В марте в ТО ДАР было подано 4 заявления. Принят 1 человек. За Татьяну Моркину мы голосовали ещё в феврале))) 

 

Татьяна Моркина

Анкета поступающего в ТО ДАР

 1) Ф.И.О, под которым вы зарегистрированы на сайте. Год рождения. Псевдоним, если есть. Место жительства.
Моркина Татьяна, 1984 г.р., Германия, Мюнхен.

2)Образование.
Магистр филологии, Гос. Институт русского языка им. А.С. Пушкина
3)Дополнительное или основное литературное образование: институт, курсы, семинары. Членство в других лит.союзах.
Трижды выпускница Мастерской Анны Никольской, участница разных литературных курсов (издательство «Астрель», CWS и других)
4) Книги, год издания, какими издательствами изданы. (За счёт издательства, на гранты, за свой счёт)
Изданных книг нет, заключен договор на издание первой книги.
5) Публикации. Если публикаций много, указать их число, например: «Более ста публикаций в различных журналах для детей: «Мурзилка», «Костёр», «Весёлые картинки» и др., более ста сборников по результатам конкурсов, и пр.
Журнал «Простокваша» (2020), «Качели» (2020), «Вверх тормашками» (2021).
6) Победы и лауреатство в лит. конкурсах.  Значимые литературные награды (грамоты, полученные в текущих сетевых конкурсах на других  лит. порталах, не указывать)
Полуфиналист конкурса «Короткое детское произведение» издательства «Настя и Никита» (2020), полуфиналист конкурса «Берег детства» (2020), лауреат Гайдаровского конкурса (2020)

7) Особенности творчества, хобби, музыка, рисование.
Пишу для детей и подростков короткую прозу и стихи. Увлекаюсь горными походами, правополушарным рисованием. Много путешествую.
8) Чем можете помочь объединению: 

        а) работать в редколлегии

        б) работать в жюри конкурсов

        в) работать с детскими произведениями.

        г) наладить связи с местными издательствами и журналами для детей, чтобы приобрести новых партнёров (издательства, журналы)

        д) Наладить связи с администрацией своего города, области, для участия в фестивалях, писательских десантах, благотворительных акциях, подготовке тематических сборников.

        е) Наладить связь с детскими садами, библиотеками в своей области или городе, для закупки в библиотеки, в ДУ, в детские дома наших книг, нашего журнала «Аватарка»

        ё) Помочь со спонсорской помощью или самому добровольно перечислять какую-то сумму на счёт объединения.

Помочь могу с пунктами а, б или в, но нужно знать детали (когда именно, как часто, сколько времени на это потребуется).

 

Диплом лауреата Гайдаровского конкурса 2020

Страшная тайна фрау У

Когда тебе двенадцать, летние каникулы в родном городке могут показаться очень даже скучным мероприятием. Друзья и знакомые разъезжаются по морям. Любимая секция скалолазания закрыта. И вообще, такое чувство, будто всех пригласили на вечеринку, а про тебя забыли.

Но со вчерашнего дня все по-другому.
Вчера я узнала, что Надин тоже остается в городе. Ура!

Надин — моя школьная подруга и соседка. Ее семья живет в небольшом бунгало в трех минутах от меня. Когда говорят «бунгало», мне всегда представляются джунгли, дикие животные, тропические дожди — приключения, одним словом. Но по словам папы, в Германии так называют одноэтажные дома c плоской крышей.

У Надин исключительная фантазия. Она постоянно что-то придумывает. В прошлом месяце, например, ей в голову пришло смастерить НЛО. И мы, конечно, смастерили! Поместили фонарик между двух одноразовых тарелок и сфотографировали это сооружение в полете. Фото послали в местную газету, и к нам даже приезжала журналистка с настоящим микрофоном. Я потом вырезала ее статью, она называется «Правда или утка?»

Теперь же Надин решила стать великим сыщиком. И раскрыть парочку запутанных дел, пока остальные греют животы на море.

Каждый день мы встречаемся на крыльце моего дома и тренируем наблюдательность. Ведь именно это качество, по мнению Надин, отличает успешного детектива.
— Откусите мой локоть, ты что, еще спишь? — кричит подруга ни свет ни заря у меня под окном.

Колокол на кирхе[1] только что пробил восемь. Я еще и вправду не совсем проснулась, точнее, совсем не проснулась. А Надин, судя по голосу, уже готова к приключениям.
Мы с ней вообще, как плюс и минус, даже во внешности. Надин рослая и длинноногая — мне бы наоборот, всюду ходить со складной лестницей. У нее кудрявые волосы — у меня прямые. Она может говорить двадцать четыре часа в сутки, даже во сне, — я, наоборот, чаще молчу. Но мы все равно лучшие подруги.

Я выползаю на крыльцо и тренировка начинается.
Улица перед нашим домом — самая спокойная в мире, из происшествий здесь только упавшие раньше времени каштаны. Поэтому мы практикуемся на соседях.

Вот мимо нас вышагивает старичок Штефан, ведя на поводке кошку Инди. Надин отводит от лица надоедливые кудряшки, внимательно смотрит на него и объявляет:

— Откусите мой локоть, если он не из булочной!

— Конечно, — хмыкаю я. — У него в руках бумажные пакеты!

— Нет! Когда он идет из булочной, у него особая походка. Будто он при каждом шаге чуть взлетает.

— Радуется, наверно, что сейчас нальет себе кофе и будет наслаждаться свежими круассанами в саду.

Вот пробежала соседская собака Лайка. Надин прищуривается:
— Фрау Шульц сегодня опять не здоровится, видишь, Лайка гуляет одна?
— А может, Лайка почуяла кошку и вырвалась? — робко предполагаю я.

И скоро следом за беглянкой, голося на всю улицу, ковыляет ее престарелая хозяйка, а где-то вдалеке слышится собачий лай. Похоже, Лайка преследует очередную хвостатую жертву.

— А тут что скажешь?

К дому приближается другая наша соседка — фрау У.

— Ну! — закатывает глаза Надин. — Здесь не надо быть великим сыщиком, чтобы понять: она явно скрывает страшную тайну!Видишь, как злобно сверкают у нее за очками глаза!

Фрау У, действительно, довольно мрачная особа. Ни разу не видела, как она улыбается. И эта странная манера в любую погоду ходить в темных очках на пол-лица, закутавшись с ног до головы. Будто чехол на диван надели. 

Мы провожаем фрау У взглядом, и я почему-то вздрагиваю от шума захлопнувшейся за ней двери.

— А это еще что? — Надин указывает на бумажки, валяющиеся на земле возле мусорных баков загадочной соседки.

— Зачем тебе? — пожимаю я плечами.

— А затем, что это улика! — Надин, как пантера, прыгает к крыльцу фрау У.

— Там, наверно, список покупок или билет в метро, — кричу я ей вслед.
Надин с добычей возвращается на наш наблюдательный пункт.
— Умоляю... по...точите, — как паззл, соединяет она два клочка бумаги.

— Поточите? — заглядываю я ей через плечо.

Минуту мы молчим и рассматриваем каракули.

— Помогите! — вырывается у обеих одновременно.

Надин вскакивает и начинает бегать туда-сюда. Время от времени она выкрикивает:

— Я так и знала! Все неспроста!

Ее глаза сияют так, будто объявили, что каникулы продлятся еще три месяца.

— Подожди-ка, здесь есть еще! — она лихорадочно пытается совместить еще два клочка.

— О-на дь...дья-вол!

— Что? — я тянусь к бумажкам, — так и написано?

— Смотри сама!

Действительно. Сомнений нет. «Она дьявол».

— Умоляю, помогите. Она дьявол! — шепчу я, и по спине у меня будто мышиная семья пробегает.

— Нельзя это так оставлять! Мы должны узнать правду! — кричит Надин.

Она такая: готова ввязаться в любую заварушку. Эх, мне бы быть такой же бесстрашной!

— Михи, не спать! — возвращает к реальности голос подруги. — Нам нужен план! 

Михи — это я. Вообще-то меня зовут Михаэла, но Надин зовет меня так. Ну, Михи так Михи, мне не обидно.

— Какой еще план?

— План расследования, конечно!

Похоже, каникулы обещают быть очень интересными.

***

Дождь заставляет нас переместиться в мою комнату.

— С чего начнем?

Я привыкла, что Надин у нас заводила. Я обычно выслушиваю ее фантастические замыслы, иногда критикую для вида, чаще просто соглашаюсь. У нее голова работает  — закачаешься!

— Конечно, вот с этого! Та-да-ам! — Надин эффектно раскрывает двери моего одежного шкафа.

— С чего? — недоумеваю я.

— Каждый уважающий себя сыщик должен иметь при себе что? Точнее, на себе. Яркую де - таль! Деталь — это ужасно важно! — учительским тоном декламирует Надин, поправляя на переносице воображаемые очки.

И она вытаскивает из недр шкафа, будто из пасти огромного доисторического животного, мою старую кожаную куртку. Критически осматривает ее и кидает на пол. 

— А по-моему, наоборот, сыщик должен быть неприметным, — бубню я.

Но Надин не слушает, она увлечена образами. 

В течение следующего часа на сцене появляется Надин в черной шляпе, Надин в меховой жилетке, Надин с карандашом в волосах и Надин с детским рюкзаком-пумой. 

Моя подруга недовольна. По ее словам, у меня в шкафу ярких деталей меньше, чем шерсти на ступнях бабуина.

— У него там нет шерсти? — удивляюсь я.

За это время я успеваю набросать примерный план, что и как мы можем исследовать.

— Первое — гараж. Второе  — сад. Третье — дом.

— Гениально! — вопит Надин и падает на кровать.

— Думаешь?

— Начнем с гаража. Зачем он вообще нужен человеку, у которого нет машины?

***

 А ведь это очень даже правильная мысль! Фрау У ездит на велосипеде или ходит пешком. И тем не менее гараж у нее есть. 

— Я придумала! — Надин лежит, свесив голову с кровати. Она вниз головой уже минут двадцать, типа так лучше в мозг проникают идеи.

— Напротив ее гаража что? Правильно! Тоже гаражи! А еще что? Подземный переход.

— И?

— Пойдем, на месте покажу! Дождь закончился.

Она спрыгивает с кровати и тащит меня за собой на улицу.

Чуть поодаль от гаражей действительно начинается подземный переход. И по мнению Надин, можно устроить наблюдение на перилах спуска. А гаражи напротив послужат отличным прикрытием.

— Хм-м, — чешу я в затылке.

Что-то мне не очень хочется торчать на перилах, рискуя в любую минуту свалиться с двухметровой высоты и вызывая к тому же странные мысли у прохожих.

Но Надин настроена оптимистично.

— Все получится! — говорит она уверенно.  — Давай! Сначала ты, потом я.

Я ставлю ногу на скользкие после дождя перила, хватаюсь рукой за шершавую стену гаража, стараясь не смотреть вниз. Надин остается сзади и подбадривает меня. Воробьиными шажками продвигаюсь вперед и выглядываю из укрытия. 

— Супер! — доносится сзади.

Осмелев, я вытягиваю шею еще дальше и вдруг слышу:

 — Михаэла?
Верчу головой по сторонам. Вот черт! По переходу семенит фрау Носке, математичка. И почему она не на море?
— Что ты здесь делаешь, Михаэла?

— Э..э... — оборачиваюсь за поддержкой к Надин, но она отвернувшись, болтает по телефону.
По телефону! В такой момент!

— Э...моя...мой змей...воздушный...упал на крышу, — лепечу я.

— На крышу? — лицо математички озабоченно вытягивается. Вообще-то она добрая, фрау Носке. Но мне сейчас ее доброта как ежу купальная шапочка.

— Куда именно он упал?

— Туда! — машу неопределенно рукой и в этот же момент замечаю, что к гаражам идет себе не спеша та, кто нам нужен. Фрау У! Что же мне делать? Бросаю испепеляющий взгляд на Надин, она все еще стоит отвернувшись.

— Давай я … — начинает было математичка.

— Э...Э....Спасибо..э..э.Томас! Спасибо большое! — кричу я и машу в пустоту за гаражи.

Фрау Носке приподнимается, чтобы увидеть спасителя змея, но я ее опережаю:

— Теперь все в порядке. Его уже сняли. Спасибо.

К счастью, математичке этого достаточно, она прощается и продолжает путь.

Фу-ух.
Чувствуя внезапную слабость, я наваливаюсь на стену. Одновременно всматриваюсь в разинутую пасть гаража фрау У. Соседка уже возится в глубине, и ее не видно. Минуты тянутся очень долго, у меня затекает шея, а ноги начинают дрожать.

Но вот подозреваемая появляется. В руках у нее большая черная сумка. Вот она тянет вниз трескучую дверь-шторку. Закрывает замок. И спокойно удаляется. А я так и остаюсь, прилепившись к стене, не в силах пошевелиться.

Потому что в самую последнюю секунду я успела разглядеть внутри человеческий силуэт.

Кто-то остался стоять за закрытой дверью гаража нашей соседки фрау У, у которой и машины-то нет!

***

— Давай рассуждать логически! — Надин тянет сквозь трубочку молочный коктейль и внутри стакана у нее что-то бурлит и лопается. Будто молоко, не выдержав эмоций подруги, пытается спастись бегством.

Мы снова в моей комнате.

— Давай, — меня до сих пор слегка трясет от пережитого.
Как-то я не была готова к такому серьезному повороту событий. Это все равно как смотришь ужастик в кинотеатре, а потом находишь у себя в рюкзаке отрезанный палец.

— Кого можно прятать в гараже? Мужа? Врага? А может, — Надин прищуривает глаза, отчего сразу становится похожа на нашу кошку Мелиссу перед атакой. — Она похищает людей? И держит там, требуя выкуп? Точно! А на теле у нее тату с именами жертв! Свободного места уже не осталось, поэтому ей и нужно все время прятаться под платками!

— Почему тогда тот, кого я видела, не кричал? Не бросился на нее, не выбежал?

— Хм-м,  — хмурит брови Надин.  — О, поняла! Это он — страшный преступник. А она — сообщница! Они много лет воровали картины из музеев и их разыскивают по всему миру. А в гараже он живет потому, что очень скучает по любимому мерседесу-кабриолету.

Я морщусь, будто на язык попала незрелая ежевика.

 Надин смотрит на меня с сожалением и начинает бегать туда-сюда по комнате. 

Минуту она бегает молча, потом поднимает указательный палец:

— У меня есть план!

От этих слов мне становится не по себе.

— Смотри, что там у тебя было? Гараж — сад — дом? Сегодня вечером твоих не будет, так ведь?

— Да, — осторожно соглашаюсь я.

Мой папа — главный врач одной из крупных клиник. Им с мамой часто нужно присутствовать на разных благотворительных мероприятиях, а сегодня как раз одно из них. Ко мне обычно приходит Марта — мамина знакомая старушка — «присмотреть за ребенком» (хотя еще вопрос, кто за кем присматривает). Марта глуховата и любит смотреть мыльные оперы. Так что обычно Надин тайно остается у меня допоздна, а потом я ее тихонько провожаю под громкие рыдания и вопли, доносящиеся из гостиной.

Но похоже, на этот раз моя подруга задумала нечто более интересное, чем просто посиделки с чипсами и мультиками.

— Сегодня! — трубит она. — Нас ждет следующая серия детектива «Страшная тайна фрау У»! В которой отважные сыщицы Надин и Михи (срочно придумать псевдонимы) ведут наблюдение прямо под носом у опасной преступницы — в ее собственном саду!

***

Поздно вечером того же дня мы с Надин крадемся вдоль забора. Сердце бьется так, будто сейчас выскочит из груди и поскачет мячиком по дороге.

Сад фрау У находится совсем рядом. Огромные ели скрывают его от чужих глаз. И потому остается единственная возможность что-либо разузнать — забраться на живую изгородь из туи со стороны улицы. К счастью, рядом всего один фонарь.
Возле сада соседки Надин тормозит:

 — Давай ты, а потом я.

 — Твоя же очередь, я в прошлый раз лазила! — возмущаюсь я.

 — Хорошо, но тебе придется меня подкинуть.

Подкинуть! Надин выше меня почти на голову, и ноги у нее, как у страуса, — длинные и мускулистые. Если она будет карабкаться по мне, словно белка по пальме, это закончится плохо.

— Я тебе помогу! — подруга подставляет сплетенные пальцы.

Я молча лезу вверх, оттолкнувшись от ее рук. Пальцами хватаюсь за жесткую тую, которая в вечернем сумраке похожа на ощетинившееся животное. Минута — и я наверху.

В саду фрау У, оказывается, очень красиво. Круглый фонарь в траве, словно гигантский светлячок, освещает маленький пруд, столик и фигурку будды. Еще один светильник — оранжевый гном — прячется в кустах.

— Ну, что там? — доносится шепот Надин.

— Ш-ш-ш! — шиплю я.

Пусть помается теперь там, внизу.

Еще раз не спеша оглядываю весь сад, стараясь ничего не упустить. Коротко стриженый газон, в углу высокое дерево, кажется, яблоня, а по периметру розовые кусты. Журчание воды в пруду успокаивает и навевает самые мирные мысли.

И вдруг справа, на соседнем участке, под чьими-то шагами шуршит гравий. Я пригибаюсь как можно ниже к изгороди. Хруст становится громче.

— Инди, инди, где ты? — слышу я знакомый голос.

Вот черт! Это Штефан, его сад как раз рядом. Непоседа Инди периодически убегает из дома, и тогда ее разыскивают по всей округе. Неужели Штефан и сейчас выйдет за ворота? Тогда мы пропали, он сто процентов нас заметит!

— Я вниз! — шепчу я в панике Надин.

— Инди, это ты? Куда ты там забралась, негодница? — голос Штефана уже близко, слышно, как он возится у садовых ворот.

Я бросаю последний взгляд на сад фрау У и кубарем скатываюсь с забора. Мы с Надин мчимся, как вспугнутые хищником антилопы, пока не останавливаемся у нашего дома. Отдышавшись, бесшумно проскальзываем внутрь, добегаем до моей комнаты и падаем, беззвучно хохоча на пол. Из гостиной тоже доносится смех Марты.

— Инди, Инди! —передразниваю я Штефана.

— Мяу, милый Штефан! — отвечает мне в тон Надин.

Мы корчимся на полу.

— Слушай! — внезапно я перестаю смеяться. —У нас можно купить кокосы? Целиком?

— Да, а зачем тебе? — Надин подозрительно смотрит на меня.

— А иначе зачем держать на столе в саду топорик? Такой, знаешь, с широким лезвием?

Я почему-то начинаю запинаться. Надин смотрит на меня широко открытыми глазами, не мигая.

***

— Мне, пожалуйста, кокосовое и ореховое. В рожке, — заказываю я у прилавка «Ледяного Сильвио» — итальянской кафешки недалеко от дома.

Витрина манит разноцветными горками и чудесными названиями: лимонный сорбет, земляничная радость, голубая лагуна. Сильвио зачерпывает мороженое круглой ложкой, и в лотке остается широкий след. Он напоминает облака, размазанные по небу.
Надин берет шоколадное с карамелью, и мы садимся на улице за тонконогий столик.
Минуту молча едим, я — ложечкой, Надин — языком. Только сам хозяин подает мороженое, как мы называем, «в гнезде» — с широким ободком вокруг рожка. Так получается вдвое больше. 

— Ита-ак, — начинает подруга.

И с этими словами из меня улетучивается беззаботность. В голову опять возвращаются мысли о фрау У и ее тайнах.

— Может, расскажем уже родителям? — робко предлагаю я.

—Ты что! — шипит Надин и оглядывается. — Какие родители! Это наше расследование! Они вызовут полицию и все испортят!

— Полицию? — вздрагиваю я.

— А то! —хищно улыбается Надин.

Повисает молчание.

 Я перебираю в памяти образы вчерашнего вечера. Сегодня при свете яркого солнца, когда на языке тают нежные сладкие льдинки, все кажется неправдой. Сумрак, сад фрау У и топорик на столике возле пруда, тускло поблескивающий в свете садового фонаря. 

— Может, мне показалось? 

— Показалось? — кричит Надин так, что младенец в коляске через улицу вскидывается в плаче.

— Ничего тебе не показалось! Это просто очередная улика, доказывающая, — она сбавляет тон, — что мы на правильном пути. На сегодня назначаю совещание. На нашем обычном месте.

И Надин решительно хрустит вафельным рожком.

***
— Слушай, может, хотя бы записку оставим? Типа, в нашей смерти просим винить....бла-бла-бла.
— Давай! — просияв, мигом соглашается Надин.

Мы роемся в карманах, но ни одной подходящей бумажки нет. И ручки тоже нет. Сложно найти бумажку и ручку, если сидишь на кладбище. Да-да, «наше место» — это старое кладбище недалеко от дома. Мы всегда обсуждаем тут дела и делимся секретами. Здесь уж точно некому подслушивать.

— Походим поищем?
— Ага, местным канцелярские товары очень нужны! — я плетусь за Надин.

Это кладбище мы знаем с детства, как свои пять пальцев. Оно закрыто давным-давно и народу здесь почти не бывает.
Вот надгробие фрау Вайс, это прабабушка Вероники Вайс, которая учится с нами в одном классе. Выскочка эта Вероника, надо сказать....А вот Джузеппе Сальятини, дедушка итальянца Марко, что живет с нами в одном доме. А вот...

Что такое? Свежая могила, совсем недавно выкопанная. Даже забор поставить не успели.
— Винсент У, — читаем мы с Надин хором.
Ветер доносит жужжание пчел за воротами кладбища. И кажется, слышно, как становятся дыбом волоски у меня на руках.
— Мы на пороге раскрытия страшного-страшного преступления, дорогая Михи! — рвет тишину шепот Надин.

Совсем еще не старый мужчина с фотографии на черном надгробии смотрит на нас напряженно и выжидающе.

***
— Нет, нет и еще раз нет! — мотаю я головой, решительно крутя педали. Мы несемся с кладбища домой на велосипедах.
Это уже ни в какие рамки не лезет! Топорики, спрятанные в гараже люди и вот — на тебе! — свеженькие трупы.
— Нам точно нужно все рассказать! — твержу я в сотый раз.
— Михи, умоляю, это заявка на успех! — в сотый раз возражает Надин, увеличивая скорость. — Нам сказочно везет! Никто еще так рано не начинал свою карьеру сыщика! Удача сама, буквально.... прыгает на нас. А ты ее мухобойкой!

Надин не на шутку разогналась. Ее велосипед несется вскачь, не разбирая дороги.
— Чем?
— Му-хо-бой-кой! — кричит моя безбашенная подруга и прыгает через бордюр.

Велик под ней негодующе всхлипывает. И в следующую секунду Надин, не удержавшись, хлопается на одну сторону, а ее несчастный транспорт, жалобно тенькнув звонком, — на другую.

— Вот видишь! — я спрыгиваю и помогаю ей подняться. — Это знак. Не стоит больше упорствовать!
— Михи! — Надин полна решимости бороться дальше. — Откусите мой локоть, если нас остановят препятствия!

И с этими словами она седлает велосипед. Эх, я бы точно увидела в этом дурной знак. А она — молодец, на сдается!

Минуту едем молча.
— Ну, ладно, — вздыхаю я. — Закончим третий пункт плана и тогда — обещай! — все расскажем.
—Йу-ху! — Надин победно жмет на звонок.

Доехав до дома, мы бросаем велосипеды у крыльца.
— Надо, как следует, все продумать. Последним пунктом у нас стоит дом, если я не ошибаюсь, —я усаживаюсь и начинаю ковырять палочкой нагревшийся асфальт.
— Ага! И знаешь, что мы сделаем? — глаза Надин блестят. — Мы залезем на крышу, а оттуда на чердак!
—Э... — мычу я. — Крыша? Чердак?

И зачем я согласилась на этот третий пункт?
— Потому что! — Надин воинственно поднимает указательный палец. — Все преступники прячут самые страшные улики где? На чердаке! А как туда попасть? Конечно, с крыши!
— Ага! А если окно на крышу закрыто?
— А если нет? — Надин забирает у меня палочку и подбрасывает ее вверх.
— Может, лучше переодеться трубочистами? Они же лазят проверять каминные трубы.
— Хм-м....практично, но не романтично! — решает Надин.
— Зато очень логично! Правда....трубочист у нас в квартале всего один, герр Шварц, и он в этом году уже приходил.
— Вот видишь! — торжествует Надин — Значит, крыша!
— Главное, чтоб не крышка.

Если бы тогда я знала, что случится завтра, я поняла бы, что неспроста моя подруга свалилась с велосипеда. Но Надин я привыкла верить больше, чем интуиции.

***
Вечер следующего дня застает нас в полной боевой готовности. Мои родители снова ушли, на этот раз в ресторан. Не стоило больших трудов убедить их в том, что в интересах семьи им нужно больше времени проводить вдвоем.

Надин уже у меня, из гостиной доносятся выстрелы и хруст — Марта смотрит детектив, заедая его солеными орешками.

Крадучись, мы поднимаемся по лестнице на второй этаж. С помощью длинной палки с крючком на конце, похожей на удочку, подцепляем люк на чердак и открываем его.
— Откусите мой локоть! — Надин стучит по фонарю.
— Что там?
— Он не включается!

Надин неистово жмет на кнопку, но света нет. Похоже, фонарь решил остаться дома.
— Что теперь делать? — пугаюсь я.
— Ничего!Будем светить телефонами.
— Телефонами?
— Ну, мы же не дадим себя остановить какому-то глупому фонарю!

Точно! Я решительно заношу ногу на ступеньку, отгоняя от себя мысли о плохих знаках.
Когда мы уже почти на чердаке, снизу вдруг слышится:
— Михаэла! Ты не спишь?

Вот черт! Старушка Марта!
— Что ей надо? — шипит негодующе Надин.

Я поспешно сбегаю вниз по лестнице. Еще не хватало, чтобы Марта застукала у меня подругу. Она ведь думает, что я в своей комнате, готовлюсь спать.
— Что-то с телевизором сегодня! Барахлит! —разводит Марта руками, с надеждой глядя на меня поверх очков.
Я осматриваю телевизор. Что за черт? Изображения нет. Шнур, вилка, розетка — в порядке. Честно сказать, ремонтник из меня никакой, телевизор у нас исключительно предмет мебели. Выдергиваю шнур из розетки, снова втыкаю, жму кнопки, трясу пульт. На экран будто черное покрывало накинули.

— Не понимаю! — чуть не плачу я.
Там, наверху, меня дожидается боевая подруга-сыщица, а без телевизора Марте будет нечем заняться. Все пропало!
— На самом интересном месте! — горестно вздыхает старушка.
— Ага!—с тоской подтверждаю я.
— И картина была такая замечательная, про Аббу! Детектив закончился, и слава богу!
— Абба? —вдруг мне в голову приходит одна мысль. — А вы читали книгу эту...ну, где все-все о них?
— Какую?

Я несусь со всех ног в кабинет, роюсь в книгах. Вот она! «Абба, история легенды».

Лечу в гостиную и вручаю Марте свой трофей.

Она надевает очки:
— Не читала, надо же! Вот спасибо!
— Ага, а я вам сейчас и радио включу, садитесь сюда.
— Спасибо, Михаэла, ты меня утешила, — радуется старушка, опускаясь в кресло.
Я налаживаю радио погромче, говорю бодрым голосом:
— Ну, спокойной ночи, я, пожалуй, пойду!

— Иди, иди милая. Спасибо тебе! — шлет Марта мне воздушный поцелуй.

Фу-ух. Кажется, пронесло.
— Вы что там, чай распивали? — негодующе шепчет Надин, когда я снова у люка.
Я только машу ей, мол, пошли уже.

Наш чердак похож на чудовище, которое когда-то было ого-го, а теперь вышло на пенсию, мирно дремлет со связкой старых журналов и подрабатывает сторожем зимних вещей. Из опасного только шершавые деревянные балки наверху, того и гляди треснешься головой. Пригнувшись, мы торопливо заканчиваем приготовления. На талии у нас веревки, которые связаны крепким узлом. Мне нравится, что мы в такой связке, будто собираемся покорять Эверест.

На этот раз Надин идет первой, я вылезаю на крышу следом за ней. Мы медленно ползем на четвереньках вперед по коньку. Ох, и неудобно же лазить по крышам, должна я вам сказать. Жаль, что я не кошка Мелисса, она бы справилась с этим заданием в два счета.

Городок утонул во тьме, колокол на кирхе недавно пробил половину одиннадцатого. В такое время у нас уже никто не ходит по улицам, все заперлись по домам. Молоденький месяц, словно ноготок младенца, завис прямо над нами и укоризненно качает рожками.
— Ну, нам же надо разузнать, в чем тут дело, —оправдываюсь я перед ним.
Словно в ответ веревка больно врезается мне в бока.
— Чего ты там? — шипит Надин.

Она уже далеко. Я осторожно двигаюсь за ней следом, проползаю мимо каминных труб, и вот мы обе на крыше фрау У.
Окно на чердак здесь гораздо ниже, чем у нас. Надо спуститься почти к краю.

Надин уверенно ложится на живот и скользит вниз.
— Осторожно! — боюсь я за нее, вдруг шмякнется? Лететь невысоко — второй этаж, но все равно страшно.

Она, не оборачиваясь, спускается все ниже, к чердачному окну.

Я держусь одной рукой за конек и тоже ложусь на живот.
— Открывается! — слышен ликующий шепот Надин.

Ура! Нам все-таки ужасно везет в наших безумных затеях. И это несмотря на все знаки, предупреждения....

Темная тень вдруг бесшумно проносится мимо меня. Потом обратно! Лица коснулось что-то жесткое, кожаное. Что за чертовщина? И вдруг крылатый монстр кидается мне на грудь! Я вскрикиваю, пытаюсь закрыться руками и, выпустив спасительный конек, кубарем качусь по крыше. Прямо на Надин.
— А-а-а! — несемся мы клубком вниз.

Приземляемся на открытую маркизу и, прорвав ее, валимся на цветочную клумбу перед домом.

Тишина. Потом Надин начинает шепотом ругать меня, на чем свет стоит. А я тщетно пытаюсь подавить в себе нервный хохот. Он, как джинн из бутылки, вырывается наружу одиноким «Гы-ы».

В доме загорается свет и на балконе появляется фигура. 

— Кто здесь?! — в голосе фрау У нет испуга, скорее, удивление.

Я глупо молчу, уставившись на соседку снизу. В свете, бьющем из открытой двери, я впервые вижу ее без очков и платка.

***
— Со мной все в порядке! — доносится из коридора женский голос.

А вот со мной — нет. Несмотря на то, что мы с Надин отделались парой царапин, ужасно стыдно сидеть здесь, в доме фрау У. Будто мы какие-то преступники.

Смотрю на Надин. Она бродит и фотографирует все на телефон, как и положено настоящему сыщику. Мы в гостиной, а хозяйка у входной двери разбирается с полицией. Какие у нас все-таки сознательные соседи!
— Ой! — Надин чуть не роняет огромный вазон (кажется, это так называется?).

Я видела подобные только в музеях. И вообще, дом фрау У изнутри очень напоминает старинный замок. На стенах черные обои с позолотой. Всюду картины в потемневших рамах и подсвечники.

— Откусите мой локоть! —шепчет в восторге подруга. Она разглядывает огромную расписную шкатулку на стеклянном столике.
— А тут, смотри, сколько книг!— указывает она на шкафы.

Да, в нашей местной библиотеке меньше книг, чем здесь!
И вдруг Надин издает какой-то нечленораздельный звук.
—Что? — подскакиваю я.
Нервы и так на пределе.

Но она мычит, зажимая рот рукой и тычет в книги.

Я подхожу к полке, пробегаю глазами корешки: «Убийство в летнем экспрессе» какой-то Маргариты У. Рядом, ее же, «Последний день графа Галоппини». И еще. Целая полка книг этой Маргариты У! Любимая писательница фрау...И тут до меня доходит! Это же....
— Ну, что? Пришли в себя? — возвращается хозяйка.

Я глупо таращусь на ее светлые короткие волосы и белую кожу. Ни одной татуировки, ни одного тайного знака, вопреки мечтам Надин, даже ни одной родинки! Перевожу взгляд на книжную полку.

— Да, это мои книги, — кивает соседка. — Я вот уже двадцать лет пишу детективы.

***

Я иду по парку, шурша листьями, и улыбаюсь. В голове все еще крутится:
— Михаэла, молодец, у тебя есть стиль!

Уже месяц я хожу в литературную студию, которую ведет фрау У (кстати, фамилия у нее совсем не У. Ее зовут Маргарита Уттельсбах, У — это творческий псевдоним). Писательница решила организовать такой кружок после нашего летнего нашествия.
Может, у меня тоже что-нибудь получится? Я завела блокнот для разных умных мыслей. Фрау Маргарита говорит, что идеи могут настигнуть, где угодно. Поэтому она постоянно носит с собой листочки для записи. Именно их мы с Надин и нашли тогда у ее крыльца.

Соседка вообще очень смеялась в ту ночь, когда меня напугала летучая мышь и мы свалились с крыши. Все оказалось совсем не так, как мы думали.
Тот, кого я видела в гараже, был неживым. В смысле, даже не человеком.
Дело в том, что фрау У часто покупает старые вещи и разные необычные штуки. Покупает, пишет о них, а потом продает. И хранит все это в гараже. Я увидела тогда манекен, который нужен был для детектива об ограблении магазина одежды.
Мы вместе потом ходили в этот гараж. Там и старинное пианино, и люстра из дворца короля Людовика, и бальное платье — чего только нет! И все настоящее.

А очки, платки и длинную одежду соседка носит, потому что у нее аллергия на солнце. С рождения. А вечером и ночью, когда солнца нет, она может так не кутаться. Только вечером она никуда не выходит. Пишет книги.
— Тинь! —говорит телефон у меня в кармане.

Сообщение от Надин:
— Михи, у тебя есть что-нибудь блестящее и острое? У меня родилась идея!
Пишу на ходу:
— Нет. Но могу попросить у М. тот топорик из Азии, которым она режет фрукты.
Интересно, что на этот раз задумал блестящий и острый ум моей подруги?
Каникулы закончились, а приключения, похоже, нет.

[1]    Кирхе — церковь (немецкий)

 

 

1) Минаева Екатерина Сергеевна (Москва)

2) Высшее

3) В 2008 году окончила МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «Филолог. Преподаватель русского языка и литературы». В лит.союзах не состою.

4) Не издавалась

5) Публикаций нет

6) У меня нет значимых литературных наград, но 5 и 6 декабря я впервые принимала участие в Совете молодых литераторов СПР  в группе «Проза-2» и меня отметили, как человека, который дал лучшую обратную связь участникам семинара нашей группы. Мелочь, но приятно. ))

7) Я пишу короткие смешные истории для детей. Пробовала себя в разных профессиях: сборщик модульных светильников, библиотекарь в университетской библиотеке, помощник архитектора, менеджер по продажам неоновых вывесок,  агент по недвижимости, преподаватель английского языка для детей и русского языка как иностранного. Сейчас меня воспитывают трое детей, две собаки, две кошки, 38 аквариумных рыбок и муж. В свободное время люблю читать В. Берестова, Т. Рик, Сергея Седова, Анастасию Орлову, Кристину Стрельникову, В. Драгунского, Н.Носова, Ю. Коваля, Д. Хармса, Ренату Муху, Тамару Крюкову, Ксению Жукову, Марину Москвину и др. Я не могу назвать себя музыкантом, но на гитаре играю. Сын учится в музыкальной школе - играет на ударных, вот у него – да, талант. Дочка рисует. Я наблюдаю.

8) На данном этапе я не знаю, что ответить на этот вопрос. Я рада помочь, но насколько моя помощь в работе редколлегии и жюри конкурсов уместна? Ведь я начинающий автор, у меня и публикаций нет.  С детскими произведениями работать люблю. )))

 

Катя Минаева

 Рассада

 Одна старушка пошла в садовый центр и купила семена. Посеяла. У неё редиска выросла.

- Какая редиска хорошая! – подумала другая старушка, соседка первой. И тоже за семенами отправилась.

Купила семена, посеяла, и выросли из них щеночки: рыжий, пятнистый и пушистый. Бегают друг за другом, старушку за пятки кусают, тюльпаны выкопали, прищепки сгрызли и просят в блюдце молока. Не знала другая старушка, что с ними делать. И пошла к третьей старушке совета просить.

Третья старушка в магазин за семенами не ходила. У неё свои семена были. Она их посеяла, и выросли из семян внуки: внук и внучка. Внук и внучка узнали, что по соседству с ними живут три щенка и побежали на них посмотреть.

Внук взял себе рыжего щенка, внучка – пятнистого. А пушистого старушке оставили, уж очень он ей нравился. Выросла из пушистого щенка самоедская лайка и теперь хозяйку везде катает: и в магазин, и на почту, и в сберкассу, а один раз вообще в санаторий отвезла. На каникулы.

 

Брат-монстр

 У одной Леры был не брат, а монстр. То пристаёт, то обзовёт, то пятерку в школе получит. А Лере неприятно: почему у брата пятерка, а у неё четверочка какая-то невзрачная? Ух, противный брат!

Побежит Лера с братом наперегонки, а он возьмёт её и обгонит.

- Так нечестно, - Лера кричит и в слёзы!

Придут домой, брат салат к обеду начнёт резать. Лера у брата доску разделочную отнимает, нож выхватывает:

- Я тоже хочу маме помочь, а не только ты один! – и начинает огурец кромсать на четыре части.

Брат пойдёт уроки делать. Слышит, а с кухни опять ор:

- Так нечестно, он-то теперь все уроки сделал, а я-то ещё не начинала. Я же салат резала с обеда и до пяти часов вечера. Это он всё специально подстроил, не брат, а конспиратор-аферист!

И кому только Лера на брата не жаловалась, а толку никакого. Всё так же и даже хуже: быстрее Леры кнопку нажал на лифте, в «колдунчиках» водой был, а Лера нет, шоколадку Лере принёс из школы, но не такую, как она хотела, а какую-то другую, а в пятницу ещё и на концерте этюд лучше всех сыграл.

Совсем Лера расстроилась, а пожаловаться-то и некому. И так всем жаловалась. Хорошо, дедушка приехал. Рассказала Лера дедушке про брата-монстра и попросила совета, что делать и как быть. А дедушка Лере и отвечает:

- Попроси-ка ты у мамы с папой другого братика. Нового. Если этот ну уж совсем не такой, как тебе хочется.

Попросила Лера у мамы с папой другого братика. Мама с папой взмахнули волшебной палочкой, и появился у Леры новый старший брат. Взрослый, симпатичный и всё делает, как Лера просит. Не пристаёт, не обзывает, пятерок в школе не получает, салат резать не берется, к кнопке лифта – безразличен. И после концертов никто к Лере не подходит и не говорит, что её брат этюд лучше всех сыграл, потому что новому Лериному брату музыкальная школа до лампочки. Вот такой брат. Все девчонки обзавидовались.

Пока другие девчонки нового брата обсуждали, другие мальчишки Лериного снеговика на улице сломали. А новому брату что? Не обзывался, не приставал. Значит, он не при чем.

Тут Лера-то испугалась. Потому что тот прежний брат пусть был не идеальный, зато сестренку свою младшую любил больше всего на свете и в обиду бы не дал. Вернулась Лера домой и говорит родителям:

- Мама, папа, вы чего? Зачем мне другой братик? Не нужен мне другой. Пусть тот вернется.

Мама с папой взмахнули волшебной палочкой. Лера ждёт. И раз – ничего не происходит. Второй раз взмахнули. Лера даже губу закусила от волнения. Ничего. Прежний брат не возвращается.

Потом поняли, что не все волшебники такое сумеют, даже такие сильные, как мама с папой. Пришлось деда Мороза просить, чтоб брата вернул. Дед Мороз согласился, но только к Новому году.

Лера Нового года еле-еле дождалась, нашла под елкой прежнего брата и больше нового не просила. А брат Лере бутерброд в микроволновке приготовил.

С помидором и с сыром.

 

Золотая рыбка

Семья у Леры была совершенно обычная, все любили сладкое и регулярно посещали стоматолога. А вот Лера к стоматологу не ходила, не потому что боялась, а потому что нечего ей там было делать. Сладкое Лера совсем почти не ела, зато любила рыбу и больше всего рыбный суп.

Как-то пошла Лера в магазин за рыбой, смотрит, а на прилавке золотая рыбка лежит. Купила Лера золотую рыбку, принесла домой и говорит:

- Рыбка-рыбка, исполни три моих желания.

А рыбка Лере и отвечает:

- Ты, Лера, видно, попутала что-то. Я не золотая рыбка, а Селедка. Поэтому придется тебе мои три желания исполнить. А если не выполнишь, то я твою скидочную карту постоянного покупателя аннулирую, не видать тебе тогда рыбного супа.

Испугалась Лера и обещала всё исполнить. А Селедка довольная, сидит себе желания загадывает и пальцы загибает. Не свои, конечно, а Лерины. У Селедки пальцев то и нету, только плавники.

Во-первых, хочу аквариум просторный.

Во-вторых, летом на море ездить, чтобы в бассейне купаться.

В-третьих, замуж хочу за двоечника Евстигнеева из 4 И.

Жалко Лере Евстигнеева какой-то Селедке отдавать: Евстигнеев в шахматы играть не умеет и Лере постоянно проигрывает, а если уйдёт к Селедке, с кем тогда Лере играть? Не с кем. Но делать нечего, сама Селедку выбрала.

Заказала Лера аквариум по интернету, натаскала 500 литров воды, запустила Селедку, а сама села за компьютер – билеты на море искать по выгодной цене.
А цены на море с бассейном кусаются, то одна цена Леру укусит, то другая, то третья. Сидит Лера ценами искусанная на кнопки жмёт, а у самой Евстигнеев из головы не выходит. Ещё эта Селедка в аквариуме плавает, коленками за аквариумные стенки цепляется и платье свадебное выбирает.

Разозлилась Лера:

- Где это видано, чтобы селёдки с коленками по морям в свадебном платье разъезжали с моим Евстигнеевым. Аннулируй, - говорит, - карту. А Евстигнеева не отдам. Потому что он не двоечник, а почти троечник. Я ему контрольную дала списать.

Обиделась Селедка на Леру и уплыла. Лера компьютер выключила, сшила себе свадебное платье по выкройкам из учебника по технологии за четвертый класс из цветной бумаги. Пришла в школу, а Евстигнеев в шахматы играть научился и за другую парту пересел.

Загрустила Лера и решила маленькую собачку завести вместо какой-то Селёдки.
Пришла в магазин, а там только испанский мастиф продавался весом 150 кг. Взяла Лера мастифа, положила в школьный рюкзак и стала везде с собой носить. Накачала мышцы и превратилась в чемпионку по бодибилдингу. Сейчас в фитнес центре работает. Балет преподаёт. Селёдка к ней иногда на занятия приходит.

- Спасибо, - говорит Лера Селедке, - помогла мне в свои силы поверить, а то я бы всё сидела и желания рыбками загадывала.

 

Спец по пеленгасу

Раз пришли папа с Сёмой на рыбалку, а удочки не настроены. Настраивали, настраивали и только к самому вечеру настроили. Уже домой пора. В другой раз пришли с настроенными удочками, а рыба не клюёт. Час стоят – не клюёт, два стоят – не клюёт. А потом Сёма весь хлеб съел, который для рыбалки приготовили. Хлеб съел, чаем из термоса запил и пошли они с папой домой. На третий раз пришли, папа удочку забросил, а вместо рыбы чудовище зацепил. Думали птицу какую-то, а как из воды вытянули, оказалось, летучую мышь. Пришлось отцеплять, а она страшная, мокрая, крыльями машет. Пока отцепили – устали. Опять без рыбы домой вернулись.

Решил тогда Сёма на рыбалку один пойти. Без папы. Посмотрел ролики на ютубе, как рыбу ловить, взял удочку и пошёл. Пришёл на реку: у реки берега высокие, а на удочке леска короткая. Еле-еле до воды достаёт. Насадил Сёма на крючок кусочек хлебного мякиша, свесился с берега, чтобы крючок до воды достал. А стоять не удобно, долго так не простоишь. Вот Сёма и не простоял – в воду плюхнулся. А обратно вылезти не может. Берег-то высокий. Только вылезать начнет – срывается, ещё раз ногу на выступ ставит – опят вниз.

Тут Сева на рыбалку пришёл.

Вдоль берега с удочкой бегает и только знай себе забрасывает, а вытаскивает обязательно с рыбой.

Сёма Севе крикнул снизу. Сева Сёму вытянул. И дальше ловит. Уже целое ведро наловил. Сёме тоже хочется поймать.

- Почему у тебя рыба ловится, а у меня нет?

- На хлеб не возьмёт! – говорит Сева, - вон вытащи у меня из секретной коробочки морского червя и лови себе на здоровье.

Открыл Сёма у Севы секретную коробочку, вытащил морского червя, забросил удочку и сразу рыбу поймал. Не просто рыбу, а самого настоящего пеленгаса, каких у Севы целое ведро.

Сёма пеленгаса расцеловал, на телефон 100500 раз сфоткал, хотел Севе отдать, а пеленгас говорит ему человеческим голосом:

- Не отдавай меня Севе! А отпусти в речку.

Андрюша глаза-то округлил – ни разу в жизни говорящего пеленгаса не встречал, а потом догадался:

- А когда выпущу, ты моё желание исполнишь?

- Ну, желание я исполнить не могу. Потому что не умею. А вот совет-предостережение дам, если хочешь.

- Ну давай, хотя бы совет. – закатал губу Сёма.

- Ни за что сегодня не ешь картофельное пюре. – только и сказал пеленгас, а сам в воду нырь и был таков.

Идёт Сёма домой, а сам думает:

- И зачем выпустил? Надо было рыбу домой брать. Папе бы похвалился. А мама бы из пеленгаса ужин приготовила. А так только предостережение какое-то про картошку. Тьфу.

Пришёл домой. Выслушал от папы за то, что удочку без спроса брал, а от мамы – за то, что один на реку ходил. Сел обедать, а на обед картофельное пюре. Пахнет вкусно, сейчас после рыбалки так есть охота, что Сёма легко бы двойную порцию пюрешки навернул, а как же совет-предостережение?

- А у нас ничего кроме пюре нету? – на всякий случай Сёма у мамы уточнил.

Мама расстроилась, что опять она старалась, а никто есть не хочет. Папа расстроился, что мама расстроилась и сказал:

- Ну-ка не модничай, ешь пюре без разговоров и на кухне не мешайся.

А Сёма всё равно пюре не ест. Сидит за столом и картошку гипнотизирует. До того догипнотизировался, что чуть с голоду в обморок не упал. Мама вовремя заметила и Сёму чаем с бутербродами напоила. А пюре в холодильник убрала.

Так Сёма до самого вечера на одних бутербродах просидел. К пюре даже не притрагивался, а на завтра пошёл снова на реку. Встал на берегу и кричит:

- Пеленгас, пеленгас, почему пюрешку нельзя было вчера есть?

Высунулся из воды пеленгас и говорит:

- Потому что мама картошку посолить забыла.

 Поздравляем наших новых авторов!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 91 раз

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением