Признаны лучшими и переведены в раздел "Наш выбор" с 01.10 по 15.10.21

Автор :
Опубликовано в: Новости ГлавЛита

Представляем вашему вниманию стихи и прозу, признанные лучшими и переведены в раздел "Наш выбор" с 01.10 по 15.10 по версии дежурной по сайту Ларисы Васкан

 Проза

Светлана Сорока

«Не балабол» http://www.deti-knigi.com/proizvedeniya/item/11828-ne-balabol

− Пустобрёх этот Лёнчик! – жаловался Егорке с Пашкой дядя Степан. – Обещал вчера с Джеком погулять. Сам вызвался! И не пришёл!.. А сегодня говорит, забыл!.. – он досадливо махнул рукой. – Больше и связываться с ним не буду! Ветер у него в голове!..

Пашка с Егоркой переглянулись. Лёнчик был их одноклассником. Он всегда с азартом вмешивался в любые споры. С горячностью доказывал свою точку зрения, с лёгкостью её менял. Раздавал обещания направо и налево. Бил себя в грудь кулаком, убеждал, клялся, но слова своего не держал.

Ребята его не жаловали, сторонились. Но Лёнчик из-за своего авантюрного, неугомонного характера всегда оказывался в центре событий. Эта история также не обошлась без него…

… Егорка с Пашкой попрощались с дядей Степаном и поехали кататься на великах.

− Догоняй! – весело кричал другу Егорка.

Пашка изо всех сил давил на педали, но с каждой секундой ему становилось всё тяжелее.

− Поднажми! – раззадоривал его друг.

И вновь усилия, но… велосипед не слушался, буксовал.

Измучившись, Пашка спрыгнул со своего «коня» и повёл его к лавочке. Вскоре и Егорка оказался рядом.

− Что случилось?! – взволнованно спрашивал он у друга, склонившегося над задним колесом. – Что?!..

− Пропускает!.. – расстроено протянул Пашка. – Камера целая. Ниппель, кажется… Эх, и где я теперь новый возьму!

− У меня есть! – неожиданно раздалось за их спинами. Они обернулись. Перед ними стоял Лёнчик.

− Врёшь! – тут же обличил его Егорка.

− Честное слово, есть! – Лёнчик ударил себя в грудь. – Новенький! У нас с тобой велики одинаковые! – сказал он Пашке. – У меня в комплекте шёл. А у тебя разве нет?

− Нет! – Пашка замотал головой.

«И чего ты его слушаешь, − хотел было сказать Егорка, − врёт же! Но в Пашкиных глазах читалась надежда: «А что если и правда, есть у него…»

− Смотри, если обманешь! – пригрозил Лёнчику Егорка.

− Да я…, да мне…, да зуб даю! – принялся клястся Лёнчик. – Завтра в школу принесу! – напоследок заверил он, а потом убежал куда-то по своим делам.

Пашка загнал своего «коня» в гараж. И весь оставшийся вечер друзья гуляли без великов. А Пашка ещё и без настроения.

− Не расстраивайся, − желая успокоить друга, сказал ему Егорка. – Кто его знает, может быть, и правда, принесёт!

Но утром Лёнчик на вопрос о ниппеле лишь глаза вытаращил.

− Я обещал?!

− Да, обещал! – наступал на него Егорка.

− Так я это…не нашёл. Наверное, отдал уже.

Пашка расстроился, а Егорка ни на шутку разозлился.

−Пустобрёх! – повторил он вслед за дядей Степаном.

− Ктооо?! – оскорбился Лёнчик.

− Балабол! Врун! Обещанья свои не выполняешь!..

− Ты будто выполняешь!

− Выполняю! – твёрдо сказал Егорка.

− Все?

− Все!

− Любые?

− Любые!

− Сам врун! – обрадоваля Лёнчик. – Невозможно любые!

− Возможно!

Глаза Лёнчика азартно заблестели.

− Тогда обещай, что выполнишь!

− Обещаю! – с горячностью выпалил Егорка и сам не заметил, как попался.

− Пойдём, пойдём отсюда! – потянул его за рукав Пашка.

− Куда? – На губах Лёнчика появилась ехидная усмешка. – Обещал же! Выполняй! Скажи сегодня на математике, что она скучная и никому не нужна!

− Чего?! – возмутился Егорка.

− А не выполнишь, − усмехнулся он ещё коварнее, − я всей школе, всему посёлку расскажу, что ты врун и балабол! Слово своё не держишь!

Пашкины кулаки невольно сжались. Но Лёнчика уже через мгновение как ветром сдуло.

− Зачем ты ему обещал? – покачал головой Пашка.

Но Егорка и сам был не рад.

− Не знаю! Вырвалось! И что теперь делать?

− Если ты так про математику скажешь, Юлия Алексеевна тебя убьёт!

− А если не скажу, Лёнчик по всему посёлку растреплет, что я балабол и слабак.

Пашка сочувственно вздохнул.

− Ладно, не расстраивайся. Математика четвёртым уроком. Может, он забудет.

Но Юлия Алексеевна приготовила им сюрприз.

− Здравствуйте, ребята, − сказала она после звонка. – Чтение мы с вами проведём позже, а сейчас вместо него будет математика. Я хочу рассказать вам о ней кое-что интересное!..

Лёнчик оживился. Егорка расстроился.

− «Математика – царица наук!..» – увлечённо начала учительница… Ребята с интересом слушали, и Егорка тоже. Но вдруг он почувствовал, что кто-то буравит его спину. И обернулся. На него смотрел Лёнчик. Нахально, многозначительно, словно говоря, мол, давай уже, выполняй своё обещание.

Егорка нахмурился, отвернулся, снова стал слушать… Но каждым мускулом, каждой клеточкой продолжал ощущать на себе его ехидный назойливый взгляд. «А если не выполнишь, я всей школе, всему посёлку расскажу, что ты врун и балабол!» − отчётливо прозвучали в ушах брошенные Лёнькой слова. А что расскажет!!! И правда, расскажет!!! – со страхом подумал Егорка.

Он уже не слышал, что говорит Юлия Алексеевна. Трус, слабак, врун, балабол, пустобрёх, − эти обидные, злые, чужие по отношению к нему слова, лишали покоя, мучили. Это становилось невыносимым…

Егорка резко вскочил из-за парты, набрал в лёгкие побольше воздуха и, прерывая восторженный рассказ учительницы, громко выдал то, что обещал.

− Скучная эта ваша математика и никому она не нужна!

Ребята опешили, оцепенели. Один Лёнчик засмеялся. Но взглянув на Юлию Алексеевну, замолчал. Ей явно было не до веселья. И шутить она не собиралась.

− Если тебе скучно, − строго сказала она Егорке, − можешь за дверью постоять! А завтра обязательно придёшь в школу с папой…

Оказаться за дверью было стыдно. Но ещё хуже было, что Юлия Алексеевна собиралась позвонить отцу. Он у Егорки строгий-престрогий…

Домой ему идти не хотелось. И после уроков друзья отправились гулять по парку. Они бродили по нешироким аллеям. Егорка расстроенный. Пашка сочувственно молчащий.

Наконец мальчишки устали. И присели на лавочку.

− Это же та самая! – подскакивая с неё, сказал другу Егорка. – Мы вчера с великом возле неё стояли, когда к нам этот Лёнчик подошёл…

Казалось, он расстроился ещё сильнее, потому что бросил в сердцах:

− Лёнчик наобещал, не выполнил, и всё ему с рук сошло!.. А я… Зачем я только слово дал, ведь он меня специально подловил!.. Я не против математики! Совсем не против!.. – Егорка говорил, выплёскивая обиду и досаду, а Пашка слушал. Мальчишки были поглощены разговором, а на улице уже начинало темнеть, и они не замечали, что неподалёку от них давно уже стоит кто-то третий.

− Как думаешь, – спросил Егорка у друга, – Юлия Алексеевна уже позвонила папе?

− Не позвонила! – произнёс этот кто-то знакомым голосом.

Вздрогнув, мальчишки подняли глаза. Перед ними стояла Юлия Алексеевна.

− Не позвонила! – с вниманием глядя на ребят, повторила учительница. – И, как оказалось, правильно сделала. Ты же вроде как слово держал! – сказала она Егорке. – Только запомни, слово должно быть достойным, чтоб его держали!..

Егорка смущённо кивнул.

Юлия Алексеевна улыбнулась и ушла. А на следующий день перед уроками долго о чём-то разговаривала с Лёнчиком.

* * *

После школы в парке Лёнчик отдал друзьям ниппель. Егорка с Пашкой удивлённо переглянулись.

− Спасибо! – не веря своим глазам, радостно протянул Пашка.

− Да ладно, ладно, − смущённо махнул рукой Лёнчик. – Я же вам, и правда, обещал.

 

Виктория Татур

«Весенний дублёр» http://www.deti-knigi.com/proizvedeniya/item/11846-vesennij-dubler

Через две недели в школе концерт. «День смеха» к первому апреля. Все стараются самую смешную сценку придумать, чтобы грамоту получить. Но Кларенция сказала, будем ставить былину про Илью Муромца и Соловья Разбойника.

Кларенция – это глыба ледяная, по совместительству наша новая учительница Клара Анатольевна. Когда идет по коридорам, хочется в стену вжаться. Как глянет на тебя - будто просканирует. Еще строгая очень и не улыбается никогда. Наша Алена Денисовна ушла от нас за три месяца до конца учебного года. А мы ведь с первого класса вместе. Она добрая была и веселая. Кто-то из девочек даже заплакал. А тут еще былины эти.

– У-у-у, – загудели мы. – Давайте что-нибудь современное придумаем.

– Класс, тихо! – Кларенция стукнула ладонью по столу. – Вы совсем свою историю не знаете. А богатыри посильнее ваших супергероев будут.

И мы замолчали. Все равно опозоримся с этими былинами.

– Сережа, будешь Соловьем Разбойником, – она даже не взглянула на меня.

– Чего это он сразу? – вскипел Егор. – Смотрите, как я умею! – и свистнул на весь класс.

Уверен, не хотел он быть никаким Соловьем Разбойником. Но он вечно со мной соревнуется и старается быть лучше меня.

– Егор! Дневник на стол! В школе свистеть не положено!

Егор пихнул меня и отнес свой дневник на учительский стол.

– Будешь Сережиным дублером, – неожиданно смягчилась Кларенция. – Вдруг заболеет? Вот и выйдешь на сцену вместо него.

– Ладно, – буркнул Егор и обиженный за парту сел.

Мы оставались после уроков, репетировали. И Егор ни одну репетицию не пропустил. Все ждал, наверное, что Кларенция его вместо меня возьмет. А в последний день перед спектаклем Кларенция разрешила нам воздухом подышать для настроения. Еще бы, такое солнце было, настоящее, весеннее. И мы всем классом выбежали на улицу.

– Что за невежа проезжает тут, мимо моих заповедных дубов? – Я так в роль вошел, что носился по площадке, забирался на турник и орал во все горло.

Спрыгивал перед Мишкой (он у нас Илья Муромец), валил его на землю и кричал:

– Спать не дает Соловью-Разбойнику!

Егор не отставал, отпихивал меня от Мишки и вопил:

– Не верь ему, я настоящий Соловей Разбойник!

Мишка от нас удирал. А мы за ним носились. Так разгорячились, что я шапку снял, а Егор куртку расстегнул. Девчонки визжали и тоже разбегались. Тогда я зарычал по-звериному. Егор дикой чайкой закричал, даже стаей диких чаек. Так, что уши заложило.

– Что это за дикие вопли? – Кларенция дернула меня за рукав. - А ну, немедленно шапку надень. Солнце сейчас обманчивое. Заболеешь. И ты куртку застегни, – она укоризненно на Егора посмотрела. – Простудишься. Хватит носиться!

А на следующий день первого апреля в школе стоял такой гул! Ребята друг друга разыгрывали. Но мне не до смеха. У меня горло болело. Решил молчать до спектакля, чтобы голос не тратить. И Егор молчал. Наверное, от зависти, что он выступать не будет. Наконец все в актовом зале собрались. На меня нахлобучили шапку с двумя рогами из проволоки и красные шаровары. И вот Илья Муромец, Мишка, в доспехах из фольги закричал:

– Выходи, Соловей-Разбойник, на честный бой!

А я молчу.

– Что глядишь на меня, разбойник, или русских богатырей не видывал? – снова повторил Мишка.

У меня голос совсем пропал. Зрители зашушукались. Вижу, за кулисами Егор стоит. И лицо такое грустное делает, будто ему меня жалко. А сам-то радуется, наверно.

– Выходи, говорю! Соловей ты, в конце концов, или нет? – нетерпеливо повторил Мишка и зашептал, – Не позорь нас.

Я от волнения красный, как мои шаровары. В зале смешки начались. Слышу, Кларенция сказала Егору: «Давай, дублер, не подведи!». И на сцену его вытолкнула.

– Ага, вот и настоящий Соловей Разбойник! – обрадовался Мишка, глядя на него. – Ну, будешь ты драться с богатырем русским?

– Кхэм, кхэм, – закашлялся Егор, шмыгнул носом и прохрипел, – Сегодня не могу.

Зрители захохотали.

– Это еще почему? – удивился Мишка.

- Я…я двуглавый Змей Горыныч, - нашелся Егор, обнял меня за плечи и еще сильнее захрипел. – Воды колодезной напился. Простудился.

– Ты передай Соловью Разбойнику, – сообразил Мишка, – что я его тут жду.

– Ага, если встречу, – Егор закашлялся, и держа меня за руку, полетел за кулисы.

Сквозь громкий смех зрителей, Мишка закричал:

– Так будет кто-нибудь со мной драться или нет?

У него от отчаяния даже шлем набекрень съехал.

Теперь зал гудел, стучал ногами и покатывался со смеху. Поднялся страшный шум. Вдруг Кларенция выхватила у меня шлем с рогами, на голову натянула и на сцену выскочила. Да ка-а-ак свистнет. Аж стекла в окнах задрожали.

У Ильи Муромца даже меч из рук выпал. От неожиданности в зале все притихли.

В полной тишине Кларенция вдруг закричала:

– Что за невежа тут Соловья Разбойника от Змей Горыныча отличить не может?

В общем, здорово они с Мишкой сценку доиграли.

После спектакля нас с Егором домой отправили лечиться.

– Спасибо, выручил, – просипел я. – Классный Змей Горыныч получился.

– Да ладно, – прохрипел Егор. – А весеннее солнце и вправду обманчивое.

А я подумал, что это солнце, кажется, смогло растопить «ледяную» Кларенцию. Потом мы узнали, что нашему классу грамоту дали за креативную постановку русской былины.

 

 Поэзия

 Елена Серанова

«Осенний листок»: http://www.deti-knigi.com/proizvedeniya/item/11827-osennij-listok

Сказала Анютка:
— Присядь на минутку,
Осенний листочек-малыш! —
На тёплой ладошке
Понежься немножко,
Зачем приземлиться спешишь?

Ты лучше о лете,
О ласковом лете
Мне милую песенку спой:
Про дождик лукавый,
Про мягкие травы,
Про нежный рассвет золотой!

Гляди, всюду лужи...
Ты лужам не нужен,
А мне очень нужен, поверь!
И будешь искристым,
Сухим, золотистым
В тетради храниться теперь.

 

Олеся Куликова

«Листья-лодочки качает» http://www.deti-knigi.com/proizvedeniya/item/11791-listya-lodochki-kachaet

Листья-лодочки качает
В серебристых лужах ветер.
Сильно скворушка скучает
О прошедшем тёплом лете.

Лес зарделся, будто зорька,
В предвечернем небе синем.
Старый тополь у пригорка
В золотистом фраке стынет.

Скоро, скоро первым снегом
Будет целый свет украшен!
В ледяном своём ковчеге
Поплывёт Зима вдоль пашен.

 ПОЗДРАВЛЯЕМ! 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 140 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (2)

  1. Светлана Сорока

Спасибо большое!!!)

  Вложения

Поздравляю!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением