Цветок старца Алазара

Автор :
Опубликовано в: Сказки для 6-10 лет

           – Жаль! – грустно вздохнула Нэя, прихлопывая ладошкой землю.

          – О чём ты, милая? – спросила её бабушка Алазара. Дети помогали бабушке пересаживать цветы.

          – Жаль, что эти бедные цветочки скоро увянут, — ответила девочка.

          – И правда, — поддержал свою подружку Алазар, — цветы увядают так быстро! Едва успеют расцвести, как их уже нет.

          – Зато, расцветая, они дарят миру красоту и аромат, — улыбнулась бабушка. – Ведь каждое мгновение нашей жизни прекрасно и неповторимо. Быть может, цветы живут для того, чтобы подчеркнуть важность этого мгновения. А из мгновений и состоит наша жизнь – так устроен мир! Даже несколько минут счастья можно хранить в памяти всю жизнь…

          – Хотя, был на свете один цветок, который не увядал целых сто лет, — добавила она, немного помолчав.

          – Разве такое возможно? – удивился Алазар.

          – Возможно или нет – я не знаю, да только так об этом в легенде говорится.

          – А что это за легенда? – спросила Нэя.

          – Это легенда о цветке старца Алазара, — ответила бабушка.

          – Старца звали, как и меня? – засмеялся её внук.

          – Нет, — улыбнулась бабушка, — это тебя зовут так же, как и его. Легенда о неувядаемом цветке всегда была популярна среди жителей Бергланда, и они часто называли и называют детей в честь её героев.

          – Бабушка, расскажи нам эту легенду, — попросили дети.

          – Хорошо, я расскажу, – согласилась она, — только давайте сначала вымоем руки и пойдём в беседку!

***

           Над Бергландом в тот день сгустились чёрные тучи. Такими чёрными они ещё не были никогда. Пастухи на горных пастбищах потеряли из виду овец и баранов, а мамы позвали детей домой и не разрешили им гулять, закрыв на замки входные двери.

          Вы думаете, они боялись дождя и грозы? Вовсе нет! Дождя жители Бергланда ждали, как самого большого счастья. Но дождь не проникал сквозь мрак, окутавший страну. Он шёл лишь изредка, по особому разрешению повелительницы, давая жизнь чахлой траве и немногим колючим кустарникам, которые ещё не успели засохнуть в этом выжженном в то время и мрачном краю.

          – Видно, сынок, сильно рассердил ты Герберию, — качая головой, сказала матушка молодому плотнику Алазару, — смотри, сколько мрака нагнала она сегодня!

          – Не понимаю я: почему она сердится? – спросил Алазар. – Как могут юной девушке не нравиться цветы?

          – Юной? – засмеялась матушка. – Это выглядит она, будто ей восемнадцать, а на самом деле эта злющая колдунья на несколько столетий старше меня!

          За окном послышался стук копыт.

          – Кажется, к нам гости, — бледнея, сказала матушка.

          И действительно, это был экипаж принцессы Герберии, вечно молодой повелительницы Бергланда.

          Она вошла без стука, как обычно привыкла входить в дома своих подданных. Двери Герберии открыл слуга, пропуская госпожу вперёд. Она была высокая, стройная с гордой осанкой и приподнятой чуть вверх головой. Красива ли она была? Такой вопрос даже не приходил людям в голову. До сих пор при виде повелительницы абсолютно всех, без исключения, охватывал леденящий ужас. Иссиня-чёрные волосы Герберии, чуть выше плеч, обрамляли бледное лицо с плотно сжатыми губами, крючковатым носом и слегка прищуренными глазами, один из которых был синим, а другой зелёным.

          Алазар и его матушка встали, чтобы поприветствовать гостью, и низко ей поклонились. Под холодным и жёстким взглядом Герберии бедная матушка Алазара вся сжалась в комок.

          – Выйди, старуха! – повелительно приказала ей принцесса. – Мне надо поговорить с твоим сыном.

          Матушка поспешила выйти и спряталась в соседней комнате.

– Как смеешь ты так разговаривать с моей матерью? – возмутился Алазар. – Разве тебя не учили в детстве хорошим манерам?

          Ледяную маску на лице принцессы сменило выражение крайнего удивления. Примерно с минуту она в упор разглядывала молодого плотника.

          – Моим детством была война, — наконец ответила ему Герберия. – Чёрный король и чёрная королева, пока были у власти, учили меня колдовству и искусству управления страной. Зачем мне хорошие манеры? Мне некогда церемониться с моими подданными! Впрочем, я пришла говорить с тобой не об этом. Как ты посмел, негодный плотник, нарисовать непонятные изображения на шкафу, который был для меня заказан? Я была разгневана ещё больше, когда мне доложили, что те же запрещённые знаки ты рисуешь на мебели, которую заказывают у тебя жители Бергланда.

          – Я рисую цветы, — ответил ей Алазар, — по рассказам моей матушки, они прекрасны! Рассказы о цветах, которые росли когда-то в Бергланде, передаются в нашей семье из поколения в поколение.

          – Не смей больше рисовать эту гадость! – приказным тоном отчеканила принцесса. – Я ненавижу и презираю цветы! – со злостью прошипела она.

          – Но позволь тебя спросить: за что?

          – Они беспомощны и жалки. Не успев расцвести, тут же вянут! – ответила Алазару Герберия.

          – Зато пока они цветут, дарят миру свою красоту и нежный аромат! – не сдавался молодой плотник.

          – Миру нужна сила, а не красота, — объяснила ему принцесса.

          – Послушай, я хотел сказать тебе ещё кое-что, — взмолился Алазар. – Если в нашей стране и дальше не сажать деревьев, то скоро мне будет не из чего делать мебель. Старые запасы древесины и засохшие деревья скоро закончатся! Рассей хоть немного мрак и позволь дождям чаще проникать в Бергланд!

          – Ты первый, кто посмел спорить со мной, — произнесла Герберия, с интересом рассматривая Алазара, — да ещё имеешь дерзость давать мне советы! К тому же ты неглуп и красив. У тебя орлиный профиль и смелый взгляд. Именно таким я и хотела видеть будущего короля Бергланда. Завтра же ты женишься на мне, и я стану новой чёрной королевой!

          – Но я не хочу быть чёрным королём и жениться на злой колдунье! – испугался Алазар.

          – У тебя нет выбора! – снова надев ледяную маску, сказала повелительница. – Иначе, я превращу твою мать в жабу!

***

          Страшное горе поселилось в душе у Алазара. После ухода Герберии он рассказал обо всём матушке и, опечаленный, ушёл бродить по горным тропкам Бергланда.

          Не разбирая дороги, Алазар всё шёл и шёл, незаметно для себя поднимаясь к вершине горы. Была уже почти ночь, когда он наткнулся на высокий глухой забор. Дальше дороги не было. За забором находилась верхняя обитель, называемая в Бергланде обителью смерти. По приказу повелительницы пытаться проникнуть за забор было строго запрещено. По рассказам матушки, Алазар знал, что всякий, кто попадёт в обитель смерти, живым обратно не вернётся.

          Молодой плотник сел на землю, прислонился спиной к забору и горько заплакал.

          – Пусть лучше смерть заберёт меня, — подумал он, — чем жениться мне на этой ведьме! А если я исчезну, то и матушка моя будет ей не нужна!

          Алазар встал и пошёл вокруг забора, надеясь найти в нём щель. Наконец, он увидел в заборе калитку, толкнул её и вошёл внутрь. Он сразу понял, что в этом месте что-то не так. Но что?

          Первым, что поразило Алазара, была яркая луна и звёзды на бездонном чёрном небе. Такого неба Алазар до этого никогда не видел, а если сказать точнее, он не видел его вообще, потому что небом для него были лишь чёрные или серые клубы мрака.

          Вторым потрясением был запах: нежнейший аромат, от которого кружилась голова.

          Алазар пошёл вперёд, замечая, что вокруг растут деревья и кустарники, покрытые сочной зелёной листвой. Возле аккуратного выбеленного домика он увидел настоящие живые розы. Они росли на грядках и благоухали! Алазар смотрел на них с восхищением и не верил своим глазам.

          Почувствовав, что безумно устал, молодой плотник прилёг на траве между грядок.

          – Если это и есть смерть, — подумал он, засыпая, — то как же она прекрасна!

***

          Проснулся Алазар от того, что над ухом звонко щебетали птицы. Он открыл глаза и тут же зажмурился. Молодой человек не привык к такому яркому свету и не сразу смог глядеть вокруг себя. Но каково же было его удивление, когда он снова увидел небо! На этот раз оно было голубым и по нему плыли белые облака. Казалось, он попал в одну из сказок, что рассказывала ему в детстве матушка. Вокруг были белые постройки, много цветов и зелени. Алазар смотрел во все глаза и не мог насмотреться.

          Вдруг, дверь в одном из домов открылась, и из неё вышла девушка. У неё были золотистые волосы и голубые глаза, которые смотрели кротко и нежно. Казалось, что они излучают свет. В руках незнакомка держала лейку. Она шла поливать цветы.

          Алазар подошёл ближе и заговорил:

          – Милое дитя, — спросил он, — скажи мне, пожалуйста, куда я попал.

          Девушка не испугалась и даже не удивилась, но посмотрела на Алазара с интересом и сочувствием. Она поставила лейку на траву и тихо проговорила:

          – Это верхняя обитель. Видишь, там, на горе церковь и монастырь? На этой земле живут монахи, послушники и те, чьи предки жили рядом с монастырём из века в век. А ты пришёл из нижнего мрака?

          – Да, — ответил Алазар, и только тут понял, что не так в этом месте! Здесь не было привычного для него мрака. Это открытие потрясло молодого плотника. Тут же ему пришла и другая мысль: «Повелительница Герберия здесь не властна!»

          Впрочем, думать о Герберии ему сейчас совсем не хотелось. Молодой плотник не мог оторвать глаз от прекрасной незнакомки.

          – Меня зовут Алазар, — представился он, — а как зовут тебя, прелестное дитя?

          – Нэя, — тихо ответила она.

          – Какое нежное имя! Нэя… — повторил Алазар, — словно тёплый ветер шелестит листвой. И голос твой похож на шелест листьев.

          – В вашем мрачном краю нет листвы, — удивилась Нэя.

          – Но она иногда мне снится, — ответил молодой плотник, с восхищением окидывая взглядом деревья и кусты верхней обители.

          – Как ты попал сюда? – спросила девушка.

          – Злая колдунья Герберия, повелительница Бергланда, захотела вчера, чтобы я на ней женился. Если сегодня я этого не сделаю, она превратит мою матушку в жабу…

          – Какой ужас! – воскликнула Нэя.

          – Я пришёл сюда, чтобы отдать себя в руки смерти. Я не знаю что делать, и уже никто не сможет мне помочь!

          Алазар снова вспомнил о своём горе и низко опустил голову.

          – Когда у меня возникают разные вопросы, — задумчиво сказала Нэя, — я советуюсь со старцем Бергердом. Он мой приёмный отец. Бергерд воспитывал меня, когда я осталась без родителей. Он очень мудрый и добрый. Бергерд живёт при монастыре уже более трёхсот лет!

          – Но все мои важные вопросы кажутся мне сейчас такими несущественными по сравнению с твоей бедой, — грустно добавила она.

          Алазару стало жаль, что он опечалил такую прекрасную девушку, поэтому, не очень веря в успех, он сказал:

          – Давай попробуем попросить совета у твоего приёмного отца! Может быть, это действительно мне поможет.

***

          Бергерд показался Алазару безумно старым и дряхлым. Казалось, что жизнь в нём еле теплится. В глазах старца застыли вековая мудрость и неземная печаль. Казалось, что мысли его где-то далеко-далеко. Но только речь зашла о нижнем мраке и его повелительнице, Бергерд оживился и начал слушать с большим интересом. Он задал молодому плотнику много вопросов и, выслушав всю историю до конца, спросил:

          – Знаешь ли ты, милый юноша, что даже в семье злых колдунов никто не может жениться и выйти замуж без согласия родителей?

          – Но я думал, что у Герберии давно нет папы и мамы! – удивился Алазар. – Ты знаешь что-то о чёрном короле и чёрной королеве? – спросил он.

          – Бергерд, если ты знаешь хоть что-нибудь, расскажи нам, пожалуйста! – горячо попросила Нэя.

          – Хорошо, я расскажу, –  немного подумав, согласился старец.

***

          Это было давным-давно, несколько веков назад, когда Бергланд ничем не отличался от верхней обители, не считая того, что здесь, на этой земле, всегда был монастырь, и люди более горячо молились Господу Богу.

          Бергланд был благоухающим и цветущим до тех пор, пока на него не обрушилось ужасное несчастье. Чёрный король и чёрная королева пришли со своим войском, сожгли почти дотла всю страну, поработили её жителей и заполнили всё мраком.

          Мрак был не властен лишь над верхней частью страны, где располагалась и располагается по сей день монастырская обитель. Сколько не злились новые повелители страны, но сделать ничего не могли.

          У чёрного короля и чёрной королевы была юная дочь. Они учили её быть властной и жестокой, желая воспитать себе достойную преемницу.

          Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая история, если бы с чёрным королём не произошёл однажды несчастный случай. На бешеной скорости он скакал верхом во мраке. Его бедная лошадь споткнулась о камень и упала вместе с наездником. Хорошо, что король не улетел тогда в пропасть! Но он сильно расшибся о камни, сломал ногу и угодил лицом в колючий кустарник. Одна из колючек рассекла пополам ему кожу на лбу.

          Окровавленного, без сознания, со сломанной ногой, его нашли монахи из верхней обители и отнесли в монастырь. Там они заботливо лечили и выхаживали чёрного короля.

          Прошёл месяц. Король поправился. Но это был уже абсолютно другой человек! Он вернулся в Бергланд и предложил своей жене рассеять мрак, а затем вместе с дочерью переселиться поближе к верхней обители.

          Чёрная королева решила, что после удара головой её муж сошёл с ума. Она страшно разгневалась. На все уговоры королева отвечала злыми криками и шипением. В результате язык её раздвоился, она превратилась в чёрную гадюку и уползла к подножию Бергландских гор.

          И тут в королевские покои вошла дочь, которая слышала весь разговор. Она видела, как уползала её мать, обернувшаяся змеёй, но лишь усмехнулась при этом.

          – Ты никчемный, слабый и глупый король, который сошёл с ума! – уверенно заявила она отцу. – Убирайся в свой монастырь и живи там, сколько хочешь, только правление страной с этого момента беру на себя я! Отныне мне будет восемнадцать лет до тех пор, пока я не встречу того, кого сочту достойным быть новым чёрным королём. Я выйду за него замуж и стану чёрной королевой. Никто не узнает о том, что мои родители живы, и мне не придётся спрашивать вашего согласия. Я отгорожу верхнюю обитель высоким глухим забором, а всем жителям Бергланда сотру память о ней, внушив, что это обитель смерти.

          Так она и поступила.

***

          – Ты хочешь сказать, что чёрный король до сих пор живёт здесь? – с замиранием сердца спросил Алазар.

          – Да, он один из старцев обители, — ответил Бергерд. – Он ужасно старый и дряхлый, но боюсь, что ещё не один век ему придётся прожить на свете, чтобы понести наказание за колдовство и всё то зло, которое он причинил земле и людям.

          – Бергерд, миленький, — взмолилась Нэя, — помоги этому доброму юноше!

          – Отведи меня к чёрному королю! – попросил Алазар.

          – Хорошо, — согласился Бергерд, словно решаясь на что-то очень трудное.

          – Только никуда идти не надо, — печально добавил он. – Чёрный король перед вами!

          Нэя замерла от ужаса.

          – Нет! – горячо воскликнул Алазар. – Этого просто не может быть!

          И вдруг он разглядел едва заметный белый шрам, который рассекал лоб старца ровно на две половины.

          Бергерд поник, и из глаз его полились слёзы. Нэя и Алазар опомнились.

          – Бергерд, милый, прости нас! – стали они утешать старца.

          – Видимо, нет мне прощения, — с горечью произнёс он, — но одно я теперь знаю точно: я должен помочь тебе!

          Он посмотрел на Алазара и сказал:

          – Возвращайся в Бергланд и передай моей дочери, что я не согласен на ваш брак. И если она не хочет, чтобы я заявил о том, что её правление незаконно, пусть забудет об этой свадьбе!

***

          Как же не хотелось Алазару уходить из верхней обители! Но дома его ждала матушка, да и разговор с Герберией лучше было не откладывать.

          Она вошла в их дом так же бесцеремонно, как и в прошлый раз. Правда, грубых слов матушке сказать не посмела.

          – Готов ли ты к нашей свадьбе? – спросила Герберия Алазара.

          Молодому плотнику показалось, что в глазах повелительницы появилось что-то новое, чего абсолютно не было раньше. Он не ошибся. Дело в том, что Герберия влюбилась, причём с такой силой, что не могла ничего с собой поделать! Целые сутки она скучала по Алазару и не могла дождаться того момента, когда снова его увидит.

          – Я не могу жениться на тебе без согласия твоих родителей, — ответил Алазар. – Я видел твоего отца, и он передал тебе, что не согласен на нашу свадьбу и, если ты пойдёшь против его воли, он объявит твою власть незаконной!

          – Ты посмел проникнуть в обитель смерти? – изумилась Герберия. — Мой отец безумен, — поморщилась она, — но всё же, мне придётся уладить с ним этот вопрос. Главное, что ты согласен на нашу свадьбу!

          – Но я не согласен, — возразил Алазар. – Я совсем не хочу на тебе жениться. Там, в верхней обители, я встретил прекрасную девушку и хочу жениться на ней!

          – И как же её зовут? – сощурив глаза, спросила Герберия.

          – Нэя, — ответил молодой плотник.

          – Нея, — повторила принцесса, — а кто такая эта Нэя? Обычная девушка? Такое же мимолётное явление на земле, как те глупые цветы, что ты рисуешь на своих шкафах?

          – Я видел и настоящие цветы. Они прекрасны…

          – Но быстро вянут, — рассердилась Герберия. – А я предлагаю тебе власть, богатство и долголетие. Мой муж будет жить столько же, сколько и я! Это воля моей матери и мой подарок тебе!

          – А зачем тебе муж? – удивился Алазар.

          – Стране нужен король, а мне тот, кто будет всегда рядом. Мне тоже хочется, чтобы меня кто-то любил и заботился обо мне!

          – Никогда в жизни я не буду заботиться о тебе, злая колдунья! – горячо воскликнул Алазар.

          – А знаешь, что говорят по этому поводу мудрецы? — усмехнулась Герберия. – Никогда не говори «никогда»!

***

          На следующий день вслед за Алазаром Герберия прокралась в верхнюю обитель. То ли она оборотилась змеёй, как её мать, то ли прикинулась невидимкой – никто не знает. Это навсегда осталось её секретом. Но она видела и слышала всё, что говорил и делал молодой плотник. А он первым делом, разумеется, пошёл искать Нэю.

          Нэя ухаживала за розами в саду. Алазар подошёл к ней, нежно взял за руку и сказал:

          – Я очень скучал по тебе, моя прекрасная Нэя. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой!

          – Ты очень хороший и добрый юноша, Алазар, — ответила ему девушка, устремив на него чистый и нежный взгляд. – Но я хотела посвятить свою жизнь монашескому служению.

          – О, Нэя, — тихо прошептал Алазар. – Ты разбиваешь мне сердце! Но я всё равно буду приходить сюда каждый день, чтобы полюбоваться на тебя хотя бы издалека…

***

          – Эта глупая девчонка не любит тебя! – заявила с порога Герберия, когда вновь пришла к Алазару.

          – Откуда ты это знаешь? – печально спросил он.

          – Я слышала всё, о чём вы говорили.

          – Ты подслушивала? – удивился Алазар. – Но это же так некрасиво!

          – Для злой колдуньи вполне нормально, — пожала плечами принцесса. – Красиво-некрасиво… Главное – удобно, полезно и сразу всё понятно. Она тебя не любит! А ты хотел променять меня на неё.

          – Она прекрасна! – мечтательно произнёс Алазар.

          – И никогда не будет твоей женой, — добавила Герберия.

          – Что ж, я буду издалека любоваться её красотой, — возразил молодой плотник.

          – Если сможешь сделать это без глаз и не сходя с этого места! – злобно расхохоталась колдунья.

          В тот же момент Алазар, как подкошенный, свалился в кресло и ослеп.

          – Это я буду навещать тебя каждый день и ждать, когда ты наберёшься ума и забудешь свою Нэю, — сказала напоследок Герберия, — До завтра!

***

          Как непривычно и страшно блуждать во мраке, когда привык к свету! Как больно ступням в тонких сандалиях идти по грубой выжженной земле, временами нечаянно наступая на острые камни и выступы горных пород! Как тяжело пробираться сквозь колючие кустарники, с непривычки царапая в кровь руки!

          Но Нэя упрямо шла вперёд, спускаясь по горам всё ниже и ниже. Она решила не сдаваться и, во что бы то ни стало, разыскать дом влюблённого в неё юноши, возможно попавшего в беду.

          Когда утром Алазар не пришёл в верхнюю обитель, Нэя сразу почувствовала неладное. Не мог этот юноша с честными глазами и пылким сердцем так быстро её забыть. Весь день она страдала от опасений и страшных предчувствий. Когда Алазар не пришёл и на следующий день, Нэя решила разыскать его сама.

          – Будь осторожна! – предупредил девушку Бергерд. – Моя дочь очень сильная колдунья. Я буду с нетерпением ждать твоего возвращения, и если к вечеру тебя не будет, то я спущусь в нижний мрак следом за тобой.

          Дом Алазара Нэя разыскала быстро, ведь Алазар был плотником, и многие знали, где он живёт. Двери ей открыла женщина с заплаканными глазами. Это была матушка Алазара. Пропуская Нэю в дом, она рассказала о страшном несчастье, приключившемся с её сыном. Уже почти двое суток он неподвижно сидел в кресле.

          – Нэя! – обрадовался Алазар. – Я почему-то чувствовал, что ты придёшь. Какая ты отважная! Тебе не было страшно?

          – Я очень боялась за тебя, — ответила Нэя, взяв его за руку. – Почему она так поступила с тобой?

          – Герберия не хотела, чтобы я ходил в верхнюю обитель и любовался твоей красотой, — ответил Алазар. – Но теперь ты сама пришла ко мне, держишь меня за руку, а я слышу твой голос и становлюсь ещё счастливее, чем прежде!

          – Но это всё так несправедливо! – воскликнула Нэя. – Я пойду к Герберии и поговорю с ней. Ведь даже у злой колдуньи должно быть сердце! Дочь Бергерда не может быть плохой!

          – Не делай этого! – испугался Алазар. – Я не хочу, чтобы она хоть чем-то навредила тебе! И знаешь, я не обижусь, если ты больше никогда не придёшь в нижний Бергланд. Я рад, что встретил тебя и навсегда сохраню твой образ и этот счастливый миг в памяти. Но ходить сюда опасно. Возвращайся в верхнюю обитель и передавай от меня привет Бергерду! Он замечательный!

***

          Вы думаете, Нэя послушалась Алазара? Конечно же, нет! Выйдя из его дома, она прямиком направилась во дворец принцессы Герберии. Пробираясь сквозь густой мрак, Нэя расспрашивала жителей Бергланда о том, как найти дорогу. Все знали, где находится дворец, но смотрели на девушку с ужасом и жалостью. По собственной воле до этого к Герберии не ходил никто.

          Несмотря на богатое убранство, огромный дворец принцессы показался Нэе мрачным и холодным. На мгновение ей захотелось очутиться в своём маленьком светлом домике, из окна которого был виден розовый сад. Но тут же она вспомнила, зачем пришла, и твёрдым шагом пошла вслед за слугой, который вызвался проводить её к принцессе.

          После того как слуга доложил о приходе незнакомки, Герберия велела её впустить. Нэя вошла в огромный зал с высоким потолком чёрного цвета. Пол был выложен чёрной мраморной плиткой, стены отливали металлическим блеском. Во главе зала на золотом троне восседала повелительница. Нэя вежливо поклонилась, приветствуя её.

          – О, кто к нам пожаловал! – удивлённо и насмешливо воскликнула принцесса. – Не верю своим глазам! Сама прекрасная Нэя спустилась с вершины горы! Ножки не поранила?

          – Ты знаешь меня? – удивилась Нэя.

          Ответом ей был лишь долгий и тяжёлый взгляд повелительницы.

          – Зачем ты пришла? – грозно спросила она, наконец.

          – Верни Алазару зрение и здоровье! – взмолилась Нэя. – Ты же любишь его, зачем же так жестоко с ним поступила?

          – А ты его любишь? – спросила повелительница.

          Нэя смутилась и опустила глаза.

          – Ты смеешь рассуждать о любви, глупая девчонка, — разозлилась Герберия. – А что ты сделала сама ради этой любви?

          – Я пришла к тебе в надежде на твою доброту, — сказала Нэя.

          – Она пришла ко мне! – расхохоталась принцесса. – Она пришла просить злую колдунью сделать доброе дело, не желая при этом сама даже ударить палец о палец. Она считает, что я должна жертвовать своими интересами, а ей не надо за это платить!

          – Возьми, пожалуйста, все мои деньги и вещи! – взмолилась Нэя.

          – Пару ношеных платьев и ржавую монетку? – возмутилась Герберия.

          Нэя решила не сдаваться.

          – Забери мой дом и розовый сад! – предложила она.

          – Фу! – поморщилась принцесса. – В своём ли ты уме? Твой дом ничего не стоит, а цветы я ненавижу.

          – Но у меня больше ничего нет, — расстроено проговорила Нэя. – Что ещё я могу отдать тебе?

          – Свою красоту! – ответила колдунья.

          – Красоту? – удивилась Нэя. – Но как я смогу это сделать?

          – Ты? – рассмеялась Герберия. – Никак! Я сама заберу её у тебя, если ты согласишься прийти завтра в это же время на самую вершину Бергландских гор. Я произнесу заклинание, вызову гром и молнию, и мы с тобой поменяемся внешностью! В тот же миг Алазар станет прежним.

          Нэя в ужасе отшатнулась.

          – Нет, — сказала она, качая головой, — ты не можешь так поступить!

          – Ты не согласна? – весело спросила колдунья. – Впрочем, ничего другого я от тебя и не ожидала.

          – Я согласна, — твёрдо ответила Нэя. – Завтра в это же время я приду на вершину Бергландских гор.

          – Вот и славно! – хлопнула в ладоши Герберия. – Только не вздумай никому рассказывать об этом, иначе ничего не получится!

***

          Бергерд ждал Нэю с нетерпением, каждую минуту глядя на часы. Он уже сам собирался отправиться в нижний мрак, когда девушка вернулась в верхнюю обитель живая и невредимая. Она рассказала старцу о своём походе и о несчастье, приключившемся с Алазаром. Лишь о своём визите к Герберии и страшном уговоре не сказала Нэя ни слова.

          Но от взгляда Бергерда не укрылись её смятение и печаль.

          – Только не вздумай ничего предпринимать, не посоветовавшись со мной, – предупредил Нэю старец. – Предоставь всё мне, и я найду способ помочь бедному юноше!

          Наутро в нижний Бергланд отправилось несколько монахов. Бергерд попросил их доставить Алазара и его матушку в верхнюю обитель. В стенах монастыря было приготовлено место для приюта семьи плотника.

          Под покровом серого мрака в нижнем Бергланде монахам не составило труда осуществить задуманное. Редкие встречные лишь ахали, когда видели их на своём пути. Им казалось, что это слуги Герберии несут куда-то Алазара и ведут его матушку.

          Всё же, слух об этом событии постепенно распространился в нижнем Бергланде, но до повелительницы не дошёл. Сегодня ей было не до того: она готовилась к важной встрече, злорадно ухмыляясь и потирая руки.

          Нэя тоже собиралась на эту встречу. Она готова была принять свою безрадостную судьбу…

***

          Когда Бергерд зашёл навестить новых жильцов верхней обители, Алазар всё так же неподвижно сидел в кресле. Его матушка, взволнованная последними событиями и яркими впечатлениями, обустраивалась на новом месте.

          Не успел старец поприветствовать хозяев, как заметил в окне, что голубое небо вдруг стало чёрным, блеснула ослепительная молния, и прогремел гром.

          В следующий момент небо прояснилось и всё стало, как прежде.

          – Я снова всё вижу! – удивлённо воскликнул Алазар, вставая с кресла. – А что это грохотало? – спросил он у Бергерда.

          – Колдовство, – холодея всем телом, прошептал старец. – Она посмела колдовать здесь…

          – Молния сверкнула на самой вершине, – обратился он к Алазару, – Бежим скорей туда!

***

          – Ну, вот и всё! – довольно засмеялась колдунья. – Теперь я – это ты, а ты – это я! Алазар полюбит меня, как любил тебя раньше. Я отняла у тебя то единственное, что ему так нравилось в тебе!

          Герберия начала кривляться и дразнить соперницу. Нэя стояла молча, опустив голову, из глаз разного цвета первый раз в жизни тихо текли слёзы.

          – Нэя! – вдруг услышала она голос Алазара.

          Девушка подняла голову и увидела молодого плотника. Он смотрел на неё влюблённо и взволнованно.

          – Ты узнал меня? – тихо спросила Нэя.

          – Ты прекрасна! – услышала она в ответ.

          – Но Нэя – это я! – раздосадованно воскликнула Герберия.

          – Влюблённое сердце не обманешь, – покачал головой Бергерд. – Ты только всё это зря затеяла, дочка! – сказал он.

          – Ты забрала внешний облик Нэи, — продолжил Алазар, но не смогла отнять ни света её души, ни чистоты кроткого взгляда!

          Ох, как рассердилась колдунья!

          – Она – ничто! – со злостью выкрикнула Герберия. – И теперь исчезнет с лица земли даже раньше, чем должна была, увянет, словно какой-нибудь глупый цветок!

          – Убирайся к моей мамаше — чёрной гадюке! – закричала колдунья, подскакивая к Нэе и сталкивая её в пропасть.

          Одно мгновение – и Нэя полетела вниз, но тут же появились ангелы, подхватили девушку и понесли её в небесное царство.

          – Нэя! – закричал Алазар.

          – Я люблю тебя! – услышал он в последний раз голос, похожий на шелест листьев.

          Чары Герберии распались, девушки стали выглядеть как и прежде. Вот только Нэя исчезала, уходя в другой, более прекрасный мир.

          – Проклятие! – разозлилась Герберия, ослеплённая ярким светом. – Ты всё равно от меня так просто не уйдёшь, — закричала она, — провалиться мне на этом самом месте!

          На глазах у изумлённого Алазара и родного отца, Герберия начала проваливаться в землю, с ужасом понимая, что заколдовала сама себя!

          – Нет! – обезумев от горя и ужаса, закричал Бергерд. – Живи! Гербера, вита, циркус, аурум! – выкрикнул он заклинание, выплёскивая со взмахом рук всю энергию, которая ещё теплилась в его дряхлом теле. В ту же секунду он понял, что погубил свою душу, вновь прибегнув к колдовству. Но больше себя Бергерду было жаль родную дочь, которую он сам же и воспитал такой гадкой и жестокой. Отец Герберии воздел руки к небу, стал молить о её спасении и в слезах просить прощения за всё то зло, что принёс на землю.

          Принцесса перестала проваливаться. Верхняя её часть превратилась в огненный цветок с длинным стеблем и зелёными листьями, нижняя стала корнями.

          Бергерд рухнул рядом с цветком, а душа его полетела вслед за Нэей и ангелами.

          – Прощай, Бергерд! – со слезами на глазах сказал Алазар, вставая на колени рядом со старцем и гладя его по седым волосам.

          – Любовь отца спасла тебя, — обратился он к оранжевой гербере. – Ты стала одним из тех, кого так ненавидела, но теперь ты беззащитна и прекрасна. Я позабочусь о тебе и твоём отце!

          Подул ветер, и огненная красавица отчаянно закачала головой, будто бы желая что-то ответить.

          – Никогда не говори «никогда», — грустно улыбнулся Алазар, вспоминая слова Герберии.

          Всё колдовство повелительницы исчезло, как только она превратилась в цветок, и над Бергландом тут же рассеялся мрак. Жители горной страны с удивлением увидели синее небо, зелёные деревья и храм на вершине горы, а у её подножия бескрайнее, искрящееся в лучах солнца море!

          Алазар остался жить в верхней обители. Каждый день он навещал могилку старца Бергерда и растущую на ней герберу. Он поливал цветок и прогонял гусениц, которые покушались на его листья. А когда шелестела листва на растущих теперь повсюду деревьях, Алазар вспоминал свою Нэю и верил, что когда-нибудь с ней встретится!

          Цветок не увядал долгие годы, и многие приходили посмотреть на это чудо. Со временем менялся лишь цвет лепестков. Из ярко-огненного он становился всё бледнее и нежнее.

          Гербера увяла спустя много лет, ровно в день смерти старца Алазара. Возможно, она выполнила своё обещание и прожила ровно столько, сколько и её избранник. Хотя, скорее всего, она научилась любить по-настоящему и увяла от тоски, потеряв единственного на земле дорогого ей человека. Жители Бергланда видели яркое свечение на горе в день его смерти.

***

         – А там, в небесной стране, Алазар встретился с Нэей? – спросила маленькая Нэя, смахивая слезинку.

          – Конечно, встретился, — ответила бабушка, — и я очень надеюсь, что Герберия тоже встретилась со своим папой.

          – Бежим на море! – сказал Алазар, взяв за руку Нэю. – А если мы встретим там чёрную гадюку, уж я ей устрою!

          – Чёрную гадюку никто с тех пор не видел, — улыбнулась бабушка. – Ей нечего здесь стало делать. Жители Бергланда истосковались по свету. Она не смогла бы распространять зло среди них. Но всё равно будьте осторожны на горных тропках!

     Алазар и Нэя  поцеловали бабушку и убежали.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению "Мы - Дети книги!"

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением