Трофим рос смышлёным мальчишкой. В свои неполные двенадцать лет он легко решал задачи по алгебре соседу-шестикласснику и свободно разговаривал на английском с афро- студентом – дружком соседки Маринки. Одноклассники называли Фимку «ботаном», но дружелюбно, потому, что у него всегда можно было списать вариант контрольной или перевод текста с английского на русский. Жил мальчишка вдвоём с мамой в крохотной однокомнатной квартирке с частичными удобствами, на зарплату хирургической сестры, работающей на полторы ставки, но, тем не менее, едва сводившей концы с концами. Никаких навороченных смартфонов, планшетов, беспроводных наушников и прочих новомодных гаджетов у него сроду не водилось, одет был он скромно – дешёвая курточка и ботинки да обязательная школьная форма: брюки и пиджак в крупную клетку; не принимал участия в квестах, не тусовался после уроков в городском парке. Фима всегда спешил домой и с удовольствием выполнял домашние задания и читал книги. Да и хозяйственные обязанности по дому, пусть без особого желания, но всё же не упускал из вида – мыл посуду, полы, смахивал пыль с многочисленных книжных полок, иногда готовил ужин, чтобы сделать приятное маме. Вот и сегодня, наспех пообедав, он принялся за уборку квартиры, потом решил начистить картошки для пюрешки к сосискам, которые по пути домой прикупил в соседнем супермаркете на сэкономленные деньги. Собрав в пакет очистки и прочий накопившийся мусор, Фима поспешил вынести их в мусорный бак, тем более для этого был ещё один повод: у мусорки его ежедневно поджидал котёнок Мурлыка - мальчик подкармливал малыша и очень жалел. Мама не разрешила взять котёнка в квартиру – она боялась за его жизнь. Пожилая соседка баба Клава ненавидела котов, кот Маркиз, живший у Трофима и его мамы три года, однажды неосмотрительно покинул пределы их жилплощади и пострадал от ярой ненависти злой старухи, прямиком отправившись в кошачий рай. Фиминому горю не было предела.
Мусорные баки располагались в соседнем дворе. Фима избавился от мусора и, развернув целлофановый пакетик с заготовленной для котёнка едой, громко позвал Мурлыку:
– Кис-кис-кис!
В ответ он услышал какой-то невнятный звук, похожий на стон, доносившийся с другой стороны баков. Мальчик обошёл их, и его взору предстала картина: на картонной коробке из-под холодильника лицом вниз лежал человек. Очень худой, в чёрных замызганных джинсах, толстом тёмно-синем шерстяном свитере, густо изъеденном молью, с длинными засаленными волосами, собранными на затылке в хвост, он был похож на подростка то ли женского, то ли мужского рода. Трофим растерялся и немного испугался. Подхватив на руки подбежавшего к нему котёнка, сделал несколько шагов в сторону стонущего человека. И тут во двор с гиканьем и криками на модных новеньких велосипедах заехали мальчишки с параллельной улицы. Возглавлял процессию Витёк – тринадцатилетний паренёк. Он, увидев лежавшего человека, с презрением выкрикнул:
– Пацаны, гля, наш бомжара сюда перебрался! А я думаю, куда он уполз? – И, подъехав к нему почти вплотную, добавил: – Эй, чучело, вставай и вали отсюда! Никакой жизни от этих ничтожеств нет!
Человек не шелохнулся и даже не простонал. Тогда Витёк, протрубив победный клич ,сделал круг по двору, набрав высокую скорость, решил переехать колёсами лежащего человека. Так и случилось бы, но Фимка стремительно кинулся наперерез.
– Не смей!– выкрикнул он и зажмурил глаза навстречу летящему на него велосипеду. Ему было страшно, руки, прижимающие к груди котёнка, которого он не успел опустить на землю, мелко-мелко дрожали.
– Что вы творите? – прошептал мальчик. – Как же так можно? Это же человек! К тому же – больной и не может вам ответить!
– Брысь отсюда, ботан! – раздалось в ответ. – А то и тебе сейчас накостыляем! Защитничек выискался!
– Это что тут за война? – вместе с визгом тормозов донёсся до мальчишки сильный мужской голос, наделённый стальными нотками. Фима открыл глаза и увидел идущего в сторону баков мужчину среднего роста, спортивного телосложения. В одной руке он нес большой мусорный пакет синего цвета, а в другой - матерчатый мешочек от пылесоса, которые использовались в моделях ещё прошлого века. Быстро оценив обстановку, мужчина освободился от мешков и подошёл к бомжу, легонько похлопал его по плечу, потом пощупал пульс. Нахмурившись, грозно посмотрел на мальчишек:
–Это кому же такая идея в голову пришла – человека до смерти задавить?
–Мы не давили, мы хотели прогнать! Он – алкаш конченый и вонючка! – наперебой стали оправдываться велосипедисты. – От таких - одни гадости на Земле!
– Хмм… Неужели? А я думал, что гадости от таких бесчеловечных недоумков, как вы! – Мужчина криво усмехнулся.
– Ему плохо! Он – больной! – с большим волнением сказал Фима. – В больницу нужно его отвезти.
– Верно, малец! Именно в больницу! Вот мы сейчас «скорую» и вызовем. – Мужчина достал из кармана спортивного костюма телефон, набрал номер и твёрдым, уверенным голосом продиктовал адрес, потом велел мальчишкам на велосипедах «исчезнуть с его глаз раз и навсегда» и, протянув руку Фиме, представился:
– Андрей Ильич!
Фима смутился и растерялся, но всё же протянул свою в ответ.
–Трофим! – сказал он негромко и опустил Мурлыку рядом с едой.
–Ты, Трофим, – молодец! Мамка с папкой гордиться должны! Настоящего мужика вырастили!
– А мы с мамой вдвоём живём, – ответил мальчик. – Вот в этом доме, – и показал рукой в сторону своего дома.
– Вон оно как! А я в этом, – кивнул в сторону трёхэтажки Андрей Ильич. – Недавно переехал! Завершаю уборку после ремонта. Нам с тобой, брат, теперь нужно «скорую» дождаться. Похоже, совсем человеку худо, пульс слабый, да к тому же он ещё и без сознания. – И, присев рядом с котёнком, погладив его по спинке, спросил: – Твой?
–Нет! – ответил Фима. – Это Мурлыка, я его подкармливаю, он тоже бездомный. Взял бы к нам, да мама не разрешает.
Во двор заехала машина «скорой помощи». Андрей Ильич помахал им рукой. Осмотрев бомжа, медики с помощью Андрея загрузили больного и увезли. Сказали, что в первую городскую.
– Моя мама там работает! – гордо сказал Фима. – Вечером расспрошу её о состоянии этого незнакомца.
– Ну, вот и славно! А я, если позволишь, котёнка к себе заберу. Я – одинокий, и он – одинокий! Вдвоём нам будет веселее! Если захочешь проведать своего друга, заходи к нам в гости. Вон видишь, два зелёных окна на втором этаже? Теперь Мурлыка там проживать будет. Бывай, герой! – и крепко пожал Фимке руку.
Часто бывать в гостях у Мурлыки и Андрея Ильича у Фимы не было возможности – подходил к концу учебный год. Мама в свободное от основной работы время, подрабатывала на другой. 21 мая, в воскресный день, у Фимы был день рождения, а у мамы случился редкий выходной. Порадовавшись такому волшебному совпадению, решили они отпраздновать двенадцатилетие парня в городском парке, в маленьком летнем кафе на берегу пруда, полакомиться чем-нибудь вкусненьким, просто провести время вдвоём. Звучала музыка, ярко светило солнце, громкий смех раздавался со всех сторон; счастливые мама с сыном, держась за руки, шли по тропинке цветущего парка, а навстречу им шёл Андрей Ильич и широко улыбался.
– Мама, познакомься, пожалуйста, с хорошим человеком, о котором я тебе рассказывал. Он больному бездомному «скорую» вызвал и Мурлыку приютил. – Фима смотрел на маму сияющими глазами.
– Андрей! – слегка смутившись, протянул руку мужчина, успевший оценить очарование и нежность Фиминой мамы.
– Рита! – отвечая на рукопожатие, зарделась женщина, уловившая восхищённый взгляд. – Рада познакомиться со спасителем Сергея, – и, увидев вопросительный взгляд собеседника, добавила: –Так зовут спасённого Вами больного. Кстати, если бы его не привезли в больницу, он вряд ли бы до утра дожил. Пневмония – очень коварная болезнь! Но, к счастью, теперь уже выздоровел – тихий и безобидный человек, да ещё и руки золотые! Он в нашей больнице отремонтировал всё, что требовало ремонта. Сейчас при котельной живёт, главврач разрешил. А там, глядишь, жизнь у него и наладится.
– А мы в кафе! У меня сегодня Днюха! – радостно сообщил Фима.
– Поздравляю! Значит, ты теперь совсем взрослый! – Андрей снял висевший у него на шее фотоаппарат и перевесил на Фимину: – Дарю!
–Нет! Что вы! Нельзя! –забеспокоился мальчик, с надеждой посмотрев на маму. – Это дорогой подарок!
– Бери! Бери! Мне он без надобности! Таскаю повсюду с собой, а фотографировать не особливо-то и люблю. Щёлкну для порядка пару раз, на том и всё. – И, жестом предупредив возмущение Риты, добавил: – Не хотите же вы меня обидеть, друзья мои? Это подарок от чистого сердца! Как говорится – дареному коню в зубы не смотрят!
– Спасибо вам, Андрей! – Рита на удивление сыну и себе не стала сопротивляться. – Неловко как-то вышло, но, может быть, вы с нами в кафе?
– А вот это непременно! – засмеялся Андрей. – Только, чур, я на правах мужчины угощаю именинника и его славную маму!
Счастливый Фима шёл впереди и щёлкал фотоаппаратом налево и направо, позади шли мама и дядя Андрей, они очень живо о чём-то беседовали, словно были знакомы сто лет, не меньше. Трофим был смышлёным мальчиком, он очень хорошо понимал, что между взрослыми проскочила искра - именно так называли в фильмах о любви то, что случилось сегодня с его мамой и бывшим подводником Андреем Ильичом.

 

 

 

 

Поделившись с друзьями, вы помогаете нашему движению
Прочитано 236 раз

Люди в этой беседе

Комментарии (2)

  1. Светлана Донченко

Мне очень нравятся современные дети. Они отличаются от предыдущих поколений отчаянной смелостью, умением принимать добрые решения. Встречаются...

Мне очень нравятся современные дети. Они отличаются от предыдущих поколений отчаянной смелостью, умением принимать добрые решения. Встречаются среди них и трудные, но все дети приходят в этот мир совершенными, только вот, попадают они в несовершенный мир... Детям нужно помочь и я считаю что это задача современных писателей.
Благодарю Вас, Эльвира, за внимание.

Подробнее
  Вложения

Фимка - молодец.

  Вложения
Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте Ваш комментарий

Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 2)
Поделитесь своим местоположением