"Простокваша", Волгоград, сентябрь

Автор :
Опубликовано в: Друзья и партнеры

Вышел очередной номер журнала Простокваша.


Произведения  авторов МТО ДА представлены очень широко: Ирина Иванникова (постоянный автор журнала), Ольга Алёнкина, Татьяна Варламова, Юрий Пусов, Ната Иванова.

Куратор странички МТОДАНата Иванова

Главный редактор журнала – Елена Завгородняя

 

Авторы МТО ДА в Простокваше №5

 

Ольга Алёнкина. Круассан напополам

Ольга Алёнкина. Сколько цапель

Ольга Алёнкина. Про слона и лимон

Ольга Алёнкина. Праздник

Ольга Алёнкина. Без обеда

Ольга Алёнкина. Записка маме

Ольга Алёнкина. Вечер

Ольга Алёнкина. Тихо-тихо

Юрий Пусов. Всё будет хорошо

Ната Иванова. Бабусина

Ирина Иванникова. Первый снег

Ирина Иванникова. Полёт

Ирина Иванникова. Космическая стиральная машина

Ирина Иванникова. Я не виноват

Ирина Иванникова. Привидения

Татьяна Варламова. Такое бывает?

Татьяна Варламова. Телефон

Татьяна Варламова. Скрипка

Татьяна Варламова. Два осенних букета

 

 

Ирина Иванникова

КОСМИЧЕСКАЯ СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА

 

Сказала мама папе,

Вздыхая то и дело:

«Стиральная машина

Сегодня полетела!»

А я не сомневался

И знал всегда про это:

Стиральная машина –

Немножечко ракета!

Жила однообразно –

Стирала и стирала.

И всё-таки до неба

Надежды простирала!..

Устала, замигала,

Сбавляя обороты.

Умолкла.

Улетела.

И ей не до работы.

 

 

ПОЛЁТ


Летят, летят ракеты, 
По космосу летят. 
Готовятся планеты 
На праздничный парад. 

«Землянин, где ты, где ты? 
Какой же ты на вид?» – 
Глядят, глядят планеты 
Со всех своих орбит. 

Приветствует учёных 
Огромный звёздный мир, 
В котором много чёрных 
Необъяснимых дыр.

 

 

ПРИВИДЕНИЯ


На потолке играли тени 
В разнообразных привидений. 

То замирали, то скользили – 
Я оторваться был не в силе! 

То лапа львиная видна, 
То превращается в слона, 

То машет листиком-рукой! 
Какой тут сон, какой покой? 

Тогда включила мама свет, 
И привидений – нет как нет! 

Невероятно, эти тени – 
Проделки комнатных растений!

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

Первая хрупкая
Снежная пудра
Припорошила
Осеннее утро.

Даже туман опустился
Пониже:
«Вот, наконец-то,
Порошу увижу!»

Выглянул день
Из-за дымки молочной:
«Был снегопад?
Вы уверены, точно?!»

Ветер по лужам
Гнал снежную крошку...
Кажется, шёл первый снег
Понарошку!

Я НЕ ВИНОВАТ

 

Не знаю я, как вышло так,
Но у меня в шкафу бардак.
Простое невезение!
Ни капли я не виноват,
Что приходило в детский сад
Опять шкафотрясение!

Ирина Иванникова

 

 

 

Ната Иванова

БАБУСИНА

 

В ветхой избёнке, что у самого леса, жили-были мать с дочерью. Скромно жили. Хозяйства у них всего-то и было петушок с курочкой, да коза старая. Мать с козы пух чесала, пряжу пряла и на муку с маслом меняла. А дочка в лес по грибы, ягоды бегала и огород садила. Так и кормились.

Меж собой Татьяна с Оксанкой дружно жили, душа в душу, а вот с соседом не ладили. Нелюдимый Михаил был. Помощи от других не просил, да и сам от чужой беды сторонился. Добро своё, нажитое, от чужих глаз хоронил. Только ладно бы своё, а то иной раз и чужим не брезговал. Забредёт было на его зерно с соседского двора курочка, там и останется. Сколько раз Татьяна вернуть просила, только всё без толку. «Чем докажешь, что с твоего двора пришла?» - говорил он. Так все куры у него и остались.

            Пролетело лето ягодное, златогривую осень дождем смыло, зима белоснежные покрывала в сундуки попрятала, вновь весна красная в гости пожаловала. А Оксанке-то и не до радости. Заболела матушка её, а в доме ни крупинки, ни зёрнышка. Курочка последняя и та яички нести перестала. Совсем худо. Собралась Оксанка на базар идти вместо матери. Наварила матушке киселя малинового, а сама с утра ранёхонько через лес побежала, менять пряжу на мучицу с сахаром.

Вот идёт Оксанка по лесу, пуховый моточек к груди прижимает, только мысли у неё невесёлые, думы разные голову крутят, всё о матушке беспокоится. Вдруг слышит, голосочек зовёт её тоненький, о помощи просит жалобно. Оглянулась Оксанка, стоит берёзонька белая, зайцем зимою обглоданная. Сок берёзовый так и льётся струйкою. Достала Оксанка пряжу свою пуховую, обмотала ниточкой кору подранную. Зашумела берёзонька с благодарностью, ветками до земли клонится. А Оксанке опять голосочек чудится, у осинки веточка сломлена. Подвязала и ей ветви ниткой пуховою. Дальше видит, зяблик над деревом кружится, просит пуха в гнездо для подстилочки. И его наделила пряжей мягкою. Смотрит девочка, а от моточка-то не осталось ни ниточки. Запечалилась тут Оксанка, села на пенёк и заплакала.

А деревья над ней шепчутся, со зверями, птицами на языке своём лесном переговариваются. Пожалели они свою спасительницу, отблагодарить за доброту её захотели. Подлетел зяблик к девочке, на колени к ней опустился прямёхонько. Смотрит Оксанка, а в клюве у него блестит бусина. Да такая, какой в жизни она не видывала,  серебром и золотом переливается. Опустил зяблик в ладошку ей бусину и запел:

«Фьи-фьи-фьи, тья-тья-тья,

Бусина спасёт тебя.

Твирь-вирь-вирь, фирь-фирь-фирь,

Дар лесной не растранжирь.

Фья-фья-фья, тьи-тьи-тьи,

В мире много черноты,

Ты добро не растеряй,

Всем, кто просит - помогай.

Твирь-вирь-вирь, фьёт-фьёт-фьёт,

К вам Бабусина придёт,

Счастье дому принесёт,

От беды убережёт.

Чувррриу!»

Вспорхнул зяблик и полетел гнездышко своё достраивать. Удивилась Оксанка чуду такому, зажала в ладошке вещицу диковинную и домой побежала.

А дома матушка её поджидает. Показала дочка Татьяне бусину разноцветную, хотела порадовать, а мать ещё больше расстроилась.

- Что проку от побрякушек в доме, когда есть нечего? Положи в буфет на блюдечко, может завтра сменять на хлеб получится.   

Поохали - поохали, да делать нечего, спать легли.

На утро зовёт Татьяна дочку свою любимую:

- Ох, Оксанушка, видно час мой последний близится, за тебя сердечко моё плачется. Как же ты без меня, одинёшенька, на свете белом останешься? Ты пойди, поклонись от меня Михаилу соседу нашему, попроси у него помощи.

- Я бы пошла, матушка, да в гости не зовут, чего без толку кланяться?

- Ты попробуй, доченька, от лишнего поклона спина не сломится, бедняку-то гордость не по карману. А будет чего взамен просить, отведи ему козу нашу кормилицу.

Не стала Оксанка дальше перечить матери, пошла в сарай за козой старой. Отворила дверь и глазам своим не поверила. Курочки их, все до единой, по местам сидят, а в гнёздах яиц по десятку в каждом. В колоде пшеница чистая, хоть сам бери ешь. Кругом прибрано. А к козе подошла, да и вовсе ахнула. Стоит кормилица вся светится, пух серебром переливается. Побежала Оксанка обратно в дом. А там ещё удивительней. На столе пироги стоят ароматные, куличи, да пряники чудные. Возле матушки старушка сидит, травным чаем её отпаивает.

- Здравствуй, бабушка, - говорит девочка, - как зовут тебя? Откуда явилась к нам?

- Бабусина я. Шла на свет от лесной бусины за дела добрые тебе подаренной. С бедой вашей пришла помочь справиться, матушку твою от хвори смертельной вылечить.

Глянула Оксанка, и впрямь бусина светится, добрым светом переливается. Обрадовались мать с дочерью, что помощь пришла к ним так вовремя, благодарить старушку стали.

Выздоровела Татьяна, за прялку взялась, пряжу на базар опять носить стала. А пряжа-то не простая. Расчешет Бабусина серебряным гребешком козью шерсть, пряжа на прялке мягким серебром льётся. Проведёт золотым – золотая нить прядётся. А жемчужной гребёнкой чесать начнёт, от белизны пуха глаза режет. Зажили мать с дочкой припеваючи. Что ни день, то на столе лакомства разные, через день платья, да туфли новые. В огороде сама земля вскапывается, урожай созревает не по времени. Всё у них хорошо.

А у Михаила-то наоборот всё разладились. Куры все разбежались, молоко утрешнее к вечеру прокисать стало, муку и ту всю жучок поел. В общем, плохи дела. Татьяне с Оксанкой пожалеть бы соседа, а они пироги едят, да над Михаилом посмеиваются. Потускнела на блюдечке бусина, нахмурилась лесная Бабусина:

- Евши пирог, вспомни и сухую корочку. Негоже над бедою людскою смеяться.

А Татьяна нос задрала и соседской беде радуется:

- Поделом ему. За жадность свою расплачивается. Будет знать, как беднякам живётся.

К осени и вовсе огрубела Татьяна, с Михаилом здороваться перестала. На Бабусину покрикивать стала, что та всё чаще в соседскую сторону смотрит. А ему совсем невмоготу. Пошёл он к соседке за помощью:

- Прости, Татьяна, меня, что вёл себя не по-дружески. Помоги, чем сможешь, я в долгу не останусь.

- Нечем мне помочь тебе. Иди, в другом месте ищи помощи.

Почернела бусина, мрачнее тучи стала Бабусина:

- Человек зазнаётся, когда ему многое даром даётся. Вон сколько богатства у вас, помогла по-соседски бы.

- Ещё чего удумала! Буду я ещё своим добром раскидываться! Не бывать этому!

Совсем потухла бусина, исчезла лесная Бабусина. Темно стало в доме у матери с дочерью, пусто. Встрепенулась Оксанка, вспомнила наказ зяблика:

- Что же мы наделали, матушка? Черноту в своём сердце взлелеяли. Просящему отказали в помощи.

Поняла Татьяна, что натворили они, кинулась к соседу во двор:

- Прости, сосед, что на беду твою не сразу откликнулась. За богатством погналась, о своей нужде позабыла. Пойдём, Миша, к нам, чаем напою из вишнёвых веточек. Пирогов-то уж нет, а вот полкраюхи хлеба осталось, всем по кусочку достанется.

            Засветилась на блюдечке бусина, улыбнулась в лесу Бабусина.

Пришли Татьяна с соседом в дом, а там их Оксанка блинами встречает. Вновь стало светло в избушке у матери с дочерью, радостно. А Михаил-то у них погостил, да там и остался. Стали они жить вместе втроём и счастью своему радоваться.

А по лесу и по сей день раздаётся песенка зяблика:

«Фья-фья-фья, тьи-тьи-тьи,

В мире много черноты,

Ты добро не растеряй,

Всем, кто просит - помогай».

Ната Иванова

 

 

 

Ольга Алёнкина

ТИХО, ТИХО...

 

Тихо, тихо,
      мимо стула,
          мимо круглого стола.
             к миске мышка 
                   прошмыгнула.
На секунду замерла,
      посмотрела на усищи,
             и на лапы,
                  и на...
                      ой...
              Ой! Огромные когтищи!
И бегом к себе домой.

 

 

БЕЗ ОБЕДА

 

Пришёл муравьишка ко мне на обед. 
По скатерти ходит, а кушанья нет. 
Я тряпкою вытер все крошки. 
Ему не досталось окрошки.

 

 

ВЕЧЕР

 

В густой траве сверчит сверчок.
Луна надела паричок.
На речке Зеленушке
Расквакались лягушки.
А в доме печка и кровать.
Я так люблю в деревне спать!

 

 

ПРАЗДНИК

 

Погуляю я в лесу –
Маме праздник принесу!
Три ромашки, две букашки
И большую стрекозу!

 

 

КРУАССАН НАПОПОЛАМ

 

Круассан напополам:

– Ам-ам!
– Ам-ам!

Вместе с мамой по утрам.
– Ам-ам!
– Ам-ам!

С шоколадом круассан!
– Ам-ам!
– Ам-ам!

И с клубникой круассан!
– Ам-ам!
– Ам-ам!

И с малиной круассан!
– Ам-ам!
– Ам-ам!

Это утро пополам,
Этот завтрак пополам,
Это счастье пополам –
Вместе с мамой
Ам-ам-ам!

 

 

ЗАПИСКА МАМЕ

 

Сын написал записку маме:
«ПАШОЛ ГУЛЯТЬ ВА ДВОР.
Я БУДУ ВА ДВАРЕ С ДРУЗЯМИ».
И подпись: «СЫН ЙЕГОР».

 

 

СКОЛЬКО ЦАПЕЛЬ

 

Раз, два, три, четыре, пять…
Цапель начал я считать.
Цапля, цапля, цапля, цапля…
Насчитал я ровно пять.

Только цапель десять получается.
Потому, что цапли отражаются.

ПРО СЛОНА И ЛИМОН

У слона толстокожего кожа
На лимонную кожу похожа.
Только слон – он намного серей!
Только слон – он намного сильней!
Как большой броневик, он силён.
А в душе – золотистый лимон!

Ольга Алёнкина 

 

 

 

Татьяна Варламова

ТЕЛЕФОН

 

Телефон звонит упрямо!
Я не знаю, как мне быть?
Разыгралась в мыслях драма,-          
Подходить? Не подходить?

Если друг звонит по делу,
Скажем, в шахматы сыграть,-
Я вступлю с ним в битву смело!
Надо срочно трубку брать!

Вдруг звонит наш завуч школьный,
Чтобы папе рассказать
О стекле и о контрольной?
Нет! Не стоит рисковать!

Может, даже мама это
Захотела позвонить,-
Рассказать, как греть котлеты,
Надо все же подходить.

Ну, а если дворник строгий
Вознамерился узнать
Про бумажки на дороге?
Мне ж тогда несдобровать!

Звон устало оборвался.
Вот обида! Так и знал!
К телефону я примчался,-
На секунду опоздал!

 

 

СКРИПКА

 

Мне нравятся скрипки волшебные звуки! 
Прошу я родителей скрипку купить –
Постигну секрет музыкальной науки
И буду часами искусство творить! 

Мне скрипку купили, и я с нетерпеньем
Изящный смычок на струну положил, 
Играть начинаю, но в это мгновенье
Смычок мой пронзительно-громко завыл! 

Он скрипом ворвался родителям в души! 
А струны неистово стали реветь! 
И я испугался - наверно, на уши 
Ступил мне не бурый, а белый медведь! 

Но мама сказала: 
– Ты нас не пугаешь, 
Согласны мы скрипы твои потерпеть. 
Лет восемь на скрипке еще поиграешь, 
И скрипка научится жалобно петь.

 

 

ТАКОЕ БЫВАЕТ?

 

Ах! Если б коровы летали!
А жабы в листве щебетали,
Собаки на кошек мяукали,
А зайцы смеялись и хрюкали,       
То я обнадёжил бы взрослых,
Таких очень важных и рослых,                                                  
Что будут ПОСЛУШНЫМИ дети!
Бывает такое на свете?    

 

 

ДВА ОСЕННИХ БУКЕТА

 

Я иду по шуршащей дорожке
И любуюсь, как листья летят.
Собираю я осень в ладошки,
Мне помощником стал листопад.

Листья алые и золотые
Поднимаю с холодной земли,
В благодарность букеты цветные
Согревают ладони мои.

Будет маме сегодня подарок,
Он надолго украсит наш дом,
Мой букет, будто солнышко, ярок!
Не наскучит он нам нипочём!

А второй разноцветный букетик
Я подружке своей подарю –
Пусть в морозы из вазочки светит
И привет передаст январю.

Татьяна Варламова

 

 

Юрий Пусов

ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО

Сегодня наш огород бомбили. Мы видели с холма, как на грядках с картошкой, морковкой и луком расцветали огненные цветы взрывов. Это было даже красиво, но страшно. Алёнка вообще уткнулась лицом в одуванчики и накрыла голову руками. А я смотрел.
Я не знаю, почему самолеты сбросили бомбы на наш огород. Может, координаты спутали или бомбы лишние остались. Не могли же они посчитать подозрительным милашку Джека?
Когда пыль улеглась, он так же и остался стоять посреди разоренного огорода. А вокруг него, гордо надув животы, лежали его подопечные: большие оранжевые тыквы.
Я толкнул Алёнку в бок:
- Всё. Улетели.
Сестренка подняла голову и посмотрела на меня на удивление сухими глазами. Потом перевела взгляд на то, что осталось от нашего огорода и из глаз её потекли слёзы.
- Ой, - сказала она. – Мы так старались… А что же мы теперь есть будем?
Её нос сморщился и я понял, что нужно принимать меры. Хватит нам и одного бедствия. Не нужен нам еще и потоп из слёз.
- Беги домой, зови маму, - скомандовал я, - и тащи мешки. Соберем то, что уцелело. Картошку теперь и выкапывать не придётся.
От удивления Алёнка шмыгнула носом, затем кивнула и убежала исполнять. А я спустился к Джеку.
Папа сделал его до того, как уйти на фронт. Набил соломой свои старые штаны и рубашку. Голову из старой наволочки соорудил. Шляпу соломенную надел, чтобы солнцем не напекло. А я улыбку Джеку нарисовал. Кривую, но озорную. Как раз из-за этой улыбки его милашкой и прозвали.
«Ну вот, теперь он за вами присмотрит, пока меня не будет», - улыбнулся папа. Он часто улыбался. Особенно после того, как повестку получил. Он хотел, чтобы мы не волновались. Алёнка вот не волнуется. Только каждое утро, открыв глаза, спрашивает: «Папа не приехал?»
Вблизи стало видно, что каждой тыкве досталось по осколку. А королеву Анастасию поразило сразу в нескольких местах, и она треснула пополам. Не удивительно. Она рисковала больше всех, потому что самая большая. Мы хотели отвезти ее на ярмарку, а теперь придется съесть. Я ещё раз оглядел нашу маленькую армию, как в шутку прозвала мама бахчу с тыквами. Почти все ранены, но смертельно только королева. Я поднял глаза на Джека и закусил губу. 
Перед тем, как сесть в военный грузовик, который повёз его на фронт, папа сказал, улыбаясь: «Не волнуйтесь. Со мной ничего не случится. Пока с вами Джек, вам не о чем беспокоиться».
Когда машина с папой уехала, Алёнка посмотрела на нас с мамой и уверенно сказала: «Слышали? Пока с Джеком всё нормально, о папе нечего беспокоиться».
А сейчас я смотрел на Джека и видел небо и лес сквозь большую дыру у него в груди.
- Коля! – послышался звонкий голосок Алёнки с холма. – Мы уже идём! Как там Джек?
Следом за сестренкой спешила мама. Я представил, что сейчас будет, когда Алёнка увидит, что стало с милашкой.  «С папой всё будет нормально, пока с Джеком всё хорошо». Мысли заметались в голове. Что делать? Крикнуть, чтобы не подходили? Побежать самому и увести Алёнку, пока мама не починит пугало? А как объяснить? Как не испугать? Ну это же просто!
Уловив спасительную мысль, я принялся расстегивать жилет. Пальцы дрожали и не слушались.
Когда Алёнка наконец добежала, я как раз застегнул последнюю пуговицу и погладил Джека по животу.
- Ну вот, - сказал я и даже улыбнулся, - теперь у Джека обновка. Он не испугался, сохранил для нас тыквы.
- Заслужил, - кивнула Алёнка и обняла Джека за ноги. – Он герой! Совсем как наш папа! Скоро война кончится, и он вернется. Правда?
- Правда, - опять улыбнулся я и потрепал сестрёнку по макушке.
И мы пошли искать картошку. И морковку. И то, что от них осталось. Надо же что-то есть. А то, что «Пока с Джеком всё в порядке, с папой тоже всё хорошо» - это неправда. Это Алёнка так придумала. Просто всё будет хорошо.

Юрий Пусов

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор МТО ДА

В ВАШИХ РУКАХ ВСЁ - ОТ РАЗВИТИЯ САЙТА ДО НОВЫХ КНИГ

Информация для истинных почитателей детской литературы

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением