Журнал «Колокольчик», Челябинск, рассказывает читателям о том, что 28 июля мы отмечаем День крещения Руси, память равноапостольного князя Владимира,

а за четыре дня до этого – память его бабушки, равноапостольной княгини Ольги.

А также радует нас стихами Андрея Бограрина и Любови Шубной, по редакторской традиции – Нины Пикулевой, рассказами Ирины Дружаевой и Анны Музыкантовой

 

Главный редактор журнала Остап Давыдов

Куратор странички ТО ДАР Татьяна Шипошина

 

Анна Музыкантова

Липовая банька (Банщики)

В конце июля у моих родителей случился долгожданный отпуск на две недели. И они поездом приехали к нам на дачу. Мама сразу приступила к работе на грядках. Работы маме всегда было мало, и она её успешно находила. Если не в детском саду с малышами, так на грядках с огурцами. Папа тоже первым делом добрался до инструментов и принялся колотить всё, что ещё было не приколочено. 

Баба Люся была очень довольна. Ещё бы! Сразу столько помощников у неё завелось. Это всегда лучше, когда заводятся помощники, а не пауки или жуки колорадские.

Но возникла одна проблема. На даче не было ни ванны, ни душа, ни бани с веником.  Почесал папа затылок и говорит:

– Надо хоть лейку повесить где-то… А то мы так и завшиветь можем.

– А мы где мыться будем? – поинтересовалась я. – Тоже под лейкой?

– А вы чем хуже! Мы вас лейкой польём, как помидоры с огурцами. Может, и расти начнёте быстрее, – засмеялась баба Люся.

– Лучше мы их сразу в бочку с головой опустим! Прополощем, как полотенце, и сушить на верёвку! – смеясь, добавил папа.

– Э, нет! Зачем, как полотенце? Да ещё и с головой, – возмутилась мама. – Надо баню делать. Нам ещё две недели здесь жить. Я лично из лейки мыться не согласна. И в бочку тоже не полезу. Вон, там водомерок полным-полно и разных жуков-пауков.

Папа, конечно, хоть и любил молоток и гвозди, но в собственный отпуск не хотел с ними в обнимку провести двадцать четыре часа семь дней в неделю. Но мамин настрой был твёрдым. И папа решил ей не мешать. 

С утра мама зашла в сарай и с видом знатока строительных дел стала рассматривать стены.

– Так, так… Здесь надо поставить печь. Стены обколотить плёнкой и прорезать дыру в крыше, чтобы вывести трубу.

Папа издалека подсмеивался над мамой, но помогать не спешил. А мама с бабушкой принялись за строительство бани.

Для начала они достали с чердака старую железную проржавевшую печь. Дверца печки не хотела открываться. 

Но печка ещё не знала, кто такая моя мама. И печка вынужденно сдалась. Дальше мама с бабулей решили обколотить стены сарая толстой парниковой плёнкой. А нам с Наташкой было непонятно, что они хотят всё-таки сделать, баню или теплицу?

Работа кипела, а папа с усмешкой издали наблюдал, как мама и баба Люся трудились, забивая гвозди в старые стены сарая, и устанавливали ржавую печку.

– Не устали?! – иногда выкрикивал папа с другого конца сада.

На что мама с видом бригадира отвечала:

– От труда ещё никто не уставал! Устают от лени!

К середине дня в сарае уже появилась печь, труба которой выходила на крышу. Плёнка от парника покрывала стены. Сарай становился похож на баню. Мама сколотила решётку на пол из мелких досок. А баба Люся принесла дров, чтобы провести эксперимент и растопить печь, которая уже давно была на пенсии.

Не удержавшись, папа решил осмотреть фронт работ. Мама довольно улыбалась.

– А ты говорил, что из сарая баню не сделать? Глаза боятся, а руки делают!

– Поставили ржавую печь! А где металл на крыше? Вся ваша липовая баня загорится, как только нагреется труба!

– Папа, а разве наша баня липовая? – сразу спросила я и посмотрела на липу, растущую рядом с домом.

А ещё на ту, что срубили несколько лет назад. Сейчас на её месте стоял толстый пень.

– Самая настоящая липовая! Ты у мамы спроси. Она подтвердит.

Но мама ничего не подтвердила. Она только заворчала ещё больше и прогнала со стройки и папу, и нас.

  Баба Люся суетилась. Ей не терпелось испробовать баню. Она притащила дров и затопила печь. Дым пошёл, словно разожгли огромный костёр. 

Баба Люся сразу завопила:

– Геннадий, горим!

Тут-то папа и подоспел. Нам тоже очень хотелось тушить пожар. И когда папа скомандовал: «За лейками, бегом!», мы помчались с Наташкой наперегонки.

Оказалось, что мама так старательно смазала печь маслом, что она вспыхнула вместе с дровами.

После папа вытащил печь и долго с ней возился. А к вечеру баня была готова, и папа решился разжечь печь сам.  Баба Люся тут же прибежала с жёлтым тазом под мышкой и мочалкой на плече.

– Пора испробовать наше творение! – сказал она гордо.

– Ваше с мамой Леной творение чуть не сгорело на глазах у всех соседей! – добавил ехидно папа.

– Эта баня ещё сто лет простоит! Ей всё нипочём! 

И баба Люся бодро схватила меня и Наташку и поволокла в сарай, то есть в новую баню.А внутри бани было тепло. Только места мало. И Наташка всё время больно толкала меня локтями. А я боялась случайно прижаться к печке, в которой горели дрова. Вдруг я тоже загорюсь?

Но больше всего я боялась бабу Люсю. Ведь баба Люся была совершенно беспощадна в банном деле. Мама мне рассказывала, что, когда она была маленькой, баба Люся в бане снимала с неё три шкуры! Что это означало, мне было неясно. Но звучало устрашающе.

Сегодня баба Люся взяла жёлтый таз и налила горячей воды. От тазика исходил пугающий пар.

– Бабуля, не надо меня мыть такой горячей водой. Я могу свариться! – умоляюще смотрела я на бабу Люсю.

– Варятся сосиски в кастрюле! А ты что, сосиска или свёкла?

Мне казалось, что я уже почти свёкла.

Баба Люся намылила мочалку, больше похожую на комок проволоки и стала сдирать с меня кожу.

– Ай-ай-ай! Бабуля, пощади! – кричала я на всю баню.

И тут баба Люся взяла зловещий жёлтый таз...

– Я не хочу быть варёной сосиской! – еле успела выкрикнуть я, как кипяток обжёг меня с ног до головы.

– И чего так истошно кричать?! Сейчас соседи подумают, что я над ребёнком издеваюсь! – ворчала баба Люся.

На мои крики прибежала мама.

– Что у вас происходит?! Вас слышно на всю улицу.

– Мама, из меня делают варёную сосиску! И пытаются содрать кожу! – всхлипывала я.

Мама, недолго думая, вырвала меня из крепких лап бабы Люси. А баба Люся взялась за Наташку.

Та, хоть и терпела, но тоже выкрикивала: «Ой-ой-ой! Больно! Горячо! Бабуля, не надо!»

Когда всё закончилось, мы сидели на кухне и пили чай. Папа с порога спросил:

– Покажите мне варёную сосиску. Ах, вот она… Только это не варёная сосиска, а самый настоящий молочный поросёнок. Посмотрите, какой розовый.

И папа рассмеялся.

– Это почему поросёнок? – спросила я, надув губы.

– Потому что так визжать умеют только маленькие невоспитанные поросята.

Колокольчик июль 2021 10

 

 

Нина Пикулева

Человек построил ДОМ

 

Человек построил ДОМ,

Поселилась радость в нём.

И поёт

По утрам:

«Пам-парá-ра-ра,

Пам-парáм!»

Человек построил ДОМ,

Поселилось горе в нём

И всё плачет,

Горько плачет…

Подойди-ка, спроси, о чём?

Человек построил ДОМ,

Поселилась зависть в нём,

Зубы точит,

Съесть нас хочет,

Если с солнцем в душе живём.

Человек построил ДОМ,

Поселилась вера в нём,

Всем сердцам

Глаза открыла

И укутала теплом.

В небе звёздочки горят,

Что они нам говорят?

Дети солнечной земли

В мир

не ссориться пришли.

И планета – тоже ДОМ,

Воевать негоже в нём,

Помолитесь, помиритесь,

И тогда мы все споём:

Человек построил ДОМ,

Поселилась радость в нём.

И поёт

По утрам:

«Пам-парá-ра-ра,

Пам-парáм!»

Колокольчик июль 2021 16

 

 

Ирина Дружаева

Пока не отмылся

Лето – это здорово! В каникулы нас с Сенькой к бабушке Ане в деревню отправляют, сил на свежем воздухе набираться.

В деревне природа, приятели и увлекательные занятия. Вот только  Сенькиных ровесников в деревне не оказалось.  И он, как привязанный, всюду ходил за мной.

В городе я не возражал, что гулять с братом – моё дело. Но здесь больше свободы хотелось, ведь не во все затеи и походы такого маленького с собой потащишь.

Вот я и убежал из дома пораньше, пока Сенька утренние сны на веранде досматривал. Целый день мы с ребятами провели на реке и на лесопилке.

А потом вернулись к огородам.

Сенька стоял у забора и ел неспелую смородину.

Мы его не видели. Честно! Мы стояли кружком и шушукались перед важным делом.

А он нас увидел сквозь редкие доски забора.

- А что это они там?

Любопытный Сенька встал на цыпочки и высунул голову в щель между досками.

Мы с приятелями ничего не видели и не слышали, увлечённые своим занятием.

Сенька устал стоять на цыпочках, опустился на ступни и попытался вытащить голову назад. Но не тут-то было. Щель внизу была уже, и голова застряла.

И тут Братишка увидел, что к нему приближается Полкан, большущий соседский пёс. Сенька боялся собак, а эта громадная дворняга внушала ему ужас.

С перепуга он не смог даже закричать.

А огромная собачья морда всё ближе. Глазищи, пасть, зубы, язык… Сенька зажмурился от страха и почувствовал, как горячий мокрый язык вылизывает его лицо.

Полкан от души обслюнявил торчащую из забора Сенькину голову и отправился дальше по своим собачьим делам. Сенька облегчённо вздохнул и заморгал мокрыми ресницами. И увидел, как мальчишки бросились врассыпную, бросив что-то на землю.

- Бежим!

Под носом у Сеньки что-то бухнуло, поднялись клубы чёрного едкого дыма.

Мы с восторгом наблюдали за результатом своей проделки.

- Ух, ты, cколько копоти!

Но стоило чёрной туче рассеяться, все мы дружно завопили от страха.

На заборе висела голова негритёнка и испуганно моргала светлыми глазищами.

Я от ужаса попятился и упал в заросли крапивы.

И тут к Сеньке вернулся голос. Он завизжал так, что сбежалось полдеревни.

Моих приятелей за уши утащили возмущённые матери. А бабушка освободила из дощатого плена чернолицего внука и взялась за меня.

- Я и так пострадал! – оправдывался я, показывая красную сыпь от жгучей крапивы на торчащих из шорт и футболки голых ногах и руках.

Но бабушка была неумолима. Пока не остынет от гнева, придётся всюду таскать братика с собой.

Бабушка протянула мне мыло и мочалку.

- Ты из брата негритёнка сотворил, сам и отмывай!

Но сажа так глубоко въелась в мокрую Сенькину мордашку, облизанную Полканом, что никак не отмывалась. К тому же брат мыться не хотел, сопротивлялся и даже укусил меня за палец.

- Вот, чума! Ходи чёрным!

Несколько дней Сенька ходил за нашей ватагой, куда бы мы ни направились. Чернолицый мальчишка выглядел так забавно, так удивлял всех встречных своим видом, что мальчишкам даже нравилось таскать его за собой. Мы все чувствовали свою вину и не избавлялись от надоедливого «хвоста», от Сеньки.

Пока не отмылся.

Колокольчик июль 2021 18

 

 

Андрей Богдарин

Дождь в лесу

Дождь в лесу: сначала сухо

Под зелёною листвою.

Ухнул гром за речкой глухо,

Прошумел над головою.

Капли бьют деревьев кроны

Всё настойчивей и чаще,

И опять раскаты грома

Так и катятся над чащей.

Дождь сильнее и сильнее,

Промочил дубы и ели.

Глянь: а небо-то светлеет,

Вроде, тучи улетели.

Сушит солнце крышу леса,

И дымится пар клубами,

А под лиственным навесом

Дождь ещё играет с нами.

 

Любовь Шубная

Плывите, лодочки!

Дождь стучал, стучал по крыше,

Но к нему никто не вышел.

Мы смотрели из окошка,

Как меняется дорожка –

Не дорожка – просто речка

От ворот и до крылечка!

И сказала мне сестра:

– Делать лодочки пора!

Мы их пустим от ворот

Далеко, за поворот!

Пусть они плывут, плывут

В даль, где радуги живут!

 

Добрый дождь

Добрый дождь стучит в калитку:

– Заберите в дом улитку!

У неё промокли рожки,

Ей так страшно на дорожке!

Я на улицу бегу,

Всем улиткам помогу!

Колокольчик июль 2021 20

 

Поздравляем авторов с публикациями!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 204 раз

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением