АНКЕТА ПОСТУПАЮЩЕГО В ТО ДАР.

 

  • Елена Майорова.. о. Сахалин, г. Южно-Сахалинск
  • Образование: высшее педагогическое, высшее юридическое
  • Южно-Сахалинский государственный педагогический институт по специальности учитель русского языка и литературы, учитель-логопед. Участник литературного марафона творческой мастерской BAND «Однажды в сказке».
  • - Царица снов», роман,1993 год, Издательство детской и юношеской литературы «Амур», г. Хабаровск (за счет издательства)

- «Шустрик, Нюха и другие», сказка, 2020 год, Издательство «Перо» г. Москва, за свой счет.

  • Значимых публикаций нет.
  • Побед и лауреатств в лит.конкурсах пока нет.)
  • Пишу сказки для детей, иногда стихи. Рисую. Делаю иллюстрации.
  • Могу работать в редколлегии,  в жюри конкурсов (если это возможно), работать с детскими произведениями. Поскольку работаю в детском саду и активно сотрудничаю с юиюлиотекаами острова, могу попробовать наладить связь с детскими садами, библиотеками в своей области и городе, для закупки в библиотеки, в ДУ, в детские дома наших книг, нашего журнала «Аватарка».

Глава первая  (из сказки «Шустрик, Нюха и другие»)

Дядюшка Альберт Штайн

 

         На окраине маленького города Х. есть старенький магазинчик под названьем… Вот так-так, а название-то я и позабыла. Кажется, он называется… Нет, не так. Впрочем, название самое обыкновенное, и ты не раз уже слышал его, дружок, ведь мы его очень часто видим на витринах разных детских магазинов. Давай-ка лучше условимся, что называться этот магазинчик у нас будет так, как назовешь его ты, а? Именно так, как должен называться, по-твоему, такой вот миленький детский магазинчик. Договорились? Ну и ладно.

         Я думаю, что дядюшка Альберт совсем не будет против. Ах да, я совсем забыла! Ведь я не назвала продавца в этом магазине! Ай-ай-ай! Ну, что ж, знакомьтесь. Это дядюшка Альберт Штайн, очень добрый старичок. Он является владельцем этого магазина, ну, и продавцом одновременно. Дядюшка Альберт – хозяин всех игрушек, которые стоят у него на прилавках.

         Все эти маленькие комочки когда-то были кусочком плюша или меха, а сейчас превратились в живых (именно, живых!) зверушек. Странно, что этих маленьких куколок, набитых ватой, я называю живыми? Вовсе нет, малыш, ведь они ожили после того, как тетушка Штайн, жена дядюшки Альберта, вложила в них, помимо ваты, кусочек своего сердца, своей души. Так иногда бывает, если ты любишь свое творение и, как говорится, вкладываешь в него всю душу. Все эти зверушки сшиты руками доброй тетушки Штайн. От своей бабушки она получила в наследство секрет изготовления живых игрушек, и теперь создавала этих чудных малышей.

         Ты их всегда узнаешь среди других покупных игрушек – ведь они живые. И каждый живет своей жизнью, у каждого свой характер.

         Вот скромный, застенчивый поросенок Хрюка.  Он обожает банановые конфеты, но больше банановых конфет… Но - тсс! Это пока тайна. Хрюка рассказал мне об этом по секрету, но так уж и быть, я поведаю вам эту тайну чуть-чуть попозже. Но вы должны обещать, что никому ни слова!

         Ну, у зайца Лопоухина всегда такой взлохмаченный вид. Носится как угорелый – то туда, то сюда. Ничего не поделаешь, работа такая. Все-таки почтальон.

         А это – интеллигентный леопард. Да, малыш, именно, интеллигентный, другими словами не скажешь. Ведь он получил высшее образование в школе леопардовой философии. Шутка ли – сдать на «отлично» все экзамены по рассуждению, интеллигенции, по утроумыванию, зубополосканию, ежедневному  (ужас!) причесыванию, вовремязасыпанию и т.д. и т.п. И во всем этом наш леопард Леонардо весьма преуспел и теперь слыл самым образованным леопардом.

         А вот веселый бельчонок Нюха, такой же сорванец, как и Шустрик. Почти все проказы и шалости они затевают вместе, но вот достается ему за это чуть меньше. Во-первых, он младше на целую неделю, - тетушка Алиса сшила его позднее, - ну, а во-вторых, никто и никогда не переубедит дядюшку Альберта в том, что кто-то еще, кроме Шустрика,  может выдумать что-либо подобное.

         Ну, а сам-то Шустрик где? На верхней полке, где он обычно сидит, когда в магазинчик приходят покупатели, его нет, да и в коробках что-то не видно. Озорник, наверное, опять убежал в чулан – учиться мастерству у настоящих мышей. Ты не поверишь, дружок, но наш игрушечный мышонок водит дружбу не только с игрушками, но и со своими «братьями старшими», то есть настоящими мышами. У них он учится мышиным повадкам, и до того уже дошло, что его подчас не отличишь от живого мышонка, особенно если он снимет свою замечательную голубую курточку. Да уж, подвижности Шустрику не занимать! Правда, ему нередко достается от дядюшки Альберта, и, несомненно, доставалось бы больше, не будь он Шустриком. Но хлопот он причиняет немало. Предположим, пришли в магазин покупатели, и мышонок приглянулся белокурому малышу с голубыми глазами. Он протягивает ручонки к игрушке  и просит маму купить ему милую зверушку.  Мама обычно очень скоро соглашается – уж очень хорош будет подарок, - и уже достает кошелек, как вдруг шух! – и нет Шустрика. Ищи ветра в поле!

         И приходится дядюшке Альберту говорить, что игрушка не продается.

         - Так уберите же ее с прилавка! – восклицает разгневанная мама. – Не дразните детей!

         Дядюшка Альберт виновато разводит руками и бормочет извинения, а малыш рыдает, плетясь следом за мамой. Хорошо, если в такую минуту поблизости оказывается тетушка Алиса. Уж она-то умеет уладить любую ситуацию, и глядишь – уже через пять минут обиженный малыш улыбается, вытирая слезы,  и прижимает к груди другую понравившуюся игрушку, а обрадованная мама целует свое чадо и смеется вместе с ним.

         Но настоящая буря начинается, когда за успокоенными покупателями закрывается дверь.

         - Шустрик! Ах ты,  негодник такой! – Дядюшка в ярости потрясает палкой. Но того уже и след простыл.

         Когда такое случается, а также когда Шустрик сознает, что нашалил через край, он исчезает на определенный срок – пока страсти не утихнут. В таких случаях дядюшку лучше не беспокоить, не попадаться «под горячую руку». Мышонок очень хорошо знал своего любимого дядюшку. Часа два-три тот будет злиться, ругая Шустрика на все лады. Затем медленно пойдет на кухню, грохнет на плитку чайник, усядется на табуретку или в свое любимое кресло и еще долго будет сидеть, насупившись, и кипятиться, как вода в чайнике, - до тех пор, пока не придет тетушка Алиса и не поставит на стол маленькую баночку с его любимым клубничным джемом. И только тогда дядюшка подберется к столу и  направит свои мысли в другую сторону.

         Вот лишь сейчас, когда он с довольным видом попивает чаек и поглощает один за другим маленькие сладкие бутербродики, - лишь сейчас, знает мышонок,  можно выбираться из своего убежища и идти на перемирие. А тетушка, уж конечно, защитит, как всегда, своего любимца, - в этом у Шустрика нет никаких сомнений.

         Потом настанет вечер, и они все – дядюшка Штайн, Шустрик и другие обитатели чудесного магазинчика - будут сидеть у жарко натопленного каминчика и слушать интересные сказки тетушки Алисы про ведьм, домовых, глупых королей и ловких разбойников. Шустрик, конечно же, будет качаться на лошадке-качалке и представлять себя главным разбойником, который вновь одурачил глупого короля, забрав у него все золото.  Огонь будет тихо потрескивать в камине, из него будут вырываться маленькие искры, а маленький мышонок будет представлять, что это золотистые пчелки, прилетевшие из далекой сказочной страны, - представлять до тех пор, пока его крохотные блестящие глазки-бусинки не сомкнутся, и он не заснет крепким сном.

         А утром все начнется сначала…

 

Четыре подковы (отрывок)

            Где и когда это было, сейчас уже и не вспомнишь, а только жил в одном селе Иван, добрый да славный парень. И всего богатства-то у него было, что ветхая избушка да мать-старушка.

         А рядом с ним жил богач-сосед, мужик хитрый и завистливый; и хозяйство у него было,  как водится, -  дом белокаменный, амбары полные, в общем,  все как полагается.

         И вот пришло время в той деревне мужикам жребий тянуть, кому на солдатскую службу отправляться. А здесь, как известно, разбору-то нет, богатый, бедный ли, - все одно. И выпал жребий на этот раз богатею. Хочешь-не хочешь, а служить надо, против царского указа не пойдешь. 

         Позвал тогда богач Ивана к себе домой и говорит:

         - Видишь ли, сосед, какая штука получается. Выпало мне в этом году в рекруты идти, так вот ума не приложу, что мне делать.

         - А что делать? – отвечает Иван. – Известное дело, на службу отправляться, судьба уж,  видно, такая.

         - Судьба! - хмыкнул богач. – Судьба, сосед, штука переменчивая, нынче так повернется, а завтра эдак. Ты вот лучше послушай, что  я придумал. Отправляйся-ка ты вместо меня, а? Тебе терять нечего, гол как сокол, а у меня, сам понимаешь, хозяйство без присмотра останется…

         - Ну и хитер ты, сосед! – усмехнулся Иван. – У тебя богатство без присмотра, а у меня матушка старая, кто о ней позаботится, коли меня в солдаты заберут?

         - Я позабочусь, не сомневайся! Будет у меня как сыр в масле кататься, в шелках ходить, пока ты, Ваня, за меня службу отслужишь. А уж потом, как вернешься, так и заживете вместе, я тебе хорошо заплачу.

         Подумал Иван, подумал, да и согласился. Нелегка, конечно, солдатская служба, да не вечна, а мать зато в сытости и довольстве жить будет. На том они и порешили.

         Отслужил Иван три года верой и правдою, отличился в боях, да только здоровье свое подорвал, и был отправлен досрочно домой. Выдали ему небольшую пенсию, дали коня, чтоб до дома добрался,  да и отпустили восвояси.

         Возвращается он  домой, а сам думает: «Ничего, главное, жив остался. Жаль,  ноги еле двигаются,  зато лошадь есть, а лошадь в хозяйстве, как известно, первая кормилица. Вот еще и деньжатами  наградили, да и сосед расплатиться обещал… Вернусь к матушке, да и заживем мы с ней припеваючи.»

         Весь день Иван ехал без отдыха, желая скорее домой вернуться. Путь  неблизкий, а дело уж к вечеру. Заехал он на постоялый двор, чтобы ночь скоротать, а назавтра снова в дорогу отправиться. Вышел ему навстречу цыган – в красной рубахе шелковой, платком синим подвязан, на ногах сапоги новые со скрипом, а в ухе золотое кольцо болтается, - не иначе, как цыганский барон.  Увидал он Ивана и зацокал языком:

         - Ай да добрый конь у тебя, служивый! Не хочешь продать? Хорошо заплачу.

         - И хотел бы, да не могу. Он мне заместо  ног, сам-то, видишь, еле двигаюсь.

         - Ай-ай! – покачал головой цыган. – Видать,  нелегка солдатская служба. Ну, коли так, пойдем в трактир, угощу тебя вином сладким, а ты мне о своем житье-бытье расскажешь.

         - Да неужто ты запросто так угощать меня хочешь? – усмехнулся солдат. – Знаю я вас, цыган, обманете и не задумаетесь. Вам верить нельзя.

         Посмотрел цыган на него пристально, подошел ближе и сказал тихо:

         - Не там ты, солдат, веру ищешь, а там, где есть она, сомневаешься. Позже узнаешь,  о чем слова мои. Пойдем,  не бойся, я тебя не обману.

         Привязал Иван коня, дал ему сена, воды напиться, а сам пошел вслед за цыганом. Выпили они по чарочке, разговорились. Иван и рассказал ему все – как на службу попал, как ранение получил и чуть вовсе ног не лишился, и как торопится он домой,  к родной матушке. А  цыган слушает молча, да все подливает ему вина. Захмелел Иван, да и уснул вскоре. И приснился ему сон страшный, будто вышел он утром с постоялого двора, а коня его доброго и след простыл. А цыган будто бы стоит рядом, ухмыляется и шепчет ему:

         -  Не поверил ты мне сначала, солдат, теперь пеняй на себя. Проучу тебя немного. Слушай внимательно и запоминай: коня своего ты уже не вернешь, от него лишь подковы остались. Возьми их с собой, увидишь,  что будет. Можешь делать с ними что хочешь, но одна подкова должна остаться у тебя, что бы ни случилось. Что бы ни случилось,  запомни!..»

         В ужасе проснулся Иван, бросился на улицу, глядь – а коня-то, и вправду, нет. Лежат на соломе лишь четыре железные подковы. Сунул он руку за пазуху – и кошелек с деньгами пропал. Кинулся цыгана искать, да где уж его сыщешь! И залился солдат горькими слезами.

         Поплакал-поплакал,  да делать нечего. «Авось с Божьей помощью доберусь как-нибудь до дома, - подумал Иван, - а там видно будет.» Взял он подковы, не думая, положил их за пазуху, и поковылял куда глаза глядят.

Добрел потихоньку до церкви, зашел помолиться, а на выходе увидел старушку на паперти, всю в лохмотьях. Сидит она,  сгорбившись, глаза от людей прячет, видно, не привычно ей милостыню просить. Вспомнил солдат свою матушку, прослезился, машинально полез за кошельком, да вспомнил, что сам ни с чем остался. Нащупали пальцы лишь железную подкову. «Что ж делать, отдам хоть подкову, - думает, - может,  продаст она ее кузнецу, какую копейку выручит.» Сделал так и пошел дальше.

         Шел он долго, не разбирая дороги, ночевал, где придется – в поле, в лесу ли, в овраге, питался одними кореньями, грибами да ягодами,  что найти удавалось. И вот застигла его как-то  ночь в лесу. А Иван уж совсем из сил выбился от голода да усталости. Забраться бы на какое-нибудь дерево ночь переждать, чтобы волки не съели, да как же с больными ногами по деревьям лазать? «Эх, видно, здесь помирать мне  придется,» - подумал Иван, и вдруг споткнулся о какую-то корягу и упал. Вылетела у него из-за пазухи одна подкова и отлетела куда-то в сторону. Стал он шарить по земле, искать ее, да в темноте ударился головой об дерево и потерял сознание.

         Очнулся Иван на рассвете. Сел на траве,  повертел головой в разные стороны – живой, только голова немного побаливает. Смотрит, из-под  земли корень дерева выбивается, а под ним лежит его подкова. Нагнулся солдат, чтобы взять ее, а она будто под землю ушла. Что за черт, думает, и стал в том месте копать. Чем дальше копает, тем глубже подкова в землю уходит. Разобрало его любопытство, решил он во что бы то ни стало ее достать. Наконец ухватились пальцы за что-то железное. Рванул он изо всей силы, не поддается. Дернул еще раз, и вытянул из-под земли сундук. Открыл его, а в нем добра всякого полным-полно – и золото, и драгоценности, и монеты разные.

         - Вот так подкова! – засмеялся Иван. – Видно, и вправду, цыган проучить меня хотел. Ну, коль доведется увидеться с ним еще, в ноги ему поклонюсь и отблагодарю по-царски...

 Поздравляем!

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 124 раз

Последнее от Татьяна Шипошина. * Главный литературный редактор ТО ДАР. Председатель ТО ДАР

Люди в этой беседе

Комментарии (2)

Лена, Поздравляю.

  Вложения

Знаю этого Автора. Очень хорошо пишет! Елена, поздравляю!

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением