Я НЕ ПИГАЛИЦА (Из цикла "Весь мир в одном человеке")

Автор :
Опубликовано в: Рассказы

Вечер пришел с дождем и страшным незнакомцем. Он появился у дверей, сел к столу на кухне и почти заснул.

Отец подошел к нему, тряхнул за плечо. Этот дядька поднял голову, вспомнил, где он, усмехнулся и сказал:

- Дай хоть чаю что ли.

Алинка была в комнате, когда он заявился, сразу не услышала, слушала музыку, потом вышла зачем-то на кухню и увидела его.

Этот дядька загородил практически весь проход. Сел у самой двери спиной к выходу и никак мимо него не пройти. Чуть протиснешься да и то, если боком.

Алина и протиснулась. А он как зарычит!

Пока отец наливал этому мужику чай, Алина отрезала три куска черного хлеба. Посмотрела на отца. Он показал на пальцах, еще два. Она отрезала еще два куска. Положила их на тарелку, а свои три взяла в руку и собралась вернуться в комнату.

Но в дверях сидел этот дикий зверь. Проход и так был маленький, а теперь он заслонил его полностью, растопырил свои коленки, и смотрел так грозно на девочку, что она испугалась. Отпрянула к отцу, прижалась спиной к его боку и замерла.

Отец обнял дочь, улыбнулся, сказал:

- Ты что, дуреха. Напугалась? Дядьку родного не узнаешь? Это же дядя Сева. Мой брат родной.

- Да она меня и не помнит, поди.

Дядя Сева засмеялся громко, раскатисто. Он весь был какой-то большой. Как медведь, такой же лохматый, крупный, грубый.

- Что, забыла? – Дядя сдвинул колени, похлопал по ним широкими ладонями. – Забыла, как сидела у меня на коленках, а? Вон как вымахала. Выше меня, наверное, будешь, а?

- Нет, - только и сумела вымолвить Алина.

- Тощая ты только очень. Что отец тебя не кормит? Ручки-ножки как у цыпленка тоненькие, ни сверху ни снизу ничего нет. Пигалица самая настоящая.

Алина вырвалась из рук отца, подбежала к дяде, толкнула его в плечи, крикнула:

- Я не пигалица, ясно?

Протиснулась в коридор, сильно хлопнула дверью, закрылась у себя в комнате. Сидела на полу спиной к дивану, грызла корку черного хлеба, лила слезы. Потом встала, включила настольную лампу. Сдернула с полки какую-то книгу. В темноте долго не могла понять, что это за книга. Только через какое-то время различила на обложке портрет Чехова. Наугад открыла страницу.

На верхнем колонтитуле прочла «Доктор Чехов «Остров Сахалин».

Доктор? Странное совпадение. Пока сидела в темноте, слушала, что говорили отец с дядей. Про болезнь, про скорую смерть, про то, что осталось мало времени.

Дядя даже сказал:

- Я уже практически покойник. Диагноз «точнее не бывает».

Что-то Алина пропустила, а когда стала вслушиваться заново, то поняла, братья считали года разлуки.

- Сколько же ты не был в городе? – спросил отец.

- Да лет восемь точно не был. Приехал, к вам не заходил. Не хотел мешать.

- Да что ты! – воскликнул отец. - Как ты можешь нам помешать?

- Так и получается, что одиннадцать лет не виделись. Да… Не может она меня помнить. А жаль.

В голосе дяди было сожаление.

- Хотел попросить прощение, но видимо, не придется. Пойду я, Максим. Извини, что ворвался в ваш дом, нарушил ваш покой.

- Да ты хоть поешь чего-нибудь. Давай, я тебе картошку разогрею.

Только сейчас в памяти девочки возник далекий образ того молодого, задорного парня, который приходил к ним каждое воскресенье, водил зимой на каток, а летом в лес по ягоды. Вспомнила, как подбрасывал он двухлетнюю малышку над своей головой, а она задорно смеялась, всё пыталась ухватиться за его вьющиеся вихры. И еще вспомнила, как сидела у него на коленях, а он рассказывал ей какие-то волшебные сказки. Рассказывал тихо, так, чтобы никто, ни мама, ни папа, не слышали ни одного слова. Это был их секрет. Алина слушала его, а потом пересказывала по-своему эту сказку родителям. И тогда они смеялись уже вместе с папой. А мама не хотела смеяться. Ей сказка не нравилась.

Какая сказка? Слов не осталось. Только отдельные шепотки, громкие возгласы человека-медведя, полеты к потолку и улыбки отца.

Ключ звонко щелкнул, дверь скрипнула.

Алина вышла из комнаты. Приблизилась к дяде, уткнулась лбом в его плечо, потом подтянувшись, обняла его толстую шею, прислонила горячую щеку к его горячему затылку. Держала руки в кольце и приговаривала:

- Я не пигалица, дядя Сева. Я не пигалица.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 160 раз

Последнее от Евгений Шестов

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

Понравился рассказ.
Полагаю, что это часть чего-то большего?
На мой взгляд, фраза "... растопырил свои коленки..." просится на доработку. Пальцы...

Понравился рассказ.
Полагаю, что это часть чего-то большего?
На мой взгляд, фраза "... растопырил свои коленки..." просится на доработку. Пальцы растопырить - это понятно. А коленки, насколько я знаю, раздвигают.
Но - автору авторово.

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением