Филонька

Филонька

 

Встреча под Царь-тыквой

 

«Наконец-то, смеркается!» – подумал Егорка, просовывая улыбающуюся русоволосую голову в дверной проём.

– Ма, я в сад, – прокричал он в тишину дома.

Мама выглянула из ванной.

– Ну, что ж иди, – улыбнулась она. – А то вдруг ещё твои овощи сбегут от засухи в страну Огородников.

И шестилетний Егор зашагал вприпрыжку сквозь тенистый «страшный» сад. Страшным он становился лишь после девяти вечера, когда все соседи разбредались со своих огородов по домам, и между корявых заборов шмыгали лишь серые коты, сверкая в темноте желто-зелеными глазами. Быстро вечерело. Трещали наперебой сверчки. Низко над землей проносились мелкие летучие мыши.

 Посреди огорода торчал старый толстый кран, издали напоминая остолбенелого стража в ржавой кепке. Вот и сейчас, Егору показалось, что тот пошевелился, повернув в сторону свой толстый вентиль. Мальчик, как всегда, отдал крану честь и лишь потом, приблизился к нему. Он набрал воды в лейку и, не смотря по сторонам, полил огуречную грядку, затем помидорную, и уже было перешел на кабачковую. Как вдруг, услышал странный, протяжный звук:

– Апфууу, апфууу, – раздалось совсем рядом.

«Наверное, птица какая-то в кустах засела», – подумал он и продолжил поливать кабачки.

«Апфууу, апруфууу», – доносился странный звук.

«Похоже на чей-то храп…» – опешил Егор и почувствовал, как мурашки поползли по коже.

 И всё же он медленно обернулся. Вдалеке у забора желтело нечто. В наступающей темноте было не разобрать. Но это нечто было гигантских размеров! Егор глубоко вздохнул, поставил лейку на землю и сделал несколько шагов вперёд. В сумраке вырисовывались округлые очертания. Егор подошёл ещё ближе и остолбенел.

Посреди огорода возвышалась огромная ярко-оранжевая тыква. А под ней кто-то храпел!

Ошеломленный Егор решил разгадать этот ребус до конца, он отодвинул ботву и… не поверил своим глазам! Под широким листом лежал человечек размером эдак со средний кабачок! Он спустил на нос желтый цветок тыквы, и тот комично подрагивал от мирного храпа человечка. Странный гость в пятнистом комбинезоне с широкими лямками – спал, свободно раскинув чумазые руки и ноги. Его темные взъерошенные волосы, с приставшими колючками репейника небрежно запутались и свисали до плеч. Но самое удивительное было то, что вместо носа у незнакомца торчал маленький баклажан! Егор аж сглотнул от потрясения!           Сам того не заметив, Егор вплотную приблизился к спящему, рассматривая его странное лицо. И тут тыквенная пыльца влетела ему в нос, ужалила словно оса…

«Апчхи!» – не сдержался Егорка.

Чумазый проснулся, вылупился на мальчика и, подскочив на ноги, мгновенно исчез за тыквой.

– А–а–а–а–а! – завопил Егор, плюхнувшись на землю.

Через миг он увидел, как из-за тыквы выглядывает лицо с баклажановым носом.

           – Тихо! – произнёс незнакомец и приложил он палец к губам. – Хорош кричать! Оглушил меня совсем, – почесал гном за ухом. – Цветы уж вон повяли, – ткнул он в сторону клумбы с бархатцами. – А мама твоя их любит. – Да и я, признаться, частенько пыльцу с них собираю. Для варенья, для запаху, – и человечек смущенно улыбнулся и вытер краем рукава свой огромный нос.

Следом, он раскинул руки, словно для объятий и направился к Егоркиным ногам.

 – Ну, наконец-то ты пришел в нужный час! – произнёс баклажановоносый. – А то я устал тебя уже здесь караулить!

– Не прикасайся ко мне! – отступил Егор.

– Да, не бойся! – поморщился незнакомец и поднял пыльную черную ладошку. – Я огородный. Филонька. На службе – недавно. Братья послали меня сюда как самого отстающего и ленивого. Для перевос-пи-тания! – отчеканил он слова и грустно нахмурил брови.

Егорка немного подумал, и нагнувшись, робко подал ему свой мизинец для рукопожатия.

– Вообще-то, нам с тобой не положено встречаться, – заметил огородный гном. – Но один я никак здесь не справляюсь! Вижу, – сощурился человечек, – ты парень надёжный. Огородничать любишь.

– А в чем же ты отстаешь? – поинтересовался мальчик. – Или от кого?

– От остальных огородных понятное дело! Вон, мои сородичи в Землестражии, трудятся не покладая рук – колорадских жуков, гусениц, медведок гоняют. Рыхлят, окучивают, – тараторил он, размахивая своими чумазыми, но крепкими ручонками. – А я – первый лентяй в роду, потому и имя у меня такое – Филонька! – огорченно добавил он, понурив голову. – Так то.

 – А это здесь откуда?! – развел руками Егор, перед огромной тыквой.

 –Аааа, это. Это Царь-тыква! Мой первый волшебный труд. Ну, да ты скоро и сам обо всем узнаешь, – сказал Филонька, гордо опершись о гигантскую ягоду.

Егорка немного осмелел.

– А я не видел и не слышал раньше про огородных. Домовых, леших там разных знаю, а вот огородных нет!

- Потому то и не видел, – серьезно ответил Филонька, – что мы от людей в тайных местах прячемся, но работаем с утра до вечера, поэтому и руки у меня черные, как смоль! – сказал он, зажмурив глаза, будто представляя тяжкую работу. — Люди, если и замечают нас, то так и решают, что это крот или кошка пробежала. А дела наши, незаменимые для человека, – продолжал он, гордо воздев палец к небу. – Сколько родни моей в полях трудится! – А меня вот, – сказал он грустно и вытащил репейную колючку из волос, – к тебе значит послали.

 ­­­­– Иди, говорят Филонька на такой-то огород. И кинули в провожатого мне на землю гнилой огурец.

– Как это кинули в провожатого? – не понял Егор.

–А так. Тому, кто идёт на новый надел, Дума огородных выделяет в провожатого захитрованные овощи. Ну, или фрукты покруглей. Осыпает их специальным порошком, и они катятся, дорогу указывают, – рассказывал Филонька удивительные небылицы.

– Это как клубок ниток у Бабы-Яги в сказках, да? – с нескрываемым любопытством спросил Егор.

– Ну, вроде того. Так вот, меня к тебе привел гнилой огурец. Три дня дорогу найти не мог, петлял, петлял, чуть по пути не развалился.

И тут Филонька выкинул финт! Взбежал на тыкву, затем, подпрыгнув в воздух, выкрутил сальто и, приземляясь, издал пронзительный крик « ииияяяях!», – словно нинзя какой-то! Ребром ладони он ударил со всего маху по огромной ягоде. Раздался ужасный треск! Тыква раскололась едва ли не пополам, а Филонька, подмигнув удивленному мальчику, всунул свою маленькую голову и руку в образовавшуюся трещину.

Егорка не смог вымолвить от  ни слова, тогда, как огородный уже достал нечто изнутри.

–Вот! Семечко Царь-тыквы! Ешь его немедленно! – приказал он мальчику, и гордо вручил  тыквенное семечко.

– Я, кажется, догадываюсь, что это…, – таинственно протянул Егор и опасливо положил семечко на язык.

Когда же он съел его, то тут же провалился, будто вглубь самого себя.

– Вот это, да!!!!  Да, я – стал гном!

– Теперь ты готов к огородным приключениям. За мной! – скомандовал Филоня, надел свои калоши и бойко зашагал вперед, а Егорка следом.

– Как тебе удалось разбить такую огромную тыкву одним ударом? – любопытничал Егор, обгоняя его.

– Хм, это тайное мастерство огородных. Мельница называется.

 – Что-то типа каратэ?!

– Специальная система упражнений, –  сощурившись на один глаз, сказал Филоня. – Она позволяет быстро и точно ликвидировать овощных вредителей, а также, пригождается нам в разведке, – раскрывал он новые подробности своей таинственной жизни.

 Они приблизились к высокому подсолнуху. Его тяжелая шляпка поникла к земле, а толстые шершавые листья свернулись в трубочки от дневного зноя. Филонька хлопнул в ладоши и вдруг стебель подсолнуха распрямился, словно бравый солдат. Корзинка-шляпка затрещала, и прямо в руки огородному выпало два очень больших, черных семечка. Внезапно они заискрились в ладошках Филоньки, запрыгали, как на раскалённой сковородке.

– Ешь! – протянул  Филоня  семечко.

– Опять? Зачем?!

– Затем, что прямо сейчас мы отправляемся в разведку в логово врага! Нужна дополнительная маскировка.

–Да, ну?!! Тогда, я – за! – обрадовался приключениям Егор.

–Еще бы ты ни был «за»! Ведь медведки, подточили почти весь наш огород! – сказал огородный и быстро проглотил своё семечко, а Егор поспешно разжевал свое – сырое и горьковатое.

 Через каких-нибудь две секунды они с Филоней оказались сущими букашками, размером с майских жуков И сразу же отовсюду вторглось множество звуков: сильное стрекотание, шуршание, скрежет и шипение, бульканье и уйма других насекомоподобоных трелей. Егор зажал ладонями уши, закрыл глаза, когда открыл, то понял, что он видит, как прямо на его глазах растут овощи, тянуться вверх их стебли, бутоны цветов закрываются к ночи, а все насекомые не просто двигаются, а с гулом проносятся мимо. Иначе говоря, его огородик обернулся немыслимой опасностей волшебной страной.

 – Дааааа, – протянул ошеломлённый Егорка. Тут целый волшебный мир! Я знал, – уверенно затряс кулачком он, – что мой огородик, это просто чудо!

– Это так, – подтвердил Филонька, – но здесь не все живут мирно. Есть и не очень приветливые соседи. Можно, даже сказать, ужасные!

 – Я готов! Мне не терпится поскорее увидеть что-нибудь эдакое, необычное, и даже жутковатое! – изобразил на лице страшную гримасу Егор. – Пошли скорей в разведку! Уже смеркается, и родители начнут скоро искать меня.

 – Не беспокойся, мы еще успеем кое – что провернуть.– И время сейчас самое подходящее. Темнеет, появляются, тени. Всё как ты хотел, – пошевелили он по–паучьи чумазыми пальцами.

 Шпионаж

            И они прокрались вдоль забора к дряхлому пню. 

– Присядь! – махнул рукой Филоня. – Видишь вон ту кучу сорняков справа?

– Даааа, – выглядывая сквозь заросли малины, ответил Егор.

– Под ней воронка. Там они, мерзавцы! Интересно было бы подслушать их планы. 

– Кто? Они?

 – Сейчас узнаешь. Подойдем поближе. Ты случайно не боишься? – обернулся Филоня и испытующе посмотрел на мальчика.

 – Я – нет! – замотал головой Егор, но всё же спросил. – А кто там в воронке? Кроты? 

– Нет, – шепнул Филоня, пробираясь сквозь высокий пырей. – Крота тут давно не видно. Хотя, напасть еще та. Медведки или земляные раки. Вот кто!

– Бррр, – поёжился Егор, представив, настоящую медведку огромных размеров,

Под покровом темноты они приблизились к чёрной и глубокой дыре.

– Сначала полезу я, – тихо произнёс Филоня. – Потом, когда подам знак, и ты спускайся. Только очень осторожно! У медведок отличный слух и зрение. Внутри – цепляйся руками за корни.

Егорка несмело кивнул. Огородный хлопнул его по плечу, связал в пучок свои волосы, заглянул внутрь воронки и осторожно спустился. Егор затаил дыхание. Он поднял голову – огромная тень ночной совы с криком пронеслась мимо. Егор вжался в землю. Позади некто зафыркал. « Ёж!» – догадался он и с ужасом подумал, что будет, если колючий хищник учует его. Как вдруг, из ямы прорезался зелёный свет.

« Наконец–то! Знак!».

 Как и велел его новый приятель, Егор свесил ноги и, ухватившись за толстый корень, спустился вниз, как по канату.

Но тот вдруг оборвался. Егор стал шарить рукой, искать другой... 

Как вдруг зелёное свечение из глубины ямы потускнело. И Егор промахнулся, полетел ничком. Ударился оземь. 

Темнота. Глухое подземное царство.

В стороне зажглись  два ярких огонька.

– Филонька это ты?! – спросил он.

 – А кто же ещё-то. Ушибся?

– Немного, – сказал Егор, вставая.

– Ну ладно, пошли скорее, – торопился он.

            Мрачный тоннель, который, как казалось Егору, слегка гудел и будто подрагивал, освещали яркие Филонькины глаза. Чем дальше они продвигались, тем более путанным и корявым становился прорытый кем-то ход. Перед очередным поворотом огородный остановился, прислушался, затем моргнул и огоньки в его глазах погасли.

 – Все. Дальше идти опасно. Я слышу их голоса.

-А я нет, – удивился мальчик.

-Это не мудрено. Мой слух гораздо лучше человеческого. Это еще одна особенность огородных. Ты пойдёшь первым. Меня «земляные раки» сразу узнают, а ты им ещё незнаком, – прошептал он. Если что, давай деру! Понял? Ну что, рискнешь?

 – Пожааалуй, – протянул Егор.

 – Тогда вперед! – ободрил его Филонька, словно это было обычное дело – шпионить за медведками.

Егорка, сделав решительный вдох, тронулся в путь. За третьим поворотом земляного хода он, наконец, увидел дрожащие, жутковатые тени на противоположной стороне стены. С каждым шагом тоннель освещался всё ярче, а голоса слышались отчетливее.

 – Даааа, – громко сказал кто-то, – я видел разящий порошок на делянке Чернобрюхого. И не только там.

Егорка затаил дыхание. Через несколько секунд решил выглянуть. Увиденное им было ужасно и в то же время необыкновенно.

На рыжих и витиеватых корнях хмеля, сплетенных в виде гамака, важно восседал предводитель медведковой братии - Черный или Великий Точильщик. Внизу, у его ног суетились земляные блохи. Они начищали залипшие грязью лапы огромной медведки.

Черный Точильщик был впечатляюще грозен. Его темно-бурый панцирь был покрыт густой коричневой шерстью, словно у медведя. Длинные усы, будто антенны, торчали в разные стороны, иногда подергиваясь, словно сторожевые локаторы. Но самими ужасными были мощные, все время двигающиеся зубчатые челюсти и пара щупалец возле них. Предводитель медведок шевелил своими короткими, толстыми передними лапами с четырьмя острыми зубцами на концах, будто копая вокруг себя.

 В полутьме норы блеснули два огромных сетчатых глаза Точильщика, и он повернул стеклянный взгляд в сторону Егора.

Мальчик вжался в стену. 

- Скажи, друг Грязнокрыл, – обратился Точильщик к лежащей подле медведке с запачканными крыльями, которые очищали суетливые муравьи. – Что случилось с твоими братьями? Как нам быть, когда наши отряды терпят такие потери?

 – Всепожирающие мои, – произнес Грязнобрюхий, вставая, и отряхивая свои крылья от оставшейся пыли вместе с муравьями.

Те, разбежались по полу кто куда.

– Нам нужно действовать! Люди выгоняют нас с этой земли! Везде рассыпан ядовитый порошок, который отравляет нас! От него мы чихаем, кашляем и не можем спокойно больше есть всё, что нам нравится. Ползать и рыть наши любимые, неповторимой красоты извилистые ходы под корнями овощей! Везде! Буквально везде, –  сокрушался Грязобрюхий, – родители этого дерзкого мальчишки, который ходит на свой жалкий огородик каждый день – рассыпали белый вонючий порошок! Что делать нам братья?! Я совсем обессилел! И думаю бежать…

 – Бежать? – вскочил Черный Точильщик. – Никогда! Здесь столько вкусного! Еды хватит на все лето! Никогда, мы – медведки не бежали от человека! Притаимся пару дней, будто мы все погибли – и будем жить здесь!- вскричал он, выставив вперед от злости свои мощные корявые лапы.

            Все прижухли. Однако вскоре, из глубины комнаты донесся писклявый голосок одной из медведок:

-Притаимся? Но где? Вокруг не осталось ни одного безопасного места! Все отравлено порошком, кругом ловушки и ямы, а этот пацан шныряет туда — сюда весь день, и докладывает своему папочке о нас, стоит только высунуть голову наружу!

-Да, это верно, – согласился еще один из главарей медведковой банды. – Это семейство не дошло только сюда, до твоей делянки Точильщик, – сказал он, оборачиваясь к главарю. – И тебе легко рассуждать. Мы все не спрячемся здесь. Это будет слишком заметно.

 Предводитель вновь оскалил свои челюсти и заорал:

– Мальчишка слишком мал и глуп чтобы вредить нам! Спрячемся пока на его жалком клочке земли! И переждем! Его овощи ещё не осыпали отравой, он слишком печется о них.

            Страх сковал Егорку с головы до пят – Черный Точильщик направил свой стеклянные глаза в его сторону...

Но затем резко взглянул на Грязнобрюхого:

 – Но там абсолютно нечего есть! Нет! – резко сменил он тон. – У меня, кажется идея получше. Есть еще одно местечко, – медленно пожирая капустный лист, сказал Точильщик и, окинув взглядом все собрание, добавил. – Нора Слепого.

Все медведки разом ахнули, вскочили, а блохи посыпались с их мохнатых панцирей в разные стороны. 

 – Нет! Нет! – с ужасом произнес первым Грязнобрюхий, пятясь назад. – Это безумие! Лучше я останусь в своем доме наедине с человеком и его порошком, чем пойти прямо в лапы этому слепому чудовищу!

            Егорка что есть сил прислушивался.

– Да, да, да, – затараторил писклявым голосом самый мелкий из медведок. – Мы не пойдем туда! Мы не поведем свои отряды на погибель!

 – Замолчи Нахлебник! – крикнул прямо в пасть ему Черный Точильщик. И Нахлебник едва не упал в обморок.

 – Довольно! У нас нет другого выбора, надо двигаться в убежище. Переждать, пока отрава перестанет действовать, и потом вернуться назад! А Слепой, – близко наклонившись к головам других медведок и двигая своими жуткими челюстями, – говорил Точильщик. – Слепой, давно уже забыл про свой старый ход.

В этот момент Егор пошевелился, слегка задев стену. Посыпался песок. Выпрямившись во весь рост, и сделав шаг к выходу, Точильщик произнес.

 – Решено! Отряд за отрядом я поведу вас к норе!

Тут он резко выглянул за поворот пещеры. Но Егорки там уже не было. Он бежал, что есть сил обратно к огородному, довольный тем, что многое услышал. В глубине тоннеля он, наконец, увидел два сияющих огонька.

– Это ты?! Наконец-то! – подхватился Филонька навстречу.

– Надо выбираться! Я не уверен, что за мной нет погони, – второпях произнёс Егор.

 – Конечно! Но ты что-то узнал? – спросил огородный, вытягивая какую-то веревку из-за пояса.

–Думаю, что да,– ответил Егор. – Намечается побег. Медведки идут в нору Слепого!

– Крота? Ну, это они зря…

Позади – послышался шум.

 – Погоня! Филонька!

 – Да, слышу я, слышу, – приговаривал огородный, нервно потирая между ладошек какую-то веревку.

– Что ты делаешь!? Пора спасаться!

 – А я и спасаюсь! Это стебель плюща, цепляется за все, что можно. Врастает так, что потом и не вырвать! Да только он старый и никак не хочет оживать! Ну, ничего сейчас! Огородный я или нет?! – нервно усмехнулся он и осыпал дряхлый корень бледно–жёлтым порошком. Вдруг плющ пошевелился, заметно позеленел, затем съёжился и устремился к выходу их воронки.

 – Цепляйся! – скомандовал Филонька. 

И Егорка крепко ухватился за стебель, за ним уцепился и огородный – и их рвануло ввысь.

 И тут внизу показалось сборище стрекочущих медведок во главе с Грязнокрылом.

 – Держи их! Шпионы! – кричал он, размахивая ужасными зубчатыми клешнями, стараясь ухватиться за кончик удаляющегося стебля плюща.

            Но тщетно!

– Аааааа! – взвыли Егор и Филоня оттого, что оживший канат подкинул их высоко в воздух, а затем, шмякнулся на землю вместе с беглецами.

 Филонька потёр ушибленный бок.

– Нужно засыпать ход! – спешно сказал он и, вытащив из-за пазухи маленькую лопатку, стал закидывать вход к медведкам.

 Егор принялся помогать вручную, хотя ушибленные бока неприятно ныли, а сил у мальчика уже почти не осталось.

Из воронки доносилось стрекотание, вопли и гам. Яма уже плотно была забита землей, когда огородный сказал:

 – Всё! Этот выход отрезан, пока они пророют новый – нам удастся бежать!

 И они устремились прочь, вскоре укрывшись в кустах свекольной ботвы.

Операция « Крот»

 – Итак, у нас мало времени! План такой, – сказал Филонька, достав изогнутый кверху стебелек камыша с дырочками, похожий на дудочку. – Это – магическая жалейка, она подстраивается под мысли хозяина. С помощью неё огородные могу привлечь любое живое существо из-под земли! Только мелодия должна быть особенная, например, для крота тихая и протяжная. Вот такая, – сказал Филоня, и надув щеки, заиграл.

 Дудочка действительно, издала сначала несколько тихих звуков. А затем полилась красивая, неспешная мелодия. Филоня шагал вперёд, наигрывая на свирели. И по пути им встречалось множество уничтоженных медведками кустов помидор, капусты. Огородный застопорился: 

– Скоро весь урожай погибнет! – произнёс он, и из глаз его выкатились фиолетовые слезинки.

Внезапно в тишине, послышался странный пронзительный щебет, не похожий ни на одну из птиц. Он исходил словно из-под земли.

Затем, почва стала шевелиться и бугриться, словно волнами поплыла под ногами:

 – Вот! Начинается! – сказал Филонька. – Крот выходит! Бежим, пока мы не попали в его лапы.

            Но было поздно! Пришлось прыгать по движущимся кочкам земли, всплывающим то здесь, то там. Крот преследовал их. И через миг уже опередил! В один момент он вынырнул перед беглецами, высунув наружу розоватый нос-хоботок, и издал противный скрежещущий звук.

 – Назад! – закричал Филонька, загородив Егорку рукой. – К подсолнухам! – ткнул он влево.

 И они дали дёру. Что есть сил, друзья удирали от разъярённого крота, бороздившего землю вокруг.

– Наверх! – прокричал огородный, уцепившись за подсолнух.

Друзья укрылись, наконец, на веточках листьев, примыкавших к толстому стеблю подсолнуха, наблюдая, как крот снова углубился в землю. Он стал двигаться в противоположном направлении, выбрасывая, пышными кучами рыхлую землю.

– Вот это дааа! – едва отдышавшись, произнёс Егорка, сидя под шляпкой подсолнуха на крепком, но колючем стебле. – Еле ноги унесли!

 – И не говори! – согласился огородный. – Сейчас главное, что бы этот слепой помощник, не перерыл нам весь огород в поисках добычи. Иначе – всё! Пиши, пропало. Никогда мне больше не быть огородным у людей! Назначат меня смотреем! За огоростками ухаживать, как няньку.

– Что ещё за огоростки такие? – спросил Егор, приподняв бровь.

– Огородные – только маленькие. В Землестражии, в той стране, где, таких как я, множество – у взрослого огородного может быть три занятия. Самое хлопотливое и простое – быть смотреем огоро´стков, – сморщил от недовольства баклажановый нос Филоня. – А самое ответственное и почётное – это быть землестражем, то есть охранять наши наделы от злых сил и демонов.

– И солдаты у вас есть?

– А, то! Землестражи шипы метают, шарилом машут, и сулицами окаянными любого демона сразят! – гордо пояснил он Егорке, а у того аж глаза разгорелись от любопытства.

– Ух ты! Покажи оружие!

– К сожалению, я обычный огородный, из трудовых, – свесил Филоня голову. – Но и я тоже владею определёнными способностями.

– Какими, например?!

– Могу оживлять недавно засохшие растения.

– Как маг? – открыл рот Егор.

– Ну, типа того. Маг-огородник, – усмехнулся он. – Но только всё это страшная тайна! И этот закон нарушать нельзя, иначе равновесие в природе нарушится. Люди могут неверно понять наши намерения и начать нас исследовать. В общем, это совсем ни к чему.

 На огороде воцарилась тишина. Солнце садилось все ниже и ниже, освещая маленькие фигурки двух человечков сидящих под листьями, склонивших свои шляпки подсолнухов.

– Смотри! Там, кто-то идёт! – всполошился Егорка, разглядев вдалеке на узкой тропке, медленно двигающиеся ветки засохших сорняков.

– Точно! – тихо подтвердил Филонька. – Это маскировка, под травой они, медведки. Коварные вредители! – досадовал он. – Надо слезать и попробовать сыграть еще раз! Мы должны рискнуть и выманить снова крота! Как ты готов?

Егорка скривился в пугливой гримасе.

– Ты что трусишь? – спросил приятель, и его толстый нос сильно побагровел и увеличился.

– Нет, нет, – замахал Егор руками, впечатлённый Филонькиным преображением. – У тебя, эм…Нечто с носом случилось.

– А, это, – прикоснулся огородный к баклажану. – Это я побордовел! Ну, немного возмутился, значит. На раздумья нет времени! Вперёд!

– Я готов! – ответил Егорка, почувствовав, что рядом с таким смельчаком, как его новый друг, он уже, пожалуй, уже ничего не боится.

Они осторожно спустились вниз, цепляясь за стебли.

– Сорви лопух! – шепнул внизу Филонька. – Пойдём под прикрытием.

Между тем, медведки отряда Черного Тощильщика, накрывшись сухой травой, подходили к кротовой норе. Толстый и запыхавшийся предводитель нервно брюзжал:

- О! Как я устал! Я слопал бы сейчас, наверное, ведро капустных листьев или картошки! Но вокруг уже почти ничего нет! Всё вы сточили! – озирался он своими голодными глазищами, и остальные собратья от него отшатнулись.

 – Надо торопиться! – произнёс Грязнокрыл. – Пока нас никто не заметил.

– Сначала, пусть кто-то заглянет в нору, – решил Черный Точильщик, – а потом уже все остальные отправятся следом.

 – Но кто? Кто рискнет спуститься в нору Слепого первым? – трусливо задребезжал Нахлебник, стоя за Точильщиком. – У многих моих солдат и так трясутся все щетинки, от страа…

 Не успел он договорить. Резким движением Точильщик развернулся и столкнул беднягу в кротовую дыру.

 – Вот сейчас мы и посмотрим, – сказал главарь, распрямившись во весь рост, – ждет ли нас там опасность. – Эй, Нахлебник, – крикнул он в яму, держа на изготовке крылья, – ты жив?

            Через несколько секунд из глубины, послышалось едва уловимое стрекотание.

 – Порядок! – довольно произнес Точильщик, обернувшись к остальным. – Можно спускаться. Нора безопасна. Крот, давно ушел из этих мест. Это наш единственный способ уцелеть, если люди утром снова рассыплют здесь ядовитый порошок. Мы уйдем с этого места через кротовый ход на другой огород. И там уж поживимся, – прохрипел Точильщик, шевеля своими огромными челюстями.

Стемнело.

 – Что же там происходит? – шепнул Егор, выглядывая из под листьев. –Ничегошеньки не видно!

В тот же момент, глаза у Филоньки вспыхнули ярко-зеленым светом.

 – Ты что? Ты же нас обнаружишь!

– Да, надо бы приуменьшить, – согласился огородный, моргнул и свет его глаз стал бледнее. – Подойдем поближе, – предложил Филонька. – Что-то не нравится мне это затишье.

Как вдруг, рядом послышался сначала неприятный писк, а потом беспорядочное стрекотание.

 – Это медведки, они спасаются! – только и успел произнести Филонька, как из норы Слепого скопом повалили ошалевшие вредители. Они цеплялись друг за друга зубчатыми лапами, выбираясь на поверхность, кто как мог. Затем, показалась огромная голова Черного Точильщика с обломанными усиками. 

– Бежим! – закричал Филонька.  План сработал!

             И тут разразился гром! Порыв ветра вмиг сдул Егора и Филоньку к норе и скопищу безжалостных медведок…

«Ааааа!» – завопили приятели, сносимые ветром.

            В последний момент –  Егор чудом успел ухватиться за стебель картофельного куста. Филонька вцепился в шорты мальчика и повис на них. Творилось невероятное!  Гроза осветила лунными проблесками нору Слепого, откуда показались когтистые лапы крота. Он был совсем близко от приятелей.

 Черный Точильщик, успевший выбраться первым, расправил крылья и пытался взлететь, покидая своих собратьев.

 – Что же, он всех их бросит? – прогорланил Егорка сквозь громовые раскаты, крепко держась за куст.

 – И не подумает спасать! Этот подлый вредитель сбежит к новой кормушке.

            Тем временем, крот уже высунул наружу розоватый нос и довольно попискивал, обрадованный тем, что нашел старую обжитую нору. Гром в небе становился просто оглушительным, молния вонзалась в землю то здесь, то там  ослепительными стрелами. Словом, такой ужасной грозы Егорка еще не видел! 

– Крот очень опасен, и мы сами можем попасть в его лапы. Нам нужно укрыться! – кричал огородный, едва удерживаясь под дуновением ветра на штанах Егора.

– Но ка-а-а-к? – отозвался мальчик.

– Видишь, внизу желтый стебель повилики? – надрывался сквозь гром огородный. – Попробуй дотянуться до него и укрепиться, а потом ползи, как по канату, вон к тем большим одуванчикам-козлобородникам. Это наш единственный шанс выбраться отсюда! Понял?

 – Да! Попробую,  – прокричал Егор и оторвал руку от картофельного куста.

            Гром становился все сильнее, первые капли дождя срывались на землю, но ветер немного стих, и приятелям удалось  добраться до одуванчиков.

 – Скорее! – скомандовал Филонька, –  Делай как я! – и он схватился одной рукой за толстый стебель козлобородника и перепрыгнул на него. 

– Зачем они нам!? Давай ползти дальше! – недоумевал Егор.

 – Ничего не выйдет! Повилика не плетется до калитки, а только там волшебное семечко возымеет свою силу, и ты сможешь стать прежним. Так что нам нужно именно туда.

 – Но как? – беспокоился Егор.

– Мы на них полетим, – неожиданно ответил Филоня, и указал на большие воздушные корзинки высоких одуванчиков.

– Полетим??? 

–Да! Держи! – и огородный вручил мальчику самодельную пилочку из камня.

В тот же миг, они услышали вновь знакомые звуки, издаваемые кротом.

Казалось, что животное, должно было укрыться в земле в такую непогоду. Однако, крот всё ползал вокруг своей норы, рыская в поисках ускользавшей добычи. Увидев это, Егорка одним резким движением полоснул по стеблю, из которого брызнул белый горький сок. Ветер взметнул одуванчик в воздух, и Егор, словно на воздушном шаре, взмыл в высоту. « Где же Филонька?! – запаниковал он, озираясь."

 И увидел приятеля, который безуспешно пытался добыть спасительный парашют. Стебель одуванчика был слишком толстый…, а сзади к огородному приближался крот. Егорку обуял ужас, и он решил придти на помощь. Но тут произошло нечто странное. Крот, едва не добравшись до Филоньки, вдруг остановился, довольно пискнул и, повалившись на бок и подвернув голову и задние лапы - уснул.

– Филонька-а-а, – позвал Егор.

Однако ветер уносил мальчика всё дальше и дальше от друга.

Небо прорезала такая ужасная молния, что у Егорки едва не выпрыгнуло сердце. Ещё бы! Ведь он  сущая букашка!

Припустил ливень. Парашют–одуванчик мгновенно намок и сплющился, пикируя в колючий крыжовник.

-Аааааа, – завопил Егор, и невероятным чудом миновав куст, шлёпнулся на землю.

            В целом - финал  огородного приключения был плачевным. Егорка ушибся, промок и уже полностью выбился из сил.

 – Филонька, – завопил он. – Ты где? Фи-ло-нькаааа!!!

            Дождь шел, как из ведра. Тропинки размыло потоками. Того и гляди  унесет, как тонкую соломинку. Усевшись под кустом крыжовника, Егорка заплакал. Так он просидел несколько минут, уже подумывая о том, чтобы вернуться к родителям. Пускай даже и в таком виде, но домой! Но мысль быть съеденным на поздний ужин соседским котом Пиратом его остановила.

И потом, у мамы будет обморок! Как вдруг…

 – Хорош реветь, и так мокро! – Услышал мальчик за спиной знакомый голос.

– Филонька! Я совсем тут один! Замерз, тебя нет. Я домой хочу, – всхлипывал Егор.

 Огродный улыбнулся и протянул на ладошке тыквенное семечко и , Егор без промедления проглотил его.

В один миг он вытянулся и потерял друга из виду. Встав на корточки, и озираясь вокруг, Егорка, наконец, увидел слабо светящиеся бледно-зеленые точки. 

– Филонька, друг, ведь это ты? 

– Я, – послышался слабый голосок товарища, – Беги домой!

 – Филонька, – тихо сказал Егор, – На днях, я уезжаю до конца лета к бабушке. Ты ведь дождешься меня здесь, в саду? 

Но огоньки вдруг стухли. Вероятно, огородный уже поспешил в свою тайную страну Землестражию к своим строгим сородичам со смешными овощными носами.

 

КОНЕЦ

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением