А ты не боишься?

Автор :
А ты не боишься? Случается в жизни счастье! Внезапное, бескрайнее, с волнами и криками чаек – море. Впервые Наташа увидела море в Крыму, на закате. И у нее перехватило дыхание, а голова стало такой легкой, как облачко в летний день. - Папа, - сказала Тася, - это такое оно, море? - Такое, - так же тихо ответил отец. Они стояли рядом на песчаном берегу. Смотрели вдаль. Рядом ходили жирные, как гуси, чайки, пронзительно кричали и беспардонно заглядывали в глаза. Два дня ехали в Крым на машине папиного друга, останавливаясь в посадках, то собирали абрикосы, то шелковицу. Рот и пальцы у Наташи были чернильного цвета, но платье чудом не испачкалось. Ели тушенку с хлебом. Ночевали в палатке. Бродили в соленом озере, которое встретилось на пути. Озеро было с белыми берегами, густое, с прозрачной водой, освежающей прохладой. Хорошо, что не искупались целиком! Потом вылили на себя всю припасенную воду, чтобы смыть соль, щипало кожу так, словно сто комаров разом грызли ноги. И вот, наконец – море. Пока нашли место в палаточном лагере у Евпатории, пока поставили палатку и сварили суп, Наташа ждала. Но с последней ложкой горячего ее терпение лопнуло. - Ну же, папа! Посмотрим море! Мама осталась вместе с папиным другом и его женой, а Тася взяла папу за руку и потащила скорей-скорее-поторопись через палаточный лагерь, в котором кипела жизнь, в котором палатки разных цветов и размеров сменяли друг друга, и бегали дети в одних трусишках и ели персики, и сок стекал по рукам и капал с локтей на шершавые пыльные коленки. А в стороне от человеческих троп столбиками торчали суслики - по двое, по трое, группками появлялись и исчезали то здесь, то там. «Эх, доберусь я до вас, - думала Наташа, - только до моря, до моря сперва!» И волокла-тащила-поторапливала папу. «Ну что же ты папа, такой большой, такой тяжелый, уже прибавь ходу, добавь скорости своему сорок второму размеру ноги! Я со своим тридцатым обгоняю». И вот, наконец – море. И до чего же жирные эти чайки! Прямо как собаки хорошие. Да на них верхом можно ездить! Если поймать. Полетать бы на чайке над морем, над самой водой, над пеной на гребешках волн, дотронуться кончиками пальцев до брызг – и взмыть в небо с пронзительным мяукающим криком «Крау! Крау» - тоже мне помесь вороны с мартовским котом! Ну и смешные эти чайки! Ну и горластые. Долго стояла девочка на берегу, смотрела, как бледнеет розовое облако у горизонта, как сам горизонт стирается, исчезает в летних сумерках, как море из бескрайнего становится бесконечным, соединяясь с небом на эту июльскую ночь. Отец стоял рядом. Не торопил. И курил папиросы, сплевывая в песок. Утром так шумно и весело стало вокруг, что будильник не нужен – просыпаешься и бежишь купаться-загорать, собирать гальку и ловить прозрачных скользких медуз. Мама расстелила на капоте машины простыню и раскладывала на ней половинки абрикосов для сушки. Маму больше интересовал обед, и чтобы Тасе голову не напекло, и плечи не сожгло солнцем. «Вырасту – лучше стану папой!» - решила Тася, запрыгивая верхом на отца с криками «Игогого! Вези меня, морской конь!» И папа послушно вез ее прямо в волны и только там взбрыкивал, скидывал в воду и принимался брызгаться и фырчать. «Вот это я понимаю, - думала Наташа, - умеет человек отдыхать!» И тоже фырчала и плескалась, и пыталась повалить отца в море. Но мама сердилась. И папа с виноватым видом шел разводить примус и делать другие скучные дела. Пришлось Наташе оглядеться и подружиться с детьми, которых на пляже было тьма тьмущая. - А ты видела чудо? – спросил мальчик Ваня с обгоревшим шелушащимся носом. - Нет, - удивилась Наташа, - а какое? - Смотри! – гордо сказал Ваня и – пошел по воде. - Ухты! – завизжала Тася. – Я такое в фильме видела, я знаю, это не чудо никакое, это коса песчаная!! И тоже побежала вслед за Ваней, словно бы по воде. И вот забежали они далекоооо от берега. - Нравится? – спросил Ваня и заглянул Наташе в глаза своими, водянисто-прозрачными. И нос так смешно сморщил свой обгорелый. - А то! – кивнула Тася. И тут Ваня взял и все испортил. В один миг все перечеркнул: и счастье, и их неокрепшую дружбу, и морские купания. Он спросил: - А ты не боишься крабов? – и посмотрел куда-то вниз. Вот так вот, как обухом по голове: не боишься, мол, крабов? - Каких… крабов? – уточнила Наташа и тоже посмотрела вниз. Они стояли в лучах солнца почти посреди моря, как два ангела, на воде, волны трепыхались где-то в районе их щиколоток, а сквозь солнечные блики и морскую пену, присмотревшись, Наташа увидела, как вздувались бугорки песка возле ее ступней, как, похожие на морских пауков, крабы выползали из своих нор и подбирались к ней все ближе и ближе… - Ааааа! – не помня себя от ужаса, Наташа побежала в сторону моря. - Стой, не туда! – крикнул вслед злой мальчишка. – Поворачивай! И Тася, круто развернувшись, сорвалась с косы и с головой ушла под воду, вынырнула, вскарабкалась обратно, стараясь не думать, что там, внизу… И побежала на берег по волнам, по песчаной косе, по крабам-паукам, по солнечным бликам и по краю ужаса, холодящего спину даже в жаркий день. Больше Наташа в море не купалась. «Слишком мокро», - сказала она маме и пошла переворачивать подвялившиеся с одной стороны абрикосы. А потом она ела свежий миндаль, кидалась камушками в чаек, гоняла сусликов и на всякий случай смотрела под ноги: а вдруг там…
Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 33 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (3)

  1. Сергей Никифоров

Что времена СССР, я понял. У меня долгое время хранилась одна из моих тетрадок с пропитанной кляксами промокашкой. Жаль, потерялась.

  Вложения
  1. Сергей Никифоров

Если бы это был первый прочитанный мной рассказ, я подумал бы, что Наташа и Тася - разные девочки.
"Впервые Наташа увидела море в Крыму..." и...

Если бы это был первый прочитанный мной рассказ, я подумал бы, что Наташа и Тася - разные девочки.
"Впервые Наташа увидела море в Крыму..." и следом "Папа, - сказала Тася..."
Предполагаю, что это часть более крупного произведения, в котором всё разъяснено, но вот понялОсь как понялОсь.

Подробнее
  Вложения
  1. Анна Харланова    Сергей Никифоров

Сергей, вы правы, эти рассказы все про одну и ту же девочку, в начале книги вступление разъясняет, что времена СССР и что Наташу домашние звали Тася)

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением