Не улетай, Вьюрок!

Автор :

Не улетай, Вьюрок!..

I

О, глядите, Вьюрок! – крикнул кто-то из ребят. Пятиклассники оживились, заголосили.

−Ха-ха-ха!

− Прилетел!

− Явился − не запылился!

− Ещё как запылился! – Староста Лиза Кичайкина оценивающе посмотрела на Юрку и брезгливо сморщила носик. – С пруда, наверное, идет. Или с огорода…

− С помойки! – безжалостно вставил кто-то.

− Пошли вы!.. – огрызнулся Юрка Вьюрков. Он боком прошел по классу и схоронился на последней парте.

Он бы сейчас с удовольствием ушёл из класса. Сиганул прямо в окно, благо первый этаж. На волю! Подальше от белоснежных стен, блестящих парт, нарядных одноклассников с их яркими первосентябрьскими букетами. Уж очень всё это не вязалось с Юркиными взъерошенными волосами, поношенным пиджаком и повядшей веткой хризантемы, лежащей на краю его парты.

В класс вошла учительница, их новый классный руководитель. Ребята отстали от Вьюрка и повернулись к ней. И Юрка тоже посмотрел на неё. Их прошлая классная была старой, как его бабушка. А эта совсем-совсем молодая. Смотрит на всех, улыбается… И на него смотрит! Юрка смутился, опустил глаза.

Учительница поздоровалась с классом и только назвала себя, как Лиза тут же подняла руку.

− Наталья Алексеевна, Наталья Алексеевна, а Вьюрок, то есть Вьюрков ругается!

«Ну, Кичайкина!.. – Юрка ещё ниже опустил голову, к самой парте. – Сейчас выгонят. Точно… Ну и ладно!»

Но Наталья Алексеевна молчала, с вниманием глядя на Юрку. На его растрепанную белокурую голову, загорелые лицо и руки, которым, казалось, тесно было в узких рукавах пиджака…

Наталья Алексеевна много слышала о нём. Вьюрка знала вся школа! Первая учительница с возмущением поясняла, что он лодырь и прогульщик. Рассказывала, что семья у него неблагополучная. Матери не до него, а отчим только лупит. И ещё сочувствовала Наталье Алексеевне, что теперь он достался ей…

− Вы ещё про Вьюркова не то узнаете! – неожиданно снова вставила своё слово неугомонная Лизка.

И Наталья Алексеевна вдруг поймала себя на мысли, что не против была узнать. Объясняя урок, она с нет-нет, да и обращала участливый взгляд на последнюю парту.

Вьюрок скучал. Ёрзал на стуле, смотрел в окно. А со звонком вскочил с места, собираясь выпорхнуть за дверь.

− Наталья Алексеевна, это вам! − Возле стола оказалась Лиза с букетом. – Мы для вас с мамой самый лучший выбрали.

− Спасибо, − улыбнувшись, поблагодарила Наталья Алексеевна и окликнула. – Юра!

Вьюрок вздрогнул, обернулся уже от самой двери.

− Что же ты цветы на парте оставил? Красивые ведь. Завянут!

Юрка быстро взглянул на неё, по доброму лицу понял – не издевается, и от этого смутился еще сильней. Но всё же вернулся за своей хризантемой и осторожно положил её на край учительского стола…

II

Наталья Алексеевна, молодая, улыбчивая, в светлом плаще, в туфельках на каблуках, неторопливо шла по посёлку. После нескольких дождливых дней вновь выглянуло солнце. Оно грело по-летнему, и на душе у учительницы было безоблачно и радостно. Она шла, любуясь обновлённой после дождя, всё ещё летней природой. Любимый, родной посёлок! Вот сейчас за поворотом её встретит тихий пруд в зелёных камышах, а за ним, на холме, − школа. Как хорошо, что сегодня к третьему уроку и можно не спеша пройтись.

Идиллию нарушил телефонный звонок. Звонила завуч.

− Наталья Алексеевна! − сердито заговорила она. – ЧП у нас! Вьюркова нет. Уже два урока. Прогуливает, надо полагать. Принимайте меры.

Наталья Алексеевна заторопилась в школу, но вдруг глянула в сторону пруда, и в груди взволнованно стукнуло:

«Да вон же он!.. Эх, Вьюрков!»

А сердце Юрки готово было выпрыгнуть из груди.

«Она! Во, попал! Откуда она узнала, что я здесь?!.. И главное, клюет, клюет же!..»

− Клюет! – вдруг крикнула учительница. − Тащи!

Юрка от неожиданности опешил, но всё же дёрнул удочку, и в воздухе затрепыхался серебристый карасик.

Наталья Алексеевна подошла к Юрке.

– Красивый! И куда ты их? Кошке?

− Отпускаю.

Учительница одобрительно кивнула и вдруг попросила:

− А можно я тоже попробую?

Юрка в недоумении пожал плечами.

− Не волнуйся, я ловила раньше.

Она ловко насадила на крючок наживку, забросила удочку. Поклёвка. Подсечка. И вот на траве у её ног уже бьётся такой же серебристый карасик.

− Ого! – удивлённо протянул Юрка. – А у вас хорошо получается.

Наталья Алексеевна была сейчас похожа не на учительницу, а на старшеклассницу из их школы.

− Ну что, пошли? − улыбнулась «старшеклассница».

− Куда?

Она посмотрела на него и серьёзно сказала:

− В школу. Я очень хочу, чтобы и у тебя тоже всё получалось…

III

Третьим уроком была литература. Наталья Алексеевна вошла в класс и снова стала не старшеклассницей, а учительницей. Спрашивала, ставила оценки, рассказывала… В этот раз про Ломоносова. Ребята внимательно слушали. И Юрка тоже. И наблюдал за ней украдкой.

Оказывается, этот самый Ломоносов был сыном бедного рыбака и жил на севере, но так хотел учиться, что пешком пошёл далеко-далеко в Москву. И всему выучился: и астрономии, и химии, и стихи писать. Потому что захотел. Даже университет в его честь назвали… В общем, нормальный такой был, этот Ломоносов…

Урок подходил к концу.

− Ребята, − сказала Наталья Алексеевна, − стихотворение Михаила Васильевича Ломоносова вы должны выучить наизусть. Все! – Её взгляд остановился на Юрке. За ее взглядом проследила Лизка и тут же подскочила со своего места.

− Наталья Алексеевна! Вьюрков не выучит! Он никогда ничего не учит! И не знает ничего!

Наталья Алексеевна резко поднялась из-за стола. Лицо ее стало сердитым.

− Лиза, скажи нам, пожалуйста, в каком году родился Михаил Юрьевич Лермонтов?

Кичайкина растерянно захлопала глазами.

− А где прошли детские годы Николая Алексеевича Некрасова?.. − Кичайкина молчала. − Что же ты так? − строго, с нажимом спросила Наталья Алексеевна. – Вы же говорили об этих поэтах в начальной школе. Я, конечно, сейчас могу поставить тебе «2», но не буду. Просто хочу, чтобы ты навсегда запомнила, прежде чем обвинить кого-то, всегда начинай с себя.

Лизка надулась, а Наталья Алексеевна села на своё место. Она не смотрела на Юрку, но если бы вдруг решила взглянуть, то обязательно прочитала в его глазах удивление и… благодарность.

IV

На следующий день Наталья Алексеевна сидела в своём кабинете и проверяла тетради. За окном было солнечно, а на душе грустно. Вспоминалось недавнее совещание. Все опять говорили о её Вьюркове. «Не приносит, не слушает, не учит!» Эти «не» сыпались на неё со всех сторон.

− Не делал он никогда домашние задания и не будет! – словно убеждали друг друга коллеги. – А лет в 14 вы его вообще в школу не затащите. Что ж непонятного: уличный он! Ну да, − невесело хохотнул кто-то из учителей, − вьюрок, он и есть вьюрок, − птица перелётная. Как его удержишь…

В дверь постучали. Наталья Алексеевна, вздрогнув, подняла глаза. На пороге стоял Юрка. Он переминался с ноги на ногу, изучая носы ботинок, и, наконец, решился:

− Я …я… стих выучил.

Наталья Алексеевна кивнула, пытаясь унять сумасшедшее биение сердца. А в двух шагах от неё так же громко стучало ещё одно. Юрка рассказывал стихотворение, а она с затаённой радостью смотрела на него и тихо просила: «Ты только не улетай, Вьюрок, слышишь! Только не улетай…»

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 699 раз

Последнее от Светлана Сорока

Люди в этой беседе

Комментарии (4)

  1. Светлана Сорока

Евгения, добрый вечер! Я не спорю, пусть будет двойной).

  Вложения
  1. Евгения Шапиро

Добрый рассказ. И почему-то подумалось, что это может быть для взрослых. Ох, не лёгкая жизнь у учителей.)
А что скажет современный ребёнок - не...

Добрый рассказ. И почему-то подумалось, что это может быть для взрослых. Ох, не лёгкая жизнь у учителей.)
А что скажет современный ребёнок - не знаю. Здесь слишком всё правильно?
Значит, с мальчиком хулиганистым так деликатно, с пониманием, себя вела, даже рыбку половила и не ругала, что прогуливал - а девочку, пусть ябеду, но она тоже ребёнок и старается делать, как лучше, как ребёнок это понимает, - можно так при всех осадить?

Подробнее
  Вложения
  1. Светлана Сорока    Евгения Шапиро

Здравствуйте, Евгения! Спасибо за отзыв! Да, рассказ для подростков и для взрослых... Так за дело же осадила). А парнишку жалко...

  Вложения
  1. Евгения Шапиро    Светлана Сорока

Это право автора, но для меня это двойной подход: мальчика не обижать за прогул, пожалеть, деликатно с ним, а девочку ударить словом при всех. Она...

Это право автора, но для меня это двойной подход: мальчика не обижать за прогул, пожалеть, деликатно с ним, а девочку ударить словом при всех. Она не заслужила уважения, как человек? А как живёт девочка? Может, у неё тоже проблемы. Интересно, учитель думала, что после этого она не сломает девочке психику? Не подорвёт доверия?

Подробнее
  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением