Новогодние секреты от Галины Степановой, Татьяны Поповой, Виктории Татур, Евгении Шапиро, Инги Сомс и Елены Овсянниковой

Автор :
Опубликовано в: Десерт-акция. Проза.

Подготовила Лариса Васкан

 

Поздравляем всех с наступающим Новым годом!

С самым загадочным, весёлым и для многих самым любимым праздником.
Эта десерт-акция откроет много секретов и ответит на некоторые очень важные вопросы, которые возникают у детей и взрослых в предновогоднее время: чем пахнет первый снег, как появились ёлочные шары, о чём надо попросить Деда Мороза и как заменить на празднике Снегурочку, чтобы никто не заметил подмены. А еще, прочитав рассказы наших талантливых авторов, вы узнаете, как весело провести с другом время, поделив на двоих Антарктиду, и самое главное: почему нельзя в одиночку тайно поедать сосульки! Всем хорошей компании, веселых праздников и приятного чтения!

 

Татьяна Попова

Как появились ёлочные шары

Скоро – Новый год. По всему миру люди будут отмечать праздник, наряжать новогодние ёлки. И почти на каждой будут висеть шарики – большие и маленькие, блестящие и матовые, яркие и нежные. А ты знаешь, как появились эти шары? Нет? Тогда послушай мою сказку.
Давным-давно в большом городе на одной улице жили мальчик и девочка, Жан и Жанна. Отцом Жанны был богатый купец, отец Жана умер, когда сыну было три года, а мать работала прачкой. Семья девочки жила в большом красивом доме, а мальчик с матерью ютились в подвале.
Очень по-разному жили Жанна и Жан, но это не мешало их дружбе. С утра до вечера они вместе играли, бегали по улицам, доверяли друг другу все секреты и тайны. А если кто-то из старших ребят обижал маленькую хрупкую Жанну, Жан коршуном кидался на обидчика.
Когда друзья подросли, Жанне наняли домашнего учителя, а Жан пошёл в городскую школу. Учитель сразу приметил сметливого и жадного до знаний паренька и рассказал о нём своему другу – городскому врачу. Так Жан стал учеником лекаря.
Прошли годы. Худышка Жанна превратилась в красивую стройную девушку, Жан теперь часто заменял своего наставника, старого доктора и лечил горожан. А детская дружба переросла в большую любовь.
Купец – отец Жанны решил, что пора искать мужа для дочери и объявил ей об этом. Конечно, Жанна тут же сказала, что искать никого не надо, что у неё уже есть жених – Жан, будущий городской врач. Но богатый купец мечтал совсем о другом зяте – не о бедном враче, а о богатом и знатном купце или дворянине.
Однако купец не стал спорить с дочкой – он слишком хорошо знал её свободолюбивый и упрямый нрав. Немного подумав, хитрый отец сказал:
- Жанна, ты – лучшая невеста в нашем городе. Негоже выдавать тебя замуж за первого встречного.
- Но Жан – не первый встречный! – запротестовала Жанна.
- Дай мне сказать, - повысил голос отец, - я знаю Жана, и он мне очень нравится. Он вылечил мне ногу, когда я подвернул её на темной улице, он делает прекрасный настой от кашля. И я почти уверен, что именно Жан выиграет состязание женихов.
- Состязание женихов? Это еще что такое? – подозрительно спросила Жанна.
- В нашей семье такой обычай, - уверенным голосом соврал отец, - объявляются условия состязания женихов, кто победит, тот и женится!
- И какое же задание получат женихи? - поинтересовалась встревоженная Жанна.
- Узнаешь через неделю, утром 31 декабря, - твёрдо произнёс отец.
И вот через неделю, утром последнего предновогоднего дня, на площади перед домом купца собрались и стар, и млад. Всем интересно было узнать, какое задание получат женихи. На крыльцо вышел разодетый в парадные одежды купец, его тихая незаметная жена и настороженная Жанна. Она сразу же увидела своего возлюбленного – Жан стоял в первом ряду и ободряюще улыбался.
- Здравствуйте, друзья и соседи! – громко сказал купец, - все вы знаете мою дочь, Жанну. А некоторые из вас мечтают назвать её своей женой. Я объявляю состязание женихов. Сегодня – последний день старого года, и в моём доме, как и в домах каждого из вас, всю ночь будет радовать глаз новогодняя ёлка. Тот из женихов, кто принесет сегодня вечером на это место ёлку, украшенную самыми красивыми игрушками, станет мужем моей Жанны!
Надо сказать, что хитрый купец всё хорошо продумал. В те далёкие времена ёлочные игрушки (это были не шарики, а искусно выполненные из стекла и фарфора фигурки животных и людей) привозили в город, где жили наши герои, из далёких стран, и стоили эти игрушки очень дорого. Жану не хватило бы денег даже на пару таких украшений. А бедные украшали свои ёлочки разноцветными бумажками, яблоками и овощами.
Сердце Жанны замерло, когда она услышала слова отца. Жану никогда не одержать победу! Но юноша успокаивающе помахал ей рукой и быстро зашагал по улице к городским воротам.
Он не привык сдаваться и решил, несмотря ни на что, биться до конца. Жан направился в лес, срубил самую красивую, самую пушистую ёлочку, принёс домой и закрепил в специальной крестовине, которую любовно обложил собранными в лесу мхом и шишками. На все свои деньги юноша купил на рынке самые красивые и румяные яблоки, золотистые апельсины, и даже маленький ананас, развесил на ёлке фрукты и прикрепил маленькие свечки. Потом вырезал из бумаги снежинки и сделал гирлянды.
До захода солнца оставалось не больше часа. Жан вынес ёлочку на улицу и критически осмотрел со всех сторон. Милое деревце, но разве можно сравнить его с теми, что наверняка украсили роскошными заморскими игрушками богатые женихи…
Загрустил Жан, поник головой, и вдруг… Бам! Прямо в грудь ударил его снежок. Встрепенулся юноша, оглянулся и увидел, что из-за угла высовывается лукавая краснощёкая рожица маленького соседа – Франсуа. Прошлой зимой Жан вылечил малыша от кори, и теперь тот считал юного лекаря своим лучшим другом.
Жан наскоро скатал снежок и уже хотел было запустить его в Франсуа, но замер на места. Снежинки, из которых был сделан снежок, блестели на солнце, как маленькие бриллианты.
Через час вся площадь перед крыльцом дома, где жил купец, была заставлена ёлками, одна другой краше. Среди них стояла и ёлочка Жана, украшенная большими снежными шарами. Остальные женихи не поскупились, но все их игрушки были куплены в одном и том же, единственном в городе магазине, торговавшем заморскими ёлочными украшениями, а потому все ёлки получились одинаковыми, на «одно лицо». Неудивительно, что появившаяся на крыльце Жанна сразу же поняла, какую именно ёлочку украсил Жан.
И вот на крыльцо вышел купец, оглядел внимательно «лес» из новогодний ёлочек и спросил у собравшейся толпы:
- Какая из ёлочек вам больше по нраву?
Конечно, он надеялся, что победительницей станет какая-нибудь ёлка с дорогими игрушками. Но купец не учёл, что большинство горожан были простыми небогатыми людьми, многие из них знали и уважали молодого лекаря, да к тому же ёлочка Жана, как я уже сказала, выделялась из всех. Поэтому все стали показывать на неё и кричать (громче всех кричал Франсуа):
- Эта!
- Ёлочка со снежными шарами лучшая!
- Все одинаковые, только вон та необычная!
- Ёлка Жана – лучшая!
- Да здравствуют Жанна и Жан! Да здравствуют жених и невеста!
Но купец не собирался так просто сдаваться. Он быстро смекнул, как и слово сдержать, и перехитрить всех. Подняв вверх руку, он властно произнёс:
- Тихо! Я вас понял! Вам нравится эта ёлка – ну что ж… Осталось проверить, так ли уж она хороша при свете свечей!
В те времена электричества не было и в помине, поэтому все ёлочки, и ёлочка Жана в том числе, были украшены свечками. Вы, конечно, поняли, что задумал купец? Стоило только зажечь свечки, как снежки, которые так красили ёлочку Жана, растают, и от её красоты не останется и следа.
Жан тоже это понял и опустил голову. По щекам Жанны градом потекли слёзы. Слуги купца зажгли свечи на всех ёлочках и…
Чтобы понять, что случилось дальше, нужно вспомнить, что речь идёт о кануне Нового года. Как раз в этот момент на площадь, никем незамеченный (ведь все смотрели на ёлки) въехал на своём осле Пер Ноэль (так в тех местах зовут Деда Мороза). Он сразу увидел, как любят друг друга Жанна, и понял, как заслуживают они хорошего доброго волшебства. Стоило ему взмахнуть рукой, как чудо произошло…
Десятки людей не спускали глаз со снежных шаров на ёлочке Жана. Большинство смотрели со страхом, купец и другие женихи – с нескрываемым злорадством. И все ждали, когда же снежки растают. Но они не таяли! Они становились всё прекраснее, блестели и переливались в свете свечей всё ярче и ярче! Наконец, купец не выдержал, подскочил к ёлочке и схватил один из шаров. Тогда-то все и поняли, что снежные шары превратились в стеклянные и хрустальные!
Что еще рассказать… Жан и Жанна поженились, жили долго и счастливо и умерли в один день в глубокой старости. А на новогодних ёлочках с тех пор главным украшением стали сияющие шарики, большие и маленькие, блестящие и матовые, яркие и нежные, как любовь наших героев.

 

0 88 22 12.15п 1

 

Галина Степанова

Чем пахнет первый снег

– Варюшка, папу встречай! – позвала бабушка из кухни.
Варя выбежала в коридор, входная дверь приоткрылась, а вместо папы… вкатился огромный полосатый мокрый арбуз. И покатился прямёхонько на кухню.
Катится - катится арбуз, а навстречу ему бабушка. Наклонилась, чтобы арбуз с пола поднять, а арбуз «как закричит» папиным голосом: «И не вздумайте, не вздумайте меня поднимать! Я мокрый, холодный, и весу во мне семь килограммов семьсот пятьдесят два грамма!» Тут дверь широко распахнулась, и папа, тоже весь промокший, вошёл, Варюшку в макушку чмокнул, бабушку в щёку поцеловал, а арбуз…нет, он этот арбуз просто с пола поднял и в мойку для посуды положил. Арбуз-то большой, еле там поместился.
– А вы почему с арбузом такие мокрые? – спросила Варя.
– Потому что дождь идёт вместо бещанного гидрометцентром снега.
– Как же ты его дотащил? – пожалела папу бабушка.
– Я его не тащил, а я его по дороге катил,– засмеялся папа,– от самой остановки катил.
– Ну да, по нашему асфальту только арбузы катать… – засомневалась бабушка,– а откуда точность такая – семь кило да ещё семьсот пятьдесят два грамма?
–- А это у мужика, что арбузы на остановке продаёт, гири такие точные,– снова засмеялся папа.
Тут и бабушка засмеялась: шутники…
Пришла мама с работы и тоже ахнула, увидев арбуз, и тоже спросила, как же папа его дотащил, такой огромный. Потом все вместе сели ужинать, а арбуз умытый, полотенчиком вытертый, в тазике ждал, согревался.
– Ребята, сами мы с ним не справимся, – сказала мама, когда арбуз поставили на стол, – Варюшка, надо кого-то на помощь звать.
Варя ни минуты не сомневалась, что Димка, её друг из соседней квартиры, не откажется помочь в таком важном деле, вскочила и побежала звонить. Димка – настоящий друг, они с Варей в садике в одну группу ходят, прямо через минуту прибежал, да ещё и маленького братишку Вовку с собой прихватил. Помогать – так помогать!
А своей подружке, бабушке Евдокии с первого этажа, бабуля сама отнесёт арбузика. Папа разрезал арбуз, тот с треском раскололся, а в кухне сразу запахло морозом и свежестью. Арбуз оказался необыкновенно сладким, вкусным, а косточки у него были чёрные и блестящие.
Тут и кот Василий очнулся от спячки, вылез из шкафа и пришёл на кухню. Все знали ещё с лета, что Василий просто обожает огурцы, арбузы и зелёный горошек, и папа положил ему в блюдце алые сахарные кусочки.
Ребятишкам закатали рукава выше локтя, на шею по полотенцу и начался пир. Сначала все ели молча, потом папа сказал, что это, наверное, последний арбуз в этом году, потому что вот-вот наступит зима, настоящая зима со снегом. Сколько же можно, уже конец ноября, а снега всё нет! А бабушка сказала, что снег завтра выпадет, она это точно знает и никакой гидрометцентр ей не указ, у неё свой барометр, он никогда ещё не подводил.
Бабушка не ошиблась: утром, выглянув в окно, Варюшка взвизгнула: «Бабуль, Снег идёт! Твой барометр…такой точный ! Всё в снегу и смотри, какой пушистый!»
Варя волновалась, что он закончится, или растает и торопила бабушку на прогулку. На девочку надели тёплую куртку, белую пуховую шапочку и белые варежки, связанные бабушкой, и стала она похожа на Снегурочку.
Во дворе было сказочно красиво и тихо-тихо, только снег хлопьями падал с неба, засыпая крыши домов, кусты и деревья, машины и детскую площадку.
– Ой, арбузом пахнет! – удивилась Варюшка. Бабушка согласилась: да, первый снег всегда пахнет арбузом.
– Да нет, бабушка, папа вчера арбуз на остановке купил, наверное, оттого и пахнет. Пойдём посмотрим!
Они подошли к рынку и сразу увидели этого продавца. Он стоял неподвижно, засыпанный снегом, прямо как настоящий снеговик, только нос у него был не красный, а синий. А арбузы на раскладном столике были…в пуховых белоснежных шапочках, совсем как у Вари. Бабушка пожалела, что у них нет с собой фотоаппарата, и только пожалела, как они та-акое увидели, что бабушке не помешала бы кинокамера! Рядом со Снеговиком женщина продавала семечки, она всегда, и зимой, и летом, их продавала на этом месте. Воробьи стаями слетались к ней со всей округи, таскали семечки, а она отгоняла их мухобойкой, но ещё ни разу никого не задела. Сегодня она закрыла мешок с семечками полиэтиленовой плёнкой, чтобы товар не намок. Воробьи подлетали и, покружив над мешком, возмущённо чирикали: что это за новости! Мало того, что снегом всё засыпало, так ещё и последней радости лишили, ишь, закрыла! Потом приземлялись на безопасное расстояние и ждали Тут один взъерошенный рассерженный воробей подлетел к столику с арбузами, опустился на пушистую шапочку самого большого арбуза и … скатился, как с горки, вместе с шапочкой, недовольно чирикнул и улетел. Бабушка с Варей засмеялись. Люди на остановке засмеялись тоже. И даже замёрзший продавец арбузов засмеялся вместе с ними.
А румяная тётенька с семечками отложила свою мухобойку, раскрыла мешок и, зачерпнув горсть семечек, посыпала воробьям. А потом ещё и ещё. Что тут началось! Воробьи суетились, чирикали, клевали, перелетая с места на место, ссорились и дрались, обсыпая друг друга пушистым снегом. Так вкусно пахло жареными семечками!
–Так чем же пахнет первый снег, Варюшка? – спросила бабушка, когда они возвращались с прогулки
– Арбузом, жареными семечками,– начала перечислять девочка,– а ещё, ещё…
–А ещё радостью,– подсказала бабушка.

 

Виктория Татур


Как я Деду Морозу письмо писал


– У твоего сына снова двойка по русскому языку. Посмотри какой почерк, ничего не разобрать, – мама положила на папин стол мою тетрадь.
– У меня почерк не лучше. Я сам иногда не понимаю, что пишу. Ну не писаря же мы воспитываем, что ты в самом деле? – философски заметил папа и незаметно мне подмигнул.
– Не писаря, но у него ведь море ошибок, – не сдавалась мама. – Чашка с буквой Я написана, живу через Ы, а это что за «лошать»? – она повернулась ко мне.
Я стоял около двери и рассматривал свои носки, синие с красными колпаками деда мороза. В этот момент я просто не мог от них оторваться.
– Что за лошадь с буквой Т? Саша, я тебя спрашиваю. Ну-ка, какое проверочное слово?
– Конь, – буркнул я.
– Вот видишь, – мама снова к папе повернулась. – Здесь он стоит, голову повесил, а в дневнике сплошные замечания. То ногами пинается, то звонок на урок не слышит, то ему видите ли интересно, как это так ловко ручка под тетрадью катается.
– Я буду стараться, – ничего другого мне в голову не пришло.
– Ты это уже тысячу раз обещал. Если до Нового года не исправишься, о занятиях футболом можешь забыть. У тебя месяц остался!
Забыть о футболе? Да я без него жить не могу. Когда вырасту, обязательно футболистом стану.
До Нового года всего месяц остался, поэтому с завтрашнего дня я решил исправляться. Честное слово. Ночью лежал в кровати и представлял, как завтра в школу приду, руки на парте сложу и тихо-тихо сидеть буду. А когда мы писать начнем, так у меня буквы, лучше чем у нашей учительницы, Нины Борисовны, напишутся.
Но кто же знал, что все по-другому получится?
На следующий день на первом уроке Нина Борисовна привела в класс новенькую ученицу и посадила ее рядом со мной. Ее Гуля зовут. Она к нам из Узбекистана приехала и по-русски очень плохо понимала. Учительница попросила нас ее не обижать и во всем помогать. Она тогда так и сказала:
– Кто будет над ней смеяться, прибью на месте!
Мне сразу в рот смешинка залетела. Я сдерживался, как мог. И губы в трубочку вытягивал, и рот ладонью зажимал, даже щеки руками сдувал. А потом как расхохотался на весь класс.
– Саша! Ежов! – рассердилась учительница, – Замолчи немедленно!
А я остановиться никак не могу.
– Выйди из класса! И дневник мне на стол положи!
У меня тогда мгновенно весь смех прошел. А щеки будто снегом натерли, так гореть начали. И все из-за этой Гули. Сидит себе за партой, черную толстую косу, как канат, на палец наматывает и делает вид, что ничего не понимает.
Когда к двери шел, слышал смешки ребят за спиной. И тогда я решил отомстить этой Гульке. Выставила меня дураком на весь класс. Да еще и от родителей влетит, когда они замечание в дневнике увидят. Нина Борисовна эти замечания пишет самой красной из всех красных ручек на свете. Так, что б уж точно не проглядели.
И вот теперь почти на каждом уроке Гуля поворачивалась ко мне, тыкала в учебник пальцем и спрашивала:
– Это что?
Причем она смешно так говорила ни «што», а «что». Я пожимал плечами и отворачивался. Вот еще, очень мне нужно ей подсказывать. Да я радовался, когда видел, что каждое слово у нее в тетради с ошибками написано. И вообще старался с ней не разговаривать.
Девочки тоже с Гулей не дружили. На переменах она сидела за партой или стояла у окна и смотрела на снег.
Однажды на продленке мы гуляли во дворе школы, лепили снежную крепость. А потом разделились на два лагеря и начали друг друга обстреливать. Гуля стояла в стороне и все время подпрыгивала, наверно, согревалась.
Тогда я крикнул:
– Гуля, лови!
Она обернулась, и снежок прилетел ей прямо в лоб. Мы все засмеялась, а она заплакала. Тихо так, только плечи затряслись, и слезы на щеки брызнули.
– Саша, отправляйся в класс. Ты сегодня больше не гуляешь, - рассердилась учительница.
– Нина Борисовна, я же пошутил!
– Я дважды повторять не буду!
И я поплелся в класс, еще больше злясь на Гулю.
А на следующий день она пришла в школу и протянула мне свой кулачок. Разжала его, и на ладони я увидел темно-оранжевую курагу. Большую такую толстую и, наверно, очень вкусную.
– Хочешь? – спросила Гуля.
Я отвернулся и сказал:
– Спасибо, обойдусь.
Вообще она молодец, уже много русских слов выучила. И по рисованию у нее одни пятерки. Я часто забываю то краски принести, то фломастеры у меня не всех цветов. Тогда она протягивает мне свои. Добренькую из себя строит. Только я не беру. Ну и пусть у меня елка фиолетовая получается и небо оранжевое. Зато я показываю, что мне от этой Гульки ничего не нужно. А она почему-то смотрит на меня и улыбается. Глаза у нее черные, как смородина у нас на даче. И ресницы длинные пушистые. Такие обычно принцессам в книжках рисуют.
***
До Новогодних каникул оставалась неделя. И однажды на последнем уроке Нина Борисовна сказала:
– Ребята, завтра к нам придет Дед Мороз.
– Ура-а! – закричали все и повыскакивали со своих мест.
– Тише, тише! Давайте напишем ему письмо о том, как вы провели этот год.
– У-у-у, – завыл класс. – А письмо длинное писать? А сколько предложений нужно? А начинать с красной строки?
– С красной, – кивнула Нина Борисовна. – Имейте ввиду, кто напишет с ошибками и неразборчиво, тому подарка не достанется.
Я страшно разволновался. С моим почерком мне никакого подарка не светило. Да еще и ошибки эти несчастные.
Тогда я взял учебник и мужественно все правила перечитал. Жи-ши, чу-щу, чк-чн без мягкого знака. Вырвал из тетради лист бумаги, вдохнул воздуха побольше и начал письмо писать.
Писал я долго, наверно, минут двадцать. От напряжения рука чуть не отвалилась, и даже голова вспотела. Я честно рассказал Деду Морозу, что балуюсь в школе и иногда огорчаю родителей. И еще, что футбол очень люблю. А про то замечание в дневнике, где написано, что я ногами пинался, так это был не я, а Севка Шилов. Просто учительница в куче-мале не разглядела, кто виноват, и меня с ним перепутала.
У меня гора с плеч свалилась, когда я письмо дописал. На всякий случай решил еще раз его проверить и однокоренные слова подобрать. Очень мне хотелось от Деда Мороза подарок получить.
Когда закончил проверять, я заглянул в тетрадку Гули. У нее была написана всего одна строчка. «ДАРАГОЙ ДЕДА МАРОЗ». Я ухмыльнулся и уже собрался свой листок учительнице отнести, но что-то меня остановило. Сам не знаю почему повернулся к Гуле и сказал:
– Дорогой через О пишется, и Мороз тоже.
А она так странно улыбнулась. Мне еще ни одна девочка так не улыбалась.
– Теперь можешь написать, что ты переехала в Россию. Расскажи о школе или о том, чем после уроков занимаешься.
Гуля подняла ручку и застыла над листом. И тогда я начал диктовать ей по буквам. Оказывается, она уже три года в художественной школе занимается. Теперь понятно, почему у нее так хорошо рисовать получается. А потом я сказал:
– В конце можешь написать, о чем ты мечтаешь. Ну, в смысле, что хочешь на Новый год получить.
Гуля низко наклонила голову. Я заметил, как на ее смуглых щеках проступил румянец. Она еле слышно произнесла:
– Друга.
Я почему-то тоже покраснел и мигом на Гулю из-за этого разозлился. Я когда краснею, это сразу видно. Мои щеки пятнами покрываются, будто клюква на болотных кочках.
– Значит, так и пиши – хочу друга. Через о, – бросил я и пошел относить листок.
На следующий день я пришел в костюме пирата, в треуголке с черепом и настоящей черной повязкой на глазу. Ребята тоже в костюмы нарядились. Самым крутым оказался Севка Шилов. На голове шлем из фольги, на груди кольчуга, а в руках настоящий щит. Очень тяжелый. А девчонки были принцессами в длинных пышных платьях. Мы все друг друга рассматривали и трогали костюмы.
А потом я увидел Гулю. Она стояла у окна в зеленом блестящем платье с золотыми блестками. Длинные черные волосы распущены, а на голове синяя бархатная тюбетейка, расшитая бисером. Не знаю, долго ли я на нее смотрел, но тут Севка как закричал:
– Ребята, Саня в Гулю влюбился!
Все засмеялись, а я захотел треснуть его по голове.
Но тут учительница хлопнула в ладоши и громко сказала:
– Так, второй «а», строимся парами. Притворяемся воспитанными культурными детьми и тихо идем в актовый зал.
Там уже елка стояла высокая нарядная под самый потолок. В колонках играла новогодняя музыка, и все улыбались просто так!
После новогоднего представления к нам вышел Дед Мороз с огромным красным мешком.
– Здравствуйте ребята, – сказал Дед Мороз, растягивая слова. – С большой радостью пришел я на ваш праздник. Вы все молодцы, хорошо учились, старались. А теперь пора и подарки получать. Ну-ка, скажите, все сладкое любят?
– Да-а! – закричали мы на всю школу и, наверно, немножко на всю улицу.
– Я так и думал, – он вытаскивал подарок, читал на нем имя и вручал каждому ученику. Многие уже получили свои новогодние коробочки с конфетами, шуршали фантиками, а мою фамилию так еще и не назвали.
Я даже переживать начал, вдруг Деду Морозу мое письмо не понравилось. Может, я какую-нибудь ошибку не заметил?
Мешок почти опустел и сдулся. И тут Дед Мороз спросил:
– Кто у нас еще подарок не получил? – он вытащил из мешка коробку с конфетами. – Ага, Саша Ежов.
Я своим ушам не поверил. Сердце в груди так и подпрыгнуло. Наконец-то дождался! И вдруг мне показалось, что в мешке больше ничего не осталось. Тогда я подбежал к Гуле, схватил ее за руку и потащил к Деду Морозу. Она упиралась, но я-то сильнее.
– Не может быть, чтобы она была Сашей Ежовым, – усмехнулся Дед Мороз.
– Нет, Саша, это я, – мне не хватало воздуха от волнения. – А это Гуля, она к нам из Узбекистана приехала и еще плохо наш язык знает. Это я ей письмо помогал писать. Может, неправильно там что-то подсказал?
Дед Мороз тогда очень серьезно на меня посмотрел. А потом я увидел, как вокруг глаз у него расползлись мелкие морщинки.
– Вот это я понимаю! – Дед Мороз снял варежку и пожал мне руку. – Держи свой подарок, – он вытащил из мешка последнюю коробку конфет и вручил ее Гуле.
- Ката Рахмат, - она протянула руку и взяла конфеты, а потом добавила, - спасибо.
– А ваши заветные подарки я принесу в новогоднюю ночь и положу их под елочку. Вот ты что загадала? – спросил он Гулю.
– Друга, – ответила она.
Дед Мороз смутился, кашлянул и повернулся ко мне:
– Ну, а ты, Саша Ежов?
– А я хочу футбольные ворота, настоящие!
И тогда в актовом зале грянул смех. И мы еще долго смеялись. Даже Нина Борисовна не смогла сдержаться.

 

0 88 22 12.15п 3

 

Евгения Шапиро


Как Маша Снегурочкой была


Маша приехала с родителями в дом отдыха, чтобы встретить Новый год. Родители отдыхали, а она вышла погулять.
Солнце пряталось за верхушки сосен, и снег окрашивался в розовый цвет. Девочка стояла под соснами, когда подул ветер и вместе со снежинками на неё посыпались заледеневшие зелёные иголки.
Маша засмеялась: необычный снегопад предвещал ночь чудес. Сегодня она встретит Деда Мороза. В театре его играет артист, а настоящий Дед Мороз приходит на праздник к каждому ребёнку — тридцать первого декабря в полночь. Дома Машу всегда отправляли спать раньше, до его появления, а сегодня ночью они приглашены на праздник: ёлку в зале уже нарядили.
Маша поспешила к родителям готовиться к празднику. Они поужинали, и прилегли на часок поспать. Маше снилось, как она в белом платье, украшенным зелёными иголками, танцевала со снежинками. А потом они ей запели: "Пора вставать, пора". И куда-то исчезли, а вместо них над Машей склонилась мама со словами, что скоро Новый год встречать. И тут время побежало быстро-быстро. Папа торопил:
– Девочки, опоздаем. Дед Мороз раньше нас придёт. А тебе, Маша, ещё платье снежинки надеть надо.
– Снежинкой я уже была, – отозвалась Маша.– Снегурочкой бы стать... Все её ждут, зовут, вокруг неё танцуют. Ей веселее всех на празднике. А стихи о ёлке да о зиме и я бы рассказала.
Папа взглянул на маму, которая прихорашивалась перед зеркалом, и добавил:
– Снегурочку ждать тоже не придётся.
Маша надела платье снежинки и подошла к окну. Снег заметал дорогу. Маша заволновалась: проедет ли Дед Мороз по заснеженной дороге? Ёлка ждала всех в большом зале, из дома выходить не надо, но Маша потихоньку надела шубу и выскочила к дороге.
Вокруг лишь свистел ветер и вздыхал опадающий снег. Вдруг раздался звон колокольчиков. Маша ожидала, что из-за поворота покажется тройка лошадей, но вместо тройки стремительно подъехала большая белая машина. Из неё вышел высокий пожилой мужчина в синей с серебряными узорами длинной шубе, посмотрел на часы, погладил бороду, на которую сразу налетели снежинки, потоптался на месте, направился ко входу в здание. Но передумал, снова вернулся и заходил туда-сюда вокруг машины.
Папа выскочил из дома за Машей, стал ругать, что та убежала ночью в лес.
Мужчина у машины услышал их разговор, заметил девочку, запорошенную снегом. Решительно подошёл к ним и с волнением сказал:
– Не могли бы вы меня выручить, – он позвал их к машине и приоткрыл дверцу. – Вот.
Маша с папой заглянули в осветившейся салон машины. На заднем сиденье спала девочка, укрытая белой в звёздочках шубкой. Маша тихонько ахнула:
– Снегурочка...
Мужчина улыбнулся:
– Узнала?
Папа посочувствовал:
– Совсем утомился ребёнок.
Незнакомец рассказал:
– Мы с ней Новый год первый раз в Анадыре на Чукотке встречали. Городок небольшой: от края до края минут за сорок дойти можно, но сугробы под метр намело. Не один же Анадырь праздновал, а и Камчатка. Еле справились. А потом с трудом успевали по городам нестись с подарками. Внучка держалась сколько могла. В Оренбурге успела даже к мальчику Лёве, тот только родился. Села в машину и... заснула. На руках в самолёт перенёс. Волшебный транспорт: вмиг в Москву прибыли – за это время не выспишься.
Мужчина развёл руками:
– И что теперь делать?
– Вы настоящие? И везде сами бываете?– не удержалась от вопроса Маша.
– Везде не успеваем, – ответил мужчина, но Маша уже не сомневалась, что это и есть настоящий Дед Мороз.
В это время с переднего сиденья донеслось покашливание. Маша не заметила, что в машине кто-то ещё есть, и от неожиданности вздрогнула. К ней повернулся Снеговик. Если Дед Морозом мог кто-то переодеться, то Снеговик был точно настоящий: глаза чёрные, как угольки, нос большой и красный, шляпа чёрная, куртка белая, от него веяло холодом.
– Дети на празднике ждут Снегурочку, – напомнил Снеговик.
Дедушка прищурился, в глазах мелькнула хитринка, на Машу посмотрел и сказал:
– Жалко сон прогонять. Вот если бы девочка какая-нибудь согласилась на один вечер заменить внучку... Ну, всё, пора будить.
Взял Снегурочку за плечо, но Маша его остановила:
– Стойте! Пусть она поспит. Мне так хочется Снегурочкой побыть. Я и стихи, и песни знаю о зиме.
Дед Мороз обрадовался:
– Спасибо. Надо спешить уже.
Снеговик уточнил:
– Мне идти помогать или здесь остаться?
– Снегурочку будешь охранять.
Папа помог снять Маше коричневую шубу и накрыл ею Снегурочку, пока Дед Мороз надевал на Машу белую в сверкающих звёздочках шубку. Все пошли в зал, где вокруг наряженной ёлки в хороводе собрались дети.
Первым к ним подошёл Дед Мороз. А Маша вдруг застеснялась, за папу спряталась и лишь выглядывала из-под папиной руки. Но когда все позвали:
– Снегурочка! – на раздумья времени не осталось.
Маша выбежала к ёлке. Дед Мороз взял её руку, чтобы девочка не робела. Маша в шубке Снегурочки всех с Новым годом поздравлять стала. Голос дрожал. Маша посмотрела вокруг – ей улыбались радостные лица, и она вспомнила все стихи и песни, что к празднику выучила. Потом Маша из огромного мешка стала подарки доставать и детям раздавать. Только когда мешок опустел, девочка перевела дыхание.
Вдруг один мальчик заплакал, закричал:
– Снегурочка не настоящая. Подарок без снежинки. А настоящая – мне всегда снежинку дарила, та не таяла. А сегодня снежинки нет.
Дети сразу во всём сомневаться начали. Если Снегурочка не настоящая, то Дед Мороз настоящий или нет?
А другой мальчик спросил:
– А конфеты настоящие?
Все разом зашуршали, раскрывая подарки. Но тут Дед Мороз вывел к ёлке девочку, у которой над верхней губой уже усы шоколадные нарисовались, но та не могла оторваться от большой шоколадки, только покивала, мол, настоящие конфеты.
Маша испугалась. Не за себя, а за Деда Мороза. Неужели его подвела? Ведь ему тогда никто верить не станет.
Но тут раздалось знакомое покашливание. Сквозь толпу ребят протолкался Снеговик, подошёл к мальчику, что плакал, наклонился, и все увидели, как он поднял с пола снежинку. Поднял её высоко, чтобы все видели и сказал:
– Ты сам её уронил. Эта снежинка?
Слёзы вмиг пересохли, мальчик засмеялся, к снежинке потянулся.
А уж как Маша обрадовалась. Но раз появился Снеговик, значит, Снегурочка тоже здесь? Оглянулась, а та без шубки своей, в платье снежинки танцует с детьми в хороводе. Маша за руку Снегурочку взяла, к ёлке вывела:
– Моя подруга, Снегурочка.
А та, смеётся:
– Снежинка я.
Детям ещё веселее стало: то ли две Снегурочки, то ли две Снежинки с ними. Родители долго не могли уговорить идти детей спать.
А когда родители всех детей разобрали, Маша отдала Снегурочке белую шубку. Дед Мороз спросил:
– Маша, понравился тебе праздник? Весело было?
Маша так устала, что сказала тихо:
– Ох, как здорово подарки всем дарить. Только веселиться – сил не осталось.
– А ты отдохнула, Снегурочка?
Весёлая Снегурочка вдруг посерьёзнела:
– Дедушка, я ведь тебя не поздравила. Всех поздравляла, а тебе подарка не припасла – не догадалась даже. А для тебя это и есть самый главный праздник в году.
Дед Мороз заулыбался:
– Дети рады – вот и подарок мне.
Тут и Маша сообразила, что дома в Новый год её одну подарок под ёлкой ждёт. Но теперь в Новый год Маша станет им тоже сюрпризы готовить, и о дедушке с бабушкой не забудет. Новый год – это праздник для всех.

 

Инга Сомс


Антарктида

Белоснежные хлопья сыпятся сверху...
Так много снега! Но нам не холодно, мы тепло одеты и играем в Антарктиду:
- Чур, Земля королевы Мэри моя! И берег Правды!
- А я тогда возьму Землю Виктории!
- Ты уже взяла Землю принцессы Елизаветы, так нечестно! - возмущаюсь я.
Сестра вздыхает, мол, что поделать, Виктория - её имя. Значит, и земля тоже.
Антарктида на стене волнуется и даже побелела от волнения: давно её не делили с таким азартом.
- А я.... возьму Землю королевы Мод!
- Это почему же? - возмущается сестра.
- Ну, во-первых, я старше, а во-вторых, вспомни, какие платья я нам сделала из простыней, модные!
Сестра молчит, сказать нечего. Платья, действительно, получились великолепные: лучшие мамины простыни, броши и ленты ушли на создание этого шедевра. Поэтому, Земля королевы Мод - моя.
Земельный раздел закончен, переходим к экспедиции. Нагруженные рюкзаками со съестным (хлеб, сушки два, яблока и пара конфет - то, что надо для Антарктиды), осторожно идём по хрустящему снегу. У нас проблема с ездовой собакой, она не двигается с места.
Уговариваем, подталкиваем, но плюшевый Бобик ни в какую. Оставляем его стеречь рюкзаки и идём на берег Правды, на разведку. Внезапно начинается снежная буря. Я не вижу сестру, не вижу себя, все вокруг белое, хлопья сыпятся прямо на меня.
- Сестра, хватит снега! Двух подушек вполне достаточно!
Снег заканчивается так же внезапно, как и начался. Возвращаемся к Бобику, рассматриваем зимний пейзаж. И вот сейчас нам становится по-настоящему холодно, ведь скоро придет мама... Загоняем Антарктиду обратно в подушки, до следующей экспедиции.

 

Елена Овсянникова


Сосулька

Когда я была маленькой, я обожала мороженое.
В то время мороженое в лотках у нас в южном городе продавали только летом. А летом из-за жары я часто простуживалась, и мороженое мне покупали очень редко. И то, мама не разрешала есть его сразу, а нужно было ждать, пока оно растает и превратится в жидкую кашицу.
Как я завидовала детям, которые ели по-настоящему холодное мороженое, лизали эскимо на палочке, или хрустели вафельными стаканчиками с пломбиром!
А ещё больше я завидовала детям, которые жили там, где зимой выпадал настоящий снег.
Летом у нас было тёплое море, а зимой очень редко шёл мокрый снег и очень быстро таял.
Как я мечтала покататься на санках, поиграть в снежки, просто поваляться в снегу!
Но вот однажды папа пришёл с работы и сказал:
– Мы едем на Кольский полуостров за полярный круг. Я буду там работать.
– И я тоже поеду? – замирая от волнения, спросила я.
– Конечно, если только не будешь постоянно шмыгать носом при малейшем сквозняке, – улыбнулся папа.
Нет, я не могла сразу поверить в своё счастье! Да ради этого я готова была совсем отказаться от мороженного, чтобы не простудиться! Только бы меня взяли с собой!
Когда же мне купили белую, пушистую шубу, шапку и валенки, я, наконец, поверила, что папа говорил правду. Меня берут с собой на север! Хотя было жаркое лето, я каждый день напяливала на себя шубу и валенки, и шапку, разгуливала перед зеркалом и представляла, как буду гулять по настоящему снегу на севере. И каждый день я приставала к папе с одним и тем же вопросом, скоро ли мы поедем за полярный круг.
Прошло лето, и моя мечта сбылась: мы приехали, наконец, на север!
Нас поселили в деревянном доме на окраине посёлка. Дом был окружен забором, во дворе стоял низкий сарайчик для дров. Больше там не было ничего интересного, даже деревьев. Но зато все утопало в самом настоящем, белоснежном, хрустящем под ногами, снегу.
Ура! Моя мечта сбылась! Я вышла гулять во двор, чтобы вдоволь наиграться в снегу! Попыталась слепить снежную бабу, но у меня ничего не получилось. Был сильный мороз, и снег оказался сыпучим, как сахарный песок.
Поиграть в снежки тоже не получилось. Снежки не лепились из сухого снега. Я грустно смотрела на пышные, белоснежные сугробы и вдруг подумала: "А ведь снег очень похож на мороженое!"
Тогда я решила узнать, каков снег на вкус. Я взяла маленькую горсть снега и положила в рот. Конечно, он не был сладким, но таял во рту прохладной водичкой, и мне это страшно понравилось. Теперь я знала, чем заниматься во дворе!
Я принималась есть снег сразу, как только одна выходила во двор. Сперва я ела его горстями, а как-то раз заметила, что с крыши сарайчика свисают грозди длинных, прозрачных сосулек. Я попробовала лизать сосульки, как эскимо, сосать, как леденцы, грызть, как морковку, и обнаружила, что они даже вкуснее, чем просто снег. Однажды мама поймала меня за этим занятием. Она отругала меня и заявила:
– Если я еще раз замечу, что ты ешь снег, то никогда больше не выпущу тебя одну во двор!
Ха, не тут-то было. Теперь я ела снег тайно. Запрет не только не остановил меня, но и превратил поедание сосулек в настоящее приключение. Я пряталась за сарайчик, время от времени выглядывая из-за угла, чтобы вовремя увидеть маму. Я отламывала сосульку за сосулькой и торопливо поедала их, наслаждаясь ещё больше.
Как-то раз, сидя в своем укромном месте, я отломила от крыши сарая замечательную, толстую сосульку, поднесла ее ко рту и лизнула.
Вдруг мои язык и губы намертво прилепились к сосульке, и стало так больно, что я завыла пронзительнее, чем сирена скорой помощи. Услышав мой вой, из дома в одном халате выскочила испуганная мама, подхватила меня и потащила домой. Поливая тёплой водой, она оторвала сосульку от моих губ и языка. Потекла кровь.
– Я же тебя предупреждала, не ешь снег,– причитала мама.– Ведь ты схватила губами вместе со льдом кусочек железа, которое на морозе сразу же прилипает к влажной коже и оторвать его можно только вместе с ней. Я рыдала и от боли, и от стыда, что мой обман раскрыт.
С тех пор я снега больше не ем.

 0 88 22 12.15п 2

 

 

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 213 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

Спасибо большое - по страничкам мы редко стали ходить, а оказывается, арбуз может говорить папиным голосом; а кто из нас не лизал сосульку или ...

Спасибо большое - по страничкам мы редко стали ходить, а оказывается, арбуз может говорить папиным голосом; а кто из нас не лизал сосульку или железку на морозе; и уж точно все порой притворяемся воспитанными детьми. Но не все знаем, что снег пахнет арбузом и ёлки все наряжаем по-своему, вряд ли представляли,что Антарктиду можно запихнуть обратно в подушку.)

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением