рассердился Злей. – Что же это получается? Вы на её стороне? Хотите меня перехитрить? Ну, держитесь! – Он схватил свой шланг и снова включил ледяную воду.

– Бежим! – крикнул Лёня, и дети помчались со всех ног. За ними гнался Громилыч со шлангом, словно желая смыть детей водой, как  надоевших букашек.

– Чтоб я вас больше здесь никогда не видел, – грозно кричал он им вслед.

      Так они и бежали некоторое время, углубляясь всё дальше и дальше в сказочный лес.

– Эх, – на какой-то миг подумала Тоня. – Жаль, что мы удираем, а не просто гуляем.

     Вокруг росли огромные ромашки с ярко-жёлтыми серединками, лиловые колокольчики, ландыши. И ягоды! Земляника в Морелучье была раза в три крупнее, чем в лесу рядом с домом Тониной бабушки. Огромные красные ягодки так и просились в рот!

      Время от времени мимо пролетала ворона. Ворона, как ворона, только почему-то белая. Она громко каркала и словно показывала детям путь. Лёня и Тоня заметили это, и побежали вслед за птицей. Надо было, как можно быстрее спасаться от разъярённого Громилыча.

     Когда уставшие и насквозь промокшие дети совсем выдохлись, они заметили на пути странную избушку. Она стояла на рогах, то ли лосиных, то ли оленьих, и мало того, вверх ногами! Ноги были куриными, а по бокам у избушки распологались огромные белые крылья.

     Лёня и Тоня даже остановились от удивления. А ворона громко закаркала и стала кружить вокруг курьих ножек.

– Двери чудо-избушки тут же приветливо распахнулись и к ногам Лёни и Тони свалилась верёвочная лестница.

Тоня начала по ней взбираться, следом двинулся Лёня.

– Пошевелись! – раздалась команда сверху. – Желаем удрать от пограничника – шустрее ползём по трапу!

Глава 8. Избушка на курьих рожках

     Дети изо всех сил поспешили наверх.

Поднявшись внутрь странной избушки, Лёня кинулся, было убирать за собой верёвочную лестницу.

– Ах-ха-ха-ха-ха! – раздался заливистый хохот хозяйки. Ею оказалась высокая стройная девушка в костюме стюардессы.  У девушки были длинные чёрные волосы и большой, слегка крючковатый нос, который, впрочем, совсем её не портил.

– Зачем мучаешься, добрый молодец? – спросила она, и добавила:

 – Моя избушка на курьих рожках – полуавтомат!

     Красивая стюардесса достала из кармана красного пиджака пульт управления, нажала на кнопку, и верёвочная лестница убралась сама, свернувшись трубочкой.

     Немного отдышавшись, Лёня и Тоня огляделись. Как они заметили до этого, избушка стояла кверху ногами. Выходило, что полом у избушки служил потолок. И на этом полу-потолке, как в обычных домах размещались плита, на которой дымилась еда в кастрюльках, огромный холодильник, стол, кровать и прочая мебель хозяйки.

– Ну, и кто же вы такие? – сладко пропела стюардесса.

– Я – Лёня Курочкин, а это моя подруга – Тоня Петушкова, – представил себя и Тоню Лёня.

– Ой, как мило! – обрадовалась хозяйка. – Курочка и петушок! Как раз то, что надо!

– Эх, жаль цыплёночек убежал! – с досадой добавила она.

– Мы не птички, мы – дети! – возмутилась Тоня. Красивая стюардесса перестала ей нравиться.

– Конечно, конечно! – подхватила хозяйка. – Это даже лучше!

– А как зовут Вас? – спросил Лёня.

– Бася Ядова! – представилась стюардесса, вытащила из кармана красного пиджака удостоверение и показала детям. Оно было точно такое же, как у Злея Громилыча. И с такой же серебристой эмблемой с надписью «ЛЗ».

– Вы – местная Баба Яга? – предположила Тоня.

– Фу, – поморщилась Бася. – Какая глупая девочка! – Ты, между прочим, не в Лукоморье, а в Морелучье, и я совсем не похожа на Бабу Ягу, я не такая, я – наоборот!

– Что-то похожее мы уже слышали, – заметил Лёня.

– От Злея? – догадалась Бася. – А кстати, чем вы его так разозлили?

– Сам не понимаю, – пожал плечами Лёня. – Я всего лишь хотел увидеть царевну. И спросил, как её найти.

– Считай, что ты её уже увидел, – просияла Бася. – Потому что царевна – это я!

– Вы? – удивилась Тоня.

– Но я искал другую царевну! Ту, которая посреди моря живёт.

– А, эту зануду, – расстроилась Бася.  – Она давно уже в дом на побережье переехала.        – Да, зачем она вам? Погостите у меня. Я же гораздо веселее! Хотите песенку спою?

     И Бася запела:

Болтают, что злодейка я,

Да, ну и пусть!

Я красотою неземной своей горжусь,

Стройна, нарядна, весела,

Ты попляши

И спой со мной, но от души!

Ведь состояние души

Важней всего!

Запомни или запиши,

Ведь для чего

Мы столько лет живём на свете?

Чтоб было нам не скучно, дети!

Я вам поганок наварю,

И в добрый путь!

И в морозилке постелю,

Чтоб вам уснуть

Спокойно, сладко и легко,

Так попляши

И спой со мной, но от души!

– Какие поганки?! Какая морозилка?! – возмутилась Тоня.

– Морозилка? – улыбнулась Бася. – Новенькая, трёхкамерная. Вам понравится.

– Уморить нас хочешь?! – грозно спросила Тоня.

– Ну, что вы, что вы? – стала оправдываться хозяйка. – Жарко просто на дворе, вот я и решила предложить вам самый прохладный уголок в избушке.

– Такая большая тётенька, а не знаете,  что в морозилке спать нельзя, – покачав головой, строго сказал Лёня, – там же не только замёрзнуть можно, но ещё и задохнуться!

– Я как лучше хотела, – захихикала Бася.

– А поганки? – не поверила ей Тоня.

– Ох, ну какие поганки? – весело отмахнулась Бася. – Песенка-то у меня старая просто. Я её давно придумала. А нынче поганок в нашем лесу днём с огнём не сыщешь. Я уже их все другим гостям скормила. А вас супчиком хорошим угощу, – заверила она, – из опят.

– Это другое дело,  – сказала Тоня. – Из опят я люблю! Со сметанкой и с зеленью, как мама варит.

– И сметанку положу, и зелень добавлю, – проворковала Бася, – любой каприз!

– Не верь ей, Тоня! – испугался за подругу Лёня. – Опята разные бывают. Есть обыкновенные, а есть ещё и ложные. А они даже хуже, чем поганки!

– Ишь, какой умный выискался, – нахмурилась Бася и топнула ногой в блестящей чёрной туфельке. – Не отведаете моего супчика – не отпущу!

     Ребята приуныли. Но вдруг Лёня хитро улыбнулся и спросил Басю:

– А помнишь, ты только что пела о том¸ что самое главное?

     Бася перестала сердиться и с интересом посмотрела на Лёню.

– Ведь самое главное – это чтобы было не скучно, верно? – спросил он.

– Да, – недоверчиво кивнула головой Бася.

– Так вот и давай развлекаться! – предложил Лёня. – Загадай нам три загадки, как в сказке положено, а ещё, если хочешь, мы скажем, чем ты от Бабы Яги отличаешься.

– Три выгодных отличия найдём! – пообещала Тоня.

– Это мне нравится! – довольно улыбнулась Бася, поправляя волосы. Она посмотрелась в зеркало и послала воздушный поцелуй своему отражению.

– Но только смотрите, – пригрозила она, – не справитесь – съедите супчик из ложных опят и в морозилку!

– А если справимся – ты нас отпустишь! – поставила своё условие Тоня.

– А ещё, ты нас в своей избушке прокатишь и до царевны довезёшь, – добавил Лёня.

– Ишь, чего вздумал, – возмутилась Бася, – вы же безбилетники! Как я вас в полёт возьму?

– А мы загадки отгадаем, отличия найдём и на билеты заработаем! – нашлась Тоня.– Ты нам билеты выдашь, потом краешки от них оторвёшь и приятного полёта на двух языках пожелаешь. Так все настоящие стюардессы делают. Я сама видела, когда с мамой и папой прошлым летом на море летала. А мы ведь с тобой тоже на море полетим!

– Обещай! – потребовал Лёня.

– Ладно уж, обещаю, – закатив глаза, согласилась Бася. – Всё равно моих загадок не отгадаете.

Глава 9. Три отличия Баси Ядовой

– Загадывай уже, – проворчала Тоня.

     Бася хитро улыбнулась.

– А вы меня сначала вдохновите и найдите три отличия. Чем я от Бабы Яги отличаюсь? – поморщилась она.

– Ты, наверное, не так долго на свете живёшь, и не такая мудрая, – предположила Тоня.

– Опять ты за своё? – возмутился Лёня, с упрёком посмотрев на подругу. – Сейчас ведь испортишь всё, и она нас не отпустит.

Бася уже надула губы.

– В отличие от Бабы Яги, ты, Басенька, молодая и очень красивая! – восхищённо сказал ей Лёня. – А мудрость от тебя никуда не убежит, она же с годами приходит!

– Верно, – довольно захихикала Бася, – от меня вообще трудно убежать. Молодец, Курочкин! Что ещё?

– У тебя печки нет, в которую Баба Яга детей сажает! – сказала Тоня.

– Ну, зачем ей печка? – поторопился снова исправить положение Лёня. – У Баси морозилка трёхкамерная, а это страшнее!

– Верно, – расплылась в улыбке Бася. – Эх, недавно я одного детсадовца туда на лопате посадить пыталась. А он ноги расставлял в разные стороны, никак у меня не получалось с ним справиться. «Почему  так делаешь?» – спрашиваю. А он мне говорит, что ему мама сказку про Бабу Ягу читала, и там мальчик Жихарка так делал и спасся. Этот детсадовец мне тоже сказал, что моя морозилка страшнее Бабки Ёжкиной печки, – похвалилась она.

– И где же теперь этот малыш? – встревожилась Тоня.

– Откуда же мне знать? – пожала плечами Бася. – Сбежал он от меня, шустрый больно оказался.

– Ох, ну хоть от тебя сбежал, – вздохнул Лёня.

– Так вот кого она цыплёночком называла! Вот кому помочь надо, – шепнула Тоня, – а не царевне твоей.

– Спасём царевну, а по дороге и детсадовца! – пообещал ей Лёня. – И как это, интересно, он сюда попал?

     Что вы там шепчетесь? – недовольно спросила Бася. – Вам ещё третье отличие найти надо!

– Избушка у тебя не на ножках, как у нормальных злодеек, а на рожках стоит, кверху ногами! – осуждающе заметила Тоня.

– Просто Басенька оригинальная, модная и любит необычные решения, – подняв указательный палец вверх, объяснил Лёня. – Это самая лучшая и необычная избушка, которую мне приходилось видеть!

– И единственная, – тихо шепнул он Тоне.

– Да! – развеселилась Бася. – Избушка у меня лучшая на свете. На ней даже в космос летать можно!

– Что ж, вы молодцы! – похвалила она детей. – Попробуйте теперь разгадать мои загадки. А то супчик-то стынет, невкусно будет холодный есть.

– Прям, как мама моя говорит, – шепнула Тоня Лёне, – тоже мне, добренькая нашлась!

Глава 10. Басины загадки

– Итак, загадка первая, – объявила Бася. – А ну, скажите-ка мне, чем отличаются ложные опята от обычных?

– От ложных опят пахнет плесенью, – ответил Лёня, – а от настоящих – приятно, как и от всех съедобных грибов. А ещё, на обратной стороне шляпки пластинки у ложных опят жёлтые или даже зелёные, а у съедобных – они бежевые или светло-жёлтые, более приятного цвета. Но самое главное – у настоящих опят есть юбочка на ножке. Помнишь, Тоня, мы стишок учили?

– Точно, – вспомнила Тоня:

У вкусных съедобных  опят 
Очень красивый наряд. 

Их можно от ложных легко отличить: 
Они догадались юбочки сшить!

– Ну, надо же! – удивилась Бася. – Какие нынче дети умные пошли!

– Это потому что мы в школу ходим, – ответила Тоня, – и, между прочим, хорошо учимся! Лёня, вообще, отличник! Ну, и я почти, – чуть более скромно добавила она.

– Ну, хорошо, отличники, – прищурилась Бася, – буду загадывать вам загадки посложнее.

– Итак, загадка вторая! – объявила она. – Что у нас, стюардесс и лётчиков, означает выражение «прилететь на рогах»?

– Тоня, выручай! – попросил Лёня. – У тебя же папа – лётчик!

– Что-то такое он говорил, – испуганно ответила Тоня, – но я не помню!

– Ты не волнуйся, – стал успокаивать её Лёня. – Вспоминай! Когда он это говорил?

– Ой, он тогда расстроенный пришёл и усталый очень, – стала вспоминать Тоня. – Кажется, в тот день у них с самолётом случилось что-то, и они еле приземлились. Отказала штука какая-то!

– Шасси не выдвигались? – спросил Лёня.

– Может быть,  – пожала плечами Тоня, – но кажется, что-то другое…

– Мотор барахлил? Видимости не было?

– Нет, – ответила Тоня, – не мотор. А когда видимости нет, и туман с осадками – это «мряка с молоком» называется.

– Точно! – обрадовалась Бася.  – Мряка с молоком! Особенно когда моль разлетается.

– Причём тут моль? – удивился Лёня.

– Много будешь знать – скоро состаришься! – показала ему язык Бася. – И загадку мою вы так и не отгадали!

– Ой, – подожди чуть-чуть! – взмолилась Тоня. – Дай нам капельку подумать.

– Лёня, что ещё в самолёте сломаться может?

– Навигатор, автопилот, – стал перечислять Лёня.

– Автопилот! – радостно воскликнула Тоня. – У них тогда автопилот сломался, и пришлось сажать самолёт самостоятельно.

– Прилететь на рогах – это значит осуществить посадку без автопилота, – ответил Лёня Басе.

– Правильно, – неохотно ответила она.

– А почему твоя избушка на рогах стоит? – спросил Лёня. – У тебя автопилот что-ли отказал в прошлый раз?

– Он у меня вообще часто отказывает, – махнула рукой Бася. – Один раз я чуть даже аэродромного слона не придавила.

– Кого? – удивился Лёня.

– Слоника, – ответила Бася. – У меня на службе десятка два аэродромных слоника. Место расчищают для посадки. Допустим, хочу я приземлиться, а посадочная площадка не готова. Брёвна на ней валяются. Я тогда на кнопку нажимаю, раздаётся сирена, прибегает слоник и хоботом брёвна убирает. А в тот день, когда я в очередной раз на рогах прилетела, слоник так увлёкся, что еле успел отскочить. Иначе бы точно раздавила!

– А потом я привыкла на рогах прилетать, мне понравилось даже! – похвалилась Бася. – Я и мебель на потолок всю переставила. Но что-то заболталась я с вами! – спохватилась она. – Пора третью загадку загадывать! И она будет про Морелучье. Как я уже сказала, в нашей стране всего две царевны  – я и моя сестра. Так почему же царь и царица удостоили такой чести только двух своих дочерей? Всего-то нас четверо!

– Может, остальные дочери глупые? – шёпотом спросила Тоня у Лёни.

– Это было бы слишком просто, – ответил он. – Про Басю в сказке ничего не было, только про её сестру – Луковую Плаксу. Может, Плакса – старшая сестра, а Бася следом за ней родилась, и про неё в другой части книги написано?

– А остальные тогда ещё позже родились, значит, они ещё младше. Поэтому их царевнами и не сделали, – сказала Тоня.

– Нет, так не бывает, – засомневался Лёня. – Царевнами всё-таки с рождения становятся. Родился ты – и уже царевна!

– Да, – согласилась Тоня. – Или царевич.

– Тоня, да ты молодец! – обрадовался Лёня.

– Это ещё почему? – не поняла его подруга.

– Они не стали царевнами, потому что родились мальчиками! У Баси два брата, и они – царевичи!

– Точно, как всё просто! – обрадовалась Тоня.

– У вас в Морелучье всего две царевны, потому что остальные дети, два твоих брата – царевичи! – ответил Лёня Басе.

     Стюардесса расстроилась и даже ногами затопала от досады.

– И что же, теперь вы не отведаете моих чудесных ложных опят? – спросила она.

– Нет, – ответила Тоня.

– И не полезете отдохнуть в морозилку?

– Нет, – засмеялась Тоня.

– И ты прокатишь нас в своей чудо-избушке, и отвезёшь к своей сестре! – сказал Лёня.

– А вы не боитесь, что на рогах прилетим? – захихикала Бася. К ней снова вернулось хорошее настроение.

– Нет, – ответила Тоня. – Рисуй билеты!

Глава 11.Полёт в аэродинамической избушке

     Бася достала  из ящика стола новенькие фломастеры, бумагу и принялась рисовать билеты. Она так старалась, что даже язык высунула от удовольствия. На билетах была изображена аэродинамическая избушка и сама стюардесса. Рисунок получился неумелым, немножко корявым, но Бася была очень горда своим творчеством.

– Теперь ты должна вручить билеты нам, – сказала Тоня.

– Мне они самой нравятся! – испугалась стюардесса и прижала свои рисунки к груди.

– Но мы их заработали, и без билетов не сможем отправиться в полёт! – ответил ей Лёня.

     Бася вздохнула и дрожащими руками вручила билеты детям.

– Теперь пригласи нас на борт, и оторви у наших билетов краешки! – подсказала Тоня.

– Нет, рвать свои рисунки я не буду! – упёрлась стюардесса.

– Но тогда будет не по правилам! – возмутилась Тоня.

       Бася обиженно запыхтела.

– Давай уже её пожалеем и согласимся на полёт не по правилам, – предложил Лёня своей подруге.

– Ладно, так и быть, – вздохнула Тоня. – Просто отдадим ей билеты в конце полёта.

      Бася просияла.

– Но я надеюсь, что ты хотя бы поприветствуешь нас на двух языках!– сказала ей Тоня.

     Бася прокашлялась.

– Уважаемые дамы и джентльмены! – начала она. – Я не очень рада приветствовать вас на борту моей аэродинамической избушки на курьих рожках! Не желаю вам приятного полёта, и особенно мягкой посадки. Но чтобы вы совсем не разбились в лепёшку, хоть мне и не жалко, пристегнитесь-ка  ремнями безопасности. Ремни  находятся на полу.

     Лёня и Тоня машинально посмотрели под ноги.

– И-хи-хи-хи-хи! – засмеялась стюардесса. – Вы, наверное, позабыли, что пол находится наверху?

     Озадаченные дети подняли головы вверх. К полу, который был сейчас вместо потолка, почти вплотную крепилась сетка. У стены стояла лестница. По очереди, дети забрались наверх и улеглись в сетку как в гамак, только вниз лицом. Потом они пристегнулись к полу торчащими из него ремнями безопасности.

– Леди энд джентльмены, – важно продолжила стюардесса, – Ай не рада хэлло-хэлло Лёня энд Тоня он зе пол май избушка виз ту чикен-рожка!

– Хватит! – взмолилась Тоня. – Неудобно же вниз головой висеть. А по-английски ты всё равно разговаривать не умеешь совсем! Давай уже взлетать!

     Бася недовольно крякнула.

– Ну, держитесь! – злорадно засмеялась она, вытащила из кармана пиджака пульт управления и нажала на кнопку.

     Избушка задрожала, выдернула рожки из земли и, резко взмыв вверх, перевернулась в воздухе. Бася сделала сальто и приземлилась на пол.

– Ну, как? – восторженно засмеялась она, глядя на позеленевшие лица детей. – Сразу видно, что вы не привыкли к космическим нагрузкам. В парк аттракционов чаще ходить надо! Кстати, можете временно отстегнуться и присесть. Лёжа лететь неинтересно!

     Избушка неслась над лесом с диким рёвом. Трёхкамерный холодильник, плита и все остальные вещи и мебель угрожающе свисали с потолка.

– А почему кастрюльки не падают? – сдавленным голосом спросила Тоня, отстёгиваясь и присаживаясь на пол. Лёня последовл её примеру.

– Эх, ты, темнота! – рассмеялась Бася. – Всё давно уже на магнитах! А их сила притяжения гораздо больше земной, – добавила она, взглянув на задумавшегося Лёню. – Магниты включаются и выключаются с помощью пульта управления.

– Здорово! – еле выдохнул мальчик.

     Избушка снизилась и полетела плавно, иногда накреняясь в разные стороны. Бася опять нажала какую-то кнопку, и ставни распахнулись. Ребята увидели, что летят над верхушками деревьев.

Мимо пролетали белые вороны. Одна из них присела на окно чудо-избы.

– Смотри, Лёня, – показала на птицу Тоня. – Что это у неё в клюве, яблоко?

     Но Лёня не успел рассмотреть.

– Кышь, моль! – замахала руками Бася. – разлетались тут! – Я ничего не заказывала!

– А чего ты не заказывала? – спросила Тоня.

     Бася сделала вид, что не расслышала.

– Пристегнитесь и держитесь крепче! – скомандовала она. – К морю подлетаем, скоро на посадку пойдём.

– Море! – мечтательно сказала Тоня. – Лёня, кто бы мог подумать, что мы полетим сегодня на море в аэродинамической избушке!

– А я что говорила? – обрадовалась Бася. – Жизнь прекрасна, главное, не унывать!

     Дети посмотрели в окошко и увидели, как плещет волнами золотисто-коричневое волшебное море.

     Избушка на курьих рожках снова набрала высоту. Потом Бася нажала на кнопку, и раздалась сирена, нажала на другую – избушка перевернулась и с диким рёвом пошла на посадку. Тоня завизжала так, что Лёне пришлось затыкать уши. Через несколько секунд избушка со страшным грохотом воткнулась рожками в землю.

– Ура! – закричала стюардесса. – Уважаемые дамы и господа, леди энд джентльмены, мы приземлились!

    Лёня и Тоня слабо захлопали в ладоши, а потом отдали Басе свои билеты. Она поспешно убрала их в ящик стола, а потом распахнула дверь избушки.

– Эй, слоники, вы живы? – поглядев вниз, громко спросила она.

– Слоники! – сразу же пришла в себя Тоня. – Пойдём скорее, Лёня, пока они не убежали!

Глава 12. Вторая царевна

     Бася нажала на кнопку, и снова почти до земли откинулся трап в виде верёвочной лестницы. Лёня и Тоня быстро спустились по ней и оказались на берегу золотисто-коричневого моря.

     Прямо у трапа детей встречали два симпатичных слоника с пушистыми чёлками и в синих костюмах, на которых было написано: «Бася-флот».

– Аэродромные слоники! – в восторге воскликнула Тоня.

– Мумбо! И Юмбо!  – детскими голосами представились работники «Бася-флота».

– Вы умеете разговаривать?  – удивился Лёня.

 – Да, – закивали головами слоники.

– А хотите, мы вас покатаем? – спросил Юмбо.

– Конечно! – обрадовалась Тоня, но вдруг вспомнила:

 – Ой, мы же прилетели, чтобы увидеть вторую царевну!

– Так мы вас до неё и довезём! – предложил Мумбо.

     Дети забрались на слоников и обернулись, чтобы попрощаться с Басей.

– Спасибо! – прокричала Тоня. – Счастливого тебе полёта! – пожелал Лёня.

     Но Бася уже убрала трап и захлопнула дверь. Избушка заходила ходуном, готовясь взлететь.

– Отбегаем! – скомандовал Мумбо, и слоники с детьми на спинах вприпрыжку поскакали в сторону хижины на берегу моря.

     Избушка на курьих рожках с шумом взлетела, оставив за собой целую песчаную бурю.

– Хорошо, что мы вовремя отбежали! – заметил Лёня.

     Но Тоне было не до этого. Она весело скакала на слонике Юмбо, и радовалась солнцу, необычному морю и крикам чаек.

     Из хижины навстречу детям вышла молодая женщина с длинными белыми волосами, ярко-красными губами, в тельняшке и длинной чёрной юбке. Лёня сразу её узнал, и удивился новой встрече. В руках морячка держала пустую корзину.

     Слоники испугались и остановились.

– Дальше вам придётся идти самим, – извиняющимся голосом сказал Юмбо.

– Спасибо вам огромное! Приятно было познакомиться, – поблагодарили слоников дети.

     Не успели они спрыгнуть на землю, как были оглушены криками морячки:

– Ах, вы несносные животные! – набросилась она на слоников. – Сколько раз я просила вас не подбегать близко к морю?! Вы же всех лукалок мне распугаете! Неужели непонятно? Они вас боятся!

     Аэродромные слоники, сверкая толстенькими пятками, бросились бежать в сторону леса.

– А вы кто такие? – с любопытством спросила морячка, уперев руки в боки.

– Лёня Курочкин и Тоня Петушкова, – объяснил Лёня и добавил:

– А Вас я видел у себя дома, когда проснулся вчера среди ночи. Вы дрались со Злеем Громилычем и разорвали книгу.

– Кто разорвал? Я разорвала?! – возмутилась морячка. – Это всё он виноват, мой несносный братец! Теперь у меня только пол-книги осталось, а начало он оторвал.

– А вы как сюда попали? – удивилась она. – Только не говорите, что это Злей вас ко мне подослал. Свою половину не отдам! А вас в море кину, если отнимать будете!

– Нет, что Вы! – ответил Лёня. – Злей Громилыч сам за нами гнался и сердился почему-то.

Мы сказали ему, что царевну ищем.

– Царевну? – довольно улыбнулась морячка. – Тогда вы её нашли. Потому что царевна – это я!

– Вы? – удивилась Тоня.

– Ну, да, – обиделась царевна. – Разве не похожа?

     Она полезла в карман своей широкой юбки и вытащила оттуда удостоверение. Такое же, как у Злея и Баси. И тоже со значком «ЛЗ».

– Неприятно познакомиться, – сказала морячка. – Меня зовут Кика Морева.

– Кикимора? – удивилась Тоня.

– Сама ты кикимора, – обиделась Кика. – Кикиморы болотными бывают, а я морская, да ещё и царевна.

– И ты, конечно же, наоборот! – сообразил Лёня.

– Умный мальчик! – похвалила Кика.

– И сейчас ты заставишь нас искать отличия и разгадывать загадки? – устало спросила Тоня.

– Потом, – отмахнулась Кика. – А сейчас я вас в хижине закрою, чтобы не сбежали и не украли ничего. А мне в лес надо. Лукалки опять землянику выпрашивают.

– Так это твоя хижина, и ты – вторая и последняя царевна? – сообразил Лёня.

– Это Баська – вторая и последняя! – возмутилась Кика. – А я первая, потому что старшая!

– А где же Луковая Плакса? – разочарованно спросил Лёня. – Я так спешил, чтобы её спасти!

     Сверху упали капельки дождя. Кика подставила ладони и улыбнулась.

– Вот она! – ответила морская царевна. – Мне некогда объяснять, – сказала она. – Тороплюсь за ягодами. – Откуда ты узнал о Луковой Плаксе? – спросила Кика у Лёни.

– Прочитал первую часть разорванной книги, – ответил мальчик. – Злей забыл её у меня, а потом забрал, когда я уснул.

– Понятно, – сказала Кика. – Заходите в дом! – скомандовала она, и открыла дверь.

     Прихожая у морской царевны больше напоминала сарай. Дружным строем около стены стояли грабли, лопаты, тяпки и прочий огородный инвентарь. В коробках лежал слегка проросший лук, предназначенный для посадки. На кухне и в комнате царил беспорядок. Роль дивана выполняла большая надувная лодка. По приглашению Кики усталые Лёня и Тоня удобно устроились в ней.

     Морская царевна открыла большой сундук и достала из него вторую часть разорванной книги.

– Дочитайте историю до конца! – предложила она. – А то вам будет скучно сидеть здесь закрытыми. Да и мне потом меньше объяснять придётся.

Глава 13. Продолжение истории о Луковой Плаксе

Не лейте слёзы попусту,

Не хохочите зря!

Все плаксы превращаются

В солёные моря!

А если так хохочете,

Что дом стоит вверх дном,

То превратитесь точно вы

В морской и страшный гром!

     Да, вот как бывает на свете! Осталась царевна одна на крошечном островке, налила целое море слёз вокруг себя. И лес на берегу вырос. Не добраться до неё стало.

     Только одного не учла бедняжка! Не бывает препятствий для настоящей большой любви!

     Недели не прошло, а Громила Хохотун уже тут как тут! Плавает вокруг царевниного островка и хохочет над ней так, что всё море ходуном ходит. Очень ему выходка Луковой Плаксы смешной показалась! Он в неё от этого ещё больше влюбился.

     Стал Громила Хохотун царевне анекдоты рассказывать, да истории разные, одна смешней другой! Царевна хохочет, остановиться не может. Аж живот у неё от смеха разболелся. Взмолилась она тогда:

– Пожалей меня, Громила Хохотун, прекрати сейчас же! Не люблю я смеяться, плакать мне больше нравится!

     А богатырь хитрый был, вот он и говорит:

– А ты, Луковая Плакса, выходи за меня замуж, вот и наплачешься!

     И давай её пуще прежнего смешить.

     Что делать бедной царевне? Согласилась она и вышла замуж.

     В скором времени ребёночек у них родился. А Громила Хохотун решил жену порадовать. Взял, да и уплыл куда-то.

     Как начала тут рыдать Луковая Плакса. Море всё прибывает и прибывает. И младенец тоже ревёт, от мамы не отстаёт. Весь в неё уродился. Такой же плаксивый.

     Царевна злилась на богатыря  и всё одно твердила:

– Найду, в слезах утоплю!

     Ребёнок так и усвоил на всю жизнь, что главное – это искать. Неважно что. Какая разница? А заодно и поплакать можно.

     Громила Хохотун потом сам нашёлся. Приплыл он во второй раз к острову, а ребёночек большой уже. Смешной такой и толстый! Этот толстячок с мамой, и вправду, чуть в слезах папашу не утопили. Уж так хохотал богатырь, так хохотал! Не мог остановиться, пока в семье ещё трое детей не родилось.

     И стало четверо наследников великой страны, которую впоследствии назвали…впрочем, над названием тоже долго спорили:

– Дорогая, – предложил Громила Хохотун. – Давай назовём нашу страну – Лукоморье?  Ведь её достопримечательности  – это лук и море твоих слёз!

– Нет! – разрыдалась Луковая Плакса. – Лукоморье – это страна из чужой сказки, а наша страна будет называться наоборот, и всё в ней будет гораздо лучше, потому что наоборот!

     Вот так и появилось Морелучье.

***

     Заворочался ключ в замочной скважине, и на пороге появилась морская царевна. С корзиной, полной земляники, и мокрая, с ног до головы!

– Какой же он всё-таки негодяй! – возмущённо воскликнула она.

– Кто? – удивлённо спросили Лёня и Тоня.

– Братец мой, Злей Громилыч! Кто же ещё? – фыркнула Кика. – Всё-таки поймал меня, привязал и загадки свои отгадывать заставил. Каждый раз одно и то же! Можно подумать, ему земляники жалко для моих лукалок! Лес он свой охраняет, видите ли! А теперь ещё новая причуда! Сидит с ведёрком жёлтым играет. Меряет, сколько таких маленьких ведёрок воды в его машину поместится. Наверное, у детсадовца он его отнял.

– У цыплёночка? – обеспокоенно спросила Тоня.

– А вы его откуда знаете? – удивилась морская царевна.

– Бася рассказала, –  ответила Тоня. – Он от неё сбежал.

– И от меня сбежал,  – поморщилась Кика, – шустрый больно!

– Не переживай, Тоня, мы спасём его обязательно, – стал утешать подругу Лёня.

– Кика, – обратился он к морской царевне, – мы прочитали книгу до конца, но я так и не понял: где сейчас Луковая Плакса?

     Кика грустно вздохнула, поставила корзину на пол, и присела на низенький бочонок.

– Луковая Плакса – это моя мама, – сказала она. – А Громила Хохотун – мой папа. Однажды папа так расхохотался, что нечаянно лопнул от хохота и превратился в морской гром. Тогда мама так разрыдалась, что растаяла, превратившись в слёзы, и смешалась с   морской водой. Теперь она плещет волнами, а папа сверху грохочет над ней. Когда маме становится особенно грустно, она сначала превращается в тучку, а потом снова проливается в море дождём луковых слёз. Мама с папой не исчезли, и они вместе навсегда!

– Но теперь я не смогу спасти царевну, – расстроился Лёня.

– Зато ты уже несколько раз спас меня, – обиженно напомнила ему Тоня. – и кое-кого нам ещё предстоит с тобой спасти!

– А разве Шубкин не дописал историю до конца? И разве там нет ничего о нас – царских детях? – спросила Кика.

– Нет, – покачали головой Лёня и Тоня.

– Ох, уж этот Шубкин! – рассердилась царевна. – За мной! – скомандовала она, и вместе с корзиной вышла за дверь.

     Детям ничего не оставалось, как пойти следом.

Глава 14. Поэт Шубкин

Куда не въедет пароход,

Не залетит комета,

Туда на крыльях принесёт

Фантазия поэта!

– Ничего себе! – удивлённо воскликнула Тоня. – Ну, прямо как на портрете!

     Под сосной на песчаном берегу Лукового моря сидел чернокудрый поэт с бакенбардами, во фраке и в шубке поверх него. Шубка была почему-то мокрая. Поэт тоже. Он дрожал, и, судя по выражению лица, был обижен.

– Александр Сергеевич! – восторженно закричали дети и кинулись к поэту.

–Кхе, кхе, – недовольно откашлялся он. – Опять меня с классиком перепутали! А вот, и всё наоборот! Моя фамилия – Шубкин, а зовут меня – Сергей Александрович.

– Очень приятно! – улыбнулся Лёня. – А мы – третьеклассники. Мою подругу зовут Тоня, а я  – Лёня. Мы попали сюда из другого мира, прямо из моей комнаты.

–  Я тоже, – ответил Шубкин.

– Правда? – обрадовалась Тоня. – Значит, Вы знаете, как отсюда выбраться?– Она вдруг распереживалась, что не подумала об этом раньше. Но ведь и времени для того, чтобы подумать о возвращении домой у детей не было.

– Выход всегда похож на вход, – ответил поэт. – Как ты зашёл, так надо и выходить.

– А как Вы сюда зашли? – спросил Лёня.

– Я не зашёл, – самодовольно возразил Шубкин, – а залетел! Поэты летают на крыльях своей фантазии! А я – великий поэт! Хотите послушать начало моей новой поэмы?

– Конечно! – радостно согласилась Тоня, и Шубкин начал читать стихи:

У Морелучья дуб зелёный

Пожарный шланг на дубе том,

Держись, останешься мочёный,

Громилыч бегает кругом!

Он охраняет здесь границы,

Он хитрый и проворный Злей.

И ночью ведь ему не спится,

И днём будить его не смей!

– Здорово! – восхитился Лёня.

– Ещё бы! – довольно ухмыльнулась Кика. – Это же великий поэт Морелучья!

– Так вот почему ты мокрый и надутый! – засмеялась она, глядя на дрожащего Шубкина.

– Всё братец Ваш, сударыня,  – обиженно ответил поэт. – Гнался за мной почти до моря и ледяной водой пулялся.

– А вот так тебе и надо! – вдруг рассердилась Кика. – Ты почему великую книгу до конца не дописал? Почему про нас там почти ни слова?

– А откуда узнала? – хитро улыбнулся Шубкин. – Читать-то не умеешь ведь!

– Откуда узнала, откуда узнала, – передразнила морская царевна поэта, – а эти двое мне на что?

– А, – сообразил Шубкин. – Третьеклассники прочитали и тебе рассказали! Вот, видишь, как полезно в школе учится? А ты всё не хочешь!

– Сама всё знаю, не нужны мне учителя, – своенравно встряхнула волосами Кика. – Так почему ты историю не дописал?

– Да, потому что вы с братцем книжку раньше времени у меня стащили! Мне ведь немного дописать оставалось. А вы… подкрались среди ночи, – поэт осуждающе покачал головой. – А ведь нянчился с вами, как с родными детками, когда ваши маменька с папенькой исчезли, сказки на ночь читал! Так и не научил ничему…

– Я хотела, чтобы книжка досталась мне, – объяснила Кика. – Остальные наследнички – они так себе, – махнула она рукой, – один плачет всё время, другая хихикает, а про Злея я вообще молчу, дубина он и есть дубина.

– Дубина, не дубина, а за книжкой одновременно с тобой пришёл охотиться, – возразил поэт. – Вернули бы вы мне её!

– Уже невозможно, – развела руками морская царевна. – Наследство случайно поделилось!

Глава 15. Три отличия Кики

– Эх, только время потеряли с этим Шубкиным, – ворчала Кика, отвязывая лодку от берега.  – Мои бедные лукалки, наверное, совсем заждались!

– Русалки? – обрадовалась своей догадке Тоня. Её глаза загорелись от восторга. –Настоящие русалки, Лёня! И мы их сейчас с тобой увидим.

– Не обижай так моих девочек! – рассердилась морская царевна, – они называются –лукалки, и никак иначе! Вот что, – сказала она, немного подумав. – К лукалкам я съезжу сама, а вас снова запру в хижине. Отличия искать и загадки разгадывать будете, когда вернусь.

– Ну, Кикочка, ну, милая! – взмолилась Тоня. – Возьми нас с собой! Я так хочу на лукалочек посмотреть. Обещаю, что больше никогда названия путать не буду! Лукалочки, наверное, такие красавицы, почти как ты!– добавила она.

– Ладно, так и быть, – довольно улыбнулась Кика. – Возьму вас с собой. А загадки и по дороге отгадывать можно.

– Помоги столкнуть лодку на воду, – обратилась она к Лёне.

     Лёня помог Кике, и дети вместе с морской царевной уселись в лодку.

– Но, пошла! – скомандовала Кика, и лодка, рассекая волны, рванула в море.

     От неожиданного резкого старта Лёня с Тоней чуть не оказались за бортом.

– Ух, ты! – воскликнул Лёня. – Так лодка у тебя моторная!

– Безмоторная, – весело воскликнула Кика, – бесшабашная, безудержная!

     От каждого нового вскрика морской царевны лодка неслась всё с большей скоростью.

– Заводится от голоса, – довольно пояснила Кика, – а ты меня какой-то доисторической Кикиморой обзывала, – упрекнула она Тоню. – Ну-ка, быстро говорите, чем я от неё отличаюсь? А не то, в море кину, и привет рыбам!

– Добрая ты! – заметила Тоня.

– Что?! – рассердилась Кика.

– Нет, нет! – сообразил Лёня. – Какая же ты добрая? Ты гораздо страшней Кикиморы! Ну, что она может? В мох наряжаться, да кричать из болота? А ты – решительная! С тобой не шути, сразу в море кинешь!

– Правильно, – успокоилась морская царевна. – Что ещё?

– А что мы знаем про Кикимору? – стала вспоминать Тоня. – Страшная, на болоте живёт, с Лешим дружит…а ты не дружишь!

     Кика надулась. Дружить с лешим ей хотелось. Даже очень. Но Лёня снова спас положение:

– Кика с лукалками дружит, а они лучше лешего, и к тому же, их много!

– Точно! – обрадовалась морская царевна. – И зачем мне какой-то леший? Вдруг он вредный, как братец мой, Громилыч!

– Чем ещё отличаюсь? – спросила она.

– Ты умница, красавица и богачка! – сказал Лёня. Он решил похвалить морскую царевну, как можно лучше.

– Про умницу и красавицу согласна, – довольно ответила Кика. – Но разве я богатая?

– Конечно, – ответила Тоня. – У Кикиморы безмоторной лодки нет.

– А-ха-ха-ха-ха! – рассмеялась Кика. – Где же ей на лодке-то плавать? Представляю, как бы эта старушенция вместе с лодкой в болоте увязла! А море – оно так прекрасно! – мечтательно добавила морская царевна.

– Да, – шепнула Тоня Лёне, – особенно, когда от него луком не пахнет!

Глава 16. Птицы из страны наоборот

– Ну, что ж, – сказала Кика. – Отличия вы нашли, осталось загадки отгадать. – Только неохота пока. – Давайте отдохнём! Чаю или кофе? – спросила она.

– Кофе мы не пьём, мы пока маленькие, – ответила Тоня. – Я буду чай.

– А где же мы его найдём среди моря? – удивился Лёня. – Мы ни чаю не взяли, ни сахара!

     Кика достала со дна лодки чашки, ложки и раздала детям.

– Но они же пустые! – сказала Тоня.

– Мне ещё и чай за вас собирать? – нахмурилась Кика.

– А как собирать? – спросил Лёня.

– Ох, всему вас учить надо, – ответила Кика. – Таких простых вещей не знаете! Над морем птицы летают. Это кто по-вашему?

     Над морем летали коричневые птицы с белыми полосками на крыльях. Дети таких никогда не видели, и поэтому недоумённо пожали плечами.

– Это же чайки!– сказала Кика.

– Какие же это чайки?  – удивилась Тоня. – У нас чайки белые!

– Значит, у вас неправильные чайки! – стала объяснять морская царевна. – Ведь, для чего они нужны? Чтобы наливать чай! Чайки должны быть цвета чая. И они, между прочим, ждут-не дождутся, чтобы заняться своим любимым делом. Подставляйте чашки! Вам с сахаром или без?

– С сахаром! – ответили дети.

– Эй, чайки, наливайте детям чай! – скомандовала морская царевна. – Да, не забудьте включить белые полоски! Дети хотят чай с сахаром.

     Птицы обрадовались и стали изо всех сил махать крыльями. Чашки Лёни и Тони наполнились чаем.

–   Кика, а почему ты не подставляешь свою чашку? – спросила Тоня.

– Потому что я люблю кофе. Несладкий и без молока. Ответила морская царевна.

– Но чайки наливают только чай! – удивился Лёня. – Откуда же среди моря возьмётся кофе?

– Правильно, – стала объяснять Кика, – чай наливают чайки, а кофе – кофейки.

     Она хлопнула в ладоши, и над лодкой появились птицы, похожие на чаек, только почти чёрные. Они замахали крыльями, и чашка Кики наполнилась ароматным кофе.

– Вот, это да!– восхищённо воскликнули дети.

– А вот вам первая загадка,  – хитро прищурилась Кика, прихлёбывая кофе, – кто в Морелучье даёт молоко?

     Дети призадумались.

– Коров я здесь что-то не видела, – сказала Тоня Лёне.

– Коровы – это было бы очень просто, – ответил он. – Чай и кофе здесь наливают птицы. Может быть, молоко тоже птица даёт?

– А какая? – спросила Тоня.

– Я думаю, что, наверное, белая, – предположил Лёня.

– Правильно! – обрадовалась Тоня, но потом загрустила:

– Но мы ведь не знаем здесь никаких птиц, и белых мы не видели…хотя! В самом начале путешествия нам попадались по пути белые вороны.

– Вороны?! – засмеялся Лёня. – Вороны молоко точно не дают!

– А что мы про них знаем? – обиделась Тоня. – Они же сказочные, и цвета другого. Не как у нас. Может, они и называются по-другому?

– Как? – спросил Лёня.

– Не знаю, – пожала плечами Тоня.

     И тут Лёня что-то вспомнил и заулыбался своим мыслям.

– А помнишь, – спросил он Тоню, – Как Бася Ядова прогоняла ворону, присевшую на ставню?

– Она обозвала её как-то смешно!– вспомнила Тоня.

– Бася сказала тогда: «Кышь, моль, я ничего не заказывала».  Я ещё спросил её: «Почему моль?» А она отвечать не захотела. Чего она не заказывала? Может, молока?

– Моль! – радостно воскликнула Тоня. – Моль в Морелучье – это не букашка, которая ест шубы, а птица, которая даёт молоко!

– Молоко даёт моль! Радостно сообщил Лёня морской царевне.

– Правильно, – вздохнула она, – с первой загадкой вы справились.

Глава 17. Похищение Грабли

  – Зем-лям-ника!  – воскликнули лукалки. Они были похожи на загорелых девочек с кудрявыми зелёными волосами и милыми личиками.

     Лукалки потянули руки к корзине и стали запихивать ягоды себе в рот. При этом они восторженно галдели:

– Зем-лям-ника, лям-ням-зика, лям-ням, ням-ням, ням-ням!

– Как жадные медвежата! – засмеялся Лёня.

– Какие они хорошенькие! – захлопала от восторга в ладоши Тоня.

– Грабля, Грабля! – опомнилась вдруг одна из лукалок. Она несчастными глазами посмотрела на Кику.

– Поля, что с Граблей? – строго спросила морская царевна.

– Похитили-похитили! – опомнились остальные лукалки.

– Электропираты похитили Граблю! – ответила Поля.

– О, ужас! – Кика схватилась за голову. – Что же делать?

– Почему ты так перепугалась? – спросил морскую царевну Лёня. – У тебя в прихожей  полно и грабель, и тяпок, и лопат. Дай им другие грабли!

– О, горе! – снова воскликнула Кика. – Грабля – это не грабли! Понимаешь?

– Нет, – честно признался Лёня.

– Грабля – это лукалка! – объяснила Кика. Зовут её так, потому что она грабит.

– Бандитка что ли? – удивилась Тоня. – Кого она грабит?

– Да никого она не грабит! – рассердилась Кика. – Граблями она работает, лук обрабатывает. Имя у лукалок обозначает ту работу, которую они выполняют. Сажа сажает, Лива поливает…

– Зачем лук в море поливать? – удивился Лёня.

– Чтобы рос лучше, – ответила Кика и продолжила:

– Поля пропалывает, Стрижа подстригает, Грабля грабит, Тяпа тяпает, а Боря перебирает.

– Боря – это же мальчик! – удивилась Тоня.

– Сама ты мальчик! – обиделась одна из лукалок. – Я девочка, а моё полное имя – Перебория!

– Извини, пожалуйста, – смутилась Тоня.

– Хватит болтать! – цыкнула на всех Кика. – Как пропала Грабля? – спросила она у Поли.

– Мы играли и выпрыгивали из воды навстречу солнцу. Соревновались, кто выше выпрыгнет,  – стала рассказывать лукалка.

– Бездельничали? – строго спросила Кика.

– Немножечко, – призналась Поля и продолжила:

– А Грабля побеждала, ведь она – самая высокая из нас. Вот электропираты её и схватили. Привязали верёвку к хвосту, – всхлипнула лукалка, – и заставили нырять за луком!

– Варвары! – возмутилась Тоня.

– Надо спасать! – решительно сказала Кика.

– Чем мы можем помочь? – спросил Лёня.

     Морская царевна задумалась.

– Стрижа, – обратилась она к одной из лукалок, – помочь Грабле можете только вы! У тебя есть ножницы. Надо подплыть к кораблю электропиратов. Когда они будут заставлять Граблю нырять, Боря натянет верёвку, а ты её перережешь!

– Я боюсь, – задрожала от страха Стрижа.

– Я тоже! – позеленела от хвоста до кончиков волос Боря.

– Мы же девочки, а не супергерои! – взмолились они. – Мы боимся электропиратов! Вдруг они нас тоже утащат?

– Эх, вы, трусихи! – топнула ногой Тоня. – Настоящие подруги так никогда не поступают! Надо всегда приходить на помощь попавшим в беду.

– Вот и покажи нам пример! – надулась Боря.

– Лёня, – обратилась Тоня к другу, – давай сами спасём Граблю?

– Давай! – обрадовался Лёня.

– Бессовестные! – стала укорять лукалок Кика. – Море – ваш дом, и вам ничего не стоило бы спасти подругу. А как с этим справятся дети? Они же под водой дышать не могут! Сгубить их хотите вперёд меня? – Морская царевна надулась:

– Это моё занятие! А они ещё, между прочим, не все загадки отгадали.

– Да, отгадаем мы твои загадки, не переживай, – успокоил Лёня Морскую царевну. – А сейчас нам нужны гидрокостюмы! – придумал он. – В них мы сможем некоторое время дышать под водой и спасём Граблю!

– Где же я вам гидрокостюмы найду? – удивилась Кика. – У меня такого добра в хозяйстве нет.

– Но у вас же сказка! – воскликнула Тоня. – Может быть, у вас есть волшебная палочка или золотая рыбка?

– Волшебная палочка потерялась, – проворчала Кика, – а золотую рыбку съели.

– Как же так?! – возмутилась Тоня. – Как можно съесть золотую рыбку? Это ведь живая душа, к тому же волшебная! Сокровище просто!

– Не всегда жертва тот, кто ею кажется, – усмехнулась Кика.

– О чём ты? – удивилась Тоня. – Съесть золотую рыбку – это варварство! Кто это сделал, тоже электропираты?

– Нет, – покачала головой Кика. – Мой кот проглотил, перепутал её с обыкновенной.

– Так пусть выплюнет! – потребовала Тоня.

– Он бы рад, – вздохнула Морская царевна, – и пытался не раз. Да только рыбка не хочет. Поселилась в животе у кота и командует теперь этим простофилей. Вот и получается, что теперь вместо золотой рыбки желания у нас золотой кот исполняет. Строго по одному на человека!

– Значит, у нас с Тоней на двоих есть целых два желания! – сообразил Лёня. – мы и лукалку спасём и домой отправиться сможем, – обрадовался он.

– Тогда плывём обратно на берег! – пожала плечами Кика.

Глава 18. Доктор Побей Неболит. Спасение золотого кота

     Лодка Кики снова причалила к берегу. Дети вместе с Морской царевной высадились на сушу. Они сразу заметили рыжего кота, который с задумчивым видом прогуливался вдоль кромки воды.

– Это, наверное, и есть золотой кот! – обрадовалась Тоня.  – Какой он пушистенький, какой милый!

– Странно, – удивился Лёня. – Когда мы шли искать Шубкина, то сразу увидели его, сидящим под деревом. А теперь, когда нам нужен кот, именно он встречает нас на берегу.

– Ничего странного, – пожала плечами Кика. – Иногда, чтобы кто-то появился на твоём пути, бывает достаточно просто его представить, вызвать силой мысли. Вы это проходили?

– Нет, – ответила Тоня.

– И чему вас только в вашей школе учат! – возмутилась Морская царевна.

– Кис-кис-кис! – обратился Лёня к золотому коту.

     Кот оторвался от созерцания плещущейся воды и печальными глазами взглянул на мальчика.

– Чего тебе надобно старче? – спросил он вдруг тоненьким бодрым голоском.

– Это рыбка вопрос задала,  – объяснила Морская царевна.

– Бедный котик! – воскликнула Тоня, и стала гладить золотого кота.

– Нечего было глотать кого попало! – проворчала Кика.

– Жалко котика, и рыбку тоже жалко, – вздохнул Лёня.

– Вам пора загадывать желания, – напомнила Кика. – Золотой кот готов их исполнять.

– Нам надо спасти лукалку Граблю. Хочу два гидрокостюма, для меня и моего друга Лёни! – пожелала Тоня.

– Проще не придумаешь, – промурлыкала рыбка, и на берегу появились новенькие гидрокостюмы, подходящие детям по размеру.

– Здорово! – воскликнула Тоня. Она уже размечталась о том, чего бы им пожелать ещё. Не каждый же день золотая рыбка в образе кота исполняет всё, что только захочешь.

– У вас осталось последнее желание, – предупредила Морская царевна.

– А давай спасём золотого кота? – немного подумав, предложила Тоня.

– Но тогда мы можем не попасть домой, – предупредил её друг.

– Рано нам домой, – вздохнула Тоня. – Ты забыл, что мы ещё детсадовца спасти должны.

– Тогда сейчас! – согласился Лёня.  

– А в вашей стране есть доктор? – спросил он у золотого кота.

– Есть, – как-то неохотно ответил кот рыбьим голосом. – Только живёт далеко, за морем.

– Добрый доктор Ай-болит, вот кто вам нужен! – радостно воскликнула Тоня.

– Что? – рассмеялся кот. – Добрый?

     Кот и рыбка вдруг расхохотались на два голоса.

– Детских сказочек начиталась? – отсмеявшись, спросила рыбка. – Нашего доктора по-другому зовут.

– И как же? – поинтересовалась Тоня.

– Побей Неболит, – сообщила рыбка. – И никакой он не добрый. Методы у него варварские.

     Кота аж передёрнуло от ужаса.

– Ну, доктор вам всё равно нужен. И если выбирать не приходится, то и Побей Неболит сойдёт, – решил Лёня. – Какой-никакой, а всё-таки доктор! И клятву Гипократа, наверное, давал, когда институт заканчивал.

– Насчёт института сомневаюсь, – промурлыкала рыбка.

– Хватит рассуждать, – сказала Тоня. – Не тяни кота за хвост, – обратилась она к рыбке, а исполняй Лёнино желание! Нам, кроме вас ещё Граблю спасать, и детсадовца!

– Хочу, чтобы сейчас появился здесь добрый доктор Побей Неболит! – пожелал Лёня.

     Золотой кот жалобно мяукнул. Море вспенилось, верхом на огромной зубастой акуле на берег выплыл доктор.

     Побей Неболит был в синем хирургическом халате и синей шапочке, молодой загорелый и здоровый, как Злей Громилыч.

– Ох! – испуганно выдохнули дети.

– Привет, пациенты! – весело воскликнул доктор. – Ну, кто тут у нас заболел?

     Акула злобно оскалила пасть, явно решая, кого бы ей слопать.

– Алука, фу! – прикрикнул на неё доктор.

     Акула сразу сникла и ушла с головой под воду.

     Лёня и Тоня кинулись к доктору, наперебой сообщая ему о несчастье, приключившемся с котом и рыбкой.

     Доктор внимательно слушал детей. Золотой кот стоял на берегу ни жив, ни мёртв, и вдруг, пустился в бега. Но добрый доктор Побей Неболит догнал его в три прыжка.

     Он подхватил золотого кота за задние лапы и начал отчаянно трясти над морем. При этом он хорошенько похлопывал беднягу по спине.

– Мяу! – заорал от ужаса кот, выпучив глаза. Он широко раскрыл пасть, и оттуда выскочила золотая рыбка. Недовольно взмахнув хвостом, она поспешила исчезнуть в морских волнах.

     Доктор отпустил кота, и тот со всех лап бросился к домику Морской царевны.

– Шок после операции, – сказал доктор, отряхивая руки.

– Ну и методы у Вас! – упрекнула его Тоня.

– А чем, барышня, Вам не нравятся мои методы? – удивился Побей Неболит.

– Они, как бы это сказать…

– Негуманные! – подсказал подруге Лёня.

– Точно, негуманные! – подтвердила Тоня.

– Вот тут я с вами не могу согласиться! – воскликнул доктор. – Неужели было бы лучше, если бы я дал золотому коту какую-нибудь щадящую микстурку от паразитов? Рыбка бы не выжила! А у котика ещё бы очень долго болел живот. С моими же методами и кошки здоровы, и рыбки целы!

– Спасибо, доктор! – поблагодарил Лёня и пожал ему руку.

– Не болейте! – улыбнулся во весь рот Побей Неболит.

– Не будем! – испуганно пообещали дети.

– Эй, алука, – присвистнул доктор, – к ноге!

     Он вскочил на свою акулу и, отдав приказ «вперёд!», двинулся в обратный путь.

– Ну и доктор! – удивлённо выдохнула Тоня.

– Но ведь помог! – возразил Лёня.

– Помог, – согласилась с ним его подруга.

Глава 19. Загадочный ужин

– Не знаю, как Вы, а лично я проголодалась, – сказала Кика, доставая из лодки сеть.

– Будем ловить рыбу? – обрадовался Лёня.

– Главное, не золотую!  – предупредила Тоня.

– Можно подумать, кроме рыбы в море есть нечего! – фыркнула Кика. – У нас на ужин – браки и пряметки! Они полезные и не так портят фигуру.

– Браки? Пряметки? – удивились дети. – А что это за звери? Или может, водоросли?

– А вот, вам и загадки номер два и три! – обрадовалась Кика. – Отгадывайте, пока ловить будем!

А не то, придётся вам целый век мне служить.

– Браки…– это неправильные, бракованные звери какие-то, – задумалась Тоня. – Есть что-нибудь созвучное в нашем мире?

– Браки – раки! – воскликнул Лёня.

– А чем же раки бракованные? – стала размышлять Тоня. – Вполне нормальные существа. Только я их не пробовала никогда. Может, они невкусные?

– Раки задом передвигаются, – объяснил Лёня. – Не как у нормальных людей положено. Вот и бракованные поэтому.

– А чего это Кика так радуется? – нахмурилась Тоня.

    Кика опомнилась, приняла серьёзный вид и даже отвернулась. Но Лёня успел заметить торжество на её лице.

– Ой, Тоня, – сообразил он. – А мы ведь не правы, вот она и радуется. – Раки в море не водятся, они речные создания. В море живут крабы!

– Тоже созвучно! – заметила Тоня. – А они задом пятятся?

– Нет, – ответил Лёня. – Они боком как-то передвигаются.

– Ура! И они ненормальные! – обрадовалась Тоня. – ну, а пряметки – это совсем просто, – заявила она. – Пряметки – это креветки с прямыми хвостами!

– Вижу, ты уже привыкла рассуждать по-морелучски! – засмеялся Лёня.

 – Мы отгадали твои загадки! – окликнул он Кику.

– Сама слышу, не глухая! – проворчала Кика. – И нечего так радоваться. Может быть, вам у меня лучше, чем дома жилось бы! Сбежите, а потом скучать будете. По морю, по мне и по лукалкам моим. Вы ещё, между прочим, браков с пряметками не пробовали.

     Прямо на берегу Кика развела костёр и сварила в котелке необычное блюдо из неправильных крабов и креветок. Угощение морской царевны детям очень понравилось.

Глава 20. В поисках электропиратов

     Безмоторная лодка устремилась в открытое море. Лёня и Тоня вместе с морской царевной отправились на поиски похищенной русалки.

 – А где же мы найдём электропиратов? – забеспокоился Лёня. – Море-то большое!

 – Электропираты – это полуэлектрические существа, – объяснила Кика. – И заряжаются они от грома и молний.

– Но вечер тихий, и на небе ни тучки, заметила Тоня. – Неужели нам придётся плавать на безмоторной лодке, пока погода не испортится? А вдруг, она неделю хорошая будет?

– Эх, вы, глупые детишки, – подмигнула Тоне Кика. – Видно, вы забыли, кто у меня папа!

– Эге-гей, папуля! – позвала она, задрав голову вверх. – Погреми, пожалуйста!

     Но было по-прежнему тихо. Лишь шум безмоторной лодки да плеск волн.

– Папа, ты меня не слышишь?! – крикнула царевна и капризно топнула ножкой. При этом она не удержалась и вывалилась за борт.

– На помощь! – закричала Кика.

– Милая лодка, – попросила Тоня, – остановись, пожалуйста, нам надо спасти твою хозяйку.

     Лодка резко затормозила и стала медленно подплывать к тонущей царевне.

Лёня и Тоня помогли Кике выбраться из моря. Оказавшись в лодке, морская царевна стала отряхиваться от воды и сушить руками волосы. И в этот момент с неба хлынул ливень.

– Мама, не плачь, – стала уговаривать Кика, подняв голову вверх. – Ну, что ты так распереживалась? Видишь,  всё хорошо. Я не утонула, Меня спасла моя чудесная лодка и эти добрые детишки. Успокойся, пожалуйста, а то я итак мокрая!

     Не успела она договорить, как в небе загрохотал гром и блеснула молния.

– Ну, вот и папа проснулся! – сообщила Лёне и Тоне морская царевна. – Иногда бывает достаточно всего лишь утонуть, чтобы на тебя обратили внимание, – недовольно проворчала она.

     И тут, откуда-то из-за горизонта показался корабль с чёрными парусами и послышалось дружное пение.

– Йо-хо-хо, и бутылка грома! – голосили электропираты. А это были именно они. В этом Лёня и Тоня абсолютно не сомневались.

     Пиратский корабль стремительно приблизился, и дети сумели разглядеть команду. Это были невиданные существа по виду похожие на обычных пиратов. Только в три раза больше. А ещё от них в разные стороны летели искры.

– Они похожи на огромные бенгальские огни, – прошептала Тоня, и застыла с открытым ртом.

     Электропираты веселились. Они подставляли бутылки и бочки и собирали в них молнии и громовые раскаты.

– Что расселись? – зашипела на детей Кика. – Живо надевайте гидрокостюмы, берите нож и готовьтесь нырять! А я пока с электрокапитаном поговорю.

Глава 21. Спасение Грабли

– Эй, лампоголовый! – закричала Кика. – Торшер Верзила, я к тебе обращаюсь! Тебе не кажется, что ты у меня кое-кого украл?

– Украл? – переспросил самый высокий и худой электропират. По виду он, и впрямь, был похож на торшер. Поля его пиратской треуголки уныло свисали вниз. Один глаз был перевязан чёрной повязкой, а второй светился, словно огромная лампочка.

– Вы только посмотрите на него, – ещё и удивляется! – возмутилась морская царевна. – Не хочешь признаваться, что украл мою лукалку?

– Лукалку? – снова переспросил Торшер и покачнулся от ветра.

– Да, ты что всё за мной повторяешь? – рассердилась Кика. – Совсем грома объелся? Ну-ка, быстро отвечай, зачем лукалку украл?

– Украл? – удивился лампоголовый.

     Кика от возмущения  затрясла головой из стороны в сторону и затопала.

– Да, не топай ты так, – криво улыбнулся капитан. – Я её не украл, между прочим, а выловил! Рыбу же никто ловить не запрещает. А чем твоя Грабля лучше?

– Тем, что она лукалка! – чуть не захлебнулась от возмущения Кика. – Она всё понимает и разговаривает, между прочим. Она умная! И она у меня на службе!

– Гы-гы, Службу можно и поменять! – засиял Торшер. Остальные электропираты, которые слушали беседу своего капитана с морской царевной, довольно расхохотались. Электрические искры от них так и посыпались в разные стороны.

– Берегите глаза! – предупредила детей Кика. – Отдавайте Граблю немедленно! – потребовала она у пиратского капитана. – А не то пожалуюсь папе, и не получите больше ни грома, ни молний!

– Так он тебя и послушает! – не поверил Торшер Верзила. – Твой папа грохочет, когда сам того захочет! И никто ему не указ.

     От возмущения и бессилия Кика стала кусать губы. И тогда Лёня решил перехитрить электропиратов.

– Эй, капитан, – спросил он у Торшера Верзилы. – А как, интересно, Грабля вам служит? Ведь она только за грядками ухаживать умеет, и больше ничего!

– Э, нет! – заулыбался пиратский капитан. – Ваша Грабля полезная. Она за луком ныряет. Со дна его достаёт. А нам лук нравится очень. Мы его едим и громом запиваем. А ещё мы хотим, чтобы она нам перед сном колыбельные пела. Нам так засыпать слаще будет.

– Ах, вы, бессовестные! – возмущённо закричала Тоня. – И как вам не стыдно так девочку мучать?

– Ш-ш-ш! – тихо предупредил Лёня свою подругу. – У меня план! – А затем он что-то тихо прошептал на ухо морской царевне. Та довольно хмыкнула.

– Да, не верю я, что вы можете мою капризную лукалку нырять заставить. – засмеялась Кика, хитро глядя на капитана. –  У неё же характер упрямый!

– А у меня ещё упрямей! – возмутился Торшер Верзила и метнул целый сноп искр в сторону морской царевны. Кика даже волосы руками прикрыла на всякий случай.

– Не верю я тебе! – отважно крикнула она. – не будет Грабля за луком нырять по твоей просьбе. Зря ты её украл.

– Ах, так! – разозлился пиратский капитан. – Ну, тогда смотри!

     Он отдал приказ и двое электропиратов отправились за лукалкой. Пока Торшер Верзила отвернулся, Лёня и Тоня быстро переоделись в гидрокостюмы и приготовились нырять.

     Электропираты принесли большой таз с водой. В тазу сидела поникшая высокая лукалка и тихонько плакала. Вид у неё был несчастный, как у брошенного щеночка. Она горько всхлипывала и тёрла кулачками глаза.

     Тоня не выдержала этого зрелища и заранее спрыгнула в воду. Следом за ней выпрыгнул из лодки Лёня. Держась за борт, дети стали наблюдать, что будет дальше.

– Держись, Грабля, – крикнула морская царевна. – Я с тобой!

     Лукалка увидела Кику и очень обрадовалась.

– Спаси меня! – крикнула она. – Пираты током дерутся, а я домой хочу. И землям-лям-ники! – Нижняя губа у Грабли задрожала, личико сморщилось, и лукалка собралась заплакать с новой силой. Но электропираты перевернули таз, и их пленница оказалась за бортом. Конец верёвки, к которой был привязан хвост лукалки, оказался в руках у Торшера Верзилы.

– Ныряй глубже и рви лук! – приказал он Грабле, – а не то током в тебя пульну.

– Ой, не надо, – испугалась лукалка и нырнула в морскую глубь. Вслед за ней нырнули Лёня и Тоня.

     Под водой дети быстро подплыли к лукалке, и схватились за верёвку, которую хотели перерезать…

     План вроде бы удался. Почти. Дети растерянно смотрели друг на друга, а потом переводили взгляд на бедную Граблю, которая ждала избавления.

     Лёня и Тоня забыли в лодке нож. Возвращаться за ним не было времени. Верёвка задёргалась. Это Торшер Верзила уже торопил нерасторопную лукалку.

– Всё пропало! – с горечью подумал Лёня.

– Ничего не получится! – с ужасом подумала Тоня.

     И в этот момент к ним подплыли две лукалки и щустро перерезали верёвку ножницами.

Это были Боря и Стрижа.

– Какие умницы! Какие славные! – обрадовалась Тоня. – Всё-таки не испугались и не бросили подругу в беде!

     Лукалки вхмахнули руками на прощанье и вместе с Граблей поплыли прочь от пиратского корабля. А Лёня и Тоня вынырнули на поверхность, чтобы вернуться в безмоторную лодку. Вынырнули и сразу оглохли от дикого крика Торшера Верзилы.

    Капитан элетропиратов держал в руках верёвку, на конце которой было пусто.

– Сто ударов молний вам под корму, – ревел он, – чтоб вам взлететь и не приземлиться!

– Полный вперёд! – скомандовала Кика безмоторной лодке, как только дети взобрались на борт.  Лодка с бешеной скоростью рванула в открытое море. Ей вслед полетел град молний. Электропираты погнались следом за детьми и морской царевной.

Глава 22. Кика и Тика

– Пиф-паф! Пиу-пиу! – вспышки молний летели вслед безмоторной лодке. Вот-вот и они настигли бы детей и морскую царевну. Пираты заряжали молниями свои огромные пистолеты и стреляли из них, не прекращая ни на секунду.

    Пиратский корабль приближался с космической скоростью. Кика гнала безмоторную лодку на всех парах. Тоня даже зажмурилась от страха. Ей казалось, что ещё чуть-чуть, и их лодка взлетит.  Но взлетела не лодка…

– Тоня, смотри! – толкнул Лёня локтем в бок свою подругу. Он указывал куда-то вверх. Кика от неожиданности открыла рот, перестала командовать, и безмоторная лодка остановилась.

     И тогда Тоня увидела, как пиратский корабль взмыл в небо. Она даже глаза протёрла на всякий случай.

     Электропираты перестали стрелять. Они перевесились через борт своего корабля и недоумённо смотрели вниз.

     Дети и Кика тоже пригляделись внимательнее. На воздухе вражеский корабль не висел. В океане из ниоткуда вырос чёрный остров, и пираты оказались словно на вершине огромной горы.

– Тика! – расхохоталась Кика. – Спасибо тебе, дорогая! Ты нас очень выручила. Угощу тебя при следующей встрече чем-нибудь вкусным! А сейчас нам надо, пожалуй, скорее отсюда уплыть.

– Безмоторная, бесшабашная, безудержная, гони что есть сил! – скомандовала Кика своей лодке.

     Остров понёсся прочь от детей и морской царевны, а лодка рванула в противоположную сторону.

– С кем ты разговаривала? – спросила Кику Тоня. – Кто такая Тика? Твоя подруга или ещё одна неизвестная нам сестра? И откуда взялся тот плавающий остров.

– Плавающий остров – это и есть моя подруга Тика, – засмеялась Кика. – Тика – это девочка – тик.

– Кит! Девочка-кит! – догадался Лёня. – Она спасла нас, захватив пиратский корабль себе на спину.

– Точно, – подтвердила Кика. – Только не кит, а тик, – добавила она строго.

– Пусть будет тик, а вернее Тика, – согласилась Тоня. – Мы не против. Какая разница, как зовут друга, когда он самый настоящий друг! Тика вовремя пришла нам на помощь. Без неё неизвестно, что могло бы с нами случиться!

Глава 23. Магнитный остров. Паж хрустального замка.

     Морская царевна устала и задремала. Она полулежала в безмоторной лодке, закинув руки на её бортики. А лодка качалась на волнах и плыла туда, куда они её несли.

     Вскоре вдали снова замаячил остров. Лодка плыла прямо по направлению к нему.

– Кика, проснись! – закричал Лёня. – Мы снова приближаемся к твоей подруге, а там ведь электропираты!

– Ну, что ты так кричишь? – проворчала морская царевна, открыв глаза. – Тика уплыла от нас в другую сторону, и давно уже, наверное, скинула электропиратов со своей спины.

– А это что, по-твоему?! – спросила Тоня, указывая на быстро приближающийся остров.

– Ой…– поморщилась Кика, – кажется, у меня сегодня день встречи с родственниками!

Никак, магнитный остров моего старшего плаксивого братца! Сейчас утопит нас в слезах.

– Так, давай уплывём от этого острова, пока не поздно? – предложил Лёня.

– Поздно, – покачала головой Кика. – Мы уже попали в его магнитное поле. И теперь не выберемся отсюда, пока мой братец нас не отпустит.

     Волны со страшной силой бились о скалистый берег магнитного острова. Кике, Лёне и Тоне с большим трудом удалось причалить к берегу. А потом, ещё с большим трудом им удалось вскарабкаться на гору ко входу в хрустальный дворец.

     Навстречу детям и Кике вышел маленький мальчик в костюме пажа. На его бледном лице, расцвела широкая улыбка. А грустные глаза заблестели надеждой.

– Добро пожаловать во дворец! – пригласил малыш, и с опаской покосился на Кику.

– Это и есть твой старший брат? – удивился Лёня.

– Маленький какой! – стала рассматривать его Тоня.

– Ах,ты негодник! – схватила мальчишку за ухо Кика. – Значит, служить мне верой и правдой, собирать землянику для моих лукалок ты не захотел? Удрал, да ещё и лодку мою запасную прихватил. А теперь у Ищея работать устроился?

– Отпусти! – рассердился малыш, и укусил Кику за руку. От неожиданности морская царевна выпустила его ухо, и паж отскочил на безопасное расстояние.

     Тоня и Лёня кинулись защищать мальчишку и загородили его собой.

– Кажется, это не Кикин брат, – шепнул Лёня Тоне. Кика услышала.

– Конечно, не мой! – возмутилась она. – Это ж детсадовец, Гоша Цыпочкин. Загадок не отгадал, а удрал! У меня не захотел работать, а у братца моего работает.

– Просто я от него удрать не могу, – признался Гоша. – От Злея сбежал, от Баси сбежал, от тебя сбежал, а от Ищея не могу. И загадки сложные у него! Не разгадываются.

– Гоша! – обрадовались  Лёня и Тоня. – Так ты и есть тот цыплёночек! Они повернулись к малышу и стали его обнимать. – А мы тебя искали! Мы обязательно тебя спасём и вместе вернёмся домой! – сказала Тоня.

– Вам для этого загадки разгадать нужно, – вздохнул Гоша, – найти свои вещи и ключ. Я забыл, как он называется. Но Ищей сказал, с его помощью можно двери между мирами открывать.

– Мы попробуем! – пообещал Лёня.

– Попробуйте, – снова вздохнул малыш. – Может, у вас и получится. А я тут навсегда останусь, потому что у меня моё ведёрко Злей Громилыч отнял.

– Жёлтенькое такое? С красной ручкой? – спросила Кика.

– Да, – подтвердил Гоша.

– Я так и знала, что это твоё! – обрадовалась морская царевна. Злей с ним играет, прямо как маленький.

– Ничего, – стала утешать малыша Тоня. – Мы всё равно что-нибудь придумаем, и тебя не бросим.

    И тут раздался капризный детский плач.

    Все мигом посмотрели на Гошу, но плакал не он.

Глава 24. Ищей Бессменный и три его отличия

    Вниз по хрустальным дворцовым ступенькам спустился лысый небольшого роста толстячок в белом костюме. Он горько и с наслаждением ревел, растирая по щекам слёзы пухлыми кулачками.

– Ищей Бессменный! – представился он детям, и протянул своё удостоверение с эмблемой «лз».

– Кощей Бессмертный! – пробормотала Тоня, но тут же зажала себе рот ладонями. Она побоялась, что хозяин хрустального дворца опечалится ещё больше.

     И её опасения были не напрасны. Ищей разрыдался пуще прежнего. Тоня решила исправить свою ошибку и кинулась его утешать.

– Что Вы, что Вы, я оговорилась, – стала оправдываться она, – я знаю, что никакой вы не Кощей, а совсем даже наоборот! Мы найдём три отличия, которые это докажут, и всё будет хорошо! Не рыдайте так, пожалуйста!

 – Проходите в мой дворец, милые детки! И ты, сестра, проходи! – пригласил хозяин. Новая волна слёз хлынула у него из глаз. Кика недовольно поморщилась, но ничего не сказала и пошла вслед за братом и детьми.

– Позвольте спросить, – обратился к Ищею Бессменному Лёня, поднимаясь по хрустальным ступенькам, – отчего Вы так плачете? Что Вас так сильно печалит?

– Жалко, – всхлипнул Ищей, – мне ужасно жалко!

– Чего или кого? – спросила Тоня.

– Неужели вы не понимаете? – удивился хозяин. – Вас, конечно! Мне ужасно жалко вас!

– Это ещё почему? – насторожился Лёня.

– Ну, как же, – не переставая плакать, стал объяснять Ищей, – вы, наверное, устали, хотите домой к мамам и папам, а я сейчас заставлю вас разгадывать сложные загадки, которые вы не угадаете. И тогда, тогда…мне придётся вас погубить!

    Ищей разрыдался ещё горше и безутешнее.

– Да, не переживайте Вы так, – снова кинулась жалеть его Тоня. – Быть может, мы и отгадаем все Ваши загадки, и тогда Вам не придётся нас губить. Успокойтесь, пожалуйста!

– Ну, что ты за него так переживаешь? – проворчала Кика. – Неужели непонятно, что он получает удовольствие от своих слёз. Погубит вас, глазом не моргнёт, и будет убиваться и реветь в своё удовольствие!

– Так вот он какой коварный! – возмутился Лёня.

– А ты как думал? – спросила его Кика. – Ищей пострашней всех нас вместе взятых будет! – призналась она. – Не поддавайтесь! Вид у него ужасно обманчивый!

– Что ты на меня наговариваешь?! – возмутился Ищей. Он сжал свои пухлые кулачки и снова разревелся. Теперь уже от обиды.

     Тем временем они поднялись в большой богато обставленный хрустальный зал. На стенах висели различных размеров и форм зеркала  и семейные портреты в хрустальных рамах. Лёня с Тоней узнали Басю, Кику, Ищея и Злея. Как во взрослом, так и в детском возрасте. Но больше всего детей привлёк большой портрет, на котором были изображены Луковая Плакса и Громила Хохотун. Отчего то Лёне вдруг показалось, что Луковая Плакса ему подмигнула, и портрет слегка прослезился.

     По залу были расставлены хрустальные столики с вазами. В одних вазах лежали фрукты для гостей, а в других свеженарезанный лук для хозяина. Вокруг ваз были расставлены хрустальные статуэтки, изображавшие плачущих мальчиков и девочек.

– Люблю хрусталь, – признался хозяин. – Он нежный и прозрачный, словно детские слёзы.

– Присаживайтесь и угощайтесь! – всхлипнул Ищей, и пригласил гостей устроиться на хрустальных стульях за столами.

– А фрукты настоящие? – тихо спросила Тоня Кику. – Или, может быть, они отравленные?

– Настоящие, ешь не бойся! – ответила морская царевна. – Травит гостей у нас только Бася Ядова, да и то в последнее время не очень старается!

     Ищей Бессменный занял хрустальный трон во главе зала. Сзади трона прямо над его головой непонятным образом крепилось к стене огромное воронье гнездо.

     Из гнезда вылетела уже знакомая детям белая ворона и устроилась на коленях хозяина. Ищей стал гладить свою любимицу, словно кошку.

– Фу, и как только можно любить эту моль! – проворчала Кика.

– Ты совсем меня нас не любишь, сестра, – заплакал Ищей. Слёзы из его глаз закапали на вороньи перья. Моль встряхнулась, и взлетела в гнездо.

– Никто меня не любит, – запричитал Ищей. – Сейчас начну губить всех направо и налево.

– Но ты же не такой, как Кощей Бессмертный! – сказала ему Тоня. – Ты добрый, толстый и смерть твоя нигде не спрятана!

   Ищей так возмутился, что затряс пухлыми кулачками и затопал по хрустальному полу.

– Ох, Тоня, так ты ничему и не научилась! – покачал головой Лёня. – Ищей страшнее Кощея, он своими слезами кого хочешь запугает!

     Хозяин хрустального замка довольно всхлипнул и утвердительно закивал головой.

– Он не худой, и не толстый, а сильный и мощный! А смерть нигде не спрятана, чтобы никто искать не посмел, потому что лучший в мире сыщик – это Ищей Бессменный!

– Правильно, всё правильно! – захлопал в ладоши Ищей, и радостно заплакал.

Глава 25. «ЛЗ», большой ба-бах! И найденные вещи

– А что обозначают буквы «ЛЗ» на ваших удостоверениях? – спросила Тоня у Ишея и его сестры.

– До сих пор не догадались? – скуксился  хозяин хрустального замка. – Тогда это и будет первой моей загадкой.

– Что я наделала! – расстроилась Тоня. – Зачем только спросила!

– Не переживай! – успокоил её Лёня. – Давай подумаем! Как их можно назвать всех вместе?

– Сказочные злодеи, только ненастоящие какие-то, а наоборот, – стала размышлять Тоня.

– Из всего, что ты сказала, на букву «З» только злодеи начинаются, – задумался Лёня, а на букву «Л» ничего. «Л.Злодеи» пока получаются. Какие они?

– Ленивые, нет, постой, лживые! – стала гадать Тоня.

– Но они не совсем лживые, правду тоже говорят. Ты сказала ненастоящие, может, быть, ложные? Как Басины опята?

– Точно, Лёня, ложные! – обрадовалась Тоня. – Вы – ложные злодеи! – сообщила она Ищею и Кике.

     Кика улыбнулась и утвердительно кивнула головой.

– Правильно, – подтвердил Ищей, не переставая плакать.

– Давай вторую загадку! – обрадовался Лёня.

– Вы, наверное, очень хотите попасть домой? – всхлипнул Ищей.

– Да, – призналась Тоня, – я по маме соскучилась, по папе и по брату!

– Как это грустно! – обрадовался Ищей и горько разрыдался.

– Не подыгрывай ему! Не расстраивай! – шепнул Лёня Тоне. – Ищею только этого и надо. Хочет нас слезами извести.

– Но вы не сможете попасть домой, – продолжил хозяин дворца, пока не найдёте вещи, которые потеряли в Морелучье.

– Теннисный мяч, – вздохнул Лёня.

– И моё ведро! – добавил Гоша.

– А вот и загадка номер два! – прорыдал Ищей Бессменный. – Где все ваши вещи?

– Ого! – испугалась Тоня. – Как же мы угадаем?

– Ну, ведро цыплёночка у Злея Громилыча, это понятно, – сказала Кика, – а вот мяч, скорее всего уже где-то здесь на острове. Никак не могу понять, как он примагничивает все игрушки и ценные вещи.

– Но я же мяч тоже где-то в лесу у Злея потерял, – задумался Лёня. – И даже если он сюда попал, то ума не приложу, где он может быть!

     Моль высунулась из гнезда и довольно закаркала. Детям показалось, что она смеётся над ними.

     И в этот момент раздался большой ба-бах! Стены дворца задрожали, а хрустальные люстры на потолке стали раскачиваться из стороны в сторону.

– Кажется, взрыв! – предположил Лёня. Но Кика только расхохоталась, увидев  испуганные лица детей.

     Лёня и Тоня кинулись к окну, и увидели, что возле хрустального дворца совершила очередную посадку аэродинамическая избушка на курьих рожках. А из неё выскочили разгневанные Бася со Злеем и побежали к дверям во дворец.

– А ну-ка, признавайтесь, кто украл моё ведёрко? – закричал Злей, ворвавшись в хрустальный  зал. – Оно мне так нравилось, я им играл, – пыхтел он. – И книжечка моя! Кто из вас утащил?

     Злей переводил взгляд с Ищея на Кику, с Кики на Гошу, а с Гоши на Лёню и Тоню. Он подозревал всех!

– Книжечка, между прочим, общая! – обиженно запыхтела Бася, глядя на братьев и сестру, а вы её порвали и по кусочкам растащили! Бессовестные! Это ведь и моё наследство! И билетики мои разноцветные пропали…

– Отдавай! – накинулась Бася на Ищея. – Я знаю, что всё у тебя! Что пропадает, всё у тебя всегда оказывается!

– Отдавай! – накинулся Злей на Кику. – Я знаю, это ты забрала!

– Тихо!  – скомандовал Лёня. – И как вам не стыдно? Братья и сёстры, большие уже, а ссоритесь, хуже малышей! Присядьте все, и давайте разберёмся, куда наши вещи  подевались. А ведёрко, между прочим, Гошино! – добавил он, строго глядя на Злея Громилыча.

    Ложные злодеи послушались Лёню, и перестали ссориться.

– Это он всё куда-то дел! – упрямо сказала Бася, показывая на Ищея Бессменного. – Он во всём виноват.

– А вот докажите! – заплакал Ищей Бессменный. – Пусть дети загадку отгадают. Куда всё делось?

– Отгадывайте! – велел Злей Громилыч. – А ты, – он показал Гоше язык, – ведро своё не получишь, пока мои загадки не отгадаешь. Ты же от меня нечестно сбежал!

     Гоша тяжело вздохнул и опустил голову.

– Цистерна пожарной машины вмещает 2350 литров воды, пограничнику в Морелучье

положено спать двадцать четыре часа в сутки, а какого цвета моря ты и сам видел, – шепнула ему на ухо Кика Морева. – Другие загадки Злей редко загадывает.

– Кика, ты нам помогаешь? – обрадовался Лёня.

– За кота и Граблю благодарна, – призналась Кика. – А ещё, Злею насолить хочу!

– Что вы там шепчетесь? – рассердился Злей.

– Отгадывайте уже! – захныкал Ищей.

– Куда он всё дел?  Как ты думаешь? – спросила Тоня у Лёни.

– А как Ищей всё забрал, сидя на острове? Тебе не кажется это странным? – спросил в ответ Лёня у Тони. – Не верится, что остров просто взял, и всё примагнитил.

– Может, у Ищея  шпионы есть, которые бегают по Морелучью, подбирают, что плохо лежит, а потом ему всё приносят? Вспоминай, кого мы по дороге видели, начиная с дубовой рощи!

– Никого не видели вроде, – пожал плечами Лёня. – Моль только рядом летала. Но в к

клюве у неё не было ничего. Ну, кроме яблока…

     Лёня с Тоней переглянулись.

– Это было не яблоко! – сказала Тоня.

– Это был мой мяч! – догадался Лёня. – Всё, что пропало, у моли в гнезде! – сказал он Ищею. – Отдавай!

    Моль испуганно закаркала и кинулась защищать гнездо.

– Правила есть правила… – сказал ей хозяин хрустального замка, и посадил свою любимицу себе на плечо.

     Потом, горько плача, он достал из гнезда теннисный мяч, жёлтое ведёрко с красной ручкой, Басины билетики, разные детские игрушки и две части разорванной книги.

– Ого! – воскликнула Кика. – Ты и в мой сундук пробраться сумела!

– Кар! – ответила моль и утвердительно кивнула головой.

– Как будем наследство делить? – спросила Бася, схватив свои билетики. – Вы со Злеем на две части книжечку разорвали, а надо бы на четыре порвать!

– Ничего рвать не надо, – вмешался Лёня. – Я предлагаю вернуть обе части книги Шубкину. Он их склеит и книгу допишет. А потом будете читать её дружно, все вместе!

– Правильно, – поддержала его Кика, а за ней и все остальные.

     Лёня забрал свой мяч, а Гоша – жёлтое ведро с красной ручкой. Злей хотел ведро отнять, но Гоша выдал сразу три ответа на его загадки, а Лёня строго пригрозил злодею пальцем.

Глава 26. Так, что же такое БЗИК?

     – Ну, вот и всё, мы готовы отправляться домой, – сказала Тоня. – Осталось отгадать последнюю загадку.

– Вам надо отыскать междупространственный ключ, – горько заплакал Ищей. – Но вы никогда его не найдёте. Вы станете моими пажами, как Гоша Цыпочкин. И я каждый день буду изводить вас слезами, пока вы сами не заплачете от горя и не превратитесь в хрустальные статуэтки. Я украшу вами свои столики, – грустно пообещал Ищей.

     Дети с ужасом посмотрели на плачущие хрустальные статуэтки, стоявшие возле ваз.

– Так, это живые, настоящие дети?! – ужаснулась Тоня. А все остальные игрушки из гнезда моли когда-то принадлежали им?

Тоня рассердилась.

– Немедленно освободи этих несчастных детей! – потребовала она у Ищея.

– Вы сами можете их освободить, – захныкал Ищей, – если найдёте ключ. Но вы его не найдёте!

– Мы попробуем! – храбро сказал Лёня. – Как и где нам его искать?

– Помните, что говорил вам Шубкин? – спросила Кика. – Выход всегда похож на вход!

– Не подсказывай! – разрыдался Ищей. – Если ты за них отгадаешь, считаться не будет!

Вот моя последняя загадка:

– Междупространственный ключ – это слово.

Первые буквы сложи и готово!

– Первые буквы чего? – встревожилась Тоня.

– Слушайте внимательно! Слова и строчки можете менять, пока не догадаетесь. Главное, чтобы всегда было в рифму:

Злей – подбирает чужие игрушки,

Кика – летает в рогатой избушке.

Ищей – охраняет лесные границы.

Бася – ей служат лукалки и птицы.

– Что-то здесь не так, – сказала Тоня. – Неправильный стих какой-то. Ищей границы не охраняет, а лукалки с птицами не Басе, а Кике служат.

– Надо стих правильным сделать, Ищей ведь сказал, что слова менять можно. Давайте имена правильно расставим. Что получится?

– А вот что, – сказала Тоня:

Ищей – подбирает чужие игрушки,

Бася – летает в рогатой избушке.

Злей – охраняет чужие границы,

Кика – ей служат лукалки и птицы.

– Здорово! – похвалил Тоню Гоша. – А где же ключ, чтобы нам домой вернуться?

– Надо буквы первые сложить, – сказала Тоня. – Может быть, первые буквы их имён?

Что получится?

– ИБЗК – ответил Лёня.  

– Ерунда какая-то! – расстроилась Тоня. – А может быть, буквы местами поменять? Строчки ведь менять можно! КБИЗ, ЗБИК…

– БЗИК! – воскликнул Лёня. – Выход всегда похож на вход! Помнишь, я три раза произнёс слово БЗИК?

– Точно! – вспомнила Тоня. – А как же Гоша сюда попал? – засомневалась она.

– А я по картине ведром в детском саду бил, – признался Гоша. – А потом в лес попал.

– На картине дубы нарисованы были? – спросила Тоня.

– Да, – кивнул Гоша, – большие такие! – он развёл руки в стороны.

– И что ты говорил?

– Не помню, – пожал Гоша плечами. – Вжик-бжик, – говорил.

– А может, БЗИК?

– Ага, – согласился детсадовец.

 – Проверь, не нарушилась ли рифма, – предложил Лёня Тоне, и она прочитала:

Бася – летает в рогатой избушке,

Злей – охраняет лесные границы.

Ищей – подбирает чужие игрушки,

Кика – ей служат лукалки и птицы!

– Всё правильно, Лёня, мы спасены! – обрадовалась Тоня. И дети кинулись обниматься.

– Ключ – это слово «БЗИК» – сообщил Лёня Ищею.

     Хрустальные статуэтки на столиках потихоньку зашевелелись и стали оживать, превращаясь в настоящих детей.

– Где мы? Что с нами произошло? – стали спрашивать мальчики и девочки, потягиваясь и протирая глаза руками.

– Это уже неважно, – сообщила им Тоня.  – Разбирайте свои игрушки и мы с вами сейчас отправимся туда, откуда каждый из нас сюда попал.

– А как же я? – заплакал Ищей. – Мне будет скучно без вас!

– И мне! – сказала Кика. – Я так привыкла к вам. Мне даже кажется, что мы с вами подружились!

– Я тоже буду скучать! – хихикнула Бася.

– Зачем охранять границы, если нет нарушителей? – развёл руками Злей.

– Но нам надо домой! – ответил Лёня.

– Я к маме хочу, и к папе! – сказала Тоня.

– Хорошо вам, – заплакал Ищей. – а что же делать нам, сироткам?

– Так у вас же бабушка есть и дедушка! – сообразила Тоня.

– Из триодиннадцатого царства! – поддержал её Лёня. – Езжайте к ним в гости.

–Хотим к бабушке, хотим к дедушке! – обрадовались ложные злодеи.

– А дедушка больше всех меня полюбит! – Бася показала язык Ищею. – Потому что он весёлый и любит хохотушек.

– А бабушка меня! – заплакал Ищей, – мы с ней реветь хором будем.

– Они меня больше полюбят, – рассердился Злей Громилыч, – потому что я маленький самый!

– А я самая нормальная! – возмутилась Кика.

– Хватит вам ссориться, – сказал Лёня. – Они будут любить вас всех одинаково! Ведь вы же их дорогие, ненаглядные внуки!

– На пожарной машине поедем! – обрадовался Злей.

– Вот ещё! – фыркнула Кика. – На безмоторной лодке!

– Не везде есть море и не везде суша. – Давайте полетим в избушке на курьих рожках? – предложила Бася.

   Злей, Ищей и Кика переглянулись, улыбнулись и с Басей согласились.

– Вот и славно! – обрадовалась Тоня. – Между братьями и сёстрами должны быть мир и дружба!

– А нам пора домой, – сказал Лёня. Он проследил, чтобы все дети взяли в руки свои вещи, а сам сжал теннисный мячик и взял за руку Тоню.

– Бзик, бзик, бзик! – сказали все хором, и почувствовали, что летят сквозь туман куда-то вдаль.

Эпилог

     Лёня и Тоня снова сидели в Лёниной комнате. Там где недавно колыхался туман, снова была стена. А на стене висела картина с изображением дубовой рощи.

     – Это всё произошло с нами на самом деле? – спросила Тоня у Лёни. – Неужели мы, и правда, были там?

     Она и показала в сторону картины.

– Не знаю, – пожал плечами Лёня. – Теперь никак не проверишь. – А ещё я за Гошу волнуюсь и за других детей. Интересно, попали они домой?

– Гоша должен был обратно в детский сад попасть, – сказала Тоня и вдруг радостно вскрикнула.

– Лёня, он же из моего детского сада! Помнишь, я тебе говорила, что в моём детском саду висит такая же картина?

– Точно, – обрадовался Лёня, – побежали!

     В детском саду только что закончился полдник. Дети выбегали на детскую площадку.

В песочнице сидел Гоша Цыпочкин. Он был уже совсем не бледный. На щеках детсадовца появился румянец. Гоша заметил Лёню с Тоней, улыбнулся во весь рот и радостно помахал друзьям  жёлтым ведром с красной ручкой.   

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением