Щедрый вечер.

Опубликовано в: СКАЗКИ БАБУШКИ СОВЫ

Давным-давно это было. Жила на краю села одна старуха, звали её Спиридониха. Старуха она была вредная-превредная, злющая-презлющая да к тому же жадная-прежадная. Детей да внучат у неё не было, зато была коза – большие глаза, чёрное брюшко – серое ушко, резвые ножки – острые рожки.

Никто со Спиридонидохой водиться не хотел, всяк её избу стороной обойти старался. А тут наступил Щедрый Васильев вечер. На Василия, знамо дело, чудо за чудом случается, молодёжь щедровать собирается. В каждый дом заглянут, хозяев похвалят, добра-здоровья пожелают, а от хозяев гостинца ждут.

Спиридониха старуха хоть и вредная, да праздники почитает. Напекла на Василия блинов да оладьев, в миски сметанки налила да меду гречишного, грибочков достала, маслом сдобрила. Сидит оладьи со сметаной ест, блинчиками козу потчует.

А щедровщики тут как тут, давай в двери стучать да напевать:

– Щедрый вечер, добрый вечер!

Щедрый вечер, добрый вечер!

Ты, хозяйка отворяй,

Щедровальщиков встречай.

Мы тебе добра да здоровья желать станем, а ты нам за это лакомник наполнять.

Спиридониха оладьи жуёт, будто и не слышит щедровщиков. Те давай громче петь. Не выдержала Спиридониха, дверь приоткрыла да как зашумит:

– А ну, пошли отсюда! Ничего у меня нету.

Ушли щедровщики, а старуха и рада-радёхонька, сидит кисель пьёт, пряниками заедает, козу угощает.

На Василия вечер длинный, чудо за чудом случается, а веселье порой до утра не кончается. Вот идут гурьбой ещё одни щедровщики. Всё село обошли и до Спиридонихи дошли. Песни поют, пляшут да смеются, в двери стучат да хором запевают:

– Щедрый вечер, бабушка,

Дай нам по оладушку,

Не дашь по ватрушке –

Получишь по макушке,

Не дашь пирога –

Уведем козу за рога.

– Ах, так, – рассердилась Спиридониха. – Ничего я вам не дам. А ну, коза – большие глаза, проучи-ка этих попрошаек.

Коза на порог как выскочит, копытами как застучит, рога на щедровщиков как навострит. Щедровщики от неё, а она за ними. Долго коза их по селу гоняла, пока всех по домам не разогнала.

Тут времени немного прошло. Утихло село, никто не поёт, не пляшет. На улице вьюга поднялась, так и воет в трубах, так и завывает. Слышит Спиридониха, кто-то в избу к ней стучится. Она миски с блинами да оладьями белой тряпочкой прикрыла, да и пошла дверь открывать.

Смотрит, стоит перед ней дед, шуба на нём длинная, в белой бороде снежинки сверкают, на шапке звёзды мерцают, в руках посох серебром переливается.

– Ещё что ль один щедровщик выискался? – сердится Спиридониха. – Нету у меня ничего. Давай, проваливай. А не то коза моя тебя забодает.

А коза тут как тут, на пороге копытами стучит.

Засмеялся дед, посохом три раза стукнул, на козу дунул. Спиридониха и глазом моргнуть не успела – коза её стоит, не шелохнётся, будто и не живая она вовсе.

Смекнула тут Спиридониха, что это сам Мороз Иванович к ней в гости пожаловал. С давних пор известно, что шутки с ним плохи. Коль рассердится – вмиг заморозит, а коль задобрить его, так и он расщедрится да подарочком одарит.

Спиридониха прям на глазах подобрела, заулыбалась:

– Прости, Мороз Иванович. Не признала тебя сразу. Входи в мою избу, гостем будешь.

Мороз Иванович зашёл, на лавку сел да и говорит:

– Ты что ж это, глупая баба, козой своей народ пугаешь? Щедровщикам дверь не отворяешь?

– Что ты, Мороз Иванович, – машет руками Спиридониха, – я гостям завсегда рада.

– Смотри у меня! Вмиг заморожу. Давай лучше, угости меня в Щедрый Васильев вечер.

– Я бы рада, – отвечает Спиридониха. – Да нечем. Сама с утра ничего не ела.

Мороз Иванович посмеялся да и говорит:

– А вон там на столе под белой тряпочкой у тебя что?

– А там у меня на скатёрочке три чёрствые корочки. Я их накрыла, чтоб они ещё сильнее не зачерствели.

– А что в печи? Никак калачи али кашка тёплая?

– Что ты, Мороз Иванович. Чугунки давно опустели да пылью покрылись.

– А в мешке что? Мука? Аль пшеница?

– В мешках тех одна солома, для козы приготовила.

– А может, у тебя в подвале грибочки солёные есть?

– В подвале бочки пустые, кадушки гнилые. Ничего у меня нету.

– А может, козу подоить? – не сдаётся Мороз Иванович. – Молочка бы попили.

– Подоить-то можно, – отвечает Спиридониха. – Да ты ж её заморозил.

– Эта беда – не беда. Я заморозил, я и разморозить могу. – Стукнул Мороз Иванович своим посохом, на козу дунул, Спиридониха глазом моргнуть не успела – коза уже вокруг неё скачет.

– Ой, Мороз Иванович, – закачала головой Спиридониха. – Я совсем позабыла, коза-то у меня стара больно, давно молока не даёт. Так что не обессудь, угостить тебя нечем.

– Ничего, – отвечает Мороз Иванович. – Засиделся я у тебя. Пора и честь знать. Ты больше не шали, народ козой своей не пугай.

– Не буду, – обещает Спиридониха. – А ты, Мороз Иванович, неужто просто так уйдёшь, не одаришь старушку бедную?

Засмеялся Мороз Иванович:

– Как же не одарить. Одарю. Подставляй свой лакомник.

Спиридониха думает: «Что в тот лакомник влезет? Ничего ровным счётом. Вот мешок – другое дело». Достала она самый большой мешок да и говорит:

– Вот сюда сыпь, да побольше. Я ж старуха бедная-пребедная, а мне ещё и козу кормить.

Мороз Иванович шапку снял и давай из неё в мешок каменья самоцветные сыпать. Сыпет, сыпет, а каменья в шапке всё не кончаются. Полный мешок насыпал. Спиридонихе поклонился, да и ушёл восвояси.

Спиридониха рада-радёшенька. По избе скачет резвее, чем коза её:

– Вот заживём теперь!

Села она за стол. Тряпочку белую подняла, а под тряпочкой ни блины да оладьи, а три сухие корочки на скатёрочке.

Так и ахнула жадная баба. Полезла в печь, а в печи все чугуны пустые, пылью покрытые. Стала мешки с зерном да мукой развязывать, смотрит, мешки под завязку соломой набиты.

Полезла Спиридониха в подвал, где грузди да опята в бочках и кадушках солились. Смотрит, все бочки пустые, все кадушки гнилые.

Думала козу подоить, молока попить, а коза-то не доится.

«Ладно, – думает. – Зато у меня мешок камней самоцветных». На мешок глянула, да за голову схватилась. Каменья самоцветные водой истекли, ручейки по всей избе побежали.

– Ой, горе мне, горе, – завопила Спиридониха.

А поутру пошла вместе с козой по соседям побираться. Из одной избы их прогнали, из другой – прогнали, а в третьей пожалели: хлеба отломили, молока налили, козу сеном накормили.

Вот так бывает с теми, кто жадничает да в Щедрый Васильев вечер щедровщикам двери не отворяет.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением