ЖУРНАЛ "ЖАР-ПТИЦА" ДЛЯ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ. зима. ЕКАТЕРИНБУРГ

Дорогие друзья! 
Вышел из печати новый номер журнала «Жар-птица» для дошкольников и младших школьников. 

На страницах журнала ребят ждет встреча с героями добрых и мудрых сказок, зимние стихи, загадки, игры, мастер-классы и развивающие задания.

Лесовичок расскажет о красивейших созданиях нашей планеты -  бабочках.

Почемучка ответит на такие вопросы: Почему животные зимой впадают в спячку? Только ли зимой животные впадают в спячку? А летом? Спячка и сон — это одно и то же или совершенно разные вещи? Нужна ли животным еда во время спячки? Только ли животные впадают в спячку? А насекомые? А птицы?

Здоровячок поделится с ребятами своими секретами и даст очень ценные советы — как укрепить здоровье, не заболеть в холодное время года и (если уж заболел) легко справиться с простудой.


А в цифровой версии журнала — добрые развивающие мультфильмы, познавательные ролики и весёлые песенки.

В журнал вошли произведения участников ТО ДАР:

Лидии Гусевой, сказка «Из жизни трёх подружек – Хромоножки, Красоточки и Сосенки»;

Елены Понкратовой, весёлые задачки; стихотворение «Спящий лес».

Главный редактор журнала – Ирина Вильховая;
Куратор странички – Елена Понкратова

 

Спящий лес
Елена Понкратова

Скинул лес цветной наряд.
Отдохнуть он тоже рад
От своих насущных дел.
Кофту мягкую надел
И улёгся до весны,
Чтобы спать и видеть сны.

Видит лес во сне цветы.
Продираясь сквозь кусты,
Лось бредёт на водопой.
Роет нору крот слепой,
Белки прыгают, резвясь,
В речке блещет спинкой язь.
Дремлет филин на суку,
Слышно в ельнике: «Ку-ку!»
На гнезде сидит кулик,
Показался боровик,
Не спеша журчит ручей,
А от солнечных лучей
Чаща вся освещена…

- Просыпайся, лес – весна!

16Дошк Пон 

 

Из жизни трёх подружек – Хромоножки, Красоточки и Сосенки
Лидия Гусева

    Все мы знаем, какие бывают ветры-озорники. И на этот раз случилось так, что осенний ветерок-весельчак забросил три семечка почти в одну луночку. Семечек было три штуки – две от еловой шишки, и одна – от сосновой. А нашим крошкам также было весело, уютно и тепло, а главное – рядом. Стали они неразлучными подружками. Вместе выпустили свои первые зеленые иголочки весной, вместе радовались солнцу и лету. Разговоров было море! Ведь, лес такой богатый на всё: на природу, краски, грибы и ягоды, зверьков и птиц, да мало ли в нём ещё каких обитателей! Счастливые были подружки и скорее хотели вырасти, чтобы не только всё из-под высокой травы высматривать.
    Наступила следующая весна, потом ещё. Подросли наши девочки, уму-разуму набрались, особенно одна ёлочка. Её так и прозвали подружки Красоткой. До чего пушистенькая, как игрушечная, и поначалу, другая ёлочка, и сосёнка пытались защищать и охранять её, как могли. Ведь, люди и животные, не дай Бог, могли наступить и сломать её стройный стан, или выкопать и посадить к себе на участок, ещё хуже – срубить и принести в дом на Новый год. И чтобы не мешать такой красавице, вторая ёлка начала расти вкривь и вкось, лишь бы больше пространства было у Красотки, а сосёнка долго не пускала своих ветвей, тянулась ввысь, отдавая также любимой подружке место и солнце.
    Но, наверно, и ёлки грешны, как и люди. Красотка наша возгордилась, да только нахваливала себя, да расправляла, и пересчитывала изумрудные иголочки. А к её соседке «прицепилось» другое имя «Хромоножка».
    – Мама, смотри какой огромный подосиновик стоит под бедненькой хромоножкой! – воскликнул мальчик, пришедший в лес за грибами с родителями.
    – Вот уж верно – Хромоножка! – хихикнула Красотка, – а я тебе всё имя никак не могла придумать!
    Сосна промолчала, хотя давно уже видела, как их любимая подружка, которую они так преданно оберегали, стала зазнаваться и гордиться. А дальше пошло ещё хуже.
    – Эй, Хромоножка, подвинься-ка ещё, ты же видишь, моей шикарной юбке места не хватает. Бери пример с сосны, стоит почти лысая, и пялится в небо. Ну, дылда дылдой! И, что ты там все высматриваешь, Дылда? – Красотка совсем перестала быть любезной, даже выбирала слова, чтобы больнее кольнуть своих соседок-подружек.
    – А я море хочу увидеть. Это моя мечта! – Ответила спокойно сосна.
    – А я вот ничего не хочу видеть, я хочу наоборот, только чтобы на меня смотрели да любовались. Любовались да смотрели. А художники рисовали меня, а поэты воспевали, а скульпторы говорили бы, что никогда не видели такой утонченной геометрии…
    Хромоножка тоже слушала, молчала и думала:
    – А мне так хочется быть полезной людям! – Она с нежностью вспомнила мальчика, которой пожалел её и назвал «бедненькой». Больную ёлочку никто так не жалел. – Тяжело стоять уж стало. Центр тяжести совсем сместился. Ещё один сильный ветер-ураган, и я не выдержу. Не хочется погибать, не сделав ничего полезного!
    Тут прилетела сорока, подслушав их разговоры, и как начала стрекотать:
    – Ой, посмотрите на них: кому моря, кому художников хочется! Ой, упаду со смеху. Да все в топку пойдёте! Треск-потреск, жар-пар – вот и весь ваш товар! – И полетела дальше всем сообщать новость, дескать, прослышала она на лесничем собрании, что люди именно этот участок леса вырубать собираются – дорогу какую-то кольцовскую делать будут.
    Заохали, завздыхали наши подружки и с тоской стали ждать лесорубов.
    – Ну, вы точно в печку попадёте, – говорила Красотка, – а я просто уверена, окажусь в Кремлёвском дворце на Новогоднем празднике. Нарядят меня, как принцессу, в жемчужные шары и бриллиантовые бусы. И будут мною восторгаться: и поэты, и художники, и дети с родителями! Я навсегда останусь в их памяти и сердцах!
    Почти и не почти, так и случилось.
    – Ой, какая красоточка! – Воскликнул один дяденька. Возьмём-ка её в Дом      Культуры, пусть детишки порадуются.
    – А эту сосну только на судоверфи! – Сказал уверенно другой лесоруб, – вы посмотрите, какая стройная: чистой воды корабельная!
    – Ну, а эту можно на целлюлозно-бумажный комбинат… –  не успел договорить третий, как наша Хромоножка чуть не расплакалась от счастья: «Я буду полезной людям!»
    Вот и получилось три жизни, три истории.
    Из сосны сделали огромный корабль, который обошёл и повидал многие страны-океаны, спасал моряков во время штормов и даже участвовал в войне. Семьдесят лет сосна служила верой и правдой людям, и была очень довольна своей жизнью.
    Красотку нарядили в деревенском клубе бумажными гирляндами и пластмассовыми шарами. Поплясали-поплясали вокруг неё дети, да и снесли дерево на окраину поближе к свалке после новогодних праздников. А на следующий год нарядили уже другую и плясали под ней.
А вот из Хромоножки сделали много бумаги, из которой получилось потом много-много красочных книг, где известные художники, писатели и поэты написали свои бессмертные произведения. Кто знает, малыш, может, и ты держишь в руках книжку из той Хромоножки…

16Дошке гус

 

Весёлые задачки
Елена Понкратова

На ёлке новогодней

На ёлке новогодней пятнадцать малышей,

Надели маски белок, лисичек и мышей.

Лисичек было восемь, а белок только пять.

А кто, ребята, может мышат пересчитать?

( На празднике весёлом, в преддверье Рождества,

Среди лисят и белок мышонка было два.)

 

Лыжники

Нам с братом субботы никак не дождаться.

Мы с папой на лыжах поедем кататься!

Мы будем нестись по заснеженной роще.

Что может быть слаще? Что может быть проще?

Теперь посчитай поскорее, малыш.

Нас трое. А сколько всего у нас лыж?

(Задачу ты эту смог быстро решить.

Шесть лыж будут скоро по роще скользить.)

 

Снежинки на ладошках

Падают снежинки прямо на ладошки,

Девочке Иринке, мальчику Антошке.

Девочке Иринке

Сели три снежинки.

Мальчику Антошке –

Столько же,  немножко.

Жалко, что снежинки сразу потерялись.

Вместо них на ручках капельки остались.

Кто из вас ответит просто, без отметок:

Сколько на ладошках капелек у деток?

(Молодцы, ребята, верно сосчитали.

Это шесть снежинок капельками стали.)

 

 

ЖУРНАЛ "ЖАР-ПТИЦА" для школьников. ЕКАТЕРИНБУРГ

Дорогие друзья!

В декабре вышел новый номер журнала «Жар-птица» для школьников.


Тема номера: «Миры будущего».


Жар-птица поговорит с ребятами о будущем.  Спросит их о том, в какой школе они хотели бы учиться; расскажет о выдающихся учёных и их открытиях; о самых необычных школах мира; о детях с удивительными способностями.


Читатели познакомятся с экспериментальным городом, принадлежащем всему человечеству, «городом Рассветом» – Ауровилем.


Ребята узнают о театре теней и даже смогут смастерить теневой театр самостоятельно.


А ещё в этом номере Жар-птица подводит итоги II Международного конкурса
юных литераторов «Волшебное перо Жар-птицы».

В журнал вошли произведение членов ТО ДАР:

Светланы Макарьиной, фантастический рассказ «Письма в будущее»;
Елены Понкратовой, сказка в стихах «Сказка о Мише и волшебных карандашах»

Главный редактор журнала – Ирина Вильховая;
Куратор странички – Елена Понкратова

 

Письма в будущее

Светлана Макарьина

       Мы здесь целых шесть лет. Мы знаем друг друга наизусть. И не важно, что мы  лежим в полной темноте. Мы привыкли.

       Когда-то нас написал 5 «А» в последний день перед летними каникулами. Классная  5 «А», Софья Ивановна, сложила нас в эту коробку и запечатала.

       Сегодня мы увидим свет. Мы знаем. Мы слышали. Классная доставала вчера нашу коробку.

       – Ну, вот, пришло ваше время, братцы, – прозвучал снаружи её голос.

       Потом что-то погладило крышку. Наверное, это была её ладонь.   Мы сразу заволновались, запереговаривались.

       – Интересно, какой сейчас мой? – задумалось письмо Ромки Хвостова с нарисованными на полях гитарами.                                                     

       – А моя, наверное, с косой до пят, – размечталось аккуратно сложенное письмо

Дашки Мироновой. – У неё уже в пятом классе была до пояса.

       – А мой – умны-ы-ый! – протянуло письмо Максима Растягаева, написанное без

       Мятое письмо Ярика Котлова беспокойно зашуршало следами подчисток.

       – Что, боишься за своего? – посочувствовало Растягаевское письмо.

       – Боюсь, – ответило Котловское, ему стыдно было читать себя даже про себя не то, что нам: у двоечника Ярика – ошибка на ошибке.

       И только одно письмо, Никиты Светлова, ничем не выдавало волнения.

Совершенно чистое снаружи, оно лежало на самом дне, и мы до сих пор не знали, что у него внутри. Не слышали ни строчечки. Письмо его соседки по парте Дашки Мироновой

помнило только, что он был и всё, а каким был, как выглядел, о чём думал?

       Люди меняются со временем. Мы видели, пока были страницами в тетрадках: у людей отрастают чёлки, появляются очки, вытягиваются лица. В начале тетрадки почерк

всегда круглый и медленный, а к середине становится угловатым. Неужели наши стали взрослыми, как Софья Ивановна?

       Письма Люськи Капелькиной и Ленки Пимановой хихикали втихушку множеством сердечек и завитушек.

       – Эй! Вы о чём там опять? Больше двух говорят вслух! – окликнуло их письмо

Ромки Хвостова.

       – Мы… – замялось Люськино, – мы думаем о том, кто в кого сейчас влюблён.

Письмо Ленки Пимановой снова захихикало:

       – В мою – Ромка Хвостов. Он в пятом классе в Ленку ручкой тыкал.

       – Ну, вот, бедная Дашка! – вздохнуло письмо Мироновой и, поискав нужное место, процитировало: «В одиннадцатом классе мы с Р., наверное, будем дружить. У нас ведь

общие интересы: мы оба ходим в театральный кружок. Однажды мне дадут роль Джульетты, а ему – Ромео».

       Сердечки в Люськином письме язвительно сузились:

       – Дашка-то твоя, в пятом классе не красивая была, а сейчас, наверное, совсем страхолюдина и дылда. Баскетбол по ней плачет, а не театр…

       – А мой мечтал, чтобы отменили экзамены, – сгримасничало смятым уголком письмо Ярика Котлова.

       – Ну, это вряд ли, – ответило Растягаевское и прочитало у себя написанное ровным правильным почерком: «Я хочу стать писателем, сочинять космическую фантастику.

Поэтому я буду учиться на пятёрки и знать все предметы. И хочу, чтобы вернулся экзамен по литературе, а ещё по астрономии».

       – Ой! Помните, что мой-то выдал? – письмо Ярика начало пыхтеть и спотыкаться на чиркушках: «Я хачю, что бы к адинадцатаму класу учоные изабрели такие чипы в

каторых собраны фсе знания завремя школы! Фставил чип в ухо и фсё знаеш и ни нада ни чего учить. И эгзамены здаш на адни питёрки».

       – А мой мечтал… – пропело письмо Ромки Хвостова.

       – О том чтобы «наш класс стал ансамблем»! – дружно крикнули мы.

       – А, вдруг, так и есть? Вдруг школа купила музыкальные инструменты, и мой

Ромка играет на гитаре. Может ансамбль 11 «А» уже известен на весь мир!

       – А мой Растягаев ему слова для песен пишет.

       – Ага!

       Вдруг мы почувствовали, что нашу коробку взяли в руки, куда-то положили и понесли, потому, что коробка перевернулась. Мы съехали на бок и встали на сгибы. Все

притихли, даже письма Люськи Капелькиной и Ленки Пимановой. Мы начали торопливо разглаживать себя, а письмо Ярика Котлова безнадёжно пыталось расправить смятый

уголок. Через некоторое время мы услышали шум, смех и музыку. И коробка снова повернулась на дно. Нас принесли в 11 «А»!

       – Ребята, – прозвучал где-то наверху знакомый голос Софьи Ивановны. – Сегодня у нас только классный час, скоро для вас прозвенит последний звонок, но прежде, чем мы

спустимся в зал на линейку, нам нужно кое-что сделать. Вы помните письма, которые вы написали себе в пятом классе? Они все здесь.

       Мы почувствовали, как на коробку легли ладони классной. Сейчас мы увидим наших хозяев! Хрустнул скотч. Приподнялась крышка, и Дашкино письмо, лежавшее на

самом верху, зажмурилось от солнечного света.

       – Что там? Что там? – затолкались мы.

       – Вижу потолок. На нём нет ламп, а только какие-то большие встроенные глазки. И они светят. Вижу край доски. Нет, это не доска это огромный плоский экран. Вижу цветы

в высокой вазе. А Софья Ивановна теперь красит волосы в рыжий цвет! Ой!

       Это классная достала Дашкино письмо:

       – Даша Миронова, держи.

К учительскому столу протукали Дашкины подпрыгивающие каблучки.

       – Моя очередь, – заволновалось Ромкино письмо. Теперь оно было верхним.

       – Роман Хвостов.

       Софья Ивановна вынимала нас из коробки бережно, словно древние свитки, и раздавала ребятам. Мы с трудом узнавали своих хозяев. Дашка оказалась высокой, у неё

не было никакой косы, и светлые прямые волосы едва доставали до плеч. Люська Капелькина посерьёзнела, Ленка Пиманова так и осталась добродушной пышкой, только

увеличилась в размере. А Ярика Котлова письмо совсем не узнало и выпало из рук, пытаясь сбежать. Ярик выглядел как звезда экрана, и волосы у него, подобно Дашкиным,

тянулись до плеч. Письмо Максима Растягаева забрала сестра из 9 «Б» потому, что он перешёл учиться в школу с углублённым изучением литературы. Все, кто хотел, читали

нас перед классом. Смеху-то было! Особенно когда вышел Ярик Котлов. Оказывается, он теперь писал без ошибок. У Ромки Хвостова, действительно, появился свой ансамбль,

только в доме творчества. И экзамены никто не отменял…

       Наконец, в коробке осталось единственное письмо, то самое, что лежало на дне и ни с кем не разговаривало. Софья Ивановна вынула сложенный тетрадный лист.

       – Ребята, это письмо Никиты Соколова.

В классе повисла звонкая тишина.

       – До сих пор не верится, – проговорила Софья Ивановна. – Ушёл на зимние каникулы и не вернулся. Мне кажется, вы не будете против, если я его открою.

       Мы все превратились в слух, а классная надела очки и, немного помолчав, побежала глазами по строчкам:

       «Ребята, привет! Если моё письмо читает Софья Ивановна, то меня с вами нет. Не волнуйтесь, со мной всё хорошо. Просто, так было надо. Дашка, не плачь! Рёв не берут в

актрисы, а как же тогда Большой драматический без тебя? Я серьёзно, Миронова.  Я должен был написать письмо себе. Но я не знаю, что будет со мной. Зато я знаю

кое-что про вас. Честное слово!

       Капелькина, из тебя получится хороший стоматолог.

       Ленка Пиманова, когда тебе придётся выбирать между воспитателем и учителем, вспомни, что есть ещё и вожатые. Поняла?

       Макс, фантастика – это, конечно, интересно, но не удивляйся, если однажды ты начнёшь писать детские книжки.

       Ярик побывает на Лимпопо и на острове Пасхи и снимет об этом фильмы.

       Ромка, я знаю, что тебе отдадут мою гитару. Однажды ты станешь крутым рок-музыкантом и даже напишешь рок-оперу о путешественниках в прошлое. Только про

переходы во времени ты ошибёшься, всё происходит по-другому, и из прошлого возвращаться труднее, чем из будущего. Но если меня с вами нет, то я вернулся».

16ШК мака

 

 

СКАЗКА О МИШЕ И ВОЛШЕБНЫХ КАРАНДАШАХ

Елена Понкратова

Миша любит рисовать,
Всё на свете представлять.
Речку, лес, собаку, дом,
Нарисует, а потом
Он в уме их оживляет
И с картинками играет.
Только чудищ, вот беда,
Он рисует иногда.

Как-то раз под день рождения,
Засыпая, на мгновение
Он представил: что желается —
Всё на свете исполняется.
И, волнуясь, от души
Пожелал карандаши.
Только чтобы не простые,
А волшебные, такие,
Чтоб предметы и детали
На рисунках оживали.
Так подумал Михаил,
Тут и сон его сморил.

Вот, проснувшись, в день рождения,
Он увидел с восхищением,
Что в коробочке чудесной
С ярким бантиком прелестным,
В ряд лежат карандаши.
До чего же хороши!
Он схватил их с нетерпением,
Видит надпись: «С Днём Рождения!»

Мальчик быстро листик взял
И пейзаж нарисовал:
Солнце, облако, цветы
Небывалой красоты,
Пруд, два лебедя в пруду,
Лес вдали. И на беду —
Возле леса чудищ страшных,
Острозубых и ужасных.
Посмотрел, и в тот же миг
Лес пред мальчиком возник.
Настоящий! Всё всерьёз!
Где страшилы? — вот вопрос!
Коль настигнут, нападут —
И костей-то не найдут.
Что же делать? Как же быть?
Как страшилищ победить?

Вдруг из леса вышел старец,
Вечный странник и скиталец.
К мальчугану подошёл
И беседу с ним завёл:
— Миша, знай: о чём мечтаешь,
Что, играя, представляешь,
Всё в пространстве оживает,
Никогда не умирает.

Мысли чёрные, плохие
Злом к тебе вернутся в силе,
Мысли светлые, с любовью,
Тоже все живут с тобою.
Мыслью ты миры творишь.
Помни: всё что говоришь,
Представляешь и рисуешь,
Сам прочувствовать рискуешь.
И не важно, что пока
Мысль в пространстве не видна.
Ведь энергия и мысль
Улетают в Вечность, ввысь!
Там они не пропадают,
А момента ожидают,
Чтоб вернуться к нам обратно.
Получать любовь приятно.
Ну, а зло куда девать?
Зло не надо создавать,
Чтоб оно не возвратилось,
Со своим творцом не слилось.

Миша плачет:
— Я не знал,
Что навеки зло создал.
Что же делать мне, отец?
— Понял? Значит, молодец!
Знать, не зря тебя учил.
Чудищ тех, я приручил,
Жить теперь без зла старайся,
А за прошлое — покайся.
Лишь энергия добра
Зло развеет без следа.

Смотрит мальчик, к ним выходят,
Глаз своих с него не сводят
Те, кого он рисовал
И, играя, представлял.

Мише стало очень стыдно,
За творения обидно.
Ведь они не виноваты,
Он их сам создал, ребята.

Миша чудищ пожалел.
Подошёл к ним, рядом сел
С покаянием, в слезах.
Вдруг исчез из сердца страх,
И в страшилищ в тот же миг
Свет его Любви проник,
Навсегда преобразил,
В добрых, светлых превратил.

Стали чудища скакать,
Прямо в нос его лизать,
Словно преданные псы.
Миша рад, но бьют часы,
Что пора домой вернуться.

— Мальчик мой, пора проснуться!
— Мама?
Бой часов умолк.
— С днём рождения, сынок!
Обняла, в глаза взглянула.
И с улыбкой протянула
Ту коробочку чудесную,
С ярким бантиком, прелестную,
Где лежат карандаши.
До чего же хороши!
Значит, это только сон?
Отчего же слышит он:
«Не живи, дружок, беспечно.
Слово, мысли — всё навечно!»

Миша сон свой не забыл,
Лишь добро всегда творил.
В мыслях зла не допускал
И в награду получал
Он обратно Свет, Любовь,
Чтоб Творить с Любовью вновь.

   *    *    *
Сказку эту вы прочтите,
И с любовью мир творите!

 16ШК понк

 

Поздравляем авторов с публикациями!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 206 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Лидия Гусева

Поздравляю всех авторов с публикациями, редколлегию "Жар-Птицы" с наступающим Новым годом! Пусть Новый год несёт только радость и счастье в каждый...

Поздравляю всех авторов с публикациями, редколлегию "Жар-Птицы" с наступающим Новым годом! Пусть Новый год несёт только радость и счастье в каждый дом!

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением