ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ

Автор :

Женька вошел в ванную и изумленно присвистнул: рыбалка удалась на славу! В большом тазу уже нервно били хвостами окунь и маленький карасик, а старший брат Мишка все продолжал выкладывать из ведра свой улов: еще карасик, плотвичка и… Мишка остановился и с хитрой улыбкой обернулся на Женьку:

-А сейчас, внимание, барабанная дробь… Жень, барабанная дробь-то где?

Женька застучал пальцами по краю ванны.

-Вуаля! – Мишкина рука снова нырнула в белое эмалированное ведро.

Ведро заходило ходуном, наружу высунулась злящая вытянутая морда. Морда была перетянута синим носком в желтую крапинку, как будто бы у нее болели зубы. Хотя взгляд у морды был таким, что становилось понятно, что зубы непременно разболятся у каждого, кто решит с ней связаться. Если, конечно, останутся, зубы эти.

-Щука?! – ахнул Женька.

-Щука?! – эхом повторила мама, заглядывая в ванную.

-Щука! – гордо кивнул Мишка. – Килограмма четыре, не меньше. Видите, какая длиннющая? Думал, она вообще в ведро не влезет. Я ей морду даже своим носком перевязал,  чтобы она всех остальных по дороге не слопала, хищник все-таки. Я всю жизнь мечтал щуку поймать!

-Ты же вроде всю жизнь мечтал формулу –один выиграть, - напомнил Женька.

-Вспомнил! - махнул рукой Мишка. – Это еще на прошлой неделе было.

-Не, ну щука хороша, - вклинилась в спор мама. – С работы приду – приготовлю. Думаю, ее запечь можно. Или котлеток наделаю. У меня такой рецепт есть!

Щуке, по всей видимости, планы на вечер не понравились, потому что она изогнулась и изо всех сил ударила Мишку хвостом.

-Зверюга! – сердито рявкнул Мишка. – Женька, наливай в ванну воду. А я пока пойду вздремну.

Мама ушла на работу, Мишка улегся спать, а Женька присел на корточки около ванны.

Щука лежала на дне, нервно подергивая блестящим темно-зеленым хвостом и хмуро косясь на Женьку выпученным черным глазом. По воде плавал тазик с окунем, плотвичкой и карасиками.

Женька опустил в ванну палец. Щука резко изогнулась и угрожающе причмокнула перевязанным ртом. Женька почувствовал, как начинает проникаться к рыбе уважением: она явно была не из тех, кто сдается без боя.

«А, может, отпустить, - промелькнула осторожная мысль. – Ну, какие из нее котлеты. Таких наешься – сам на людей бросаться начнешь. Да и потом: вон, она какая зеленая! Вдруг котлеты тоже зелеными будут. Зеленые котлеты: бя-я-я!»

Женька тряхнул головой. Мысль слетела с каштановых кудряшек и скрылась в коридоре.  Нет, щуку выпускать нельзя: брат обидится, потом год дуться будет. Он все-таки уже целую неделю рыбачит, для Мишки неделя – это прям серьезное увлечение.

Он уселся поудобнее и снова уставился на щуку.

 Дзинь-дырынь! – хрипло окликнул дверной звонок.

«Кого еще черти принесли», - нахмурился Женька, с неохотой отрываясь от океанариума. Он вышел в коридор и распахнул входную дверь.

Черти принесли соседку Ленку вместе с младшим братишкой Сёмкой и котом Апельсином. Хотя, по правде говоря, кота Апельсина принесли не черти, а сам Сёмка, и теперь кот безвольно висел у него в руках как огромная мохнатая гусеница.

Женька с тоской посмотрел на гостей и в приступе последней надежды прижался к косяку. Может, если замереть и не шевелится, они уйдут. А что? Подумают, что дверь открылась сквозняком, а дома-то и нет никого.

-Привет, Жень, а мы к тебе! – развеяла его надежды Лена. Она кивнула Сёмке, и все трое ввалились в квартиру.

-Заходите! – запоздало предложил Женька.

Лена с Сёмкой промаршировали на кухню. Лена плюхнулась на стул. Сёмка вскарабкался на табурет и нырнул в вазочку с шоколадными конфетами. Апельсин растекся по столу, задние лапы и хвост лохматыми каплями скатились вниз по скатерти.

-Угощайтесь, - снова с опозданием предложил Женька.

-Уроки сделал? – спросила Лена.

-Да почти все сделал, литература только осталось, - ответил Женька. – Вы потише, у меня брат спит.

-«Литература только осталось», - передразнила его Лена, игнорируя информацию о брате. – Да в литре и есть вся проблема! Ты вообще смотрел, что там задали?

-Нет, - честно признался Женька. – Там задание какое-то с номером. Пересказать, наверное, что-нибудь или на вопросы ответить.

-«На вопросы ответить», - гнусаво повторила Лена. – Ты читай! – она распахнула учебник на нужной странице. – «Творческое задание: придумайте иллюстрацию к любой детской сказке и изобразите ее». Ты слышал: «изобразите ее»!

«Изобразите»?!…

Женька схватился за голову: «Это что ж рисовать придется?! Прям карандашами по бумаге?! А не делать домашку нельзя, у него и так тройка в году вырисовывается!  Так, что он умеет рисовать… Домик! Точно! Там ничего сложного: квадрат, а над ним треугольник. Так, значит, срочно нужна сказка про домик! Про один только домик! Это будет…»

-Да не боись ты! – Лена бесцеремонно ворвалась в Женькины мысли. – Я все уже придумала, ничего рисовать не придется. Нарядимся как в сказке, встанем, как надо, и сфоткаемся, всего и делов! Будет коллективная творческая работа, нам за нее еще и дополнительную пятерку поставят.

Женька облегченно вздохнул: за фразу «ничего не придется рисовать» он был готов сделать все, что угодно.

-Ну, а по какой сказке будет делать? – деловито спросил он.

-«По какой сказке», - снова передразнила Лена. – А сам не хочешь подумать? Это что же, все я должна делать? И учебник притащить, и задание прочитать, а теперь еще и думать за всех?!

Женька кивнул: действительно, получалось как-то не очень справедливо. Он перевел взгляд на Апельсина:

-Может, кот в сапогах?

-Там в конце кота не убивали случайно?

-Нет, вроде.

-Тогда не пойдет! – покачала головой Лена. - Апельсин живого кота изобразить не сможет. Возраст не тот.

Женька снова на секунду задумался:

-Знаю! «Золушку»! Ты будешь Золушкой, Апельсин – тыквой, Сёмка – пажом, а я принцем.

- В сцене с тыквой принца не было, зато была фея-крестная, - поправила его Лена. –Сейчас притащу косметику…

-Нет! – прервал ее Женька. – А может, «Дюймовочку»? Апельсин будет скорлупкой грецкого ореха…

-А мне, как Дюймовочке, придется залезать на него? - перебила его Лена.

-Да не, - успокоил ее Женька. – Ты будешь жабой, а в Дюймовочку мы Сёмку оденем, платьице там и все такое.

Лена нахмурилась. Семён вынырнул из вазы с конфетами:

-Я не шоглащен платье одевать!

-Ты весь в шоколаде! – возмутилась Лена. – Марш в ванную умываться.

-Может, не ванную. Тут на кухне тоже можно… - начал Женька.

Но было уже поздно: Сёмка спрыгнул с табурета и скрылся в ванной. Через секунду квартира содрогнулась от душераздирающего крика.

-Акула! – изо всех сил орал Сёмка.

Женька подскочил на месте, Ленка сорвалась со стула, с потолка в коридоре упал кусочек штукатурки, и даже Апельсин приподнял голову. Один только Мишка продолжал дрыхнуть в своей комнате. Все-таки рыбалка – необыкновенно утомительное занятие.

-Это кто?! Правда, акула?! – взвизгнула Лена, склоняясь над ванной.

-А это пираньи?! - добавил Сёмка, тыча пальцем в ничего не подозревающих карасиков.

-А где взял? В магазине? – посыпала вопросами Лена. - А чего сразу не сварил? А меня акульим супом угостишь? Ой, а это ж не акула! Осётр? Да? Осётр? Только не говори, что сам поймал? Неужели в пруду? Или на речке? А икра у него будет? Или это мальчик? А вторую поймаешь? Чтоб икра была. А ты прям на удочку ловил? Или этой… как ее… сетью? Неужели динамитом глушил?! А ты знаешь, что за это в тюрьму сажают. Ой, а сейчас он на лосося больше похож. Лосось медведи едят. А если есть лосось, то медведи тоже есть?

-Это щука! – прервал словесный поток Женька.

-Как по «Щучьему веленью»! – восторженно протянул Семён. – Волшебная щука!

-Женька, ты гений! – восхитилась Лена.  – И как это ты догадался щуку поймать! Всё! Решено! Будем ставить сказку «По щучьему веленью»! Ты будешь Емелей-дурачком, щука – щукой…

-А ты кем? Печкой? – усмехнулся Женька.

-А я буду оператором и по совместительству режиссером, - строго ответила соседка.

-А я хочу машинку на радиоуправлении. Она может? – с надеждой спросил Сёмка.

-Может, может, - отмахнулась от братишки Лена. – Жень, тащи зимнюю одежду и ведро: будем из тебя Емелю делать!

***

Лена окинула Женьку критическим взглядом и довольно кивнула:

-Супер! Емеля-дурачок, ни дать, ни взять!

Женька перевел взгляд в зеркало и страдальчески вздохнул: мамин бордовый пуховик, подпоясанный оренбургским платком, обмотанное вокруг шеи льняное полотенце, лыжные перчатки, папина меховая шапка с надписью «Привет с Севера» и синее эмалированное ведро в руках. Да, насчет дурачка сомнений быть не могло!

-Чего стоишь?! – поторопила его Лена. – Щуку доставай!

Женька снова вздохнул и поплелся в ванную.  Он скинул перчатки, подтянул рукава пуховика и наклонился с ведром над ванной.

-Не могли бы Вы пойти в ведерко, - робко начал он.

Щука еле заметно изогнула голову и скосила на Женьку большие выпуклые глаза.

«Я тебе тот же вопрос хотела задать, - говорили глаза. – Лично я свое отсидела».

-Это только на пару минут, - продолжил неуверенные переговоры Женька. – Зато станете звездой … э-э-э … школьного фотоальбома.

«Перед тем, как станете котлетой», - в мыслях добавил он.

Женька опустил ведро в ванну, вода с тихим журчанием хлынула внутрь. Щука упорно делала вид, что ничего не замечает: карьера фотомодели ее явно не интересовала.

-Да что ты с ней так церемонишься! – Ленка подлетела к ванне, схватила щуку за хвост и резко толкнула ее в сторону ведра.

Непонятно, что возмутило щуку больше: неуважительное «тыканье» или хватание за хвост, но прощать это она явно не собиралась. Щука выскользнула из Лениных рук и забилась, как выброшенная на сушу плотвичка. Во все стороны полетел фонтан брызг.

Щука бушевала, Лена не сдавалась. Битва продолжалась до практически полного осушения ванны. Поняв, что вода теперь осталась только в ведре, щука сдала позиции и позволила запихнуть себя внутрь.

-Всего делов-то! – бодро сказала Лена, откидывая с лица мокрые пряди.

Щука сидела в ведре согнувшись и буравила всех ненавидящим взглядом.

-Волшебная щука, - снова вздохнул Сёмка. – А она нас на море может отправить?

«Я вас и дальше могу отправить», - зло зыркнула щука.

-Может, может, - нетерпеливо кивнула Лена, вручая Женьке ведро с щукой. – Пойдем!

-Куда? – опешил Женька.

-На улицу, куда же еще? – удивленно ответила Лена. -Не, ну, конечно, можем здесь остаться, если у тебя тут есть река, на фоне которой можно сфоткаться.

***

На улице стояла небывалая для мая жара. Пот стекал с Женькиного лба струями. Прохожие оборачивались, останавливались, с интересом оглядывая странную компанию.

-Веди себя естественно, - фыркнула Лена. – Дергаешься все время, даже люди оборачиваются. Прекрати привлекать к нам внимание!

Женька хотел возразить, что люди оборачиваются, возможно, из- за насквозь мокрого пуховика, болтающегося на нем в конце мая, и эмалированного ведра с бешенной щукой, но разве Лене можно что-то доказать?

Наконец, река! Ребята остановились, Женька шумно выдохнул.

-Все! – скомандовала Лена. - Вставай у самой воды, вот здесь, чтобы трава в кадр не попадала. Льда бы сюда хоть кусочек, но что поделаешь: чего нет, того нет.

Женька послушно встал на нужное место. Лена достала из кармана маленький фотоаппарат. Послышался щелчок камеры. Лена опустила фотоаппарат и посмотрела на получившуюся картинку.

-Похож,- одобрительно кивнул Семен, заглядывая в камеру. - А на самолете она нас может на юг отправить? Или это уже два желания?

-Может, может, - отмахнулась Лена. – Теперь трава в кадре. Жень, перейди на мост!

Женька обреченно кивнул и, обливаясь потом, послушно поднялся на деревянный мостик. Щука взволнованно задергала хвостом и вытянула вверх и без того вытянутую морду.

Щелкнула камера.

-Похож, - снова одобрил Сёмка.- А можно я полечу на море у иллюминатора?

-Можно, можно. Теперь ведро наклони посильнее.

Щелкнула камера.

-Теперь ты на Айболита похож, - вздохнула Лена, - который лечит акуле больные зубы. Тряпку эту надо с пасти снять.

-Может, и с тряпкой ничего, - заныл Женька.

-Ничего?! – взревела Лена. – Столько часов мучаться тут на жаре, а потом из-за тебя трояк получить?! Пока не получится- не разойдемся.

Женька тяжело вздохнул. Он кончиками пальцев ухватился взаМишкин носок и резким движением сдернул повязку с щукиного рта.

Щука радостно причмокнула зубастой пастью.

-Мотор! – рявкнула Лена.

Раздался щелчок камеры.

-Похож, - гнул свое Сёмка. – А можно я еще круг надувной загадаю?

-Ну, теперь, всё?! – нетерпеливо спросил Женька.

-Всё. Почти, - кивнула Лена. – Вот сейчас последний кадр с щукой на руках сделаем...

-С щукой на руках?! – эхом повторил Женька, с ужасом заглядывая в ведро.

«Протез руки заказал уже? Сейчас скидки на них», - угрожающе лязгнула зубами щука.

-Ты что, рыбу боишься?- догадалась Лена.

-Ничего я не боюсь, - буркнул Женька.

Он поправил лыжные перчатки и, глубоко вздохнув, опустил обе руки в воду. Щука на секунду замерла, обалдев от Женькиной наглости. И этой секунды оказалось достаточно: Женька быстро сжал скользкое тело и резко выдернул рыбину на раскаленный солнцем воздух. Чешуя вспыхнула огнем.

-Класс! – кивнула Лена.

-Волшебная щука, - восторженно протянул Семён, - осталось только заклинание произнести. А можно я прямо сейчас загадаю?

-Можно, можно, - отмахнулась Лена. - Мотор! Камера!

Лена снова поднесла камеру к глазам.

-По щучьему веленью, по моему хотенью… - тоненько завел Сёмка.

Щелкнуть камерой Лена не успела, потому что в следующую секунду произошло то, во что потом никто, конечно, так и не поверил.

Дремавший на Сёмкиных руках Апельсин вдруг распахнул рыжие глаза и уставился на рыбину. Щука зыркнула на Апельсина и пренебрежительно дернула хвостом. И вот тут-то все и произошло.

Глаза кота загорелись янтарным огнем, шерсть встала дыбом, хвост распушился как унитазный ёршик, а из мягких подушечек выскочили острые как кинжалы когти. Дикий «мяу» вонзился в летний воздух, как нож в сливочное масло.

Апельсин выскользнул с Сёмкиных рук и ринулся в Женькину сторону.

Пушистый, ленивый, добродушный Апельсин теперь больше всего напоминал несущийся на всех парах тыквемобиль. Ну, или вылетевшее пушечное ядро, если бы кому-нибудь пришло в голову раскрасить снаряд в оранжевый цвет.

Женька испуганно вскрикнул и отпрянул назад. Его хватка на секунду ослабла. Щука выскользнула из Женькиных рук и тихим плеском нырнула в реку.

Из Апельсина словно вынули батарейки. Раздался скрип когтей, кот остановился и плюхнулся на нагретые деревяшки, растекаясь по мосту безобидной пушистой лужей.

Женька рухнул на колени.

-Щука! Назад! – с отчаянием крикнул он, простирая руки к воде.

Щелкнула камера.

-Снято! – радостно объявила Лена. – Супер, фотка получилась: Емеля, выпустивший щуку на свободу. В принципе можно было и без щуки идти, зря ты только ее таскал.

-Что это б-было?- хрипло просил Женька, тыча пальцем во вновь ставшего плющевым Апельсина.

-А! Ты про Апельсина? А я тебе разве не рассказывала? Так его же папе друг с рыболовного судна подарил, он у них там и родился. Он всегда так: как видит рыбу, так звереет. Детская травма, наверное. Семён, пойдем домой!

Лена резко развернулась на пятке и с двинулась домой.

-Жалко, конечно, что щука уплыла, - вздохнул Сёмка, сгребая Апельсина с моста. – Когда теперь на море еще полетим. Одно только желание исполнить успела.

-Что? Какое желание? – рассеянно переспросил Женька.

-Свое, конечно, - пожал плечами Сёмка и вместе с Апельсином двинулся за Леной.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 94 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (4)

Классный финал!
Ждал, ждал, затаив дыхание - чем же дело-то кончится, читал ме-е-едленно, смаковал, возвращался назад, нервно хихикал.
И вдруг -...

Классный финал!
Ждал, ждал, затаив дыхание - чем же дело-то кончится, читал ме-е-едленно, смаковал, возвращался назад, нервно хихикал.
И вдруг - бац! Всё оказалось так просто.
Гениально!
Нина - Вы молодчина!

Подробнее
  Вложения

Ой! Как приятно! Спасибо! Рассказ очень долго писала-переписывала, но финал знала изначально: что бы ни случилось, а щука пострадать не должна!

  Вложения

Нинуля, ты умница! Повеселила!. Апельсин мне напомнил Живоглота, когда он кидался на Коросту.

  Вложения

Ириша, спасибо! Я только сейчас поняла, что кого-то типа Живоглота и представляла, когда писала.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением