Лизка совсем ничего не делает. Сидит и вяжет. Да еще нитки какие белые взяла. У мамы, наверное, стащила. Сидит, вяжет и смотрит на меня. И смеется. Ей можно, она старше. На целых два года. А мне все, Мишка отойди, не мешай. А я и не мешаю. Может, я помочь хочу. Сяду поближе к печке и буду клубок для Лизки держать, он будет раскручиваться, ниточка тонкая будет выходить из кулака, как усик мышиный. Такой тонкий-тонкий. Вчера мышка прибегала, хвостиком махнула, весь хлеб наш смела хвостиком. Только мне да Лизке оставила кусочек. А мама хитрая, она когда успела поесть? Я, говорит, не хочу, уже поела. Я не видел. И руки у мамы трясутся. Красные. Зачем она их в передник прячет? Или там им теплее?

У Лизы нитка запуталась. Я же ей говорил, давай помогу. Вот отойду к окошку. Тут тоже есть белый узор. Ледяной. Вон какая веточка длинная. Красиво. Только холодно. Везде холодно. Всегда. И узор белый – холодный. И улица холодная. Вон как ветер дует. Даже в доме слышно, как там ветер дует. Дед говорит – погода разгулялась. Ей что, тоже гулять надо? И она не замерзает?

Веточка тоненькая, можно пальчиком закрыть, ее не видно будет. Вот так! Ой! Почернела. И капелька пошла вниз.

– Лиза, тут капелька на окошке. Смотри, тут что-то желтое. Сначала было черное, а теперь желтое. И качается.

- Это фонарь на улице. Ты что, дорос до пяти лет и не знаешь?

- Фонарь? Какой?

- На столбе фонарь. Видишь, он светится.

- Желтый как яблоко?

- Какое еще яблоко?

- Мне Сережка рассказывал, у них на Кубани яблоки были желтые. Антоновка. Еще до войны.

- Не знаю я никакой Антоновки.

- И я не знаю.

Лизка чего-то думает. Иголки опустила, вязать перестала. И глаза у нее как у кошки закрываются.

- Лизка, не спи. Сейчас мама придет.

- Я не сплю.

Она, правда, не спит. Только грустная какая-то сегодня. Если мышка сегодня не придет, надо Лизке кусочек свой отдать. Может тогда она станет веселой. И мне споет что-нибудь такое, красивое.

- Мама пришла. Мамулечка! Лиза, мама пришла!

Сумку я помогаю маме до стола донести. Вон как она устала. А там…

- Мам, это что? Камни такие, да?

- Миша, погоди, я разденусь, наварим картошечки и устроим праздник.

- Это как летом?

- Точно, как летом.

Мама долго возится у плиты, что-то греет, варит. Ну, скоро? Такой запах! И Лизка сидит, облизывается. Точно как Барсик.

На стол мама ставит металлическую тарелку. Картошка дымится, как на пожаре, только без огня. И в руки не дается. Горячая.

Вкусная!

И тут мама достает серую картонку, кладет на нее белый камушек. Маленький как капелька. САХАР. Мы его любуемся. Дед привез. А сам уехал воевать.

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 200 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (8)

Трогательный и нужный рассказ. Но мне тоже не хватило обозначения места. Эвакуация? Деревня за Уралом? Блокада?

  Вложения

Сильная тема - дети во время войны. Общее тревожное настроение чувствуется, это хорошо. Но с текстом надо бы ещё поработать. Из явных "блох" -...

Сильная тема - дети во время войны. Общее тревожное настроение чувствуется, это хорошо. Но с текстом надо бы ещё поработать. Из явных "блох" - вяжут не иголками, а спицами. В последнем абзаце: "Мы ИМ любуемся".
Из менее очевидного: не очень понятно, что там с мышью, какой хлеб она смела хвостиком?
И неужели мальчик в пять лет не знает, что такое картошка? И фонарь не видел?
Очень уж мельком про деда.
А главное - это пока не рассказ, а зарисовка. Для рассказа, даже детского, нужен бы сюжет.

Подробнее
  Вложения

В восприятии ребенка, нет слова спица, есть иголка, В конце специально я сделал "Мы его любуемся". Не сработало. Про мышку - слова из детской...

В восприятии ребенка, нет слова спица, есть иголка, В конце специально я сделал "Мы его любуемся". Не сработало. Про мышку - слова из детской сказки, которую повторяет мама ежедневно. А остальное - дело вкуса читателя - верить у то, что ребенок это знает или нет.

Подробнее
  Вложения

По поводу спиц не согласна. Дело не в детском восприятии. А в том, насколько с литературной точки зрение такое название допустимо. Спицы,...

По поводу спиц не согласна. Дело не в детском восприятии. А в том, насколько с литературной точки зрение такое название допустимо. Спицы, действительно, иногда называют иголками, но всё-таки лучше называть вещи своими именами, более распространенными. Если в доме кто-нибудь вяжет, а в рассказе вяжут и мама и сестра, наверняка дети в принципе различают иголки и спицы, если конечно взрослые сами их правильно называют. Я лично, узнала, что спицы называют иголками уже в старшей школе, из каких-нибудь описаний в журналах по рукоделию. Это меня удивило. Спицы для меня с детства были спицы, а иголки иголками.
Про фонарь и картошку - у меня одно объяснение, если действие происходит в блокадном Ленинграде и ребенку на начало войны было года два. Вот он и не помнит что такое картошка и горящий фонарь.
"Его любуемся" -по моему, не стоит так оставлять. Сейчас в книгах, даже в учебниках, встречается немало безграмотности и ляпов, что специально такие вещи не стоит писать. Или в рассказе ребенка кто-то должен поправить, если он говорит по-детски неправильно.

Подробнее
  Вложения

Спасибо Ирина. Учту ваши пожелания.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением