Журнал «Проспект», Москва, поздравляет всех читателей с праздником Победы!

В журнале опубликован очерк о члене ТО ДАР Владимире Янове и его рассказы, а также стихи Натальи Капустюк, Елены Долгих, Лидии Огурцовой, Надежды Радченко

Главный редактор журнала  Лариса Васкан,

Куратор странички ТО ДАР Елена Овсянникова

 

Янов  Владимир Станиславович родился 1  мая 1945 года в г. Актюбинске Казахской ССР.

В 1968 году закончил Московский геологоразведочный институт и с дипломом «инженера-геолога»  приехал на работу в Приморье по собственному желанию. Трудился геологом-разведчиком во многих районах Приморского края. Длительное время работал в ОАО «Дальморгеология». Участвовал в открытии нескольких месторождений золота и строительных материалов. Первооткрыватель морского месторождения «Ясное» в Хасанском районе Приморского края. Ветеран  труда. С  2008  по  2014  годы  трудился  на  трассах  дальневосточных  трубопроводов,  принимал  участие  в  прокладке  трассы  газопровода  «Сила  Сибири»  в Якутии и  Амурской  области.

Печататься  стал   с  1983  года короткими  рассказами  и  фельетонами  в  городской  и  краевой  периодической  печати. После льготного выхода на пенсию в  2000 году стал активно заниматься литературным трудом. Написал и издал четырнадцать   книг, из  них десять   для  детей, в том числе «Две принцессы» изд. «Спутник+», 2019 г; «Приключения Насти, девочки из Находки» изд. «Спутник+», 2017 г; а также, две  пьесы и два  киносценария в  соавторстве.

Лауреат  и   дипломант  литературного  конкурса  «Золотое  перо  Руси» 2009  и  2012 г., дипломант   Гайдаровского  конкурса 2016  г.  и  сибирского  конкурса  «Ковдория»  в  номинации  «Малахитовая  шкатулка» 2012 г., неоднократно  поощрялся  дипломами МТОДА.  Несколько  работ   ожидает  издателя.

В 2008 году автор стал  членом Приморского  отделения  Союза писателей России. В  настоящее  время  проживает  в  г.  Воскресенск  Московской  области. С 2015  года  член МГО  СПР.

 

Владимир Янов

Лёшкина  медаль

                Лето  выдалось  жаркое.  В  середине  июня поляны  в  лесу  за  деревней  закраснели  от  земляники, затем  почернели  от  обильной  черники  и  жимолости,  а  на  самой  макушке  лета  пришла  пора  малины  и первой  ежевики. Эта таинственная  лесная   ягода всегда  таилась  в  самых  глухих  заброшенных  местах,  в  буреломе, за болотиной,  где  редко кто  бродит  из  людей. В  поисках  зарослей  спелой  ягоды Лёша забрался  далеко за брошенный  скит, где,  по  рассказам  друзей,  в  прошлом  было  много  ежевики. На  одной  из  полян действительно  нашлось  много  крупной  спелой ягоды,  налитой тёмным  лесным  жаром.

                - Ух ты,  -  обрадовался Лёшка, -  здесь её  столько!

                Сначала  он   ел ягоду  жадно,  горстями, затем  по  ягодке,  смакуя только самые  спелые  и  сочные,  а  затем  стал лениво  собирать её в полиэтиленовый  пакет,  который  предусмотрительно  прихватил  из  дома. Перебираясь  от  куста  к  кусту,  он  набрёл  неожиданно  на небольшой  холмик  земли, на  котором лежал  завалившийся  деревянный  столбик  с  ржавою  звездой.

                - Это  могилка  старая, со  звездой -  сказал Лёша. – Наверное,  здесь солдат  похоронен,  с

 той  самой  войны.

Какая  война  здесь  шла  много  лет  назад,  Лёша знал  из  рассказов  бабушки.  Она  тогда  была  маленькой  девочкой и  много  рассказывала,  как  вокруг  деревни шли  бои,  а  она  с   мамой  сидела  в  погребе, и обе ждали,  когда  перестанут  стрелять  и  бомбить.  Тогда  надо  было  быстро  выскочить  из  погреба,  и  принести  с  огорода  вилок  капусты  или  выкопать  куст  картошки.  Так   и  жили,  тем  и  выжили - от бомбёжки  до   обстрела.

Желание собирать  ягоду  пропало. Мальчик попытался  поправить  столбик на  могилке, но  тот  совсем  рассыпался  от  старости.  Лёша осмотрелся  по  сторонам,  чтобы  получше  запомнить  это  место  и  собрался  идти  домой,  как  вдруг  со  стороны  Чёрного   Болота  по земле  застелился  густой лиловый  туман.  Он  был  такой  плотный,  что  за  ним  исчез  лес, потемнело  небо  и  исчезло  солнце.  Наступил  странный  сумрак, всё  вокруг  неожиданно  изменилось, лес  оказался   изорван и  опален, вокруг дымились  воронки  от  бомб  и  снарядов.

- Что  случилось,  почему  всё  так  изменилось? - удивился  Лёша. – Не  потерять  бы  дорогу  домой.

В  этот  момент  он  услышал  протяжный мучительный стон.  Он  шёл  из-за  старой сосны, поваленной  ветром несколько  лет  назад. Лёша  прислушался и  снова  услышал  стон. Мальчик осторожно подошёл к яме  из-под  вывороченного  корня  дерева  и  увидел  в  ней  раненого  солдата  в военной  форме. Он  лежал на спине  с  закрытыми  глазами  и  тяжело  с  хрипом  дышал.

- Дядя, что  с-с-с  вами? – спросил Лёша,  спотыкаясь  на  словах.

Солдат  открыл  глаза и  остановил  взгляд  на  мальчике. 

- Ты кто,  пацан?

- Я  Лёша.

- А  что  здесь  делаешь?

- Ежевику  собираю.

Лицо  солдата  перекосило  от  боли. Он  скривился  и  застонал.

-  Какая  ежевика,  война  идёт.

- Война  прошла  давно, -  ответил  Лёшка. – Уже  семьдесят  лет,  как  Берлин  взяли.

- Какой  Берлин?   Немец  к  Москве  рвётся, - со  страданием  на  лице  возразил  солдат.

Лёша  пожал  плечами  и  спорить  не  стал.

Дядя,  а  вас здорово ранило? Я  сейчас  в  деревню  сбегаю и  позову  мужиков.  Вас  в  больницу  отвезут.

Солдат  лежал,  не  двигаясь,  вроде  не  слыша  мальчика.  Затем  вдруг резко  поднялся  на  локтях.

- Лёша, ты  старую   мельницу  знаешь?

-  Так  от  неё  одни  развалины  остались.  Там  змей  много.

-  Леша,  там,  у  старой  мельницы штаб 153 стрелкового  полка  25  армии. Я  связной  из  штаба  дивизии. Меня ранило шальным  снарядом в  грудь.  Я не  могу  идти. Возьми  этот  пакет  и  передай  командиру  полка  Андрееву.  Понял.

-  Да нет  там  никакого  штаба, -  возразил  Лёша. -  Мы  с  пацанами  там позавчера  купались  на  речке у  второго  колена.

Но  раненый  солдат  словно  не  слышал  Лёшу.  Он с  усилием  просунул  руку   за  ворот  гимнастёрки  и  вынул  оттуда  бумажный  пакет, с одного  угла  залитый  кровью.

- На,  Лёша,  передай в  штаб. Это  очень  важно. Я  не  смогу  дойти.

Солдат  протянул  конверт  и  откинул  голову,  потеряв  сознание.

Лёша  пакет  взял,  осмотрел  его.  Это  был  простой, сложенный треугольником  и  заклеенный  лист  бумаги.   Адреса  на  нём  не  было.  Было  выведено  лишь  торопливым  размашистым  почерком  простым  карандашом:  «В   штаб 153  полка».

Лёша  был  в  полном  недоумении.

- Что  делать,  какой  пакет, какой  штаб? Надо  бежать  в  деревню  и  сообщить  людям,  что  в  лесу  раненый  солдат.  Его  надо  спасти.

-  Вы  кто  такой,  как  вас  зовут? -  закричал  Лёша, -  Как  о  вас  сообщить?

-  Скажи  что  связной  Иван Матвеев, -  прохрипел  раненый и  снова  замолчал,  с  трудом  дыша. Сквозь  гимнастёрку  сочилась  густая  кровь.

- Надо  бежать в  деревню, -  решил  мальчик. -  Я  сам  ему  ничем  помочь  не  смогу.

-  Я  сейчас  мигом  сбегаю  в  деревню  и  приведу  людей,-  прокричал  Лёша,  сунул  пакет  под  майку  и  припустил  по  лесу  в  деревню.

Обратная дорога  была  хорошо знакома.   Мальчик  пробежал  почти  половину  пути,  уже вдали  показалась труба  котельной  у сельсовета,  как  вдруг  впереди  за  кустами  появились  двое  немцев. Лёша застыл  на  полушаге, и  тотчас  упал  в  траву. Он  понял,  что  впереди  были  враги.

Два  солдата  в  немецкой  военной  форме,  точь-в-точь  как  в  военном  кино,  с  автоматами  наперевес, шли мимо  него в  десятке  метров. Что-то  их  насторожило. Они остановились и  направили  автоматы  в  сторону  Лёши. Мальчик  припал  к  земле  и  затаил  дыхание.

-  Меня  услышали, -  мелькнуло  у  него в  голове. -  Что  делать?

Правая  рука  нащупала    небольшой  камешек. Лёша взял  его  в  руку  и  сильно  бросил   в  другую  сторону. Там  в  кустах  зашумела  листва.  Фрицы повернулись  туда и,  пригибаясь,  кинулись  на  звук, крепко  сжимая  автоматы. Вскоре  они  скрылись  из  вида,  и топот  их  тяжёлых  сапогов  затих  вдали. 

Лёша  поднялся  и  что  есть  силы,  пригибаясь  и  прячась  за  кустами,  кинулся к  деревне. На  бегу  он  сообразил:

 -  Не  знаю как, но я   попал  на  войну,  настоящую  войну.  Мне  не  в  деревню  надо,  а  в  штаб  полка  на  старой  мельнице.  Пакет  надо  передать  командиру.  Это  приказ.

Он  спрятался  за  густой  куст  орешника и  внимательно  осмотрелся. Старая  мельница  была на  речке  справа  от  деревни  за луговиной,  на  которой  всегда  летом  паслось  деревенское  стадо. Далеко  за  деревней  ревели  мощные моторы,  слышались  автоматные  очереди  и  взрывы. Чтобы  добраться  до  мельницы,  надо  было  пересечь  луговину,  открытую  со  всех  сторон.

- По  лугу  пройти  никак  нельзя, -  рассудил  мальчик. – Видно,  как  в  кино  на  экране.

 Но он  вспомнил,  что  посреди  луга  есть  небольшой  ложок,  по  которому  весной  бежит талый  ключ.

-  По  нему  ползком  надо  до  речки,  а  потом  по  берегу  пробраться  к  мельнице.

Так  он  и  поступил.  Лесом  вышел  к  ложку,  и  по  нему,  где  ползком,  где  пригибаясь,  побежал  до  речки. Но  до  речки  не добежал. В  зарослях  ивняка  его  за  шиворот  схватил боец в  пилотке  с  красной  звездой.

-  Пацан,  ты  что  здесь  делаешь? Здесь  стреляют. Сейчас  немец  опять  в  атаку  кинется.

Лёшка  увидел  звёздочку  на  пилотке  и  расплакался.  Зубы  у  него  застучали, губы  задрожали.

-  Дяденька  солдат,  мне  надо к  командиру  полка, -  затараторил  он,  всхлипывая  и  утираясь    ладонью, ещё  красной  от  ежевики. -  У  меня  приказ.

Солдат посмотрел  на  него и  коротко  бросил:

- Надо,  так  пошли.

По  вырытым  на  обрывистом   берегу  окопам он  провёл  мальчика в  блиндаж,  накрытый берёзками  с  ещё  зелёными,  не  успевшими  завянуть,  листьями. Там   на  пеньке сидел   человек с  забинтованной  головой.

-  Товарищ  майор, мальчик  пришёл,  говорит  у  него  приказ.

- Ты  кто,  мальчонка? -  спросил  командир.

-  Я  Лёша,  Алексей,  а вы,  правда, командир  153  полка Андреев?

- Андреев  убит  вчера,  я  замкомполка  Береговой. Что  у  тебя?

-  Вот  вам от  связного Ивана  Матвеева. Он  раненый  в  лесу  лежит.  Ему  очень  плохо.

Береговой  вскрыл треугольник,  прочитал  написанное, и,  морщась   от  боли,  поднялся. 

- Передать  по  цепи.  Получен  приказ  отходить  на  рубеж  деревни  Мартыновки.  Всем  немедленно  собраться  и  приготовиться  к  отходу.

-  А  тебе  пацан,  огромное  спасибо. Приказ  пришёл  вовремя. Немцы  готовят  мощное  наступление,  и  нам  здесь  не  выстоять. Отойдём  к  Мартыновке, окопаемся  и  встретим  их  как  следует.  Ты  сам  откуда?

Лёша  замешкался.

-  Я  из  этой  деревни,  но  у  нас  война  давно  кончилась.

-  Это  как  же  она  могла  закончиться,  если  она  вот   перед  нами.

- Да  нет, -  сказал  Лёша, -  немца в 1945  году  давно  победили.  Недавно  в  Москве был  парад  военный.  Отмечали 73  годовщину  Победы.

- Да  ты  что  Лёша  такое  говоришь?  Ты  откуда  такой?  - изумился  командир.

-  Так  я в  2005  году  родился,  уже  в шестой  класс перешёл.

Командир внимательно  посмотрел  на  мальчика. 

-  А  отчего  руки  у  тебя  такие  красные?

-  Так  это  от  ежевики.  Её  там за  деревней  сейчас    много.

В  блиндаж  влетел  солдат.

-  Товарищ  майор, отряд  к  отходу  готов.

Командир    вышел  из  блиндажа. Лёша  тоже  вышел  за  ним.

- Бойцы,  поступил приказ  отойти  к  деревне  Мартыновке,  там  нас  ожидает  подкрепление  и  танковая  рота. Закрепимся  и  дадим  бой. Могу  вас  порадовать.  Вот  Лёша  нам  сказал,  что  Гитлера  разбили  в  Берлине  в  1945  году. А  он  это  хорошо  знает, потому  что  родился  в   2005  году. Сейчас  1942  год. Осталось  совсем  немножко,  и  победа  будет  за  нами. Вперёд,  бойцы,  к  Победе.

Бойцы с  недоумением  смотрели  на  мальчика.

- Да,  это  правда, - подтвердил  Лёша. -   Маршал  Жуков  принимал  капитуляцию  немцев  в  Берлине.  Я  по  телевизору  видел.

Командир обернулся  к  Лёше.

- Спасибо,  Лёша. Я  не  понимаю,  как  это  возможно,  но теперь  мы  знаем,  что  обязательно разобьём  фашистскую  сволочь  и что не  зря  мы воюем   и  умираем.

Он  помолчал.

- А  тебе  за  то,  что  доставил  приказ  вовремя, прими  вот  эту  награду.  Береги  её,  это  боевая  медаль.

Он  вынул  из  полевой  сумки  медаль    и  прикрепил  Лёше  на  рубашку.

На  груди  у  мальчика  сверкнула  новенькая  медаль  «За  отвагу».

- Надо  помочь  связному.  Ты  проведёшь  нас  к  нему?

- Конечно,  но  там  двое  немцев. 

- Это  разведка,  мы  с  ними  справимся. 

Отряд   бойцов  во  главе  с  командиром  скользнул в  лес. Впереди  отряда  спешил  Лёша. Они  уже  почти  перешли  обширный  луг,  как  вдруг  в  небе  раздался  рёв  моторов,  и самолёты  с  крестами на  крыльях  обрушили  на  них  бомбы,  затрещали  пулемёты. Бойцы   открыли ответный  огонь  из  автоматов,  один  самолёт  задымил  и  пошёл  на  снижение.

-  Ура, сбили,  ура, -  закричал  Лёша,  но  тут  перед  ним  взметнулся  столб  огня  и  земли,  он  упал  на тёплую  мятую  траву,  и сознание  оставило  его.

Лёша   пришёл  в  себя. Он лежал  на  траве   посреди  того  самого  луга.   Недалеко  от  него  мирно паслось  стадо  деревенских коров. Дело  было  к  вечеру, солнце  уже  спускалось   к  лесу.

- Что  это  со  мной  было? - думал  мальчик. – Я  спал  и  мне  всё  это  приснилось.  Пора  домой  бежать,  пока  не  стемнело. А  где  ежевика?

Пакета  при  нём  не  было. Он  пошёл  по  тропке,  пробираясь  между  кустов, прижал  руку  к  груди   и  ощутил  рукой  что-то  холодное.  Лёша  кинул  взгляд  и  обомлел.  У  него  на   рубашке   ярко  отсвечивала  медаль  «За  отвагу».

-  Неужели  это  было  на  самом  деле  со  мной? Вот  это  да!  Никто  не  поверит.

Дома  он  спросил  у  бабушки:

-  Бабушка,  за  деревней  в  ежевике  я  нашёл  старую  могилку  со  звездой.  Кто  это,  ты  не  знаешь?  

Бабушка отложила  спицы  и  клубок  ниток:

- Я  совсем  малая  была.  Но  сказывали,  что в  лесу нашли  убитого  бойца. Там  его  и  захоронили. Мы  тогда  под  немцами  были.  А  когда  наши  пришли,  то  мы  сообщили  военным.  Приезжали  солдаты,  искали  могилку,  но  не  нашли.  Вот  ты  её  только  отыскал  в  ежевике. Надо  сообщить  в  сельсовет.

Через  неделю в  деревню  приехали  солдаты.  Лёша  проводил  их  к  могилке. Командир  сказал,  что останки  солдата  с  почестями  будут   перезахоронены  на воинском  кладбище.

- А  вы  знаете,  кто  это? -  спросил Лёша  у  молоденького  лейтенанта.

- Нет,  медальона  при  нём  не  нашли. Будет значиться  как  неизвестный  солдат.

- А  я  знаю,  кто  это. Это  Иван  Матвеев,  связист.

- Откуда  ты  можешь  знать? -  удивился  лейтенант.

-  Оттуда, -  ответил  Лёша  и  показал  медаль  «За  отвагу».

-  Нашёл в  лесу? -  спросил лейтенант.

-  Меня  наградил майор  Береговой в  1942  году  за  то,  что  я  передал  ему  приказ  от  раненого  связиста  Ивана  Матвеева.

Мальчик  рассказал  лейтенанту  историю с  приказом.

- Пацан,  а  ты  фантазёр, однако, -  только  и  промолвил военный. -  Дай-ка  я  запишу  номер  этой  медали.  Может  в  архивах  можно  будет  отыскать  настоящего  героя.

Лёша  пожал  плечами,  сказал  номер  медали  и военные  уехали.

История  забылась,  лето  закончилось.  Начались  занятия  в  школе.  Однажды  во  время  урока  истории к  деревенской  школе подъехало много  машин.  Из  них  вышли  военные  в  погонах,   с  орденами  и  медалями  на  груди. Они  прошли  к  директору,  а  потом  зашли  в  Лёшкин  класс.

-  Вот  у  нас  один  в  классе  Лёша, -  сказала  директор  школы,  очень  волнуясь. -  Что  ты  натворил?  -  строго  шепнула  она  на  ухо  мальчику.

 Самый  главный  военный,  седой, строгий, с  красными  лампасами  на  брюках, подошёл к  Лёше,  вывел  его  к  доске и  поставил  перед  классом.

- Вот  ты  какой,  Лёша.    А  почему  медаль  не  носишь?  

Лёша  смутился,  покраснел.

-  А  можно  в  школу?

- Конечно,  это  твоя  фронтовая  награда.  Мы  нашли  в архивах запись  майора  Берегового,  которую  он  сделал  в  1942  году,  за  полгода  до  своей  смерти  под  Оршей. Он  сделал  запись  в  наградной  лист,  что медаль  «За  отвагу « №  563287  присвоена  мальчику  Лёше из  деревни  Краскино за  доставку  приказа в  сложной  боевой  обстановке. Мы  после  войны  искали  этого  мальчика  в  деревне, но   найти  не  могли.  Да  как  мы  могли  его  найти,  если  он  родился  в 2005  году. Мы  не  знаем,  как  это  могло  произойти в  жизни,  но  это  действительно  твоя  медаль  за  твой  военный  подвиг.  А  связного,  могилку  которого ты  нашёл,  действительно  звали  Иван Матвеев.  С  нами  приехали его  родственники.  Расскажи  им  свою  необыкновенную  историю.

Леша достал  из  кармана  и  прикрепил  на школьную  форму медаль  «За  отвагу», а  затем,   волнуясь  и  сбиваясь, рассказал  свою  необыкновенную   фронтовую  историю  сидевшим    перед  ним   пожилым  людям, которые   со  слезами  на  глазах  слушали  мальчика,   совсем  недавно  общавшегося   с  их  дедом  и  прадедом,  погибшим более  семидесяти  лет  тому  назад,   и  который  помог  ему  выполнить строгий  боевой  приказ,  и  благодаря  которому   связист  Иван  Матвеев вернулся  из  неизвестности.

Это  было  невероятно,  но  это  была  правда,  потому что  на  груди  Лёши  сияла  боевая  медаль,  полученная  им за   подвиг на  фронте  в  далёком,  невероятно   тяжёлом  1942  году.

 

ЗНАМЯ ПОЛКА ВАНИ  ПРОХОРОВА

Когда  Ваня  Прохоров вечером  прибежал с  речки  домой,  мама  встретила  его  известием,  что  в  Смоленской  области  нашли  останки  его  прадедушки и  просят  их приехать  на  церемонию торжественного  перезахоронения.

- Мой дедушка,  Иван  Прохоров, твой  прадедушка,  был  командиром  батареи  и пропал  без  вести в  сентябре  1941  года во  время  боёв  за  Смоленск, -  сказала  мама. -  Тебя  назвали  Иваном  в  его  честь. Поисковая  группа обнаружила  место  последнего  боя  его  батареи. Там  нашли   медальон  с  его  именем. Мы  завтра  выезжаем.

            Утром рейсовый  автобус  доставил  Ваню  и  его  маму  на  станцию,  а  скорый  поезд  повёз на  запад.  В  Смоленске путешественников  встретил капитан  из  военкомата,  отвёз  в  деревню Мякишево  и  попросил  пожить  здесь  и  подождать  два  дня,  пока  не  закончатся все  работы. В  деревне Ваню с  мамой  поселили  в  дом  одинокой  бабушки Ани,  которая  жила  вместе  с  внуком  Лёшкой. Ваня  с  Лёшкой  оказались   погодками, оба  перешли  в  седьмой  класс,  оба  любили рыбалку  и  купанье  на  речке,  потому  быстро  подружились.

            - Вань,  пошли,  я  тебе нашу  речку  покажу, -   предложил  Лёшка.

            День  был  жаркий и  Ваня  согласился. Речка  была  небольшая,  мелкая,  но  песок на  бережку   был  чистый  и тёплый.  Мальчики  покупались,  поныряли. Оказалось,  что  Ваня  плавает  получше,  зато  Лёшка  лучше  ныряет.

            - Я  могу  целых  полторы  минуты  быть  под  водой, -  прихвастнул он.

            Лёшка  набрал  в  лёгкие  воздух  и  нырнул  под  воду,  а  Ваня  стал  считать.      Досчитал  до пятидесяти  пяти,  как  Лёшка  вынырнул.

            -  И  минуты  нет,  но  всё  равно  здорово, -  сказал  Ваня, -  А  где  здесь  бои  были, ты  знаешь?

            Лёшка  удивился вопросу.

            -  Да  везде.  Тут  такая  война  шла,  ни  одного  дерева  целого  в  лесу  не  осталось.  Там,  где  раскопки  ведут,  там  батарея  стояла.  Я  сам  слышал,  как  старики  рассказывали. У  них  уже  снарядов  не  осталось,  а  танки  с  крестами  на  них  прут  и  прут. Так  бойцы  с гранатами  на   них  бросались.  Все  погибли. Потом,  кого  нашли,  селяне похоронили  на  деревенском  кладбище. А  несколько  человек засыпало  взрывами,  так  их  не  нашли,  и  сейчас  только  обнаружили. И  гильзы  артиллерийские  с  ними.

            - Там  моего  прадеда  нашли.  Он  командовал  этой  батареей.

            -  Да, -  с  уважением  протянул  Лёшка. – А  командир раненый  один с  гранатой на  танк  пошёл,  старики  сказывали. Мальчишка  один с  опушки напротив  всё  видел  и  в  деревне  рассказал. Но  командира тогда   не  нашли.

            Ваня  представил  себе,  как  его  раненый  и  весь  перевязанный   прадед  Иван  Прохоров один  с  гранатой  в  руке  идёт  на  танк,  и  ему  стало  страшно  за  прадеда. 

            Солнце  сползло  к  лесу,  и  мальчики  засобирались  домой. Маме  бабушка  Аня постелила  на диване  в  гостиной,  а  Ване  поставила  рядом  раскладушку. С  дороги и  после  купания  на  речке  Ваня  уснул  сразу,  едва  лёг  на  скрипучую  койку  и чуточку  согрелся  под  одеялом.  

            Среди  ночи  он  неожиданно  проснулся,  будто  кто-то  тронул  его  за  плечо. Ваня  открыл  глаза и  с  удивлением  увидел  себя на  опушке  леса.  Вокруг  изрытая  воронками  земля,  запах  гари  и  жар  от горящих  ящиков  из-под  снарядов. Перед  ним  стоит командир  с  перевязанной  головой и,  морщась  от  боли, говорит  ему,  глядя  прямо  в  глаза.

            -  Иван  Прохоров, запомни,  в  подвале  школы,  в  углу,   в  пустой  гильзе  из-под  снаряда   я  спрятал  знамя  моего  полка. Найди  знамя  и  передай в часть. Сохрани  честь  моего  полка,  Иван  Прохоров. Это  приказ. Запомни,  в  углу  подвала  в  школе.

             Сказал и  снова  тронул Ваню  за  плечо.  Ваня  от  прикосновения  проснулся и  увидел,  что  Лёшка трясёт  его  за  плечо. 

            - Вставай,  соня.  Весь  день  проспишь. Пошли  скорее  на  рыбалку.  Сейчас  спозаранку  рыба  у  нас  знаешь,  как  клюёт.

            Мама  уже  встала  и  помогала  бабушке  Ане  на  кухне.   Ваню  и  Лёшу  покормили  яичницей  и  оладьями  с  молоком.

            -  Ну  что,  пойдём  на  рыбалку?- спросил  Лёшка.

            -  Подожди  Лёшка,  надо  подумать.  Скажи,  где  у  вас  до  войны  была  школа?

            - Так-то  когда  было, -  протянул  товарищ. – Мне  сказывали,  что  в  барском  доме на  холме.  Так  его  в  войну  разрушили,  и  там  сейчас уже только  старые  кирпичи  кое-где можно  найти.

            -  Пойдём,  туда  сходим,  -  предложил  Ваня.

            -  А  что  там  делать? -  удивился  Лёшка. – Ладно, давай  сходим,  там на  развалинах  малины  много.  Уже  должна  поспеть.

            Ребята  поднялись на  холм  перед  деревней. Место  было  заброшенное,  заросшее  орешником  и  дикой  лесной  малиной. Лёшка  стал  искать  спелую  ягоду,  а  Ваня  обошёл  холм,  внимательно всматриваясь под  ноги,  пытаясь что-то  отыскать  в  буйных  зарослях.

            - Вань,  иди  сюда,  смотри,  сколько  малины уже  спелой.

            -  Подожди,  Леша с  малиной. А  где  у  школы  был  подвал,  ты  не  знаешь?

            Лёша подумал,  почесал  густую  шевелюру.

            -  А  тебе  зачем?

            -  Потом  скажу.  Скажи,  если  знаешь.

            - Мне  бабушка  рассказывала, что  после  войны  от  школы  только  подвал  и  остался.  Так  поселковые  ребята  там играть  начали,  костры  жечь, с   уроков сбегать,  покуривать.  Тогда  председатель  сельсовета  приказал  подвал  засыпать.  Привезли  самосвал глины  и  завалили  туда  вход. А  был  он  на  углу  здания,  с правой  стороны.  Вот  здесь где-то.

            Леша  показал  на  кучу  глины  в  сторонке.

            - Лёша, а  лопату  ты  найдёшь  дома?

            - Да  есть  лопаты.  А  что  ты  задумал?

            -  Пошли  за  лопатами, -  решительно  сказал  Ваня  и  направился  обратно  в  деревню.

            -  Чудак,  ты  малины  нашей  даже не  попробовал, -  бросил  ему  Лёшка  и  поплёлся  следом.

            Вскоре  ребята  вернулись  с  лопатами и начали  копать  глинистый  отвал,  где должен  был,  по  словам Лёши,   находиться  вход  в  подвал. Копать  было  непросто.  За  долгие  годы  глина  слежалась,  высохла,  и отступала  с  большим  трудом.  Лёшка  скоро  не  выдержал.

            -  Ваня, ну  зачем  тебе  нужен  этот  подвал?  Может  он  вообще  завалился.

            -  Будем  копать,  пока  не  откопаем, - твёрдо сказал  Ваня  и  с  новой  силой  ухватился  за  лопату.  Но  когда  ребята  сняли  верхний  слой  ссохшейся  глины,  стало  легче. Сырая  глина  стала  податливей,  и  вскоре  друзья  откопали  дверь,  ведущую  в  подвал.  Доски двери  отсырели  и  стали  трухлявыми. Ваня  ударил  лопатой,  доска  отвалилась  и  открылся   чёрный  лаз. Лёше  стало  страшновато.

            - Вань,  а  вдруг  там  змеи?

            -  Нет  там  змей.  Там  знамя  полка, -  ответил  Ваня  и  бесстрашно  протиснулся  в  темноту. Лёша, оглядываясь,  с  опаской  проследовал  за  ним. Когда  глаза  ребят  привыкли  к  темноте,  они  осмотрели помещение, в  котором  оказались. 

            Обширный  подвал,  в  отличие  от  дома,  хорошо  сохранился. Бетонное  перекрытие  стойко  выдержало  удар  войны  и  времени. Лишь один  угол  не  выдержал   и  был  завален  просевшим  грунтом  и  битыми кирпичами.

            -  Что же  ты,  Иван  Прохоров,  не  сказал  мне,  в  каком  углу  мне  искать  знамя, -  подумал Ваня. -  Ну, раз  мы  не  знаем,  в каком,  то  изучим  все. 

            - Лёша,  мне  ночью  приснился  мой  прадед,  командир,  весь  раненый,  и  приказал  мне найти  знамя  полка,  которое  он  спрятал  в  гильзе  от  снаряда  в  углу этого  подвала. Будем  искать знамя.

            Лёша  во  все  глаза  смотрел  на  товарища.

            -  Вань,  а  если  тебе  это  просто приснилось. Чего  это  мы  полдня  копали ради  простого  сна?

            - Леша, это  не  простой  сон.  Мне  отдал  приказ   мой  прадед  перед  смертью,  и  я  его  обязан выполнить. Копай  в  этом  углу,  а  я  напротив. Ты  видел  гильзы  от  гаубицы.  Вот  в  такой  гильзе спрятано  знамя.

            Друзья  стали  копать  землю  в  разных  углах  подвала. Но  в  них  ничего  не  нашли,  кроме  строительного  мусора. Вдвоём  ребята  быстро  выкопали  яму  возле  третьего  угла,  но  и  там  ничего  не  оказалось.

            - Вань, да  нет  здесь  ничего. Тебе  просто  приснилось, -  взмолился  Лёшка. -  Сейчас  на  речке  так  хорошо,  а  мы  в  сыром  подвале  ковыряемся,  как  слепые  кроты.

            - Лёша,  надо  проверить  этот  угол, -  твёрдо  заявил Ваня.

            Он  подошёл  к  четвёртому  углу, засыпанному  просевшим  грунтом  и  стал его  очищать.  Неожиданно  лопата задела  что-то  твёрдое.

            - Что-то  есть, -  обрадовался Ваня,  и  вместе  с  Лёшей  принялся  освобождать  угол  от  мусора.  Вскоре  под  лопатами  показалось  что-то  большое  и  чёрное.

            - Это  не  гильза, -  заявил  Лёша. – Гильза  поменьше,  и  она медная.

            Ещё  немного,  и  перед  копателями  вырисовался  чёрный  страшный  силуэт  крупной  авиабомбы. Хвостатое  мерзкое  чудовище спокойно  возлежало  посреди  битых  кирпичей  и  мусора, словно  приглашая  продолжить  раскопки и посмотреть  на  всю  её  смертельную красоту.

            - Бомба, -  ахнул Лёшка,  – неразорвавшаяся. А  вдруг  сейчас  жахнет?  Ваня, делаем  ноги.

            Ваня  мрачно  смотрел  на  бомбу  и  молчал.

            - Ваня,  надо  военным  сообщить.   Они  приедут  и  разминируют.  Тогда  мы  и  откопаем  знамя  полка,  если  оно  там  есть.

             - Военные  не  станут  разминировать эту  гадину.  Они  подорвут  её  на  месте. И  от  знамени  ничего  не  останется, - сделал  вывод  Ваня. – Нам  надо  её  откопать   и  закрепить,  чтобы  не  пошевелилась. Только  потом  мы  сможем  отыскать под  ней  знамя.

            - Вань,  я  боюсь, - признался  Лёша, – это  большая  бомба.  Если  что,  от  нас  и трусов  не  останется. 

             -  И  от  знамени  тоже, -  ответил  Ваня и  стал  осторожно  освобождать  бомбу. Скоро  стало  ясно,  что  бомба  не  лежит  на полу  подвала,  а  чуть  зависает,  застряв  в  грунте. Ваня  огляделся. Увидев  в  стороне  несколько  кирпичей,  скомандовал:

            - Леша,  я буду  откапывать  бомбу снизу,  а  ты  сразу   подкладывай  под  неё  кирпичи. Главное,  чтобы  она  не  упала.  Вот  тогда  будет нам  совсем плохо.

            Началась  ювелирная  работа.  Ваня   руками  извлекал  из-под  бомбы  землю,  а Лёша тут же  подсовывал  под  неё  кирпич. Так  продолжалось  до  тех  пор,  пока не  освободили  весь  угол  подвала  от  мусора.  Бомба  смирно  лежала  на  кирпичах,  словно  так  всегда  и  было.

            - Давай  подкапывать  под  неё.  Там  должна  быть  гильза, -  сказал  Ваня, и  копнул лопатой  грунт  под  бомбой. Лопата  уперлась  во  что-то  твёрдое,  звонкое. Ваня  ещё  разок  зацепил  грунт, и  из  земли  вывернулась  потемневшая  от  времени, позеленевшая  орудийная  гильза.

            -  Вот  оно,  знамя, -  ахнули  ребята. 

            Они  осторожно  стали  извлекать  гильзу  из–под  бомбы,  и  тут  произошло  обрушение. Словно  не  желая отдавать святыню  войны,  фашистская громадина провернулась,  высвободилась  из  грунта  и мягко  легла  на  гильзу,  прикрывая  её  своим  чёрным  телом. Ребята  отшатнулись и  замерли.  Мгновения тянулись,  как часы. Но  ничего  не  произошло. Бомба   улеглась на пол  подвала,  придавив  собой  гильзу, отчего  та  даже  чуточку  прогнулась.

            - Вань,  я  думал,  что  всё,  нам  кранты.

            - Видимо,  ещё  не  всё.  Не  хочет  фашистская  сволочь  отдавать  знамя полка.  Но  мы  обязаны  его  достать.  Это  приказ.  Война  продолжается, -  стиснув  зубы,  промолвил  Ваня.  – Возьми вон  ту  доску,  через  кирпич  осторожно поднимешь  бомбу,  а  я  вытащу  гильзу.

            Медленно,  по  миллиметру ребята  приподнимали   смертельную опасность,  и  как  только гильза  освободилась, вытащили  её,  и  так  же  медленно  опустили  бомбу.

            Бережно прижав гильзу  к  себе,  как  великую  драгоценность,  Ваня  выбрался  из  погреба.  За ним,  чертыхаясь,  вылез Лёшка.

            -  А  ты,  Лёшка,    не  верил,  говорил,  что  это  просто  сон.  Вот  оно  здесь,  знамя  полка.

            - Вань, давай  вытащим  его,  посмотрим.

            -  Нет,  Леша, нельзя  нам  его  вынимать.  Неизвестно,  в  каком  оно  состоянии.  От  древности  его  повредить  можно. Надо  его  отдать  специалистам.

            -  Тогда пошли  на  раскопки. Там  передадим  военным.

            Так  ребята  и  поступили.  Они  передали  гильзу  военным  и  рассказали  историю  про   сон. Военные  недоверчиво покачали  головой,  но  гильзу  приняли  и  пообещали разобраться.

            На  следующий  день состоялось  торжественное  захоронение  Героев  Великой  Войны. Играл  оркестр,  произносились  речи.  Наконец слово  взял  представитель  министерства  обороны.  Седой  генерал рассказал  о  жестоких  боях  при  обороне  Смоленска, о  том,  как  героически  обороняли  город  советские  солдаты. В  завершении  речи  он  неожиданно  поискал  среди  присутствующих кого-то  глазами,   и  поманил рукой  к  себе  Ваню  и  Лёшу.

            - Великий  героизм  проявили солдаты  Советской  Армии  в  годы  войны. Но  и  в наше  время есть  героические  продолжатели  дела   отцов  и  дедов. Вот  эти  ребята,  правнуки  воинов  Победы, вчера  совершили  подвиг,  и  нашли знамя  полка, спрятанное  от  немцев  в  годы  войны. Они  нашли  его  с  огромным  риском  для  жизни,  проявив  мужество  и  героизм,  не  испугавшись  огромной  неразорвавшейся  фашистской  бомбы. Сейчас  там  работают  сапёры,  и  ликвидируют  опасность, столько  лет нависавшую  над  жителями  деревни. Благодаря  этим  ребятам  будет  восстановлено  название  полка,  считавшегося  утраченным  вследствие  потери  знамени.  Знамя  живо,  и  будет  восстановлен  полк,  который продолжит   охрану  покоя  нашей  страны.   А  я  буду ходатайствовать,  чтобы  вас,  ребята, наградили  воинской  медалью  «За  отвагу».  Вы  заслужили  эту  награду. Вот  это  знамя,  пережившее  столько,  но  не  доставшееся  врагу.

            Генерал  осторожно  развернул  пакет и  вынул  из  него  красный  кумач,  развернувшийся  в  потемневшее  от  времени,  местами пробитое  пулями знамя,  тотчас  ожившее  под  взглядами  сотен  людей  и  затрепетавшее  на  лёгком  ветру.

            Все  захлопали,  а  ребята  стояли  перед  всеми,   красные  от  смущения. А  после  завершения  церемонии генерал  подошёл  к   маме  и  передал  ей  листок  бумаги. 

            - А это  вам  письмо через  столько  лет. Спасибо  вам  за  деда  и за сына.

            Дрожащими  руками  мама  взяла  письмо, торопливо написанное  красным карандашом,  и  прочитала:

            - Дорогие  мои,  пишу  вам  последнее  моё  письмо.  Надеюсь,  оно рано  или  поздно дойдёт  до вас  вместе  со  знаменем  полка. Я ранен,  и  не  переживу  этот  бой.  Но  помните,  что  ваш  сын,  муж  и  отец  мужественно  дрался  с  врагом.  Живите дружно  в  мире  и  помните  обо  всех  нас,  не  пожалевших  жизни.  Иван Прохоров.

            Мама  читала  это  письмо  и  плакала,  и Ваня  плакал,  но  вместе  со  слезами  в  нём  поднималась  гордость  за  своего героического  прадеда,  которому  было тогда  всего  двадцать   один  год  и  два  месяца. 

9пп

 

 

Наталья Капустюк

ПИСЬМО МУЖУ НА ФРОНТ

Шмарихину Александру Васильевичу

Любимый Саня. И у нас весна.

Хоть снег на сопках - квакают лягушки.

Ночь на дворе, в окно глядит луна

На сына спящего – сопит вон на   подушке!

Набегался, а как он стал похож,

На папку, ждёт с войны: « Придёт  Героем!».

Глаза твои. Упрям и белокож,

Раскинулся, сейчас пойду, укрою.

За нас не очень ты переживай,

Есть хлеб, картошка, дров ещё немного…

 Дождь лил вчера, протёк   в углу сарай,

Да проржавели гвозди у порога.

Корова, слава богу, ожила,

Уже выходит в полюшко на травку.

Пасётся в стаде, на краю села,

Пастух - пришедший с фронта, дядька Славка.

Он без руки, но знает в деле толк.

И мне поможет, залатает крышу.

Возьму в колхозе пару досок в долг…

Ой, похоронка к нам пришла на Гришу.

Ну, вот и ночи нет, рассвет встаёт.

Иду со всеми (вскапываем грядки…)

Единственный  мой, солнышко моё!

Вернись, я верю. Будет всё в порядке!

PS:

А письма от тебя  я  берегу,

Люблю   и сердцем, и душой.   Волнуюсь…

И буду ждать, ты знаешь, я - могу! 

На встречу уповаю  и… целую.

Шмарихина  Мария Григорьевна

                село  Усть-Тальменка, весна 1943г.

 

ПИСЬМО С ФРОНТА

- Здравствуй милая! У нас уже весна.

Из окопа тропочка видна.

Там вдали в зелёной дымке лес.

Словно всё из наших дивных мест.

Словно не гремела здесь война,

Ах, какая всюду тишина!

Помнишь, вдалеке, был   май вцвету,

 И фиалку розовую  ту.

Ты её в венок сама вплела,

Словно лебедь белая плыла.

Я фиалку в книжку положил,

Ты её сыночку покажи,

В томике хранится между строк,

Это наш с тобою оберёг…

Тенькнула синица…  и приказ –

Ждёт работа фронтовая нас.

В сердце ты всегда со мной, Марусь,

Ничего не бойся, я вернусь! -

… Не вернулся. Ты его прости.

 В дали голубые отпусти…

 

 

Елена Долгих

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Май. Победа. Первый класс -

Димка наш  отличник!

Прилетел к нему тотчас

Дед поздравить лично.

Крепко внуку руку жмёт:

«Молодчина, Димка!»

…Дед недолго проживёт,

Годик с половинкой…

Раны старые к зиме

Поболят недолго…

Похоронят на холме,

Там, где плещет Волга.

 Не забудем деда мы

Ни за что на свете.

Чтят Победу той весны

Взрослые и дети.

 

 

А Я НЕ ВИДЕЛ ДЕДА…

 А я не видел деда,

он не пришёл с войны.

Зато была Победа

и слёзы той весны.

И я весной родился,

но через тридцать лет.

За это дед мой бился,

спасая белый свет.

На память только фото,

и старая тетрадь.

Теперь моя забота –

Россию защищать.

 

 

Лидия Огурцова

ГЕРОЕВ НЕ ЗАБЫТЬ

Отшумели зимние метели.

Воздух свеж, пахуч и сладковат.

Голуби над городом взлетели –

Будто души чистые солдат.

Пусть летят над миром эти птицы –

Радостные вестники побед.             

В памяти хранят потомки лица

Тех, кого уж рядом с нами нет.

Старому бойцу опять не спится,

В прошлом затерялся его взгляд.

Там, где сердце продолжает биться,

Там, где души в облаках летят,

Где присыпанное пеплом поле,

Как виски седые у солдат,

Где в небесном голубом просторе

Полк Бессмертный вышел на парад.

Отшумели зимние метели.

Воздух свеж, пахуч и сладковат.

Голуби над городом взлетели –

Будто души чистые солдат.

 

 

Надежда Радченко

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Всё, что здесь осталось после пекла –

Остовы домов и россыпь пепла.

Где сады цвели – теперь пустыни.

Ветер сеет семена полыни

По полям, по оголённым склонам,

Чтобы снова стало всё зелёным,

Чтобы память о лихой године

Сохраняла горечь той полыни,

Чтобы о войне не забывали,

Чтобы новых войн не затевали.

 

 

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

В молчании встанем,

 Невольно всплакнем,

 Всех павших - помянем,

 Войну - проклянём,

 Заметим случайно,

 Как где-то вдали,

 Курлыча печально,

 Летят журавли...

 

 

ВЕТЕРАНЫ

Как же мало

Остаётся их в живых –

Ветеранов,

Настоящих, фронтовых!

В мир иной они уходят,

Словно в бой,

Унося частицы памяти с собой…

9нн

 

Поздравляем авторов с публикациями!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 109 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР