В издательстве АСТ – Малыш, в серии «Волшебные истории», вышла новая книга Елены Арифуллиной «Кощеева дочка и бабушкина внучка»

 

О книге

Варя — самая обыкновенная девочка. Учится в третьем классе, не представляет жизни без интернета и мобильной связи. Но в деревне у бабушки, где Варя вынуждена проводить лето, ничего этого нет. Чтобы скоротать время, Варя играет в детектива. Но реальность оказывается куда более захватывающей, чем игра. Варю ожидают невероятные приключения в Заречье — мире сказок и легенд, населённом богатырями, волшебниками, кентаврами и драконами. А где приключения, там и опасности. И чтобы победить, Варе потребуются отвага, мужество и умение думать.

 

Отрывок из книги:

Варя сидела в малиннике и страдала.

Страдалось очень удобно: спелые ягоды съедаются одна за другой, надоеда Лялька не пристаёт, солнце греет. Есть время подумать о важных вещах: сколько сейчас у неё лайков? А сколько лайков у противной Ерёминой из третьего «Б»? Какие комменты написали к тому последнему посту?

О другом думать не хотелось, но как-то само собой  выходило.   Откуда и почему на калитке появился выжженный отпечаток чьей-то ладони? А те глубокие следы на садовой дорожке – кто там прошёл в остроносой обуви? И почему за каждым следом тянулась глубокая царапина? Отчего бабушка наотрез отказалась обо всём этом разговаривать, а глаза у неё мгновенно позеленели?

Стоило вспомнить об этом, и сразу земля показалась жёсткой, солнце – жарким, колючая ветка оцарапала руку, а в малине попался клоп. Жизнь стала окончательно невыносимой.

— Варя-а-а-а! Варюша-а-а-а! Иди сюда-а-а-а!

У калитки стояла бабушка, и её очки ярко отблёскивали на солнце.

 Что, опять за Лялькой присматривать? Хоть бы она куда-нибудь делась! Сбежать бы отсюда – всё равно куда! Или заснуть — и проснуться уже там, в Сингапуре!

— Варюша-а-а-а! Где ты та-а-ам?

Нет, не отсидеться… Варя вылезла из малинника и побрела на зов – нога за ногу.
 

Как всё это началось?

Папа уехал работать в город с волшебным названием Сингапур. Присылал оттуда фотки: океан, небоскрёбы, невиданные яркие фрукты на уличных лотках и прилавках.

Они с мамой подолгу зависали в скайпе, беседуя вполголоса, чтобы не будить Ляльку. А потом мама сказала:

— Варя, мы уезжаем к папе! Он подписал контракт на пять лет, и мы поедем к нему жить!

И всё пошло кувырком.
 

— Мы едем в Сингапур! – объявила Варя в классе.

— Не ври! — фыркнула Ксюша Никитина.

— Ух ты! Круто! — восхитилась Соня Воеводина.

— Надо же, — съязвила Юля Сергеева. — И ты собралась, поздравляю! Вот мы на Бали прошлым летом летали, это да! Вилла с бассейном, пальмы…

 Ещё вчера Варя нашлась бы что сказать Сергеевой. А сегодня промолчала. Пусть себе в сотый раз рассказывает про Бали, про пальмы и веранду у бассейна. Потом заведёт про Испанию, Кипр, Прагу… А её подлипалы будут слушать и поддакивать.
Варя ездила только в Египет, и то один раз. Потом родилась Лялька, потом… Много чего было потом. Но все ездили за границу ненадолго – отдохнуть. А Варя будет там жить, в волшебном городе под названием Сингапур.

 Слово звучало как музыка. В нём шумел прибой, шелестели под   легким бризом пальмы, посвистывали весёлые дельфины.

— Син-га-пур, Син-га-пур, Син-га-пур… — повторяла, напевала, бубнила себе под нос Варя. — Там обезьяны и черепахи, там пальмы и золотой песок, там… там… там…

 Папа прислал подарки: заводного танцующего дракона, расписные шёлковые платки,  футболки с яркими попугаями. Ей, Варе, не повезло:  футболка оказалась велика. Не похвастаешься в школе, чтобы ехидина Сергеева обзавидовалась. А Ляльке, как всегда, всё самое лучшее: и майку, и дракона! И воздушного змея папа тоже не прислал! А ведь на фотографиях они были один другого краше: в виде ласточки, орла — и в виде дракона тоже. Как здорово плыл бы в небе дракон с перепончатыми крыльями, всем на зависть и удивление… Ляльке вообще везёт не по заслугам. Глаза зелёные, волосы чёрные, да ещё и вьются: вот зачем это всё малявке?

 У Вари волосы обычные. У взрослых такие называются «шатен», так бабушка Жанна говорит. А у детей — «русые». Лере хорошо, у неё волосы совсем светлые, а  /Соня  —  не Воеводина, а  другая, Евсеева  — вообще рыжая. Зато коса у Вари длинная, скоро до пояса дорастёт. И густая: пока высохнет после мытья, от скуки изведёшься. И глаза у Вари тоже обычные, карие.
 Ничего, косу можно будет отрезать, волосы покрасить, а в глаза вставить цветные контактные линзы. И менять их хоть каждый день!

Вот только вырасти бы поскорее.

— Через неделю едем к бабушке! — сказала мама. — Билеты я уже взяла.

— К бабушке Жанне?

— Нет, к другой — к папиной маме. Ты её и не помнишь. Она в деревне живёт.

— А я хочу к бабушке Жанне!

— Варвара! Не пререкайся! Она уехала в Италию лекции читать. Начинай укладывать вещи.

Варя повздыхала и смирилась.

 В деревенской бабушке может быть много хорошего. Пирожки там, оладушки. Ягоды всякие. Цыплята-котята-щенята. Может быть, даже козлёнок! Его Варя гладила в контактном зоопарке. Козлёнок был тёплый и пушистый, хотя и затурканный.

 Тем не менее не мешало пореветь, и Варя взялась за дело. К вечеру мама пообещала купить в утешение новый смартфон – потом, когда приедет забирать их с Лялькой от бабушки.

— Лететь к папе долго, как раз успеешь с настройками разобраться!

Так что можно было спокойно собираться и мечтать о смартфоне.

 Засыпая в поезде, Варя представляла себе деревенскую бабушку: точно такую, как в старых мультиках. Полную, в цветастом халате, с доброй улыбкой и узелком седых волос на макушке. И, конечно, с огромной миской пирожков!

 Утром собираться пришлось под хныканье Ляльки. Спросонья она всегда капризничала. Пришлось ущипнуть её хорошенько. Сестра заревела так, что по всему вагону заворочались разбуженные пассажиры. Мама отвесила обеим по основательному шлепку и погнала умываться. Лялька хлюпала носом и прижимала к себе облезлого плюшевого медведя.

Стоя на перроне и крепко держа за руку надоеду Ляльку, Варя вертела головой, высматривая бабушку. Ни одной подходящей старушки не попадалось…

— Здравствуй, Катя! Ой, как девчонки выросли! Хорошо добрались?

— Здравствуйте, мама! Да, отлично…

 Глаза у Вари едва не вылезли на лоб.

 Бабушка оказалась совершенно непохожей на ту, придуманную! Никакого цветастого халата — джинсы и футболка с нарисованной лягушкой. Седые волосы коротко подстрижены и обрамляют лицо, как серебряный шлем. Улыбка не ласковая, а… не поймёшь, какая. Лукавая, что ли? Или задорная? Сквозь очки внимательно смотрят ярко-синие глаза с веерами морщинок в уголках. Всё, всё не так!

 Ладно. Может, хоть пирожки будут.

 Сумки погрузили в багажник бабушкиной машины — старой, непонятно какой марки. Варя с мамой и Лялькой устроились на заднем сиденье. Бабушка села за руль и рванула с места, как гонщик «Формулы-1». Мама ойкнула.

— Ничего, доедем! — успокоила бабушка, сворачивая на шоссе.

Ехали долго. Лялька уснула почти сразу. Варя поглазела в окно, соскучилась и тоже прикорнула рядом.

— Просыпайся, Варюша! Приехали! — Мамина тёплая рука потеребила Варю за косу.
 В деревне оказалась одна улица. Домов — по пальцам пересчитать, да и те заколочены. Бабушкин дом — бревенчатый, небольшой, с верандой. Из-за забора свешивается разноцветная сирень: белая, фиолетовая, голубая, лиловая. В палисаднике полно цветов: ярких, разных, таких Варя никогда не видела.

— Присмотри за Лялькой, а мы вещи перетаскаем, — сказала мама и принялась выгружать сумки из багажника.

 Опять! Опять эта Лялька! Не отвяжешься от неё! На крыльце сидит такой рыжий кот, а тут эта плакса!

— Плакса-вакса! — шепнула Варя на ухо Ляльке, но та ничего не поняла: только улыбнулась сонно.

— Девчонки-и-и! — позвала бабушка. — Идите, помогайте!

— Держи! — Варя сунула сестре пакет с остатками дорожных припасов, подхватила свой рюкзак и бросилась на зов. Лялька побежала следом. А навстречу им шёл рыжий кот, посвечивая янтарными глазами.

— Ну что, Вася? Всё в порядке? — спросила его бабушка.

— Мур-р-р-р! — ответил кот.

Бабушка погладила его, почесала за ухом. Кот потёрся о хозяйкины джинсы и пошёл в дом — хвост трубой.
 

 Кухня оказалась просторной и светлой. Занавески на окне белые, в крупных красных горошинах. В углу тихонько урчит большой холодильник. На столе ваза с огромным букетом сирени. Посуда весёлая: красные в белый горошек чашки и тарелки с золотым ободком. Вкусно пахнет пирогами, а на стене тикают часы-ходики.

 — Ой, балуете вы меня! Уже и самовар есть электрический, и хлебопечка… — Бабушка распаковала новенькую мультиварку.

— Девчонок проще будет кормить: забрасываешь продукты, а остальное она сама сделает! Я без неё как без рук, — точно таким голосом мама разговаривала с завучем, когда её в прошлом году вызывали в школу.

 И из-за чего было шум поднимать? Подумаешь, Варя на спор с  Сергеевой со второго этажа прыгнула. Не с пятого же!

  — Ну посмотрим, авось и я с ней разберусь… — в голосе бабушки было сомнение.

— Ничего сложного! Там целая книжка рецептов приложена, — успокоила мама.

— Да я как-то всё больше сама… Ладно, посмотрим.

— Конечно! Девчонки, руки мыть и за стол!

 Кухня красивая, а вот с едой оказалось не очень. Любимых Вариных пирожков — с яблоками или с капустой — испечь никто не догадался. Под полотенцами лежали два огромных пирога: один с рисом и яйцами, второй — с мясом. На плите противный рассольник и картошка с грибами.

Безобразие! Нормальная бабушка всегда приготовит внукам то, что они любят больше всего. А потом будет угощать и упрашивать съесть ещё хоть один кусочек.

Впрочем, пирог с мясом оказался неплох. Да и картошка с грибами тоже ничего…

После еды Варя начала клевать носом, и от мамы это не укрылось.

— Девочки, пора спать!

— Ну ма-а-а-м!

— Спать! Варвара, присмотри, чтобы Лялька зубы почистила. А мы с бабушкой ещё посидим, чаю выпьем…

Послушная Лялька отправилась надевать пижаму. Конечно, умываться Варя её не потащила. Ещё чего! Это дело няни. А если Оксана у них больше не работает, то пусть ищут другую.

— Спать! — сказала Варя страшным шёпотом и скорчила такую рожу, что сестра захныкала и спряталась под одеялом.

В интернет с телефона выйти никак не удавалось. Варя повертелась с боку на бок и решила пойти на кухню. Воды попить, а там, глядишь, разрешат остаться, посидеть со взрослыми.

Зайти в кухню не получилось. Из-за двери было слышно, как мама плачет, и Варя столбиком застыла в коридоре, навострив уши.

— Ох, мама, это такая беда… Лялька ведь не разговаривает. Вы заметили, да? Скоро три года, а не разговаривает! Лепечет, и всё. Варька в этом возрасте болтала без передышки…

— Успокойся, Катенька. Дети все разные. Логопеду ребёнка показывали?

— Конечно! — в голосе у мамы прозвучала обида. — Сказал, что, если к трём годам не заговорит, тогда и будем работать.

— Ищите другого логопеда, — отрубила бабушка. — Сейчас понаблюдаю, всё, что смогу, сделаю, а вы ищите.

— Спасибо, на вас вся надежда…

Тут мама окончательно расплакалась, бабушка принялась её утешать, а Варя побрела обратно, в их с Лялькой общую комнату.
 

 Значит, у всех сёстры как сёстры, а у неё, Вари, какая-то… прибабахнутая!
Интернет по-прежнему глючил. Варя всплакнула от досады и заснула наконец под ровное Лялькино посапывание.

  Под утро приснилось непонятное: словно кто-то гладил по голове, дышал теплом прямо в ухо и шептал: «Варюша, я уезжаю! Береги Ляльку и помогай бабушке!» Даже пахнуло мамиными духами. Варя попыталась проснуться, но сон крепко держал мохнатыми тёплыми лапами. Получилось только перевернуться на другой бок.

 В следующий раз Варя проснулась на рассвете. Села в кровати, огляделась: Лялька спит, обняв своего плюшевого медведя. В окно лезет ветка сирени, будто говорит: вставай, хватит спать! За окном кто-то посвистывает, выводит заливистую песенку в три колена, а потом рассыпает звонкое «чивир-р-р-р-р», словно хрустальные бусины падают на блюдо. Кто бы это мог быть?

 Варя выглянула в окно и тихо ахнула.

 Там, среди кустов сирени, танцевал человек с мечом в руках.

 Человек сражался с невидимым противником: делал выпады, уворачивался, атаковал. Клинок мелькал в его руках, поблёскивая на утреннем солнце. Вот человек упал, перекатился через плечо и вскочил, держа меч перед собой. Вытер лоб рукавом, положил меч на траву и пошёл к дому.

 Это была бабушка. Та же самая, что и вчера, только в спортивном костюме.
 Не успела она скрыться на веранде, как Варя распахнула окно и выпрыгнула в сад.

 Под кустом сирени лежал меч — настоящий, тяжёлый. Потёртые кожаные ножны в серебряных накладках, костяная рукоятка украшена зелёными камнями… Она легла в Варину ладонь, как живая. Клинок змеёй выскользнул из ножен — и оказался деревянным.

 Варя поскребла ногтем полированное дерево. Хитрый узор древесных слоёв на клинке притягивал взгляд, не отпускал, завораживал.

 Кому мог понадобиться деревянный меч? И зачем он бабушке?

— Что, нравится? — спросили за спиной.

Бабушка стояла позади с мокрым полотенцем в руках.

— Доброе утро… — пристыженно пробормотала Варя.

— Доброе утро! — Бабушка подняла меч и вложила его в ножны. — Любопытной Варваре нос оторвали, ты это знаешь?

 По голосу не понять, сердится бабушка или шутит. Очки на серебряной цепочке, как у старенькой консьержки Ольгиванны — чтоб не потерять? За стёклами очков блестят синие глаза. Между бровями три морщинки: средняя подлиннее, те, что по бокам, — покороче. Словно чья-то когтистая лапа давным-давно царапнула бабушкин лоб, оставив тонкие шрамы…

— Бабушка, а зачем тебе меч? Ты что, этой занимаешься… — Варя не сразу вспомнила слово, — реконструкцией?

— Реконструкцией чего? — приподняла бровь бабушка.

— Ну понимаешь, это когда люди делают себе старинные костюмы, украшения, оружие… Потом собираются в условленном месте и играют.

— Во что играют? В прятки?

— Нет, что ты, какие прятки! В битвы там всякие, в осады, во взятие крепостей… Ещё в ярмарки.

 Старший брат   Вики Егоровой — заядлый реконструктор. Как-то раз, когда Вика не вовремя свалилась с гриппом, мама отпустила Варю на игру вместо неё. Полдня Варя сидела на охапке сена рядом с симпатичным осликом, одетая в длинное платье и холщовый чепец. Она была дочерью зеленщицы. К ним подходили люди в странной одежде. Приценивались, торговались, покупали яблоки или уходили с пустыми руками. А кругом шумела ярмарка. Мимо волокли здоровенные корзины, вели лошадей, потом с криком ловили вора… Ух, классно было!

 — Вот оно что, — сказала бабушка. — Интересно. Надо будет когда-нибудь попробовать. А так — нет, ничем таким я не занимаюсь. Раньше фехтованием увлекалась, сейчас просто зарядку делаю, а меч вместо гантелей. Надо же себя в форме держать. Ну иди, досыпай.

Заснуть получилось не сразу. Некстати вспомнилось, что мама уже уехала. Да и танцующая с мечом бабушка тоже не выходила из головы. Но потом сон выбрался из-под пахнущей свежестью подушки, накинул на голову тёплый платок, склеил веки, убаюкал…

— Девчонки, подъём! Лялюша, умываться!

Бабушка опять была в джинсах и   футболке. Она повела похныкивающую спросонья Ляльку в ванную, что-то ласково приговаривая на ходу.

На завтрак были вареники — вкусные, с творогом и вишнями. Доедая вторую порцию, Варя глянула в окно и чуть не подавилась.

Калитка открылась, и в неё вошёл пёс величиной с небольшого медведя. Шерсть у пса была грязно-белая, а в зубах он держал металлический тазик.

— Бабушка, смотри, смотри!

— Куда? А-а-а, так это Снежок за завтраком пришёл. Доела? Пошли знакомиться. Пойдём с нами, Лялюша!

 Пёс тем временем сел и осторожно опустил тазик на землю.
 Бабушка вытащила из холодильника ведёрную кастрюлю и отправилась во двор. Варя пошла следом, крепко держа за руку Ляльку.

 При виде бабушки пёс улыбнулся во всю пасть, показав огромные клыки, и пару раз стукнул хвостом по земле.

— Умница Снежок, хорошая собака. — Бабушка почесала громадину за мохнатым ухом. — Знакомься: мои внучки. Они будут здесь жить!

 Снежок деловито обнюхал Варю, потом пискнувшую от страха Ляльку. Лизнул её в щёку и снова стукнул хвостом по земле.

— Вот и познакомились. — Бабушка стала накладывать в тазик овсянку с мясом. —Теперь он никому вас в обиду не даст.

— Бабушка, это твой пёс? А почему мы его вчера не видели?

— Не мой, соседа Ильи. Он в отъезде, а я за домом и собакой присматриваю. В глуши живём, надо друг другу помогать. А Снежок никого чужого близко не подпустит. Такого сторожа днём с огнём поискать — правда, Снежок?

 Пёс только хвостом вильнул. Он был занят: полировал тазик языком до зеркального блеска.

— Так, Варюша. Мы с Лялей сейчас будем заниматься, а тебе помыть посуду. Потом делай, что хочешь. Вещи разбери, в саду осмотрись. В общем, определяйся.

— Бабушка, а чем ты с Лялькой будешь заниматься?

— Ещё не знаю. Сначала мы с ней поговорим, вот тогда ясно будет.

— Так она же не разговаривает!

— Я разберусь, Варя. — Глаза у бабушки слегка позеленели. — Я как-никак логопед.

— Ух ты-ы-ы… Правда?

— Правда. Тебе, кстати, не мешало бы «р» подправить. Ну это после. Пойдём, Лялюша!

 Посуду Варя решила помыть потом. Включила дракона, вволю насмотрелась, как он рычит и машет крыльями. Разобрала свои вещи. Достала коробку с бисером, полюбовалась. Выложила на тумбочку книги: почти всю серию «Детективное агентство Ксюши Бубликовой» и пять книжек из серии «Хрюмсики идут по следу». Попробовала выйти в интернет — опять не получилось. С горя пришлось идти в сад, осматриваться.

 В саду нежно пахло от кустов, усыпанных мелкими белыми цветами. Цвело всякое разное, виденное только на картинках или совсем незнакомое. Лезли вверх, махали красными, розовыми, голубыми лепестками диковинные растения, подвязанные к опорам. Знакома была только любимая мамина сирень. Но такой сирени мама никогда не покупала. Огромные грозди были чуть не всех цветов радуги: фиолетовые, синие, пурпурные…

Наверху звякнуло. Варя задрала голову и увидела на крыше флюгер: лягушка, держащая стрелу.

 Хорошо оказалось в саду, но вай-фая и там не было. Варя побрела в дом, злясь на всё окружающее.

Поискать по дому компьютер, что ли?

В первой комнате его не нашлось. Там вообще ничего не было, кроме набитых книгами шкафов. Камин, огромное мягкое кресло в углу, а рядом с ним, на стене — лампа с матовым абажуром. Из интересного только стеклянный шкафчик, а в нём фигурки лягушек: каменные, фарфоровые, металлические, деревянные… Из разноцветного стекла, глины, чего-то ещё… Большие, маленькие и совсем крохотные.

 Варя прилипла носом к стеклянной дверце, разглядывая лягушек. Зачем они бабушке? Столько лягушек, а вай-фая днём с огнём не найдёшь!

Из-за следующей двери доносилось знакомое жужжание робота- пылесоса. Варя потянула за ручку.

По бежевому ковру ползает-трудится робот. А на нём… а на нём разъезжает, отталкиваясь одной ногой, крохотный бородатый старичок!

— И-эх-х-х-х! Навались, милок, не зевай! Давай, пошевеливайся! — прикрикнул он тоненько.

Оглянулся, увидел Варю. Пискнул и бросился в угол.

 Варя кинулась за ним, споткнулась о пылесос и растянулась на ковре. А старичок исчез, как не бывало его.

 Вот это да! Сюда бы Ксюшу Бубликову с её верным Топом! Уж она бы разобралась, что это был за старичок и куда он делся. Всех вывела бы на чистую воду…

Ксюша Бубликова носила огромные очки с черной оправой-велосипедом. А ещё у неё были торчащие косички с пышными бантами, вздёрнутый нос в веснушках и беспородный пёсик Топ, умеющий кого угодно разыскать по следу.

Ксюша и сама была не промах. Она выслеживала, подслушивала и подглядывала. Всё видела, всё замечала. Пряталась в шкафах и кладовках, сидела на чердаке и в собачьей будке. Словно невзначай, задавала коварные вопросы и мгновенно запоминала ответы. Потом всё сопоставляла и — опля! — изобличала преступников, находила похищенных и возвращала украденное.

 А чем она, Варя, хуже? Да ничем!

 Варя окинула комнату проницательным Ксюшиным взглядом и ткнула себя пальцем в переносицу, поправляя невидимые очки.

 В следующей комнате — маленькой, с окном на веранду — нашлись бабушка с Лялькой. Обе сидели на полу и корчили друг другу рожи. Бабушка надула щёки, похлопала по ним пальцами. Лялька тут же собезьянничала. Бабушка высунула язык, достав им чуть не до кончика носа, но у Ляльки это не получилось.

— Та-ак… — сказала бабушка и вынула яркую метёлку для пыли — непонятно откуда, как фокусник.

— Фффууууу! — с силой выдохнула она, и ворсинки, разлетаясь, заплясали в воздухе.

Лялька взвизгнула от восторга и принялась дуть на метёлку изо всех сил.

— Молодец! — сказала бабушка. — Ты что-то ищешь, Варюша?

— Вай-фай ищу.

— А мы здесь без интернета живём, — бабушкин голос прозвучал совершенно спокойно.

Варе показалось, что на неё обрушился потолок.

— Как — без интернета?!

— Да вот так. Ещё и без сотовой связи. Связь-то есть, да покрытие такое плохое, что её считай и нет.

— А-а-а… а как же… — только и получилось промямлить у Вари.

— Поедем в Осинкино, там связь получше. Можно будет с мамой поговорить. Варюша, мы скоро закончим, а пока не мешай, ладно?

Варя добрела до крыльца, села и попыталась всё обдумать.

Как можно жить без интернета? Ну вот просто — как? Ни поиграть, ни пообщаться — ни с девчонками, ни с папой или мамой. И так всё лето!

Из зарослей сирени вышел кот Василий, глянул на Варю жёлтым глазом.

— Кис-кис! — позвала Варя.

Кот хрипло мявкнул и прошёл мимо: в кухню, к миске.

Оставалось только разреветься от горя и одиночества. Вот Варя и разревелась: всхлипывая и поскуливая по-щенячьи.

— Что плачешь, Варюша? — Бабушкина ладонь легла на затылок, такая же тёплая, как у мамы.

— Соску-у-у-учила-а-а-ась… — только и смогла выдавить Варя.

 — Не плачь, моя хорошая. — Бабушка вытерла зарёванное Варино лицо носовым платком. Голос её звучал твёрдо, но ласково. — Завтра поедем в Осинкино, там маме позвоним. А сейчас пойдём, что-то интересное покажу.

Прибежала Лялька, принялась утешать: гладить сестру по рукам, по лицу, лепетать на своём языке. Варя всхлипнула последний раз и отправилась следом за бабушкой, разглядывая на ходу платок. В уголке была вышита крохотная зелёная лягушка.

Иллюстрация

 

Поздравляем Елену и желаем ей новых творческих успехов!






Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 133 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (1)

  1. Людмила Колесова (Тюрикова)

Одно слово: класс! Так захотелось дальше почитать.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением