Грамотеи

Автор :

– А давай на чердак! – предложил Никита.

– Бабушка узнает – будет ругать. Вчера ещё говорила, что там лестница гнилая, – напомнил я.

– А мы тихонько, осторожно, – не унимался Никита. – И чего ты, Пашка, всего боишься!

И я согласился. Ну а чем ещё заняться в дождливый день в этой глуши, где нет Интернета, а телефон ловит только на горе, до которой топать и топать от бабушкиного дома?

Да, наши с Никитой родители просто молодцы – забросили нас в деревню на целых две недели, а сами уехали! Мол, бабушке помощники нужны, а вам полезно свежим воздухом подышать и от гаджетов отдохнуть.

Вот мы и отдыхаем. Никита – мой двоюродный брат – всего на год младше меня. Мы с ним живём в разных городах и только летом встречаемся у бабушки.

Итак, полезли мы на чердак. Бабушка зря волновалась – лестница, ведущая туда, переживёт нас всех. Ступеньки только немного расшатались.

Никита предусмотрительный – взял фонарик. Поэтому он шёл впереди, а я – следом.

Чердак оказался на удивление просторным. А окно чердачное – малюсенькое, толку от него мало. К тому же на улице было пасмурно. Поэтому без фонарика мы бы точно споткнулись обо что-нибудь.

Запах на чердаке затхлый, пыльный. И всё какого-то желтовато-серого цвета – как на старых фотографиях.

– Фу-ты! – вдруг подскочил от испуга Никита. Свет его фонарика отразился на круглом боку старинного самовара. Рядом стояли чугуны разных размеров и тяжеленный утюг.

– Да тут настоящий музей старины! – присвистнул я, оглядывая всевозможные кадки, корыта, ступы.

Никита нашёл деревянные сани и плюхнулся на них. Сани недовольно скрипнули.

– Тише ты, – говорю ему, – бабушка услышит!

Детская кроватка, люлька, сундуки, чемоданы, коробки – всё покрыто толстым слоем пыли и паутины.

Моё внимание привлёк стоящий около окна большой стол, с двух сторон огороженный кусками фанеры. Сверху он был укрыт протёртой линялой клеёнкой.

Заглянул я под стол – там чемодан небольшой. Никита тоже залез под стол и посветил фонариком. Застёжки чемодана легко поддались, и он распахнул свою желтоватую пасть. В чемодане оказались поздравительные открытки. Самые разные: с Новым Годом, с днём рождения, с 8 марта и почему-то много открыток с 1 мая.

– Теперь понятно, чем занимались люди в свободное время, когда не было Интернета и сотовой связи, – усмехнулся Никита, перебирая открытки со смешными Дедами Морозами, летящими в самолётах и ракетах с буквами «СССР» на борту.

– Хорошее тут местечко, – я забрал у Никиты фонарик и посветил над головой. – Смотри, что-то написано!

– Ето мой танг, – прочитал Никита кривые буквы, нацарапанные на нижней стороне столешницы. – Ха-ха-ха! Танг!

Рядом со словами был нарисован танк.

– Смотри, и здесь написано! – я увидел буквы на ножке стола и прочитал: – Ето мой самалот.

Ниже было изображено нечто похожее на самолёт.

– Интересно, кто эти грамотеи? Может, тёть Анины дети? – предположил Никита.

– Или дядь Мишин Славка, – ответил я.

Когда мы вылезали из-под стола, я стукнулся затылком об столешницу и задел край клеёнки, и под ней показался уголок бумаги. Я вытянул бумагу – это был сложенный вчетверо тетрадный листок. Раскрыл его, а там «Карта клада» написано и нарисована схема нашего чердака.

– Вот это находка! – брат чуть не вырвал карту из моих рук.

Следующие минут десять мы, превратившись в сыщиков, ходили туда-сюда по чердаку в поисках клада. Многое из того, что было нарисовано на карте, стояло и лежало совсем в других местах. Видимо, после того, как кто-то нарисовал эту карту, здесь сделали перестановку. Но окно было на месте, и настенные полки тоже. По ним мы и ориентировались.

– Нашёл! – не удержавшись, крикнул я и потряс над головой жестяной коробочкой, наверное, из-под чая. Она лежала на дне бочки под ситом.

Нам не терпелось открыть её. И вот какое богатство обнаружилось в коробке: значки, солдатики, перочинный ножик, монеты и бумажка с надписью «Етот клад пренадлижит С. и В.».

Забрав с собой банку с кладом, мы спустились в дом, пока бабушка нас не хватилась.

– И где это вас носило? – покачала головой бабушка. – У одного на голове паутина, у второго – опилки. Нашли место для игр…

Кажется, бабушка догадалась, где мы были.

Нас же занимал теперь только один вопрос: кто же эти таинственные С. и В.? Явно не девчонки. Решили, что С. – это дядь Мишин Славка, наш старший двоюродный брат, а В. – какой-нибудь его друг Вася, Ваня или Вова.

А назавтра выглянуло солнце, установилась жаркая погода, и мы, забыв про чердак с его кладом, остатки дней провели на речке.

Наконец мой папа и дядя Серёжа – Никитин папа – приехали за нами. Папа заглянул в комнату, выделенную нам с братом:

– Да, ничего тут не изменилось. Только потолки просели. О, наши солдатики! – вдруг улыбнулся он, заметив маленьких воинов, стоявших на полке. Это были солдатики из той самой чердачной баночки.

Тут и дядя Серёжа подошёл к нему:

– Вот это да! А я и забыл о них.

– Папа, – бросился к отцу Никита, – дядь Вить, ну вы и грамотеи!

Ну, конечно же! Как мы сразу не догадались? С. и В. – наши папы.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 158 раз

Последнее от Анастасия Сукгоева

Люди в этой беседе

Комментарии (2)

История замечательная и идея отличная. Но можно ещё поискать, что и где сократить, чтобы сохранить темпоритм увлекательного приключения.

  Вложения
  1. Евгения Шапиро

Очень мило - Отцы и дети - едины духом. Прямо стоит детям оставлять такие клады и планчики к ним. Если не в детстве, так можно и став родителями -...

Очень мило - Отцы и дети - едины духом. Прямо стоит детям оставлять такие клады и планчики к ним. Если не в детстве, так можно и став родителями - отличная идея - нечто подобное : план-клад современных родителей употребила в "Декорациях волшебства". А здесь план клада настоящий из детства.)

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением