(из серии «Странности»)

           Собрались как-то летним субботним утром супруги Иван Иванович и Валентина Петровна в гости к дочери Марине, в Нижний Новгород.

Иван Иванович – слесарь-наладчик в цехе по разливу молока на молочном комбинате. Сам ростом невелик, как говорится: «метр с кепкой», работу свою до тонкости знает, но с супругой своей в никакое сравнение не идет. Валентина Петровна –  Женщина авторитетная, работает в том же цехе, что и муж, только начальницей. На голову выше супруга, красива, что матрешка. В талии, а также прочих местах, широка, дородна.

Коллектив цеха, где Иван Иванович мужчина в единственном экземпляре, начальницу свою любит и уважает. Когда все собираются за столом в подсобке, чтобы очередной день рождения или праздник отметить, всегда любимую, Валентины Петровны, песню хором поют: «Снегопад, снегопад, если женщина просит…», и сама она громче всех поет, да слезу хмельную смахивает.

Приготовили супруги две кошелки с продуктами, где рядом с дарами собственного сада и огорода, банками с вареньями и соленьями, располагался хороший кусок голландского сыра, двухлитровая баночка сливок да свежее сливочное маслице. Все, конечно, с молочного комбината, свое, проверенное, не в магазине купленное! Прихватить с собой, уходя вечером с работы, пакет молока, кусочек сыра или баночку сливок – дело святое, никто из работников комбината это и за воровство не считает. Опять же, считай, компенсация невысокой по любым меркам зарплаты.

           Сели Иван Иванович и Валентина Петровна ранним утром в автобус, подремали часа два и через некоторое время объявились у дома своей дочери на Звездинке.

Звездинка – улица такая в центре Нижнего Новгорода, а поскольку, вдоль нее в середине аллея деревьями обсаженная, то это даже и не улица, а бульвар. Хорошая улица, и дом хороший. В подъезд так просто не войдешь: нужно номер квартиры набрать и на кнопочку домофона нажать, когда хозяева ответят, тогда и войти можно будет, а иначе нельзя.

Вот подошли супруги к двери, жмут на кнопочки разные и так и сяк, а ответа нет! Заскучали они, кошелки в сторонку отставили, стоят, ждут, может, кто пройдет в дом или из дома. Полчаса не прошло – повезло им, вышла из подъезда женщина, соседкой Марины оказалась. Руками всплеснула:

– Ой, а вы ведь Мариночкины родители!

И объяснила дальше, что уже два дня, как улетела Марина с мужем и сыном отдыхать в Турцию, и вернутся они не раньше, чем через десять дней. Ключей не оставили, квартира на охране, и войти туда никто не может.

Соседка помчалась по своим делам, а супругов сложившиеся обстоятельства привели в состояния, можно сказать, прямо противоположные.

Валентина Петровна, не стесняясь в выражениях, принялась ругать и дочь, и зятя, которые умчались, не предупредив родителей. А Иван Иванович как-то съежился, побледнел и постарался держаться за спиной жены.

И ведь не даром, были у него на то основания! Едва услышав, что дочери нет дома, Иван Иванович вспомнил, что, как раз в середине прошедшей недели, звонила ему Марина и предупреждала, что уезжает всем семейством отдыхать, да только забыл он об этом звонке, как говорится, начисто. И следовательно, вина за пустую поездку, потраченные деньги и время лежала именно на нём.

Валентина Петровна – женщина не только авторитетная, начальственная, но еще и властная, тяжелая на руку. Учитывая рост ее супруга и собственное, Валентины Петровны, великолепное сложение, сгоряча она нередко отвешивала мужу затрещины по тому месту, что было ближе и доступней, то есть – по голове.

Нельзя сказать, что Валентина Петровна не любила мужа, нет, очень даже любила! И женились они по любви, и жили душа в душу. Но вот случается такое, а в наше время особенно – взяли женщины власть в свои руки и подавляют мужчин не только морально, но и физически. Мужчинам так даже удобней: ответственности никакой, а в случае неудачи – жена виновата. Хотя, конечно, порой бывает обидно, и  каждый мечтает из-под опеки хоть на короткое время уйти.

Не заметила Валентина Петровна смятения Ивана Ивановича, повезло, стало быть, мужику до поры, до возвращения дочери, когда его вина раскроется. Подхватили супруги кошелки и подались на автостанцию, чтобы, значит, обратно домой уехать. Билеты удалось купить, и автобус не заставил себя ждать. Устроились широко и вольно с кошелками на свободных сиденьях в самом конце автобуса. Жара сморила обоих…

В селе Богоявленье, где у автобуса была стоянка, Иван Иванович, оставив жену, вышел по нужде да воздухом подышать. Только вот беда: в туалете, что невдалеке располагался, очередь случилась, задержался он, а когда вернулся, обнаружил, что автобус укатил без него. Дальше совсем плохо: в карманах пусто, ни денег, ни документов, знакомых в селе нет, попутных машин мало, да и не останавливаются они без нужды. Отошел Иван Иванович в сторонку, где березы растут, пристроился на лавочке, сидит, думу думает.

День выходной, народу и в Нижнем немного было, кто на дачу уехал, кто просто дома отдыхал по месту жительства. А здесь в селе и подавно тихо. Только птички нежно поют: «Фьюить – фьюить!»

И так хорошо вдруг стало на душе у Ивана Ивановича от неожиданно обрушившейся на него свободы: никто не жмет, не требует, не заставляет ничего делать. Бабочки порхают, листья на деревьях чуть трепещут, солнышко греет не слишком жарко. В синем небе почти без движения висят белые барашки редких облаков…

Так бы и сидел Иван Иванович с природой в ладу, только вдруг покалывание иголочек в ладонях и ступнях нарушило его нирвану. Оторвал он свой взгляд от неба, вниз, перед собой взглянул и осознал: не сидит он на лавочке, а висит, слегка покачиваясь метрах в двух над землей, ни на что не опираясь. Другой бы на его месте испугался, щипать себя начал: «Не сплю ли я?». А Иван Иванович – ничего, не запаниковал, такое с ним и раньше случалось.

Однажды в воскресный день вышел он вместе с Валентиной Петровной  по привычке работать на огород. Солнышко светило, как сегодня, щебетали птахи, и легко было на душе, свободно дышала грудь. Вдруг,  закололи иголочки и, вместо того, чтобы идти по дорожке, Иван Иванович легко взмыл вверх над огородом, да так и повис, наслаждаясь волей и покоем.

Окликнул жену, но Валентина Петровна скользнула по нему равнодушным взглядом:

– Кончай валять дурака, Ваня, принимайся за работу!

Иван Иванович опустился на землю и принялся, как велено, за работу.

Ночью, почувствовав иголочки в руках и ногах, вышел на крыльцо и полетел. Кружил над городом, над Воскресенским собором, над старым Тихвинским кладбищем, летал вдоль речки Теши, но к рассвету, как ни в чем ни бывало, возвратился в постель к спящей безмятежно супруге.

Ночные полеты скоро стали регулярными. Как и почему у него появлялась способность летать, Иван Иванович не задумывался. Не приходил ему в голову и простой вопрос: что с ним будет, если его способность летуна вдруг пропадет в полете? Он перемещался в ночном небе над городом по своей воле, наслаждался свободой и ни о чем не думал.

«А что если и сейчас проявить свои способности, взять да и полететь домой?» – подумал Иван Иванович.

Он не спеша, взлетел. Повисев в воздухе, заметил совсем рядом, через дорогу, какие-то мастерские, приблизился к ним, увидел трех мужиков в рабочих спецовках. Сидели они за столиком, на котором стояла дюжина запотевших, видно только из холодильника, бутылок пива, здесь же располагался эмалированный тазик, наполненный огромными раками и на газетке – два, тоже не маленьких, сушеных леща. 

Горя желанием глотнуть холодного пива, Иван Иванович спустился на землю и направился к компании: народ свой, рабочий, расскажет он им о своём несчастье, глядишь, угостят. Так оно и случилось.

Один из трех, рыжий парень, заметил Ивана Ивановича, и весело скаля зубы, помахал рукой, приглашая его за стол.

– Тебя как по батюшке-то? – спросил пожилой, явно старший среди троих.

– Иван Иванович…

– Вот и славно, Ваня, по-русски, не заковыристо! Присаживайся, не обидим. Меня Михаилом зовут, это, – показал он на сидевшего рядом с ним усатого богатыря, – это Василий, а он, – кивнул Михаил на рыжего, – Юрий.

Светлое питерское пиво показалось Ивану Ивановичу Божьим даром.

– Ты, Ваня, как я догадываюсь, здесь проездом, от автобуса, небось, отстал? – поинтересовался  Василий.

– Точно, не дождался, паразит, укатил без меня, и жену увез, – удивляясь догадливости собеседников, ответил Иван Иванович.

– Дело не хитрое, – подтвердил Михаил, – у нас это часто бывает. Кто на собор засмотрится, кто на девчат наших, а кто в туалете застрянет.

Рыжий Юра, не произнося ни слова, с любопытством продолжал смотреть на Ивана Ивановича.

– Место у нас действительно необычное, Богоявленье не даром. Поверишь ли, неопознанные объекты – НЛО зачастили. Мало того что летают, как птицы, удивлять перестали, светят и днем и ночью, так еще и наших людей стали прихватывать.

– Как это, – не понял Иван Иванович, – к себе, что ли, забирают?

– Двое исчезли, – подтвердил Михаил, – правда, с зарплатой нашей из кассы. Может, НЛО тут и не причем. А вот Юра – побывал у них в тарелке и вернулся. Только с тех пор молчит, слова вымолвить не может, записками с нами общается.

Юра молча кивнул, и опять улыбнулся.

– Есть чудеса и другие, – подключился Василий, – выходим мы на работу в выходной не впервые. Техника старая – трактора, экскаваторы, подъемные механизмы. Гидравлика, чтоб ей не ладно было, масло хлещет дуром! А что можно сделать без запчастей – манжет, сальников, прокладок? Да ничего! Вот и мы так думали. Выйдем, покопаемся для виду, начальство домой – мы за стол. Сверхурочные заработаем – и то хорошо! Только с некоторых пор, как Юра в нашей бригаде появился, после нашего «ремонта» стали механизмы как новенькие работать. Ничего не делаем, а масло течь перестает, заказчик доволен, начальство тоже.

Юра все глядел на Ивана Ивановича и загадочно улыбался. И тут вдруг в голове Ивана Ивановича раздался приятный голос.

«Иван, не дергайся, не показывай виду – это я, Юра, с тобой разговариваю, другие нас не слышат. Я сначала думал: ты тоже у НИХ побывал. Теперь вижу – ошибся, ты сам по себе особенный. Таких как я называют Контактер, а ты – Летун».

«А как же…» – начал мысленно Иван Иванович.

«Что к чему – поймешь позже. Я вижу, ты уже освоился, не первый день летаешь, но пива больше не пей, будет плохо! Лети себе домой, ничего не бойся, я тебе перешлю информацию – на то и Контактер, чтобы других, таких как ты и я отыскивать и связь поддерживать. А расстояние для связи не помеха: ты подумал – я поймал, и наоборот!».

Поблагодарив мужиков за пиво, Иван Иванович распрощался с ними и направился в сторону жидких кустиков для того чтобы незаметно взлететь. В голове снова зазвучал «голос» Юры.

«Бояться тебе, Ваня, нечего. Как только ты взлетаешь, становишься невидимым для окружающих. Подробности тебе сейчас ни к чему, но, в принципе, дело в том, что ты в полете находишься на самом деле в другой реальности, параллельном мире, и окружен как бы особой защитной пленкой. Побочное явление – легкое свечение, днем практически не заметно».

Иван Иванович, добравшись до кустов, взлетел вверх и двинулся на высоте птичьего полета вдоль дороги, местами перемещаясь параллельно ей, а где-то, на крутых изгибах, отдаляясь или пересекая шоссе, чтобы сократить расстояние, лететь домой напрямую.

«Многие думают, что в НЛО – инопланетяне, – продолжал вещать Юра, – Только это не так. Они такие же земляне, как мы, только из другой реальности. Представь себе, что в тазике мыльная вода, а ты через трубочку дуешь, и образуется много пузырей. Делал такое в детстве? Вот тебе и модель вселенной, грубая, конечно. Каждый пузырь в тазике – целый мир, новая реальность. Все реальности соприкасаются друг с другом через тончайшую пленку или через посредство других пузырей-реальностей…».

В голове Ивана Ивановича начиналась каша, но он уже осознавал, что может управлять процессом поглощения этой «каши», выбирать, что «съесть» сейчас, а что отложить на «потом», чтобы разобраться детально.

И характер мыслей, и сами слова в голове складывались уже не те, какими он пользовался на работе и дома, общаясь с Валентиной Петровной и сослуживцами. Появилось много новых слов, значений которых он раньше не знал, но будто читая энциклопедический словарь, сразу постигал их смысл, а в мыслях поселилась значительность, глубина и эрудиция…

Незаметно долетел до светлой речки Сережи, а за ней село Криуша, где автобусы останавливаются по пути в Арзамас. Думал на землю опуститься, перехватить свой автобус, сесть рядом с Валентиной Петровной и доехать до дома, как ни в чем ни бывало. А если супруга проснулась и уже обнаружила пропажу, сказать, что на попутке догнал, так-то спокойней.

Ан, нет, глядит, опять опоздал: автобус уже дальше двинулся, не поспел Иван Иванович, значит. Только кто это, из автобуса выйдя, при дороге остался, уж не Валентина ли Петровна? Так и есть!

Подхватила она свои кошелки и взмыла вдруг в небо, да навстречу Ивану Ивановичу полетела. Тяжело летит, кошелки руки оттягивают. Сердце у Ивана Ивановича гулко застучало: «Вот оно как, значит, не бросила муженька!»

 – Э-эх, пропади она пропадом, свобода эта! Выручать надо женщину!

Подлетел, подхватил кошелки у Валентины Петровны из рук, и просияла она лицом, супруга увидав. И оба они, как два голубка, не спеша, полетели под облаками-барашками к себе домой…

– Богоявление! Стоянка пятнадцать минут, – объявил водитель по радио. Иван Иванович взглянул на супругу: «Дремлет. Будить не буду, пойду, подышу и ещё кой-куда…»

На автостанции стояло три автобуса, и в туалете по этому случаю образовалась очередь. Если бы Валентина Петровна не задремала, разморенная солнышком, то не только водителя, даже автобус крепкими руками удержала бы до возвращения супруга… А так, на вопрос водителя: «Все на месте?» те, кого не разморило, дружно ответили: «Все!».

Когда Иван Иванович вернулся на площадку, автобуса уже не было. Он сел на скамеечку под березой, размышляя, как теперь без денег домой добраться, и что будет, когда супруга узнает истинную причину  неудачной поездки к дочери.

Даже в тени было жарко. На противоположной стороне дороги в стороне от автостанции, у приземистого здания механических мастерских, за столиком сидели трое в синих комбинезонах. Мучимый жаждой, Иван Иванович разглядел на столе запотевшие бутылки пива, и ноги сами понесли его через дорогу. А навстречу ему сиял белозубой улыбкой и приветливо махал рукой рыжий парень…

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 619 раз

Последнее от Станислав Гриченко * Главный редактор журнала "Зеленый кузнечик". Член правления ТО ДАР.

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением