Согретый росток

Автор :
Опубликовано в: Рассказы

       В воскресенье город пробуждается только к обеду, и потому на улице было безлюдно. Не сновали машины, не скрипели двери подъездов, провожая и встречая жильцов. И только пожухлые листья катились  по тротуару, обгоняя Светлану.

   – Тётенька!– донёсся умоляющий детский голос.

      Невдалеке, у подъезда пятиэтажки, стояла девочка лет десяти, бережно прижимая к себе какой-то чёрный комочек. Светлана посмотрела по сторонам: тётей её, недавнюю студентку, ещё никто не называл.

   – Возьмите себе котёнка…– прошептала девочка. – Он плакал, звал свою маму…

      Котёнок свесил с детской ладошки тощий хвостик и обернул к Светланепечальную мордочку. Нетрудно догадаться: никому не нужный бродяжка.

   – Я бы взяла его, – посочувствовала Светлана, – да я целый день на работе. Ты сама возьми, будешь о нём заботиться.

    – Мне мамка не разрешает, – тонкие губы девочки согнулись от обиды.

    – Катька! – Послышался хриплый крик с высоты. На балконе второго этажа стояла женщина. Красное лицо, будто она вышла из парилки на свежий воздух. Женщина наклонилась через перила балкона. Махала руками, словно пыталась заглянуть под балкон. – Ты что там прячешься?

      Светлана поняла, что женщина изрядно пьяна. 

    – Я не прячусь. – Девочка посалила котёнка под скамейку и заслонила сапогами.

     – Самим жрать нечего, а она котёнка тащит. Брось его, тебе говорю! А то без ужина оставлю!

     Катя  схватила подопечного и шмыгнула с ним за угол дома.                   

      А Света побрела прочь. Воспоминание о детстве кольнуло сердце. Как она сейчас понимала Катю! Ей нужно научиться выживать в трудностях, как ростку среди камней. Пробиваться и тянуться к свету!

     Проходя мимо школы, остановилась: «Школа похожа на ту, где я училась».

  …Урок музыки близился к концу, но Светка находилась в собственном мире. Белые буквы на чёрной доске казались ей стайками белоснежных голубей на асфальте.

    – Воробьёва, ты кому улыбаешься? – громыхнуло в тишине. Светка вздрогнула. – Скоро 8 Марта. Пригласим в класс ваших мам. Сначала покажем концерт, а затем устроим чаепитие. Поднимите руки, кто хочет петь в хоре.

      Петь в хоре Светке не хотелось. Но она представила среди зрителей свою маму и первой подняла руку: 

   – Я хочу!

   – Хорошо! Лес рук!.. Напоминаю, одежда на празднике – белые рубашки, блузки, – учительница задержала взгляд на Светке. – Поняла, Воробьёва? В школу нужно приходить в форме. А ты опять в синем свитере! Я тебе в дневнике писала. Мама читала?

      Девочка опустила голову и промолчала. Её мама не читала учительские записи в дневнике и в школе давно не появлялась.  Но на этот праздник придёт, дочь упросит её. Светка решила выучить песни и нарядиться не хуже Вики, соседки по парте, от которой не раз слышала обидное слово: «Нищенка!»

      Вечерело. Светка шлёпала старенькими сапожками по подтаявшему снегу. Дверь подъезда  оказалась закрытой на кодовый замок.  Светка не знала код. Запрокинула голову – окна тётиной квартиры смотрели на неё тёмными квадратами. Оставалось ждать. Света коротала время, переступая с ноги на ногу и подпрыгивая на крыльце дома. То и дело вытаскивала из кармана куртки носовой платочек и вытирала нос. Чтобы было теплее, натянула до бровей серую  вязаную шапочку, нахлобучила поверх шапки капюшон куртки, отогнула завёрнутые рукава, пряча в них руки. Каждая следующая минута ожидания казалось ещёхолоднее и темнее.

    Наконец, к подъезду подошла женщина. Девочка  шагнула ей навстречу:

    – Тётя, – впустите меня в подъезд… 

    – А ты к кому?

    – К тёте Тане. Её пока нет дома… Впустите… погреться…

    – Твоя тётя из какой квартиры?

    – На восьмом этаже…

    – А, к Татьяне? Это соседка моя, – голос  женщины стал приветливым. – Заходи! А знаешь что? Пойдём ко мне. Вместе подождём твою тётю. Меня зовут Надеждой Андреевной, а можно – просто тётя Надя.  А тебя как зовут?

   – Светкой! – довольная,  девочка побежала к лифту.

      Подошли к двери, обитой коричневым дерматином.

   – Проходи, Света. Сейчас тапочки дам.

      Замёрзшие детские руки и щёки сразу почувствовали приятное тёпло. Светкасняла куртку и осталась  в тонкой  водолазке. 

    – Ты легко одета. Без шарфа, – покачала головой Надежда Андреевна. – А ведь зима ещё не попрощалась с нами.

      Гостья стащила сапоги, стянула надетые на носки полиэтиленовые пакеты. Прошла.

     – Да у тебя ноги мокрые! – ахнула хозяйка.

       Девочка виновато смотрела на оставленные следы:

     – Пакеты порвались – вот ноги и промокли.

     – Где ж ты их промочила?

     – Возле теплотрассы. Везде ещё снег да лёд, а там – каша с водой.

     – А что ты там делала?

     – Играла. Думала, что там теплее. Мы там играем в продавцов. Из магазина ящики выбросили, а мы сделали прилавок из них…

       Надежда Андреевна притянула девочку к себе, погладила её по голове:

    – Давай-ка иди в ванную, помой ноги в горячей воде, чтоб не заболеть. А лучше – вся помойся, – и принесла  белое махровое полотенце,  синий халат и  шерстяные носки своей дочки.

       В ванной девочка разглядывала и нюхала разноцветные шампуни и гели. Улыбалась себе в зеркале. Радовалась теплому дождю, стекавшему по телу.

        А когда вышла, на журнальном столике появились чашки с блюдцами, вазочки с печеньем и карамельками. Девочкасела в кресло с мягкими подлокотниками:

    – Мама говорила, что нам тоже хотели дать квартиру с удобствами.

     – А где ты живёшь? – хозяйка осторожно разливала чай.

     – На Привокзальной.

     – Знаю... Пей чай. Печенье, конфетки бери.

      Этот район, с покосившимися, вросшими в землю деревянными домами-бараками, построенными сразу после революции, знали многие: он недалеко от вокзала.

      Надежда Андреевна села напротив девочки:

    – Наверное, ты к тёте Тане по важному делу?         

     – По очень важному. Хочу у неё на праздник белую блузку попросить.

     – Представляю тебя, худышку, в огромной блузке тёти! В её блузку три такие девчонки влезут! – улыбнулась Надежда Андреевна. – Слушай-ка, я собрала вещи своей дочки, чтобы кому-нибудь отдать: они ей уже малы. Ты посиди, я сейчас.

      И  она скрылась за дверью.

      Светка, увидев на полке бордовую шкатулку, соскочила с кресла. Подошла и тихонько приоткрыла её. Заиграла  музыка. От неожиданности  тут же захлопнула крышку. Но успела заметить в ней  цепочку и перстень.

      Вскоре хозяйка вернулась с пакетом и вытряхнула из него вещи на диван:

    – Вот. Бери, что понравится. 

    – Это всё мне? – Глаза девочки заметались по пёстрой куче вещей, руки сразу потянулись к голубой блузке. – Идёт?.. –  Прислонила блузку к себе.

     – Идёт. К твоим глазкам-незабудкам.

     – А эта идёт? – девочка поочерёдно подносила к себе каждую вещь. Вытащила красный треугольник. – А это что? Пионерский галстук?! – примерила его. – Красиво! Только нам сказали: больше не носить... Вот  белая блузка! Ух ты! – обрадовалась она и закружилась по комнате!  

      Надежда Андреевна радовалась, что так легко смогла осчастливить девочку, и наслаждалась её настроением.

     – А мама где работает?

      – На рынке. Раньше она книжки выдавала. Но библиотеку закрыли. Мама говорит, что это Перестройка её к холодному прилавку выгнала… Мама согревалась на морозе водкой и чуть печёнку себе не посадила… А теперь она рынок убирает.

       – А отец чем занимается?

       – Не знаю. Он уехал от нас куда-то. – Девочка погрустнела.

           Надежда Андреевна решила проверить, вернулась ли домой Татьяна. Как только за ней захлопнулась дверь, Светка подскочила к шкатулке, схватила перстень с большим, сверкающим гранями камнем,и сунула в карман брюк. Надежда Андреевна, убедившись, что тётя Таня уже дома, проводила к ней Свету.

     …В классе пахло мимозами. Разноцветные воздушные шары прикрепили к шкафам, доске, пианино. Светка в шёлковой блузке, подаренной тётей Надей, чувствовала себя красивее всех.

       В класс входили родители и рассаживались. Светка поглядывала на дверь: «А где же моя мама?»

       Вика объявила о начале концерта. Учительница села за пианино, и её пальцы помчались по клавишам. Она кивнула, и все запели: «Если с другом вышел в путь…» 

      Светкина голова то и дело поворачивалась в сторону  двери. А дверь как заколоченная! Наконец, открылась! Мама! Дочь уверенно запела, подняв повыше подбородок. Щёки мамы были пунцовыми. Света поняла: мама опять «согревалась» на морозе. Сердце сжалось от стыда: это могли заметить и другие.

      Девочка растерянным взглядом искала свободный стул: «Куда маме сесть?» Выскочила из хора,  схватила маму за руку и потащила, показывая на свободные стулья. Мама села, и          Светка быстро встала в хор: «Хорошо, что ещё не закончили песню. Я ещё спою для мамы!»

      Всю дорогу домой она щебетала. Ей хотелось крикнуть: «Посмотрите же, я вместе с мамой!»  Слушает мама её рассказ или нет – ей было не важно: главное, что мама увидела, как дочка для неё старалась.

      После ужина  девочка уснула с улыбкой. Она не видела, как мама выпила рюмку и побрела в комнату. Швырнула халат на спинку стула поверх детских брюк. Вещи сползли на пол. Что-то звякнуло. «Мелочь?» – мать подняла блеснувший кругляшок  и, выйдя в коридор, включила свет.  Золотой перстень с камнем! Кажется,  рубин... Кровь хлынула ей в голову: «Откуда он у Светки?»

     Утром мать нервно ходила по комнате.

   – Мама, ты дома! – открыв глаза, дочь протянула руки к матери.

      Мать присела на край кровати:

    – Откуда он у тебя?

    – Мама, ты о чём? – Светка не сразу поняла вопрос.

    – Где перстень взяла? Признавайся!

    – Мамочка, я хотела продать его и к 8 Марта цветов тебе купить. Тебе же никто никогда цветов не дарил… И конфет хотелось…

     – Обещай мне, что ты никогда не потянешься за чужим! В нашем роду воров не было. Я и крошки с пола не подняла!.. А перстень – верни!

      Несколько дней девочка придумывая способы, как вернуть перстень. Не надеялась, что Надежда Андреевна откроет воровке дверь. Наконец, позвонила:

     – Тётя Надя, можно к вам? – Сердце девочки замирало в ожидании ответа.

     – Приходи, я пирог испекла, – голос Надежды Андреевны лился как обычно ровно.

       Всю дорогу Светка подбирала нужные слова. С опущенной головой переступила порог:

     – Простите меня…

     – Ничего страшного, вытру, – хозяйка глянула на следы в прихожей. 

     – Я не про это… про вечер…

     – Ты меня не обидела. Проходи. Чай ждёт.

      Гостья прошла и сразу заметила: шкатулка на прежнем месте. Пока Надежда Андреевна ставила чайник, быстро сунула перстень обратно.

      С этого дня тётя Надя стала  для Светки собеседником, советчиком и помощником.

     …В актовом зале празднично. В ярких завитушках надпись «Прощай школа!». Под   «Школьный вальс» на сцену поднимаются выпускники. Света в бежевом платье с  заколкой-цветком в чёрных завитых волосах. В руках долгожданный аттестат. Жаль, что мама не видит дочь. Света не сомневается: если б не прихватила печень, мама обязательно пришла бы… Взглядом обводит зрительный зал. Тётя Надя и тётя Таня машут ей рукой! Тётя Надя сшила Свете выпускное платье. И сделала подарок:

      – Хочу тебе, Светочка, подарить на память о нашей дружбе… – вложила в Светину ладонь золотой перстень с рубином. – Тебе он нравится, правда же?

       Узнав перстень, девушка обомлела. Сконфужено кивнула и тихо произнесла:

     – Да, нравится. Спасибо Вам, тётя Надя!

     …«Если бы мама была жива, я бы заботилась о ней. И лекарства бы ей покупала. И лечила бы, сколько потребуется. В детстве хотелось поскорее повзрослеть,  чтобы стать маме опорой. Но не успела. Мамы нет…» – Светлана чуть не проехала нужную остановку.

   –  Жду-жду! – Надежда Андреевна широко открыла дверь.

      Света поцеловала её в щёку:

   – Добрый день! Держите тирольский пирог к чаю. 

   – Проходи, Светочка! Стол накрыт... Рассказывай, что у тебя нового?

   – Я замуж выхожу,  заявление уже подали. – Света, сев на диван, с интересом наблюдала за реакцией хозяйки.

    – О?! Поздравляю! На свадьбу пригласишь?

    – А как же, теть Надь! Вы для меня  и старшая сестра, и подруга, и мать…

    – Я душой почувствовала, что девчонка ты неплохая. И боялась тебя оттолкнуть…  Спасибо,  что не забываешь….

     Весь вечер Светлана думала о Кате и о своём детстве: «Как сложилась бы моя жизнь, если б я не повстречала тётю Надю? А если б она оттолкнула меня?»

     Тётя Таня тоже заботилась о Свете, как могла. И зная отзывчивое сердце Надежды Андреевны, одобряла походы своей племянницы к ней.

      Ночью Света всё ворочалась – совесть мучительно не давала покоя. «Меня добром и участием обогрели, а я? Так бездумно отвернулась от девочки! Растоптала в её душе росток добра… Скорей бы рассвет!»

       Воскресное утро. Во дворе никого. Светлана направилась к дому Кати. Обошла его. «Может, подняться на этаж, в квартиру, где живёт Катя, позвонить в дверь? Но как объяснить её маме свой визит? Попросить у Кати котёнка? Нет-нет. Это может повредить девочке. Да и котёнка она уже могла отдать кому-то…»

      Пока Светлана бродила между домами, на детской площадке появились две девочки, на вид Катины ровесницы. «Они, наверное, знают Катю и помогут её найти?»

     – Девочки, вы знаете Катю из этого дома? – Светлана показала ладонью на подъезд, где жила Катя. Раскачиваясь на качелях, девочки переглянулись, пренебрежительно скривив лица.  

      – Кого, кого?  – иронично спросила одна девочка.

      – Катю. Она на втором этаже живёт.

      – А, чумурудную? Фу! Не знаем, и знать не хотим!

       Другая девочка рассмеялась:

       – Да она – ненормальная! Мы с ней не дружим! 

        Сердце Светланы ещё сильнее сжалось от того, что девочки так относятся к Кате, вполне нормальной и доброй: «Кате трудно быть как все. Расти среди этих «подруг». И я ещё не протянула ей руку…» 

       Продрогнув, Света потуже затянула шарф и ещё раз обошла двор. Не найдя девочку, вернулась домой. Обняла подушку и выплакалась. А потом нашла кольцо, пришедшее к ней из рук тёти Нади: « Я подарю его Кате, когда она повзрослеет. Пусть оно её согревает…».

       Снова отправилась на поиски девочки. У подъезда Кати не было. Светлана повернула за дом. И вдруг за её спиной раздалось:

       Кис-кис, кис-кис…– Катя сидела у качелей на корточках, протягивая котёнку кусочек хлеба.

    – Здравствуй, Катя!

       Катя встрепенулась, поднялась:

      – Здрасьте.

      – Катюша, я решила котёнка себе взять.

      – Правда?! 

       – Только мне одной с ним не справиться. Будешь мне помогать? Приходить ко мне, кормить и играть с ним?          

        Катя неуверенно кивнула:

     – Буду, если мамка разрешит.

     – Разрешит. Я с ней постараюсь договориться. А я буду тебе помогать уроки делать.  – Светлана вырвала листок из блокнота и быстро записала. – Вот мой адрес и телефон. Держи… Иди ко мне, малыш,  – погладив, она осторожно взяла на руки и прижала к себе котёнка.

     А на другой день Светлана вела к себе Катю…

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 656 раз

Последнее от Галина Стеценко

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением